Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

Вы понравились мужчине, как определить?

Представьте – вы сидите в уличном кафе, летний ветерок шаловливо треплет ваши волосы. А через два столика от вас устроился мужчина, который смотрит на вас, иногда украдкой, а иногда в упор, так что вы отводите взгляд. Как узнать, понравились вы этому мужчине, или он маньяк, который присматривает себе жертву?

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

Представим другую ситуацию. Вам кажется, что коллега к вам неравнодушен. Он упорно попадается вам в коридоре и курилке, вместе с вами выходит из офиса и даже предлагает подвезти. Что это, любовная лихорадка или ему от вас что-нибудь нужно? Например, помочь с проектом.

Чтобы определить, как мужчина относится к вам, пригодятся следующие хитрости:

  • обратите внимание на его позу, когда он подходит для разговора. Если носки его ботинок смотрят в вашу сторону, большие пальцы в карманах джинсов или зацеплены за ремень, это знак – он к вам неравнодушен. Если молодой человек подходит к вам ближе, чем принято, чуть нарушая ваше личное пространство, знайте – вы его зацепили.
  • Бывает, мужчина начинает вести себя суетливо, не знает, куда деть руки, как только вы входите в комнату. Он похож на счастливого щенка, дождавшегося хозяйку с работы, только что хвостом не виляет. Предположите – для этого мужчины вы нечто особенное, и не ошибетесь.
  • Немного пообщавшись с понравившимся мужчиной и рассказав ему о ваших увлечениях, уже в следующую встречу вы можете обнаружить, что он прочел парочку ваших любимых книг (узнал что-то о любимой рок-группе, попробовал блюдо, которое вам нравится, и вы говорили ему об этом). Безусловно, это хороший знак. Если ему «вдруг» понравилось то, что нравится вам, или если вы заметили, что он исподволь повторяет за вами какие-то характерные словечки и обороты, знайте – вы запали ему в душу, он думает о вас.

Если вы уже находитесь в близких отношениях с человеком, нелишне было бы определить, насколько серьезно он увлечен. Для этого:

  • попробуйте в любом контексте ввернуть местоимение «мы», говоря про вас с ним. Как он отреагирует? Обрадуется? Насторожится?
  • Если мужчина проявляет заботу, везет на прививку вашу собаку, помогает выбрать телефон вашей подруге, а тем более когда он приносит в дом какие-то приятные мелочи, по его мнению необходимые в хозяйстве, присмотритесь к такому партнеру повнимательнее. Возможно, это любовь.
  • Если вы проснулись раньше любимого, не спешите вылезать из-под одеяла. Понаблюдайте. Обнимает ли он вас во сне? Если мужчина держит женщину в кольце рук даже во сне, он ею дорожит. Возможно, это свидетельствует о склонности к ревности и собственнических инстинктах.
  • Наблюдательность пригодится и на людях. На вечеринке или просто в гостях обратите внимание, как ваш избранник держится по отношению к вам. Если он кладет руку вам на талию или то и дело обнимает за плечи, берет за кисть, он бессознательно всем вокруг хочет показать – вот моя женщина.

Проницательность – «секретное оружие» женщины в борьбе за внимание мужчин. Немного внимания и смекалки, и верный ответ на вопрос «как определить, что он неравнодушен», легко вам откроется. Если вы понравились мужчине, будьте первой, кто об этом догадается.

Пожелания спокойной ночи подруге в Одноклассниках

Как можно проявить хорошее отношение к своей подруге с помощью социальных сетей, например, Одноклассников? Вы можете подобрать красивое пожелание спокойной ночи и приятных снов, которое обязательно будет оценено в полной мере. Вы можете быть уверены в том, что такой жест поспособствует тому, чтобы ваши отношения с верной подругой оказались еще более крепкими и ценными. Вы можете выбрать красивые пожелания в нашем каталоге, причем присутствует возможность оценить удивительное разнообразие вариантов и постараться отдать предпочтение наиболее интересному из них. В любом случае пожелания, которые будут подобраны специально для подруги с мыслью о ней, позволят согреть душу и настроиться на безмятежный ночной отдых, вне зависимости от того, каким выдался день и каким может быть следующий день. Используйте шанс для того, чтобы проявить свою заботу, которая обязательно будет оценена по достоинству.

Пишу тебе этим славным вечерком, подруга,
Сказать, что какая бы не была за окнами вьюга,
Я всегда буду во всех проблемах рядом с тобой,
Знай, я самый надежный и верный товарищ твой.
В одноклассниках шлю тебе большой привет,
Чтоб получить твою искреннюю улыбку в ответ,
Знай, подруга, что люблю тебя очень – очень,
Пусть приснятся сладкие сны. Спокойной ночи.

Зарево огнями своими затмило горизонт,
И каждый листочек зеленый дышит прохладой,
А если дождь пойдет, ты не забудь свой зонт,
Ведь завтра, подруга, будет денек то, что надо!
Спи сладко, милая и пусть укроет ночь,
Своим ласковым и бархатным одеялом,
Пусть уходят беспокойства и сомненья прочь,
Пишу в Одноклассниках: спи сладко, чтоб счастливой встала!

Сладких снов тебе, любимая подруга,
Ты позабудь сегодня все свои печали,
Нам не страшны с тобой ни зной, ни вьюга,
Ты отправляйся во снах в красивые, чудные дали.
Пишу в Одноклассниках: пусть страхи исчезнут!
Пусть твое сердце на ночь обретет свой покой,
Пусть нехорошее все канет в ночную бездну,
Лишь счастье и любовь останутся рядом с тобой.

В одноклассниках тебе, подруга моя, пишу,
Иди скорее в теплую, уютную кровать,
И вот, что я тебе сейчас, дорогая скажу,
Ты не забудь перед сном хорошенько помечтать.
Пусть тебя ночь покрывалом теплым укроет,
И прошепчет сладкие колыбельные свои,
И на воздушной пелене увлечет с собою,
Через красивые и яркие снов слои.

Пишу в Одноклассниках, когда за окошком ночь,
И засветились звезды-лампы весело и ясно,
Ты скорей отгони от себя все тревоги прочь,
Я хочу пожелать тебе снов спокойных и прекрасных.
Ты, подруженька, скорее сладко засыпай,
Ну а завтра новый день к тебе прибудет,
Расслабляйся и глаза свои закрывай,
Пусть самой сладкой и счастливой ночь твоя будет.

Желаю тебе в Одноклассниках перед сном,
Чтоб ты не скучала и я с тобою тоже,
Мы свои звезды скоро на небе зажжем,
И с каждым днем будем все красивей и моложе.
Я прилечу и буду с кисточкой на луне,
Стоять и в серебро ее отчаянно красить,
А ты мне поможешь, подруга, во сне,
Из огромных и глубоких кратеров луны вылазить.

Сладких снов тебе пожелать я спешу,
Подруга, на ночь я сказать тебе хочу,
Спокойной ночи милая моя и дорогая,
Хочу, чтоб улыбалась ты завтра, это вспоминая.
Моим пожеланиям радоваться будешь вновь,
Желаю я тебе чудесных и прекрасных снов,
И в новый день с улыбкой ты войдешь,
И с благодарностью меня в «одноклассниках» найдешь.

Желаю тебе снов полных чудесных мгновений,
Пусть твой сон бережёт волшебник сновидений,
Пусть ангел-хранитель тебя с утра встречает,
И лайкнуть друзья в «одноклассниках» не забывают.
Спи спокойным, легким и беспечным сном,
Не откладывай мечты во сне на потом,
На все вопросы наяву найди ответы,
Пусть солнце в жизни светит ярким светом.

Я на ночь хочу пожелать тебе подружка,
Чтоб как облако мягкой была твоя подушка,
Чтоб ночь периной воздушной укутала тебя,
И чтоб во сне не забывала ты меня.
В «одноклассниках» на ночь прочти пожелания,
Пусть утром сбудутся все твои желания,
Пусть сон чудесный тебе приснится,
И личико твоё улыбкой озарится.

Посидев в «одноклассниках» ты скоро спать захочешь,
Так пусть же тебе приснится этой ночью,
Что в жизнь к тебе спешит ворваться удача,
Любовь, здоровье, и забота вместе с ним в придачу.
Спокойной, доброй ночи, подруженька моя,
Желаю утром за окном услышать соловья,
Пускай красиво песню свою напевает,
И с утра настроение тебе поднимает,

За окном темная ночь вышла гулять,
Хочу тебе подруга, спокойной ночи пожелать,
Пусть добрый сон тебя за плечи обнимает,
И друзья в «одноклассниках» сладких снов желают.
Пусть сказка добрая вглубь сна уведет,
Луна со звездами тебе колыбельную споет,
Пусть ангелы спускаются на землю с небес,
А жизнь что бы твоя была полна чудес.

Спокойной ночи подруга, тебе я желаю,
И утром в «одноклассниках» увидеть тебя мечтаю,
Пусть снятся тебе яркие и добрые сны,
Я в душе тебе желаю вечной весны.
Пусть ночь укутает тебя нежным крылом,
Покой и уют обнимет своим теплом,
Пусть звезды для тебя сияют в небесах,
Желаю, чтобы счастлива была ты в своих снах.

Голосовые поздравления спокойной ночи

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»
Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

Copyright 2010-2020 г. Поздравления в стихах и прозе на сайте Поздравик
Копировать материалы можно только с активной ссылкой на этот сайт

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

100 дней цирка в Южной Америке. Ю. Никулин

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»Сорок девять человек, два медведя, один осел, один пони, семнадцать собак (включая и Пушка клоуна Карандаша) и пять тонн производственного багажа поднялись в воздух с Вну­ковского аэродрома 7 марта этого года, чтобы отправиться в далекий и трудный путь.

Это был наш цирковой коллектив, вы­летевший на гастроли в Южную Америку.

Самолеты набирали высоту. Где-то дале­ко внизу осталась Москва, Союзгосцирк и аэродром, с которого уходили, утирая слезы, родные и друзья, нагруженные на­шими теплыми вещами, которые мы сняли перед посадкой в самолет. Ведь мы лете­ли из двадцатидевятиградусного мороза в жаркое лето.

Нам предстояло покрыть по воздуху рас­стояние в тринадцать тысяч километров. Следует двухчасовой перелет до Копенгаге­на. Здесь мы пересаживаемся с нашего «ТУ-104» на самолеты авиакомпании «САС». Из Копенгагена пути пассажирского и грузо­вого самолетов расходятся. Мы, летящие на пассажирском, направляемся на Лисса­бон и далее через океан в Бразилию. Путь грузового самолета лежит через Африку.

Спустя полчаса взвывают моторы, и мы снова в воздухе. Лиссабон. Здесь самолет заправляется горючим, готовясь к двенадцатичасовому прыжку через океан.

После взлета нас всех проинструктиро­вали, как пользоваться спасательными жи­летками, если самолет вдруг вздумает сесть на воду. По инструкции все очень просто: нужно спокойно, без паники надеть на себя резиновую жилетку, открыть аварийный люк и изящно скользнуть за борт. После этого можно дернуть за специальные шнур­ки, чтобы жилетка надулась. Вы будете пла­вать в океане с горящими сигнальными лампочками, которые горят ровно столько вре­мени, сколько потребуется спасательному самолету, чтобы найти вас. Если даже к вам будут подплывать акулы, то они вас не тро­нут, так как в жилетке заложен порошок от акул. Мне этот инструктаж почему-то сразу не понравился, и я долго не мог уснуть. Я теперь хорошо знал эту инструкцию — но знали ли инструкцию акулы?

Я проснулся, когда за окном уже свер­кало утреннее тропическое солнце. От ком­пании «САС» нам передали два поздравле­ния. Первое — с пересечением экватора, в связи с чем нам всем были выданы спе­циальные свидетельства! И второе — позд­равление наших артисток с Международным женским днем. Женщины получили ма­ленькие сувениры, а приунывшим было мужчинам налили по бокалу шампанского <женщинам налили тоже).

Самолет идет на снижение, и мы вступа­ем на бразильскую землю. Порт Ресифи. Мы в одних рубашках. Жара страшная. Кра­сивые маленькие веера, которыми снабдил нас тот же «САС», не спасают нас. Мы жад­но осматриваемся. Вокруг пальмы, какие-то необыкновенные цветы, черные люди.

От Ресифи до нашего конечного пункта лету всего четыре часа. Это не двенадцать часов через океан ночью, это над землей, это последний перелет, и это уже весело!

Окруженный громадой гор, на берегу океана раскинулся красавец город Рио-де-Жанейро. «Я тоже хочу в Рио-де-Жанейро, я тоже хочу в белых штанах!» — вспомнил я Ильфа и Петрова.

Мы смотрим на город и восхищаемся. Но красоту этого города нельзя увидеть и понять сразу. Постепенно, изо дня в день, мы открывали и ощущали все новые и но­вые прелести этого города.

На аэродроме артистов советского цир­ка встречала армия фото- и кино корреспон­дентов. На двух автобусах нас повезли че­рез весь город в отель. В каждый автобус сели по два полицейских, так как в этот день была большая демонстрация бастую­щих рабочих. Короткий отдых в отеле «Амбассадор», и мы едем смотреть помещение закрытого стадиона, где нам предстояло работать через три дня.

Из автобусов присматриваемся к боль­шому городу. Первое, что нас поражает, это полная хаотичность движения машин и автобусов. Каждый едет, как ему вздумает­ся. Несмотря на колоссальное количество транспорта, почти нет светофоров. На осо­бенно оживленных перекрестках стоят чер­ные полицейские в больших стальных шле­мах и с трудом регулируют поток бешено мчащихся автомобилей. Очень часты ава­рии. Нарушителей движения оберегает за­кон. Если кто-то на машине сбил и даже убил человека, но быстро скрылся и в тече­ние двадцати четырех часов не был пой­ман,— он уже реабилитирован, и никто его не арестует. Произвели на нас впечатление и открытые трамваи. Трамваи не имеют стен, пассажиры сидят как бы в открытой коробке. Вокруг всего трамвая идет одна подножка, по которой с ловкостью экви­либриста бегает кондуктор и собирает день­ги за проезд.

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»Шумные улицы, наполненные людьми различных оттенков кожи, гудки автомашин, звонки трамваев, громкая музыка, несущая­ся из дверей магазинов, огни рекламы, ко­торая сверкает и переливается с каждого небоскреба, не погасая и днем, и ко всему этому истошные крики продавцов лотерей­ных билетов — все это вначале несколько ошеломляет.

В северо-восточном районе города рас­положен большой футбольный стадион «Маракана» и рядом с ним крытый стадион, ко­торый называется «Мараканазиньо» (что значит: «маленькая маракана»). Эта «малень­кая Маракана» вмещает всего двадцать с лишним тысяч человек. Обычно здесь про­водятся соревнования по баскетболу, боксу, кэтчу (вольной американской борьбе) и са­лонному футболу (на деревянном полу иг­рают две команды по пяти человек). В этом помещении труппа нашего балета дала один спектакль: нам предстояло дать здесь 36 спектаклей.

В ночь на десятое марта прибыл само­лет с нашим реквизитом и животными.

Полет прошел благополучно, и все жи­вотные во главе с медведем Гошей вылез­ли из самолета бодрые и веселые. Гоша вылез из самолета с чемоданом в лапах, на котором было написано по-русски и по-португальски «Москва — Рио-де-Жанейро».

