ЕДИНСТВЕННО — ВАЖНО

ЕДИНСТВЕННО — ВАЖНО

ЕДИНСТВЕННО — ВАЖНО

Существует много методов, которыми мы можем пользоваться, чтобы развить спокойствие и устойчивость ума. Например, мы можем медитировать на форме божества, либо мы можем фокусировать ум на форме семенного слога или же физическом предмете, вроде куска дерева или камня. Теоретически, нет причин, по которым следовало бы отказываться от использования каких бы то ни было физических предметов, в качестве базиса или опоры медитации. Мы могли бы успокоить ум, основываясь на переживании видения конкретной формы, и любой из этих объектов мог бы оказаться пригодным для развития шаматхи, спокойствия и устойчивости ума. Очень эффективным методом, которым мы займемся в настоящей главе, является медитация на бинду, что значит медитация на маленьком светящимся шарике.

Медитация — это умственная практика, используем ли мы базовый подход шаматхи постепенного усиления успокоения и устойчивости ума; или подход випасьяны развития постижения природы ума; или технику Махаяны развития сострадания и шуньяты; или же тантрические фазы построения и завершения. Именно с умом мы медитируем, поэтому мы должны начать с природы самого ума. Чем больше мы поймем, тем больше пользы будет от исполнения конкретной техники.

Когда мы говорим об уме, мы не говорим об объекте. В конечном счете, мы не можем описать ум или сознание в терминах, применимых для описания вещи. Природа самого ума — это ничто, пустота, к уму нельзя отнести каких-либо фиксированных или ограничительных характеристик, вроде формы, цвета, размера или месторасположения. Ум неуловим, а потому сравним с пространством, как не имеющий параметров или границ.

Чтобы получить возможность испытать качество пространственности и неуловимости ума, важным фактором оказывается положение тела. Тело должно быть выпрямлено, но не напряженно и не закрепощенно. Уму следует находиться в его естественном состоянии. Нет необходимости думать, что ум внутри или вне тела. Не надо фокусировать внимание в одном или в другом направлении. Единственно, важно дать уму покоиться в пространственном переживании самого ума, при полном отсутствии рассеяния, выдумывания или конструирования.

Поскольку ум не может переживаться осязаемым или ограниченным, мы не можем сказать: «Мой ум — вот от сюда и до сюда, а вне этого, его нет или же он недействителен.» Нет жесткой границы, за которой ума нет, а внутри которой он есть. Он не подходит под такие параметры. Однако, из-за того, что у нас нет непосредственного переживания фундаментальной неосязаемости, неуловимости ума, мы пытаемся воспринимать ум, словно он ограничен или фиксирован. У нас имеются наивные представления о моем уме, о моем теле и мысль о том, что ум расположен где-то в теле. Мы ведем себя соответственно этому неверному представлению, будто ум — это что-то такое, что мы можем зафиксировать ограничить или задержать.

Ум, кроме того, сияющ или ясен, не в зрительном смысле, но в том смысле, что он может воспринимать что угодно. Это сияние присутствует одновременно с неосязаемостью пустоты, они не две раздельные вещи, но две стороны одного и того же переживания.

Это переживание, одновременно пустоты и сияния, способно динамически и беспрепятственно проявляться, в качестве осознавание ума. Этот познавательный аспект ума не только может, но и действительно воспринимает и переживает. В нашем конкретном случае, познавательный аспект ума получает форму пяти физических чувств и, кроме того, внутреннего сознания, которое порождает мысли и идеи, как в некотором роде шестое чувство. Если рассмотреть физическое чувство слуха, к примеру, то мы имеем пустую и сияющую природу ума, выражающуюся благодаря тому, что мы называем слуховым сознанием. Ухо — это просто отдельный физический орган, действующий как средство или путь, при помощи которого сознание выражает себя. Когда мы воспринимаем звук, там присутствуют различные элементы. Сознание выражается как слуховое осознавание, а конкретный орган действует как звено между субъективным сознанием и тем, что принимается за объективный элемент, звук в физическом окружении. На самом же деле происходит проявление пустотой, сияющей и неограниченной природы самого ума.

Когда мы практикуем медитацию шаматхи, останавливаясь успокаиваясь на некотором определенном пункте в феноменальном окружении, то мы включаем в этот процесс объект, орган или путь сознания, и само сознание. Эти три фактора сходятся вместе в обстановке восприятия. Если использовать восприятие и эту обстановку чувственного объекта, чувственного органа или пути, сознания или познания, то из данной ситуации может возникнуть большое количество разнообразных уровней реализации и опыта. Она может постепенно привести к спокойной устойчивости ума, и тогда это — медитация шаматхи. Она может постепенно привести к определенному постижению и частичной реализации, хотя и не той, что мы называем полным просветлением. И это — медитация випасьяны. Когда достигают окончательного просветления, а обстановка при восприятии — это просто выражение этого просветленного бытия, тогда мы говорим о Махамудре. Поэтому ситуация восприятия, с точки зрения практикующего, может быть шаматхой или переживанием успокоения; переживанием постижения или випасьяной; или же переживанием Махамудры, непосредственным окончательным переживанием природы ума и всех феноменов.

Когда мы используем технику шаматхи с объектом, центральным пунктом, то мы используем определенную ситуацию восприятия. Если мы медитируем на статуе Будды, например, то у нас есть объект во внешнем окружении, есть средство или путь для сознания (в данном случае глаза или органы зрения), и есть само сознание, познавательный фактор осознавания ума, проявляющийся благдаря органу зрения, как зрительное переживание этого конкретного объекта.

Если мы применяем чисто ментальный подход, когда нет никаких физических объектов во внешнем окружении, и создаем ментальный объект типа светящегося шара или формы божества, ситуация остается прежней. Есть объект, в данном случае не воспринимаемый, как физически присутствующий во внешнем окружении, но тем не менее, такой, на котором, ум фокусируется как на объекте. И это — шестое чувство внутреннего сознания, не физическое чувство зрения, звука, а функционирование ума, в качестве органа чувств, необходимое, чтобы производить объекты. Наконец, есть само сознание, пустое, ясное и неограниченное состояние осознавания, выражающееся через внутреннее сознание, для того, чтобы воспринимать ментальный объект. Медитация на форме божества или маленьком светящимся шарике использует тот же самый подход.

В литературе Праджняпарамиты, Совершенной Мудрости, есть такой отрывок: «Сперва появляется я, и все развивается из этого ощущения я» Из этого базового представления о «я» или себе, развивается представление о моем теле, моем уме, моем этом, моем том; и весь мир возникает из такого допущения.

Поскольку у ума существует привычная тенденция переживать в терминах мое и я, помещающих ум в тело, мы можем использовать эту привычку, как средство медитации. Мы представляем себе предмет медитации в форме светящегося шара или сферы, и визуализируем его внутри тела, можно в области сердца. Мы фокусируем ум, который так или иначе всегда концентрируется на «я» или на теле, и заставляем его оставаться на светящейся сфере, которую мы расположили в теле в области сердца. И сфера света и то что ее осознает — это выражение пустой, ясной и возникающей беспрепятственно природы ума. Как раз это очень важно понимать. Субъект сознания — это проявление ума, и объект или объективируемое переживание шара света это так же выражение ума.

Мы можем медитировать, что внутри тела на уровне сердца расположен шарик света величиной с яйцо. Он совершенной сферической формы, белый, сверкающий, прозрачный, трехмерный, образован из света и совершенно лишен твердости. Мы представляем, что эта сфера света находится в области сердца и позволяем уму покоиться на этом светящемся шарике.

Неминуемо, в уме появятся отвлекающие мысли. Однако, с точки зрения медитации, все это — отвлечения, и мы просто отсекаем их и возвращаемся к переживанию сверкающего белого света в сердце.

Эти отвлекающие мысли в уме говорят о том, что, в действительности, медитация происходит. Традиционно считается, что первым указанием на развитие шаматхи, является такое, подобное горному обвалу, переживание каскада мыслей. Мы начинаем осознавать всю активность ума. Постепенно, по мере того как мы развиваем подход шаматхи и накапливаем устойчивость и спокойствие ума, эти мысли, эмоции и отвлечения потихоньку исчезают.

Переживание второй стадии шаматхи будет переживанием медленно текущего потока. Здесь все еще сохраняется чувство активности ума, но она становится гораздо более управляемой и связанной. К сожалению, многие люди испытывают сложности на первой стадии. Когда они начинают осознавать всю активность ума, они принимают это за знак того, что практика где-то неправильна, и что в практике дхармы либо нет благословения либо они сами неспособные медитаторы. Дело не в том, что практика не приносит пользы или благословения, или что мы неумелые медитаторы, а в том, что в уме присутствуют очень плотные слои запутанности и заблуждения. С безначального времени фундаментальное неведение, дуалистическое цепляние, эмоциональная запутанность и карма стали очень крепкими, в особенности, двойственное цепляние и эмоциональная запутанность, вносящие наибольший вклад в ментальное возбуждение, которое мы испытываем во время медитации.

