Кожа, в которой мы живем

Кожа, в которой мы живем

SmotretFilmy.ru

Фильмы про Яхты, Яхтсменов и их образ жизни

Яхты и Море

Яхты и катера на острове Корфу Греция

Остров Корфу находится на севере Ионического моря, это тот самый остров, на котором нашёл пристанище отважный Одиссей. Корфу очаровал своей красотой многих поэтов и художников, среди воодушевлённых природной красотой острова значится даже Бонапарт Наполеон. Главная изюминка Корфу — это тихие деревушки и курорты с живописными бухтами и бирюзовыми чистыми водами, окружённые лесами. Инфраструктура местных курортов […]

Остров Кос — путешествия на яхте

Этот небольшой остров в давние времена называли ботаническом садом Эгейского побережья, Кос буквально утопал в зелени тропической растительности. Живописная природа и пышные леса — одна из главных достопримечательностей острова. Также Кос знаменит тем, что именно здесь Гиппократ впервые основал профессиональную медицинскую школу. Из архитектурных достопримечательностей на острове сохранились христианские храмы и небольшой участок старого города […]

100 парусных яхт и катеров для аренды в Родос Греция

Это один из крупнейших островов на Средиземном и Эгейском морях. В последние годы Родос стал активно развивать туристическую инфраструктуру и понижать цены, чтобы переманить туристов с многолюдного и популярного Крита. Пляжи с парусными яхтами и отели с высоким уровнем сервиса — это не единственное, что может предложить остров. В одноимённой столице острова можно полюбоваться на […]

Остров Крит — Яхтинг в Греции

Остров Крит богат на популярных персонажей, которые проживали здесь много лет назад: Зевс, Тесей, победивший Минотавра, царь Минос, Эль Греко. А ещё это самый популярный туристический курорт Греции, что же привлекает путешественников в этом острове? На самом деле выделить что-то одно невозможно, Крит славится и шикарными пляжами, и фешенебельными отелями, и тихими колоритными деревушками, и […]

Яхтинг в Греции — какую яхту лучше арендовать

Греция — это сокровищница Древнего мира, колыбель цивилизации и очень живописная страна с прекрасными островами и уютными курортами. В Греции возможно арендовать яхту в любом уголке: от исторического города Афины до островных архипелагов. Арендуйте яхту или катер в Греции и насладитесь чудесным средиземным климатом, теплым морем и красивыми пейзажами. Начиная с мая вы можете путешествовать […]

Кожа, в которой я живу

В этом выпуске две темы. Болезни кожи и лишний вес. Это то, с чем мы никогда не смиримся. Разберём несколько историй и причины проблем. Найдём решение.

Пять лет Ирина Белоусова ведёт затворнический образ жизни. Причиной тому загадочные существа, которые вылезают из её кожи.

Кожа, в которой мы живем

— это началось 4,5 года назад. Из ранок, которые вы на мне видите, выползают такие красные и чёрные волосинки. И наши дерматологи не могут установить, что это такое. Предполагают, что это нервный дерматит. Я думаю, что это из-за неправильного питания, стрессов. Мужу моё состояние не понравилось, и он расстался со мной. А ведь мы были вместе 17 лет.

Ваш муж сразу ушёл, как только это началось?

ГМ: а дети у вас есть?

— да. Дети со мной прекрасно общаются. Это же мои дети.

Нет ли опасности, что это заболевание может перейти к вашим детям?

ГМ: вас лечила медицина…

— да, и народными средствами я пыталась. Но пока ничего не помогает.

А вы работаете?

— нет, меня в таком состоянии не принимают на работу. Мне сын помогает, и алименты мне муж платит. На хлеб и воду хватает.

А муж ушёл и вообще не общается?

— с детьми он общается, а со мною вообще никак.

ГМ: как у вас кишечник работает?

Кожа, в которой мы живем

ГМ: вот отсюда и черви лезут. Надо нормализовать работу кишечника. В первую очередь, надо не грустить. Потому что как только человек впадает в депрессию, у него начинаются все эти проблемы. Как только они начались, все, что имеется в кишечнике, всасывается в кровь. А там уже заводится всё, что угодно. И вот это всё вам надо очистить. Надо нормализовать работу кишечника в первую очередь. Потому что ваш больной кишечник отравляет кровь .
Всё что имеется в кишечнике, и не выходит нормальным образом, всасывается в кровь. И потом выделяется через лёгкие и через кожу. Поэтому вам здесь не мази надо применять, а над кишечником работать. Для этого помимо правильного питания, надо более-менее вести активный образ жизни.

Но всё-таки Ирина молодец, ведь она приехала к нам на программу.

ГМ: если смотреть в корень проблемы, то надо нормализовать работу кишечника. В первую очередь! Чтобы организм не отравлялся. А для этого надо питание изменить. Вот что вы едите?

— ха! Я только каши на воде ем. Овощи и фрукты. Больше ничего.

ГМ: овощи и фрукты, и всё равно кишечник не работает

ГМ: значит, надо что-то ещё другое сделать . Выйти из подавленного состояния, больше двигаться, пить свежевыжатые соки, особенно с сельдереем.

Давайте пригласим экстрасенса Елену Лелякову , послушаем, что она скажет по этой проблеме. Может она найдёт какое-то решение.

Кожа, в которой мы живем

— я сталкивалась и с такой проблемой, и с другими тоже тяжёлыми. А проблема в том, что это на неё наслали порчу. Потому что если бы это были грехи предков, человек бы уже родился с таким симптомом. А порчу можно снять, и я не вижу тут не решаемых проблем. И я могу помочь.
То, что на Ирине, вот такие её страдания пошли как раз от её мужа. Потому что на муже был приворот. Человек начинает выпивать, и вести себя некорректно. Он давил на её боль, пилил, и при этом ещё хорошо очень бил.

Очень многие женщины для того чтобы завладеть мужчиной, чужим мужем, идут на всё. Разве они не будут потом страдать, и отвечать за это?

— будут, однозначно. Мы в страшное время живём, и порчи, и привороты, и проклятья насылают.

ГМ: насланная на человека порча, этот как вирус для компьютера, внедрённого извне, и он препятствует нормальной работе программ. Пока этот вирус не будет удалён, будут сбои.

Я думаю, нам надо спросить мнение доктора биологических наук Ирины Ермаковой .

Кожа, в которой мы живем

— я хочу сказать, что очень похоже на болезнь Маргелона . Это абсолютно новое заболевание. И сейчас достаточно много людей в мире, которые страдают этим заболеванием. Болезнь Маргелона связывают с генетически модифицированными организмами. Т.е. с искусственно созданными растениями или животными, с помощью некой такой конструкции генетической – агробактерии. И сама конструкция называется плазмиды, концевая ДНК…

Что мы сейчас видим на экране?

Кожа, в которой мы живем

— это как раз волокна, которые растут из ранок на коже, …причём это есть не только на коже, но и, внутри организма. Это действительно новое заболевание, но оно не всех поражает, а возможно тех людей, у которых какие-то проблемы – стресс, депрессия, пониженный иммунитет. Т.е. это заболевание не заразное. А лечение достаточно простое, это лечебное голодание в течение 1-2 недель. И после этого фактически организм очистится.

Голодание под наблюдением врачей

ГМ: насколько мне известно, вы проводили опыты на животных.

— я проводила изучение влияния ГМО не только на взрослых животных, но и на потомство. Результаты исследования повергли в шок.

Видеосюжет
— Учёные российского института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии провели простой эксперимент над крысами. По своей морфологии и биохимии они очень похожи на человека. Одну группу грызунов кормили геномодифицированной соей, вторую группу контрольную обычным кормом. Спустя три месяца в крови крыс первой группы было обнаружено повышенное содержание белых кровяных телец, изменилась структура мозга, почки уменьшились в размерах, их функции нарушились.

Кожа, в которой мы живем

— не только мною был получен этот результат, но во многих других институтах, как нашей страны, так и за рубежом. Было показано, что ГМО приводят к патологии внутренних органов. Это может страдать и поджелудочная железа, и селезёнка, и желудочно-кишечный тракт. И когда мы добавляли геномодифицированный корм (сою, кукурузу, горох, свёклу и т.д.) крысам, у них было недоразвитие потомства. Т.е. учёные обнаружили сильно выраженные негативные процессы. В частности, они писали, что резко выросло ожирение и диабет в тех регионах, где распространяли трансгенные продукты.

Наша следующая героиня очень дорого заплатила за то, чтобы избавиться от этого заболевания. Встречайте Любовь Катаева .

Кожа, в которой мы живем

— я из-за болезни потеряла всё. Я работала проводником, это тяжёлая работа, низкооплачиваемая. Однажды моя подруга посоветовала мне продавать средства для похудения. И вот два года я торговала. И сама пробовала. Вкусно! Мне понравилось. Но потом началось всё чесаться, появились язвы, особенно на спине. Жутко. Подруга сфотографировала, можете видеть. И даже вытащила какую-то ниточку из язвы. Ужас. И все от меня отвернулись. Сестра мне сказала «у тебя с головой непорядок», и сдала меня в психбольницу. Пролежала я там целый год.

