Яна Рудковская пригрозила сбивать дроны, летающие над ее домом

Яна Рудковская пригрозила сбивать дроны, летающие над ее домом

«Многие режиссеры «поумнели» и стали снимать нескучное кино»

Яна Рудковская пригрозила сбивать дроны, летающие над ее домом

В Российском павильоне в Канне прошла презентация самых перспективных проектов с точки зрения международной дистрибуции. Среди них — полнометражный дебют многообещающего режиссера Михаила Местецкого «Тряпичный союз». О сюжете известно немного — четверо молодых парней объединяются в союз, арендуют дом в подмосковном дачном поселке и пытаются изменить мир вокруг себя. В главных ролях снялись Александр Паль («Горько!»), Василий Буткевич, Павел Чинарёв, Иван Янковский. Корреспондент «Известий» поговорил с продюсером фильма Романом Борисевичем («Коктебель», «Как я провел этим летом», «Долгая счастливая жизнь»).

— На презентации «Тряпичного союза» вы с вашим коллегой-сопродюсером разошлись в определении жанра картины: Александр Кушаев назвал фильм Местецкого «эксцентричной драмой взросления», вы — «ироничной трагикомедией с элементами мистики». В свою очередь, сам режиссер в одном из интервью сравнил «Тряпичный союз» с «Бойцовским клубом». Почему у этого фильма так много определений?

— «Тряпичный союз» вообще очень сложно описывать. Сама история, рассказанная в фильме, довольно простая. Самое важное — как она показана. К уже высказанным определениям я бы еще добавил «фильм-провокация», «фильм-аттракцион». Не побоюсь сказать, что подобная картина никогда не выходила на российские экраны. Помимо всех достоинств хочу еще отметить прекрасный саундтрек. Сценарист и режиссер Михаил Местецкий также является лидером группы «Шкловский», сам пишет тексты и музыку, которые отлично «легли» на материал и стали важнейшей частью картины — одно просто неотделимо от другого.

— Полнометражный фильм будет похож на его короткометражки?

— Михаил Местецкий продолжает работать в том же направлении, но «Тряпичный союз» — это большой шаг вперед. Здесь еще больше иронии и вместе с тем сочетание духа романтики и анархии. Как и раньше, это высказывание автора, которому небезразлична страна, в которой он живет.

— Как вы сами считаете, это фестивальная история или «Тряпичный союз» может иметь и коммерческих успех?

— Знаете, когда режиссер или продюсер говорит, что ему неважно, сколько человек посмотрит его фильм — это не более чем лукавство или форма самозащиты. Я не знаю никого, кто бы не переживал зрительскую неудачу. Думаю, у «Тряпичного союза» есть потенциал. Картина непростая, но в ней много юмора и все «аттракционы» работают на замысел и помогают зрителю включиться в происходящее на экране. Мы постараемся «раскачать» фильм для широкого релиза.

Что до фестивалей, я уверен: «Тряпичный союз» станет одной из самых обсуждаемых картин в России. Не знаю, как примут ее за рубежом. На уровне понимания для них она может быть сложна. В картине всё очень завязано на нашем менталитете. Но интуитивно они должны ее прочувствовать и оценить.

— Вы один из постоянных участников Российского павильона. Что дает презентация в Канне для международной судьбы проекта?

— Павильон начал работу 8 лет назад, и с тех пор мы представляли здесь все наши проекты. И каждый после этого имел замечательную фестивальную судьбу. Павильон как бы дает необходимый импульс. «Кинотавр» является прекрасной стартовой площадкой для российского фильма внутри страны. Российский павильон имеет точно такое же значение для международного старта.

— Вы как никто из продюсеров ответственны за появление «новой российской волны» 2000-х. Кто идет им на смену? Кто-то уже составляет подборку новой генерации режиссеров? Часто в таком контексте перечисляют Михаила Местецкого, Сергея Лобана и Романа Каримова.

— Мне кажется, что та новая волна, гремевшая в середине 2000-х, уже морально устарела. Само понятие уже катастрофически девальвировано. Реальных ее участников можно пересчитать по пальцам одной руки, однако к волне стали причислять и многие бездарно подражающие подделки, не несущие никакого нового содержания. Если бы, как в румынском кино, мощные высказывания следовали одно за другим, волна вполне могла перерасти в целое направление. Но этого не случилось. И у меня просто пропал всякий интерес заниматься таким кино.

Что до нового поколения — я был бы рад, если бы оно появилось и оформилось. Но этого я пока не вижу. Да, есть действительно интересные режиссеры. Сергей Лобан, кстати, имеет непосредственное отношение к нашему проекту. Во-первых, именно он порекомендовал мне сценарий. Во-вторых, он стал креативным продюсером фильма и принимал активное участие в монтаже. Он очень помог нам своим участием.