Это указывает на то, что нам придется увеличить наши усилия. Для этого потребуется кропотливость, усердие и решимость практиковать. Так же для того, чтобы практика оказалась успешной, потребуется подлинное усилие направленное на то, чтобы очистить себя от всех заблуждений и помех и развить положительные качества добродетели и глубокого осознанвания. Традиционно, в учениях утверждается, что нужна не столько медитация сколько акклиматизация. Знакомясь с опытом медитации, мы трансформируем, по сути, сам опыт. Он становится пространством осознавания. Медитация это что-то такое, что мы узнаем. Благодаря медитации мы привыкаем чувствовать по другому. И в высшей точке наш опыт становится переживанием пространственного осознавания.

Следовательно, медитация в большой степени основана на привычной практике, акклиматизации к конкретному способу переживания, который сравнивается с переживанием огромного пространства воды с совершенно гладкой поверхностью. Тогда возникает ощущение блаженства, не высшего блаженства, которое нельзя ни ограничить ни исчерпать, но что-то вроде физического и ментального благополучия, выходящего за рамки того, что мы испытывали прежде. Его нельзя выразить в пределах нашей мирской ограниченности. Эта практика является, кроме того, базисом всевозможных психических способностей, например, ясновидения, которое может возникнуть после того, как практика более или менее установилась.

Если в этом пункте мы не получим никаких указаний от квалифицированного учителя, либо потому, что у нас нет контакта с учителем, либо потому, что мы не в состоянии обеспечить выполнение наставлений, мы можем оказаться в тупике. Мы можем захотеть провести свою жизнь, занимаясь культивацией этого блаженного, устойчивого, тихого состояния ума. Однако, с точки зрения духовной практики, это неверно, потому что, хотя такая практика и ведет к более высоким состояниям перерождения в пределах цикла самсары, но она не становится путем к просветлению. Она не может освободить ум и дать возможность превзойти все ограничения, которые приводят к новому рождению в круге обусловленного существования. Без сомнения именно эту ситуацию описывал Миларепа, когда говорил: «Не задерживаясь в глубокой заводи шаматхи, дай распуститься цветку випасьяны.» Поэтический пример, представленный им, говорит о глубокой, но заводи, в которой мы можем потеряться так, что любой дальнейший рост станет невозможен. Мы оставались бы дремать как лилия, под водой на дне, вместо того, чтобы протянуть стебель на поверхность и расцвести. Не достаточно развить спокойствие ума, мы должны дать возможность распуститься истинному постижению.

В духовном развитии практика медитации дает огромную свободу уму и возможность контролировать свой собственный опыт. Медитация начинается с шаматхи, способности ума покоиться без рассеяния. Коль скоро это основание установленно, любые другие подходы, которые мы используем, такие как развитие дальнейшего постижения, воспитание определенного аспекта нашего опыта, например, сострадания или пустотности, или же применение тантрических методов построения и завершения, окажутся наиболее плодотворными. Дальше необходимо не только добиваться свободы ума с тем, чтобы он стабилизировал себя, но и распространять эту свободу ума на все аспекты нашего опыта. Нам потребуется метод, который быстро и эффективно выполнит это, потому что, за то малое время пока у нас есть мотивация практиковать медитацию, мы можем не успеть ничего сделать.

Один из действенных методов использует расширенную версию приведенного выше примера с медитацией со световой сферой. Мы мысленно ориентируем себя таким образом, что мы смотрим как бы на восток, неважно каково наше действительное расположение. С точки зрения практики, направление перед нами — это восток. Мы медитируем, что там находится сфера аналогичная той, что мы визуализировали у себя в сердце. До нее огромное расстояние. Сотни, тысячи, миллионы километров на восток от нас . Мы задерживаем ум на переживании этой сферы света далеко на востоке. Если бы ум был чем-то твердым или ограниченным, то заставить его пройти все это расстояние было бы весьма проблематичным, но мы не ограничены никакими подобными соображениями. Наш ум имеет полную свободу дотянуться туда и еще дальше, и распространиться повсюду.

В этот момент, мы переносим наше внимание на запад, так сказать, позади нас, и визуализируем сферу света на расстоянии тысяч десятков тысяч километров от нас. Мы даем возможность уму успокоиться в переживании этой сферы далеко позади на западе.

Потом мы переносим фокус нашего осознавания в южное направление, которое находится справа от нас, и медитируем, что сфера белого света располагается на расстоянии в тысяч, десятков тысяч километров от нас, и позволяем уму успокоиться в этом переживании. Наконц, мы смещаем фокус нашего осознавания на север, что от нас слева, представляя белый шарик света на столь же удаленном огромном расстоянии, и позволяем уму успокоиться без рассеяния в этом переживании.

Следующим шагом мы представляем себе, сразу, все четыре сферы всех четырех направлений, вместе с самой первой сферой в центре груди, и позволяем уму покоиться в этом одновременном переживании. Первое чего мы добиваемся, когда успокаиваем ум в отдельном выбранном переживании, это того, что мы подрезаем наше наивное представление, будто ум заключен в тело, фиксирован и неподвижен.

На деле, мы обнаруживаем, что природа ума вовсе не имеет к телу никакого отношения. Это пустое, сияющее и беспрепятственно проявляющееся состояние осознавания, и эта природа самого ума свободно выражает себя любыми способами. Это истинно не только для четырех направлений и центральной точки одновременно, но ведь мы могли бы медитировать в сотнях или миллионах направлений сразу. Наша привязанность к я или эго строго ограничивает способность ума выражать себя. Оно все равно как очень тугие оковы вокруг ума. Такого рода подход, не причиняя какого бы то ни была вреда или порчи уму, постепенно ослабляет оковы и ум получает возможность свободно выражать себя.

Другая польза от такой техники относится к практической стороне дела. Весьма сложно выбрать отдельную вещь и медитировать только на ней. Медитация без рассеяния на шарике в сердце очень часто чересчур превышает возможности начинающего заниматься такой практикой. Перемещая фокус осознавания в разные стороны, мы придаем медитации некоторое ощущение сим внимание в другое направление. Это придает уму больше свежести и немного облегчает попытку удержания ума на одном месте. В то же самое время, мы не теряем накопленной при данном подходе пользы от Шаматхи. Поскольку такая практика медитации приносит большую свободу и способность контролировать ум, неизбежно мы приходим к какой-либо важной стадии продвинутой реализации, возможно к первому уровню бодхисаттвы.

На данном этапе, ум способен в совершенстве поддерживать сто состояний медитативного погружения за раз, причем без какого-либо противоречия или конфликта в уме. Еще ум способен проявляться в качестве ста эманаций сразу, достигать просветления или освобождения в ста различных чистых мирах опыта, работать непосредственно на благо ста существ одновременно и так далее. Все эти способности и такая сила ума происходят в результате данной техники медитации.

ФОТОРЕЗОНАНС

от лат. resono — откликаюсь

РЕЗОНАНС С ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ

Резонанс — возбуждение колебаний одного тела колебаниями другого, а также ответное звучание одного из двух тел, настроенных в унисон; действительность, — объективный мир во всем многообразии его связей (Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова).

Такое обозначение своего творческого кредо может быть и несколько претенциозно, но верно по внутреннему ощущению.

Начиная стихотворение, никогда не знаешь, куда заведет тебя слово. И чаще всего, заводит в достаточно неожиданную сторону. С другой стороны, почти всегда ясно, какая должна получиться фотография, но получается немного другая, поскольку действительность всегда интереснее и богаче наших фантазий и, уж тем более, представлений о ней. Поэтому в лаборатории, проявляя снимок, часто неожиданно для себя обнаруживаешь существенные детали, незафиксированные сознанием при съемке. С третьей стороны, находясь в процессе взаимодействия с действительностью, единственно важно, в каком состоянии находишься. Есть резонанс или же нет. Об этом тексты и фотографии.

ЕДИНСТВЕННО — ВАЖНО

Православная литература в формате WORD (.DOC)

Духовные и святоотеческие книги.
Каноны и акафисты.
Библия, Псалтирь и молитвослов на церковно-славянском языке.
Молитвослов: полный, толковый, с переводом на русский язык.
Богослужебные тексты на церковно-славянском языке в русской транскрипции.
О Храме и богослужении. О Таинствах Православной Церкви.
Воскресная служба для тех, кто не может быть в храме.
Православные праздники и Пасхалия. Краткий месяцеслов.
Посты и трапезы. Календарь постов и трапез.