А это заболевание продолжалось у вас?

— сначала продолжалось, но в больнице была жёсткая диета. Я сильно похудела, конечно, …да и на нервах там постоянно, психбольница всё-таки. И вот год я там пролежала, и у меня всё прошло.

И раны все зажили

— да. Возвращаюсь домой, квартира продана и сестра уехала. Куда деваться не знаю, жилья нет. Я приехала в Солнечногорск к родственнице. Мамина сестра, она уже старенькая, больная. Её помогаю. И работаю на рынке. Заработок не ахти какой, но самое главное на выживание хватает. И ей помогаю.

Смотрите беда какая, да ещё близкие родственники обманули.

— я простила сестру, хотя не общаюсь. Обида осталась

Я хочу обратиться к доктору. Скажите, как БАД ы, средства для похудения, влияют на человеческий организм? Могут ли они привести вот к такому печальному результату?

Ирина Ермакова , д.б.н.
— конечно это могло быть результатом каких-то таблеток с неизвестным действием. Дело в том, что при производстве продуктов с ГМО в результате мутации образуется вещества, неизвестные. Они могут быть токсичными и вызвать аллергию и непонятные заболевания.

Я хочу пригласить к нашему разговору доктора медицинских наук, специалиста по экологической медицине Елену Донченко . …Елена Викторовна, как вы думаете, что явилось причиной заболевания, которое было у нашей героини?

Кожа, в которой мы живем

— наличие источника инфекции. Это могут быть бактерии, вирусы, гельминты. Это могут быть формы, о которых мы ещё не всё знаем. Второй момент, это обязательно ослабление иммунитета. Потому что если у нас защитные функции ослаблены, тогда условия для развития заболеваний у нас присутствуют. Следующий важный момент, особенно для кожи, с моей точки зрения, это определённые психологические деформации. Т.е. когда человек дисгармоничен, …в чём-то не доволен собой. Ему кажется, что он не такой красивый, не такой умный, не такой успешный. Ну и дефицит каких-то веществ, которые необходимы организму для нормального функционирования.

На какие симптомы надо, прежде всего, обратить внимание?

— первое, это высыпания на коже, . во-вторых, это зуд. Начинают возникать определённые неврологические отклонения. Конечно, человек нервничает, если на коже, тем более ещё на лице, возникают какие-то образования. С другой стороны это провоцирует определённые жизненные сложные ситуации. Естественно всё это усугубляет. Поэтому психологический аспект имеет большое значение. Т.е. к чему я веду – наши психологические проблемы часто отражаются на состоянии кожи в виде разных моментов.

Почему в случае нашей героини, её заболевания приняли за расстройство психики?

— а вы знаете, когда у человека ощущение зуда и он начинает это себе представлять в виде того, что что-то у него ползает под кожей, …т.е. у нас у всех воображение достаточно велико, …а если ещё почитают в Интернет, накрутят себе. Это всё усугубляет состояние. С другой стороны, когда человек находится в этом подавленном состоянии, он может впадать в тяжелейшую депрессию или в колоссальное раздражение, в ярость. И естественно это начинают приписывать к каким-то психическим отклонениям.

ГМ: если она к вам приедет, вы поможете?

— да, я смогу ей помочь, потому что я занимаюсь подобными ситуациями

Наша следующая героиня очень зависит от той еды, которую она ест. Встречайте, Юлия Проценко !

Кожа, в которой мы живем

— мне 26 лет. Я набрала большой вес резко. В 18-19 летнем возрасте. В этом состоянии больше всего меня беспокоит повышенное давление, отёки. И то, что в нашем обществе не очень хорошо меня принимают.

Конечно сегодня в моде худенькие и стройненькие. А скажите, как вы питаетесь?

— я живу одна, и поэтому для себя одной готовить лень. Живу с кошкой, её покормлю и себя перекусами, частыми…

У нас есть видео, давайте посмотрим, как вы живёте

Видеосюжет
— дома всегда у меня есть орешки, семечки, сухарики какие-нибудь, которыми можно быстренько покушать. Всегда говорят, что нужно есть мясо. Его я не очень люблю. Заменяю печёнкой. Готовится она быстро, съедается на ура. В ходу сладкая газировка.

Кожа, в которой мы живемКожа, в которой мы живем

Юля, сколько за день съедаете чипсов, сухариков…

— большая пачка перед телевизором, . легко

Почему вы, заметив прибавление в весе, не откажетесь от этих вредных продуктов?

— из-за своей лени готовить себе

Ну, тогда лучше купил фрукты, съел их.

— я люблю фрукты, но почему-то не очень много их ем.

ГМ: а вот если вы отказываетесь от сухариков и т.п., как вы себя чувствуете?

— ну, это уже привычка: просто сидеть перед телевизором или ноутбуком и что-то постоянно есть.

Вы были замужем?

— да, я была замужем, мы были вместе шесть лет. Муж очень хотел, чтобы я похудела. Не принял меня такой, и мы разошлись.

Простите меня, Юленька, но я считаю, что вы сами виноваты в своих проблемах. То, что вы едите то, что приносит вам только вред. Что вы мало двигаетесь. Говорите «люблю фрукты», а у самой на столе их нет. Но это же так просто, составить себе рацион. Вы молодая красивая женщина, а лишний вес мешает вам устроить свою личную жизнь.

— у меня есть желание измениться.

Но, и вы пробовали это делать?

— я пробовала, но меня хватает не на очень длительное время. Потом я опять перехожу к этим постоянным перекусам.

Понимаете, вы с таким весом не сможете стать мамой. Потому что как вы сможете выносить ребёночка. А ведь каждая женщина хочет быть мамой.

— я была беременна, но не получилось выносить. В то время мы жили вдвоём с мужем, я готовила нормальную еду. Ну, не получилось, …а в настоящий момент, …да, хочу ребёнка.

Во-первых, надо сбросить вес. Для этого надо изменить рацион питания. Для этого надо обратиться к специалистам.

Елена Лелякова , экстрасенс
— вот вы говорите, что на разрыв с мужем повлиял ваш вес, а не ребёнок, которого не особо в и хотели, …т.к. если бы вы хотели, вы бы его берегли, этого ребёнка. И чтобы поменять свою жизнь в будущем, не главное питание, а нужно изменить себя.

А сейчас мы пригласим в студию врача-диетолога Юлию Бастригину .

Кожа, в которой мы живем

— я думаю, проблема состоит не в том, что она выбирает для себя вредные продукты, и знает о том, что они вредны. Проблема здоровья людей начинает волновать несколько позже. После 30-40 лет. Тогда, когда лишний вес действительно начинает поедать их суставы, когда он действительно влияет на их личную жизнь в плане того, что они не всегда могут забеременеть, и не всегда могут выносить ребёнка, или родить. У них рушатся отношения и всё остальное. Можно объяснить человеку, что существуют полезные и при этом вкусные блюда, от которых, она, например, получала бы и удовольствие и даже снижала вес. Но в первую очередь она нуждается в помощи психотерапевта или психолога.

Видеосюжет
— Чипсы! тот момент, когда человек запускает руку в вожделённый пакетик, он совершенно не думает о том, что ему предстоит наслаждаться скорее достижениями современной химии, чем пищевой промышленности. Производителем одной из самых известных марок чипсов является крупнейший химический концерн.
Сухарики! На первый взгляд в них нет ничего страшного. Ведь подсушенный хлеб, это исконно русский продукт. Но щедро присыпанные консервантами, ароматизаторами и разделителями современные сухарики приобрели новые небезопасные для здоровья человека свойства.

Кожа, в которой мы живемКожа, в которой мы живем

Ирина Ермакова , д.б.н.
— дело в том, что ГМО и вот эти продукты приводят к нарушению обмена. И когда мы изучали своих животных, то мы обнаружили очень сильное ожирение внутренних органов. В июле 2010 года американским врачам дали премию за то, что они сопоставили употребление трансгенных продуктов и всплеск ожирения. Они проследили, что за последние 20-30 лет ожирение выросло почти в 5-6 раз. Поэтому надо обращать пристальное внимание на продукты, которые мы едим. И государство должно контролировать этот процесс, т.к. сами люди не справятся.

К нашему разговору я хочу пригласить кандидата медицинских наук, врача-диетолога Елену Байкову . …Скажите, как помочь Юле?

Кожа, в которой мы живем

— я вижу, что Юля употребляет продукты, которые усугубляют её здоровья, и никаким образом не помогают. Юля употребляет продукты, которые действительно могут изменить обмен веществ. Поэтому ей необходима критика к своему состоянию, критика к тем продуктам, которые она выбирает. Потому что, если у человека есть избыточный вес, и он идёт в магазин и покупает продукты, содержащие огромное количество скрытого жира, то это.
Ну, я считаю нужно следить за своим здоровьем всё-таки.