Один лишь осел слез на землю в не­сколько раздраженном состоянии. Вначале мы подумали, что он обижен на то, что ему не дали свидетельства о перелете через экватор, но, оказывается, дело было слож­нее. Ослу попало в дороге от ассистента Володи Щукина. Когда Володя переодевался в самолете и выложил на ближайший ящик свои документы, осел дотянулся до ящика и начал было жевать Володин билет на самолет. К счастью, это вовремя замети­ли. Билет с изжеванным углом был отобран, а осел обруган на высоте восемь тысяч метров.

Два дня, которые оставались до премь­еры, были заполнены интенсивными репе­тициями, подвеской аппаратуры и лонж. Очень расстраивал всех слабый свет в ма­неже. Шестнадцать ламп высоко под купо­лом и два прожектора — для такого поме­щения это очень мало. Наш импресарио ничего больше сделать не смог. Пришлось попотеть с оркестром нашему дирижеру М. Мастерову. Некоторые местные музы­канты оказались малоквалифицированными. После первой же репетиции пришлось отказаться от трех трубачей. (Один из них знал только три ноты. Их и играл.)

И вот 12 марта первый спектакль совет­ского цирка в Бразилии!

Спортивный зал «Мараканазиньо» на премьере заполнился лишь на две трети: не было достаточной рекламы наших гаст­ролей. Но две трети — это четырнадцать тысяч зрителей, и уже за час до спектакля в зале шумела публика, занимая места. Осо­бенно быстро заполнялись дешевые места высоко на трибунах; билеты туда были не нумерованы, и каждый старался прийти раньше, чтобы сесть поближе к манежу.

Программа наша из двух отделений бы­ла составлена следующим образом (этот порядок номеров оправдал себя, и все гастроли шли точно по этой программе):

1-е отделение: пролог, Щетинины (воз­душные гимнасты), Грачевы (жонглеры на мачтах), Куделины (акробаты на пьедеста­ле), Балакины (гимнасты с ренскими коле­сами), Николаевы (турнисты на круглом турнике), Быковские (акробаты-прыгуны), Половневы (гимнасты на першах), В. Херц (силовой жонглер), В. Ольховикова (с груп­пой дрессированных собачек и пони).

Паузы заполняли Карандаш и я с М. Шуйдиным.

В Бразилии ни одно зрели­ще (кроме футбола и кино) ни­когда не начинается вовремя. Если в афише было сказано, что начало нашего спектакля в 8.45 вечера, то мы обычно на­чинали в 9, а то и в начале десятого. Команду начинать давала дирекция. Но уже за десять-пятнадцать минут до объ­явленного начала публика кричала, свисте­ла, хором кричала «бе-ее!» и требовала зрелищ.

И вот погас свет. Прозвучали бравурные аккорды увертюры, маленькая пауза —и на фоне мелодии «Широка страна моя родная» вспыхивает под куполом хрустальный спут­ник. Он медленно начинает вращаться по кругу, и в зале раздаются знакомые всему миру позывные спутника. Спутник медлен­но спускается.

Несколько секунд в зрительном зале стояла напряженная тишина, и вдруг публи­ку прорвало. Тысячи людей начали не­удержимо орать, свистеть, аплодировать. Такого приема мы не ожидали, и у всех нас, стоявших за кулисами в ожидании выхода в парад, даже мурашки забегали по спине.

Спутник спустился. Его принимают вни­зу Петр и Ирина Щетинины, вспыхивает пол­ный свет, и на манеж под звуки бравурного марша из кинофильма «Цирк», под все не смолкающие крики, свист и аплодисменты выходим мы, артисты.

Короткое приветственное слово на рус­ском и португальском языках нашего веду­щего Ю. Егоренко, и вот уже в воздухе на спутнике — Щетинины, номер которых про­ходит под сплошные аплодисменты и окан­чивается овацией. Успех представления превзошел все наши ожидания, а еще больше — ожидания наших импрессарио.

После спектакля мы задумались: «Кто же прошел лучше всех?» Трудно было от­ветить на этот вопрос. Публика неистовст­вовала весь вечер. Все, без исключения, номера проходили с необычайным успехом. Но, пожалуй, особенное впечатление на бра­зильцев произвела работа В. Ольховиковой, Николаевых и И. Кудрявцева.

Ольховикова «убивала» публику собачь­им футболом. Одно появление собак-фут­болистов в форме популярных футболь­ных клубов Рио уже вызвало бурную реак­цию; а когда был забит первый гол, то ли­кованию публики не было предела. Нико­лаевы захватили всех своим головокружи­тельным темпом и трюками, а Гоша чуть не «погубил» тысячи людей, так как еще немного, и здание стадиона рухнуло бы от бури восторга.

Клоуны тоже прошли хорошо. Как у Ка­рандаша, так и у меня с партнером были на вооружении мимические репризы, которые превосходно принимались. Только иногда мы говорили в микрофон какую-нибудь ходовую фразу по-португальски, что усилива­ло эффект. Так, например, Карандаш произ­носил фразу из популярной песенки. Публи­ка после этого неистово аплодировала.

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»На другой день мы все были героями дня. В гостиницу присылали цветы, письма, поздравительные телеграммы.

Пресса высоко оценила выступления со­ветских артистов. Один крупный журналист желтой прессы (прославившийся антисовет­скими статьями) признавался в своей за­метке: «. Меня не интересует, кто передо мной выступал: немцы, русские или турки. Это было здорово, это было прекрасно. » Газеты почти не выделяли отдельных но­меров: писали о спектакле в целом, о «пре­красном Московском цирке».

На другой день, в воскресенье, было два спектакля. Второй спектакль, как уже сообщили газеты, был благотворительный, в пользу неимущих. Что в Бразилии есть неимущие, мы убедились лично. Наряду с богатыми кварталами с роскошными вил­лами мы видели районы бедноты, которые даже нельзя назвать застроенными. Это бы­ли какие-то курятники, норы, пещеры в го­рах, в которых копошились полуголые, го­лодные люди. Оказывается, кажущееся бла­гополучие населения обманчиво. В городе полно нищих.

Нам сообщили интересные данные. На­пример, грубо подсчитано, что из шестидесяти миллионов населения сорок пять ходят босиком, обувь для них — роскошь.

Очень трудно получить образование. Высшие и специальные учебные заведения ежегодно имеют только тридцать тысяч ва­кантных мест, в то время как желающих учиться насчитывается ежегодно двести пятьдесят тысяч.

Школы для ребят существуют частные, в которых учатся дети состоятельных ро­дителей, и государственные (муниципаль­ные), где учится беднота. Мы видели и те и другие школы. Даже в их внешнем виде разница колоссальная. Если частные школы помещаются в красивых, высоких зданиях со специально оборудованным стадионом и бассейном, то государственные школы за­частую напоминают обыкновенный сарай. Прием в государственную школу очень ограничен. По нескольку дней стоят роди­тели в очереди для записи своих детей в школу.

Медицинская помощь тоже не для мно­гих, ибо вызвать врача или купить лекарст­во стоит очень дорого. Я сам убедился в этом, когда заболел в Сан-Паулу и уплатил за вызов врача полторы тысячи крузейров. Это стоимость двух пар обуви.

Четырнадцатого марта был наш первый выходной день.

С этого дня мы начали знакомиться с достопримечательностями Рио и его окрестностей. Всем очень понравилось ез­дить на пляж Копакабана. Нам, приехавшим из московской зимы, было особенно прият­но покачаться на океанских волнах.

Наше счастье, что во время первого по­сещения Копакабаны солнце было за обла­ками; но и при этом тропическое солнце достало нас, и мы все обгорели основатель­но. На другой день болели спины, руки и плечи.

Бразилия — страна футбола. И, конечно, одним из наших первых походов было по­сещение знаменитого стадиона «Маракана», который в этом году справлял свое десяти­летие. Это громадное сооружение, вмеща­ющее двести тысяч зрителей. Две трети стадиона находится под козырьком от дож­дя (сооруженном, кстати, без единой ко­лонны).

На стадионе расположено только фут­больное поле. Вместо беговой дорожки поле опоясывает широкий бетонированный ров, наполненный водой и обнесенный вы­сокой решеткой с загнутыми наверху прутьями. Это сделано для того, чтобы уме­рить пыл публики, которая в экстазе может ворваться на поле. Также изолированы между собой решетками и барьерами сек­торы трибун, чтобы болельщики поменьше общались друг с другом. (Чем меньше об­щения, тем меньше жертв.) Мальчишки, по­дающие мячи, вооружены длинными сач­ками, которыми они вылавливают мяч из рва.

Можно было бы подробно остановиться на описании ряда матчей, которые мы ви­дели, но это займет слишком много места. На нас большое впечатление произвели иг­ры профессионалов кожаного мяча, кото­рые, несмотря на жару, отличались очень быстрым темпом и высокой техникой; удив­ляла реакция зрителей, которые выражали свои чувства, трубя в трубы, звоня в коло­кола, кидая в воздух специальные бомбы, рвавшиеся с таким треском, что весь стадион сотрясался от их разрывов. В сере­дине матча болельщики начинали бросать на поле куски льда, который разлетался по зеленой траве алмазными брызгами. Игро­ки на ходу хватали кусочки льда и засовы­вали их себе за щеки для охлаждения.

Наши заядлые болельщики — Половнев, Щетинин, Рытов и Херц — буквально купа­лись в футбольных переживаниях.

Из экскурсий особо интересными были посещение каскадов Тоунай за городом (это замечательный водопад, расположен­ный в горах и окруженный тропическим лесом) и подъем на знаменитую Сахарную Голову (самую высокую из гор, окружаю­щих город). С этой вершины, куда мы под­нялись по канатной дороге, открывается ве­ликолепная панорама города: здесь вдо­воль поснимали наши фото- и кинолю­бители.

В Рио мы осмотрели два больших музея: исторический и индейский. Если в индей­ском музее как-то еще отображена бра­зильская природа, животный мир и полез­ные ископаемые, то в историческом прос­то собрано имущество двух бразильских королей. Побывали мы также в зоопарке и в ботаническом саду. Особенно запомни­лось нам первое посещение бразильского передвижного цирка. Сделать это мы могли только вечером, в свой выходной день. За­ранее узнали, где расположился цирк, и ве­чером выехали туда на автобусе.

На самой окраине (цирки не пускают в центр города) было установлено шапито. Около входа в цирк, освещенного тусклой лампочкой, надрывался репродуктор, за­зывая публику в цирк. Нас радушно встре­тил хозяин цирка, усадив всех на передние скамейки. Внутренний вид этого балагана был более чем жалким. Грубо сбитые лав­ки, манеж застлан какой-то мешковиной, всюду грязь — и над всем этим полощет­ся полусгнившее шапито с дырами, в кото­рые свободно может пролететь слон. Все это пока освещено одной лампочкой на­верху. Зрителей можно сосчитать по пальцам.

Раздался третий звонок, и под куполом вспыхнули восемь лампочек на проволоч­ном круге. Стало немного светлее. Со скрежетом раздвинулся занавес на сцене. На стене приколот наспех написанный пла­кат: «Артисты универсального театра-цирка приветствуют большой московский цирк». Начался «парад» униформы. Вышли четыре человека в разношерстных старых костю­мах во главе с шпрехшталмейстером, оде­тым в голубую видавшую виды венгерку. Со­общив публике, что спектакль посвящается московскому цирку, он объявил первый номер.

Все номера шли под сопровождение ра­диолы. Когда пластинка кончалась, а номер еще продолжался, пластинку ставили снача­ла. Первым номером вышли мужчина и женщина, демонстрирующие баланс на ка­тушке. Одеты они были в грязные выцвет­шие костюмы. Долго он балансировал на катушке один, потом с женщиной, сидящей у него на плечах. Финальный трюк: снима­ние штанов не сходя с катушки.

Выступала девушка на свисающем из-под купола канате. Работала она без осо­бых трюков; просто висела и демонстриро­вала разные позы.

Перед четвертым номером долго натя­гивали проволоку. Коверный (он же балан­сер на катушке, только теперь — с раскра­шенным лицом) деловито вынес стол, лег на него животом кверху и, взяв в руки ве­ревку, крутил ее, как бы играя в скалочки, делая при этом в темп «склепки». Трюк смотрелся очень хорошо, и ранее я его в цирке не видел.

На проволоке выступала женщина не­померной толщины. Женщина кокетливо «вспорхнула» на мостик. Хрипло играла ра­диола, и артистка делала вид, что танцует. Зрелище было печальное. Убирали про­волоку так же долго, как и устанавливали. За это время те же клоуны успели показать длинную старую клоунаду «Фотография». Половина антре состояла из ударов и пин­ков. В финале клоунады один из клоунов, путая покрывало аппарата, залезал под юб­ку клоуна, изображавшего женщину. Фото­аппарат взорвался, из-под юбки пошел дым, клоуны убежали.

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»Характерно, что во время спектакля пуб­лика ходила, разговаривала (даже пела!) и торговалась с продавцами жареных орехов и сластей. Продавцы ходили по местам и громко расхваливали свой товар.

Последним цирковым номером был мужчина-каучук. Худой мужчина с измож­денным лицом демонстрировал свою гиб­кость. После каждого трюка он скорбно за­катывал глаза и тяжко вздыхал. В финале он показал довольно сложный трюк. Встав на колени и сделав мост, он взялся рука­ми за ступни ноги и стал выворачиваться, придавая телу замысловатые положения. Смотреть на это было неприятно, и я с об­легчением вздохнул, когда он наконец рас­путал части своего тела и ушел под до­вольно сильные аплодисменты.

Следующие номера были эстрадного плана и исполнялись на сцене. Пожилая полная женщина играла пальцами на хру­стальных бокалах. Ей аккомпанировал уны­лый гитарист. Играла она тихо и так же тихо ушла. Ее сменил коверный (это была его вторая реприза). Он пел песенку через микрофон. Пел не он. За кулисами крутили пластинку, а он только раскрывал рот. Пуб­лика об этом не знала и аплодировала. Ока­зывается, это был не комический трюк, а пение выдавалось за чистую монету. Тан­цевальный номер представляла полная, но хорошо сложенная женщина, исполнявшая самбу. Это нам всем понравилось. В этом все-таки был какой-то национальный коло­рит. Правда, танец был однообразен и в основном построен на искусстве двигать бедрами.

Далее шли вокальные номера. Пел ка­кой-то слащавый тенор, которого зрители долго не отпускали, пела девушка. Наи­больший успех имела ее песенка с подни­манием юбки в конце каждого куплета, причем публика (в том числе и дети), зная эту песенку, пела хором реф­рен: «Выше, выше, выше. »

Потом пел сам шпрехшталмейстер; пел какие-то популярные песенки, которые имели успех. Аккомпанировал певцам все тот же унылый гитарист. На этом спектакль окончился.

После всего владелец цирка вышел на сцену. Туда же был приглашен наш директор Л. В. Асанов с переводчиком И. Савельевым. С приветствен­ным словом к нам обратились владелец цирка и профсоюзный руководи­тель. Публика горячо аплодировала после короткого ответного слова на­шего директора.

Когда разошлись зрители, артисты пригласили всех нас за кулисы. Закулисная часть была не менее убога, чем сам цирк. Мы стояли в полутемном дворе, и артисты бразильского цирка разносили нам неизменный кофе, но на этот раз не в традиционных чашечках, а в простых граненых стаканах. Завязалась оживленная беседа, в основном мимическая (спасал еще международный цирковой лексикон), так что все друг друга прекрас­но понимали. Мы обменивались фотографиями, открытками и значками. С улицы пролезли мальчишки, собирающие автографы. Первой, к кому они подошли за автографами, была артистка Валя Балакина. Когда она да­вала свой автограф, наш артист Рытов указал на нее пальцем и сказал ре­бятам: «Балакина». После этого ребята подходили ко всем нашим женщи­нам, совали свои блокноты и листки бумаги и говорили: «Балакина».

