Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев: лучшие и худшие наряды звезд на «Новой волне-2014»

По традиции вот уже несколько лет подряд в июле весь цвет российского шоу-бизнеса стекается в Юрмалу на музыкальный конкурс «Новая волна». Наш постоянный эксперт историк моды Александр Васильев — о самых ярких, необычных и откровенно неудачных звездных нарядах.

«Я сам только что вернулся из Юрмалы, — начинает рассказ Александр Васильев . — К сожалению, дела не позволили мне задержаться там и побывать на открытии очередного музыкального конкурса «Новая волна», но я посетил другой фестиваль — «Голосящий КиВиН». Он проходит в том же старинном концертном зале, построенном, как я узнал, в 1936 году. В Юрмале жизнь течет размеренно: у моря гуляют отдыхающие, полно пенсионеров. На курортном променаде происходит бесконечная демонстрация бриллиантов и роскошных нарядов. То же наблюдаешь среди публики «Новой волны» — сейчас я сужу по прошлым конкурсам. У меня создалось впечатление, что праздник происходит скорее в зале, а не на сцене. Люди так кичатся тем, в каком ряду они сидят, кто их соседи, сколько раз их показали на большом экране, с какими звездами удалось сфотографироваться. Натуральная «ярмарка тщеславия»! Подчеркну, речь идет не об исполнителях, а о зрителях в зале. В принципе это легко объяснить: вряд ли кто-то из них сможет попасть на вручение премии «Оскар» или на Каннский фестиваль, а вот купить билет на «Новую волну» — задача вполне реальная. Хотя стоит он, надо заметить, весьма недешево — 300 евро. И это далеко не первый ряд! Посетить концерт в Юрмале — дорогое удовольствие, но люди стремятся туда.

Что касается тревог организаторов мероприятия по поводу будущего «Новой волны», то я могу дать им совет. Почему бы не перенести конкурс на крымский берег, куда-нибудь в Коктебель или Судак? Там море ничуть не хуже, а возможностей — еще больше!»

Платье не для пышного бюста

«Коралловое платье сидит на Анне Семенович как влитое и делает ее похожей на русалку. Но похвалить наряд не могу: платье дополнительно подчеркивает диспропорции в фигуре артистки. В данном случае грудь выглядит просто огромной, а руки — слишком худыми. Лично я не считаю, что это украшает женщину, особенно учитывая то, как вылезает бюст в районе декольте».

Вкус как шестое чувство. Можно ли его воспитать?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Zoom», меня зовут Таня Роднянская и со мной моя коллега Иран Баблоян.

И.БАБЛОЯН: Добрый вечер. Сегодня мы будем говорит о вкусе, что такое вкус. Это что? Что это такое? Шестое чувство? Или это как, я не знаю, что-то такое неуловимое абсолютно чувство? Об этом нам сегодня расскажет Мирослава Дума, обозреватель моды, учредитель культурно-благотворительного фонда «Планета мира».

Т.РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер.

Материалы по теме

На Ваш взгляд, чувство вкуса можно воспитать?

Т.РОДНЯНСКАЯ: А я напомню нашим радиослушателям, что у нас идет вебтрансляция на сайте «Эха Москвы» и на сайте RuTube в прямом эфире, где вы можете наблюдать нас и нашу очень милую гостью сегодняшнюю. Заходите и смотрите. И телефон для сообщений, на которые вы можете присылать свои вопросы, +7 985 970-45-45 . Мы ждем ваших вопросов.

И.БАБЛОЯН: Да, еще у нас будет 2 голосования. Вот так вот. А вас я хочу, Мирослава, спросить о том, что такое вкус?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Что значит «одеваться со вкусом»?

М.ДУМА: Может быть, наверное, это, все-таки, и шестое чувство. Потому что я лично убеждена в том, что… Знаете, вот, это как есть математический склад ума и есть гуманитарный склад ума. Вот я, например, когда училась в школе, очень тяжело мне давалась математика, зато шикарно писала какие-то, хотела сказать статьи. Это не совсем были статьи, сегодня это уже статьи.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Тогда это были сочинения.

М.ДУМА: Сочинения, точно – я уже даже забыла. Там мне легко давалась, наверное, история. Ну, в общем, такие, гуманитарные какие-то предметы. А вот здесь я абсолютно точно могу сказать, что я иногда вижу такие, очень яркие вкусы, точнее, яркие примеры…

М.ДУМА: Да, да-да-да. И я понимаю, что это или дано, или не дано.

И.БАБЛОЯН: Притом эти люди могут быть на 100% уверены, что у них есть вкус.

М.ДУМА: Вот это самое плохое, да. Потому что они это пропагандируют активно, и еще ужаснее, когда этот человек социальный, когда на него смотрят миллионы, даже тысячи людей. И это еще хуже, потому что эти девочки, которые на них смотрят, они думают: «Ну, наверное, это правильно, если их печатают в журналах, если их показывают по телевидению». Наверное, правильно.

И.БАБЛОЯН: Да, кстати, и в блоге вы можете убедиться в этом, который Таня написала.

М.ДУМА: Наверное, да, наверное, правильно, там, я не знаю, их разрезы, вырезы, оранжевые колготки и все вот эти…

И.БАБЛОЯН: Да, и стразы, и розовое.

М.ДУМА: И перья. Понимаете? Да, наверное, это все нужно и девочки этому примеру следуют, понимаете? Я считаю, что нужно, наоборот, пропагандировать – не люблю это слово, но тем не менее – сексуальность должна быть прикрытая, тогда она есть, сексуальность. Понимаете, да? Когда она открытая, то она уже никому не интересна, никому не нужна. Ну, уже все, и так, как бы, за вас открыли, показали. И это и нужно, наверное, показывать маленьким девочкам, девочкам постарше, у которых формируется вкус, формируются какие-то идеалы. Ну, в общем, нужно об этом.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А в каких же условиях можно формировать вкус, если его можно формировать? C детства?

М.ДУМА: Ну, наверное, читать соответствующую литературу, которая сегодня, слава Богу, выпускается, издается просто в нереальных количествах. Разные книги по истории моды, и сегодня, на самом деле, мода уже приобретает такой авторитет, и она настолько культивируется, согласитесь, да? Стоит только обратить внимание на те же фильмы, «Дьявол носит Прада», где редактора американского журнала «Вог» играет сама Мерил Стрип, правда? Ну, это, наверное, уже тоже о чем-то говорит. Ну вот сейчас, опять же, вышел еще один фильм про ту же Анну Винтур, который называется «September Issue», про сентябрьский номер «Вога», который готовится и, в общем, рассказывают, что это вообще библия моды и что ее приглашают все ведущие дизайнеры мира показать заранее коллекцию, и что, вот, если ей что-то в коллекции не нравится, они это убирают.

Т.РОДНЯНСКАЯ: О закулисье журнала.

М.ДУМА: Да, да. То есть реально показывают, что редактор моды настолько может быть авторитетен, что может руководить и указывать дизайнерам, что включать в коллекцию, а что выключать.

И.БАБЛОЯН: А я как раз хотела сказать про Анну Винтур. Она для многих является иконой стиля, но тем не менее… да ладно, для многих. Я вот, как раз таки – не делайте такие удивленные глаза.

И.БАБЛОЯН: Да. Но посмотреть, я не знаю, рейтинги какие-нибудь самых безвкусно одетых людей за 2008-й год, она его возглавляет.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Как такое может быть?

М.ДУМА: Вы понимаете… Вот, не знаю. Она настолько уважаемая женщина, настолько у нее богатый опыт, она настолько профессиональный журналист, что, наверное… Ну, не могу сказать, что настолько она безвкусна, сколько, может быть, не с идеальным чувством вкуса и стиля, как, например, могу точно назвать из ныне живущих Карин Ройтфельд – это главный редактор французского «Вога». Если сравнивать с ней, то, наверное, действительно, у нее совсем вкуса нет. Но при всем при этом она надевает, в принципе, последние коллекции от Прада. То есть она не надевает, простите меня, Роберто Ковальо. Я, может быть, совсем не дипломат, но, тем не менее. Она не надевает такие марки, которые, все-таки, говорят больше о том, что человек не понимает ничего в моде. Другое дело, что на ней всегда очень много цветов и перебор в каких-то разных оттенках плюс аксессуарах. Честно, для меня это тоже парадокс и загадка. Ну, наверное, на сегодняшний день она может себе позволить уже просто абсолютно все, потому что за плечами многолетний опыт и стаж, и, действительно, уже, наверное, не об этом.

И.БАБЛОЯН: Некоторым людям можно.

М.ДУМА: Не этим она, наверное, уже может сегодня заслуживать внимание и авторитет.

И.БАБЛОЯН: Хорошо, а вот такой вопрос. Одеваться со вкусом – это значит одеваться модно?

М.ДУМА: Нет. Наверное, нет. Потому что можно следить рьяно за модой, и при этом, все-таки, немножко промахнуться и одеться безвкусно. То есть, опять же, каждый человек должен изначально смотреть то, что идет по фигуре, по возрасту, по статусу, да? Это очень важно. И не переборщить с этим. А вкус – это абсолютно другое, отличное от моды. Можно, например, быть красиво одетым, быть всегда одетым по классике, как бы, в классическом стиле, и абсолютно невозможно будет придраться. И, опять же, сегодня мы живем в век индивидуальности. Мы сегодня не должны, знаете как в 60-е все резко стриглись коротко и носили платья-баллоны, в 70-е все резко тут же отращивали волосы, хипповали, в 80-е годы была сексуальная революция (мое нелюбимое слово), панковали. Ну, как бы, все должны были быть одинаковыми. Согласитесь, сегодня такого нету: кто хочет, ударяется в 80-е, кто хочет, носит исключительно костюмы, кто хочет, вообще в джинсах, кому как удобно с белой майкой. Абсолютно сегодня все свободны и кто как хочет.

Сегодня больше, наверное, уже мода пересекается с искусством, поэтому, наверное, сегодня больше уже ценятся такие дизайнеры, как, например, Раф Симонс, гениальный, который сегодня креативный директор Джил Сандер. Такие дизайнеры как, наверное, Стефано Пилати. Они не для всех понятны, они играют с формами, с пропорциями, они такие, очень…

И.БАБЛОЯН: Но они спокойных оттенков.

М.ДУМА: Они спокойных оттенков. Ну, если вы замечаете, они вот такие, какие-то очень.

И.БАБЛОЯН: Странных форм.

М.ДУМА: Да! Такие архитектурные, да? То есть это не леопардовая.

И.БАБЛОЯН: Они с кроем играют, да.

М.ДУМА: Да, это не леопардовое обтягивающее платье. Да, может быть, мужчины это не понимают. Мужчины эту моду категорически не приемлют и отвергают.

И.БАБЛОЯН: Им нужны платья с рюшечками.

М.ДУМА: Конечно. Чтобы было все да, в обтяжечку, видно. К счастью или к сожалению. Наверное, в моем случае к сожалению, потому что, ну, я считаю, что это, все-таки, не совсем правильно. Но, вот, есть такая, как бы, борьба. Да, мужчины и их женщины, которые хотят нравиться своим мужчинам. Соответственно, они не могут выбрать какой-то сумасшедший дизайн от, я не знаю, Виктора энд Рольфа, Джила Сандера опять же, Ив Сена Лорана от Стефано Пилати, или надевать это и быть непонятной своим мужчиной.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, все-таки, предлагаю вернуться к теме. Что должны сделать мамы, чтобы объяснить, чтобы воспитать в своих дочерях или не обязательно, сыновьях, может быть, хороший вкус.

И.БАБЛОЯН: Или папы, может быть, мужчины больше понимают.

М.ДУМА: Ну, если мама и папа видят, что ребенка заносит не в ту степь, тогда, наверное, нужно объяснять. Если мама и папа видят, что у ребенка в этом смысле все хорошо, то бывают еще, знаете, такие случаи, когда еще и мама с папой советуются у ребенка.

И.БАБЛОЯН: Ну, а как это объяснить?

М.ДУМА: А объяснить… Ну, девочке, наверное, очень легко сказать просто как, наверное, в какой-то момент.

И.БАБЛОЯН: «Больше ты это не наденешь».

М.ДУМА: Нет, ну, категорично так нельзя. Вообще, приставка «не» не очень хорошая.

И.БАБЛОЯН: Ой, у меня мама порой хотела выкинуть какие-нибудь мои рваные джинсы.

М.ДУМА: Знаете, как говорила моя бабушка, любимое нужно приговорить к сердцу. Когда ты по-хорошему, по-доброму объясняешь, рассказываешь, то у ребенка не открывается дух противоречия, ребенку не хочется бастовать и вроде как прислушивается. Поэтому всегда нужно очень по-доброму рассказать, объяснить, на каких-то примерах постепенно, и, вот, приговорить к сердцу, как говорится. И в этом смысле плюс девочкам, наверное, обязательно нужно объяснить, что лучше одеться скромнее, лучше взять интеллектуальными способностями, миловидностью, тем, что ты приятная, интеллигентная, умная, воспитанная, а не вдруг внезапно выросшей грудью или, там, длинными красивыми ногами. В этом смысле я иногда даже, наверное, соглашаюсь с арабскими правилами, с мусульманским миром о том, что женщина должна быть для всех закрыта. Конечно, не в таких экстремальных масштабах, как у них, но, тем не менее. Она показывается своему единственному мужчине, все. Никого другого не дразнит, не раздражает других женщин.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Как сейчас не дразнит Мирослава своим плечом. Обратите внимание, кто смотрит видеотрансляцию.

М.ДУМА: Точно! (все смеются)

Т.РОДНЯНСКАЯ: А сейчас я предлагаю послушать уличный опрос, который мы провели вместе с нашим корреспондентом. И мы спрашивали на улицах: «Как можно воспитать чувство вкуса?»

КОРРЕСПОНДЕНТ: Вкус может быть, а может и отсутствовать напрочь. Может быть, он как чувство ритма или юмора – либо есть, либо его нет вовсе. Мы обратились к людям на московских улицах с вопросом: можно ли воспитать вкус? Рубен работает в кино, считает, что чувство вкус закладывается с детства.

СЛУШАТЕЛЬ: Наверное, можно. Так же, как и воспитывают детей, также можно и привить чувство вкуса. Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка. Наверное, в этом тоже нужно, чтобы закладывалось это с самого рождения, чтобы родители давали понять ребенку, что такое хорошо, что такое плохо, наверное.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Татьяна, бухгалтер считает, что отличный вариант отдать ребенка в художественную школу.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, наверное, с детства. Когда ребенка отправляют в художественную школу, он там учится рисовать. Какие-то оттенки, краски. Я думаю, это уже чувство красоты, прекрасного и стиля какого-то придает, я так думаю.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Иван, студент-юрист, думает, что вкус воспитать нельзя.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, нет. Он у него уже должен быть. Ну, я думаю, что он сам разрабатывает свой вкус в течение своей деятельности. Да, от воспитания, от рода занятий, от друзей, все вместе. Ну и от самого себя, естественно.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Юлия, офисный сотрудник, надеется, что со временем чувство вкуса все же можно нажить.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я думаю, можно, если путешествовать, если видеть мир. Соответственно, если у человека есть культура, образование, то, я думаю, стиль у него тоже со временем появляется.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Татьяна, медицинский работник уверена, что для воспитания вкуса очень важно культурно обогащаться.

СЛУШАТЕЛЬ: Главное, чтобы у человека было желание, и потом человеку показывать то, что нужно. Ходить на выставки, ходить в музеи, ходить на премьеры. Не обязательно даже на премьеры, в театры, в кино. Но не на все фильмы, конечно. Так, чтобы рядом был человек с хорошим вкусом и этим занимался.

КОРРЕСПОНДЕНТ: По мнению Василия, который занимается аудиоаппаратурой, гены и родители играют первостепенную роль.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, скажем так. Чем больше человек посещает концертов, читает умных книг, слушает хорошей музыки, тем он будет культурней и чувство вкуса у него будет лучше. Гены играют роль, родители играют роль, окружение человека играет роль, безусловно.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Валерия Викторовна, общественный деятель жалеет, что сегодня очень трудно привить чувство вкуса.