ГМ: всё упирается в то, что «А что вы хотите вообще от жизни?». Если человек хочет чего-то, он будет к этому стремиться. А если плывёт по течению, то ничего и не получается. Для того чтобы что-то взять, получить, надо что-то отдать, за чем-то следить. Надо быть внутри дисциплинированной. Тогда результат начинает складываться. И вы меняете и форму тела, и судьбу, и здоровье. Но если вы ничего не хотите от жизни, тогда вот такой и останетесь. Дальше больше, ещё хуже будет.
Я не знаю, что вы можете хотеть. Красивого мужчину, хорошую квартиру, ещё что-то и ещё что-то. И тогда вы как специалист начинаете работать для того, чтобы заработать. Вы начинаете над собой работать, чтобы приобрести форму.

Кожа, в которой мы живем

Кстати, а у вас конституция долгожителя! Вы проживёте во сколько! Но только за собой минимально следите. Уменьшите то, уменьшите это. Ну, то, что вы там едите, вы измените. Больше гуляйте, больше радуйтесь. Потому что всё-таки ценится характер человека. Как только вы покажете свой характер , некоторые мужчины и на вес особо не посмотрят. Понимаете?! Они будут тянуться к вашему характеру. К светлому! К тому, что у вас есть.
А вес потихоньку уйдёт.
А то ведь все эти проблемы, все ваши неудачи, они в виде веса оседают. И более того, они вас отягощают и не дают вам самореализоваться. Каждый человек попадает в ту или иную ситуацию. И я был, знаете, в очень тяжёлых ситуациях. Ангелина Михайловна также была на грани жизни и смерти. И многие-многие другие люди. Но они взяли себя в руки и показали, что «мы хозяева своей собственной судьбы». Вы же молодая ещё! Хочется любить, хочется пожить так. Действуйте. Что вам. что вы… держитесь за эту еду.

— я думаю, вы Геннадий Петрович абсолютно правы! Вы сейчас больше выступаете в роли психолога, мотивируете сделать первый шаг. Но в любом случае ожирение это болезнь. И должны наблюдать специалисты. И первые это должны быть специалисты по питанию, которые должны выровнять рацион. Потому что у Юли нет даже знаний, как правильно питаться, чтобы снизить вес. И специалисты, которые ей будут оказывать психологическую поддержку, и мотивировать её. Я готова помогать. Если бы только Юля сама хотела.

Я хочу пригласить к нашему разговору кандидата психологических наук Ларису Ренар .

Кожа, в которой мы живем

— Юля, а вы проходили нормальное медицинское обследование? Потому что иногда проблемы с весом связаны не только с тем, что мы едим, но и с нашим гормональным дисбалансом, метаболическим синдромом. И прежде чем делать практики, которые я вам покажу, нужно узнать, а были ли анализы (Юля: давно не делала). Я думаю, первым шагом должен быть поход в нормальную клинику, где сделать анализы.

А к какому доктору ей обратиться следует?

— я думаю, к эндокринологу, потому что очень часто, это проблемы веса, это проблемы гормонального дисбаланса. Ну а следующим шагом, это то, чем хочется мне поделиться. Это начинать делать энергетические упражнения. Потому что очень часто мы можем начинать менять своё тело, и тогда изменится наше сознание. И вдруг однажды вы проснётесь и поймёте, что вам не хочется есть чипсы, и не хочется пить газировку. И я покажу три упражнения.
Есть три плеча изменения тела: дыхание, движение, звучание.

Кожа, в которой мы живем

1) Первое упражнение будет на дыхание. В положении стоя, ноги немного согнуты, и мы кладём руки на бёдра, слегка наклонившись вперёд. И делаем вдох и выдох, и втягиваем диафрагму, и держим на счёт 1-2-3-4-5. Это упражнение помогает активизировать метаболизм сжигания жиров во всём теле. Потому что на задержке дыхания все реакции усиливаются. И если вы сможете сделать это упражнение пять раз каждое утро, то постепенно вес начнёт уходить.
2) Следующее упражнение будет более активное. Мы соединяем руки в замок (перед грудью). Громко произносим «сат», поднимая руки вверх, а возвращая назад звук «нам». И будем делать так девять раз.

Кожа, в которой мы живем

3) И последняя чудесная практика, это практика полёта. Дома вы её можете делать 15 минут. Она помогает не только избавиться от лишнего веса, но и убрать все проблемы. Как раз ваши обиды, страхи, сомнения. И это действительно очень мощная практика и делается она очень просто. Делаем вдох, одновременно взмахивая руками будто крыльями, вытягивая их над головой, ладони соединяя внешней стороной. И на выдохе опускаем руки вниз, и чувствуете свою диафрагму.

Кожа, в которой мы живемКожа, в которой мы живем

4) Для того чтобы вам было радостно смотреть на мир, я предлагаю сделать самую лёгкую практику – практику улыбки. Соединяем большой и указательный пальцы, подносим их к губам: левой руки к левому уголку губ, правой руки к правому уголку губ. Улыбаемся, проводим пальцами за затылок, как будто тянем верёвочки и «завязываем» их на затылке. Как бы этим мы фиксируем улыбку. Смотрим на себя в зеркало и говорим «я молода, стройна и красива», руки укладывая на грудь.

Ещё год назад наша героиня, которую я сейчас приглашу в студию, выглядела вот так. Посмотрите на фотографии. Но сейчас в студию войдёт совсем другая женщина. Встречайте Камилла Лемешкина !

Кожа, в которой мы живемКожа, в которой мы живем

— ровно год назад я носила платье 56 размера. Но всё в наших руках, и огромное желания самосовершенствоваться может помочь твоей проблеме, Юля. Года назад я весила 104 кг, чувствовала себя отвратительно. У меня была одышка, скакало давление, тяжело было ходить и работать, всё давалось с трудом. Сейчас мне 35 лет. Я была за мужем, и сейчас в разводе. Мой лишний вес был толчком к разрыву отношений.

ГМ: какой рацион питания у вас был в то время?

— в принципе я была девушкой достаточно стройной. Но обратила внимание на нового коллегу и знала, что ему нравятся девушки более худосочные. И решила сбросить несколько килограммов. А поскольку на диете никогда не сидела, то обратилась к нашему Интернету. И вычитала там о кукурузной диете. И стала исповедовать её, т.е. она превратилась практически в мою религию. Утром почти полная пачка кукурузных хлопьев, потому что они вкусные и приятные. Всё это заливалось молоком. На обед были супчики с кукурузой, салат с кукурузой. Конечно, там и другие овощи были. Я ела и не могла остановиться. Почему-то когда я переставала есть кукурузу, мне становилось плохо. Я дурно себя чувствовала, становилась раздражительной. И дальше уже дошло до того, что я, сидя перед телевизором, ела эту кукурузу прямо ложкой из банки. И вот так изо дня в день.

Елена Байкова , врач-диетолог
— пристрастие к кукурузе тут объясняется пищевой зависимостью, когда продукт является заменителем определённого эмоционального состояния. Камилла сидела на голодной диете, т.е. постоянно испытывала чувство голода. Это происходит, когда уровень сахара в крови понижается. Есть потребность в глюкозе, т.е. в чистых сахарах. Соответственно развивалась углеводная жажда, Камилла хотела ещё больше поесть. Но т.к. она исповедовала кукурузу, которая несёт в себе очень мало растительного белка. Это правда, что пишут о том, что в кукурузе есть две незаменимых аминокислоты, но ведь это не животный белок, который длительно насыщает, а растительный. И просто напросто у Камиллы в какой-то период открывался жор. Это неконтролируемое потребление еды. А т.к. у неё превалирует кукуруза в рационе, то вот она её банками и ела.

Елена Ермакова , к.б.н.
— кукуруза могла быть и генетически модифицированной, потому что у нас в стране разрешено восемь линий трансгенной кукурузы. Т.е. скорее всего почти вся кукуруза у нас с ГМО. Она вызывает нарушение обмена. Т.е. Камилла стала есть пищу, которая нарушила обмен веществ, что привело к быстрому набору веса.

Видеосюжет:
— некоторое время назад в Швейцарии были опубликованы шокирующие данные. Тела людей, похороненные в последние три десятилетия, выглядят так, словно их положили в гроб неделю назад. Для того чтобы превратиться в прах телу нужно всего 3-4 года. А по санитарным нормам, принятым в ЕЭС, вырыть свежую могилу на месте старой можно только через 17 лет. Но и к этому времени останки не разлагались. Изучением феномена занялись учёные. Они доказали, что причина чуда в пищевых консервантах, которые в большом количестве содержатся в газированных напитках, сладостях и фастфуде. В течение жизни консервирующие вещества накапливаются в организме и в последствие тормозят процесс тления.

Кожа, в которой мы живемКожа, в которой мы живем

Елена Донченко , д.м.н.
— действительно большое количество консервирующих ингредиентов, которые мы сейчас потребляем в пищу, откладываются в тканях. Это те самые токсины, которые создают нам проблемы со здоровьем.