Церковная музыка русских композиторов.
Биографии авторов книг и композиторов.

Электронная библиотека регулярно пополняется новыми книгами и текстами.
Все тексты упакованы архиватором ZIP.

Битрейт MP3-файлов — 128kbps.

Сайт оптимизирован для просмотра броузером Internet Explorer с разрешением монитора 1280 x 1024.

Внимание!

Группе милосердия «Преображение» в настоящее время требуются добровольцы православного вероисповедания, готовые какую-то часть своего свободного времени посвятить общению с пожилыми людьми, живущими в доме ветеранов №9 на ул. Вилиса Лациса, д. 2 (ст. метро «Планерная»), и с детьми-отказниками, временно проживающими в городской детской Тушинской больнице № 7 по ул. Героев Панфиловцев, д. 28
Приходите к тем, кому нужна Ваша любовь!

Реферат на тему: Графический образ иноязычного слова в современных русских текстах

Графический образ иноязычного слова в современных русских текстах З. Н. Пономарева Графический образ слов родного языка всегда составлял предмет гордости народов, имевших письменность. Помню «Уроки Армении» А. Битова и его восхищение армянским алфавитом: даже заимствованные слова типа вокзал, заключенные в причудливые и гармоничные очертания армянского шрифта, приобретали для писателя какой-то особый смысл. Будучи в Китае, я увидела, насколько естественны были надписи иероглифами на зданиях традиционной китайской архитектуры и как вычурно и даже безвкусно выглядели они на современных «западных» конструкциях из стекла и металла. Это поразительное единство формы в разных видах искусства говорит о многом. Графическое оформление речи — это больше, чем просто форма. Отпечаток её — не только на сетчатке глаза, но где-то в мозгу, где-то в душе. Каллиграфия — только кажущаяся одинаковость. Это свобода творчества на фоне отточенности. Расхлябанность, бесформенность приедаются, пестрота по своему монотонна. Красота истинная не терпит сравнения — она несравненна. Так и кириллицу и латиницу нельзя сравнивать — что лучше, что хуже. Единственно важно, что кириллица — это русский язык. Поэтому каждое покушение на форму — письменность — так болезненно. Совсем недавно настоящее потрясение пережила Молдавия, волюнтаристски переведённая на латиницу (как результат — всё население было грамотным, а стало полуграмотным или неграмотным в большинстве Посмотрите на надписи на стенах — наши граффити! Может стать предметом специального исследования то, как часто используется в них латинский алфавит и какие забавные ошибки встречаются (к примеру, lave — love , kismi — kiss me и менее приличные). Печатная продукция вообще заполнилась латинскими начертаниями. Впечатление, что мы все вдруг стали стыдиться своей родной речи, своего родного кириллического письма. Латиницей пользуются не только в подвижных и не очень разборчивых СМИ, но и в деловых бумагах (экономического, политического характера), и в личной переписке, и в художественной литературе, и в многочисленных текстах рекламного характера (прежде всего!). Очень активно идёт этот процесс в сфере развлекательного бизнеса и, разумеется, в Интернете. Мне кажется, что параллельно идут два процесса: 1) разрушение принципов, стандартов употребления кириллического письма и 2) варваризация языка через латиницу. О первом можно сказать, что игра со словом давно перехлестнула через край разумного, нравственного, в том числе на чисто графическом уровне: У-личный каприз -есть смысл? Вообще интересно, куда мы так торопимся, глотая слоги и слова? ФАКультет — извините, не хочется казаться такой уж испорченной, да и не все пока английский матерный знают, но намёк-то явный. Явный и бессмысленный. А эти словечки, от которых бедная кириллица ёжится и корёжится: дайджест, ноу-хау, нон-стоп, «ЧайФ», а эти «Завтречко», «Утрянка»!. Так что процесс внедрения латиницы в русский текст представляется лишь следующим шагом на пути разрушения формы, а значит, и искажения, искривления смысла письменной русской речи. То, что все читают по-английски, как бы и не ставится под сомнение. Ясно, что реклама, рассчитанная на массового потребителя, должна быть доступна ему.

Под влиянием этих новых типов современный человек, незаметно для самого себя, получает новые привычки, ассимилирует себе новые взгляды, приобретает новую складку, одним словом постепенно вырабатывает из себя нового человека. Что было бы в том случае, если бы литература, забыв о своих воспитательных задачах, пошла по другому пути хоть, например, по пути бесплодных обращений к прошлому? К сожалению, наша современная литература пошла именно по этому последнему пути, и потому ее воззрения можно без малейшего преувеличения уподобить воззрениям будочников, негодующих на искание какого-то рожна. В общем ходе человеческого развития подробности занимают лишь второстепенное место; они играют роль эпизодов, не имеющих существенного влияния на канву и процесс движения. В современной русской литературе, напротив того, подробности занимают первый план, а действительный смысл движения до такой степени заслоняется ими, что жизнь представляется сложившеюся под гнетом какого-то неслыханного умопомрачения. Ненавистью и желчью пропитано каждое слово современной русской литературы, и это горькое чувство могло бы иметь очень опасные для общества последствия, если б не было слишком ясно, что в основе его лежат те бесплодные обращения к прошедшему, которые обусловливаются корыстным или наивным непониманием самых простых, общепризнанных и естественных законов человеческого развития

Не противься Христу!

Из «Записей» священника Александра Ельчанинова

24 августа, в день кончины, мы публикуем отрывки из «Записей» священника Александра Ельчанинова (1881–1934), пастыря Русского Зарубежья, церковного историка и писателя. «Он представлял собой явление необычайное и исключительное, ибо воплощал в себе органическую слиянность смиренной преданности Православию… со всей утонченностью русского культурного предания», – написал об отце Александре протоиерей Сергий Булгаков. «Записи» отца Александра Ельчанинова – в основном не предназначавшиеся для публикации размышления, изданные после его смерти, – своего рода «Моя жизнь во Христе», но только человека уже XX века, умудренного горечью изгнания, которому во всей полноте раскрылись целительность страдания и важность и ценность каждого мига земной жизни со Христом и во Христе.

О жизни духовной и бездуховной

Невозможно не любить Христа. Если бы мы Его увидели сейчас, мы бы не оторвали от Него глаз, мы бы слушали Его с услаждением [1] , мы теснились бы вокруг Него, как теснились евангельские толпы. Надо только не противиться Ему, отдаться созерцанию Его Образа – в Евангелии, в святых, в Церкви – и Он возьмет в плен наше сердце.

Когда тебя охватит чувство злобы к кому-либо, то представь себе, что и ты и он должны умереть – и как перед этим станет ничтожна его вина и как не права твоя злоба, как бы она ни была права формально.

Мы видим мир не таким, как он есть на самом деле, а таким, каким его делает наше воображение, наша воля. И каждый видит его по-иному, по-своему, часто ставя центром своего мира вещи ничтожные и вовсе не давая места тому, что единственно важно.

Радость почитания икон в том, что Бог «Неописанное Слово» сошло с небес, стало плотию, приняло вид человеческий и обитало среди нас, полное благодати и истины [2] , так что мы слышали Его ушами нашими, видели своими очами, Его осязали руки наши (ср.: 1 Ин. 1: 1).

Наше немилосердие, неумолимость, беспощадность к людям есть непроходимая завеса между нами и Богом. Это как если бы мы закрыли растение черным колпаком, а затем стали бы сетовать на то, что оно гибнет без солнечных лучей.

Для мудрости необходимо приготовить свою душу к принятию «насаждаемого слова» – в молчании, кротости, собранности и чистоте.

Противное этому – распущенность языка (вместо молчания и слушания), распоясанная эмоциональность («скор на грех»), нечистота, злоба, отсутствие глубины, забывчивость.

Смотрите, сеятель все-таки сеет и на камень, и в терние при дороге. Значит, есть у него какая-то надежда и на такие поля

Когда исполнятся времена и сроки, когда наступит мировая осень и Бог пошлет ангелов на жатву – что найдут они на бесплодных полях наших сердец? А ведь эти времена и сроки наступают для каждого из нас еще до времени общей жатвы.

Но не будем унывать. Смотрите, сеятель все-таки сеет и на камень, и в терние при дороге. Значит, есть у него какая-то надежда и на такие поля. И мы знаем из житий святых, как часто душа, которая казалась окончательно засоренной грехом, ослепленной страстями, упорной во зле, становилась почвой глубокой, полной плодотворных сил, чистой от вредных примесей и чужеродных семян.