СЛУШАТЕЛЬ: В настоящее время с большим трудом. А просто неправильное воспитание, потеряно по крайней мере 4-5 поколений. И школа не дает очень многого за редким исключением. Так что это, к сожалению, уже установленный факт.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Антонина Петровна, пенсионерка.

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, можно. Ну, надо литературу соответствующую, культуру, ну, другие какие-то. Только у нас сейчас не воспитывают, вот, нравственность потеряли, культуру потеряли. Раньше хоть были пионеры, октябрята. А сейчас все, в школах не прививают культуру.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Чувство вкуса – нечто неуловимое и загадочное. Кто-то считает, что чувство вкуса воспитать нельзя, с ним надо родиться. Но все же, по мнению большинства опрошенных, воспитать, развить вкус можно и в одиночку, читая литературу, бывая на выставках.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот нам сейчас уличный опрос показал, что мнения абсолютно у всех разные, но, все-таки, большинство согласны с тем, что можно воспитать чувство вкуса.

М.ДУМА: Мы согласны с Антониной Петровной.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Что пионеры и октябрята – это модные ребята? (все смеются)

И.БАБЛОЯН: Стихами прямо! Молодец, Тань.

М.ДУМА: Нет, о том, что должна быть культура, воспитание. В общем, я со всем согласна, что сказала прекрасная Антонина Петровна.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А на ваш взгляд, если в детстве не удалось у человека воспитать чувство вкуса. Ну, не было возможности, не получилось, не срослось. Уже когда человек взрослый, есть шанс научить его как нужно хорошо выглядеть, как нужно сочетать вещи. Или уже все, это запущенно?

М.ДУМА: Смотрите, я считаю, что если нету, все-таки, чувства вкуса и стиля, то лучше не экспериментировать, не изобретать велосипед. И одеваться спокойно в классику. Костюмы, что-то однотонное, какой-то монопредмет надевать, не наряжаться как елка, не вешать на себя кучу аксессуаров. Или, например, если вы надели уже сережки какие-то большие массивные, то уже ни в коем случае не надевать колье, не надевать браслеты и, может быть, только одно колечко, да? То есть в этом смысле, опять же, если можно выглядеть красиво, ухоженно, чистенько, культурно. Если не перебарщивать и не перегружать себя, понимаете? Если нет вкуса.

Если есть вкус, тогда человек перед тем, как выходит из дома… Ведь, каждый из нас, наверное, смотрится в зеркало и думает: «Ну вот, могу я так выйти или не могу?» Правда? Ну, женщины уж тем более. И когда он видит себя, если у человека есть это чувство шестое, так его назовем, то он поймет, где он переборщил, где он не добавил, да? И он сможет что-то с этим, как бы, покрутить, что-то придумать интересное. Но если нету этого, то лучше, опять же, не изобретать велосипед, лучше быть красивой, чистой и интеллигентно одетой скромно и в классику.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я предлагаю нам и нашим слушателям провести опрос. Опрос будет такой. На ваш взгляд, чувство вкуса можно воспитать? Если вы считаете, что да, то ваш телефон – 660-06-64. Если вы считаете, нет, нельзя, чувство вкуса нельзя воспитать, 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ГОЛОСОВ

И.БАБЛОЯН: Повторю еще раз. На ваш взгляд, чувство вкуса можно воспитать? Если да, то набирайте номер 660-06-64. Если нет, то 660-06-65. А пока тут нам прислали сообщение: «Мирослава, покажите, что у вас на пальцах руки в камеру», — очень интересуются слушатели.

М.ДУМА: Да. В целях самозащиты.

Т.РОДНЯНСКАЯ: О, прекрасный способ.

М.ДУМА: Обратите внимание, на мне только колечки – на мне нету ни серег, ни здесь ничего, ни здесь. Видите?

И.БАБЛОЯН: Так что не перебор.

М.ДУМА: Не перебор. Старалась.

И.БАБЛОЯН: Ничего уж тут не скажешь.

М.ДУМА: Да, спасибо. Вот если мы ответим на вопрос, все-таки, как воспитать, я согласна, кстати говоря, с одним из прохожих о том, что да, если человек интересуется, если человек читает литературу, если человек читает прессу, если у человека есть возможность, вообще счастье путешествовать, видеть красивых, интересных людей, общаться, знакомиться. Потому что большую роль играют именно люди, которые нас вдохновляют, да?

М.ДУМА: Окружение, да. То есть, например, если у вас, слава Богу, есть возможность путешествовать и видеть иностранцев, Запад, который уже впереди нас намного, то супер. Если нет возможности, то сегодня мы имеем, в принципе, безграничные возможности. И благодаря интернету, мы можем видеть всех этих людей на различных сайтах, блогах, форумах, где угодно. Если человек хочет, если человеку это интересно, если человеку это нравится, то он, все-таки, постарается и сможет это в себе воспитать. Я даже себя ловлю на мысли о том, что, например, когда я езжу на неделе моды, я вижу разных редакторов, стилистов, байеров, которые приезжают, ну, собственно, для которых и делаются все эти показы. Потому что журналисты потом осветят эти коллекции, и люди будут хотеть их купить. А байеры закупят в свои магазины, и люди будут иметь возможность их купить.

И реально я вижу, они настолько круто выглядят, эти люди, вот, которые внутри моды, редакторы, байеры, стилисты. И я очень часто ловлю себя на мысли о том, что я даже, наверное, иногда себе, знаете, в телефон записываю что-то, что меня, например, в ком-то вдохновило. То есть я не знаю, это могут быть какие-то на высокой талии джинсы, которые еще тогда не были в моде. Это может быть что-то такое, опять же, просто обычный классический костюм. Да, я, конечно же, знала о его существовании, но так красиво и грамотно его подали, там, с ремешком, с закатанными рукавами, ну, так было все здорово, опять же без ничего лишнего, что я обратила внимание и сразу представляю, как я, например, могу это сделать.

То есть, естественно, опять же, для воспитания вкуса это огромная роль видеть этих людей. Опять же, если нет возможности часто куда-то летать, то интернет предоставляет нам, слава Богу, безграничные возможности.

И.БАБЛОЯН: А я хочу сказать о результатах голосования. У нас, как ни странно, поделились поровну наши слушатели. 47% считают, что да, можно воспитать, 53% считают, что нельзя.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Какие-то странные у нас результаты получились, но, все же, они имеют место быть. Почти половина на половину, то есть люди не уверены, можно или нельзя воспитать чувство вкуса. Давайте поговорим о том, что на телевидении сегодня существует масса передач, в которых девушке помогают понять, что ей идет, что ей не идет и что ей лучше носить. Ее переодевают, стригут, причесывают, красят и отпускают такой красоткой. Как вы думаете, такие одноразовые советы могут помочь девушке полостью изменить себя раз и навсегда? Или такие советы бессмысленны, потому что потом она выйдет из этой студии и будет продолжать одеваться так, как она одевалась.

М.ДУМА: Ну, я надеюсь, что, все-таки, есть смысл в этих советах. Потому что она попробовала быть красивой, быть стильной, быть модной, одетой со вкусом, ей понравилось. И даже если у нее это не получится у самой в следующий раз, уже будет к чему стремиться. Понимаете, она уже видела, она уже попробовала и она уже себя такой видела. И уже возвращаться обратно назад, уже как-то тяжеловато и не очень хочется. Поэтому есть стимул, как бы, идти дальше, в смысле, вперед. А когда ты вроде как такая всегда, ну, думаешь «Ну и ладно, меня и такой любят». Поэтому я думаю, что, все-таки, это обязательно нужно, обязательно нужно показывать, говорить об этом.

Т.РОДНЯНСКАЯ: И смотреть такие передачи. А я предлагаю послушать Марию Железнякову, экс-ведущую программы «Снимите это немедленно», которая расскажет нам о том, что некоторые героини уходили с программы и были не готовы принимать такие изменения на себя.

М.ЖЕЛЕЗНЯКОВА: В свою очередь это зависит от характера героини. Некоторые слушали очень внимательно и я думаю, что они будут следовать намеченному курсу. А некоторые, конечно, все бросали, выезжая уже из студии. Даже перекрашивали себе волосы, практически не носили новую одежду. Просто нужно пытаться, стараться не только за счет помощи в программе «Снимите это немедленно», нужно еще ко всему прочему листать журналы. Вообще, как-то нужно просвещаться. Между прочим, даже походы по магазинам могут принести очень интересный эффект. Потому что работают профессиональные мерчендайзеры, и манекены всегда очень качественно, красиво и правильно одеты. Поэтому даже с манекенов можно брать пример порой.

Это никогда не подставные люди, это всегда настоящие люди. Они пишут в программу, и мы отбирали письма и выбирали истории женщин. И здесь не только хочется помочь как женщина женщине, а еще оказать какую-то моральную и психологическую помощь.

Я думаю, что чувство вкуса нужно воспитывать, а не просто можно. Но это должна делать мама со своей маленькой дочкой или со своим маленьким сыном. Потому что все идет от семьи и все формируется до 3-х лет. И самое важное – это уже с детства прививать ребенку вкус.

Во взрослом возрасте это продлится просто намного дольше. И дело не в том, что не нужно помогать. Обязательно нужно помогать. Хочется вообще видеть вокруг себя очень красивых, со вкусом одетых людей, на которых приятно смотреть. А у нас пока эта тенденция, к сожалению, не приживается. И даже тенденции как таковой и нет. Одеваться красиво, наряжаться. У нас либо вычурно, слишком ярко, либо минимализм, который не похож совершенно на минимализм, это просто неумение использовать аксессуары и какие-то дополнения в одежде. Но вкус обязательно нужно развивать, нужно обращаться к специалистам.

Можно даже брать индивидуальные уроки у стилистов. Просто, конечно, занятия стоят дорого, и вообще услуги персонального стилиста стоят дорого. Но, порой, может быть, стоит воспользоваться ими, чтобы получить идеальный результат для себя.

И.БАБЛОЯН: А я, вот, хотела добавить, что я пару раз как-то смотрела такие передачи, и не могу сказать, что лично мне… Я, конечно, не считаю, что у меня идеальный вкус или еще что-то, но мне абсолютно не нравилось, что делали с людьми. И, вот, мне интересно: как вы думаете, какое право имеет такое количество людей, которые ведут эти передачи, думать, что они делают что-то идеально стильное и учат людей одеваться?

М.ДУМА: Ну, вы знаете, самое, наверное, главное – это хороший посыл, они хотели помочь.

И.БАБЛОЯН: Нет, они, наверняка, помогают психологически как-то человеку.

М.ДУМА: Я согласна с вами. Я, честно говоря, тоже видела пару таких не совсем удачных попыток перевоплощения.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вы хотите сказать, что, действительно, уродовали девушек хуже, чем было до этого?

М.ДУМА: Ну, вот, например, как-то кардинально стригли, меняли цвет волос, который абсолютно никак не подходил. Ну, понимаете как? Тут это такой эксперимент, когда ты никогда не знаешь, как в итоге оно получится, понимаете? Вроде как вы смотрите и вы понимаете, например, что сейчас, там, модна короткая стрижка и, вот, наверное, гипотетически этой женщине она подойдет или этой девушке. Стригут, красят, а оно просто кошмар какой-то.

И.БАБЛОЯН: Они пытаются сделать как-то ярче, а выходит настолько вызывающе и некрасиво, что невозможно смотреть.

М.ДУМА: Ну, на самом деле, я честно скажу, что, наверное, если в процентном соотношении, то, ну, процента 3 таких неудач лично я видела. Я смотрю часто, когда я в это время нахожусь дома, Эвелину Хромченко с прекрасным Вячеславом Зайцевым на ОРТ.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Сейчас уже Андреем Васильевым.

М.ДУМА: Ну, они как-то так, меняются.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Александром Васильевым, прошу прощения.

М.ДУМА: Да, Александром Васильевым. Они меняются – то один, то другой. И, вот, честно, у них буквально на пальцах одной руки можно пересчитать эти неудачные попытки, все остальные, вот, прямо, на самом деле. Я даже думала, насколько важна, наверное, эта передача сегодня, потому что очень многие женщины, к сожалению, думают, что они слабые, что они вышли замуж, родили ребенка и они все, могут уже не стараться, жизнь закончилась, ушли в быт, и это ни в коем случае нельзя вообще делать и допускать, потому что, наоборот, у тебя есть твои любимые, родные люди, которые должны тобой восхищаться, тебя любить, на тебя смотреть как на какое-то, наверное, божество и боготворить тебя. И ты должна для них быть самой красивой. И поэтому, мне кажется, все эти передачи – они как раз женщинам показывают, что это можно и нужно делать.

Потому что знаете как? Когда женщина все больше и больше в этом быту грязнет, то, наверное, ей тяжелее из этого выйти. А когда вдруг ей показали, что буквально сменить цвет волос, там, как-то освежить, постричься, либо просто чуть-чуть поменять прическу и нормально одеться, и ты уже женщина. Женщина вообще никогда не должна забывать о том, что она, прежде всего, женщина. Женщина должна быть красивой, понимаете? И ухоженной.

И.БАБЛОЯН: Хорошо. А взять, например, допустим, книги, да? Мы говорили о том, что как-то они могут воспитать. Вот, есть, допустим, книга Виктории Бекхэм. Я, правда, не помню, как она называется, но сама Бекхэм далеко не икона стиля, абсолютно одна из самых безвкусно одеваемых женщин.

М.ДУМА: Да, наверное. Но она, опять же, очень много и очень сильно старается.

И.БАБЛОЯН: Над собой работает.

М.ДУМА: Над собой работает, да.

И.БАБЛОЯН: И за это она молодец.

М.ДУМА: Да. Но, все-таки, я считаю, что она, скорее, больше лучше, чем хуже. Потому что, например, есть какая-нибудь та же Рианна или, например, есть прекрасная…

И.БАБЛОЯН: Линдсей Лохан, например.

М.ДУМА: Ну, это еще более, как бы, или менее, хотя, в последнее время тоже не совсем. Когда девушки, ну, совсем не чувствуют своих габаритов и, скорее, модой этой себя уродуют, то как раз, о чем мы говорили в самом начале. Она при этом, все-таки, старается. Вот, она и советуется с разными стилистами. Другое дело, что она, к сожалению, становится со временем похожа на какого-то такого инопланетянина идеально отполированного. Но при этом, кстати говоря, хочу вам сказать. Я ее встретила в Нью-Йорке как раз на показе ее коллекции. Она абсолютно в жизни нормальный живой человек, не имеет ничего общего с инопланетянином, какой мы ее видим на фотографиях. Это удивительно и странно, честно, она абсолютно милая, приятная, общительная и нормальный живой человек с нормальной кожей. Честно, вот, согласитесь: она на фотографиях выглядит какой-то такой, ну, как кукла восковая, правда?

И.БАБЛОЯН: Ну, если можно посмотреть какие-нибудь фотографии, где она в аэропорту с детьми, в обычных джинсах, кедах и футболках – вот, это да.

М.ДУМА: Да. Но, опять же, она, скорее, все-таки, лучше, чем хуже, потому что на ней нету перегруза перьев, страз и прочего, и прочего, и каких-то тех же аксессуаров. Да, знаете, здесь единственное, что она, наверное, с большой претензией, она очень старается, поэтому как-то люди сразу думают: «Ну, вроде стильно, да, вроде и не стильно», да?

И.БАБЛОЯН: Но она не тот же человек, который должен учить. Я вообще не знаю, кто должен быть тот человек, который должен учить?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Да я не думаю, что она учит. Она просто написала свою книгу, она заработала свои деньги и все.

М.ДУМА: Наверное, да.

И.БАБЛОЯН: Ну, хорошо. Нет, ну, она ее написала и какие-то ее фанаты наверняка ее читают и пытаются следовать как-то ее советам.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Да не такие уж у нее и плохие советы. Окей, я предлагаю перейти к другой теме. Ведь, есть, действительно, люди, которые соглашаются с тем, что они не умеют одеваться, и хотят обратиться за советом к профессиональному стилисту. Я предлагаю послушать комментарий Макса Гора, стилиста, который работает со многими звездами. Давайте послушаем, что он скажет.