Елена Ермакова , к.б.н.
— здесь может быть другая версия, потому что мы давно об этом знаем. Например, если сравнивать трансгенный картофель. Был такой эксперимент, когда его положили в банку, и рядом стояла банка с обычным картофелем. И следили, что с этим картофелем произойдет в течение полугода. Так вот, обычный картофель быстро сгнил, а с трансгенным и в течение полугода ничего не произошло. Вот почему производители с большим удовольствием продают нам трансгенные продукты, потому что они долго не портятся. Дело в том, что ГМО приводят к бесплодию, но и бактерии там тоже не размножаются. Т.е. те бактерии, которые вызывают процесс гниения. Поэтому этот продукт и не портится. И когда мы едим трансгенные продукты, помимо консервантов мы тоже становимся носителями того, что приводит к тому, что бактерии в нас не выживают.

Пища, которую организм не переваривает, съедает того, кто её съел. Поэтому соблюдайте умеренность в еде, думайте над тем, что вы едите .

Кожа, в которой я живу
La piel que habito

Кожа, в которой мы живем

Страна, год: Испания, 2011

Кожа, в которой мы живем

Кожа, в которой мы живем Кожа, в которой мы живем Кожа, в которой мы живем

Продолжительность: 2 ч. PT2H0M

Кожа, в которой я живу — драма с элементами детектива, в которой блистательно сыграл один из самых ярких звезд Голливуда — Антонио Бандерас.

Доктор Ледгард является одним из самых гениальных пластических хирургов. Благодаря многочисленным экспериментам, он изобретает искусственную человеческую кожу.

Но доктор направляет все силы не только на благо человечеству. Он преследует маньяка, напавшего много лет назад на его дочь. Жестокость и изворотливость доктора Ледгарда не знает границ.

Рецензии к фильму

К сожалению, рецензий к фильму «Кожа, в которой я живу» в данный момент ещё нет. Но Вы можете быть первым пользователем, который её напишет.

Для того чтобы написать рецензию авторизуйтесь пожалуйста

Кожа, в которой я живу

Именитый пластический хирург Роберт Легард представил миру свое творение – искуственную человеческую кожу. После трагической смерти жены, его целью была кожа, устойчивая к ожогам и порезам. Преуспев, Роберт едет на медицинский симпозиум, где утверждает, что все эксперименты были отработаны на лабораторных мышах. В то же время, он втайне держит взаперти неизвестную молодую девушку Веру. Она находится под постоянным присмотром камер и пожилой служанки Мариллы за городом. Чтобы скрыть эксперименты, которыми Роберт в действительности занимается, он просит служанку избавиться от всех работников поместья.

Скрываясь от полиции, в дом врывается сын Мариллы Зека. Преступник нападает на мать и направляется к Вере. Оказавшись дома, Легард теряет самообладание и все его тайны вырываются наружу.

Психологический триллер Кожа, в которой я живу базируется на романе Тьерри Жонке 1995 года. Работая и над сценарием, режиссер Педро Альмодовар вдохновлялся фильмом ужасов Глаза без лица и работами немца Фрица Ланга.

Картина была отснята в Испании всего за четыре месяца. Роль Веры предназначалась Пенелопе Круз, но сыграла ее актриса Елена Анайя. Фильм является первой совместной работой Альмодовара и Бандераса после более чем двадцатилетнего перерыва.

Дебют кинокартины прошел на Каннском кинофестивале в 2011 году. Оценен номинациями на премии Британского независимого кино и Золотой глобус как лучший иностранный фильм. Победитель в Бафта и Сатурн как лучший фильм на иностранном языке, также премии Гойя за женскую роль, музыку и грим. Бандерас и Анайя удостоились наградами за актерскую игру.

Кожа, в которой я хочу жить.

Кожа, в которой мы живем

В далеком 1996 году во время моей первой учебы в Университете на факультете дополнительных специальностей, а у меня это был курс «Психолог в сфере народного образования», глубокоуважаемый мой преподаватель Галина Павловна Редя предложила на семинаре всем известный психологический прием: подумать, как бы ты организовал свою жизнь, если бы точно знал, что тебе осталось жить (далее с вариациями) один год, один месяц, один день. Помнится, это еще было задолго до того, как она мне подсунула для чтения книгу Карла Юнга «Проблема души нашего времени», которая стала моей первой ласточкой в юнгианство. Я очень благодарен Галине Павловне, что она смогла рассмотреть во мне ту самую душу, в которой отзовутся рассуждения Юнга. Именно чтение этой книги можно считать началом отсчета моего пути в аналитической психологии. Разумеется, все сложилось намного раньше в бессознательном: раскручивая свою жизненную историю назад – это становится очевидным. Ну а сейчас последует лобовое столкновение собственно с самим вопросом: допустим, вы женщина и вам 35-45 лет и вы можете скушать молодильное яблочко и на год-два стать молодой и красивой, при том, что вы знаете, что действие яблочка может быть опасным, а эффект не таким долгим, скушайте ли вы его?

Однажды я напишу мемуары про свою жизнь и работу в Египте 1999-2001 году, но пока вспомню пару эпизодов, относящихся или не очень к нашей теме. Весной 2001 года я стоял тогда еще молодой и загорелый за стойкой в ресепшен отеля Royal Palace в Хургаде. Работа менеджером по приему гостей в египетском отеле, где я на тот момент, был единственным русским сотрудников, надолго мне запомнится множеством приключений. Сотрудник ресепшен, дающий вам номера и принимающий документы является, можно сказать, лицом отеля.

Однажды под конец своей смены я стоял за стойкой, опустив голову, и подводил свой баланс, когда для регистрации ко мне подошла красивая польская туристка. На вид ей было 28-32 года. Она слишком пристально на меня смотрела, я улыбнулся, она тоже, и тихо прошептала: “You are very much good-looking guy!” Я, разумеется, смутился. Даже покраснел. Я взял ее паспорт и попросил подождать. Она мне подмигнула и снова прошептала какой-то комплимент. Позже она пару раз мне звонила из номера и так раскованно по-европейски предлагала заняться с ней сексом. Опустим подробности. Она действительно была очень хорошо выглядевшей сорока-семилетней женщиной. Это я узнал из паспорта. Скажу честно, связи с ней не было: во-первых, это было запрещено, во-вторых, она была по паспорту ровесницей моей мамы (мне тогда было 25 лет), а в третьих, за время ее дефилирования мимо ресепшен я смог повнимательнее ее разглядеть, она была полностью сделана губы, нос, талия, грудь, кожа…, и все же ее выдавали руки, немного шея и осанка. Так впервые, я столкнулся с женщиной, которая изменила свое тело… Моей первой реакцией тогда было амбивалентное чувство интереса и отторжения, затем меня посетило чувство грусти: молодость неизбежно уходит, и почему-то особенно отчаянно у женщин.

Корректировать свою внешность или нет? Улучшать ее тем, кто и так не обделен природой, т.е. стремится к совершенству и идеалу: молодость кожи (face-lifting), правильный носик (ринопластика), соблазнительные губы (и другие губы, кстати, тоже (лабиопластика, контурная пластика)), реверсивная процедура по возвращению девственности (гименопластика), идеальная фигура (липосакция, абдоминопластика) и т.д? Стоит ли прибегать к молодильным яблокам пластических хирургов женщинам бальзаковского возраста? А совсем молоденьким девушкам, накачивающим свое тело силиконом? Конечно, найдется много причин поискать во всем этом и дисморфофобию, дисморфоманию, личностные расстройства, низкую самооценку, неадекватное восприятие реальности, нарциссизм , травматизацию — все это, разумеется, можно найти, по крайней мере, если покопаться аналитически, психологически и психиатрически. Однако в этом во всем присутствует и еще что-то, что лежит с одной стороны на поверхности, а с другой очень глубоко.

На поверхности лежит социально-экономические аспекты: развитие потребительского мировоззрения, законы спроса и предложения, развитие науки и медицины, материальные возможности, современные представления о красоте, месте сексуальности и тела, принцип жизни сегодняшним днем, личностная свобода и продолжительность жизни. Глубоко внутри лежит архетипический уровень данного вопроса: мечта о бессмертии и вечной весне, желание быть богом (что не богиня или бог, так все красавицы и раскрасавцы), воспевание эстетической красоты тела мужского или женского: боги Древней Греции, Египта, Рима, даже Христианский Бог и тот предстает перед нами молодым красивым мужчиной, а вспомним богов Индии… Русские и европейские сказки содержат множество сюжетов на данную тему: вечная молодость и красота, но, правда, в них всегда есть цена, которую тот или иной герой должен заплатить за свою молодость, бессмертие и не всегда за гарантию любви, заплатить сам или за счет других. Ну и современные мифы о красивых, бессмертных вампирах, колдунах, о Дьяволе, дарующем молодость Дориану Грею и т.д. Но в реальности мы видим много других сюжетов о смерти, которую приносят попытки остановить время, о многих неудачных операциях по спасению увядающей красоты и молодости, истории об иллюзиях, за которые мы хватаемся. Ой, совсем забыл: царь тоже не должен быть старым. Сегодняшний тренд на молодых сильных лидеров явно прослеживается в политике. Архетип Мудреца-Старца нынче не в моде. Примеры вы и сами найдете сплошь и рядом.