Гоша: «А дома лучше, чем за границей».

Иван Кудрявцев: «Тоже мне, открыл Юж­ную Америку. »

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»А когда мы сели в автобус и двинулись с места, артисты бразильского цирка махали нам на прощанье руками, а на заборе сидела толпа мальчи­шек и скандировала: «Ба-ла-ки-на! Ба-ла-ки-на!»

Балакина была очень довольна.

Но, несмотря на некоторое оживление в конце вечера, мы всю доро­гу ехали подавленные виденным. Нам было жаль наших собратьев по ис­кусству. Да, собственно, не по искусству (искусства почти не было), а по профессии. Теперь мне была совсем понятна фраза, которую сказал по­сле нашего спектакля один из зрителей: «Мы думали, что у вас цирк, а оказывается, это очень интересно». Вот по таким передвижным захудалым циркам многие и оценивали цирковое искусство.

Через три дня артисты этого цирка посетили наш спектакль. После спектакля они зашли к нам за кулисы. Теперь уж они чувствовали себя несколько подавленными. На них произвели большое впечатление и наши номера, и наши костюмы, и громадное количество публики, и наш успех.

Они уже закончили свои гастроли в Рио и ехали куда-то далеко на за­пад. Здесь они прогорели, ничего не заработав. И никто не знал, что ждет их в следующем городе.

А спектакли наши продолжали идти с большим успехом. Уже кроме двух субботних давалось дополнительное третье представление в воскре­сенье. Это были трудные дни. Помещение «Маракеназиньо» ломилось от публики. В зале было душно и жарко, как в бане.

В Рио за кулисами нас поили национальным напитком «матэ». Этот напиток заваривается из листьев растения матэ и употребляется в холод­ном виде. Он приятен на вкус, сладок, освежает и утоляет жажду, В рек­ламном проспекте говорится, что матэ предупреждает многие болезни. Возможно, поэтому никто из нас не болел. А может быть, мы не болели, боясь дорогостоящих врачей. В общем, вопрос этот так и остался невыяс­ненным.

По приезде в Бразилию мы сразу же вошли в контакт с Обществом бразильско-советской дружбы. Общество это возникло совсем недавно. За последние годы у бразильского народа возрос интерес к нашей стране. В каждом городе функционируют курсы русского языка. В этом году пять­сот бразильцев должны побывать в Советском Союзе по туристским путевкам. А знают о нас все-таки еще очень и очень мало. Хозяин одного ресторана, грамотный и разбитной человек, подошел однажды к нам и спросил: «Ответьте мне, но только честно: правда ли, что, как только у вас в России рождаются дети, всех их у родителей отбирает государство?» А когда он во время нашей беседы узнал, что у нас есть церкви,— удив­лению его не было предела.

Необычайный интерес к нам со стороны населения наблюдался повсю­ду. Мы ездили в школы, встречались со студентами, спортсменами, были на курсах русского языка. Организаторам курсов в Рио очень помогли члены нашего коллектива Ю. Егоренко и Т. Никулина. В течение двух не­дель они записывали на магнитофон учебник русского языка. В дальней­шем эта пленка поможет студентам правильно произносить русские слова и фразы. Слушатели курсов горячо благодарили наших товарищей за по­мощь и преподнесли им благодарственное письмо и маленькие сувениры.

Остановлюсь на посещении большой текстильной фабрики, которая расположена в одном из городков в шестидесяти километрах от Рио. Когда мы прибыли на территорию фабрики, нас встретил сам хозяин и стал показывать достопримечательности. Однако нас не водили по цехам, не знакомили с производством. Нам показали благоустроенную поликлинику, детский сад и ясли. В детском саду и яслях было около тридцати детей. Хозяин сообщил, что сад и ясли — бесплатно для рабочих. Мы были удивлены таким небольшим количеством детей. Ведь фабрика насчитывала бо­лее трех тысяч рабочих. Позднее мы узнали, что все это — специально для показа. Пользоваться поликлиникой и другими благами может только очень узкий круг преданных хозяину рабочих.

После концерта, который мы дали в саду фабрики и на котором присутствовало подозрительно мало рабочих,— нас повели в бассейн. Там нам раздали трусы и купальники, и мы купались. Около бассейна стоял большой стол, уставленный бутылками кока-кола, лимонада, пива и тарелками с бутербродами. На прощанье нам всем раздали подарки (женщинам от­резы на платье, а мужчинам на рубашки). После этого мы уехали, так, соб­ственно, и не увидев фабрики.

Фото артистов Т. Никулиной, Ю. Быковского и В. Рытова

11 апреля закончились наши гастроли в Рио-де-Жанейро, а следующим утром боль­шой автобус-экспресс уже мчал нас по шос­се по направлению к Сан-Паулу. Проезжа­ем очень живописные места, иногда оста­навливаясь, чтобы сделать интересные снимки.

На шоссе оживленное движение. Через каждые 50—100 метров громадные (иногда высотой с четырехэтажный дом) щиты, ре­кламирующие автопокрышки, кока-кола, зубную пасту и вина, среди которых осо­бое место занимала смирновская водка. Отъехав километров восемьдесят, мы уви­дели громадный плакат с изображением самолета. Внизу надпись: «Если бы вы ле­тели из Рио самолетом, то сейчас уже были бы в Сан-Паулу». И через каждые 10—15 минут пути — предупреждения о возмож­ной аварии на дороге. Около одного из поворотов стоит для устрашения высокий пьедестал, на котором настоящая легковая машина, смятая в лепешку. На пьедестале надпись: «Водитель этой машины ехал не­осторожно». Это предостережение дейст­вует, видимо, не на всех, так как мы про­ехали мимо нескольких изуродованных или перевернутых машин, возле которых суе­тилась полиция и стояли зеваки.

К вечеру, когда на землю начали спу­скаться сумерки, мы увидели вдали огром­ный город в огнях, затянутый пеленой дыма, подымавшегося из многочисленных труб. Это был Сан-Паулу, или, как его на­зывают, «бразильский Чикаго».

Сан-Паулу непохож на Рио-де-Жанейро: он гораздо больше и строже. Громадное количество фабрик и заводов; на широких улицах больше автомашин, но движение более упорядоченное. Населения здесь больше, чем в Рио (около четырех миллио­нов). Нам опять предстоит работать в спортзале закрытого типа, вмещающем че­тырнадцать тысяч человек. Помещение для работы, расположенное в большом пар­ке, более удобно и уютно, чем «Марака-назиньо».

Начать свою работу мы смогли только шестнадцатого, так как была пасха, во вре­мя которой народ неохотно посещает зре­лища. В свободные дни знакомимся с Сан-Паулу. Город очень большой. В центре преобладают небоскребы, увешанные, как и в Рио, рекламными плакатами. Магазины завалены шоколадными яйцами, в киноте­атрах идут фильмы духовного содержания. Вечером над городом стоит колокольный звон, а по улицам шествует религиозная процессия со свечками.

В первый же день мы, гуляя по городу, заблудились. Я протянул карточку нашего отеля проходящей мимо женщине, надеясь, что она объяснит нам дорогу. Женщина шарахнулась от меня, как от прокаженного. Вторая женщина, еще издали увидя мое приближение, кинулась в ближайшую под­воротню. Только мужчина, к которому я потом подошел, объяснил нам дорогу. Позже мы узнали, что мужчине подходить на улице к незнакомой женщине запреще­но. Это расценивается как «нарушение мо­рали».

Тринадцатого вечером мы посетили еще один бразильский цирк. Цирк этот был бо­гаче первого. Большое двухмачтовое ша­пито. Фасад цирка пестрит огромными кра­сочными щитами с рекламой. Манеж, пе­реходящий в сцену, имеет овальную фор­му и приподнят на метр от пола. Публики мало, так как это предпраздничный день. После увертюры ведущий объявил, что представление посвящается Московскому цирку. Программа, которую мы увидели, не отличалась высоким классом, в пред­ставлении чувствовалось влияние американ­ских многоманежных цирков. Одновремен­но на арене работали два-три номера од­ного и того же жанра. Это было плохо, так как внимание рассеивалось.

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»Первый номер произвел на нас некото­рое впечатление. Высоко под куполом на толстом натянутом тросе выступал симпа­тичный молодой парень. Работал без лон­жи, в хорошем темпе. Он показал баланс на лестнице на канате, а в финале четко и чисто скрутил с лестницы на канат заднее сальто-мортале.

Затем выступали посредственные жонг­леры со шляпами и тарелочками и девочка с собачками, которые не желали слушать ее. Их сменили два клишника (мужчина с мальчиком) и антиподист с неизменным бал­лоном и щитом, разрисованным, как карта. Попрыгали прыгуны на батуде; самым слож­ным трюком у них было сальто-мортале с пируэтом. После этого вышли три слона. Трюки были известные, только в финале один из слонов брал в рот голову девуш­ки и, обвив ее хоботом, носил по манежу, Группа девушек исполнила восточный та­нец. Кончился спектакль воздушным поле­том. Долго растягивали сетку. В паузе вы­шли два клоуна с очень примитивными реп­ризами, пересыпанными битьем по лицу и убийственными каскадами. Начался полет. Четверо мужчин и девушка делали очень простые трюки, финальный трюк (двойное сальто-мортале) так и не удался. Когда вольтижер упал в сетку, гнилые растяжки лопнули и сетка опустилась. К счастью, все обошлось благополучно. Если бы артист упал в центр сетки, он бы наверняка уда­рился о манеж.

Наша премьера в Сан-Паулу прошла так же торжественно, как и в Рио. Публики было много. О приезде советского цирка щ здесь уже, знали из газет. На другой день появились многочисленные рецензии, вы­соко оценивавшие нашу программу.

Работать в Сан-Паулу было гораздо лег­че. Здесь мы по-настоящему ощутили бра­зильскую осень. Город расположен высоко над уровнем моря. Уже не было убий­ственной жары. Вечером даже было на­столько прохладно, что мы надевали плащи и пальто.

В Сен-Паулу, у нас было много интерес­ных экскурсий. Особенно запомнилось по­сещение Института змей. Создание такого института в Бразилии продиктовано острой необходимостью. Во многих районах тыся­чи людей ежегодно болеют и погибают от их укусов. Институт вырабатывает из змеи­ного яда противоядие. Так как змеи, у ко­торых взяли яд, долго не живут, институт все время получает новые экземпляры, ко­торые присылают ему энтузиасты-добро­вольцы из глухих тропических джунглей Бразилии, Здесь мы увидели различных змей, начиная со змеи величиной с палец и кончая громадными анакондами более десяти метров в длину. Опытный экскурсовод показывал нам самых ядовитых змей. Укус такой змеи — мгновенная смерть. Бесстраш­ный человек брал за шею змею и пинце­том выдавливал на землю яд. Смотреть на это было жутковато.

Этот экскурсовод за двадцать лет ра­боты в институте шесть раз был укушен змеями. От неминуемой смерти его спа­сало только то, что противоядие было под рукой. Тем не менее один раз он два ме­сяца пролежал в больнице.

В один из выходных дней мы соверши­ли поездку в порт Сантос (это в 80 кило­метрах от Сан-Паулу). Благоустроенное шос­се, врезанное в горы, временами перехо­дило в тоннели. Здесь мы особенно ощу­тили красоту бразильской природы.

В Сан-Паулу ассоциация бразильских импресарио и владельцев цирков устрои­ла в честь артистов советского цирка при­ем, который прошел в очень дружествен­ной обстановке. Интересной была встреча со школьниками: нам показали детскую са­модеятельность, выступили и наши артисты. Первомайский праздник мы встречали в своем отеле. Был организован интересный вечер нашей самодеятельности. Кроме на­ших артистов было много приглашенных из числа администрации и обслуживающего персонала. Вечер прошел с большим успе­хом. Он еще больше укрепил дружбу с людьми, окружавшими нас.

Вместе с нами из Рио в Сан-Паулу пе­реехали представители Института бразиль­ского кофе. Еще в Рио институт организо­вал за кулисами специальный буфет, где каждый день для нас и вообще для всех, кто приходил за кулисы, готовился кофе. За специальной стойкой, на специальной ке­росиновой плите, со специальной посудой священнодействовали три человека в белых халатах.

Действительно, кофе был превосход­ный. Отработает артист номер, подойдет к стойке, выпьет маленькую чашечку аромат­ного напитка, и сразу пропадает усталость, человек обретает бодрость и энергию. Правда, хоть и бесплатный был кофе, но мы им не злоупотребляли: две-три чашеч­ки в вечер. Если выпить много, можно испортить сердце. Во многих газетах и журналах можно было видеть фотографии наших артистов, пьющих бразильский кофе. Даже медведь Гоша был снят с большой кружкой кофе, зажатой в лапах.

Только впоследствии мы узнали, что ор­ганизация буфета с кофе была не случай­ной.

В эти дни Бразилия ждала приезда со­ветской торговой делегации. Североаме­риканская печать трубила на весь Мир, что никакой торговли Бразилии с Советским Союзом не будет. «Русские не пьют ко­фе!» — уверяли газеты. А на примере на­шей группы все убедились, что русские лю­бят кофе и понимают в нем толк.

Когда в Сан-Паулу мы встретились с представителями нашей торговой делега­ции, руководитель делегации отметил, что присутствие артистов Московского цирка способствовало успешным переговорам с бразильскими коммерсантами. Было заклю­чено соглашение на поставку бразильского кофе в Советский Союз.

Буфет Института бразильского кофе со­провождал нас по всей Бразилии, и, даже когда мы вылетели в Монтевидео (Уругвай), с нами летел сотрудник института (один из тех, кто был в белом халате). И в другой стране он продолжал поить нас кофе до самого конца гастролей.

В последний вечер после спектакля он роздал артистам остатки привезенного ко­фе и, сказав, что очень привык к нам, за­плакал.

Нужно сказать, что повсюду в Бразилии к нам относились гостеприимно и дружест­венно. Особенно подружился с надли об­служивающий персонал. И это не случайно. Люди, так сказать, низшего сословия, они не привыкли к такому отношению к себе, которое встретили с нашей стороны, и очень это ценили. Расставание с ними было трогательным. Они плакали, обнимая нас, и совершенно серьезно просили взять их с собой в Москву.

Характерно, что во время прощального приема, который устроило Общество бразильско-советской дружбы, было произне­сено много хороших, по-настоящему дру­жественных тостов и речей. После начала гастролей сразу увеличилось количество желающих вступить в члены Общества.

Раз в месяц, в один из понедельников, телецентр Сан-Паулу показывает концерт-конкурс. На этот концерт приглашаются артисты театров, кино, эстрады и цирка. По окончании передачи в специальной ком­нате с тремя телефонами дежурят работ­ники телестудии. Зрители звонят по теле­фону и называют лучший номер програм­мы и номер своего телефона. Затем подсчитываются очки, и выявляется победитель конкурса.