Но не уверен, что его и Михаила можно как-то обобщать. Для этого нужны четкие критерии. На мой взгляд, мало снимать нескучно — нужно еще иметь, что сказать. Это и есть правильный путь. Уже многие режиссеры «поумнели» и обратились к легким жанрам, потому что так легче подтянуть зрительскую аудиторию. Новая волна будет говорить о важных вещах более доступным и визуально интересным языком. «Тряпичный союз» — самая технически сложная наша картина и самая дорогая. Можно сказать, что это первый авторский блокбастер кинокомпании «Коктебель». И фильм вполне может стать культовым.

— Ваша компания известна своими авторскими проектами, однако теперь вы разрабатываете подростковую антиутопию «И-Сайдер» Алексея Попогребского. Это будет уже коммерческий проект?

— Совершенно верно. Мы собираемся сделать «фильм-событие» — с точки зрения не только художественных достоинств, но и кассовых результатов. «И-Сайдер» задуман как франшиза, и старт первой части для нас крайне важен. В моем понимании Алексей Попогребский — один из немногих, кому это под силу. Мне всегда казалось, что он стоит особняком среди наших режиссеров-авторов. У него практичный и трезвый склад ума — я всегда говорил, что из него вышел бы прекрасный продюсер. Наверное, здесь свою роль сыграло и образование (он закончил психологический факультет МГУ), и опыт работы в деловой сфере до начала режиссерской карьеры. Он всегда точно знает, чего хочет и как этого достичь. В этот раз он намеревается снять картину, которая будет иметь реальный зрительский успех.

— Проект был объявлен еще года четыре назад и назывался тогда «Потерянные комнаты». Замысел претерпел большие изменения за это время?

— «Комнаты» были скорее экспериментальным проектом. И во время написания сценария в какой-то момент мы пришли к выводу, что у этой истории есть большой зрительский потенциал и жаль было бы его не реализовать. Проект стал развиваться в ином русле и превратился в «И-Сайдера». Алексей написал замечательный сценарий — его, в частности, консультировал ряд зарубежных специалистов. Запускаться собираемся в следующем году.

Мы не первый год ведем переговоры с иностранными партнерами и видим стабильный интерес к этому проекту. Я не буду ничего анонсировать до подписания итоговых договоров, но уверен, что картину удастся показать по всему миру.

— Снимать будете на русском или английском?

— Пока не определились. Это зависит от ряда обстоятельств, в том числе и финансового характера.

— Что именно, по вашему мнению, привлечет западных партнеров в «И-Сайдере»?

— В первую очередь это отличная история, понятная для них. И наше ноу-хау в 3D-технологии. Мы постараемся добиться высокого качества стереографии. В нашем киносообществе я не встречал более подкованного и любознательного в этой области человека, чем Попогребский. Алексей подписан на все передовые технические издания, следит за всем, что происходит в IT-индустрии и цифровых технологиях. Он был первым, кто снял в России фильм на камеру RED — это был «Как я провел этим летом».

Несколько лет назад Алексей прошел курс по стереографии в Германии и снял одну экспериментальную короткометражку в 3D. Кроме того, следует сказать, что о новых возможностях трехмерного изображения он задумался уже давно, еще в аспирантуре — темой его работы были «иллюзии восприятия». Опираясь на свои знания, он разработал для фильма уникальную концепцию стереографии картины — такого еще не было в мировом кинематографе. Такому подходу очень симпатизируют зарубежные коллеги. Обычным 3D сегодня никого не удивишь, тем более невозможно тягаться с 200-миллионными бюджетами, но придумать что-то новое и действительно неординарное — вполне в наших силах.

От эротического триллера до полнометражных «Смешариков»

Программа «В фокусе — новое российское кино» — своего рода выставка достижений отечественного кинопрома за прошедший год. Российский павильон в Канне в этом году отобрал шесть наиболее многообещающих проектов. Среди них — «красный вестерн» и первый наш эротический триллер.

Самый долгожданный фильм программы, без сомнения, — это «Тряпичный союз» Михаила Местецкого, получившего известность благодаря своим короткометражкам «Незначительные подробности случайного эпизода» (лауреат «Кинотавра»-2011) и «Ноги-атавизм» (победитель «короткого метра» «Кинотавра»-2012), а также сценарию к фильму «Легенда № 17» (приз за лучший сценарий «Золотой орел»-2014). Картина была в разработке уже несколько лет, практически закончена и будет показана в июне на «Кинотавре».

По сюжету, это история взросления молодых ребят, которые, как и многие из нас в этом возрасте, мечтают изменить мир. Продюсеры несколько разошлись в определении жанра картины: Александр Кушаев назвал фильм Местецкого «эксцентричной драмой взросления», а Роман Борисевич — «ироничной трагикомедией с элементами мистики». Несклонный к преувеличениям Борисевич («Коктебель», «Как я провел этим летом», «Долгая счастливая жизнь») подчеркнул, что это уникальный фильм в его карьере и не только.