Соединяясь вместе, эти два аспекта порождают сдвиг в социально-психологическом восприятии радикальной коррекции внешности. Это становится нормой, а не исключением. Если раньше это было прерогативой звезд, избранных и богачей, то теперь это доступно многим. Процесс не стоит на месте, и надо думать, что пластическая хирургия и эстетическая медицина будет развиваться семимильными шагами, во-первых, потому что она коммерчески выгодна, ей также помогают остальные направления хирургии и травматологии, т.к. растет число пострадавших от техногенных факторов: аварий, катастроф, производственных травм и т.д., которым также необходима радикальная коррекция; во-вторых, культ потребительского отношения к жизни, к социуму, к природе, к собственной душе и телу будет только расти: я хочу иметь красиво накрытый богаты стол, одежду, жилище, машину, красивую жизнь и красивое тело, (свое и чужое); в третьих, многие очень хотят стать прямо при жизни богами, а богов некрасивых не бывает, а в четвертых, время шизотипического отношения к реальности, которое накрыло человечество после двух кровавых мировых войн, когда интеллект и цивилизованность столкнулись с такой жестокой животной правдой о человеке, показав на что он способен, расстреливая своих кровных братьев по идеологическим соображениям в подмосковных лесах, или сжигая миллионы в газовых печах для чистоты нации, прошло. Коллективный сплит был необходим, чтобы перенести невыносимую правду о цивилизации и человеческой природе. Позже мир погрузился в паранойю времен холодной войны (Россия сейчас отдельно переживает возвращение паранойи: кругом враги, содомиты, кощунники, и иностранные шпионы). В настоящее время, на мой взгляд, развитый мир наблюдает тотальное погружение в демонстративность (истерический радикал) – главное, не то кто ты есть внутри, а как ты выглядишь снаружи, как ты пиаришься и какое впечатление производишь. Кому есть дело для твоей души? Ее ведь нельзя потрогать, обменять, каков на нее спрос? А вот тело – это другое дело: удачное предложение о работе, удачный брак, сексуальная востребованность, стягивание внимания на себя. Красивое тело повышает нашу ценность и стоимость. Ценность красивой души – это понятие грозит совсем исчезнуть.

Вы знаете, что такое остаться без работы в сорок-сорок пять лет? Когда вроде бы еще и пожить хочется, а ты никому не нужен. Если ты работала менеджером по продаже предметов роскоши, и привыкла выглядеть отменно, а тебя увольняют за тусклый внешний вид и тебе на смену приходят молоденькие неопытные красавицы, то ты идешь к волшебнику (если сумела накопить деньги или у тебя состоятельный супруг) и скидываешь десять лет. Кто тебя остановит? Юнгианский пастор, Андрей? Скажет тебе: помилуй, Божье дитя, это ловушка Диавола, прими наступление старости и увядания и позаботься о душе своей грешной. Мне кажется, что эта женщина порекомендует мне обратиться к доктору, и явно не к пластическому хирургу. Она мне скажет: Мил человек, душеприказчик, мать твою, где вас таких учат и готовят, что ты мне такие рекомендации даешь? Я даже не знаю, сколько мне жить осталось, и никто не знает.

Это мой выбор: я хочу жить полной жизнью.

Женщина так хочет оставаться желанной, многие женщины. Не скажу, что все, но большинство. Как та туристка из моего прошлого, это женщина, которой так хотелось почувствовать себя молодой, слившись в экстазе с молодым двадцатилетним мужчиной на шелковых простынях гостиничного номера, может быть всего одну ночь, одну страстную ночь, а дальше будь, что будет. Еще немного утолить свою страсть, желание, а самое главное, чтобы желали меня и мое красивое скорректированное тело. Неудивительно, что я не оценил тогда ее желание оставаться молодой, сексуальной и желанной. Пока мы молоды, мы наивно надеемся, что это нас не коснется, пройдет стороной чудесным образом. Время бежит стремительно: сейчас всего лишь миг отделяет меня от ее глаз, приглашающих в ее постель, чтобы насладится новой кожей, в которой она живет… Эх, дорогая моя Галина Павловна Редя, если бы вы дали один год даме бальзаковского возраста сделать ее выбор, неужели бы вы осудили ее за то, что она ляжет под нож хирурга, чтобы снова почувствовать себя желанной молодым мужчиной?

Сейчас очень серьезный абзац. Я считаю, что несмотря на возраст, мотивы, уровень интеллекта и осведомленности по поводу пластической хирургии и эстетической медицины, любой человек (мужчина или женщина, девушка или парень), который решился на изменения своей внешности обязан проконсультироваться у психолога или психотерапевта. Ответственные врачи, которые занимаются омоложением, коррекцией и т.д. должны обязательно рекомендовать или даже ставить обязательным условием прохождение консультации у специалистов по психологии и психотерапии перед началом процесса изменений. Это необходимо, чтобы удостоверится в адекватности восприятия реальности будущего пациента, сознательных целей и бессознательных мотивов, которые его побуждают к обращению к врачам. Важно, чтобы человек осознал все возможные последствия этого шага, риски, как психологические, так и связанные с телесным здоровьем, а также социальные факторы. И здесь возможно встанут ребром (и совсем не Адама) следующие вопросы. Должны ли мы отговаривать человека или искать альтернативы радикальной корректировки, должны ли мы вставать на пути его выбора? Имеем ли на это право покушаться на внутреннюю свободу человека и на его право самому строить свою жизнь и брать за нее ответственность? Ведь это его и только его кожа, в которой он будет жить. Пусть это станет для него еще одной иллюзией, которой суждено будет разбиться о реальность, но, в конце концов, так или иначе вся наша жизнь является, быть может, краткосрочной иллюзией, где мы создаем себя, делая наш и только наш выбор. Свобода выбора – это то, что делает нас людьми, человеком, который хотя бы в этот момент перестает быть игрушкой в руках богов и кармических сил. Я также думаю о той самой яркой звезде, которая делает выбор вспыхнуть полной жизнью на мгновение, чтобы сгореть и неизбежно пасть. Главное, чтобы это был ее выбор.

Педро Альмодовар: Кожа, в которой я живу

Кожа, в которой мы живем

В интервью итальянской «Lа Repubblica» режиссер рассказал, что их новая встреча с Бандерасом была «как будто не прошло столько лет со времени их совместной работы на съемках фильма «Свяжи меня» в 1990году. «, где Антонио Бандерас сыграл главную роль вместе с Викторией Абриль. «В тот момент, когда Антонио вошел ко мне в кабинет, я подумал, что мы только что закончили съемки «Свяжи меня». Мне захотелось увидеть его в своем новом фильме в качестве антиобщественного персонажа: 50-летний Антонио сможет в совершенстве проникнуться этот ролью, превосходно воплотить этот характер. Я его выбрал еще и потому, что, исследуя новые для себя пути в кинематографе, я был в нем, как в актере, очень уверен, доверял ему, как самому себе», — заключил режиссер.

Альмодовар также рассказал, что в первые моменты думал пригласить в картину звезду испанского кино Пенелопу Круз, но потом, представив, как будет развиваться история в будущем, не «увидел» её в качестве главной героини. В итоге, в фильме снялась Елена Анайя (она снималась у Альмодовара в картине «Поговори с ней»,2002 г.).

«Кожа, в которой я живу» основана на романе французского писателя Тьерри Жёнке «Тарантул» и повествует о выдающемся пластическом хирурге, который мечтает создать новый тип кожи человека, благодаря открытиям в области использования стволовых клеток. Эта драма настолько поразила Педро Альмодовара, что он решился на создание фильма в новом для себя жанре. «Эта работа — самая сложная из всего, что я делал раньше, это мой дебют в жанре «ужасов», но здесь нет ни криков, ни кровопролития, здесь насилие психологическое. В этой картине соединились черты триллера, фантастики, фильма ужасов, но не соблюдается ни один из законов жанра»,- говорит кинорежиссер.

Как ожидается, на экраны кинотеатров новый фильм Педро Альмодовара «Кожа, в которой я живу» (La piel que habito) выйдет уже в начале осени.

Черви под кожей. Откуда взялось это заболевание?

Паразитология изучает различные виды глистных инвазий, которые могут появиться в любом участке тела человека. Факт того, что внутри оказался столь неприятный организм, удручает буквально всех пациентов. Тем не менее, глисты незаметны невооружённым глазом, поэтому многие не догадываются об их существовании. Черви вызывают у большинства людей отвращение, поэтому при их обнаружении под кожей человека врачи всего мира подняли настоящую панику. Некоторое время назад на телевидении появилась информация о ранее не известном заболевании. Его основным проявлением являются черви под кожей. Такая неприятная ситуация была отмечена уже в нескольких крупных странах мира. Ранее внутрикожное паразитирование было известно только в Индии, причём это заболевание отличается от настоящего не только возбудителем, но и симптомами.

Черви под кожей: мнение специалистов

Кожа, в которой мы живем

Различные источники выдвигают несколько версий относительно этиологии заболевания. Паразитологи называют данную патологию дирофиляриоз. Помимо человека возбудитель был найден у домашних животных, в частности у собак. Переносится дирофилярия трансмиссивным путём, через укусы комаров. Эти насекомые заглатывают личинки паразита вместе с кровью животного или человека. Существует 2 разновидности возбудителя: Dirofilaria repens и immitis. Первая проявляется только как черви под кожей. Вторая паразитирует во внутренних органах, вызывая тяжёлые осложнения. В настоящее время у человека встречалась только Dirofilaria repens, которая является менее опасной для жизни. В народе существуют синонимы заболевания, такие как «живая» или «злая нить».