Помимо этого проводится своеобразная лотерея среди телезрителей, позвонивших в студию. Их номера записываются на кар­точки. Две карточки вынимаются победи­телем из общей кучи, и счастливцы полу­чают денежную премию. В одной из таких передач участвовали и мы. От нашего цир­ка было представлено два номера: Галина Тарбеева и я с Шуйдиным. Тарбеева ис­полнила свой номер, а мы делали репризу «Насос». После подсчета выяснилось, что номера нашего цирка получили рекордное число голосов — 2117!

По условиям конкурса мы все трое на­граждались специальными серебряными ме­далями и общей премией в размере пяти тысяч крузейро (около 25 долларов). Ме­дали мы получили, а деньги что-то до сих пор задерживают.

В последние дни работы в Сан-Лаулу мы посетили театр-цирк «Пиолин», Здесь мы впервые увидели кое-что интересное и достойное внимания. Наряду со средними номерами, как, например, номер жонгле­ров с шариками и тарелочками, антиподис-та, бросающего ногами мальчика, и боль­шой клоунады «Машина» — сценки с допо­топным такси, на котором хотят поехать прибывшие из деревни крестьянин и кре­стьянка (машина комично обыгрывается, она взрывается, из всех щелей бьет вода, идет дым, и в результате машина развали­вается на части),— были и интересные но­мера.

Мы были свидетелями выступления очень хорошего клоуна. Владелец цирка «Пио­лин» — популярный в Бразилии клоун. По­явление его на сцене (в этом цирке нет манежа) сопровождается криками публики, которая устраивает ему овацию. Это не­много полноватый пожилой человек, очень обаятельный и смешной клоун. После крат­кого диалога с партнером (диалога, не блиставшего остроумием) Пиолин и его партнер по очереди скрываются за кули­сами и надевают на себя костюмы птиц (трико и шапочки, обшитые перьями, при­чем у Пиолина, изображающего птичку женского пола, поверх трико надето платье). Далее идет сцена объяснения в любви, построенная на свисте двух артис­тов. Сделано это настолько хорошо, с та­ким вкусом и мастерством, что публика буквально покатывалась от смеха.

Вместе со всеми зрителями мы дружно аплодировали талантливому артисту.

Вторым номером, который хочется от­метить, был номер артиста, работающего с кнутами и лассо. Пожилой индеец выступает со своей партнершей-ассистенткой. Он вы­сокого роста, с длинными распущенными седыми волосами, которые ниспадают у не­го до самого пояса. Одет артист в нацио­нальный индейский костюм. Владеет он кнутами превосходно. На большом рас стоянии сбивает кнутом различные предме­ты, гасит зажженные свечи, перерезает в воздухе бумагу. Далее ассистентка берет в руки и зубы бумажные трубочки.

Со страш­ным щелканьем кнут рассекает на три части каждую трубочку, Затем артист по­казывает игру с лассо, в финале которой он на большом расстоянии ловит петлей ассистентку и несколькими ловкими прие­мами (тоже на расстоянии) крепко связы­вает ее по рукам и ногам.

Очень хорошее впечатление произвел номер першевиков. Эта пара (брат и сестра) работает очень смело и чисто. Трюки у них не выдающиеся, но очень хорошо отрабо­таны. Большой успех у публики имел че­ловек-оркестр. Высокий негр вынес свой реквизит (своеобразный комбайн из ин­струментов, куда входили барабан, бубны, трещотки, губные гармошки, гитара, трубы и аккордеон). Этот эксцентрик оказался очень хорошим имитатором духовых ин­струментов. Первое время, когда он при­кладывал губы к трубе и играл на ней, мы и не думали, что он это делает голосом. Только в середине номера артист разобла­чил трюк. Кроме этого, он прекрасно спел две песни, а потом с большим мастерством исполнил номер с художественным свистом. Таких мастеров свиста я, например, встре­чал очень редко.

Любопытен оказался массовый хорео­графический номер. Был исполнен нацио­нальный ритуальный танец, изображающий изгнание нечистого духа. Танец шел под барабанный бой и даже сопровождался пи­ротехническими эффектами. Смотреть бы­ло интересно, но номер как-то выпадал из общей программы.

Особо хочу остановиться на номере, ко­торый всем нам не понравился, хотя смот­рели его с большим интересом. Это отжив­ший у нас жанр — демонстрация человека-монстра, обладающего необыкновенно под­вижной мускулатурой и огромной физиче­ской силой,

Пожилой лысоватый мужчина, атлетиче­ски сложенный, совершенно голый, если не считать грязной повязки в виде фартука на бедрах, демонстрировал разные до­вольно необычные трюки. Первое, что он сделал, это начал показывать свою муску­латуру и гибкость тела. Расслабив тело, он вдруг на глазах буквально раздувался. Гру­да мышц вздувалась на руках, груди и жи­воте. Потом он вдруг начинал корчиться — и вот уже перед нами худой изможденный человек: руки висят как плети, грудь про­пала, а живот настолько втянут, что, когда он поворачивается боком, виден позвоноч­ник, обтянутый кожей. Тут же артист де­монстрирует различные типажи людей. То он закатывает глаза (видны только белки), свои редкие волосы опускает на лоб, одна лопатка вдруг выступает, как чудовищный горб, живот втянут, монстр семенит по сце­не ногами, которые стали вдруг кривыми,— перед вами какой-то странный, неприятный урод. Далее урод превращается в «дурач­ка», у которого изо рта течет слюна; «ду­рачка» сменяет обезьяна, которая прыгает, чешется, ловит блох. Все это артист проде­лывал очень ловко, но смотреть на это бы­ло неприятно.

Во второй части номера он забивал ку­лаками гвозди в кусок дерева, гнул руками на коленях толстые прямоугольные желез­ные брусья. Демонстрируя силу муску­лов живота, артист делал мост и бросал на живот нож острием вниз. Нож отскакикивал, как от стальной стенки. Тот же нож после этого трюка впивался в пол сцены.

Номер закончился подражанием крику, Тарзана, и артист ушел со сцены под вос­торженный рев публики.

Быстро пролетело время в Сан-Паулу. И вот уже последнее воскресенье, прощальные три спектакля в переполненном до отказа стадионе.

Это были последние спектакли в Брази­лии, далее мы летели в Монтевидео, сто­лицу Уругвая. Еще на 1855 километров мы отдалились от дома.

В Уругвае была уже зима. Монтевидео встретил нас солнечным днем и температу­рой + 18°. На красивых прямых улицах стояли большие клены с желтыми осыпаю­щимися листьями. Да, это уже не Рио-де-Жанейро! Это был небольшой красивый курортный город, шумный от туристов ле­том, но сейчас тихий и спокойный.

Прежде чем отвезти нас в отель, наш автобус проехал по всему городу. Когда мы двигались по центральной улице и остановились в потоке автомашин, водитель проезжающего мимо автобуса, узнав, что едет советский цирк, высунулся из кабины, показал пальцем на небо, сделал вид, что прицелился, и крикнул: «Пу1». Потом засме­ялся и, закричав на всю улицу «карашо!», поехал дальше. Этим он хотел сказать, что одобряет то, как «встретили» в СССР аме­риканского шпиона Пауэрса.

Парк-отель-казино — так называлась го­стиница, в которой нам предстояло жить 20 дней. Утром мы подняли шторы и смот­рели на холодный океан, который шумел под самыми нашими окнами.

Отель пустовал. Казалось, что мы одни жили в этом красивом здании. Был зимний сезон, и постояльцев было мало. Зато к вечеру здесь царило оживление. Тысячи ма­шин различных мерок выстраивались по берегу и вокруг отеля. Ночью работала ру­летка, и были открыты залы для карточной игры. Богачи Монтевидео приезжали сюда испытывать свое счастье.

Гастроли свои мы начали 27 мая неудач­но. В первый день было немного больше четверти зала, на второй день тоже не больше. Выяснилось, что наш антрепренер Омар, ссылаясь на то, что спортзал «Пень-яроль», где мы работали, вмещал всего около шести тысяч зрителей, решил повы­сить цены на билеты. Первый ряд стоил, например, три доллара. Это, конечно, бы­ла очень высокая цена, и народ страны, ко­торая сейчас переживает тягчайший эконо­мический кризис, не очень-то мог платить такие деньги за билеты.

Только на четвертый день Омара уго­ворили снизить цены вдвое. Это возымело свое действие, и народ сразу же пошел в цирк. Однако завышение цен в начале га­стролей надолго отпугнуло публику от цир­ка, и если позже наши дела пошли лучше, все же по-настоящему наполнить зал нам до конца гастролей так и не удалось.

Как я уже писал, Монтевидео — неболь­шой город. Здесь нет почти никаких про­мышленных предприятий. В основном го­род живет за счет приезжих туристов. Ма­газины пустуют, так как покупательная спо­собность населения невелика. Нам даже страшно было входить в магазины. На од­ного человека сразу же накидывалось не­сколько продавцов, вырваться от которых было нелегко.

Движение на улицах не очень большое. Наряду с последними марками американ­ских машин мы видели допотопные авто­мобили, времен примерно двадцатых го­дов. Оказывается, здесь принято пользо­ваться кузовами старых, отживших свой век машин, на которые ставят новые моторы. В Уругвае нас гостеприимно встретили работники советской миссии. Приятно было увидеть своих соотечественников. Ведь Бра­зилия не поддерживает с СССР диплома­тических отношений, и около трех с лиш­ним месяцев мы были единственными со­ветскими гражданами в Бразилии, за исклю­чением того периода, когда приезжала в мае месяце советская торговая делегация.

Фото артистов КАРАНДАША, Ю. БЫКОВСКОГО, В. РЫТОВА. Журнал «Советский цирк» 1960 г.

Утопии опасны (Интервью с Рэем Брэдбери) (fb2)

Утопии опасны (Интервью с Рэем Брэдбери)

Беседа с Рэем Брэдбери началась неожиданно. «Я готов дать интервью советскому журналу, — сказал писатель, — но при непременном условии: вы напечатаете мое мнение о несколько странных отношениях с вашими издателями. Насколько я понимаю, мои книги пользуются в России большой популярностью. Их публикуют там с начала 50-х. Еще лет 10–15 назад от русских, приезжавших ко мне, узнал, что гонорары в рублях должны перечисляться в один из советских банков. 2 года назад через Дэниэла Брустина, руководителя библиотеки конгресса США, и Арманда Хаммера я предлагал передать эти деньги любому советскому студенту, желающему поехать учиться в США, или американцу — для получения образования в СССР. Мне отказали. Может, теперь положение изменилось? Буду рад, если эти деньги пойдут на двусторонние студенческие обмены. А остатки когда-нибудь пригодились бы и мне… А теперь я готов к ответам». Мы в свою очередь надеемся на ответ советских книгоиздателей. Этого требует простая вежливость.

— ВЫ СЧИТАЕТЕ СЕБЯ ПИСАТЕЛЕМ-ФАНТАСТОМ?

— Я считаю себя писателем «идей». Это нечто иное. Такая литература впитывает любые идеи: политические, философские, эстетические. Я из категории мечтателей — выдумщиков нового. Они появились еще в пещерном веке. Тогда человечество было совсем примитивным, искало пути к выживанию — оттуда и берет начало НФ. Топор, нож, копье — все это было фантастикой. Идея развести костер сначала зарождалась в мозгу, а уж потом воплощалась в реальность. Всегда были носители идей, мечтатели, что-то придумывающие, создающие, продвигающиеся к более сложному. Именно в этот ряд я себя и ставлю.

— ВАМ ПРИНАДЛЕЖИТ МЫСЛЬ, ЧТО ФАНТАСТИКА — РЕАЛЬНОСТЬ, ДОВЕДЕННАЯ ДО АБСУРДА, И ПОТОМУ ОНА ЕЩЕ И ПРЕДУПРЖДЕНИЕ ЛЮДЯМ.

— Верно. Но она же может и воодушевлять. Скажем, мечты о космических путешествиях — прекрасный источник вдохновения. Возможно, в ближайшие 20 лет советские и американские астронавты проведут совместную экспедицию на Луну или Марс, и обе страны в один вечер будут праздновать свободу человечества от силы тяготения. Это не может не окрылять.

— ЗНАЧИТ, В ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ВЫ СМОТРИТЕ С ОПТИМИЗМОМ?

— Оптимизм сам по себе слеп. Как, впрочем, и пессимизм. А я не верю в действия вслепую. Конечно же, ошибается тот, кто предсказывает скорый конец света. Это — слепой пессимизм. Но неправ и говорящий об абсолютно идеальном мире. Это — слепой оптимизм. Я вообще не думаю, что мы хотим идеала. Нам нужно общество, в котором все-таки есть место шероховатостям. В попытке сделать жизнь для всех очень хорошей мы можем в конечном счете сделать ее для всех очень плохой. «Утопия» во многих отношениях такое же предупреждение людям, как и, скажем, «антиутопия» Оруэлла. […] Я бы говорил лишь об ощущении оптимизма. Шанс на него появится, если мы все будем полностью реализовывать отпущенные нам генетические возможности. Я всю жизнь, каждый день делаю то, что люблю: наполняю мир своими идеями — и это рождает отличное настроение. Тот, кто использует свой разум, свои способности, свой гений, наконец, чтобы улучшить мир, получает полное право на оптимистичные настроения, но не слепые, а основанные на деятельности, созидании.

— НО СТРЕМЛЕНИЕ К УЛУЧШЕНИЮ МИРА МОЖЕТ ПРИВЕСТИ И К ОБРАТНОМУ. ПОДОБНЫХ ПРИМЕРОВ НЕ СЧЕСТЬ — СКАЖЕМ, В ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ.

— Наука и техника может быть «хорошей» и «плохой». Возьмите автомобиль. С одной стороны, он дает свободу передвижения. С другой — под его колесами в США каждый год гибнут 50 тысяч человек. Надо изучать любую науку, осваивать любую технику, а затем избавляться от их «минусов».

— […] — ВЫ НАЗВАЛИ СЕБЯ МЕЧТАТЕЛЕМ. ДАВАЙТЕ ПОМЕЧТАЕМ. СКАЖЕМ, О ВСТРЕЧЕ С ПОДОБНЫМИ НАМ.

— Хотя мы — я убежден — не одиноки во Вселенной, не надеюсь на контакты с внеземной цивиллизацией в ближайшие несколько тысяч лет. А, может, этот срок будет еще большим — в зависимости от того, что мы обнаружим, добравшись до Альфы Центавра. […] Пусть путешествие продлится 50, 60, 80 лет, век, но в конце концов появятся поколения астронавтов, которые туда долетят. Теоретически возможен и такой вариант — инопланетяне прибудут в гости к нам. Но пока никаких доказательств воплощения такой мечты, как ни жаль, нет. Правда, у вас, в СССР, несколько месяцев назад о каких-то пришельцах говорили, но все обернулось детской сказкой, не так ли? У нас подобное тоже случалось, и не раз…

— ВАШ СООТЕЧЕСТВЕННИК ТЕД ТЕРНЕР ОБЬЯВИЛ КОНКУРС НА СОЗДАНИЕ КНГИГИ, КОТОРАЯ УКАЖЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ПУТИ К ВЫЖИВАНИЮ, БОЛЕЕ ТОГО — К ПРОЦВЕТАНИЮ В БУДУЩЕМ. ВЫ СЧИТАЕТЕ ЭТО РЕАЛЬНЫМ?