М.ГОР: У меня, конечно, возникают периодически какие-то клиенты, у которых нет ни врожденного вкуса, ни приобретенного. Моя профессия – чтобы им помогать. У нас сначала идет такой небольшой процесс привыкания друг к другу, чтобы понять вообще, сможем ли мы в дальнейшем работать. В одной ситуации мы с первого дня поймем друг друга, либо же это будет долгий период обсуждений, переговоров. Зачастую это бывает тогда, когда человек закрыт, и у него есть большие комплексы, и он не хочет их показывать. Но он, к сожалению, не понимает, что я в данном случае выступаю не только в роли стилиста, еще и в роли такой небольшой психолога. И мне нужно понять человека, что с ним делать, именно увидеть себя в моих руках.

Каждый человек живет в своем мире внутреннем, внешнем, окружает себя определенной средой. И поэтому диктовать каждому один и тот же стиль было бы глупо. Допустим, если одной идет глэм-рок, то другой пойдет совершенно обычный на сегодняшний день гламур.

Эти услуги изначально дорого стоят, поэтому я не работаю с брендами второстепенными. Мне они, в принципе, не интересны, потому что это не есть качество хорошей одежды, качество вкуса. И поэтому работаю с первыми и вторыми линиями известных домов. Я достаточно редко работаю с моделями. Так сложилось, что я со звездными персонами работаю.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Макс Гор, стилист нам сейчас сказал, что он работает только с первыми и вторыми линиями модных домов.

М.ДУМА: А третьих не бывает, мне кажется.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Неужели для того, чтобы хорошо выглядеть, необходимо покупать только дорогие вещи?

М.ДУМА: Нет, в том-то и дело, как раз таки. То, о чем я всегда говорю, дорогие девочки и мальчики, что для того, чтобы выглядеть стильно и красиво, не нужно выглядеть дорого, не нужно иметь огромный бюджет абсолютно. Для этого, слава Богу, сегодня есть очень много гениальных бюджетных марок, которые я обожаю. Такие как Топшоп – все о них знают, такие как H&M, наверное, даже Зара, которая стоит очень приятных денег и которая реально, в принципе, в эти магазины можно прийти и найти такие, как говорила одна прекрасная журналистка, с которой мне довелось поработать, «писуники», имея в виду «piece unic», уникальные единицы. Так вот, можно найти такие реально уникальные вещи, которые, ну, реально можно спутать с одеждой и с коллекциями первых линий. Понимаете? Это можно и в Топшопе, и в Заре. И если вы это умеете грамотно подать, одеть, например, с хорошей сумкой. То если вы себя так чувствуете, то так вас люди и будут.

И.БАБЛОЯН: И хотя бы в таких магазинах можно купить обычную белую футболку без всяких рисунков и страз.

М.ДУМА: Вот-вот-вот. Понимаете? Да, точно.

Т.РОДНЯНСКАЯ: То есть «хороший вкус» не синоним «дорогая одежда»?

М.ДУМА: Нет, ни в коем случае, не-не-не-не-не. Чтобы быть хорошо и стильно одетой, не значит быть богатой. Ни в коем случае.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Как раз, между прочим, в книге Виктории Бекхэм и говорится о том, что не обязательно тратить огромные деньги для того, чтобы хорошо выглядеть, не важно, сколько денег ты собираешься потратить на одежду, важно, как ты ее будешь комбинировать.

М.ДУМА: Вот. Вы знаете, я знаю миллион примеров, когда нереально, неприлично богатая женщина выглядит просто отвратительно. И я знаю очень такой, вот, показательный пример. Со мной в школе училась девочка. Она очень хорошо всегда одевалась. Она не меняла наряды каждый день, но она всегда была очень стильно и красиво одета. И когда мы уже выпускались, на выпускном балу мы вдруг узнали все, что папа у нее – генерал, причем такой, уже в возрасте, он с ними не живет давно, в другой стране живет, а мама – балерина на пенсии. Понимаете, да? А мы в полной уверенности были все годы, которые мы с ней учились, что девочка из очень обеспеченной семьи, потому что она была всегда очень хорошо и дорого одета и это выглядело дорого.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, генерал – это тоже неплохо.

М.ДУМА: Ну, нет. Там именно такой генерал, который такой честный генерал, который не жил с ними уже лет, наверное, 10. То есть они жили на мамину пенсию балерины заслуженной. Поэтому в этом смысле…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Да. К сожалению, есть такие примеры, когда потрачены огромные деньги, но дама или мужчина очень безвкусно выглядит. И как раз был такой мистер Ричард Блэкуэлл – почему был, потому что он, к сожалению, недавно скончался – который начал критиковать еще в 60-х годах медийных персон и составлял рейтинги самых безвкусно одетых звезд, в которые попадали и Перис Хилтон в свое время.

И.БАБЛОЯН: Заслуженно абсолютно.

Т.РОДНЯНСКАЯ: И та же Виктория Бекхэм, и Шер, и Бритни Спирс. Может быть, можно назвать какой-то минирейтинг наших звезд, по вашему мнению, безвкусно одетых?

М.ДУМА: Мне сейчас объявить, да?

И.БАБЛОЯН: Ну, что в голову приходит, так.

М.ДУМА: Вы знаете, на самом деле, мы делали такой проект с журналом «О.К.» «10 самых хорошо одетых и 10 самых плохо одетых известных девушек». И хочу вам сказать, что… Ну, мне кажется как-то некультурно, потому что многих это, к сожалению, обижает. Но что очень здорово, что по итогу этого материала мы поняли, что те, кто попал в десятку плохо одетых женщин не то, чтобы не обиделись, а как-то даже стараться, просто, вот, многие из них нам это даже озвучивали, что «мы стараемся». Да, представляете? Ну, потому что мы настолько культурно и по-доброму это сделали.

Как мы сделали? Мы решили обойти все острые углы. Не мы сами вдруг, редакция или, например, я как редактор этого проекта решили собрать 10 стильных и 10 плохо одетых девушек, а мы послали 50 разных наших русских известных девушек моим знакомым и друзьям, людям из Западного мира моды. Это были и дизайнеры, это был и Антонио Берарди, дизайнер, это был Скотт Шуман, модный блогер известный, Sartorialist. Это была Рэйчел Зоуи, стилист, это была Татьяна Сорока, одна из наших первых таких самых-самых лучших моделей, которая уже 20 лет живет в Америке, одна из муз Ив Сен Лорана. Ну, в общем, это было много-много разных таких авторитетных западных людей из мира моды, которые, наверное, все-таки, вправе как-то оценить – не судить никого ни в коем случае, а оценить.

И они путем голосования выбрали из этих 50-ти 10 хорошо одетых и 10 плохо одетых. То есть, как бы, абсолютно беспристрастные судьи. Они никого из них лично не знают, то есть тут нельзя никого ни в чем обвинить.

И.БАБЛОЯН: А может быть скажете про хорошо одетых тогда?

Т.РОДНЯНСКАЯ: И кто же вошел в этот рейтинг? Хотя бы хорошо одетых.

М.ДУМА: Кто вас интересует? «Хорошо»?

И.БАБЛОЯН: Пусть будет хорошо.

М.ДУМА: Ну, я могу и хорошо, и плохо назвать, потому что это было решение наших судей. Хорошо была Наташа Водянова, хорошо была Рената Литвинова, хорошо Эвелина Хромченко. Ох, представляете, вот, честно даже…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну ладно. На хорошо одетых как раз плохая память, да?

М.ДУМА: Да, да-да-да.

Т.РОДНЯНСКАЯ: И кто же плохо выглядит?

М.ДУМА: Плохо Анастасия Волочкова.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Которая висит у нас на сайте.

М.ДУМА: Да. Маша Распутина, Лера Кудрявцева, Тина Канделаки. В общем, их было 10 одних, 10 других. А, Катя Лель!

Т.РОДНЯНСКАЯ: Зураб Церетели там не был?

М.ДУМА: Ох. Вот, очень обидно, на самом деле, такой умный, талантливый, прекрасный, уважаемый исторический, не могу даже назвать эпитетов, чтобы описать многогранность этой натуры, но, вот, да, бывают такие какие-то промахи. Нет, мужчин там не было, там были только женщины.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Да, я еще раз напомню, что я написала блог на сайте. Если кому-нибудь интересно, загляните. И там как раз есть фотографии – мы не постеснялись, и я указала, кто, на мой взгляд, безвкусно одет.

И.БАБЛОЯН: А я предлагаю, может быть, второй раз нам проголосовать уже. На этот раз вопрос у нас такой. Как вы считаете, а есть ли у вас вкус? Дорогие радиослушатели, вопрос к вам. Если вы считаете, что у вас есть вкус, то набирайте номер 660-06-64. Если нет, 660-06-65.

НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ГОЛОСОВ

Т.РОДНЯНСКАЯ: А я напоминаю вопрос. Вы считаете, у вас есть вкус? Если да, то вы звоните 660-06-64. Если нет, у меня нет вкуса, 660-06-65.

И.БАБЛОЯН: У нас уже появилась пара честных людей.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вот, мне интересно, честность тут, наверное, вряд ли как-то можно объективно оценить, потому что мы не видим, мы не можем оценить.

М.ДУМА: Ну вот мы и поймем, кстати говоря, сейчас. Я, в принципе, наверное, уже даже знаю результаты голосования, вы, наверное, тоже – я вижу это по вашим улыбкам. Но посмотрим, все-таки, насколько люди честны перед собой. А на самом деле, здесь очень важный вопрос, потому что это очень важно каждому человеку понимать, имеет ли он вкус в одежде или не имеет. Если не имеет, ни в коем случае нельзя этого стесняться, ни в коем случае нельзя как-то пытаться тогда кому-то что-то обратное доказать, потому что, наверное, скорее всего, не получится. Лучше обратиться за помощью к людям либо к профессионалам-стилистам, которые могут вам в этом помочь. Если нет такой возможности, вы не знаете, либо просто по другим каким-то причинам, то тогда, например, есть какие-то подруги, которые могут вам в этом помочь, да? Либо мама. Ну, то есть люди, которые, например, уже признанные…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Иконы стиля.

М.ДУМА: Ну, наверное, да. Не люблю это словосочетание, но, тем не менее. Поэтому, знаете, например, я не умею, наверное, там, я не знаю, чего-то делать, закручивать лампочку, например. Я же не иду сама.

И.БАБЛОЯН: Лучше попросить.

М.ДУМА: Да, и не падаю в обморок от того, что меня там током ударило. Потому что я не умею этого делать. Зачем? Я прошу другого, кто хорошо это умеет делать, правильно? Либо, например, я не умею готовить шикарный торт-медовик. Для этого, чтобы получить гормон счастья, эндорфин я иду в шикарную кондитерскую, кушаю этот прекрасный медовик. Так и тут. Если у вас нету этого чувства, то посоветуйтесь с людьми, которые умеют.

И.БАБЛОЯН: Ну, кстати, мне кажется, это тоже такая проблема, что многие люди, допустим, взять знаменитостей, доверяются каким-то стилистам, которые их в большей степени уродуют.

М.ДУМА: На самом деле, опять же, вот, у меня тут недавно, буквально минут 5 назад возник вопрос: а как стилисты решают стать стилистами, как они решают, что они могут диктовать? Тоже такой вопрос. Ну, на самом деле, понимаете, есть люди, которые, например, самоучки, которые не учились ни в школе Сент-Мартинс, ни в Парсонс, и реально от Бога им дано это чувство, они могут помогать людям. Есть люди, которые учились, которые хотят, но у которых не получается. У них там 100 дипломов, но они, тем не менее, ни себя, ни другого не могут одеть. Ну, поэтому тут такой вопрос.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Но все равно к таким стилистам обращаются. А я предлагаю уже рассказать результаты нашего голосования, и результаты таковы. 70% наших радиослушателей считают, что у них есть вкус, и всего лишь 29% считают, что у них нет вкуса. Вот, у нас большинство слушателей.

М.ДУМА: Ч.и т.д., что и требовалось доказать, да.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А я хочу открыть небольшой секрет. Когда я готовила передачу и пыталась получить комментарий от каких-то знаменитостей по поводу этой темы, многие открещивались и говорили: «Ой, ну что вы! Я в этом не компетентна, я вообще далеко не икона стиля, я не умею одеваться».

И.БАБЛОЯН: Мне кто-то ответил: «Я не знаю, что сказать на это». Не хотели говорить по этому поводу и не признавали себя людьми, у которых есть вкус.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну, вот, по телефону скромненько мне было такое сказано. А наши слушатели, все-таки, считают, что у них больше есть вкус.

М.ДУМА: Жалко, что мы их не видели, понимаете?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Девочки, будем надеяться, что это, действительно, так.

М.ДУМА: Да, действительно, что у 70% нашего населения есть вкус, а у 30% его не совсем есть.

И.БАБЛОЯН: А я, вот, согласна с французами, которые в большинстве случаев считают, что вкус – это, наверное, что-то простое, строгое и совершенно незаметное.

М.ДУМА: Вот, они молодцы в этом смысле. Но они, видимо, все это, понимаете, уже пережили. Мы это получили относительно недавно так же, как и арабские страны, которые только в 70-х годах открыли нефть. И, вот, им нужно сегодня показать, что у них это все есть, и показать от кого это. То, что те же итальянцы переживали, наверное, где-то в конце 80-х – начале 90-х годов, когда был ультрамодно Версаче, люди не покупали ни одну вещь, где не было логотипа. Вот, серьезно.

И.БАБЛОЯН: Большими буквами.

М.ДУМА: Да. Либо написано, либо где-то вот эта (НЕРАЗБОРЧИВО), да? То есть это была необходимость, они должны были показать, что это дорогая вещь. А ради чего тогда тратить эти деньги? Поэтому, вот, мы сегодня, наверное, еще доживаем то, что они переживали. Французам в этом смысле, действительно, настолько можно быть шикарными в своей простоте. Вот, нам нужно, конечно, этому у них учиться.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я хочу сказать, что по итогам 2009 года самой стильной женщиной признана Мишель Обама. Журнал «Эль» присвоил ей звание «Мисс политический шик» за ее элегантный, яркий и женственный стиль. Причем, хочу заметить, что она очень часто надевала платья или костюмы от молодых дизайнеров, которых никто не знает. И тем самым как раз ее поэтому можно назвать законодательницей моды.

М.ДУМА: Очень грамотная политика. Не знаю, как законодательница, ну, может, для кого-то да. Очень грамотная политика, как бы, ближе к народу. То есть она не выбирает марки, там, я не знаю, Оскар де ла Рента, Ральф Лорен, такие, вот, громкие и соответственно очень дорогие, которые не все могут себе позволить. А выбирает марки такие молодые. Она поддерживает молодых дизайнеров американских, азиатских. Да, она молодец, потому что, например, на инаугурации своего мужа она была в платье Джейсона Ву. Это такой молодой азиатский дизайнер, которому 20 с копейками лет.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Которого мало кто знает.

М.ДУМА: Его, конечно же, мало кто знал, сейчас уже знают.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Благодаря Мишель Обаме.

М.ДУМА: Благодаря Мишель Обаме, да. Это был, конечно, взлет просто, его называете Man of the day, Человек дня, как у нас говорят, Без галстука. Поэтому в этом смысле она, конечно, большая молодец. Но, честно говоря, почему-то я вижу, что это больше с помощью, все-таки, профессиональных людей.

М.ДУМА: Да. Но молодец. Во-первых, она нашла, все-таки, грамотных стилистов и они это делают с ней очень здорово, потому что, опять же, женщина должна быть женщиной, женщина должна культивировать красоту, эстетику, изящество, моду, наверное, где-то. Поэтому очень правильно, я считаю, это в правильном направлении. Но, например, из тех, кого я реально могу назвать законодательницами моды из, например, политических женщин – это, наверное, Раиса Горбачева, шикарная женщина.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это безусловно.

М.ДУМА: Это Нэнси Рейган, шикарнейшая женщина и это, наверное, может быть, не все меня поймут, но тем не менее моя любимая Жаклин Кеннеди, которую я обожаю именно по эстетике. Я не знаю, насколько она была хорошим человеком, не знаю. Но, вот, как она одевалась, как она себя подавала – это было просто феноменально, начиная от 60-х, когда был при власти ее муж, когда она была первой леди, когда на нее молилась Америка, 70-е, когда она уже была вдовой и была женой уже Онассиса. Она тоже была в теме. Она была шикарная, она носила клише, разные рубашки. И 80-е.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Одни очки что ее стоят.