Вирус Моргелонов

Согласно другим источникам, червь под кожей человека является проявлением другой загадочной патологии, возбудителем которой является неизвестный ранее вирус или грибок. Учёные утверждают, что она пришла из Франции и была названа по фамилии людей, которых впервые поразила, – болезнь Моргелонов. После этого патология охватила США и Западную Европу, а затем и весь мир. Общим среди обеих теорий является то, что заболевание поражает людей со значительно сниженным иммунитетом.

Кожа, в которой мы живем

Симптомы патологии

Несмотря на то что этиология остаётся до конца не изученной, признаки заболевания являются одинаковыми. Основное проявление дирофиляриоза, как и вируса Моргелонов, – черви под кожей. Они заметно выступают на различных частях тела, имеют возможность свободно перемещаться из одного участка в другой. Сначала пациенты принимают паразита за объёмное образование, но при его движениях приходят в ужас, понимая, что в их коже находится кто-то живой. Обычно в организм попадает лишь один возбудитель, но в редких случаях возможно и проникновение сразу нескольких личинок. Если это заболевание и есть таинственная болезнь Моргелона, то, помимо дискомфорта под кожей, пациент испытывает сильный зуд и боль в области, где обитает червь. Этот участок кожи начинает воспаляться, нагнаиваться, кровоточить. После этого образуются язвенные дефекты кожи, а возбудитель ищет новое место для разрушения.

Лечение заболевания

Кожа, в которой мы живем

В настоящее время нет определённого ответа на вопрос о том, как избавиться от данного недуга. Тем не менее черви, живущие под кожей человека, должны быть уничтожены. Паразитологи утверждают, что хирургическое вмешательство в этом случае нерационально из-за способности возбудителя к перемещению. По их мнению, заболевание необходимо лечить консервативно, оказывая воздействие непосредственно на дирофилярию. Учёные, склоняющиеся к грибковой этиологии, советуют соответствующую терапию. Действие различных лекарственных препаратов находится в стадии изучения. Тем не менее, благодаря противогрибковым средствам, болезнь Моргелона постепенно ослабевает, участков поражённой кожи становится меньше. Информации о рецидивах патологии на данный момент нет.

Кожа, в которой я живу

Чтение на выходные. Тема — «чёрное кино». Как идет тайный процесс возрождения афроамериканского кино и почему он так важен, рассказывает Денис Рузаев.

«В США может быть президент-афроамериканец, но такси в Нью-Йорке нашему брату по-прежнему не поймать», — шутит персонаж Криса Рока в «Топ-5», снятой самим комиком и не лишенной автобиографических обид комедии о боли темнокожего артиста в белой индустрии развлечений. Тормознет перед ним, конечно, чуть ли не первый водитель. То есть бремя черного человека за те 20 лет, что угасал комедийный дар героя (и, в определенной степени, самого Рока), будто бы полегчало. Будто бы — потому что к вопросу цвета кожи, самоощущения темнокожего человека в середине 2010-х даже этот, более-менее легкомысленный фильм вернется не раз. Рок, впервые в карьере выступивший «аутером» (причем вульгарным), действует на территории масскульта. Идентификация через цвет кожи (или, наоборот, вопреки нему) вдруг стала темой возникающей в кино по всему спектру индустрии, такого не было со времен раннего Спайка Ли.

Сам Ли в прошлом году помимо ремейка сатирического шедевра 1973-го «Ганджа и Хесс» «Сладкая кровь Иисуса» отметился четверть вековым юбилеем «Делай как надо». Мало какому фильму удается не растерять актуальность на такой дистанции. Эта несовершенная, порой припадочная в своих методах картина, устаревшая уже и эстетически, и топографически, и музыкально, наливается злободневностью каждый раз, когда в новости попадает очередной сюжет о полицейском насилии. Карикатуры на бытовую ксенофобию — вроде троицы темнокожих стариков-лодырей, корящих соседа-корейца за трудолюбие — своей мощи не потеряют никогда. Странно другое, фильм, с которого начался популярный разговор о том, легко ли быть темнокожим, спустя 25 лет так и остался самой обстоятельной и харизматичной в этом разговоре репликой. Только в год юбилея разговор вдруг продолжился, и чтобы понять почему, необходимо задать контекст.

Пережив в первой половине 1990-х недолгий расцвет (в том числе и коммерческий), афроамериканское кино обозначило наиболее актуальные для сообщества жизненные нарративы и даже предъявило несколько ролевых моделей, ими и удовлетворившись. То же — в широком смысле — произошло с хип-хопом и стэндапом, двумя другими локомотивами черной мысли, отвлекшейся и во многом отвлеченной от дальнейших поисков самоидентификации. В начале нулевых доминировавшую еще со времен «Ребят с улицы» и «Авторитета» диалектику выбора стороны на злых улицах в определенном смысле опровергла телевизионная «Прослушка». Сериал Дэвида Саймона вписал проблемы гетто в большую, всеобъемлющую панораму общественного устройства, тем самым сбив бандитский форс с сюжетов о становлении чернокожего человека (и мнимого освобождения, избавления от травмы дискриминации) через криминал.

В остальном, впрочем, и кино, и телевидение, в том числе этнически ориентированное (как BET), последние двадцать лет занималось скорее воспроизводством сформировавшихся в начале 90-х архетипов и сюжетных мотивов. В итоге самым заметным афроамериканским режиссером 2010-х оказался Ли Дэниэлс, ловкий эксплуататор, для которого психотравма угнетения («Сокровище») оказывается таким же топливом для дешевой сенсационности, что и, например, мастурбирующая Николь Кидман («Газетчик»). Афробританским — Стив Маккуин, чьи «12 лет рабства» в прошлом году вернули историческую травму угнетения в повестку дня. Но как? С головой уйдя в виктимность, не давая своему зрителю права ни на какие эмоции, кроме чувства вины. Это кино о черных, снятое для белых, что дискредитирует его вне зависимости от благородства намерений. Чуть менее фальшиво финальное восстановление исторической справедливости в «Джанго освобожденном», но и этот фильм отдает добронамеренным тарантиновским патернализмом.

Другое дело, что вроде бы устаревший, оставшийся во временах Мартина Лютера Кинга или, самое позднее, Тупака Шакура, вопрос «Ниггер я или право имею?» в реальной жизни не кажется таким уж изжитым. И это, несмотря на то, что само табуированное слово на букву «Н» присвоила подростковая культура всего мира вне зависимости от цвета кожи и социокультурных обстоятельств. О том, что проблемы дискриминации живы, напоминают имена Оскара Гранта и Трэйвона Мартина, трясущееся видео с задыхающимся в мертвой полицейской хватке Эриком Гарнером (ровно так погибал и Радио Рахим в финале «Делай как надо»), убийство Майкла Брауна, спровоцировавшее в Фергюсоне, штат Миссури, квази-Сельму. О дискриминации по цвету кожи в Голливуде заговорили уже после «оскаровского» игнора «Сельмы», фильма Авы ДюВерней о судьбоносном марше за электоральные права темнокожих, организованном Мартином Лютером Кингом в 1965 году. Разговоры эти бессмысленны, так как не касаются дискриминации в самом устройстве индустрии: в 2014-м, как пишет в The New York Times Манола Даргис, студии-мейджоры запустили только 11 фильмов с афроамериканскими артистами в главных ролях. Фергюсон был квази-, недо-Сельмой не только потому, что пока не привел к реальным переменам, но и из-за того, что спровоцированный им гнев был яростнее в Twitter, чем в реальной жизни — но, в отличие от Сельмы, он и возможен оказался только благодаря соцсетям.

Соцсети предоставили новый ракурс восприятия этих событий, невозможный ни во времена Сельмы, ни при лос-анджелесских погромах 1992-го, ни даже пять лет назад. Они дали афроамериканцам право голоса и медиаплощадку для высказывания. Доминирующей реакцией была растерянность, которая свидетельствует о кризисе самоидентификации, выраженном в попытках применить к новой реальности старые нарративные модели. Но гнев Фергюсона не идентичен гневу Сельмы, а Майкл Браун или Эрик Гарнер не похожи на пацанов из гетто середины 1990-х, их невозможно объяснить, пользуясь прежним языком и образами.

Дефицит правдивого языка, универсальной истории для отражения изменившейся реальности, может и сам по себе быть сюжетом. Именно об этом — лучшие афроамериканские фильмы начала 2010-х, основанные на реальных событиях «Станция Фрутвэйл» Райана Куглера и «Синий каприз» Александра Мурса. Фильм Куглера показывает последний день из жизни Оскара Гранта, убитого полицейским, принявшим драку нескольких празднующих Новый год темнокожих мужчин за войну банд. Полицейский выстрел в итоге обрывает не только жизнь Гранта, но и, задолго до кульминации, историю о попытке вырваться из плохо подходящей герою среды мелкой наркоторговли, безработицы и семейных проблем.