— Вполне. Сейчас очень полезно заняться самокритикой, не впадая в негативизм. В США многие писатели убедили себя и теперь убеждают других, что будущее не сулит ничего хорошего. То же — во французской литературе, отчасти — в английской. Про советскую не скажу, не знаю. Думаю, имея колоссальные проблемы, с одной стороны, и огромный творческий потенциал — с другой, люди должны обратиться лицом к солнцу и поставить разум на службу самосовершенствованию. Меня такая задача вдохновляет. Полагаю, аналогичная позиция и у Теда Тернера. Он хочет, чтобы представленные на конкурс романы принесли то самое ощущение оптимизма, о котором я говорил, взамен черных пророчеств — их и так слишком много в литературе конца ХХ века.

Если мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки»

Когда приходит Достойный Мужчина

Жизнь даже очень самодостаточной женщины расцветает и становится еще ярче, когда в ее жизнь приходит тот самый мужчина.
Все свободные женщины хотят встретить своего мужчину, такого, с которым все будет по-другому, с которым все будет хорошо, правда ведь?

Но у большинства из нас даже нет представления о том, что значит «тот самый». А как ты поймешь, что это будет твое? Что произойдет в этот момент? И самый-присамый популярный ответ: «Что-то внутри меня щелкнет. Я это почувствую. На него откликнется моя душа».
Вы, наверное, тоже так думаете…

Но грустная новость заключается в том, что тянется душа, сильно щелкает, накрывает, торкает и сносит крышу только тогда, когда к вам пришел кармический мужчина на отработку. Тут уж так щелкает, что мимо не пройдешь. И сразу кажется, что это он… Я чувствую… Но у 95% женщин после таких щелчков оказывается, что это НЕ он, а просто плохая карма, от которой потом только больно!

Как же понять, что в вашу жизнь пришел тот самый мужчина, который необходим вам, с которым вы будете развиваться и раскрываться как женщина?

Давайте начнем с того, что какие бы мужчины ни приходили в нашу жизнь, они все не случайные, нужные и очень полезные, но приходят они с разными целями.
Условно их можно разделить на три большие группы, чтобы было понятно.

Первая группа — Мужчины-учителя. Они приходят нас чему-то научить и остаются в нашей жизни ровно до тех пор, пока урок не пройден. Они могут быть всякими: добрыми, злыми, женатыми, выносящими вам мозг, ломающими ваши личные границы, унижающими вас или безконечно вызывающими у вас жалость и т.д. Они будут учить вас женским качествам, самоценности, вере в себя, защите своих границ, правильному выстраиванию отношений с мужчинами. Это может быть один мужчина, а может быть несколько с одним и тем же уроком. Если женщина из упрямых, то такого мужчину ей дают в качестве мужа или просто на очень долгий срок. Но как только она выходит из своего сценария и проходит необходимый урок, этот мужчина уходит из ее жизни, создаются все условия, чтобы они разошлись. Ведь теперь в ее жизнь должен прийти другой мужчина и, скорее всего, уже не для уроков, а для нормальной жизни.

Вторая группа — кармические должники. Иногда в жизнь женщины приходят мужчины, с которыми у нее кармический долг. И в таких отношениях либо она очень много отдает, потому что задолжала, либо мужчина вкладывает в неё много эмоций, чувств, переживаний или даже средств (потому что задолжал он), но у женщины к нему нет ни любви, ни нежности, ни тепла. Порой знаете как бывает, невозможно даже разойтись людям, если они друг другу что-то не додали, их держат вместе, чтобы они, наконец, наполнили друг друга и отпустили. Как только необходимый обмен энергией (кармой, деньгами, временем, чувствами) состоялся, их тоже разводят.

В основном бывает так, что женщину «клинит» на каком-нибудь мужчине, который часто к ней ничего не чувствует, и она начинает его любить, за него молиться, делать практики, вкладывать в него тонну энергии, думая, что это он самый. И она ничего не может сделать с тем, что постоянно отдает, либо физически, либо энергетически. И в этих отношениях нужно просто отстраняться и посылать любовь этому человеку, продолжая жить своей жизнью, а не думать, что это оно.

И третья группа мужчин — мужчины для жизни. Это та самая группа, которая нам нужна. Мужчины для жизни — это те, которые нас наполняют, которые нам что-то дают, которые нас раскрывают, с которыми нужно жить, строить семью, развиваться, радоваться жизни и наслаждаться. Мы сейчас говорим именно про хороший вариант для развития и раскрытия женщины в её природе. Иногда женщине нужно пройти две предыдущих группы, чтобы созреть для такого мужчины.
У нас, женщин, очень часто складываются незрелые отношения с мужчинами просто потому, что мы не соглашаемся пройти свои уроки и дождаться необходимого момента в своей жизни, когда придет то, что нам необходимо. И тогда женщина либо соглашается на абы какого мужика, либо живет в своих иллюзиях и ожиданиях принца.
Важно это понимать, что достойный мужчина придет тогда, когда вы хотя бы немного отшлифованы по-женски либо практиками, либо хорошим воспитанием.

Отношения с мужчиной для жизни тоже могут быть сложными и непонятными, но есть несколько факторов, по которым можно понять, что этот мужчина действительно нужен сейчас в вашей жизни и что отношения с ним принесут вам благо.

Это не значит, что это будут отношения до конца жизни, но это точно показывает, что данный мужчина явно не случайный посетитель вашей жизни.

Как понять, что мужчина твой?

У самых успешных по-женски женщин, которые живут с достойными мужчинами не было щелчка, не было озарения с небес: «О Боже, это он!», в животе не «летали бабочки» от встречи, это также не была сумасшедшая влюбленность.
Это были постепенные отношения, в которых не было дикости, спешки, безумия и всего того, что показывают в фильмах.

Есть первый сигнал, по которому становится понятно, вообще нужен ли вам этот мужчина. И этот сигнал — безопасность .

Рядом со своим мужчиной вы будете чувствовать себя в безопасности. Это база и основа, без этого дальше идти не стоит. Ваш мужчина может быть обычного телосложения и не обладать навыками Кунг-Фу, но рядом с ним вы будете чувствовать себя защищенной, вы будете знать, что если что-то произойдет, то он вас в обиду не даст. Я повторяю, это не будет какой-то примерный мужчина из благородной семьи, рыцарь 21 века, увы нет. Более того, сам мужчина может принадлежать какой-то опасной профессии, но когда вы будете находиться рядом с ним, вы перестанете думать о своей безопасности, потому что он возьмет это на себя. Казалось бы, какая опасность нам может угрожать? Зачем так драматизировать? Мы же живем не в Боснии и Герцеговине, где нужно спать с винтовкой под подушкой. Но от этого никуда не уйдешь, это заложено нашими женскими инстинктами, мы ищем сильного, чтобы он мог защитить наших детей, чтобы нам было не страшно рожать, чтобы если что-то случится, то есть спина, за которую можно спрятаться. Это суть всех женщин — безопасность.
Многие мужчины обижаются, когда женщины ведутся на их деньги, власть и положение в обществе, но в этом нет ничего осудительного, это обычная психологическая гиперкоменсация. Женщина просто ищет безопасности, и раз она не может положиться на мужчину, то она хотя бы ищет прибежище в деньгах, потому что деньги — это тоже сила, которая может защитить.

Итак, если у вас есть мужчина, почувствуйте и ответьте себе честно, вы ощущаете себя безопасно с ним? Когда есть ощущение безопасности, женщина может расслабиться, а когда она расслабляется, то в ней раскрываются ее лучшие женские качества: задорность, женская непосредственность, легкая придурковатость, милая улыбка, беззаботная девчачья радость. Думаю, каждая из вас хоть когда-то проживала это.

Следующий важный момент.
Этот мужчина будет раскрывать в вас женские качества , или лучше сказать, ваши лучшие женские качества будут раскрываться сами собой. Когда рядом окажется «правильный» мужчина, то вам захочется готовить, красиво одеваться, следить за собой. В вас начнут пробуждаться естественные женские качества, желание служить, быть мягкой, нежной. Без всяких дополнительных знаний вам захочется делать ему массаж, встречать с работы, даже если вы до этого были дерзкой женщиной, которая сама себе голова. Это все происходит настолько спонтанно и естественно, с глубоким внутренним желанием, что многие женщины просто перестают себя узнавать. Они открывают в себе то, чего, казалось, до этого не было вообще никогда. То, чему мы учимся на тренингах, может само по себе без всяких знаний включиться, если с вами рядом окажется ваш мужчина. Кстати, у мужчин очень часто происходит так же.
Итак, подводим итог: с появлением мужчины в вашей жизни как расцвела ваша женственность? Стали ли вы более мягкой, нежной? Появилось ли у вас желание заботиться о мужчине по-женски? Или же вы, наоборот, стали грубее, злее, несчастнее. Задумайтесь.

Идем далее…
Вы станете лучше выглядеть. Да, именно так… Вам захочется красивой одежды, сексуального белья, миллиона побрякушек в виде украшений и хороших кремов, но дело будет даже не в уходе за собой. Дело будет в вашем состоянии, и, возможно, после одной из ночей с ним вы будете идти по городу немного лохматая, не успев накраситься и навести королевский марафет, но у вас будет теплая улыбка и потрясающе лучистый взгляд, и вы будете самой красивой женщиной на земле в этот момент. Вам вслед будут оборачиваться и замолкать.
Если в отношениях с мужчиной у вас пропадает желание ухаживать за собой, хочется надеть спортивные штаны, завязать пучок и есть все подряд, мол «я рядом с ним расслабилась» — это очень тревожный знак, до добра он не доведет. Иногда такие ситуации бывают полезны, и вы можете быть при мужчине расслабленной и в таком уязвимом виде, но если вам хочется такого всегда, значит, мужчина в вас не запускает нужных состояний. Этого можно достичь, конечно, самостоятельными усилиями, но мы с вами говорим, про хороший вариант, и когда он хороший — у нас такие вещи происходят автоматически. Я раньше общалась с одним мужчиной, от одного телефонного разговора с которым мне хотелось лечь в ванну с шоколадной маской на лице, намазаться самым ароматным манговым скрабом и стать самой вкусной женщиной на земле. Понимаете, о чем я? Без всяких усилий, без практики «Обязательное наслаждение каждый день!».

Вам захочется стать лучше , обрести новые качества, новые навыки. Это не значит, что вы будете заслуживать его любви или одобрения, это не для того, чтобы стать хорошей девочкой, а просто этот мужчина пробудит в вас энергию и силу к внутренней трансформации, и вам захочется изучать интимные практики и техники общения с мужчиной, и печворк подушек, и декорирование штор, и многое другое…

Ваши травмы будут исцеляться. Моя наставница говорила еще очень давно, что все последствия телегонии могут быть сняты достойным мужчиной, который любит женщину и готов о ней заботиться. Если мужчина «ваш», то он сможет перезаписать вашу энергетическую матрицу прошлых отношений, заполнив ваше внутреннее пространство своей энергетикой. И вам будет казаться, что до него отношений вообще не было, вы будете все помнить, но будет казаться, что это было в прошлой жизни. Энергетическая зависимость, следы, привязки от одного мужчины лечится любовью и принятием другого мужчины. Я это видела в своей энергетической практике. Не только любовь женщин творит чудеса, любовь мужчин тоже на многое способна. Помимо этого у вас появятся силы на внутреннюю трансформацию, и это запустит в вас процессы прощения и отпускания, и, возможно, у вас появятся силы простить и отпустить огромное число обид в своей жизни, потому что теперь вы не нуждаетесь в этом грузе и хотите заполнить внутренние состояние состоянием благодати, благодарности и тепла.

Вы начнете больше любить себя. Когда мужчина готов отдавать женщине, любить ее, вкладываться в нее, то спустя время, когда пройдет ее психическая реабилитация, она начнет себя видеть другими глазами, она увидит себя ценной, красивой, значимой, а самое главное любимой, и ее самооценка начнет расти, женщина раскроется в новом потрясающем свете.

Прилагаю высказывание Бреда Питта в подтверждение этого пункта: «Все началось с болезни моей жены. У нее начались проблемы на работе, в личной жизни из-за чего она очень часто нервничала. Также сказались на ее здоровье переживания о своих неудачах и проблемах с детьми. Она очень изменилась внешне – исхудавшая (40 кг в ее 35 лет!), осунувшаяся. Ее глаза почти всегда были на мокром месте, ее все раздражали. Радость ушла из ее жизни.
Проблемы со здоровьем проявлялись в головных болях, сердечных, случались защемления нервов в спине и ребрах. У нее была постоянная бессонница, она была уставшей и не выспавшейся. Все это пошатнуло наши отношения.
Она стала пренебрежительно относиться к своей внешности, сутулиться, у нее стали появляться мешки под глазами. Также начала отказываться от съемок и предлагаемых ей ролей.
Моя надежда была потеряна, и я подумывал о разводе. Однако через некоторое время я решил что-то изменить. И в самом деле, думал я, у меня самая замечательная женщина в мире. Она является идеалом многих мужчин и женщин, но она рядом со мной. Я засыпаю рядом с ней, обнимаю ее плечи…
И я решил не откладывать дело в долгий ящик. Стал одаривать цветами, расточать комплименты, целовать… Делал неожиданные подарки, сюрпризы, все было ради нее. Все время говорил про нее, восхвалял ее, чтобы слышали все.
И все получилось! Она стала расцветать, как цветок. Похорошела, поправилась до приятных округлостей, перестала переживать, и ее любовь ко мне стала еще больше. Раньше я и не предполагал, что она способна так любить! После этого я понял: женщина — это зеркало мужчины. Если любить ее до безумства, то она станет им. И я даже не предполагал, что она умеет так любить!»

Ваш секс — это нечто большее, чем просто секс…
Это не просто телодвижения, не просто физические упражнения, это сильный энергетический и эмоциональный обмен, который вы чувствуете не только маткой, но и сердцем. Это не значит, что близость с ним будет приносить фантастические оргазмы, и вы будете умирать от наслаждения, это даже не значит, что ваш мужчина окажется потрясающим любовником, но как бы там ни было, каким бы ни был технически ваш сексуальный акт, после него вам будет хорошо, вы будете чувствовать себя наполненной и женственной, голова совсем отключится.
А техника, как говорится, дело наживное, этому и научиться недолго.
К тому же в отношениях, где партнеры чувствуют друг друга, страсть, раскованность, доверие, признание желаний приходит со временем и очень постепенно, и с каждым разом увеличиваясь и раскрываясь с новой стороны. Даже у мужчин так происходит, когда женщина очень нравится, когда есть сильные чувства, он не сразу может позволить себе все сексуальные радости, которые он делал бы с женщиной, которая ему нужна только как сексуальный партнер. Когда мужчина влюбился или полюбил, то он относится к женщине трепетно, а когда женщина чувствует к мужчине уважение, желание и видит в нем мужчину, она раскрывается постепенно, и даже может стесняться вначале, вне зависимости от того, насколько она опытная любовница.
Поэтому не делайте большого акцента на том, каков он в постели технически, обращайте внимание на то, как вы себя чувствуете после близости с ним. Это действительно важно.

И последние два пункта кажутся мне особенно важными, особенно серьезными и показательными, особенно если вы хотите связать жизнь с тем мужчиной, который рядом с вами.

Вы готовы следовать за ним. Не по Ведам, не потому что так правильно, не потому что это здоровая иерархия, не потому что женщине так положено, а потому что вам хочется этого, вы ему доверяете и готовы идти за ним хоть на край света…

Если путь вашего мужчины вызывает у сомнения, если вы осуждаете его, если не доверяете ему, то эти отношения не дадут вам глубокой трансформации. Женщина открывает себя заново, тотально доверившись мужчине, у нее раскрывается огромная сила, невероятные ресурсы женской мощи и волшебства.

