Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Новости часа

Обычно на Неделях моды фотографы кропотливо запечатлевают образы взрослых fashionistas. Но в Сеуле все совершенно по-другому! Тут в центре внимания малыши. Мы в восторге от фото, а что скажете вы?

Предлагаю простой способ как приготовить бутерброд с сыром и колбасой. Поверьте, это блюдо не займет много вашего времени. Булочка с начинкой получается очень вкусная и сытная. Завтрак нравится как взрослым так и детям, это проверено ; ) Готовьте, пробуйте, ставьте лайки и обязательно подписывайтесь на канал.

Невеста Андрея Гайдуляна Диана Очилова намекнула, что они с актером расстались. Пара должна была пожениться, но торжества не случилось. Теперь Диана с трудом привыкает к статусу свободной женщины и делится с фолловерами переживаниями.

Как известно, бьюти-блогеры горазды на эксперименты: то вату используют для удлинения ресниц, а красную помаду — вместо консилера, то избавляются от черных точек с помощью канцелярского клея. Кукурузный крахмал, как оказалось, тоже может сослужить добрую службу в деле борьбы за красоту.

Пока весна и не думает приходить в столицу, знаменитости организовывают ее себе сами, улетая в теплые страны. Именно так и поступили солистки группы «ВИА Гра»: Миша Романова, Эрика Герцег и Анастасия Кожевникова на несколько дней отправились в солнечные Арабские Эмираты.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Андрогинность и стиль унисекс занимают в современной моде не последнее место. Модники примеряют изначально женские вещи, а модницы скупают брюки и одежду в мужском стиле.

Таня Терешина и Слава Никитин снова вместе?

Новое селфи в Instagram Тани Терешиной очень обрадовало ее поклонников. А все потому, что на фото 36-летняя артистка запечатлена со своим бывшим гражданским мужем, 28-летним телеведущим Славой Никитиным.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

ГУМ и параллельная реальность

По итогам 2015 года чистая прибыль ТД выросла на 7,7% за счет «благоприятной экономической конъюнктуры и увеличения покупательной способности населения».

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Грибной плов с кедровыми орешками

Фото: afisha-eda. ru В этом рецепте мы расскажем, как приготовить грибной плов с кедровыми орешками – аппетитное постное блюдо на каждый день. Плов – замечательный вариант второго блюда, которое можно периодически готовить во время поста, поскольку даже без мясных продуктов он получается достаточно сытным.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Постный плов с карри и грибами

Фото: torontocooking. ca В этом рецепте мы расскажем о приготовлении очень вкусного и сытного постного блюда – плова с карри и грибами. Рецептов этого популярного восточного блюда очень много, и немало среди них вариантов плова вегетарианского или постного – готовящегося без добавления каких бы то ни было продуктов животного происхождения.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Постный овсяно-фасолевый пирог

Фото: vkus-zdoroviya. ru Этот десерт удивит вас не только составом ингредиентов, но и своим замечательным вкусом, а также простотой приготовления. Размышляете, из чего бы приготовить пирог во время поста или для вегетарианского стола? Вариантов очень много, например, прекрасно подойдут для этого овсяные хлопья и белая фасоль.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Рагу из перловки с овощами и грибами

Фото: blic. rs Это постное рагу из перловой крупы с овощами и грибами – прекрасный вариант повседневного блюда для тех, кто придерживается постного питания. Перловая крупа – продукт, богатый ценными для человеческого организма веществами, такими как растительный белок, витамины, клетчатка, микроэлементы и т.

Кольца из коллекции «Благословение небес»

В жизни каждой девушки есть дни, которые не стираются их памяти никогда. И день, когда она слышит слова «Выходи за меня замуж!» стоит на первом месте.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Голубцы с фаршем

Сегодня я поделюсь с вами своим опытом приготовления замечательного блюда, которое знают, наверное, все. Речь идет о голубцах. Существует масса вариантов приготовления голубцов. Каждый добавляет в начинку ингредиенты по своему вкусу, я же предпочитаю традиционный вариант.

Психолог дал советы тем, кто не знает, чем заниматься по жизни

Мартовский выпуск программы «Психология навынос» посвящен теме поиска внутренней гармонии через нахождение «пути к себе» и обретение самодостаточности.

Нюансы продажи одежды оптом

Многие начинающие бизнесмены, считают, что продажа одежды является очень прибыльным делом. Для этого достаточно найти помещение, а также закупить оптом большое количество брендовой и модной одежды и начать работать.