«Синий каприз» переносит на экран другой невымышленный сюжет — странный, закончившийся серией немотивированных убийств из снайперки, альянс сорокалетнего ветерана первой Иракской кампании и семнадцатилетнего нелегала с Ямайки. Старший, неспособный устроиться в жизни мужчина обучает юного недотыкомку ненависти, сдабривая это воспитание вывернутыми наизнанку штампами из СМИ и превратно понятых брошюр Нации ислама. Ради фантомной «справедливости» (желания на общих правах быть принятыми в уют общества потребления) пара начинает фантомную революцию — бессмысленный гиньоль насилия. «Революцию не покажут по телевизору», — обещал Гил Скотт-Херон и ошибся: он не знал, что революция недовольных темнокожих мужчин обречена вспыхивать лишь в виде чудовищных персональных бунтов, а это идеальный материал для скоропортящихся сюжетов круглосуточных новостных телеканалов.

Самое неожиданное появление этого призрака вечной борьбы обнаруживалось в «Лекарстве от меланхолии» Барри Дженкинса, быстро забытом мамблкор-шедевре конца нулевых. Подобно некоторым фильмам о Париже 1968-го кино Дженкинса не вылезает из условной «постели»: не отпускает из своих объятий пару персонажей, случайных любовников, даже когда те битый час шатаются по улицам Сан-Франциско, ссорясь и примиряясь, влюбляясь друг в друга и тут же разочаровываясь. Это любовники, скованные необъяснимым напряжением, знакомым по фильмам Эсташа и Гарреля. Майка и Джо — темнокожие, и фантом большой Истории, нависающий над ними, — это призрак нереализованной борьбы предыдущих поколений.

И фильм Дженкинса, и «Синий каприз», и «Станция Фрутвэйл» были редкими удачами, но из-за сандэнсовского формата и сдержанной интонации заслужили довольно ограниченное внимание. Поиски лекарства от поразившей их меланхолии, тоски по четкому, лишенному двусмысленности универсальному сюжету, продолжились, причем не только в независимом сегменте индустрии. Самым массовым и громким их проявлением стала «Сельма» Авы ДюВерней, породившая, правда, больше пустых слов о расовой пристрастности «Оскара», чем внятных — о содержании самого фильма и его работе с проклятыми вопросами афроамериканского бытия. В упрощенной форме их высказывает духоподъемный музыкальный номер Glory, рифмующий жертв борьбы за права 1960-х с жертвами системного насилия 2010-х, — но сам фильм проводит эту параллель иначе. ДюВерней ставит большую часть фильма как кабинетную драму, состоящую из звонков Мартина Лютера Кинга президенту Джонсону и душных активистских собраний.

Тем хлеще две нарочито эффектные сцены насилия, открывающие и закрывающие фильм: взрыв в церкви в Бирмингеме, разносящий на глазах зрителя в клочья четырех девочек, и снятая в духе Эйзенштейна почти черно-белая сцена избиения марширующей толпы конными дружинниками-расистами. Это два ключевых и действительно эффективных эпизода «Сельмы», мгновенно наполняющих живой болью месседж Движения за права. «Все люди одинаковы вне зависимости от цвета кожи» — это верно, но то, что человеческая боль не имеет цвета, еще верней. Подлинное достоинство «Сельмы» — в этой актуализации, пусть даже плакатной, стершейся за прошедшие 40 лет правды. И в метакомментарии на ее счет: ДюВерней показывает, что столь политически действенным (хоть и временно) самопожертвование марша из Сельмы стало, потому что транслировалось по телевидению. Встык с избиением режиссер монтирует галерею американских гостиных, наблюдающих за ним по ТВ и неизбежно испытывающих шок от этой боли, а значит, принимающих ее на себя. Она признает, телевидение сыграло ключевую роль в борьбе за права. И эпизоды ее активно освещали локальные и региональные каналы: события местных новостей действительно происходили рядом со зрителями, возможно даже — с участием их знакомых.

«Сельма» наполняет силой сюжет важный, в сущности, базовый — и опять же, актуальный в первую очередь для внешней, или, по крайней мере, универсальной аудитории. Признание дискриминации любого толка и даже ее постепенное искоренение не приносят избавления от травмы дискриминации, это могут сделать только новые, осмысляющие эту травму модели историй. Именно отсутствие этих моделей, как мне кажется, определило тот слом исторической социальной, начинающейся с криминального выживания, лестницы, о которой пишет Малкольм Гладуэлл — лестницы, позволявшей легитимизироваться, растворяться в американском обществе сначала ирландцам, потом итальянцам и полякам. Этот социальный лифт, по исследованиям, приведенным писателем, не заработал для афроамериканцев даже после официального признания их гражданского статуса. Его заменили увеличение полицейского контроля (и бюджета) за преимущественно темнокожими гетто и, в сущности, уничтожение возможности постепенного, длиной в два-три поколения ухода от преступной деятельности к легальной. Абсурдные проявления той же политики — полицейские убийства в Фергюсоне и Нью-Йорке, и тем более их фактическое оправдание в суде.

В отличие от ирландцев, итальянцев и поляков, сумевших эту социальную лестницу освоить, темнокожие американцы пережили травму угнетения не только социального, но и расового, классовых рамок не учитывающего. Грубо говоря, оказались темнокожими — и пути к успеху, подлинному принятию (в сущности — превращению в таких же, как все), которые были эффективны для предыдущих поколений американской бедноты с правами, но без возможностей, не сработали. Герой «Крестного отца» выживал, с жуткими потерями, но встраивался в систему, герой «Американского гангстера» оказывался за решеткой — исключительно из-за стигмы цвета кожи. Трагедия преступления и символического наказания — один из самых испытанных историей жанров — оказалась в афроамериканском изводе трагедией преступления и наказания физиологического (и в этом брутального), а в чудовищных случаях Оскара Гранта, Майкла Брауна и Эрика Гарнера еще и само преступление оказалось подменено его презумпцией.

Никто из троих не был преступником в прямом смысле слова — но оказался жертвой чужих, тесных сюжетных схем, успевших за годы повторения сформироваться в живую, смертельно опасную опухоль предрассудка. Та же «Станция Фрутвэйл» сильна как раз тем, что изображает последний день Гранта хроникой отказа от соблазна устроить жизнь через криминал, хроникой, начинающейся с признания обреченности этой попытки — документальных кадров убийства Оскара. Афроамериканское кино 90-х вслед за жизнью, впрочем, указывало на два других действенных нарратива, два других столпа, словами рэпера Талиба Квели, триады пути чернокожего человека к успеху. Шоу-бизнес и профессиональный спорт — то есть требующие преодоления всего человеческого, в том числе и цвета кожи, зрелища. Черная культура 90-х, правда, еще не видела продолжения сюжетов, заканчивавшихся хэппи-эндом, славой или хотя бы (в случае спортсменов) жирным контрактом, — у нее просто не было наглядных примеров того, что следует за титрами. За прошедшие 25 лет они появились. А теперь, в последние год-полтора, состоялось и несколько значительных попыток их осмыслить на кино- и телеэкране.

Я начал этот текст с цитаты из почти автобиографической комедии Криса Рока «Топ-5». В основном скользящий по поверхности драмы афроамериканца в белой индустрии фильм тем не менее полон малозаметных, часто выражающихся только во взгляде и интонации горьких наблюдений о том, что слава не выводит из душевного тупика. Более того — даже не избавляет от боли вечного, дефолтного аутсайдера. Но «Топ-5» показывает и альтернативу — ее он находит в простых жизненных радостях, напоминая о том, как душеспасительно иногда бывает держаться корней. Настолько же душеспасительна, но уже для зрителя, сцена, которая дает название картине Рока — в ней его герой разбивает лед встречи с давно оставленной позади в нищей бруклинской многоэтажке семьей. Делает он это, запуская культурный флэшмоб на семерых. Он просит каждого назвать пять лучших рэперов в истории. Банальный в описании, на деле этот эпизод наполняет кадр идеальным чувством ностальгии. Единение семьи через напоминание об общей, уникально афроамериканской в своем ядре культуре — и через эйфорические, сквозь слезы, цитаты из Тупака и De La Soul.

Через ностальгию, воспоминание о своей первой, фундаментально важной для черной культуры удаче в деле преодоления среды, нищеты и криминального тупика пытается выйти из жизненного и творческого кризиса один из тех, кого упоминают персонажи Рока. Но в документальном формате — фильм «Nas: Time is Illmatic» отмечает 20-летний юбилей великой пластинки рэпера Наса Illmatic и параллельно с историей ее создания показывает прошлогодний тур Наса с этим альбомом. Но главное — сталкивает самого Наса с его собственным прошлым, заставляя говорить о нем и неизбежно задавать душераздирающий контекст, транслировать боль личных потерь — матери, друзей, зависимости часто фигурирующего в кадре брата. Фильм начинается и заканчивается с кадров, в которых Нас направляется в Гарвард, чтобы объявить о создании фонда поддержки искусств, связанных с хип-хопом, а потом прямо на глазах у зрителя ломается, раскрывается, пусть и прячась за темными очками. Путь из персонального тупика, из миража давно оставленного позади хэппи-энда, обнаруживается в прославлении своей культуры на тех уровнях, где она прежде признания не получала.