И последний пункт самый-самый важный и серьезный.

Вам хочется родить от него ребенка. Не просто потому, что пора или возраст пришел или вам кажется, что это было бы логично, или чтобы порадовать его. Нет. Вам этого хочется изнутри, без объяснений и причин, без каких-либо предпосылок, вам просто хочется родить ребенка от этого мужчины, и эта мысль, что вы станете мамой, делает вас счастливой. И при этом вы даже можете понимать, что сейчас не идеальный момент, и что нужно «встать на ноги» и много других отговорок от ума, но глядя на этого мужчину вам захочется продолжать его род, кормить, любить и каждый день целовать детей…

Не всегда все эти составляющие идут вместе, но очень часто они вытекают друг из друга постепенно.

Я прошу задуматься вас о тех отношениях, которые есть у вас.

Для вас это мужчина-учитель?
Мужчина-карма?
Или все-таки он наполняет вас силой?

Это очень важно, чтобы мы позволили себе дойти до полноценных отношений, пройдя свои уроки и отдав свои долги.

Общаясь с мужчиной, всегда обращайте внимание на то, как вы чувствуете себя рядом с ним, что происходит внутри вас, какие ощущения он рождает в вас.

И помните: тепло, защищенность, вдохновенность идеями мужчины, спокойствие — это хорошие ресурсные эмоции, которые в дальнейшем могут принести хорошее развитие.

А когда дикая страсть, буря эмоции, страшнейшее влечение и тяга, эйфория от встреч, ничем хорошим это не закончится. Любовь приходит тихо, она начинается, как маленький огонек свечки в нашем сердце, постепенно вырастая и согревая не только все тело, но и окружающих людей и всю вселенную.

Не ищите щелчков и озарения рядом с мужчиной, ищите безопасности и спокойствия, ощущение легкости и естественности — это фундамент крепких отношений .

Я желаю вам быть готовой к наполняющим отношениям, чтобы эта статья дала вам силы преодолеть свои уроки, отдать свои долги и открыться отношениям, которые вырастут в любовь, уважение и доверие!

Понять мужчину по жестам

Наши жесты — прямое отражение наших чувств. Слова вы, ими можно легко опутать собеседника. но при этом тело все равно предательски выдаст обманщика. Если муж, отвечая на вопрос, почему он задержался на работе, потирает кончик носа или подносит руку ко рту — вы понимаете, что он врет, и совсем не коллеги заставили его забыть о доме. Вообще, женщины гораздо более чувствительны поЕсли мужчина обнимает за плечи: «говорящие обнимашки» отношению к голосу тела, ведь им приходится понимать своих малышей в период «молчания». Женщину очень сложно перехитрить, за исключением тех случаев, когда она и сама «обманываться рада».
Так о чем же сигнализируют нам мужчины? Что они хотят скрыть? Как выдают себя через движения? Давайте научимся разбираться в жестах близких мужчин.

Для начала нужно обозначить самые простые позы. Например, «открытая» или «закрытая» поза — это положение, соответственно, открытых или скрещенных рук и ног. Открытые ладони — это всегда искренность и доверие, спрятанные ладони, или руки за спиной — попытка что-то скрыть, утаить. Руки, поднесенные ко рту или к кончику носа после сказанного, сигналят о том, что человек сказал неправду.
Правда, жесты не стоит рассматривать как что-то единичное. Передаваемая информация — это всегда совокупность жестов.

Контекст тоже важен

Для правильного объяснения жестов необходимо учитывать контекст, в котором «живут» эти жесты. Если вы, например, в холодный зимний день увидите на автобусной остановке человека, сидящего со скрещенными ногами, крепко скрещенными на груди руками и опущенной вниз головой, то это, скорее всего, будет означать, что он замерз, но вовсе не его критическое отношение к чему-либо.
Однако если ваш близкий человек в точно таком же положении будет сидеть напротив вас за столом и «благосклонно» слушать вас, то знайте: в данный момент он настроен негативно или оборонительно по отношению к тому, что вы ему говорите.

Расскажи да всю правду доложи

Ситуация: мужчина говорит, что вы для него важны и что он любит вас.

Вариант А. Если при этом он не смотрит в глаза, или прячет ладони, или так встал, чтобы находиться слегка сзади или впереди вас, то насторожитесь. Это значит, что он неискренен и говорит признания с какой-то целью.

Вариант Б. Если мужчина любит, если вы важны для него, то он будет занимать место рядом с вами справа либо напротив вас, глядя в глаза, демонстрируя открытые ладони.
Если он кладет ваши ладони поверх своих открытых, то это значит, что вы очень для него важны и он вас практически «превозносит» и готов занимать рядом с вами подчинительную позицию.

Ситуация: мужчина любит класть вам голову на руки, находящиеся на ваших коленях, он подпирает голову рукой, глядя на вас.
Таким образом мужчина «сигналит», что ему нужна ваша поддержка или что он опирается на вас.
И вам стоит задуматься: перед вами мужчина, который будет вечно «опираться» на вас, или просто ваш близкий человек переживает на данный момент такой период, когда ему нужна поддержка?

Ситуация: мужчина любит класть вам голову на грудь или лежа рядом, уткнуться подмышку
Это младенческий зов «покорми меня». Мужчина находится по отношению к вам в позиции скорее сына, чем партнера. А «покормить» — не значит обязательно едой! Может быть, он просит удовлетворить его эмоциональный голод (лаской, вниманием и т. д.). Подумайте, как долго вы готовы быть «кормилицей»?

Ситуация: вы уже очень долго вместе, а мужчина все еще любит ходить, держась с вами за руку
Здесь может быть два варианта:
— ваш мужчина очень романтичен, и вы всегда будете для него девушкой мечты,
— он идеализирует ваши отношения, возможно, игнорируя реальность. Такие мужчины не любят слышать о сложностях и о тех проблемах, которые необходимо решать совместно, бегут от них и ничего не хотят знать.

Ситуация: когда вы лежите, мужчина закидывает на вас руку или ногу
Так мужчина «сигналит» вам о том, что считает вас своей собственностью и пытается просто «слиться» с вами. Такие мужчины оставляют женщине мало личного пространства, пытаются контролировать ее жизнь, нередко они безоснователь но ревнивы.

Ситуация: вы в близких отношениях с мужчиной, но пока не живете вместе, и он часто оставляет (забывает) у вас свои вещи.
Скорее всего, у него достаточно серьезные намерения по поводу вас—он «метит» территорию, сигналя о том, что здесь он хозяин и вы его женщина. Особенно говорят о серьезности намерений, как это ни забавно, брошенные носки.
когда вы

Мужчина, для которого вы много значите, старается занять место рядом с вами справа. Если часто обнимает вас за плечи правой рукой — это сигнал о том, что он готов быть вам поддержкой и опорой. Если говорит, глядя в глаза, взгляд при этом открытый и как бы «струящийся», поза его открыта, ладони свободны, он часто кладет ваши руки в свои ладони, при разговоре спокоен, не подносит руки ко рту, не поправляет одежду, когда улыбается, смотрит открыто, — он достоин доверия.

Ты мне нравишься

Хочется сказать еще несколько слов о тех сигналах, которые посылают мужчины понравившимся им женщинам.
Мужчина начинает прихорашиваться при виде женщины, которая ему нравится. Руки его потянутся к шее, чтобы поправить галстук. Если он не носит галстук, он может поправить воротничок или смахнуть несуществующую пылинку с плеча, поправить запонки, рубашку, пиджак или другой предмет туалета. Он может также пригладить волосы, чтобы выглядеть привлекательнее.
О явно сексуальных намерениях сигналит такая поза: большие пальцы рук затыкаются за пояс или за прорези карманов. Руки находятся в положении готовности и служат центром притяжения внимания, акцентируя область гениталий.
Если этот жест сочетается с расширенными зрачками и при этом носок одной ноги направлен в сторону женщины, то любой женщине становится понятно, что у мужчины на уме.
Часто мужчина стоит, держа руки на бедрах, чтобы подчеркнуть свою физическую силу и показать готовность к взаимодействию с женщиной. Если он сидит или опирается о стену, то может вытянуть ноги, чтобы выделялась область гениталий.

Слушайте свою интуицию, и ваше шестое чувство подскажет вам, ваш ли это мужчина, искренен ли он с вами, действительно ли все так на самом деле, как он говорит или он это делает из-за каких-то только ему известных причин.
Некоторые жесты могут быть продиктованы ситуацией. Например, если мужчина ищет материнского тепла или поддержки, то, возможно, просто у него временный тяжелый период и вы ему нужны как близкий, понимающий его человек, а когда ситуация изменится, он «вернется в мужскую позицию».
Если мужчина по жестам ведет себя как собственник, то, возможно, вы провоцируете era на это своим поведением и он боится вас потерять.
Будьте гибкими, рассматривайте язык тела в совокупности со средой, в которой он рождается, слушайте себя — и вы не ошибетесь.

Краткое содержание Герой нашего времени (Михаил Юрьевич Лермонтов)

30-е годы прошлого века. Завоевание Кавказа, знавшее при Алексее Петровиче Ермолове куда более «бурные дни», близится к завершению. «Чуждые силы», конечно, тяготят «край вольности святой», и он, естественно, негодует, однако же не настолько, чтоб перекрыть Военно-Грузинскую дорогу. На ней-то и встречается автор, офицер русских колониальных войск, с ветераном Кавказской войны штабс-капитаном Максимом Максимычем. До Владикавказа, куда держат путь наши армейцы, не так уж и далеко, но гололед и внезапный буран вынуждают их дважды останавливаться

Это сейчас пятидесятилетний штабс-капитан числится кем-то вроде интенданта, а пять лет назад был он еще строевым офицером — комендантом сторожевой крепости и стоял со своею ротой в только что замиренной Чечне. Случается, конечно, всякое — «каждый день опасность» («народ кругом дикий»), — но в общем с замиренными «дикарями» замирители живут по-соседски, пока в «скучной» крепости не появляется Григорий Александрович Печорин, блестящий

Рассказанная штабс-капитаном «историйка» так и осталась бы путевым эпизодом в «Записках о Грузии», над которыми работает автор, если б не дорожный сюрприз: задержавшись во Владикавказе, он становится очевидцем нечаянной встречи Максима Максимыча с Печориным, вышедшим в отставку и направляющимся в Персию.

Понаблюдав за бывшим подчиненным штабс-капитана, автор, замечательный физиономист, убежденный, что по чертам лица можно судить о характере человека, приходит к выводу: Печорин — лицо типическое, может быть, даже портрет героя времени, самой жизнью составленный из пороков бесплодного поколения. Короче, тянет на суперсовременный, психологический роман, ничуть не менее любопытный, чем «история целого народа». Вдобавок он получает в полное свое распоряжение уникальный документ. Осерчав на Григория Александровича, Максим Максимыч сгоряча передает попутчику «печоринские бумаги» — дневник, забытый им в крепости при спешном отъезде за хребет — в Грузию. Извлечения из этих бумаг — центральная часть «Героя нашего времени» («Журнал Печорина»).

Первая главка этого романа в романе — авантюрная новелла «Тамань» подтверждает: штабс-капитан, при всем своем простодушии, верно почувствовал характер погубителя Бэлы: Печорин — охотник за приключениями, из тех бессмысленно-действенных натур, что готовы сто раз пожертвовать жизнью, лишь бы достать ключ к заинтриговавшей их беспокойный ум загадке. Судите сами: трое суток в пути, приезжает в Тамань поздно ночью, с трудом устраивается на постой — денщик храпит, а барину не до сна. Охотничий инстинкт и дьявольская интуиция нашептывают: слепой мальчик, пустивший его «на фатеру», не так слеп, как говорят, а фатера — даром что кособокая мазанка — не похожа на семейную хату. Слепой и впрямь ведет себя странно для незрячего: спускается к морю по отвесному склону «верной поступью», да еще и волочит какой-то узел.

Печорин крадется: следом и, спрятавшись за прибрежным утесом, продолжает наблюдение. В тумане обозначается женская фигура. Прислушавшись, он догадывается: двое на берегу ждут некоего Янко, чья лодка должна незаметно пробраться мимо сторожевых судов. Девушка в.белом тревожится — на море сильная буря, — но отважный гребец благополучно причаливает. Взвалив привезенные тюки на плечи, троица удаляется. Загадка, показавшаяся Печорину замысловатой, разрешается легче легкого: Янко привозит из-за моря контрабандный товар (ленты, бусы да парчу), а девушка и слепой помогают его прятать и продавать. С досады Печорин делает опрометчивый, шаг: в упор, при старухе хозяйке, спрашивает мальчика, куда тот таскается по ночам.

Испугавшись, что постоялец «донесет» военному коменданту, подружка Янко (Печорин про себя называет ее ундиной — водяной девой, русалкой) решает отделаться от не в меру любопытного свидетеля. Приметив, что приглянулась мимоезжему барину, русалочка предлагает ему ночную, тет-а-тет, лодочную прогулку по неспокойному морю. Печорин, не умеющий плавать, колеблется, но отступать перед опасностью — не в его правилах. Как только лодка отплывает на достаточное расстояние, девушка, усыпив бдительность кавалера пламенными объятиями, ловко выкидывает за борт его пистолет. Завязывается борьба. Суденышко вот-вот перевернется. Печорин — сильнее, но дева моря гибка, будто дикая кошка; еще один кошачий бросок — и наш супермен последует за своим пистолетом в набегающую волну. Но все-таки за бортом оказывается ундина. Печорин кое-как подгребает к берегу и видит, что русалочка уже там. Появляется Янко, одетый по-походному, а затем и слепой. Контрабандисты, уверенные, что теперь, после неудачного покушения, господин офицер наверняка донесет властям, сообщают мальчику, что оставляют Тамань насовсем. Тот слезно просит взять и его, но Янко грубо отказывает: «На что мне тебя!» Печорину становится грустно, ему все-таки жаль «бедного убогого». Увы, ненадолго. Обнаружив, что бедный слепец его обокрал, безошибочно выбрав самые ценные вещи (шкатулку с деньгами, уникальный кинжал и пр.), он называет воришку «проклятым слепым».

О том, что произошло с Печориным после отбытия из Тамани, мы узнаем из повести «Княжна Мери» (второй фрагмент «Журнала Печорина»). В карательной экспедиции против причерноморских горцев он шапочно знакомится с юнкером Грушницким, провинциальным юношей, вступившим в военную службу из романтических побуждений: зиму проводит в С. (Ставрополе), где коротко сходится с доктором Вернером, умником и скептиком. А в мае и Печорин, и Вернер, и Грушницкий, раненный в ногу и награжденный — за храбрость — Георгиевским крестом, уже в Пятигорске. Пятигорск, как и соседний Кисловодск, славится целебными водами, май — начало сезона, и все «водяное общество» — в сборе. Общество в основном мужское, офицерское — как-никак кругом война, дамы (а тем паче нестарые и хорошенъкие) — наперечет. Самая же интересная из «курортниц», по общему приговору, — княжна Мери, .единственная дочь богатой московской барыни. Княгиня Лиговская — англоманка, поэтому ее Мери знает английский и читает Байрона в подлиннике.