Плохо не иметь дурные помыслы, а поддаваться им. В них мы не вольны, такова наша природа, помраченная грехом; помыслы имели и святые. Наше вольное следование помыслам или борьба с ними – вот где наша победа или поражение.

Периоды скудости вполне естественны, и их надо переносить с терпением и благодушием. Эти периоды укрепляют в нас смиренную мысль о нашем бессилии и принуждают все надежды на оживление нашего сердца возлагать на Бога.

Чем больше человек будет, забывая себя и свое, отдавать свое сердце Богу, делу и людям, тем легче будет ему становиться, пока он не достигнет мира, тишины и радости – удела простых и смиренных душ.

Если кто хочет идти за Мной, да отвержется себя [3] – заповедь о нищете духовной. Только на пути отречения от себя и своего, от своих симпатий и антипатий, суждений, привычек, точек зрения можно понять Евангелие, и в частности заповедь о любви к врагам.

Для воспитания детей самое важное, чтобы они видели своих родителей живущими большой внутренней жизнью.

«Твой оскверних образ и сластем поработих». Сладости мира губят духовную жизнь, с ними теряется холодная трезвенность духа, ясность мысли, контроль над собой, рассеивается внимание, слабеет воля, ослабляется, растекается, растрепывается личность.

Не называние греха… а ощущение самой материи греха, боль и скорбь о нем, жажда освобождения от него – вот что важно

Не называние греха, даже не психологически точное описание, не рассуждения, хотя бы и правильные, о причинах и следствиях грехов – а ощущение самой материи греха, самой его стихии, боль и скорбь о нем, жажда освобождения от него – вот что важно.

Христианство научило нас любить и ценить в человеке не его атрибуты и достоинства, а его существенное ядро – его душу, и это оно первое провозгласило абсолютную ценность и единственность всякой человеческой души. Оно же смогло очистить человеческую душу от всего случайного и греховного и показать ее бесконечную красоту и божественную сущность. Все блага мира ничто перед этой ценностью души – что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою погубит? [4] Отсюда вся сила и убедительность слов Христа, когда Он предостерегает от того или иного порока, убивающего душу. Если человек такая великая святыня, то каждое легкомысленное действие по отношению к себе или другому преступно, и разрешить его себе – это значит губить свое святое; каждый грех – это глубокая царапина на прекрасной картине, безобразная морщина на ангельском лице. Берегитесь греха – это значит берегите себя от растления, разрушения, от смерти души.

Не дай Бог, если мы увидим в один прекрасный день, что все у нас в душевном хозяйстве прекрасно!

С делами внутренними всегда плохо; не дай Бог, если мы увидим в один прекрасный день, что все у нас в душевном хозяйстве прекрасно. Так и будет плохо, пока Господь по бесконечному своему милосердию не примет нас всех к Себе – и сильных, и слабых, и больных грехами, и праведных – хотя бы за нашу любовь к Нему.

Если мы примем решение во всем всегда следовать голосу совести, так как это голос Божий в нас, то эта решимость разовьет в нас утерянный орган богообщения.

Наслаждаюсь здесь тишиной, свободой и – главное – полным досугом. Положительно, он временами необходим для нормальной жизни души. Наша обычная жизнь, вся сплошь занятая делами и почти ни минуты не оставляющая, чтобы передохнуть и опомниться, серьезно вредит тому подсознательному, что должно созревать в тишине и некоторой видимой бездеятельности.

Наша постоянная ошибка в том, что мы не принимаем всерьез данный протекающий час нашей жизни, что мы живем прошлым или будущим, что мы все ждем какого-то особенного часа, когда наша жизнь развернется во всей значительности, и не замечаем, что она утекает, как вода между пальцами, как драгоценное зерно из плохо завязанного мешка.

Постоянно, ежедневно, ежечасно Бог посылает нам людей, обстоятельства, дела, с которых должно начаться наше возрождение, а мы оставляем их без внимания и этим ежечасно противимся воле Божией о себе. И действительно, как Господь может помочь нам? – Только посылая нам в нашей ежедневной жизни определенных людей и определенные стечения обстоятельств. Если бы мы каждый час нашей жизни принимали бы как час воли Божией о нас, как решающий, важнейший, единственный час нашей жизни – какие дотоле скрытые источники радости, любви, силы открылись бы на дне нашей души!

Будем же всерьез относиться к каждому встретившемуся на пути нашей жизни человеку, к каждой возможности сделать доброе дело, и будьте уверены, что этим вы исполняете волю Божию о вас в этих обстоятельствах, в этот день и в этот час.

Если бы у нас было больше любви к Богу – с какой легкостью мы доверили бы Ему себя и весь мир со всеми его антиномиями и непонятностями. Все трудности – от недостатка любви к Богу, и все трудности среди людей от недостатка любви между ними. Если есть любовь – трудностей быть не может.

Мудрость жизни, в том числе и христианской, – не быть требовательным к людям.

Часто люди, имея даже запас времени, всегда опаздывают во всяком слове и действии. У них есть какой-то неосознанный ими самими упор против всякого действия – безразлично, приятного или неприятного, – нейтрального. Когда приходит момент сказать, взять, сделать – они бессознательно тормозят, производя множество мелких ненужных действий, имеющих целью отдалить момент предстоящего акта, и в конце концов опаздывают. Я думаю, этот механизм есть во всякой душе, доходя до психоза у одних и совершенно исчезая у праведных.

Нужно постоянно читать то, что питает твою душу, указывая цель – единственную цель в жизни. Здесь нужен своего рода аскетизм, самоограничение, самопринуждение. Всякий христианин – подвижник. Запомни это. Человеческая природа так искривлена, что на нее приходится жестоко нажимать, если хочешь выравнять себя по евангельским меркам, и выравнивать приходится каждый день, каждый час; помоги тебе в этом Господь…

Как сделать, чтобы не было скучно с человеком? – Надо понять, что Бог творит Свою волю о нас через людей, которых Он посылает нам. Нет случайных встреч: или Бог посылает нам нужного нам человека, или мы посылаемся кому-то Богом, неведомо для нас.

Мы умоляем Бога о помощи, а когда Он посылает нам ее через определенное лицо, мы отвергаем ее небрежностью, невниманием, грубостью.

Я думаю, в основе твоих душевных недомоганий лежат две причины: 1) чрезмерная занятость собой и – как результат – малая занятость окружающими и 2) малая любовь ко Христу. Эта любовь есть основа и корень всякой духовной жизни и силы, и ее нужно в себе растить и воспитывать. Начни хоть с такой неотразимой мысли, что прекраснее Христа не было никогда ничего во всю человеческую историю. Всматриваться в этот образ, выяснять и углублять его в себе, жить мыслью о Нем, отдавать Ему свое сердце – это и есть жизнь христианина.

Чтение Евангелия именно по утрам даст несколько иной тон началу каждого дня и поможет провести его более достойно

Обычно мы живем какими-то самыми поверхностными слоями нашей души и сознания. Видно это хотя бы по тому, как легко мы предаемся негодованию по пустякам, сколько значения придаем вещам вовсе нестоящим. Половина наших огорчений и жизненных трудностей исчезла бы, если бы мы перенесли центр наших интересов на большую глубину. Оттого так настоятельно я вам и рекомендую чтение Евангелия именно по утрам, что это даст тогда несколько иной тон началу каждого дня и поможет провести его более достойно, поможет мирным сохранить свое сердце, какие бы жизненные бури ни случились в предстоящий день.

Замечаю часто в исповедующихся желание безболезненно для себя пройти через исповедь: или отделываются общими фразами, или говорят о мелочах, умалчивая о том, что действительно должно бы тяготить совесть. Тут есть и ложный стыд перед духовником и вообще малодушный страх всерьез начать ворошить свою жизнь, полную мелких и привычных слабостей. Настоящая же исповедь, как благое потрясение души, страшит своей решительностью, необходимостью что-то переменить, да даже просто хоть задуматься над собой.

Будем стараться, чтобы все наши поступки, вся наша жизнь были не сонным прозябанием, а возможно более сильным и полным раскрытием всех наших возможностей – и все это не когда-нибудь, а теперь, сейчас, всякую минуту. Иначе от слабой, неряшливой жизни неизбежно появится бессилие, дряблость души, неспособность к вере, к сильным чувствам, попусту будет растрачена жизнь, и ее холодную накипь мы уже вряд ли сможем преодолеть – ее смог бы сжечь тогда только огонь настоящего подвига.

О страданиях и скорбях

Признак, что мы Христовы, – наши страдания; и чем больше мы страдаем, тем больше, значит, мы «не от мира». Почему все святые, вслед за Христом, так страдали? Соприкосновение с миром и погружение в него дает боль последователям Христа, а безболезненными себя чувствуют только дети мира сего. Это вроде безошибочной химической реакции.