М.ДУМА: Понимаете, да. Которые она, в принципе, и ввела, в моду, вот эти огромные на все лицо.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Сейчас даже так и называются, «Очки Джеки Кеннеди».

М.ДУМА: Да, да-да-да, есть такое целое понятие. Да на самом деле даже не стиль уже. Знаете, говорят: «Ну вот, как Джеки Кеннеди». То есть это вот эти костюмчики такие. В принципе, наверное, больше 60-е, потому что тогда она была такой иконой.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это была ее эпоха.

М.ДУМА: Да, это была ее эпоха. Но при всем при этом, опять же, она выглядела шикарно и в 70-х с Онассисом, и в 80-х на тех очень немногих фотографиях, которые мы могли видеть, потому что она совсем никуда не выходила и не показывалась на публике.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Да. Ну, конечно, и Раиса Максимовна Горбачева, безусловно, икона стиля. Из первых леди.

М.ДУМА: Ну, это да. Она просто шикарная, самая-самая лучшая, да.

И.БАБЛОЯН: Так, давайте сделаем, может быть, какой-нибудь вывод уже наконец.

М.ДУМА: Давайте. Какой?

И.БАБЛОЯН: Ну, например, то, что можно стараться, по крайней мере, развить в себе какой-то вкус или одеваться скромнее, если у вас это не выходит. По крайней мере, не выставлять все напоказ.

М.ДУМА: Да. Смотрите, обязательно стараться. Если вам это интересно. Потому что, в принципе, есть женщины и люди, которым вообще это не интересно.

И.БАБЛОЯН: Что наденут на себя с утра, так и выйдут.

М.ДУМА: Они не заходят на сайт, там, например, Star.com, а заходят на сайт Блумберг, они интересуются другими какими-то вещами. Но если вам, все-таки, это интересно, если вы хотите нравиться себе, мужчине, своим подругам и окружающим, тогда, естественно, если у вас нету этого чувства шестого, то лучше быть скромнее, лучше больше удариться в классику сдержанную, не перегружать себя аксессуарами, ремешками и прочим.

И.БАБЛОЯН: И яркими цветами.

М.ДУМА: И яркими цветами. И если есть возможность, все-таки, обращаться за помощью к людям, которые в этом находятся постоянно, которые это изучают, которые это знают, которые смогут вам в этом подсказать. Правильно?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Правильно. Спасибо. Это была программа «Zoom». Мирослава Дума была нашим гостем. Ира Баблоян и я, Таня Роднянская. До свидания.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

См. также: Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Запретный Эренбург

Официальные литературные эпиграмматисты позднесталинской эпохи старались вовсю и от души, но все-таки не зарывались — власть, случалось, обходилась круто и с холуями. Сергей Васильев мог без опаски публично назвать поэзию Пастернака «бессмыслицей», но, пуская шпильки в адрес Ильи Эренбурга, вынужден был выражаться не в пример аккуратнее (сам-то Эренбург в те годы ждал ареста каждую ночь, но литшпана в открытую нападать на сталинского лауреата, депутата и борца за мир во всем мире опасалась): Формальная вежливость («Вы» с большой буквы), комплиментарная упаковка (эпиграмма написана от имени советских читателей) и пренебрежительность выпада лишь усиливали удар: в литературных кругах знали, что из всего им написанного Эренбург более всего дорожил стихами.

Борис Слуцкий в предисловии к первой посмертной книжечке стихов Эренбурга писал: «Для большинства читателей Эренбург романист, публицист (особенно военный), очеркист, автор статей об искусстве. Однако он ощущал себя прежде всего поэтом, поэтом лирическим, поэтом гражданским. В самые значительные периоды своей жизни он писал стихи. Поэзия была ежедневным чтением Эренбурга, его главной духовной пищей. Я видел, как загорались глаза Эренбурга, когда он читал или слушал стихи. » Последние 15 лет жизни Эренбурга Слуцкий был его близким другом, они виделись часто и подолгу, так что свидетельству можно верить.

Вопреки снисходительному прощению забытого ныне Васильева, поэзия Ильи Эренбурга в ее лучших образцах жива — то, что он пережил, прочувствовал, понял и выразил в стихах, не заменят строки других поэтов, даже гениев.

Первой книжкой Эренбурга был сборник «Стихи», изданный девятнадцатилетним автором в Париже в 1910 году тиражом, кажется, в 100 экземпляров. Живя в Париже, Эренбург в Москве числился под следствием (обвинение в подпольной революционной деятельности). Сборник «Стихи» поступил, по счастью, не в московский, а в киевский цензурный комитет, и был дозволен к распространению в России. Вплоть до войны 1914 года парижскому политэмигранту удавалось ежегодно выпускать книжицу стихов. Книги эти вызывали неизменный отклик в России; о них писали Брюсов, Гумилев, Волошин, Мандельштам, Ходасевич.

Всякая периодизация условна, но четыре периода в поэтическом творчестве Ильи Эренбурга выделяются естественно: ученический (1909-1913); период свободного стиха (1914-1920); «классический» (1921-1923) и, наконец, период, начавшийся в 1939 году, — назовем его поздним. Заметим также, что трижды в жизни Эренбург подолгу не писал стихов — в 1924-1938 годы, когда он полностью сосредоточился на прозе и публицистике; затем в1949-1956 годах и, наконец, в 1959-1964 годах — в пору работы над мемуарами, занимавшими его целиком.

Второй период молчания приходится на две, политически существенно различные, эпохи — на «черное, лихое время» поздней сталинщины и первые годы оттепели. В положении Эренбурга, официального советского публициста, 1949-

52 годы можно было пережить только «сжав зубы» — настоящие стихи в таком состоянии не пишутся. А начальная пора оттепели, пора «размораживания», пора работы над повестью, давшей признанное всем миром название той эпохи, закончилась контрастным душем 1956 года — ХХ съезд, а затем подавление венгерского восстания и резкий идеологический откат. Вот этот-то откат и вызвал всплеск поэзии Эренбурга — стихи 1957-58 годов (ни в прозе, ни даже в эзоповской эссеистике Эренбург не мог выразить всего переживаемого). «Поздние стихи Эренбурга внушали доверие к нему, — свидетельствует Александр Кушнер. — В этом интимном жанре Эренбург был прост, суров и правдив. На фоне сентиментально-народной, официально-патриотической или легкомысленно-передовой, громкоголосой поэзии тех лет эти стихи, отказавшиеся от пышных словесных нарядов, шероховатые, вне каких-либо забот о поэтическом «мастерстве», привлекали подлинностью горечи и страданием, неутешительностью итогов большой и противоречивой человеческой жизни».

Публикуемая подборка прежде не печатавшихся стихов Эренбурга (полностью они будут опубликованы в готовящемся томе «Библиотеки поэта») представляет все периоды его поэтического творчества.

Стихотворение 1911 года автор прислал из Парижа в Москву для публикации, но его не напечатали. Двадцатилетний поэт пользовался только классической строфикой и был еще вполне наивен. Цикл стихотворений «В Брюгге» написан в 1913 году (первое стихотворение один раз напечатали — в парижском русском журнале «Гелиос», где Эренбург ведал поэтическим отделом; остальные не публиковались — они сохранились переписанными в том же 1913-м сестрой поэта Изабеллой Григорьевной). Впервые о Брюгге Эренбург написал в 1910-м. Он был тогда счастлив — влюблен и любим, и «мертвый» город-музей Брюгге, куда они вместе с Е.О.Шмидт приехали летом, его очаровал. А в 1913 году Екатерина Оттовна его оставила, и воспоминания о Брюгге не радовали сердце — след этой боли ощущается в стихах.

Стихотворения 1915 года отражают глобальный духовный кризис, поразивший человечество в пору первой мировой войны (индустрию войны Эренбург видел своими глазами — корреспондент русских газет на франко-германском фронте, он постоянно выезжал в районы боевых действий). Эти стихотворения предназначались для книги «Стихи о канунах», которую в 1916-м выпустило московское издательство «Зерна», созданное на средства М.О. и М.С.Цетлиных специально для печатания стихов их парижских друзей (были изданы сборники Волошина, Эренбурга и самого Цетлина — поэта Амари). Книгу изуродовала цензура: одни стихи выкинули из сборника, а те, что остались, пестрят рядами отточий. Беловая рукопись книги уцелела, и теперь в готовящемся «Библиотекой поэта» издании Эренбурга «Стихи о канунах» впервые будут напечатаны в строгом соответствии с авторским замыслом. Проницательнее всех оценил эти стихи Максимилиан Волошин, хорошо знавший и понимавший их автора (его статья посвящена трем книжкам Эренбурга — «Стихам о канунах», поэме «Повесть о некой Наденьке. » и переводам из Вийона): «Исступленные и мучительные книги, местами темные до полной непонятности, местами судорожно-искаженные болью и жалостью, местами подымающиеся до пророческих прозрений и глубоко человеческой простоты. Книги большой веры и большого кощунства. В них меньше, чем надо, литературы, в них больше исповеди, чем возможно принять от поэта. Проникнутый христианскими символами и образом, он в каждой строке остается исполненным глубокого иудейского неукротимого духа. Богоборчество — один из основных родников его поэзии. «

Стихотворение «И дверцы скрежет. » автор включил в сборник «Не переводя дыхания», который готовился к печати в Питере в 1924 году. К тому времени русская издательская деятельность в Берлине, где тогда жил Эренбург и где в 1921-23 годах вышло 13 его книг, включая 4 стихотворных, практически сошла на нет. Договорившись с Ленгизом об издании своего нового романа «Рвач», Эренбург поставил предварительным условием (роман сулил издательству немалую прибыль) выпуск сборника сорока стихотворений (2 0 уже печатавшихся в его берлинской книжке «Звериное тепло» и 20 — новых, написанных — это признавал и сам автор — под влиянием любимого им Пастернака). Издательство охотно согласилось; однако, когда дошло до дела, цензура запретила «Рвача» к изданию на всей территории СССР, так что и о выпуске поэтического сборника речи уже не вели. Рукопись его в издательстве потеряли, а второго экземпляра автор не сохранил. В итоге из 20 стихотворений 1923 года при жизни Эренбурга было напечатано всего два, еще два напечатали в 1977-м, разыскав их в архиве Эренбурга, а в 1984-м я нашел еще 4 стихотворения в Питере среди писем и бумаг друга Эренбурга поэтессы Елизаветы Полонской и напечатал их в альманахе «Поэзия». И вот теперь, разбирая то, что осталось от личного архива писателя, я нашел машинопись еще одного, девятого, стихотворения — оно и представляет здесь третий период поэтического творчества Эренбурга.

Неопубликованные стихотворения 1939-41 годов обнаружены в авторской машинописи сборника «Парижская исповедь», составленного Эренбургом в Москве осенью 1940 года. Он только что вернулся из оккупированного немцами Парижа в Москву. Пакт Сталина с Гитлером неукоснительно соблюдался в СССР, политическая цензура перестроилась мгновенно, и антифашистские стихи и проза Эренбурга бросали вконец дезориентированных редакторов в дрожь. Небольшой сборник «Парижская исповедь» (26 стихотворений), возможно, предназначался не издательству, а, как большой цикл стихов, — журналу, но и там его не напечатали. Вскоре, правда, ситуация изменилась, и многие стихи (в других составах) разошлись по журнальным публикациям и вошли в книгу «Верность», изданную в Москве в

1941 году. Публикуемому здесь испанскому стихотворению увидеть свет тогда помешало имя легендарного крестьянского генерала Кампесино (Валентино Гонсалеса, 1904-1979), который в 1939-м после поражения Испанской республики приехал в СССР, где и был арестован. Судьба Кампесино уникальна — ему удалось организовать побег из советского концлагеря, бежать за границу и там написать и издать книгу воспоминаний о пережитом. Эренбург об аресте Кампесино не знал, зато это знала цензура.

Стихотворение «Где камня слава. » также не пропустила цензура. Думаю, что его запретили из-за последней строчки: «Прости, Европа, родной Израиль». Понятно, что в 1940 году слово «Израиль» не имело нынешнего значения (до создания еврейского государства оставалось еще восемь лет). В пору советско-германского раздела Европы эта формула пугала неясностью вышедшей из употребления лексики, опасностью потенциального намека (цензура не спрашивала авторов, что они имеют в виду, — она сама должна была это устанавливать).

Все тринадцать стихотворений Ильи Эренбурга 1911-1941 годов публикуются впервые по авторским рукописям и машинописям.

Неудачные наряды знаменитостей

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета
Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Лучший комментарий
Посты по теме
Обсуждение

Неудачные наряды знаменитостей

Ева Ева, как ты могла среди них очутиться =(

Я бы не назвала все эти наряды неудачными. Некоторые заслуживают такого звания, но не все

Это не ева.
это кой то урод ее засунул в этот список.
АХРЕНЕННАЯ ОНА БАБА.
Обсалютно согластна!!
Тут не все наряды плохие(((

Ну и кто, мне интересно составлял этот список? Бред по-моему. Есть несколько неудачных решений, но не все же.

Новый комментарий
Смотрите также
Сейчас на главной

Новости в картинках

Событие недели

Последние комментарии

Согласен, не спорю, но есть одно маленькое Но, нигде не сказано было мной, что они шедевры а прос.

Светлячок — топовый сериал! День независимости и Звездный десант — просто боевички на один раз, н.

to be continued. Аполлон 13, Аполлон 18, Европа, Миссия на Марс, Красная планета, Мандалорец (с.

Неплохая подборочка фантастики на космическую тематику, странно что Марсианина не добавили, пусть.

Тема полезная! Теперь нужен пост о медицинском лечении гипергидроза.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

автор текста: Вера Папкова для портала Осинка.ру
Примечание. При подготовке материала использованы лекции по моде А. Васильева.

Свадебные платья в том виде, в котором мы знаем их сейчас, появились в моде относительно недавно. До 20 века свадебных платьев как отдельного вида костюма просто не существовало! Приглашаем вас совершить увлекательный экскурс в историю свадебного костюма, начиная с 15 века. Да, да, именно таким временем датированы самые ранние изображения свадебного костюма, дошедшие до наших дней.

Из истории свадебной моды

Современное свадебное платье из коллекции Malinelli — 2005

Свадебные платья в том виде, в котором мы знаем их сейчас, появились в моде относительно недавно. До 20 века свадебных платьев как отдельного вида костюма просто не существовало! Приглашаем вас, дорогие читатели, совершить увлекательный экскурс в историю свадебного костюма, начиная с 15 века. Да, да, именно таким временем датированы самые ранние изображения свадебного костюма, дошедшие до наших дней.

Цветовые сочетания свадебного костюма, которые сложились к 19 веку и окончательно закрепились в 20-м, а именно — разные оттенки белого и экрю, появились очень поздно, только в эпоху Наполеона. До этого свадебных платьев как отдельного вида костюма просто не существовало. Свадебные платья были просто лучшими, самыми нарядными и дорогими одеждами, в которых венчались.

Заметим попутно, что термин «свадебное платье» существует исключительно в советской терминологии, поскольку брак при социализме не был церковным. В контексте разговора об историческом костюме корректней употреблять термин «подвенечное», т.е. платье, в котором «шли под венец», венчались.

Свадебная одежда сильно разнилась в зависимости от вероисповедания и конфессиональной принадлежности — то, что носили католики, православные, иудеи, мусульмане и представители других конфессий, имело больше отличий, чем сходства. Это существенное обстоятельство, поскольку оно обязывает нас обозначить рамки нашего небольшого исследования — не «свадебный костюм» вообще, а свадебный костюм преимущественно европейский, т.е. бытовавший в рамках католицизма и протенстантизма.

Самые ранние изображения средневекового свадебного костюма относятся к 15 веку. Главное, что сохранилось в готическом свадебном костюме] из древности, это его новизна — свадебный наряд должен был быть не просто лучшим из имевшихся, он непременно должен был одеваться впервые, т.е. он специально готовился к этой церемонии. Подвенечное платье заказывалось вместе с приданым невесты и составляло часть этого приданого.