Несмотря на ученость, Мери непосредственна и по-московски демократична. Мигом заметив, что ранение мешает Грушницкому наклоняться, она поднимает оброненный юнкером стакан с кислой — лечебной — водой. Печорин ловит себя на мысли, что завидует Грушницкому. И не потому, что московская барышня так уж ему понравилась — хотя, как знаток, вполне оценил и небанальную ее внешность, и стильную манеру одеваться. А потому, что считает: все лучшее на этом свете должно принадлежать ему. Короче, от нечего делать он начинает кампанию, цель которой — завоевать сердце Мери и тем самым уязвить самолюбие заносчивого и не по чину самовлюбленного георгиевского кавалера.

И то и другое удается вполне. Сцена у «кислого» источника датирована 11 мая, а через одиннадцать дней в кисловодской «ресторации» на публичном балу он уже танцует с Лиговской-младшей входящий в моду вальс. Пользуясь свободой курортных нравов, драгунский капитан, подвыпивший и вульгарный, пытается пригласить княжну на мазурку. Мери шокирована, Печорин ловко отшивает мужлана и получает от благодарной матери — еще бы! спас дочь от обморока на балу! — приглашение бывать в ее доме запросто. Обстоятельства меж тем усложняются. На воды приезжает дальняя родственница княгини, в которой Печорин узнает «свою Веру», женщину, которую когда-то истинно любил. Вера по-прежнему любит неверного своего любовника, но она замужем, и муж, богатый старик, неотступен как тень: гостиная княгини — единственное место, где они могут видеться, не вызывая подозрений. За неимением подруг Мери делится с кузиной (предусмотрительно снявшей соседний дом с общим дремучим садом) сердечными тайнами; Вера передает их Печорину — «она влюблена в тебя, бедняжка», — тот делает вид, что его это ничуть не занимает. Но женский опыт подсказывает Вере: милый друг не совсем равнодушен к обаянию прелестной москвички. Ревнуя, она берет с Григория Александровича слово, что он не женится на Мери. А в награду за жертву обещает верное (ночное, наедине, в своем будуаре) свидание.

Нетерпеливым любовникам везет: в Кисловодск, куда «водяное общество» переместилось за очередной порцией лечебных процедур, приезжает знаменитый маг и фокусник. Весь город, за исключением Мери и Веры, естественно, там. Даже княгиня, несмотря на болезнь дочери, берет билет. Печорин едет вместе со всеми, но, не дождавшись конца, исчезает «по-английски». Грушницкий с дружком драгуном преследуют его и, заметив, что Печорин скрывается в саду Лиговских, устраивают засаду (ничего не зная про Веру, они воображают, что негодяй тайно свиданничает с княжной). Поймать ловеласа с поличным, правда, не удается, но шум они поднимают изрядный — держи, мол, вора!

На поиски грабителей, то бишь черкесов, в Кисловодск срочно вызывается казачий отряд. Но эта версия — для простонародья. Мужская часть «водяного общества» с удовольствием смакует распускаемые Грушницким и его напарником коварные наветы на княжну. Печорину, попавшему в ложное положение, ничего другого не остается, как вызвать клеветника на дуэль. Грушницкий, по совету секунданта (все того же пьяницы драгуна), предлагает стреляться «на шести шагах». А чтобы обезопасить себя (на шести шагах промахнуться практически невозможно, тем паче профессиональному военному), позволяет драгуну оставить пистолет противника незаряженным. Вернер, по чистой случайности проведавший о бесчестном заговоре, в ужасе. Однако Печорин хладнокровно — и строго по правилам дуэльного кодекса — расстраивает мошеннический план. Первым, по жребию, стреляет Грушницкий, но он так взволнован, что «верная» пуля только слегка задевает его счастливого соперника. Прежде чем сделать ответный — смертельный — выстрел, Печорин предлагает бывшему приятелю мировую. Тот, в состоянии почти невменяемом, отказывается наотрез: «Стреляйте! Я себя презираю, а вас ненавижу! Если вы меня не убьете, я вас зарежу из-за угла!»

Смерть незадачливого поклонника княжны не снимает напряжения внутри любовного четырехугольника. Вера, прослышав про поединок на шести шагах, перестает контролировать себя, муж догадывается об истинном положении вещей и велит срочно закладывать коляску. Прочитав прощальную ее записку, Печорин вскакивает на своего Черкеса. Мысль о расставании навек приводит его в ужас: только теперь он осознает, что Вера для него дороже всего на свете. Но конь не выдерживает бешеной скачки — бессмысленной гонки за погибшим, погубленным счастьем. Печорин пешком возвращается в Кисловодск, где его ждет пренеприятное известие: начальство не верит, что гибель Грушницкого — проделки черкесов, и на всякий случай решает заслать оставшегося в живых «поединщика» куда подальше.

Перед отъездом Печорин заходит к Лиговским проститься. Княгиня, забыв о приличиях, предлагает ему руку дочери. Он просит разрешения поговорить с Мери наедине и, помня о данной Вере клятве — «Ты не женишься на Мери?!», — объявляет бедной девочке, что волочился за ней от скуки, чтобы посмеяться. Разумеется, в эту вульгарную, годную разве что для мещанских повестей формулу нелюбви его чувства к Мери никак не укладываются. Но он — игрок, а игроку важнее всего сохранить хорошую мину при плохой игре. И с этим — увы! — ничего не поделаешь! Стиль — это человек, а стиль жизни нашего героя таков, что он, вроде бы того не желая, губит все живое, где бы это живое ни обреталось — в горской сакле, в убогой мазанке или в богатом дворянском гнезде.

Палачом поневоле предстает Печорин и в остросюжетной новелле «Фаталист» (заключительная глава романа). В офицерской картежной компании, собравшейся на квартире у начальника прифронтового гарнизона, завязывается философский диспут. Одни считают мусульманское поверье — «будто судьба человека написана на небесах» — сущим вздором, другие, напротив, убеждены: каждому свыше назначена роковая минута. Поручик Вулич, родом — серб, а по расположению ума — фаталист, предлагает спорщикам поучаствовать в мистическом эксперименте. Дескать, ежели час его смерти еще не пробил, то провидение не допустит, чтобы пистолет, который он, Вулич, принародно приставит дулом ко лбу, выстрелил. Кому, господа, угодно заплатить за редкостное зрелище N-ное количество червонцев? Никому конечно же не угодно. Кроме Печорина. Этот не только выворачивает на игральный стол все содержимое своего кошелька, но и говорит Вуличу — вслух, глядя в глаза: «Вы нынче умрете!» Первый «раунд» опасного пари выигрывает серб: пистолет действительно дает осечку, хотя и совершенно исправен, следующим выстрелом поручик пробивает насквозь висящую на стене фуражку хозяина. Но Печорин, наблюдая, как фаталист перекладывает в свой карман его золотые, настаивает: на лице у Вулича — знак близкой смерти. Вулич, сперва смутившись, а потом и вспылив, уходит. Один. Не дожидаясь замешкавшихся товарищей. И погибает, не дойдя до дому: его разрубает шашкой — от плеча до пояса — пьяный казак. Теперь и не веровавшие в предопределение уверовали. Никому и в голову не приходит вообразить, как развернулась бы линия судьбы несчастного поручика, если бы слепой случай да охота к перемене мест не занесли Григория Печорина из скучной крепости, из-под надзора Максима Максимыча в прифронтовую казачью станицу. Ну, пошумели бы господа офицеры, попугал бы их мрачный серб, да и вернулись бы к брошенным под стол картам, к штоссу и висту, и засиделись бы до рассвета — а там, глядишь, и протрезвел бы буйный во хмелю станичник. Даже Максим Максимыч, выслушав рассказ Печорина об ужасной гибели бедного Вулича, хоть и попытался обойтись без метафизики (дескать, эти азиатские курки частенько осекаются), а кончил согласием с общим мнением: «Видно, так у него на роду было написано». При своем, особом мнении остается лишь Печорин, хотя вслух его не высказывает: а кто из вас, господа, знает наверное, убежден он в чем или нет? А ну-ка, прикиньте — как часто каждый из вас принимает за убеждение обман чувств или промах рассудка? И в самом деле — кто? Вот ведь и Григорий Александрович был убежден, что ему на роду написана погибель от злой жены. А помер — в дороге, возвращаясь из Персии, при так и оставшихся невыясненными (по желанию автора) обстоятельствах .

Бэла — черкесская княжна, дочь мирного князя и сестра юного Азамата, который похищает ее для русского офицера Печорина. Именем Б., как главной героини, названа первая повесть романа. О Б. рассказывает простодушный Максим Максимыч. Б. — горянка; в ней сохранились природная простота чувств, непосредственность любви, живое стремление к свободе, внутреннее достоинство. Оскорбленная похищением, она замкнулась, не отвечая на знаки внимания со стороны Печорина. Однако в ней пробуждается любовь, и, как цельная натура, Б. отдается ей со всей силой страсти. Когда же Б. наскучила Печорину и он насытился любовью «дикарки», она смиряется со своей участью («Я его не принуждаю») и мечтает лишь о свободе, гордо говоря: «Я сама уйду: я не раба его, — я княжна, княжеская дочь!»

Традиционную ситуацию романтической поэмы — «бегство» интеллектуального героя в чуждое ему «простое» общество — Лермонтов переворачивает: нецивилизованная героиня насильно помещается в чуждую ей среду и испытывает на себе воздействие интеллектуального героя. Любовь на короткое время приносит им счастье, но в конце концов завершается гибелью героини. Любовная история построена на противочувствиях: пылкий Печорин — равнодушная Б., скучающий и охладевший Печорин — горячо любящая Б. Столкновение двух несходных миров кончается трагически. Человек, наделенный более развитым сознанием, навязывает свою волю, но его победа оборачивается нравственным поражением. В конце концов он пасует перед цельностью «простой» натуры и вынужден признать свою моральную вину. Исцеление его больной души оказывается мнимым.

Ситуация осложняется появлением третьего лица — горца Казбича, — также испытывающего влечение к героине. Но сила обычая превышает силу любви, и Казбич жестоко мстит за нанесенную ему обиду. Возвращенная на родную почву, Б. приносится в жертву кровавому закону горцев и оскорбленному чувству чести Казбича. Следовательно, и возвращение «домой», в привычный уклад для Б. столь же трагично, как и жизнь вне его. Б. предстает заложницей несовместимых культурно-исторических общностей и гибнет под напором разных, но более могущественных, чем сами люди, сил, которые играют ею, воплощаясь в Казбиче и Печорине.

Вера— персонаж повести «Княжна Мери», княгиня, светская дама, любовница Печорина. Вера играет заметную роль в сюжете повести. С одной стороны, отношения Печорина с В. и ее раздумья объясняют, почему главный герой способен властвовать над женским сердцем, а с другой — В. представляет иной, по сравнению с Мери, тип светской женщины.

Впервые о В. упоминает доктор Вернер, рассказывая Печорину о новых обитателях Кавказских Вод: «…какая-то дама из новоприезжих, родственница княгини по мужу, очень хорошенькая, но очень, кажется, больная… среднего роста, блондинка, с правильными чертами, цвет лица чахоточный, а на правой щеке черная родинка: ее лицо меня поразило свой выразительностью». Это сообщение взволновало Печорина: «Мое сердце, точно, билось сильнее обыкновенного». Из дальнейшего повествования проясняется предыстория отношения Печорина и В.: они были близки, и эта давняя любовь оставила неизгладимый след в душе героя. Он ничего не забыл, как не забыла и В., хотя в их прежнем драматическом романе радости было, очевидно, меньше, чем печали. Теперь В. больна. Хотя она не признается себе в этом, но чувствует, что силы ее слабеют и призрак скорой смерти стоит перед ней. В романе, таким образом, юная княжна Мери и В. даны как разные полюсы жизни — расцвет и угасание. Однако если воздух Кисловодска на короткое время возвратил В. «цвет лица и силы», то щеки Мери в конце повести покрываются «болезненным румянцем», тем же признаком страданий, печать которых лежит и на лице В. Хотя Печорин дает обеим женщинам минутное оживление и блаженство любви, романы с ним одинаково губительны для обеих.

Новая встреча В. и Печорина проходит на фоне природы и в домах людей света, приехавших на воды. Здесь причудливо сталкиваются жизнь естественная и жизнь цивилизованная. В. рассказывает Печорину, что она замужем. Ее муж — дальний родственник княгини Лиговской. Он хром, богат и обременен болезнями. В. вышла за него, разумеется, не любя. Она пожертвовала собой ради сына и дорожит своей репутацией — опять-таки не из-за себя. Уговаривая Печорина познакомиться с Лиговскими, чтобы чаще его видеть, В. не подозревает об интриге с Мери, замысленной героем, а когда узнает, мучается ревностью.

В иные минуты Печорин чувствует силу любви В., которая снова вверилась ему с прежней беспечностью, и сам готов ответить на бескорыстную и глубокую привязанность возлюбленной. Ему кажется, что В. — «единственная женщина в мире», которую он «не в силах был бы обмануть».

Но большей частью, даже обнимая В. и покрывая ее лицо поцелуями, он заставляет страдать, полагая, что именно зло, которое он причинил В., и есть причина ее любви («Может быть, оттого-то именно меня и любила: радости забываются, а печали никогда. » «Неужели зло так привлекательно. »). В. в письме к Печорину признается: «Ни в ком зло не бывает так привлекательно». Но этими суждениями вся правда не исчерпывается.

Печорин принес В. не одни только страдания: всегда желая быть любимым и никогда не достигая полноты любви, он дарит женщинам беспредельность чувства, на фоне которого любовь «прочих мужчин» кажется мелкой, приземленной и тусклой. Поэтому В. обречена любить Печорина и обречена страдать. Трагическая любовь — ее удел. Наивные попытки утаить роман с Печориным в конце концов не спасают В., и она невольно выдает себя, во всем признаваясь мужу. Вновь принеся себя в жертву желанию Печорина быть любимым («Я погибла…», «я для тебя потеряла все на свете…»), теперь она просит только одного — чтобы Печорин не полюбил Мери и не женился на ней. Только потеряв В., Печорин осознает, что именно она несла в себе ту любовь, которую он жадно искал, и эта любовь погибла, ибо он истощал душу В., не наполняя ее своим чувством. И все же последнюю просьбу В. Печорин исполнил — не полюбил Мери и не женился на ней.

Вернер — персонаж повести «Княжна Мери»; доктор, приятель Печорина. В. — своеобразная разновидность «печоринского» типа, существенная как для понимания всего романа, так и для оттенения образа Печорина. Подобно Печорину, В. — скептик, эгоист и «поэт», изучивший «все живые струны сердца человеческого». Он невысокого мнения о человечестве и людях своего времени, он не охладел к страданиям людей («плакал над умирающим солдатом»), живо чувствует их добрые наклонности. В нем есть внутренняя, душевная красота, и он ценит ее в других.

В. «мал ростом и худ и слаб, как ребенок; одна нога была у него короче другой, как у Байрона; в сравнении с туловищем голова его казалась огромна…». В этом отношении В.— антипод Печорина. В нем все дисгармонично: чувство красоты и — телесное безобразие, уродливость. Видимое преобладание духа над телом дает представление о необычности, странности доктора, как и его призвание: русский, он носит немецкую фамилию. Добрый по натуре, он заслужил прозвище Мефистофеля, потому что обладает критическим зрением и злым языком, проникая в сущность, скрытую за благопристойной оболочкой. В. наделен даром предвидения. Он, еще не зная, какую интригу задумал Печорин, уже предчувствует, что Грушницкий падет жертвой его приятеля. Философско-метафизические разговоры Печорина и В. напоминают словесную дуэль, где противники достойны друг друга.