Если разделить несчастие на хронологические моменты, то иногда несчастие не окажется ни в одном из них

Если разделить несчастие на хронологические моменты, то иногда несчастие не окажется ни в одном из них.

Жизнь – тяжелое испытание, и наши горести не оставят нас до смерти: идиллии и комфорта христианин не будет иметь никогда. Зато и радости, которые посылает Бог христианину, не сравнятся ни с какими радостями «мира сего».

Вот и смысл страданий! Господь бесконечно жалеет нас, но что делать, если мы можем дать какие-то искры, какой-то святой огонь, только когда нас поражают несчастья, катастрофы. В этом смысл войны, революций, болезней.

Мир крив, и Бог его выпрямляет. Потому страдал (и страдает) Христос и страдали все мученики, святые, преподобные – и мы, любящие Христа, не можем не страдать.

Земное счастье – любовь, семья, молодость, здоровье, наслаждение жизнью, природой – все это «добро есть», и не надо думать, что христианство сурово осуждает все это.

Плохо только рабство своему счастью, когда оно владеет человеком и он всецело в него погружен, забывая главное.

И страдания, с точки зрения духовного роста, ценны не сами по себе, а только по своим результатам; отнимая земное счастье, они, ставя человека лицом к лицу с высшими ценностями, заставляют его открыть глаза на себя и мир, обращают его к Богу.

О посте

Жизнь наша не идет плавно и равномерно. Она идет, как всякий живой процесс, как жизнь природы, – моментами упадка и возвышения. Пост – период духовных усилий. Если мы не можем отдать Богу всю свою жизнь, то посвятим Ему безраздельно хотя бы периоды постов – усилим молитву, умножим милостыню, укротим страсти, примиримся с врагами.

Пост усиливает дух в человеке. В посте человек выходит навстречу ангелам и бесам

Пост усиливает дух в человеке. В посте человек выходит навстречу ангелам и бесам.

Тело духовное созидается слезами, постом, бодрствованием.

О молитве

Препятствия к молитве – от слабой, неправильной, недостаточной веры, от многозаботливости, суеты, занятости мирскими делами, от грешных, нечистых, злых чувств и мыслей.

О ненужности делать усилия в молитве, в любви к Богу могут говорить только люди, не имевшие опыт в этом. Всякое, даже самое слабое, даже вынужденное устремление к Богу дает живой и неопровержимый опыт Его любви. Тот, кто имел этот опыт, уже его не забудет.

Важна молитва всякая, даже невнимательная. Если бранное, грязное слово сквернит и ранит душу произносящего и даже слушающего, то святые слова молитв, даже рассеянно повторяемых, тонкими штрихами покрывают нашу память, ум, сердце и производят над нами благую работу, нам неведомую.

Мы склонны думать, что раз мы не ощущаем определенного удовлетворения в молитве, то не стоит и молиться.

Чтобы в этом разубедиться, достаточно вспомнить, что молитва и любовь к Богу – одно и то же. Существо молитвы не состоит только в тех радостных ощущениях, которыми она иногда сопровождается. Любовь-молитва может существовать и без них, и это более очищенный и бескорыстный вид ее, так как, будучи лишенной радости духовной, она имеет целью только Бога.

Если сердце холодно и молитва не идет – обратиться к Евангелию; если не поможет – раскрыть любимого святого отца; такой «друг-святой» должен быть у каждого.

Всякое самое малое дело начинайте молитвой – призыванием силы Божией на ваше дело и вознесения этого дела на высоту. Тогда не будет, не сможет быть у вас плохих дел.

О смерти и жизни после смерти

Нельзя жить истинной и достойной жизнью здесь, не готовясь к смерти, то есть не имея постоянно мысли о смерти, о жизни вечной.

Смерть близких – опытное подтверждение нашей веры в бесконечность

Смерть близких – опытное подтверждение нашей веры в бесконечность. Любовь к ушедшему – утверждение бытия другого мира. Мы вместе с умирающим доходим до границы двух миров – призрачного и реального: смерть доказывает нам реальность того, что мы считали призрачным, и призрачность того, что считали реальным.

Рождение мистично – к нам приходит вестник из другого мира. Смерть близких еще сильнее будит в нас мистические чувства: уходя от нас, они из ткани нашей души протягивают за собой длинный провод, и мы уже не можем жить только этим миром – в наш теплый, уютный дом поставлен аппарат в бесконечность.

Зрелище смерти всегда поучительно. Какая бы она ни была, она всегда – чудо и таинство. Наша мысль, а если это близкий человек – наша любовь вместе с умирающим как будто переступает через эту грань, заглядывает в иной мир и удостоверяется в его существовании.

Молясь об умерших, мы упражняемся в ощущении нереальности этого мира (ушла его дорогая нам часть) и реальности мира потустороннего, действительность которого утверждается нашей любовью к отшедшим.

Многое облегчалось бы для нас в жизни, многое встало бы на свое место, если бы мы почаще представляли себе всю мимолетность нашей жизни, полную возможность для нас смерти хоть сегодня. Тогда сами собой ушли бы все мелкие горести и многие пустяки, нас занимающие, и большее место заняли бы вещи первостепенные.

Самая острая скорбь об умершем есть скорбь о себе – эгоистичная, личная боль.

Человек приходит из бесконечности и в бесконечность уходит. Почему же в этот короткий миг своей жизни почти всякий средний человек так боится всякой мысли о том, что роднит его с бесконечным, что выходит из тесных и привычных рамок обыденности, и строит свою жизнь как будто нарочно так, чтобы вовсе не дать в ней места ничему духовному?

В нашей жизни мы знаем наверно только то, что мы умрем; это единственно твердое, для всех общее и неизбежное. Все переменчиво, ненадежно, тленно, и, любя мир, его красоту и радости, мы должны включить в нашу жизнь этот последний завершительный и тоже, если мы захотим, могущий быть прекрасным момент – нашу смерть.

О святых

Отчего так важно чтение житий святых? Среди бесконечного спектра путей к Богу, раскрытого в различных житиях, мы можем найти свой путь, получить помощь и указание, как из дебрей нашей человеческой запутанной греховности выйти на путь к свету.

Не всеми одинаково серьезно сознается важнейшее в наших духовных путях значение созерцания жизненного пути святых. Многие говорят: «У меня есть Евангелие, у меня есть Христос – мне не нужны посредники». Иные, может быть, не скажут этих самоуверенных слов, но фактически не прибегают к помощи святых в периоды (а у кого их не бывает) духовного упадка. Ведь что такое всякий святой? – Тот же человек, но который, пойдя по правильному пути, нашел то, чего ищем мы все, – Бога. Как же нам не вглядываться в них и не брать пример с них, не идти за ними! Собственно, «святость» – задача каждого из нас в меру его сил.

Я убедился, что ежедневное чтение святых отцов и житий в наших условиях – главнейшее и действительнейшее средство для поддержки нашей веры и любви; это чтение конкретно рисует нам области, куда мы стремимся, дает нашей вере образы, идеи, чувства, указывает пути, обнадеживает описанием ступеней, этапов внутреннего движения, согревает сердце влечением к блаженной жизни святых подвижников. Как можно любить то, чего не видишь, от чего не имеешь постоянных впечатлений? Первые христиане оттого и горели такой верой – любовью, что слышали, видели своими очами, осязали руками (1 Ин. 1: 1). Эту возможность иметь прямые впечатления от Божественного света дает нам или общение с живыми святыми, или общение с ними же через проникновение, путем чтения, в их внутреннюю жизнь.

Все мы счастливы уже хотя бы одним тем, что принадлежим к Православной Церкви

Все мы счастливы уже хотя бы одним тем, что принадлежим к Православной Церкви, которая научила нас молиться, открыла всю вестимую нам мудрость и продолжает видимо и невидимо наставлять нас.

Дизайн сайтов

Мы создаем сайты и дизайны к ним — делаем то, что выглядят красиво и просто, но достигается трудом и умением. То, что выполняет конкретные задачи, а не щекочет самолюбие владельца. То, что привлекает клиентов заказчика даже тогда, когда он сам не понимает, как это происходит. То, что приносит доход и приводит к успеху.

Мы производим индивидуальные и эффективные инструменты взаимодействия через Интернет между вами и вашей аудиторией. А для этого используем три простых принципа.

Первый принцип — красота и гармония. Согласно статистическим исследованиям, впечатление о сайте составляется за первые 50 миллисекунд, после которых пользователь либо покидает страничку, либо ищет подтверждения первому впечатлению. Поэтому дизайн сайта должен быть гармоничным и красивым, радовать глаз и настраивать на цели, ради которых создан сайт.