Наличие приданого было необходимым условием заключения брака. Невеста должна была привнести в дом большое количество добра, с помощью которого будет осуществляться быт новой семьи. В частности, приданое включало в себя: комплекты постельного белья, парадного и повседневного; оговоренное количество платьев и других предметов одежды; набор столового серебра, ножей и ложек, а после 16 в. — и вилок; посуду; комплекты ювелирных украшений (бриллианты вошли в обиход только после 16 в., а в эпоху Средневековья ценились украшения с изумрудами, рубинами, сапфирами…); мебель, осветительные приборы, ковры и многое другое. Вклад мужа в благосостояние будущей семьи заключался в том, что он обеспечивал дом — место, где новая семья обустраивала свою жизнь. Все это тщательно фиксировалось в свадебном контракте.

Необходимо отметить, что в заключении брака в эпоху cредневековья практически не было места романтическим отношениям, браки заключались исключительно по расчету, и все условия предварительно оговаривались и фиксировались в свадебном контракте с помощью свахи. Свахи действовали во всех классах, сословиях и слоях населения и подбирали невесте жениха в соответствии с ее уровнем, обстоятельствами и даже характером. В подавляющем большинстве случаев браки заключались исключительно внутри одного сословия. У невесты был минимальный шанс с помощью замужества попасть в высшее сословие — для этого ей необходимо было быть поистине прекрасной.

Если девушка была очень молода и хороша собой, то, согласившись на брак с богатым человеком значительно старше себя, она могла подняться по социальной лестнице и даже получить титул. Однако же никакая худородная девушка, даже самая красивая, не могла стать женой особы королевской крови, по той причине, что такие браки считались морганатическими, т.е. недействительными, и дети от такого брака ни при каких обстоятельствах не могли иметь титула и претендовать на трон.

Ян Ван Эйк. Портрет четы Арнольфини, 1434 г. Прекрасно представлен «готический силуэт» платья дамы.

Поскольку подвенечное платье являлось частью приданого, в свадебном контракте тщательнейшим образом фиксировалось, сколько и каких именно тканей (парчи, бархата…), мехов и элементов декора должно уйти на его изготовление. Сторона жениха бдительно следила за тем, чтобы все условия, касающиеся подвенечного платья невесты, строго соблюдались.

В 15 в. уже носили платье с корсетом! Котарди — так называется этот тип платья с высокой талией, всегда с готическим треугольным вырезом и длинными рукавами. В эпоху готики в моде была беременность, и женщины часто носили под платьем специальные накладные «животики», чтобы ее имитировать и создать знаменитый «готический силуэт». Этот силуэт прекрасно представлен в готической скульптуре и живописи и демонстрирует нам «беременных» даже невест — таково было требование моды. Мода на беременность возникла в эпоху крестовых походов и была вызвана тем, что женщины в то время слишком подолгу были одни, пока их мужчины воевали за Гроб Господень в Палестине. Когда мужья возвращались, женщины с удовольствием беременели, и это состояние беременности ассоциировалось со счастьем и благополучием.

Другая примета того времени — мода на круглое блинообразное лицо с раскосыми глазами, похожее на монгольское. И в этом нет ничего удивительного, если учесть, что самой серьезной силой и самым крупным государством Средневековья была Орда, Татаро-монгольское ханство. Ордой была завоевана вся Средняя Азия, Русь и пространство до границ с Литвой. Кроме того, эта эпоха находилась под впечатлением от рассказов итальянца Марко Поло, посетившего, в частности, Китай, и рассказавшего европейцам о красоте тамошних женщин.

Жительницы Европы, антропологический тип внешности которых совершенно не соответствовал этому облику, делали все, чтобы приблизить свою внешность к этому идеалу. Поскольку грим был категорически запрещен церковью, им приходилось добиваться этого другими средствами. Во-первых, выщипывались и выбривались волосы надо лбом, иногда до 3 см, что делало лоб выше и покатей. Во-вторых, выщипывались все брови и все ресницы — как верхние, так и нижние. В-третьих, различными средствами провоцировались болезни и болезненные состояния, сопровождающиеся отеком лица — при отеке одутловатые щеки и заплывшие глаза создавали эффект «сощуренности» и приобретали раскосость.

Французская миниатюра, 15 в. На этой иллюстрации изображена свадебная процессия. На невесте и ее подружке хорошо видны платья-котарди и энены с тончайшей шелковой вуалью в качестве фаты.

В Средние века в Европе свирепствовали страшные эпидемии чумы, оспы и других смертельных болезней. Именно поэтому было не слишком популярно умывание и другие гигиенические процедуры, ставшие впоследствии повседневными и обязательными — люди боялись проточной воды. И имели для этого все основания, т.к. зараза распространялась, в том числе, и через воду. Естественным следствием такого положения вещей было то, что люди не слишком хорошо пахли и страдали от паразитов вроде блох, живших в одежде, и вшей. Вот почему места, где продается старая одежда, во всем мире называются «блошиными рынками» — ведь одежда продавалась там вместе с блохами. И вот почему итальянцами были изобретены духи — для того, чтобы перебивать неприятный запах, исходивший от человека.

На голове средневековой невесты красовался головной убор в форме готической башни. Такие уборы назывались эненами и могли достигать высоты 1 м. Ходить и даже стоять с таким предметом на голове было очень трудно, вот почему невесты того времени всегда смотрели лицом вниз — это позволяло удерживать энен, не позволяя ему свалиться. Цветовая гамма средневекового костюма не регламентировалась и потому была очень и очень разнообразной.

Гравюра из немецкой книги 19 в. «Zur Geschichte der Kostum». На этой гравюре хорошо видна фата из тончайшей шелковой вуали.

Самый древний элемент подвенечного платья, дошедший до наших дней — это фата. Идея фаты пришла с наступлением христианской эры, таким образом, этому аксессуару уже 2000 лет! Конкретная форма и фасон фаты варьировались в зависимости от эпохи и местности, но ее смысл, как символа целомудрия и непорочности невесты, во все века оставался неизменным. В Средние века фата делалась из шелка и стоила очень дорого.

В 15 в. при французском дворе стали устраиваться так называемые «белые балы» — гулянья и празднества, посвященные какой-либо теме, где всем гостям полагалось быть в белом. Таким образом, именно Франция ввела в моду тематические костюмы одной цветовой гаммы.

Красный цвет стал наиболее популярным для уборов невест в конце Средневековья и в эпоху Ренессанса. Однако, появление в 16 в. такого религиозного течения, как протестантизм, и его германской ветви — лютеранства, во главе которого стоял Мартин Лютер, заставило отойти от ярких цветов.

Именно из Германии происходит идея приоритета черного цвета, подхваченная затем испанцами и итальянцами. Технически воцарение черного цвета стало возможным после открытия Америки, откуда, наряду со множеством других невиданных растений и предметов, был привезен черный краситель в количестве, достаточным для массового использования на территории Европы. В предыдущие же века черная краска была слишком дорогой и недоступной большинству населения.

Подвенечные платья 16 в. повторяли модный силуэт того времени. Специальной свадебной моды не существовало, а подвенечное платье являлось, фактически, просто лучшим и наиболее дорогим из нарядных одеяний, и отличалось только своей обязательной новизной.

В эпоху Барокко в моду вошла полнота. Большие, объемные вещи с крупными рукавами, органично смотрелись на пышнотелых красавицах с пухлыми щечками. В этот период завоевали популярность подвенечные платья желтого и золотого цвета. Главным элементом их декора стало кружево, тоже превратившееся затем в традиционную отделку свадебного наряда.

Начало 17 в., эпоха мушкетеров — это время огромных кружевных воротников. Нижнее белье невесты состояло из трех и более нижних юбок и чулок до колен, и этим ограничивалось. Поскольку ношение панталон в ту эпоху считалось принадлежностью ремесла женщины легкого поведения.

Чулки держались на подвязках, представлявших собой валик, для мягкости набитый хлопковой ватой и завязывавшийся под коленом на бант из лент. Подвязки украшались не только бантами, но и изысканной вышивкой, нередко с кокетливыми девизами, вроде «Каждый охотник знает, где живут кролики» или «Если Вы забрались так высоко, то можете продолжать еще выше». Вторая половина 17 в. привносит в свадебные наряды моду на розовый и коралловый цвета.

Ж.-О.Фрагонар. Счастливые возможности качелей, 1768. Прекрасный пример наиболее модного в тот период кораллового платья.

В случае, если невеста уже была однажды замужем, т.е. вдова, предполагалось менее роскошное платье предпочтительно темных цветов, например, красное с черным подбором. Однако кружевные элементы допускались и, по-прежнему, играли важнейшую роль. Одним из таких элементов являлся воротник фрэза, который по-русски называли брыжжами или плоеным воротником.

Появлением воротника такого типа Европа тоже обязана открытию Америки — ведь только после этого события в Старом Свете появился картофель, а именно из него, как известно, делается крахмал, без которого невозможно создать подобную конструкцию. В свою очередь, распространение этого воротника привело к необходимости создания такого предмета сервировки, как вилка. До 16 в. европейцы ели с помощью ножей, ложек и просто руками. Но в плоеном воротнике обойтись без вилки было никак нельзя, если, конечно, не смириться с тем, что дорогостоящий предмет туалета будет безнадежно испорчен при первом же приеме пищи.

Далее пришла эпоха воротников-медичи. Подвенечные платья, по-прежнему, были цветными, но богато украшенными, часто золотом или вышивкой, и отделанными кружевом. В 18 в. в моду для подвенечных платьев вошли пастельные тона — нежно-голубой, нежно-розовый, светло-зеленый. Эпоха Рококо ввела в моду серебряные и серебристо-жемчужные тона.

Ж.-О.Фрагонар. Поцелуй украдкой, 1780-е гг. Туалет в серебристо-жемчужных тонах.

Юбки платьев Рококо были очень широкими, поскольку надевались на панье — специальную конструкцию, обеспечивавшую форму крутых широких боков, практически параллельных полу. Корсеты таких платьев были настолько узкими и так сильно подпирали грудь, что она практически выходила наружу. Наряд дополнялся обувью на небольшом каблучке и длинными панталончиками в сборку. Характерным элементом декора эпохи Рококо является обилие цветов и цветочных гирлянд и множества бантов, сочетавшихся с живописными, часто асимметричными подборами.

М.-К.Латур. Портрет маркизы де Помпадур, 1755. Прекрасный пример типичного туалета эпохи Рококо представляет одна из самых блестящих дам этой эпохи. Перед нами юбка на панье, узкий корсет в сочетании с глубоким декольте, изящные туфельки на небольшом каблучке, обилие цветочного декора и бантов.

Моду на светлые — слоновой кости, кремовые, но еще не белые — платья принесла с собой эпоха Неоклассицизма. Инспирировано это было раскопками в Помпеях и Геркулануме. Достоянием общественности стало множество образцов римского искусства — скульптура из светлого мрамора, знаменитые фрески и мозаики помпейских вилл, причем все эти произведения были в очень неплохой сохранности. Все это оказало очень сильное влияние на моду. Стали популярными драпирующиеся шелковые платья мраморного цвета, постепенно подводящие нас к белым платьям.

Концом платьев 18 века — из шелка на корсетах с большими фижмами была Великая Французская Революция 1789 г., которая упразднила многие привилегии аристократии и дворянства. Ушли в прошлое пудреные парики, богато вышитые роброны, корсеты, обувь на каблуках. Под влиянием идей античности, Древней Греции и Рима, в моду в конце 1790-х гг. входят высокая талия и белые платья, которые стали главенствующими в период Директории и Консульства. Эта мода стала предвестницей приоритета белого цвета в подвенечных нарядах последующих эпох.

Подвенечные платья стали белыми первоначально просто потому, что все платья в эпоху Ампир были белыми, подражая белизне античных мраморных статуй, находимых в раскопках. Силуэт этих платьев с максимально высокой талией и очень маленьким рукавчиком, со струящимися до пола драпировками из полупрозрачных тканей был навеян силуэтом античной колонны. Такой фасон не предполагает корсета, поэтому под платьем-ампир носили белье из трикотажа телесного цвета. Эта мода не была адаптирована к холодной погоде, и платье-ампир сопровождалось, как правило, теплой шалью или меховым боа. Эпоха наполеоновских войн, когда мужчин стало мало, поскольку все они воевали, ставила женщин в условия жесткой конкуренции, вынуждая их максимально обнажаться, зачастую подвергая опасности свое здоровье — воспаление легких и туберкулез были распространеннейшими заболеваниями того времени.

Ж.-О.-Д.Энгр. Мадемуазель Ривьер, 1805. Типичное платье эпохи Амир — очень высокая талия, маленький рукавчик, струящаяся полупрозрачная ткань белого цвета, белое меховое боа.

Считается, что первым белым подвенечным платьем было платье, сшитое при французском дворе для бракосочетания принцессы Мюра. С тех пор подвенечные платья остаются белыми вот уже 200 лет подряд, хотя просто нарядные платья по окончании наполеоновских войн вновь стали цветными.

Однажды закрепившись, белый цвет для подвенечного платья стал каноничным. Поскольку одно из непременных качеств наряда для бракосочетания — его старомодность и традиционность. Невеста в своем подвенечном уборе должна не выглядеть героиней своего времени, а выглядеть немного старомодно, соответствуя вкусам предыдущего поколения, к которому принадлежат родители ее будущего мужа. Быть старомодной, традиционной, добропорядочной и ассоциироваться с эпохой отцов — это важный психологический момент, учитывающийся в подвенечном уборе. Именно поэтому даже в 60-е годы, эпоху торжества мини, подвенечное мини-платье или брючный костюм, хоть и встречались иногда, но все же были большой редкостью.

Самым модным материалом для подвенечного платья в 19 веке стали блонды — особый вид кружева. Блонды были шелковыми в отличие от остальных видов кружев, которые делались из льняных нитей. Блонды отличаются необычайно красивым янтарно-золотистым оттенком белого цвета, они изготавливались на шелковой тюлевой сетке, по которой шелком же вышивались орнаменты и цветочные мотивы. До наших дней дошло очень немного платьев и фрагментов блонд, поскольку это очень нежное, легко рвущееся кружево, которое, к тому же, плохо переносит свет — сечется и разрушается. Платье с блондами шилась на шелковом чехле и непременным элементом подвенечного наряда была фата из блонд же, настолько большая, насколько это позволяло благосостояние невесты. Что касается силуэта, то после 1815 г. впервые вошли в моду рюши в сочетании с высокой линией талии.

Пукирев В.В. Неравный брак, 1862. Художник с большим мастерством выписал блонды, флер-д’оранж и жемчуг, которыми убрана печальная невеста. Также мы можем видеть короткие кружевные перчатки и венчальную свечу, по русской традиции украшенную спиральным орнаментом.

Подвенечное платье эпохи Бидермайер (1820-е — 1830-е гг) отличало большое декольте, маленький рукавчик (фонарик или жиго) и линию талии, опустившуюся к своему естественному месторасположению. Платье шилось на нижних юбках, а в низ подола принято было вшивать специальную конструкцию-рулон, предназначенную для того, чтобы платье сохраняло колоколообразную форму. Эти платья в целом соответствуют моде своего времени, но отставание от нее на два три года вполне приемлемо и даже приветствуется по причинам, о которых мы сказали выше.

Когда изобрели машинку для изготовления тюлевой сетки, блонды удешевились, но все равно продолжали оставаться очень дорогими, поскольку вышивка на них по-прежнему выполнялась только вручную.

Начиная с 1830-х гг невесты стали украшать себя специальным убором из цветов апельсина — флер-д’оранж. С тех самых пор флер-д’оранж закрепился в подвенечном наряде очень надолго и даже стал символом невесты. Цветы, вернее, бутоны, были, разумеется, искусственными и изготавливались из ваты, с листочками из шелка и бархата. Как правило, использовался комплект флер-д’оранжа, состоящий из венка, броши, прикалываемой на пояс или на вырез декольте, и маленьких веточек, которыми украшались рукава. «Изобрел» флер-д’оранж Вальтер Скотт, написавший в романе «Айвенго», что средневековые невесты обязательно были украшены цветами апельсина.