— Подобная картина еще ни разу не выходила на российские экраны. Это в хорошем смысле фильм-провокация. Она обязательно вызовет большие споры и точно не оставит равнодушным никого, — уверен продюсер.

Еще одна премьера грядущего «Кинотавра» — «Синдром Петрушки» Елены Хазановой. Экранизация романа Дины Рубиной свела на съемочной площадке двух популярных российских актеров Евгения Миронова (он же выступил в качестве продюсера) и Чулпан Хаматову. Это история кукольника, который постепенно перестает различать грань между живыми людьми и куклами. По словам режиссера, получилась универсальная история, понятная любому зрителю из любой страны.

Режиссер и сценарист Николай Саркисов представил свой дебютный проект истерна «Красный», вдохновленный как классикой советского кино «Белое солнце пустыни» и «Свой среди чужих», так и литературой — «Конармией» Бабеля и «Белой гвардией» Булгакова. Действие картины происходит в 1920-х годах на юге России в вымышленном городе Красный, где сталкиваются судьбы казака, дворянки и красного комиссара. Саркисов пообещал уйти от каких-либо политических высказываний и рассказать, прежде всего, историю о людях. В главных ролях — Артем Ткаченко («Меченосец»), Юрий Цурило («Трудно быть богом») и мисс Россия-2010 Ирина Антоненко.

Продюсер Александр Цекало привез в Канн свой новый проект «Саранча» Егора Баранова — возможно, первый российский опыт эротического триллера. Но, по словам продюсера, эротика здесь не самоцель, а средство показать иррациональную природу притяжения двух молодых людей в исполнении Петра Федорова и Паулины Андреевой. «Саранчу» он описал как «нечто среднее между «Прирожденными убийцами» Оливера Стоуна и искаженной версией Ромео и Джульетты».

— В основе фильма лежит прекрасный сценарий Олега Маловичко, мне кажется, одного из лучших наших сценаристов. Я с этим текстом носился лет шесть, и благодаря Константину Эрнсту проект все-таки смог осуществиться, — пояснил Цекало. — Термин «поколение саранчи» придумал сам сценарист. Речь идет о современных молодых людях, которые не хотят долго трудиться — они желают обрести счастье здесь и сейчас, готовы рубить налево и направо, только бы получить свое. Конечно, не все молодые такие. Но такая категория, безусловно, есть.

На другом конце жанрового спектра находится вторая полнометражная картина известной анимационной франшизы — «Смешарики: Легенда о Золотом Драконе» продюсеров Ильи Попова, Дмитрия Рудовского и Федора Бондарчука. Первая картина вышла в 2011 году и была продана в 30 стран, релиз третьей запланирован на 2017 год. В формате сериала «Смешарики» уже представлены в 60 странах, так что это еще не предел.

Еще один проект для семейной аудитории — «Ближе, чем кажется», альманах из четырех историй, объединенных темой взаимоотношений отцов и детей. Это первый продюсерский проект Молодежного центра Союза кинематографистов. Все четыре короткометражки были отобраны по результатам питчинга дебютантов, прошедшего 2 года назад в рамках Российских программ Московского кинофестивали. В новелле, давшей название всему фильму, главную роль сыграл Тимофей Трибунцев. Как рассказал один из продюсеров Филипп Абрютин, фильм будет посвящен памяти Сергея Лазарука, первого зампредседателя Союза кинематографистов, который был одним из руководителей проекта.

Российский павильон — это официальное представительство нашей страны на Каннском кинофестивале и кинорынке Marché du Film. Восьмой раз подряд его проводит «Роскино» при поддержке ОАО «Аэрофлот». В этом году стратегическим партнером павильона стал Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко.

Изобретатель дрона-кота решил создать дрона-корову

Яна Рудковская пригрозила сбивать дроны, летающие над ее домом

Голландский изобретатель Барт Янсен (Bart Jansen), который превратил своего мертвого кота в дрон, сообщил о работе над новым проектом. Теперь мужчина намерен создать беспилотник-корову. Об этом в среду, 3 августа, пишет BBC News.

«Я никогда не знаю, каким будет мое следующее изобретение, но я точно знаю, что мы хотим построить для себя вертолет», — рассказал Янсен. Он добавил, что задумался о создании летающей коровы, так как «хотел бы летать в чем-нибудь странном».

По словам голландца, туша коровы, которая будет использоваться для создания летательного аппарата, уже найдена и доставлена в дубильню.

Янсен увлекся таксидермией в 2007 году, но признается, что до сих пор иногда прибегает к помощи профессионалов при создании чучел животных. Кроме того, он работает «на заказ»: люди со всего мира часто просят его превратить в дроны их умерших питомцев.

Кот-дрон, который принес Янсену популярность, был создан в 2012 году. С тех пор его коллекция пополнилась беспилотниками, сделанными из чучел крысы, акулы, страуса и нескольких других животных.

Нет комментариев

    Оставить комментарий