Второй принцип — простота и удобство. Посетитель проследует той дорогой, которую проложит дизайнер, оставаясь с ощущением свободного выбора. Грамотный дизайн сайта освободит его от необходимости задумываться о постороннем, позволит уловить главное и получить ожидаемое (например, заказать товар или получить услугу). Это свойство сайта, называемое «юзабилити», и определит окончательно, выполнит ли сайт возложенную на него функцию, или останется без внимания того, ради кого был создан.

Ну, а третий принцип вытекает из двух первых: дизайн сайтов создаётся не для заказчика, а для его аудитории. Пусть он не будет понят вами, это не должно волновать: проверьте сайт на тех, к кому обращаетесь, потому что единственно важно, чтобы он был принят ими. Отсюда следует, что для каждой цели дизайн сайта будет разным. Интернет-магазин должен как можно быстрее и эффективнее привести посетителя к покупке. Промо-сайт мероприятия спешит заинтересовать, заинтриговать, взволновать. Корпоративный сайт обязан донести до посетителя имидж и миссию компании, вызвать доверие к бренду. Сайт-визитка призван обозначить свой смысл молниеносно, с первого взгляда. Каждый раз дизайн сайта будет уникален, в то же время всегда решая конкретные задачи, так или иначе связанные с привлечением клиента.

Вот почему мы находим эффективные решения, отметая десятки пробных вариантов. Свою работу мы называем сделанной не тогда, когда она порадовала глаз заказчика, а тогда, когда он убедился в отдаче от своего интернет-проекта.

Эго – твое УСТАРЕВШЕЕ представление о счастье

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

Тебе сегодня было виденье: текла река Света, и вдруг плотина на ее пути. Плотина тормозит движение реки, на миг буквально. Затем дыбиться, горбится, поднимается, взламывается, рушится, смывается и остается… только РЕКА СВЕТА.

Все, что дыбится, горбится, взламывается, сопротивляется, болит, клокочит, ПРОТИВОРЕЧИТ, – твое эго.

Что такое эго? – Эго – это твое УСТАРЕВШЕЕ представление о счастье.

О том, что счастье определяется АВТОНОМИЕЙ, которая единственно возможна в границах, урванных у Целого, и сохраняется исключительно за счет противостояния Целому.

Вдумайся, ты увидела счастье в ОГРАНИЧЕНИИ и в СОПРОТИВЛЕНИИ. Почему ж удивляешься, что не ощущаешь свободы и испытываешь боль? Ты ЭТОГО ИСКАЛА и потому ты ЭТО И ПОЛУЧИЛА.

Не думай о себе, как о том, что СОПРОТИВЛЯЕТСЯ СВЕТУ, и НЕ испытаешь боли, которую ВСЕГДА порождает СОПРОТИВЛЕНИЕ.

Ты спрашиваешь: «Следует ли продолжать начатое?» Лучше спроси себя: «Могу ли я НЕ продолжать?»

Если МОЖЕШЬ, не продолжай.

Почему решила, что Бог хочет от тебя того, ЧЕГО ТЫ САМА СЕБЕ НЕ ХОЧЕШЬ?

Ты постоянно БОИШЬСЯ НЕ УГАДАТЬ БОЖЬЮ ВОЛЮ. Как будто воля Бога может быть втиснута в кандалы повседневных дел, цель которых постоянно скатывается в кювет погони за миражами, сулящими блага, лишь для того, чтобы «блага» новые пришли на смену уже приобретенным.

Неужели ты думаешь, что Богу важно, чтобы ты работала именно на ЭТОЙ работе, жила именно в ЭТОЙ стране, общалась именно с ЭТИМИ людьми и именно по ЭТОМУ поводу?

«ГОСПОДНЕЙ ВОЛЕЙ СЧАСТЬЕ ТВОЙ УДЕЛ».

ТВОЕ СЧАСТЬЕ – единственно важно для Отца.

А вот КАК ты свое счастье понимаешь, это ТОЛЬКО ТВОЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

Может, уже давно счастье для тебя в другом, а ПРОСИШЬ ВСЕ СТАРОГО? Продолжаешь искать ОГРАНИЧЕНИЯ и СОПРОТИВЛЕНИЯ. Просишь ВЕЩЕЙ, событий, и не ощущаешь себя счастливой.

ПОНИМАНИЕ, ПРИШЛО, а ПРОСЬБЫ ОСТАЛИСЬ ПРЕЖНИМИ.

РОДИЛОСЬ ПРОТИВОРЕЧИЕ: ты ХОЧЕШЬ ПОЛУЧИТЬ ЛОЖКУ МЕДА, А «ЗАКАЗЫВАЕШЬ» БОЧКУ ДЕГТЯ.

СЧАСТЬЕ – В ЕДИНСТВЕ С БОГОМ.

Сознание, мыслящее себя разделенным со своим Истоком, в ужасе «съеживается» от мысли, что счастье в Единстве с Богом. Потому что ему тут же видится, что «Единство с Богом» автоматически лишает его всего остального.

Когда же разум слышит, что Единство с Богом достигается через отказ глядеть на других людей через призму собственных претензий, обвинений и агрессии, разум тут же решает, что с ТАКИМ СЧАСТЬЕМ можно повременить.

Чем и занимаетесь – времените. Иными словами, ПРЕБЫВАЕТЕ ВО ВРЕМЕНИ.

Вечность НЕ устанет ждать, ибо она НЕ ждет никогда, потому что ЕСТЬ всегда.

Не будучи счастливой, во времени ты волю, «сделанную» из Его, Его Воли противопоставляешь. И дыбится «плотина», пучится гордыней, — хочет залезть на самые Небеса, чтобы и ТАМ СВОЕ ПОНИМАНИЕ СЧАСТЬЯ, как ОГРАНИЧЕНИЯ и СОПРОТИВЛЕНИЯ.

Не понимает «плотина», ЧТО ВОЛЯ БОЖЬЯ ИСПОЛНЯЕТСЯ ВСЕГДА.

Законом Божьим установлено: ДИТЯ БОГА ВСЕГДА ПОЛУЧАЕТ ТО, ЧТО ПРОСИТ.

ТАК ПРОСИ ТОГО, ЧТО ОСЧАСЛИВИТ ТЕБЯ, а не того, что счастья лишает.

Бог не ждет. Еще не спрошено, а уже ДАНО. Потому что ПОМЫСЛЕНО.

Чего НЕ желаешь, о том и НЕ мысли.

АНТОНИО. ПРИНИМАЙ

АНТОНИО. ПРИНИМАЙ БЛАГОДАРНОСТИ. . В ТОЧКУ. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОПОНИМАНИЕ, ПРИШЛО, а ПРОСЬБЫ ОСТАЛИСЬ ПРЕЖНИМИ. РОДИЛОСЬ ПРОТИВОРЕЧИЕ: ты ХОЧЕШЬ ПОЛУЧИТЬ ЛОЖКУ МЕДА, А «ЗАКАЗЫВАЕШЬ» БОЧКУ ДЕГТЯ. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОСЧАСТЬЕ – В ЕДИНСТВЕ С БОГОМ. . Сознание, мыслящее себя разделенным со своим Истоком, в ужасе «съеживается» от мысли ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО, что счастье в Единстве с Богом. Потому что ему тут же видится, что «Единство с Богом» автоматически лишает его всего остального. Когда же разум слышит, что Единство с Богом достигается через отказ глядеть на других людей через призму собственных претензий, ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОобвинений и агрессии, разум тут же решает, что с ТАКИМ СЧАСТЬЕМ можно повременить ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО. Чем и занимаетесь – времените. Иными словами, ПРЕБЫВАЕТЕ ВО ВРЕМЕНИ. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОМышка (Колыбельная хиппи) http://www.youtube.com/watch?v. Не будучи счастливой, во времени ты волю, «сделанную» из Его, Его Воли противопоставляешь. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОИ дыбится «плотина», пучится гордыней, — хочет залезть на самые Небеса, чтобы и ТАМ СВОЕ ПОНИМАНИЕ СЧАСТЬЯ, как ОГРАНИЧЕНИЯ и СОПРОТИВЛЕНИЯ. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОНе понимает «плотина», ЧТО ВОЛЯ БОЖЬЯ ИСПОЛНЯЕТСЯ ВСЕГДА. ТАК ПРОСИ ТОГО, ЧТО ОСЧАСЛИВИТ ТЕБЯ, а не того, что счастья лишает. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОЧего НЕ желаешь, о том и НЕ мысли. БРАВО. . ЧЕГО ПОДДЕРЖИВАЕШЬ, ТО И ИМЕЕШЬ. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНОВКЛЮЧАЕМ СВЕТ НА ПОЛНУЮ МОЩЬНОСТЬ. ОБЪЕДИНЯЕМСЯ В ЖЕЛАЕМОМ, А НЕ ВЫИСКИВАЕМ ПОДВОХИ. ГЛЮКИ ОТМЕНЯЮТСЯ. Н.Д.