Венчальное платье 1850-х гг продолжает традицию эпохи Бидермайер, в нем также используется кружево-блонды. Аксессуарами являются короткие кружевные перчатки и ювелирные украшения. Что касается последних, то они могли быть любыми кроме бриллиантовых, потому что бриллиант — это камень замужней дамы. Наиболее предпочтительными украшениями для подвенечного убора считались жемчуг и белые камни, т.е. хрусталь.

В то же время в 1850-х годах стали входить в моду очень широкие юбки с оборками на кринолинах, в сочетании с очень широкими рукавами-пагод, которые стали характерной приметой Викторианской эпохи. Декорировались эти платья нередко брюссельским кружевом. Самым роскошным подвенечным платьем этой эпохи было заказанное в Брюсселе для французской императрицы Евгении платье с широким треном, сплошь состоявшее из брюссельского кружева. Рисунок кружева не повторялся на всей поверхности наряда.

Клод Моне. Завтрак на траве, 1865. Туалет дамы в желтом прекрасно иллюстрирует влияние историзма на костюм этого периода, он украшен подборами и контрастными темно-зелеными патами, явно инспирированными эпохой Рококо.

В 1860-х — 1870-х гг в моде был историзм, поэтому подвенечные платья нередко делались с турнюрами, разнообразными подборами и содержали реминисценции эпохи Барокко, Рококо и даже готические мотивы. В конце века, в 1890-е гг, в моду входят очень широкие рукава-жиго и более узкие платья с длинным треном. Чаще всего эти платья делались из атласа-дюшесс.

В 1900-е гг, в эпоху Модерна, объем платьев еще более сократился. Их стали отделывать машинным кружевом и специальными деревянными шишечками, обмотанными шелком — крело — характерной приметой декора рубежа веков. Другой характерной особенностью платьев этого периода является отсутствие декольте, как правило, они закрытые и имеют воротник-стойку.

Раскрашенное фото 1900-х гг. Императрица Александра Федоровна. Закрытое платье со стойкой.

С окончанием Первой мировой войны из женского гардероба исчез корсет и появилась выраженная тенденция к снижению талии. Такая же участь постигла и флер-д’оранж, который стали заменять просто букетом цветов. Сначала это были белые розы, а в 1930-е гг самыми модными цветами невесты стали каллы. В этот период стал популярен достаточно выраженный грим и яркий маникюр. В декоре наряда и прически нередко использовались перья.

В конце 1930-х гг возвращается корсет, и приносит с собой тенденцию к более широким платьям, иногда в ансамбле с небольшими жакетками. После 1935 г появляются подкладные плечи. В дальнейшем, на протяжении 20-го в., свадебные платья становятся менее каноничными, но по преимуществу в них сохраняется дух традиционализма.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого летаОсинка-пресс

5 Июля 2006 года мировая фэшн-индустрия отмечает знаковую дату — 60 лет назад в женском арсенале обольщения появилось супер-оружие, заставляющее мужчин вот уже шесть десятков лет оборачиваться им вслед — на пляжах появились первые купальники в стиле бикини!

Бикини. Сексуальная революция XX века.

Изобретение автомобильного инженера произвело термоядерный взрыв на пляжах мира. Топ-модели наотрез отказывались выходить на подиум в бикини. Для первого показа создатель купальника нанял профессиональную стриптизёршу. Церковь запрещала бикини в Италии, Испании и Португалии.

5 Июля 2006 года мировая фэшн-индустрия отмечает знаковую дату — 60 лет назад в женском арсенале обольщения появилось супер-оружие, заставляющее мужчин вот уже шесть десятков лет оборачиваться им вслед — на пляжах появились первые купальники в стиле бикини!

Бикини — одна из многих замечательных вещей, подаренных миру французами. Его изобрёл… инженер-автомобилестроитель, Луи Реар (Louis Reard), который однажды переквалифицировался в дизайнера купальных костюмов. Именно он в 1946 году представил публике то, что мы так часто встречаем на пляжах — в общих чертах это уже было то самое бикини, которое по сей день сводит с ума миллионы мужчин во всём мире.

Хотя, история моды свидетельствует, что ещё 1600 лет тому назад в Римской империи были обольстительницы, которые носили купальные костюмы, состоящие из двух деталей. Они запечатлены на древней мозаике в одном из храмов Сицилии.

Авторитетное издание в области купальников «Sports Illustrated » предлагает своё толкование термина «BIKINI» как «два» (bi), и «kini» — несколько квадратных сантиметров Лайкры. Это, конечно же, шутка. Бикини — название географическое. Это имя атолла, затеряного в Тихом океане, который сначала прославился тем, что американцы испытали на нём мощную атомную бомбу. Однако изобретение Луи Реара произвело взрыв посильнее атомного! Оно было настолько скандальным, что ведущие манекенщицы и топ-модели того времени наотрез отказывались демонстрировать первые модели бикини на подиуме. Реар решил проблему, наняв стриптизёршу из «Казино де Пари», которая впервые представила публике купальник бикини в знаменитом бассейне Делини в центре Парижа.

Ещё один курьёзный факт из истории бикини: в 1943 году Правительство Соединённых Штатов, движимое политикой всеобщей эконимии ресурсов в ходе II Мировой войны, потребовало от швейников… уменьшить количество тканей, идущих на пошив женских купальников, на 10 процентов! Генералы Пентагона должны были наградить Луи Реара как минимум медалью — его стараниями площадь купальников уменьшилась в четыре раза! На них стало уходить всего полметра ткани, вместо двух метров, которые требовались для пошива купальных костюмов старого «пуританского» фасона.

Но, похоже, автомобильный инженер перестарался. Когда информация о «бесовской одёже» дошла до кардиналов, те пришли в ужас. К счастью для Луи Реара он создавал своё бикини не во времена Святой инквизиции. Иначе одним костром бы точно стало больше! Однако, католическая церковь строго-настрого запретила женщинам появляться в бикини в Италии, Испании и Португалии. Даже в терпимой Франции общество колебалось — запрещать или нет?

Так продолжалось до середины 50-х годов. Всё изменилось с выходом на экраны нашумевшего фильма «И Бог создал женщину». В нём первая европейская секс-бомба Бриджит Бардо снялась в бикини, что враз разрушило все барьеры! После ставшего культовым фильма женщин остановить было уже невозможно. Модные купальники мгновенно заполонили пляжи в Сан-Тропе и Итальянской Ривьере. Церковь была вынуждена признать поражение. А швейные фабрики, работая в три смены, ещё несколько лет не могли справиться с заказами.

По другую сторону Атлантики события тоже развивались стремительно. Первыми секс-дивами, надевшими бикини, стали Мерилин Монро и Рита Хейворт. А в 1963 году подружка Джеймса Бонда — кинозвезда Урсула Андресс предстала перед миллионами зрителей, выходящей из морских волн в стильном бикини и с ножом, закреплённом на поясе. Как говорится, дьявол всегда скрывается в деталях — в этом купальнике уже применялась LYCRA® — эпохальное изобретение DuPont, совершившее революцию в мире моды.

Бикини с Лайкрой® (сейчас эта марка эластанового волокна принадлежит крупнейшей текстильной компании INVISTA) — это ещё одна страница вечной истории обольщения. Женщины в них стали ещё привлекательнее и сексуальнее.

Купальники с Лайкрой идеально облегают фигуру, подчёркивая все её достоинства. Ну а площадь ткани, уходящей на каждый купальник, с годами стремиться к …нулю. Вошли в моду бикини с трусиками «стринг», и ещё добрая четверть площади купальника ушла в прошлое. Если мода и дальше будет развиваться в том же направлении, то в скором времени текстильные компании, выпускающие материалы для купальников, неминуемо будут обречены на разорение. На теле купальщиц останется всего несколько сантиметров ткани и немного Лайкры®…

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого летаОсинка-пресс

автор текста: Вера Папкова для портала Осинка.ру
Примечание. При подготовке материала использованы лекции по истории моды Александра Васильева с его любезного разрешения.

Каждое время обладает для истории своей ценностью, своими приметами и своим наследием. Начало прошлого века воплощало воздушность и эфемерность женского образа, который создавался утягивающим корсетом и особым покроем юбки. Это было время расцвета домов моды, ателье, ювелирных и шляпных мастерских. 1900-е годы запомнились миру именами Надежды Петровны Ламановой и ювелира Карла Фаберже.

Русская мода ХХ века: 1900-1910 годы

Каждое время обладает для истории своей ценностью, своими приметами и своим наследием. Начало прошлого века воплощало воздушность и эфемерность женского образа, который создавался утягивающим корсетом и особым покроем юбки. Это было время расцвета домов моды, ателье, ювелирных и шляпных мастерских. 1900-е годы запомнились миру именами Надежды Петровны Ламановой и ювелира Карла Фаберже.

С эпохи Петра I русская мода развивается в стиле европейских тенденций. В 1900-х гг. русская женская мода ориентировалась на два модных европейских города — Вену и Париж; а мужская — на Лондон. Представители высших сословий, как основные потребители моды, стремились вполне соответствовать европейскому стилю и черпали модные идеи именно в этих модных столицах.

Фотография В. Чеховского. Одесса. 19 июля 1906 г. Дама средних лет в прогулочном демисезонном туалете из легкой светлой шерсти. Платье отделано рюшем, шелковыми бейками и вставками из сурового кружева. Кружевные митенки и эффектная шляпа из итальянской соломки, украшенная бархатом и английскими розами, шелковый зонтик с фигурной ручкой в виде цапли.

Женская мода этого периода являлась воплощением стиля «прекрасной эпохи» и стиля модерн. Основу женского силуэта составил идеальный образ женщины той эпохи — женщины, которой чужды земные тревоги, каждодневность, заботы быта и вообще физическая работа. Женщина той эпохи, когда она еще не была эмансипирована, т.е. не работала и не имела такой необходимости, больше была похожа на прекрасный цветок, экзотическое насекомое, например, бабочку, птицу… Художники той эпохи изображали женщину в образе русалки или ундины, живущей в воде; нимфы в облаках; дриады, живущей в лесах; но ни в коем случае не в образе живого человека, который ходит по улице. Женщины в тот период не ходят по земле, они парят! Поэтому основная идея женского образа той поры — невесомость, воздушность и эфемерность. Модный силуэт, создающий такой образ, состоял из непомерно утянутой корсетом «осиной» талии; широких бедер; расклешенной колоколообразной, похожей на цветок юбки, которая заканчивалась треном (шлейфом), создававшим иллюзию «пены волн», из которых выходит это прекрасное неземное создание.

По сохранившимся платьям этого периода мы знаем, что талия утягивалась до нечеловеческих объемов в 42 — 45 см, таким образом, чтобы женщины могли сравнивать объемы своих талий с объемами шей своих поклонников.

Эпоха 1900-х гг. была эпохой небольших женщин. В моде были женщины ростом 1,55 — 1,60 м, но очень пышногрудые. Поэтому в эти годы одежда стремилась к созданию иллюзии пышного бюста. Грудь поддерживалась корсетом и культивировалась. Россия 1900-х гг. была заполонена всевозможными рецептами увеличения бюста с помощью массажей, микстур, компрессов и т.п. В одежде бюст располагался единым пышным фронтом (разделение грудей появилось только с приходом лифчиков) и драпировали его, используя всевозможные рюши и подкладные ватные подушечки, добиваясь, чтобы грудь выглядела пышно и вызывающе красиво.

Женщина этой эпохи должна была быть «манкой», т.е. приманивать мужчину своими объемами, иметь узкие покатые плечи, но не должна была быть худой. Основным предназначением женщины в ту пору было материнство. В крестьянской среде было нормально иметь по 10 — 12 детей, а в городской — по 6 — 8. Поэтому народонаселение России было высоким и составляло к 1917 г. 150 млн. человек, т.е. больше чем сегодня, к 2007-му году.
Русские женщины той поры никогда не загорали, загар считался признаком простолюдинок, крестьянок, работающих в поле. В соответствии с французскими модными канонами женщины пудрились светлой рисовой пудрой, стремясь к эффекту болезненно-бледного вида, но сохраняли при этом пикантные формы. Это была эпоха длинных волос. В моде были рыжеватые шатенки с длинными блестящими волосами, которые укладывались в сложные японообразные прически.

И крой платья благодаря форме рукавов и корсажей, и форма шляп этой поры говорили всегда о природе, а не о геометрии. Мода этого периода не любила прямых линий, углов, прямых окончаний. Актуальны были формы, напоминающие цветок или крылья насекомых — они прослеживаются и в форме рукава, и в формах головных уборов, и т.д. Женский силуэт удлинялся треном, поэтому женщина, несмотря на свой небольшой рост, выглядела выше, чем она была на самом деле, особенно сзади; а подчеркнуто узкая талия создавала элегантный, невесомый силуэт, подчеркивавший грудь, бедра и воздушное сложение женщины в целом.

Россия этих лет могла похвастаться обилием модных домов, ателье и мастерских. Только в Петербурге в 1900-е гг. действовало более 120-ти модных домов и ателье. В постреволюционные годы в Петербурге работало 2 дома моды — №1 и №2. Именно петербургские модные дома были главными в России, поскольку Петербург был столицей, и вся культурная и светская жизнь России была сосредоточена там. Москва была второй столицей и таким количеством модных домов похвастаться не могла. Самым знаменитым модным домом в Петербурге был Дом Бризак, в котором работало 60 портних. Хозяева этого дома, будучи по происхождению французами, сделали Россию своей второй родиной и открыли этот дом в 1855 г., на два года раньше, чем Ворт открыл свой дом в Париже. Дом Бризак был закрыт декретом Ленина 1918 г., а его «меховой резерв» был национализирован.

Санкт-Петербург, около 1903 г. Знаменитая певица Анастасия Вяльцева в роскошном концертном платье Дома Бризак из шелка. Платье отделано шитьем, по которому апплицированы черные ласточки; на плечах — боа из страусовых перьев.

На сегодня в России сохранилось не более пяти изделий Дома Бризак. Одно из платьев Дома Бризак находится в собрании Музея истории и реконструкции Москвы. В России нет музея моды. Отдельные коллекции костюмов имеются в Эрмитаже, Историческом музее, Музеях Царского села, Музее истории и реконструкции Москвы и некоторых других собраниях. В большинстве случаев эти коллекции не имеют постоянной экспозиции и недоступны для изучения. Ни один из вышеназванных музеев не ведет закупок, коллекции костюма пополняются только за счет даров.

Дома от кутюр в России отличала их элитарность. Например, петербургский Дом Бризак являлся Поставщиком Двора и работал исключительно для придворных нужд, т.е. клиентками этого дома были императрица, ее дочери — великие княжны, великие княгини — сестры и жены великих князей и фрейлины Двора. По высочайшему повелению императрицы Дом Бризак мог обслуживать двух клиенток, не принадлежащих ко двору — любимых публикой артисток Анну Павлову и Анастасию Вяльцеву.

Еще одним большим петербургским модным домом 1900-х гг. был Дом Гиндус, который в эпоху революции разделил судьбу Дома Бризак и канул в Лету. Третьи крупным домом моды был Дом Ольги Бульденковой, которая тоже была Поставщицей Двора, т.е. делала придворные платья. Это были особые форменные платья, которые не подвергались модным течениям, а были регламентированы Уставом Двора, утвержденным специальным императорским указом еще в 1830-е гг.

Кроме крупных домов моды работало более сотни мелких домов моды и ателье, которые как выполняли индивидуальные заказы, так и выпускали серийные коллекции. Таким образом, русская мода 1900-х гг. имела как индивидуального, так и массового потребителя, хотя показов ни один из русских домов не проводил.

Первый показ мод состоялся в Петербурге в 1916 г. Однако, в 1911 г. в Петербург привозил свою коллекцию Поль Пуаре. Разница между этими событиями в том, что в 1916 г. показывались русские модели на русских манекенщицах, а в 1911 г. Пуаре показывал на французских манекенщицах французские модели. Следующий показ моды в советское время произошел только в 1959 г., когда в СССР приехал Дом Кристиана Диора.