С не меньшей теплотой — но на более киногеничном и универсальном материале — выводит новый сюжет на базе истории о шоу-бизнесе и мелодрама Джины Принс-Байтвуд «За кулисами». Невыносимо прекрасная Гугу Мбата-Роу играет в ней поп-звезду-полукровку, квази-Рианну в смысле сценического образа. Показательным, дерзким в своей наглядности решением автора героиню эксплуатирует не только белая индустрия, но и собственная белая мать, менеджер из ада. Выход из золотой клетки эксплуатации белым миром Принс-Байтвуд находит в мелодраматической жанровой схеме — влюбляет свою героиню не просто в представителя черной культуры, но в ренегата самого популярного в ней сценария, честного парня, вместо криминала выбравшего службу в полиции. Именно эта острота конфликтов — не столько расовая, сколько культурная — наполняет мелодраматический шаблон жизнью.

«За кулисами» преодолевает пошлость романтических клише во многом за счет реалистической самоотверженности Мбата-Роу, непривычной в жанре, приучившем к героиням, сведенным до функции. Этой же юной актрисе, к слову, принадлежит и один из самых мощных актерских эпизодов в любом кино последних пары лет — сцена в британской костюмной драме «Белль». Там, глядя на отражение в зеркале, ее героиня царапает лицо «неправильного» цвета. Живой исторический курьез (причем основанный на реальном историческом персонаже): Дайдо Элизабет Белль унаследовала от отца-аристократа блага дворянской жизни, а от матери — смуглость и вечный статус изгоя, денежного мешка без признания и положения. Фильм Эммы Асанте не лишен наивности и готов разменяться на сантименты, но это эффектное, важное кино — в сущности, выворачивающее жанр костюмной драмы наизнанку, закрывающее его. В шаблон строго регламентированной мелодрамы о конфликте долга и чувств тех, кто разбогател в том числе и на работорговле, помещается героиня, всей своей природой олицетворяющая преступность этого богатства. Эта героиня в «Белль» ломает правила не жанра, но социального регламента — спасение обнаруживается в браке по любви, а не расчету, и активизме, отказе от соблюдения дискриминационных ритуалов. Любовь всегда революционна, способна преодолеть страх эго перед Другим (а значит, и травму его угнетения), писал в «Работах о любви» Кьеркегор.

Эта не новая истина остается актуальной — что в куда более бесстыжем, но и эффектном, популистском виде доказывает совсем свежий, только что ушедший на каникулы после первого сезона сериал «Империя». Откровенная, беззастенчивая мыльная опера: за пару стартовых серий главный герой, условный Пафф Дэдди в исполнении Терренса Хауарда, узнает о смертельной болезни, встречает вышедшую из тюрьмы экс-супругу, убивает одного человека и одну музыкальную карьеру. Шекспировские страсти с достойной музыкальной базой и впечатляющей шоковой терапией режиссуры. «Империю» придумал Ли Дэниелс, и сериал, кажется, впервые доказывает, что у этого тролля от кино действительно есть нюх не только на броское, но и на живое.

«Король Лир» и Тимбалэнд, «Богатые тоже плачут» и «Крестный отец», почти Лил Уэйн и почти Фрэнк Оушен — в котел, вываривающий правдивую историю «Империи», идут все сколь угодно подходящие сюжеты и прототипы. Результат этого смешения — фамильная сага, основной темой которой поиск же и оказывается. Герои «Империи» ищут варианты нового, чуть более сложного самоопределения — финальный, почти оперный по накалу эпизод первого сезона показательно называется «Кто я такой» (Who I Am). При этом есть и персонаж, которому приходится бороться за свои права, определенные уже не только цветом кожи — один из сыновей героя, талантливый r&b-певец, которого из-за сексуальной ориентации отверг отец. Дэниелс, конечно, только имитирует подлинную обеспокоенность. Но действенной оказывается уже сама его готовность выстроить с темнокожими персонажами классическую семейную трагедию, причем методами скорее «Династии» и «Далласа», чем «Крестного отца». Главный герой «Империи» может сесть в тюрьму, но его Empire Records крах не грозит, и дети уже не вернутся в порочный круг типовой афроамериканской жизни. То есть правдоподобный музыкальный бэкграунд —дает Дэниелсу право опровергнуть в пределах одного сюжета вышеупомянутую гипотезу Гладуэлла о сломе социальной лестницы. О том, что это не только бесстыжий wish-fullfilment, говорят феноменальные рейтинги «Империи», причем полученные на консервативном Fox. Телевидение, вновь, как и в 1960-х, становится инструментом стирания расовых предрассудков — правда, уже не новостное, а вульгарно-развлекательное.

Почему ренессанс кино о том, каково быть темнокожим в современном мире (отдельного, не ограничивающегося абзацем текста разговора достойны пара документальных киноэссе на тему — «Сны холоднее смерти» Артура Джафы и «Полевые ниггаз» Халика Аллаха), заслуживает внимания даже там, где угнетают вовсе не (только) по признаку цвета кожи? Не только из-за сходства всех угнетенных обществ и социальных групп и вечной актуальности в них новых моделей бытия и для персонажей, и для зрителей (любого цвета кожи; кто не угнетен?). Не менее важно, что они также указывают на новые формы существования чахнущих жанров: от костюмного ретро до сиропных мелодрам.

В некоторых случаях тема способна дать новую жизнь не только жанру, но и целому, казавшемуся анахроничным стилю. «Уважаемые белые люди» Джастина Симиена работает в формате колледж-комедии, причем в ее изысканном, напоминающем Уита Стиллмана и раннего Уэса Андерсона изводе. Легкий гротеск, карточки, разделяющие фильм на главы, вера в мощь иронии и инфантильная, влюбленная цитатность, неизменное «золотое сечение» кадра — все те приемы, что истлели за последние десять лет повторов. Но Симиен, заимствуя у кумиров стиль и жанр, при этом насыщает их самостоятельным — и восхитительным — содержанием. В школьную комедию складываются здесь маршруты самоопределения нескольких темнокожих студентов второстепенного колледжа лиги «Плюща», преимущественно, конечно, белого. Вот бойкая активистка, заимствующая риторику и методы у эпохи Борьбы за права. Образцовый лицемер-карьерист с мечтами о мире белого капитала и белой подружкой (дочерью ректора). Фанатка черных реалити-шоу, определяющая себя как «пост-гетто», но при этом готовая отдаться любой эксплуатации ради 15 минут славы. Наконец, всюду оказывающийся аутсайдером ботан с афро, растерянный во всех смыслах, включая ориентацию. Энергия каждого из этих четырех персонажей — и их попыток ужиться со своей предполагаемой инаковостью — для герметичного мира кампуса оказывается, конечно, чрезмерной.

Формальность жанра и стиля позволяет Симиену озвучить — пусть и в саркастической форме — почти все проклятые вопросы кино, всерьез обеспокоенного проблемами цвета кожи. И заодно — показать пределы опоры на черную культуру: ее наследие ценно, но теми же дорогами уже не пройти. Это касается не только горького (и какого же смешного) комментария в адрес бесперебойно сыплющей цитатами из Малкольма Х, Кинга и Маркса героини: «Ты говоришь, что твой любимый режиссер — Спайк Ли, но на самом деле, это Бергман». Ей же придется убедиться, что постоянные обвинения окружающих в дискриминации — не самый продуктивный способ борьбы с ней. Более того, в ее случае за ними кроется компенсация собственной маргинальности, недостаточно темного, по ее мнению, цвета кожи. Всех проблем одними призывами к здравомыслию белых (любых) людей решить оказывается невозможно. Как и бунтом. Другую ролевую модель в «Уважаемых белых людях» отрабатывает ботаник, в сущности, повторяющий роль героя Спайка Ли в «Делай как надо» — меланхолика-протагониста с острым языком, в итоге вскипающего вспышкой гротескного насилия. Симиен, конечно, шутит — но в финале его ошеломленным героям, пережившим спектакль абсурда, придется, наконец, попытаться найти свою собственную историю, избавленную от гнета травм, изжитых благодаря абсурду. Признаться вслух в любви к Бергману или мужчинам, журналистике или друг другу.

С болью трагедии задушенного полицейским зажимом Эрика Гарнера цивилизованный мир солидаризировался присвоением запечатленных на видео последних слов умирающего: «Я не могу дышать». Спустя 50 лет после Сельмы и Движения за права, впрочем, все яснее: чтобы большая История не откатывалась назад, за солидарностью с жертвами должен следовать поиск новых частных историй для всех, кто с ними идентифицируется. Обращение к уважаемым белым людям может решить лишь часть проблем — в отличие от обретения неподдельного, не подмененного мнимым хэппи-эндом самоуважения. Приобрести последнее, похоже, можно лишь найдя честный ответ на сакраментальный дэниелсовский вопрос: «Кто я такой?»

Нет комментариев

    Оставить комментарий