ЕДИНСТВЕННО — ВАЖНО

Книжный столик
М.Е.Салтыков-Щедрин «Помпадуры и помпадурши».

«Говорят, что прежде можно было допускать засиживаться на одном месте, потому что тогда ничего больше от администратора не требовалось, кроме того, чтоб он был администратором; нынче же будто бы требуется, чтобы он, кроме того, какую-то суть понимал.»

«Видел я однажды на железоделательном заводе молот плющильный; молот этот одним ударом разбивал и сплющивал целые кувалды чугунные, которые в силу было поднять двум человекам, и тот же самый молот, когда ему было внушаемо о правилах учтивости, разбивал кедровый орешек, положенный на стекло карманных часов, и притом разбивал так ласково, что стекла нисколько не повреждал. Стало быть, дело совсем не в том, какой молот, большой или малый, а в том, какое сделано ему свыше внушение.»

«Знаю, что если начальник без причины вспылит на меня, то он же, когда будет нужно, и простит меня. Знаю, что я виноват; если не виноват в действительности, то виноват тем, что сунулся на глаза начальнику не вовремя; потому что ведь и он тоже человек и по временам имеет надобность в уединении. Начальство с своей стороны снисходительно, и хотя знает, что я виноват, но видит, что и я это очень чувствую, и потому прощает мне.»

«Терпеть не могу этих шуток, в которых нельзя понять, шутка ли это или испытание!»

«Русский вестник» доказал, что слово «конституция», перенесенное на русскую почву, есть нелепость, или, лучше сказать, что в России конституционное начало должно быть разлито везде, даже в трактирных заведениях.»

«По вечерам старец пишет свои мемуары или, как он называет, «воспоминания о бывшем, небывшем и грядущем».

«Приветливый вид, благосклонный взгляд суть такие ‘t меры внутренней политики, как и экзекуция.»
читать дальше

АПД: еще немного афоризмов того же автора

«Если я усну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что происходит в России, я отвечу: пьют и воруют».

«Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления».

«Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

«Когда и какой бюрократ не был убеждён, что Россия есть пирог, к которому можно свободно подходить и закусывать?»

«Чтобы воровать с успехом, нужно обладать проворством и жадностью. Жадность особенно необходима, потому что за малую кражу можно попасть под суд».

«У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»

«Если на Святой Руси человек начнёт удивляться, то он остолбенеет в изумлении и так до смерти столбом и простоит».

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

Книжный магазин «Ходасевич»
7 февраля в 15:34 ·
Не выбрасывайте книги!

Мы принимаем в дар любые книги, журналы и учебники
В любом состоянии.
В любой день недели.
Без выходных, с 11 утра и до 22 вечера.
На покровке, 6.

Мы позаботимся обо всех книгах и найдём им новых читателей.
📚
Первые книги, появившиеся на наших полках, это были книги, собранные с помоек.
Потому что нельзя выкидывать книги на помойку.
📕
У нас найдётся место для любой книги.
То, что нам не подходит (детективы, любовные романы, школьные пособия) мы выкладываем на стеллаже бесплатных книг при входе.
📗
Всегда несколько сотен книг у нас продаётся по 20 рублей.
Периодически проходят большие распродажи, на которых старые книги можно купить со скидкой 50%!
Каждую субботу в полдень мы устраиваем Книжный фримаркет — бесплатно раздаём тысячи книг.
📘
Книги из нашего магазина уже несколько раз снимались в кино в качестве реквизита!
Сам книжный несколько раз снимался в кино и даже в роли себя самого.
📚
Книги к нам на Покровку, 6 можно привозить всегда.
И без предупреждения.
Любые книги в любом состоянии, ежедневно с 11 и до 22.

Только не выкидывайте в помойку!

И репостните пожалуйста этот пост, чтобы все знали, куда нести книги.

И почему я не удивлен?

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

(лазая в ЖЖ) Инесса-Цыпа злобствует. ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

«Недавно наткнулась на статью об очередном приобретении хозяина «Эксмо» Новикова «Основатель «Эксмо» построил на Рублёвке «дом-цветок» за миллионы долларов». В свете того факта, что работникам «Эксмо» регулярно задерживают зарплату на два-три месяца, новость выглядит замечательно: «Владельцем рублёвского особняка, который получил популярность в интернете из-за необычной формы, оказалась семья Олега Новикова — основателя крупнейшего российского издательства «Эксмо». Об этом сообщили «Открытые медиа». Дом площадью 5300 кв. м состоит из нескольких уровней. В некоторых местах они сливаются с садом, превращаясь в единое пространство. Участок расположен прямо на берегу Москвы-реки. Эксперты оценили сам участок в $29 млн, а с особняком его цена варьируется от $55 до $100 млн. Оказалось, что раньше землями владел основатель «Евросети» Евгений Чичваркин». Вот, собственно, для чего нужна российская литература. Вот чем ее работник занимается в поте лица и практически бесплатно — строит особняки бесссребреникам, радеющим за культуру и мультуру. На словах радеющим.

А я ведь его помню, этого Новикова. Шли мы лет пятнадцать назад с моей редакторшей по коридору «Эксмо», смеясь над какой-то шуткой (редакторы вообще встречают своих авторов — по крайней мере тогда встречали — словно любимых родственников, весьма приветливо; деньгами-то не всегда могут порадовать, остается радовать радушием), и вдруг лицо ее вытянулось, приобрело кислое выражение. Девушка шепнула мне: «Сделай грустное лицо! Быстро!» Я на автомате подчинилась, мимо прошел длинный мужик со злобной рожей, а через некоторое время я спросила: «Из-за него, что ли? Идиосинкразия к смеху на рабочем месте?» Редакторша вздохнула: «Да, это Новиков. Он ненавидит, если кому-то хорошо, если человек смеется или хотя бы улыбается. У него какая-то патология: любые положительные эмоции других людей воспринимает как оскорбление для себя».

Есть среди о-о-очень богатых людей категория патологических завистников: они бы весь мир до костей ободрали и по крестам развесили, лишь бы ни у одного человека не было того, чего не имеет богач-завистник — простого человеческого счастья. Возможно, именно зависть лежит в основе их неукротимой жажды власти и денег. Два инструмента, которыми, если верить стереотипам, можно править миром, но нельзя править собой, вот горе-то! Новиковы, сколько бы «домов-цветов» себе ни построили, не могут справиться с чувством острого душевного дискомфорта при виде радующегося жизни «нищеброда». Может, отсюда их бешеное желание недоплатить, недодать, загнобить, превратить в винтик системы, работающей через пень-колоду и явно издыхающей в железных тисках недовольного всем и вся хозяина.

Под ними-то и корчится наша литература, тридцать лет планомерно уничтожаемая. И ради чего? Ради того, чтобы при Олеге Новикове никто не улыбался. Вам самим-то не смешно, господа хорошие?»
и т.д.