Самой знаменитой московской создательницей моды была Надежда Петровна Ламанова. Она происходила из дворянского рода Нижегородской губернии, портновскому мастерству обучалась в Париже, а уже в 1880 г. открыла свое производство в Москве. Ее творчество быстро завоевало признание, и она получила звание Поставщицы Двора Ее Императорского Величества. Императрица, таким образом, одевалась у Ворта в Париже, у Бризака в Петербурге и у Ламановой в Москве.

Портрет работы В.Серова. 1911 г. Надежда Петровна Ламанова.

Ламанова знаменита, в частности, своими костюмами, выполненными в 1903 г. для «Русского бала» в Зимнем дворце. Также она много работала с Художественным театром по приглашению Станиславского, ею создавались костюмы для Книппер-Чеховой, Германовой, Андреевой и ко многим спектаклям Художественного театра. Работать Ламанова предпочитала в технике наколки, или муляжным способом, когда ткань накалывается на манекен булавками, без использования плоской выкройки. Метод наколки считается вершиной портновского мастерства, и все модели от кутюр и сейчас выполняются в этой технике.

Судьба Ламановой после революции была печальна. Она была единственной из российских модельеров, не эмигрировавшей за границу — не только потому, что ко времени революции ей было уже 60 лет. Ее муж, крупнейший русский бизнесмен и благотворитель Каютов, был арестован большевиками в числе первых, и Ламанова надеялась, что ей удастся добиться его освобождения. Этим надеждам не суждено было сбыться, Каютов был уничтожен, и сама Ламанова была в 1918 г. арестована и посажена в Бутырскую тюрьму за то, что шила наряды для самой императрицы. Через несколько месяцев она была освобождена по ходатайствам Горького и Станиславского, и приказом Луначарского назначена руководить ателье по пошиву «новой советской одежды».

В 1925 г. модели Ламановой в народном стиле из полотенец и рушников (поскольку настоящих тканей в этот период в России не было) получили Гран-при Советского павильона на Всемирной выставке. Умерла Надежда Петровна Ламанова в 1941 г. от разрыва сердца на лавочке перед Большим театром.
Ламанова является основоположницей советского дизайна и конструирования, как единственный профессиональный модельер, оставшийся в стране после революции.

Работа Н.Ламановой. Строгое визитное платье бежевого цвета — наиболее ранняя работа Ламановой из хранящихся в Эрмитаже.

Русская мода 1900-х гг. тяготела к использованию отечественных материалов. В первую очередь, это касалось кружева. 1900-е гг. — эпоха большого интереса к псевдо-русскому стилю в архитектуре, мебели, живописи и, конечно, в одежде. Поэтому вологодское, елецкое, михайловское и другие льняные кружева народной работы были очень популярны и востребованы.

Кружево, изобретенное на рубеже XV — XVI вв. итальянцами, в Россию пришло из Западной Европы на рубеже XVII — XVIII вв. Тем не менее, те формы кружева, которые сохранились у нас, считаются национальными.

Яркой отличительной чертой отечественного вкуса является любовь к декору. Именно поэтому все вещи русской работы более многословны и многодельны, чем вещи, которые делались на Западе. Большинство вещей русской работы 1900-х гг. богато отделаны вышивкой (как крестиком, так и гладью), лентами, аппликациями и т.п.

Кроме отечественного, Россия была крупным потребителем европейского, в частности, брюссельского и фламандского кружева, которое закупалось в Европе. Благодаря сохранившимся таможенным ежегодникам, в которых содержалась информация обо всех ввезенных и вывезенных через границу товарах, нам известно, например, что в период 1900-х гг. в Россию было ввезено около 500 тонн страусового пера для отделки туалетов. Этот факт служит наглядной демонстрацией того, что русскому вкусу всегда было свойственно тяготение к богатству декора. Детали, аксессуары и отделка всегда играли для русской женщины огромную роль.

Русские женщины всегда были любительницами и большими потребителями украшений — как настоящих жемчугов, бриллиантов и ювелирных камней, так и бижутерии, их имитирующей. В России той поры работало огромное количество ювелиров, кроме того, пользовались спросом и привозные заграничные ювелирные изделия. Очень большое количество вещей ввозилось через западные рубежи империи — Варшаву, Ригу, Гельсингфорс.

Брошь в виде пчелы. Серебро, золото, алмазы, бриллианты, рубины, жемчуг, эмаль. Фирма Болина. Россия, Москва, 1908-1917.

Ювелирное искусство в России той поры было очень развито. Выпускались как относительно недорогие серийные вещи массового производства, так и очень дорогие украшения индивидуальной работы из золота, платины, а для более скромных потребителей — из серебра. Серебряные украшения считались совсем непритязательными, золото было нескольких отличающихся по составу сортов, наиболее популярным из которых было червонное золото розоватого оттенка. Украшения этого периода фигуративны, т.е. представляют собой конкретную ветку, цветок, бабочку, жука, паучка, и т.п.

Излюбленным мотивом украшений была летучая мышь, тема которой была, вообще, очень популярна в эту эпоху в России. Так, например, в 1910-е гг. в Москве работало знаменитое кабаре Никиты Балеева «Летучая мышь». Именно в ювелирных изделиях очень полно воплотился господствовавший в тот период стиль модерн. Ярким представителем стиля модерн был литовский художник и композитор Чюрленис. Цветовая гамма живописи стиля модерн тяготела к зеленовато-голубовато-серым тонам, что оказало влияние и на ювелирные украшения.

Микалоюс Константинас Чюрлёнис, 1909 год. «Сказка о королях».

В России традиционно любили и цветные камни — например, уральские самоцветы пользовались популярностью и в эту эпоху.

К 1910-му г. формы украшений постепенно становились более геометричными, появились бессюжетные брошки с аквамаринами, аметистами, александритами и т.д.

Именно Россия дала миру знаменитого ювелира Карла Фаберже. Расцвет стиля Фаберже приходится как раз на эпоху 1900-х гг. Основана фирма Фаберже была в Петербурге в середине XIX в., но пользоваться успехом и популярностью их изделия стали несколько позже, после того, как фирма стала изготавливать подарочные пасхальные яйца для императорской семьи.

Фирма Карла Фаберже. Пасхальные подарочные яйца.

Творчество Фаберже уникально тем, что они разрабатывали русскую тему, используя для этого как отечественные самоцветы, так и привозные камни. Тема яйца была впервые использована в ювелирном искусстве именно Фаберже.

В отличие от Европы, предпочитавшей блеклые, приглушенные тона в одежде, в России были популярны насыщенные, глубокие тона малинового, лилового, всех оттенков красного… Эта особенность русского вкуса продиктована, прежде всего, климатом и географией нашей страны. На фоне долгой мрачной зимы и неброской русской природы, мы всегда будем любить яркие цвета и богатый декор, восполняя таким образом недостаток солнца и яркости красок окружающего мира. Именно поэтому на отечественной почве плохо приживаются идеи минимализма — не только в одежде, но и в архитектуре и других видах визуальных искусств.

Фото 1910 год. Девушка в корсетном платье с декором в виде вышивки.

Одевались «богато» в России как в столицах, так и в провинциальных городах. Центрами провинциальной моды становились крупные промышленные центры — славились модницы Киева, Харькова, Одессы, Риги, Вильно, Казани, Самары… В этих городах было не только множество модных ателье, но и шляпниц, обувных производств, ювелиров…

Россия в эти годы была крупнейшим поставщиком текстиля в азиатские страны — русские ситцы продавались в Оттоманскую империю (Турцию), Иран и Китай. На весь мир славились ткани Трехгорной мануфактуры, Прохоровских мануфактур, фабрики Цинделя и многих других. Набивные ткани этих производителей шли как на экспорт, так и на внутренний рынок. В период 1900-х гг. в набойках тканей использовались мотивы господствовавшего тогда стиля модерн — ирисы, маки, анютины глазки, шиповник.

Русские изделия той поры отличает многодельность и большое количество ручной работы. Швейные машинки были завезены в Россию в 1855-м г. фирмой Зингер и широко использовались даже в деревнях, но ручной декор непременно сопутствовал созданию всякого предмета одежды.

В ту эпоху женщине выйти на улицу без головного убора было совершенно невозможно. Шляпа была главным аксессуаром русской модницы той поры, как, впрочем, и европейской. Любимым декором шляп были перья — поэтому они импортировались в таком огромном количестве, о чем было сказано выше. Главным требованием к шляпке той поры было то, чтобы она едва касалась прически, и было совершенно незаметно, как она прикреплена. Декор также стремился к достижению эффекта невесомости — птичка на шляпке должна была выглядеть так, будто она сию минуту готова вспорхнуть и улететь.

Конец 1900-х гг. Девушка в зимнем туалете, с собольей муфтой и в широкой фетровой шляпе, отделанной шелком и крыльями птицы, на плечах — горжетка из гагачьего пера.

Наиболее высоко ценились перья страуса, цапли и райской птицы. Шляпа с декором из таких перьев стоила очень дорого, что далеко не все могли себе позволить, поэтому в ход шли и перья отечественных птиц — чайка, орел, куропатка, лесные и даже домашние птицы.

Еще одним способом обзавестись шляпкой подешевле была ее покупка с рук на блошином рынке. Купленные там вещи — не только шляпки, но и платья — перешивались, перекрашивались и отделывались так, чтобы соответствовать своей новой хозяйке. Одним из популярнейших блошиных рынков в Москве был Сухаревский, куда свозились бывшие в употреблении вещи из богатых домов. Размер шляпы имел в 1900-е гг. очень сильную тенденцию к увеличению, а силуэт представлял собой шляпу с очень широкими асимметрично изогнутыми полями. Для удержания этой формы в шляпу помещался проволочный каркас. К концу 1900-х гг. шляпы стали настолько огромными, что превратились в мишень для карикатуристов; они напоминали огромные бельевые корзины, наполненные перьями.

Шляпные мастерские того времени работали по принципу ремесленной школы — владелица такой мастерской брала в обучение с проживанием девочек из малообеспеченных городских и деревенских семей. Постепенно они осваивали все технологические операции и секреты этого ремесла, начиная, конечно, с самых простых. В результате знаменитыми шляпницами становились самые талантливые и одаренные из мастериц, а все остальные, не блиставшие особыми способностями, были, тем не менее, грамотными специалистами, профессионально владевшими своим ремеслом.

Открытка начала XX века. Сухаревский рынок. Вид на Сухареву башню.

Количество шляпных ателье в столичных и провинциальных городах просто не поддается учету — их было великое множество. Некоторые из них были особо именитыми и славились по всей России, например, шляпное ателье «Вандраг», которое находилось в Москве, на Петровке.

Конец XIX — начало XX века. Лорнет. Серебро с нечеткими клеймами, бирюза. Западная Европа.

Другим характерным аксессуаром дамы того времени был лорнет — очки тогда считались принадлежностью «синих чулок» и им подобных эмансипе. Зонтик от солнца — также непременный дамский аксессуар того времени, предохранявший его владелицу от загара, ибо, как уже говорилось выше, непременным требованием к внешности тогда была «аристократическая бледность». Наиболее выдающиеся экземпляры таких зонтиков представляли собой настоящее произведение декоративно-прикладного искусства, отделывались вышивкой и кружевом, имели драгоценные ручки. Лучшие магазины зонтиков были на Невском проспекте в Петербурге и на Кузнецком мосту в Москве.

Все дамы в 1900-е гг. пользовались веерами. Это было обусловлено вполне прозаическими причинами — освещение было свечным или масляным, соответственно, чем ярче было освещено помещение, тем в нем было жарче. С массовым переходом на электрическое освещение необходимость в веере отпала, и он навсегда ушел из модного обихода в 1910-е гг. Декор вееров выполнялся в стилистике модерна, характерными их чертами были неровный край и излюбленные цветочные мотивы модерна — маки, ирисы и т.п. После Русско-японской войны 1905 г. в большую моду в России вошло все японское, соответственно, и веера стали часто декорироваться в японском стиле.

Очень популярны были перьевые веера — от самых недорогих, из петуха, которые носили горничные, до роскошных, из страуса. Страусиные веера изготавливались на драгоценном черепаховом каркасе и отделывались бриллиантовым шифром с монограммой владелицы. Все дворянские семьи в России имели свой герб и корону, которые охотно использовался в декоре различных аксессуаров — дамских сумочек, портмоне, вееров, печаток и перстней.

Русская обувь этого времени была, в основном, отечественной. Крупными обувными центрами были Москва, Петербург и Казань. Для дизайна обуви этого периода был характерен французский каблук, или каблук-рюмочка и заостренный нос. Как и у всех остальных составляющих модного туалета, особым характерным признаком русской обуви была богатая отделка бисером, вышивкой, жемчугом и т.п. Вышивка золотом по коже была очень трудоемкой, требовала значительных физических усилий, поэтому ее выполняли мужчины.

В 1900-е гг. в России была широко распространена торговля по почте, чем с удовольствием пользовались жительницы удаленных от столиц городов. Высылая денежный перевод и описание параметров покупки, они заказывали и получали по почте корсеты, зонтики, шляпки, туфли и многие другие необходимые модные предметы. Таким образом столичные моды практически немедленно достигали самых дальних окраин империи — Дальнего Востока, Сибири, Средней Азии и т.п.
Скорейшему распространению модных тенденций и новинок способствовало и то, что в России 1900-х гг. издавалось более десяти отечественных журналов мод — «Дамский мир», «Парижские моды для русских читателей», «Современная женщина» и др. В этих журналах содержались не только последние модели одежды, но и советы по приобретению модных аксессуаров, выкройки, рисунки вышивок и т.п. В 1910-х гг. появились первые цветные журналы, а в 1900-х они все были черно-белыми. Помимо отечественных, в России продавались и все иностранные модные журналы.

Модница 1900-х гг. могла переодеваться до шести раз за день — начинался день с пеньюара, затем наступал черед домашнего платья, после чего прогулочного, затем визитного, чайного, обеденного, и, наконец, бального или театрального — в зависимости от планов на вечер. Фактически все время светской женщины было посвящено смене туалетов и украшению себя. Разумеется, это предполагало не только пользование услугами модисток, шляпниц и т.п., но и наличие штата прислуги, в т.ч. домашних прачек и гладильщиц.

В каждом доме не только богатом, но даже и среднего достатка, обязательно была хотя бы одна прачка, которая стирала и крахмалила все — от белья до дневных платьев, а также детское и мужское; и другая, которая все это гладила. Для кухонных забот существовала кухарка, для остальных домашних работ — горничная. Воспитание детей было поручено сначала няне, а затем гувернантке и домашним учителям.

В 1900-е гг. в России было принято подолгу носить траур. По смерти близкого родственника — супруга, родителя, брата — траур носился в течение года. Поэтому существовала определенная мода на черные, траурные детали, аксессуары, платья. Траур подразделялся на полный, глубокий траур, который носился год; полутраур, соблюдавшийся полгода; и четвертичный траур, во время которого допускалось вместо черного носить серое и лиловое. Четвертичный траур соблюдался по родственнику не очень близкому, например, кузену или племяннику. Но вдова, в соответствии с правилами приличия, должна была относить черное в течение года без малейших послаблений.
Ювелирные украшения тоже делились на обыденные и траурные. Бриллианты во время траура носить не полагалось, траурными считались черные украшения из каменного угля и весьма популярные в то время плетеные украшения из волос.

Находившаяся на экономическом подъеме, богатая Россия 1900-х была очень привлекательна для всевозможных западных звезд, которые охотно приезжали сюда на гастроли. Блестящие европейские красавицы, актрисы и певицы, привозили с собой европейские модные тенденции, западные представления о красоте и образе жизни.
Одной из таких блистательных дам, востребованных в 1900-е гг., была итальянская певица, сопрано Лина Кавальери. Она часто и охотно приезжала с гастролями в Петербург, где пользовалась большим успехом и получала богатые подарки. Ее роскошные туалеты и драгоценности всегда служили темой для обсуждения в прессе.

Лина Кавальери

Другой знаменитой красавицей того времени, которая охотно посещала Россию с выступлениями, была бельгийская балерина Клео де Мерод. Она оставила книгу воспоминаний в которой, в частности, отмечает, что объездив с гастролями весь мир, она нигде не видела такой роскошной публики, как в Петербурге. Зрительный зал блистал бриллиантами, мехами и золотыми эполетами, и ни в одной стране мира ей не оказывался прием богаче, чем в России.