Но в отличие от Печорина В. — созерцатель. Он не делает ни шагу, чтобы изменить свою судьбу. Холодная порядочность— вот «жизненное правило» В. Далее этого нравственность доктора не простирается. Он предупреждает Печорина о слухах, распространяемых Грушницким, о заговоре, о готовящемся преступлении (в пистолет Печорина во время дуэли «забудут» положить пулю), но избегает и боится личной ответственности: после гибели Грушницкого отходит в сторону, как будто не имел к ней косвенного отношения и всю вину молчаливо возлагает на Печорина, не подавая ему при посещении руки. (Тот расценивает поведение доктора как измену и нравственную трусость.)

Вулич — один из героев повести «Фаталист», поручик-бретер, с которым Печорин встретился в казачьей станице. В. замкнут и отчаянно храбр; страстный игрок, для которого карты — лишь символ роковой игры человека со смертью, игры, лишенной смысла и цели. Среди офицеров заходит спор о том, есть ли предопределение, т. е. подвластны люди некоей высшей силе, управляющей их судьбами, или они сами распоряжаются своей жизнью. В., в отличие от Печорина признающий предопределение, вызывается на себе проверить истинность тезиса. Пистолет приставлен ко лбу: осечка, сохраняющая жизнь В., как будто служит доказательством в пользу фатализма (тем более что Печорин предсказал В. смерть именно «нынче»). Но Печорин все равно не убежден: «Верно… только не понимаю теперь…» В ту же ночь В. погибает, зарубленный пьяным казаком.

Мысль Печорина движется от сомнения к сомнению, тогда как В. сомнений чужд. Жизнь его так же бессмысленна, как нелепа и случайна его смерть; храбрость В. — по ту сторону добра и зла: она не разрешает какой-либо нравственной задачи, стоящей перед душой «во всякой борьбе с людьми или с собой». «Фатализм» Печорина проще, примитивнее и банальнее, но он держится на реальном знании, исключающем «обман чувств или промах рассудка» — «хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь!». Наконец, фатализм В. противоположен наивному «народному» фатализму Максима Максимыча («Впрочем, видно, уж так у него на роду было написано.;.»), означающему смиренное приятие судьбы, коэгорое уживается и с нравственной ответственностью за свои мысли и поступки.

Грушницкий — один из главных героев повести «Княжна Мерк», юнкер, выдающий себя на Кавказских Водах за разжалованного офицера; сначала играющий роль первого любовника, но затем оттесненный на позиций неудачливого соперника (Печорин демонстрирует княжне Мери незначительность, пустоту Г., из желанного гостя тот превращается для нее в скучного, надоедливого собеседника).

В каком-то смысле Г. представляет собой не только антигероя и антипода Печорина, но и его «кривое зеркало». Г. неумен и самовлюблен; живет модными представлениями и привычками (маска трагической таинственности), «вписан» в стереотипное поведение «света»; наконец, он — слабая натура, позер, чье позерство легко разоблачить — что и делает Печорин. Смириться с поражением Г. не может; он сближается с сомнительной компанией и с ее помощью намерен отомстить обидчикам. Хотя, чем ближе Г. к смерти, тем меньше в нем романтического кокетства; хотя он побеждает зависимость от драгунского капитана и его шайки, но до конца преодолеть условности светского этикета и победить самолюбие не в силах. Между Г. и Печориным происходит дуэль «на шести шагах». Г. и его приятели оставляют пистолет Печорина незаряженным, но благодаря Вернеру обман раскрывается. Пистолет заряжают, и Печорин убивает Г. В конце повести Печорин находится на распутье и вовсе не торжествует победу: стоило ли употреблять столько усилий, чтобы доказать ничтожность человека, чья романтическая маска скрывала слабость и заурядность?

Княжна Мери — героиня одноименной повести. Имя «Мери» образовано, как сказано в романе, на английский манер. Характер княжны М. обрисован подробно и выписан тщательно. М. — страдательное лицо: именно над ней Печорин ставит свой жестокий эксперимент разоблачения Грушницкого. Не ради М. осуществляется этот опыт, но М. втянута в него игрой Печорина, поскольку имела несчастье обратить заинтересованный взор на лжеромантика и лжегероя. Одновременно с образом М. в романе связана проблема любви — подлинной и мнимой.

Сюжет повести основан на любовном треугольнике. Избавляясь от влюбленности в Грушницкого, М. влюбляется в Печорина, но оба чувства оказываются иллюзорными. Влюбленность Грушницкого — не более чем волокитство, хотя он искренно убежден в том, что любит М. К тому же Грушницкий — не жених. Влюбленность Печорина — мнимая с самого начала. Чувство М., оставшись без взаимности, перерастает в свою противоположность — ненависть, оскорбленную любовь. Ее «двойное» любовное поражение предопределено, — ибо оно живет в искусственном, условном, хрупком мире; ей угрожает не только Печорин, но и «водяное общество». Так, некая толстая дама чувствует себя задетой М. («Уж ее надо проучить…»), и ее кавалер, драгунский капитан, берется это исполнить. Печорин разрушает замыслы и спасает М. от клеветы драгунского капитана и его шайки. Точно так же мелкий эпизод на танцах (приглашение со стороны пьяного господина во фраке) выдает всю неустойчивость, казалось бы, прочного общественного положения княжны М. в свете и вообще в мире. Беда М. в том, что она, чувствуя разницу между непосредственным душевным порывом и светским этикетом, не отличает маску от лица.

Наблюдая за княжной М., Печорин угадывает в ней это противоборство — естественности и светскости, — но убежден, что «светскость» в ней уже победила. Дерзкий лорнет Печорина сердит княжну, но сама М. тоже смотрит через стеклышко на толстую даму. В юнкере Грушницком М. видит разжалованного офицера, страдающего и несчастного, и проникается к нему сочувствием; пустая банальность его речей кажется ей интересной и достойной внимания. Печорин решает показать М., как ошибается она, принимая волокитство за любовь, как неглубоко судит о людях, применяя к ним обманчивые и обезличивающие светские мерки. Однако М. не вмещается в те рамки, в какие заключил ее Печорин. Она выказывает и отзывчивость, и благородство. Она способна на большое и глубокое чувство; в конце концов она понимает, что ошиблась в Грушницком, и не может предположить интриги и коварства со стороны Печорина. Она вновь обманывается, но неожиданно для себя обманулся и Печорин: он принял М. за обычную светскую девушку, а ему открылась и ответила любовью глубокая натура. По мере того как герой пленяет М. и ставит на ней свой жестокий опыт, ирония исчезает из его рассказа. Опыт Печорина венчается «формальным» успехом: М. в него влюблена, Грушницкий развенчан, честь М. защищена от клеветы, пущенной Грушницким и шайкой драгунского капитана. Однако результат развлечения («я над вами смеялся») драматичен и вовсе не весел. Первое глубокое чувство М. растоптано; шутка обернулась низостью. Автор оставляет М. на распутье, и читатель не знает, сломлена ли она или найдет силы преодолеть «урок» Печорина.

Максим Максимыч — одно из главных действующих лиц романа, штабс-капитан. Он одновременно и рассказчик, и самостоятельный персонаж, противопоставленный Печорину. М. М. участвует сразу в нескольких повестях («Бэла», «Максим Максимыч», «Фаталист»). М. М.— настоящий «кавказец» не в пример Печорину, Грушницкому и другим офицерам, лишь волею случая занесенным на Кавказ. Он служит на Кавказе давно, хорошо знает его природу, местные обычаи, нравы, психологию горцев. У М. М. нет ни романтического пристрастия к Кавказу, ни пренебрежения к горским народам.

В каком-то смысле ему, носителю патриархального сознания, горцы даже более понятны, чем соотечественники типа Печорина. У М. М. золотое сердце и добрая душа; он ценит душевное спокойствие и избегает приключений; на первом месте стоит для него долг, но с подчиненными он не чинится и ведет себя по-приятельски. Командир и начальник берут в нем верх на войне и только тогда, когда подчиненные, по его разумению, совершают дурные поступки. Сам М. М. свято верит в дружбу и готов оказать уважение любому человеку. Роль М. М. как персонажа и рассказчика состоит в том, чтобы снять ореол романтической экзотики с изображения Кавказа и взглянуть на него глазами «простого», не наделенного особым интеллектом наблюдателя.

М. М. воспринимает Печорина как «странного» человека. Ему неясно, почему Печорин скучает, но зато он твердо знает, что с Бэлой тот поступил нехорошо и неблагородно. Еще более уязвляет самолюбие М. М. та холодная встреча, какой «наградил» его Печорин после долгой разлуки. По понятиям старого штабс-капитана, люди, прослужившие вместе, становятся чуть ли не родными. Между тем Печорин вовсе не хотел обидеть М. М.; просто ему не о чем говорить с человеком, которого он никогда не считал своим другом.

Благодаря М. М. обнаруживаются и сильные, и слабые стороны печоринского типа — разрыв с патриархально-народным сознанием, одиночество, потерянность молодого поколения интеллектуалов. Но и сам М. М. тоже оказывается одиноким и обреченным. Его мир ограничен и лишен сложной гармонии, а целостность характера «обеспечена» неразвитостью чувства личности. Смысл столкновения М. М. и Печорина не в преобладании и в превосходстве личного начала над патриархально-народным или патриархально-народного над личным, а в их драматическом разрыве.

Печорин Григорий Александрович — главный герой романа. История его души составляет содержание произведения. Эта задача прямо определена в «Предисловии» к «Журналу Печорина»: «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она — следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление». История разочарованной и гибнущей печоринской души изложена в исповедальных записках героя со всей беспощадностью самоанализа; будучи одновременно и автором, и героем «журнала», П. бесстрашно говорит и об их идеальных порывах, и о темных сторонах своей души, и о противоречиях сознания. Но этого мало для создания объемного образа; Лермонтов вводит в повествование других рассказчиков не «печоринского» типа — Максима Максимыча, странствующего офицера. Наконец, в дневнике Печорина приведены и другие отзывы о нем: Веры, княжны Мери, Грушницкого, доктора Вернера. Все описания внешности героя тоже направлены на отображение души (через лицо, глаза, фигуру и детали одежды).

История души П. не излагается последовательно-хронологически, а раскрывается через цепь эпизодов, приключений; роман строится как цикл повестей. Сюжет замкнут кольцевой композицией: действие, в котором участвует Печорин, начинается в крепости (повесть «Бэла»), в крепости же и заканчивается (повесть «Фаталист»). Подобная композиция свойственна романтической поэме: внимание читателя сосредоточено не на внешней динамике событий, но на характере героя, который так и не находит достойной цели в жизни, возвращаясь к исходному пункту своих нравственных исканий. Символически — из крепости в крепость.

Характер П. задан с самого начала и остается неизменным; духовно он не растет, но от эпизода к эпизоду читатель все глубже погружается в психологию героя. П. постоянно испытывает «скуку», неудовлетворенность, чувствует над собой безличную власть судьбы, которая ставит предел его душевной деятельности, ведет его от катастрофы к катастрофе, угрожающей как самому герою («Тамань»), так и другим персонажам («Бэла», «Княжна Мери»).

Ощущая жизнь как банальность, П. тем не менее всякий раз надеется, что очередное любовное приключение освежит его чувства и обогатит его ум. Но разъедающий, скептический разум П. уничтожает непосредственность чувств. Любовь к горянке Бэле и княгине Вере взаимна, но непродолжительна; влюбленность в «ундину» остается без ответа, а влюбленную в него княжну Мери П. не любит сам. В конце концов власть над женщиной оказывается для него важнее, чем искренность чувства.

Любовь превращается в игру, направляемую рассудком, и в конечном счете — в игру судьбами женщин, которые должны жертвовать собой, испытывать «преданность и страх» и тем доставлять «пищу нашей гордости». Герой тоже готов жертвовать собой (он пускается в опасное для его жизни приключение в «Тамани», стреляется с Грушницким, защищая честь Мери, рискуя, захватывает казака), но отказывается жертвовать своей свободой ради чужого счастья. По той же причине он не способен к дружбе. Вернеру П. только приятель, сохраняющий дистанцию в отношениях. Свою посторонность он дает почувствовать и Максиму Максимычу, избегая дружеских объятий. Так П. невольно, бессознательно становится эгоистом.

Свободная воля, перерастающая в индивидуализм, служит для П. принципом жизненного поведения. Она влечет героя к новым и новым впечатлениям, заставляет рисковать собой, она выделяет П. из среды, сообщает его личности и характеру масштабность. И она же распыляет огромный душевный потенциал П., провоцирует его на мысль о смерти, могущей разорвать тот порочный круг, в котором замкнут герой. Непримиренность П. с самим собой, со своей долей в настоящем придает мятежность, неуспокоенность и значительность его личности. В романе сообщается о новой попытке найти пищу для души — П. отправляется на Восток, но убежать от себя он не может. Внезапная смерть избавляет его от мучений.

«Ундина» — так романтически назвал Печорин девушку-контрабандистку из Тамани. Герой вмешался в простую жизнь «честных контрабандистов». Его привлекли загадочные ночные обстоятельства — слепой мальчик и девушка поджидали лодку контрабандиста Янко. Печорину не терпелось узнать их тайну. Девушка, казалось, сама заинтересовалась Печориным и вела себя двусмысленно: «вертелась около моей квартиры: пенье и прыганье не прекращались ни на минуту». Печорин увидел «чудно нежный взгляд» и воспринял его как обычное женское кокетство («он напомнил мне один из тех взглядов, которые в старые годы так самовластно играли моей жизнью»), т. е. в его воображении взор «У.» сопоставился со взором какой-нибудь светской красавицы, взволновавшей его чувства, и герой ощутил в себе прежние порывы страсти.

В довершение всего последовали «влажный, огненный поцелуй», назначенное свидание и признание в любви. Герой почувствовал опасность, но все-таки был обманут: не любовь была причиной нежности и пылкости, а угроза Печорина донести коменданту. Девушка была верна другому, Янко, и ее хитрость служила лишь поводом для расправы с Печориным. Отважная, коварная и ловкая, заманив Печорина в море, она едва не утопила его. Печорин не готов к столкновению со свободными и гордыми людьми на их «территории». Он обнаруживает свое интеллектуальное превосходство лишь в том случае, если «простой» человек оказывается в его руках («Бэла»).

Мужчина обнимает во сне

Если вам приснилось, что вас обнимает мужчина, особое внимание следует уделить всем деталям его внешности – знаете ли вы этого человека в реальной жизни, красив ли он или же уродлив, каково его отношение к вам. В зависимости от всех этих деталей сонники дают снам, в которых мужчина обнимает, совершенно противоположные толкования.

Так, в целом увидеть во сне, как вас обнимает мужчина – очень хороший знак. Если мужчина вам незнаком, то сон предвещает некие счастливые перемены к лучшему в личной жизни – возможно, в ближайшем будущем вам встретится новая любовь, а роман закончится счастливым браком. Если же во сне обнимающий вас мужчина – это ваш муж, будущее сулит вам теплые, стабильные отношения в семье и браке.

А вот если снится, что вас обнимает некрасивый, какой-то неприятный мужчина – сон, наоборот, опасен. Он предвещает какие-то перемены к худшему, причем произойти они должны в самом ближайшем будущем. Неприятности могут быть связаны не только с личной жизнью, но и с обстановкой на работе.

Нет комментариев

    Оставить комментарий