Новости антропологии

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

46% современных русских мужчин имеют гаплотип R1a, который считается арийским (или индоевропейским, если говорить языком историков XX века), 23% имеют гаплотип N1a1, который встречается у финно-угров, и примерено 5% имеют гаплотип I1, который связывают с догерманским населением Европы.
Как пишет в своей книге «ДНК-генеалогия славян. Происхождение и история», американский профессор, биохимик Анатолий Алексеевич Клесов, основной гаплотип русских – R1a, согласно данным генетиков, исследовавших древние останки, образовался примерно 24 тыс. лет назад где-то в районе Алтая. Разумеется, никаких русских в то время не было, как не было и славян. Речь идет об их далеких предках по мужской линии.
Затем арии – представители гаплотипа R1a через Тибет распространились на запад. Их останки находят на территории Индостана – там они жили 12 тыс. лет назад, на территории Ирана и на Ближнем Востоке в Анатолии – здесь они жили около 10 тыс лет тому назад. В это же время арии распространились и по Европе, здесь их останки датируются теми же 9-10 тыс. лет назад.
Первые арии появились на Русской равнине 10 600 лет назад, но их потомки не выжили. Следующее появление ариев на территории современной России датируется 4900 годами назад, причем останки их встречаются от Черного моря до Балтики.
На территории Германии подобные гаплотипы появились 4600 лет назад, но при этом имели свои особенности – субклады.
Примерно в это же время – около 5 000 лет назад представители гаплогруппы R1a (группы гаплотипов) были вытеснены из Европы рядом военных конфликтов. Часть ариев ушла в Малую Азию, часть – на Русскую равнину, а часть переселилась в Британию. Именно этим процессом объясняется схожесть некоторых мифологических персонажей и сказаний, бытующих среди этих разных и далеких друг от друга народов.
Между пятым и четвертым тысячелетиями арии разделились – часть их осталась жить на Русской равнине, смешиваясь с коренным населением, а часть двинулась обратно на восток. Через Урал и Прикаспийские степи эта часть ариев целую тысячу лет добиралась до Индии, Ирана и островов Индийского океана, основав по дороге целую вереницу цивилизаций, среди которых – представители Андроновской культуры, жившие на Алтае и в Северном Казахстане в I тысячелетии до нашей эры; Потаповской культуры; ставший для неозычников священным, город Аркаим; а главное – цивилизацию Синташты (III—II века до нашей эры), чьи памятники культуры простираются от северного Казахстана до Тобола и Челябинской области.
Таким образом, жители Аркаима не являются предками восточных славян, а всего лишь родственниками.
.
Что же касается гаплотипа R1a1, распространенного среди немцев, то он откололся от гаплогруппы R1a немного позже. Три основных ветви арийцев: Северо-Западная (субклад L664),Юго-Восточная ветвь ( Z93) и Евразийская ветвь ( Z283) разделились примерно 9000—8000 лет назад. Причем восточно-славянский субклад Z283 отошел от Евразийской ветви 7500 лет назад и в течение тысячелетия образовал множество славянских племен. Как видим, и тут родственников искать не приходится.
Некоторые из этих ветвей были описаны греческими и римскими историками как скифы, анты и венеды. Часть их так и осталась жить на территориях России, Польши, Прибалтики и Украины. А часть носителей исконно славянской гоплогруппы ушли в середине I тысячелетия нашей эры в Европу, образовав там часть современного европейского населения, имеющего эту гаплогруппу.

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

Неуловимый маршал

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

Эть точно. Я ажно зачитался. Практически ни один из фактов официальной биографии не подтвердился. Кхе.

Рим и Карфаген: последняя битва

ЕДИНСТВЕННО - ВАЖНО

Недавно Трамп вновь развеселил жителей Сети, заявив на встрече с итальянским президентом Серджо Маттареллой в Белом доме, что Соединенные Штаты и Италию объединяет общее культурное и политическое наследие со времен Древнего Рима.
Да, конечно, история США не насчитывает тысяч лет, как история Рима. Что, надо думать, прекрасно известно и Трампу. Настоящий интерес вызывает другое. А именно то, что Трамп вообще дерзнул помянуть Римскую империю, да еще указав на нее, как начало европейской цивилизации и культуры, да еще в лицо итальянскому президенту, наследнику, можно сказать, самого Муссолини (который, как известно, в свое время, захватив Эфиопию, объявил о восстановлении Римской империи).
Как же он посмел! Слова Трампа не просто претендуют на римское наследие, но фактически реабилитируют его. Что в наше, измученное психоанализом и феминизмом время, согласитесь, уже звучит как революция сознания.
Современный европеец, запуганный фрейдистскими психоаналитиками и неомарксистскими социологами, стесняется своих христианских корней, боится культуры Эллады, прославляющей красоту человека, а не его убожество, и особенно пугается своего римского наследия.
Ведь это он, несчастный потомок римлян, угнетал народы, ходил в крестовые походы, обижал иудеев, мусульман, женщин и прочих беззащитных созданий. Безостановочно каяться перед сексуальными и этническими меньшинствами, калеками, серийными убийцами, мексиканцами, черными безногими лесбиянками и прочими жертвами репрессивной системы – вот что обязан делать сегодня европеец.
И вот вместо исполнения этой обязательной программы просвещенного гуманизма (на которую хватит ли западному человеку жизни!) Трамп брякает о культурном и политическом наследии Древнего Рима, апеллируя к основам европейской цивилизации. Что ж это получается? Семьдесят лет господства наследников Фрейда и неомарксистов «франкфуртской школы», старательно вымывающих из мозгов западного человека его христианское греко-римское наследие – псу под хвост?
Что ж, давайте попробуем посмотреть на проблему не с точки зрения торжествующих наследников Карфагена, а точки зрения изгоняемой из мирового общественного дискурса Римской идеи (у нас в России произносить эти слова без ужаса и омерзения еще, слава Богу, можно). Итак, что же такое для нас Рим, Римская идея, Римское наследие?
Римская империя – родина всех современных европейских народов. История Европы – это история Римской империи, родившейся в борьбе с Карфагеном, зловещим миром торгашей, поклоняющихся своим мрачным богам, требующим массовых жертвоприношений детей. Победив зло Карфагена, Римская империя утвердила нравственные начала европейской цивилизации, принесла эллинскую культуру в варварский мир, принесла мир на земли Европы и Азии.
На территории Римской империи родился Христос. И во Втором послании фессалоникийцам апостол Павел убежденно говорит, что до тех пор, пока существует Римская империя, нравственные начала мира, которые она защищает, не позволят свершиться последним эсхатологическим событиям.
При этом ни апостол Павел, говоря об «удерживающем» (2 Фес. 2, 3-8), ни поздние христианские апологеты, однозначно понимающие под «удерживающим» (то есть удерживающим от торжества мирового зла) Римскую империю, не считали, конечно, власть Рима святой. Павел вообще пишет свое послание в годы правления Нерона (53-58 гг.), человека, ответственного за первые в римской истории гонения на христиан. Однако он ясно понимает, что простираясь почти на весь тогдашний культурный мир, власть Рима охраняет его разумные начала; и что, прежде чем воцариться, мировому Злу необходимо, таким образом, разрушить Римскую империю.
Историческая действительность подтвердила правоту Павла. При императоре Константине Великом и его преемниках Римская империя принимает христианство и берет на себя ответственность за организацию и христианское просвещение мира. Ко времени императора Юстиниана Великого (483-565) Римская империя и Христианская церковь задают в целом те правовые, общественно-политические и социальные идеалы, которые до сих пор остаются горизонтом всей европейской цивилизации (идеи личности, свободы, общности, гуманности). Даже с концом Восточной части Римской империи в 1453 году, когда Константинополь был захвачен османами, и ее Западной части (формально упраздненной лишь Наполеоном Бонапартом в 1806 году) статус Рима не был окончательно упразднен, а свет его продолжал мерцать в его осколках.
Уже при Иване III (1440-1505) правопр
еемницей «Второго Рима» осознает себя Русь, крайне серьезно восприняв свою функцию Катехона (удерживающего). Осколками же Западной Римской империи продолжали ощущать себя Германия и Австро-Венгрия. Даже Османская империя и Албания (через династию Ангелов) считали себя правопреемницами Восточного Рима (Византии).
ХХ век стал веком реванша мирового Карфагена, в результате беспрецедентных атак которого были разрушены остатки римской цивилизации: Российская, Австро-Венгерская, Германская и Османская империи.
Но даже после Второй мировой войны попытки глобальных финансовых элит создать единое мировое правительство (то есть привести к власти того самого «сына погибели», о котором говорил в своем послании апостол Павел), не увенчались успехом. Вместо этого установилось неустойчивое равновесие двухполярного мира, разрушенное лишь с крушением СССР в 1991 году.
Многим покажется странным видеть в атеистическом, богоборческом СССР того «удерживающего», о котором говорили когда-то христианские апологеты. Тем не менее надо признать: даже в такой предельно исковерканной форме традиционный Рим все еще продолжал исполнять свою функцию хранителя мира и консервативных ценностей. В конце концов, разве менее языческой была Римская империя в эпоху императора Нерона? И разве не новому Карфагену мировых торгашей противостоял послевоенный СССР? В наше время это становится все более читаемым: все последние годы только тяжело возрождающейся России удавалось сдерживать инициированный американскими неоконами ближневосточный хаос, всякое мгновение грозящий перерасти в апокалиптическую третью мировую войну.
Итак, даже в сегодняшнем, предельно сгустившемся сумраке «заката Европы», римская идея продолжает удерживать мир от окончательного распада. И если сегодня американский президент из самого эпицентра реванша и торжества мирового Карфагена дерзает произнести слово «Рим», видя в итальянском президенте наследника цезарей – это что-то да значит!
Например, что у мира появился шанс не сгореть окончательно в тофетах беспрецедентной алчности капиталистической реальности и ее творцов – международных финансистов, и что нравственные начала европейской цивилизации еще можно спасти.

Забавно. Буквально на днях писал про злобных карфагенских божествах во (внезапно!) своем литературном опусе.
Всё связано со всем, с этим не поспоришь.
Но сам взгляд — интересен.

Нет комментариев

    Оставить комментарий