Клеопатра (Клео) Диана де Mерод

Еще одной всегда желанной и очень популярной в России заграничной красавицей была испанская танцовщица Каролина Отеро. В 2006 вышла ее биография на русском языке — книга Кармен Посадас «Прекрасная Отеро».
В те времена очень распространенной формой концертов были бенефисы — т.е. такие выступления, когда весь сбор от зала получала бенефициантка, а зрители подносили ей подарки. Такие подарки могли делаться как частными лицами, так и от имени тех или иных объединений или организаций, например, Купеческого собрания, Организации промышленников и т.п. Под подарками тогда понимались только и исключительно драгоценности, т.е. бриллианты.

Каролина Августа Отеро

Знаменитой русской звездой того времени была исполнительница романсов Анастасия Вяльцева. Она считалась одной из самых богатых женщин в России, например, у нее был собственный железнодорожный вагон, оборудованный со всем возможным комфортом и роскошью, в котором она ездила по стране с выступлениями. Общества городов, которые она посещала с выступлениями, соревновались друг с другом в богатстве и роскоши преподносимых ей подарков. Так, во время гастролей в Харбине, местным Купеческим собранием Вяльцевой был преподнесен страусовый веер, к каждому перу которого была приколота бриллиантовая брошь.

Анастасия Вяльцева

Модной красавицей была и балерина Матильда Кшесинская, любовница будущего императора Николая II. Эта дама отличалась большим умом и сильным характером, благодаря чему имела заметное влияние не только на модные тенденции, но и на ход политических событий своего времени.

Матильда Феликсовна Кшесинская

Модным в России и в Европе того времени украшением был эсклаваж — украшение, которое носилось на бархатной ленте на шее. Для тех, кто не мог себе позволить настоящих драгоценностей, выпускались их имитации. Искусственный жемчуг, который делался из воска, покрытого эмалью, пользовался широкой популярностью, как и стразы, т.е. имитация бриллиантов.

Вызывающая и выставляемая напоказ роскошь этих дам полусвета служила предметом обсуждения в прессе и в обществе. Их туалеты и драгоценности стоили целые состояния, и основная масса населения, даже и принадлежащая к зажиточным слоям, конечно же, не могла себе этого позволить. На многочисленных фото того времени, сохранившихся в архивах и частных собраниях, перед нами предстают обыватели, одетые гораздо проще, чем эти шикарные женщины — очень добротно, но не слишком модно. Немалую роль в этом играло и православие — господствующая в России религия. В соответствии с православными представлениями о морали женщинам не пристало носить вещи слишком открытые, например, очень декольтированные платья, и вообще выставлять напоказ свою фигуру.
Обыватели вели скромный и экономный образ жизни. Обывательница, в отличие от светской дамы, переодевалась в течение дня не шесть раз, а только два. Платья часто обновлялись, перешивались и перекралшивались из старых; но в общих чертах следовали основным тенденциям моды того времени.

Очень большое влияние на мировую и отечественную моду оказал транспорт. В частности, бурное развитие железных дорог, появление и развитие автомобилей и первых самолетов заставило женщин по-новому взглянуть на свой гардероб и выявило непрактичность одежды 1900-х гг. — длину и ширину платьев, узость корсета, излишний декор.
Первые автомобили, как и первые самолеты, не имели крыш, они были открытыми, поэтому огромные широкополые шляпы стремились улететь, как только автомобиль набирал скорость. Это обусловило появление тенденции к переходу на более компактные головные уборы, прочнее державшиеся на голове. В моду стали входить шарфы, которыми можно было привязать головной убор. Появляются коллекции дорожных костюмов, костюмы для путешествий и первые английские костюмы. Такие костюмы состояли из юбки с жакетом и блузки, что было более практично и давало женщинам большую свободу движения и удобство. Появляются коллекции пальто и пыльников, которые назывались словом сак, что значит мешок. Таким образом, к 1910-му г становится очевидной тенденция к большему практицизму в одежде.

Влияли на пути развития моды и достижения науки того времени. Так, в конце 1890-х гг. немецкий доктор Рентген изобрел хорошо знакомый нам сегодня аппарат, названный его именем, который позволял просветить человеческий организм. И одним из первых рентгеновских снимков стал снимок женщины в корсете, который позволил врачам с ужасом констатировать, как сильно сжимает и деформирует внутренние органы жесткий и очень узкий корсет 1900-х гг. Именно врачи первыми подняли свой голос, выступив с протестом против жесткого утягивающего корсета. Под влиянием этих данных стали появляться предложения о реформе женского туалета, в частности, об изменении форм белья в направлении более широкого корсета с завышенной талией, который не стягивал бы внутренние органы настолько сильно.

Французский модельер Поль Пуаре уже в 1905 г. предлагал модели без корсета. Эти модели не имели большого успеха, но тем не менее, к 1910-му г. отчетливо проявилась тенденция к поднятию талии, освобождавшая от принятого ранее максимально сильного утягивания.
Одной из главных модных тенденций конца 1900-х гг. был покрой блузок с напуском на талии, который назывался «голубиная грудка». Эта форма позволяла женщинам шнуроваться немного меньше и слегка маскировала талию.

Революция 1905 г. в России стала началом женской эмансипации. Женщина начинает критически оценивать отведенное ей в обществе место. На волне этих настроений хорошо воспринимается идущая из Европы тенденция к упрощению кроя и отделок, и в моду начинает вторгаться прямая линия. Подкреплялась эта тенденция и повсеместным распространением швейных машинок, которые в ту пору были только прямострочными. Мода становится как более практичной, так и более демократичной.
Однако ручная работа не утрачивает своей популярности и в этот период. Мастерские при многих монастырях специализируются на уникальной отделке белья и верхней одежды.

В этот период в России были крупные производители белья, имевшие хорошие продажи. В частности, в Москве одной из самых знаменитых фирм по производству белья была фирма «Братья Альшванг», чье белье высоко ценилось и отличалось отменным качеством. Белье разделялось по ассортименту изделий, их цене и качеству. Были отдельные мастерицы-корсетницы; те, которые шили только панталоны или лифчики под корсет, ночные рубашки или нижние юбки. Женское белье в России, как и во всем мире, было в 1900-е гг. очень объемным, а его отделка варьировалась в зависимости от покупательной способности клиентки.

Цветное белье носили только публичные женщины, приличные женщины носили белье исключительно белое и чулки белые, черные или розовые. Женщины-ученые носили синие чулки, благодаря чему и появилось известное идиоматическое выражение. Телесного цвета в белье не существовало до начала 1920-х гг. Все чулки были длиной до колена, как современные гольфы, и носились на подвязках, крепивших их под коленом. Сверху носились закрывающие колено панталоны, пышные и отделанные шитьем. Панталоны делились на закрытые и открытые, т.е. не сшитые по центральному шву, что позволяло отправлять естественные потребности, не снимая весь костюм.

Поверх панталонов носились нижние юбки — хлопчатобумажная и шелковая, из тафты специального сорта, которая придавала туалету шуршание. Считалось, что по-настоящему шикарное платье должно шуршать, издавая характерный звук «фру-фру» — упоминание об этом можно встретить, например, у Толстого в «Анне Карениной». Хлопчатобумажные нижние юбки были белыми, а шелковая должна была быть в тон ткани платья, потому что ее было видно из-под подола.

Корсеты делились на повседневные и праздничные. Зашнуровать корсет самостоятельно было невозможно, для этого необходима была помощь горничной. Или мужчины…

Поскольку образ женщины постоянно сравнивался с неким неземным воздушным существом, в этот период женщины носили только длинные волосы — никакие стрижки категорически не допускались. Первые короткие стрижки появились в 1914 г., с началом первой мировой войны. В моде были шатенки с рыжеватым отливом. Волосы всегда причесывали, распущенные волосы допускались только на сцене или в постели. Прическа этой поры представляла собой очень объемный валик, который поддерживался специальной бананообразной конструкцией из конского волоса — эта конструкция крепилась под собственные волосы, а поверх нее делался начес. Эта прическа напоминала прическу гейши, она появилась под влиянием пришедшего в 1890-е гг. японизма и продержалась в моде довольно долго. Активно использовались всевозможные заколки и гребни из черепахи или роговые, часто украшенные камнями или стразами. Волосы не принято было мыть слишком часто, в воспоминаниях современников можно встретить упоминания о перхоти на плечах дам той поры.

Домашние ванны были большой редкостью — в основном все ходили мыться в бани. Большого разнообразия моющих средств не было. Шампуни, которые тогда называли шампонями, были яичные, хвойные и крапивные и продавались в аптеках.

В макияже допускались только очень светлая пудра, блеск для губ и румяна — помада и тени не применялись, как и подводка глаз, которой пользовались только артистки. Женщина в гриме выглядела подозрительно. Ногти полировали, добиваясь, чтобы они блестели и имели естественный бледно-розовый цвет, цветные лаки для ногтей не применялись.

В России было несколько знаменитых парфюмерных фирм, таких как фабрика Брокар (теперь она называется Новая Заря), поставщик двора; фабрика Остроумова; фабрика Ралле и др. Исторически сложилось так, что находились они не в Петербурге, а в Москве. Многие из них были открыты еще 1850-60-е гг. и зачастую были основаны выходцами из Франции после наполеоновского нашествия. Они выпускали мыло, одеколоны, пудры, шампони, духи, кремы, помады и румяна. Все эти фирмы участвовали во Всемирной выставке в Париже в 1900-м г. и были отмечены дипломами, а духи фабрики Брокар и фабрики Рале получили золотые медали. О высоком уровне парфюмерного дела в России того времени говорит, в частности, такой факт — автор всемирно известных духов «Шанель №5» Эрнст Бо был до революции парфюмером на фабрике Рале в Москве.

Генрих Брокар

В 1900-е гг. в моде были цветочные духи, наиболее популярными были ароматы Сирень, Ландыш, Роза, Жасмин. Знаменитые «советские» духи «Красная Москва» были созданы в 1913 г. и назывались «Букет Императрицы». Вся косметика в России была отечественного производства.

Мужская мода рассматриваемого периода не отличалась разнообразием и подчинялась строгому регламенту как в России, так и в Англии или во Франции. Например, вечерний мужской костюм всегда состоял из черного фрака, белого крахмального жилета, белой крахмальной сорочки и белой бабочки. Для менее торжественных случаев жилетка могла быть и черной, но бабочка всегда бывала белой.
В 1910-е гг. в России входят в обиход пришедшие из Англии смокинги, носить которые полагалось с черной бабочкой.

Самой же распространенной мужской одеждой этого времени была визитка — черный жакет со скошенными полами и брюки серые в черную полоску. Кроме того, носили костюмы-тройки — шерстяные, летом — льняные, а в очень жаркую погоду — из шелка-чесучи. Шерстяные костюмы могли быть коричневыми, черными или серыми, а летние — бежевыми, белыми или светло-серыми.
Все рубашки в Росси и в Европе имели крахмальные воротник и манжеты, которые были отдельными от собственно рубашки, пристегивались к ней и отдельно стирались и крахмалились.

Отличительной чертой русского мужского стиля была мода на косоворотки, которые носили свободомысляще настроенные мещане и разночинцы. Косоворотки были льняными, ситцевыми и шелковыми. Летним головным убором была шляпа-канотье, зимой носили «боярские» шапки и т.н. «пирожки» из каракуля или бобра. Мужчины носили меховые шубы крытые сукном, с бобровым или каракулевым воротником.

Императрица Александра Федоровна и цесаревич Алексей в матросском костюме, 1910-е гг.

Детский костюм разделялся на европейский и русский. Русский костюм состоял из сарафана, косоворотки, вышитых и стилизованных. Но самой популярной одеждой мальчиков и девочек в эти годы были матросские костюмчики . Платья девочек были очень короткими, открывающими колени, линия талии у них располагалась низко на бедрах, предвосхищая моду 1920-х гг. на заниженную талию.
Мальчиков принято было коротко стричь; а девочкам завивать локоны , которые носились распущенными и украшались большими бантами — косичек в то время не заплетали.
Детские шубки шились, как правило, из светлых мехов, в отличие от взрослых, темных.

В искусстве 1910-х гг. в России происходит настоящий прорыв. Русские художники-футуристы и абстракционисты покорили мир новыми формами. Такие творцы новых форм и нового видения цвета, как Кандинский, Малевич, Ларионов, Гончарова очень сильно повлияли на всю мировую живопись и на моду.

Главную роль в фильме «Довлатов» исполнит иностранный актёр

Основные съемки фильма Германа-младшего стартовали в Петербурге 20 февраля

Сергея Довлатова в фильме Алексея Германа-младшего сыграет иностранный актёр, сообщает «РИА Новости» со ссылкой на продюсера картины Андрея Савельева. Имя актёра станет только ближе к концу года, после окончания съёмок.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Главную роль в фильме «Довлатов» исполнит иностранный актёр

Как отметил продюсер Андрй Савельев , создатели биографической ленты пока намерены держать в секрете имя исполнителя роли Сергея Довлатова:

Съёмки фильма «Довлатов» начались в феврале этого года. Фильм создается при поддержке нескольких стран: Польши, Сербии, Финляндии, Армении и России. Его оператором выступает Лукаш Зал, известный по оскароносной драме «Ида». В байопике появятся Данила Козловский, Елена Лядова, Чулпан Хаматова и Светлана Ходченкова. Премьера «Довлатова» состоится в первой половине 2017 года.

Куда пойти на неделе: Человек-Муравей, пост-панк и шансон

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Понедельник, 13 июля

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Вторник, 14 июля

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Среда, 15 июля

Поклонники Joy Division могут снова посмотреть спектакль Джой Дивижн — в то же время, на том же месте (19:00, арт-завод Платформа) его покажут во второй раз.

Четверг, 16 июля

Кинопремьеры
На этой неделе нас ждет четыре кинопремьеры.
Чтобы пощекотать нервы: приключенческий блокбастер Человек-Муравей с Полом Роддом и Майклом Дугласом в главных ролях. Фильм повествует о том, как крошечные мурахи могут провернуть грандиозную аферу, если ими руководить свер-современныхми технологиями и злым гением.
Для летнего настроения: комедия Этот неловкий момент с Венсаном Касселем в главной роли, о том, как сорокалетний отец семейства в отпуске на Французском побережье влюбился в юную дочь своего друга.
Чтобы отбить у подростков желание проводить много времени в интернете: фильм ужасов «по скайпу» Удалить из друзей грузинского режиссера Левана Габриадзе — о скелетах в шкафу беззаботных американских школьников.
И для вдумчивого вечера: франко-бельгийская драма Дневник горничной с Леей Сейду — о жизни привлекательной горничной Селестины, которая отправилась из Парижа на службу в семью провинциальных помещиков, во Франции конца ХIХ века.

Какой цвет волос больше подходит Джессике Альбе?

Во время прогулки по залитому солнцем Лос-Анджелесу актриса была замечена с новым – светлым цветом волос. Мы уже видели Джессику-блондинку в «Фантастической четверке», но после рождения дочери она ни раз уверяла, что ей нравится каштановый цвет. А вам какая Джессика Альба больше нравится: брюнетка или блондинка?

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Brunette — она одна из тех, кто в толпе

Blondie — она одна из тех, кто самый привлекательный в этой толпе

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Фото очень неудачные. Лично ей, на мой взгляд, больше идет блондинкой.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

как сравнивать?? если на первой фотки половина лица скрыто

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Да бред!! Совершенно неудачные фото для сравнения. У Джес оч красивые глаза! На 1 фото их совершенно не видно, поэтому 2 фото смотрится безусловно выигрышнее!

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Согласна. Неудачно для сравнения!

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Первый гость, наверное считаете себя самой умной )))), ну ну, серость еще никого не красила

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

и так и так хорошенькая)))

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Больше брюнетка , ей и светлый не плохо.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

Альба в принципе хорошенькая, но ее «брюнетистый» образ, на мой взгляд,гармоничнее).согласна, что по предложенным фото судить нельзя.

Александр Васильев «разнес» самые неудачные звездные наряды этого лета

негр с белыми волосами — точно на любителя

Жалоба

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Жалоба отправлена модератору

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Нет комментариев

    Оставить комментарий