Слоеный салат с куриной грудкой

Очень простой и легкий слоеный салат с куриной грудкой. Готовить такую вкуснятину очень просто – салат смотрится красиво и ярко! Аромат свежих овощей просто сводит с ума. Так и хочется поскорей его скушать.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Маринад для куриного шашлыка

Фото: ekazakhstan.kz Какой маринад для шашлыка из курицы – самый лучший? Выбор рецептов огромен, какой из них предпочесть? Читайте об этом в нашем рецепте. Итак, куриный шашлык. Что можно о нем сказать? Он простой в приготовлении, быстрый, вкусный, если правильно его приготовить, а если неправильно – то он непременно получится суховатым или совсем сухим. Для [. ]

Шашлык в мультиварке

Фото: zolotonur. ru Почему бы ни приготовить шашлык в мультиварке, если очень хочется? Читайте, как это сделать, в нашем рецепте. Мультиварка – это чудо-прибор, который подходит для приготовления практически любых блюд, и шашлык – не исключение.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Шашлык из курицы в духовке на шпажках

Фото: grassfedkitchen.com В этом рецепте мы расскажем, как приготовить ароматный куриный шашлык на шпажках в духовке так, чтобы его вкус восхитил всех, кто его попробует! Шашлык из курицы пользуется большой популярностью среди тех, кто любит шашлыки, но предпочитает более легкое для желудка мясо, чем свинина, баранина или говядина. К тому же он намного быстрее готовится [. ]

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Непристойное предложение от мужа: как реагировать

Вот выйдешь замуж по любви, живешь себе долго и счастливо и в ус не дуешь. А потом в один непримечательный вечер муж вдруг заявляет, что стандартной программы в постели ему недостаточно.

Брюссельская капуста с яблоками и изюмом

Привет вам, любители брюссельской капусты! И, вам, мои постящиеся друзья, тоже привет Рецепт и для первых, и для вторых. И еще для веганов. Я всё еще в легком недоумении от того, как в один миг мое извечное “фе” в отношении брюссельской капусты превратилось в нежную любовь к этому продукту. И сегодняшний рецепт — еще одно [. ]

Модные свадебные платья весна-лето 2016

Весна и лето – идеальное время для свадебного торжества, именно в это время можно в полной мере продемонстрировать красоту своего свадебного наряда, не прикрывая его шубкой. Думаю, будущим невестам будет интересно, какими будут модные свадебные платья весна-лето 2016.

Ракетка большой теннис

Тетки, кто сам занимается, а ещё лучше дети, без описания прикрас разных типов материалов, скажите, стоит разоряться на композитную или графитовую для ребёнка 8,5 лет? Или тупо купить на годик полтора алюминиевую и не париться а потом разориться? Играет 3 года, неплохо.

60-летняя модель показала фигуру мечты в рекламе купальников

Весьма неожиданное решение приняли руководители бренда Land of Woman, готовясь к съемкам рекламной кампании. Представить новую коллекцию купальников они доверили Ясмине Росси — модели, разменявшей седьмой десяток!

Советы недели от топ-модели: Кармен Делл’орефис

Кармен Делл’орефис — это модель, занесенная в Книгу рекордов Гиннесса за самую долгую карьеру: в 15 лет она приняла участие в своей первой фотосъемке для журнала Vogue (процессом руководила легендарная Диана Вриланд), а сегодня — в свои 84 года — она все еще ходит по подиуму на парижских показах и позирует для рекламы Rolex.

Оксана Самойлова считает, что переусердствовала с набором массы

В феврале, вернувшись из семейного отпуска в Майями, 27-летняя Оксана Самойлова призналась, что ей не нравится быть слишком худой. Красотка сразу же приступила к регулярным тренировкам, чтобы к лету нарастить мышечную массу.

Равноправие без освободителей и освобожденных

Уже много столетий подряд «освободители» знают лучше всех, что такое хорошо и что такое плохо, обладая мощной пропагандистской системой, спо­собной перекричать кого угодно.

Пэт Макграт рассекретила третий бьюти-продукт именной коллекции

Пэт Макграт умеет подогреть интерес к своей косметической линии, которая, по слухам, сформируется в конце 2016 года. Сначала легендарный визажист выпустила ограниченным тиражом золотой пигмент 001, потом линейку пигментов Phantom 002.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Где арендовать склад?

Для того чтобы начать свой бизнес вам понадобиться хоть небольшое, но .

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дисней и Marvel собираются бойкотировать Джорджию из-за дискриминации геев

В США, как известно, процветает толерантность. Но не все штаты могут похвастаться едиными взглядами. Так, например, в Джорджии подумывают о том, чтобы отказаться от регистрации однополых браков. А пока правительство рассматривает соответствующий законопроект, на защиту геев встали такие всемирно известные корпорации как Дисней и Marvel.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Лечимся за рубежом

К сожалению, с каждым годом всё больше и больше больницы наполняются .

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Рецепт дня: куриные рулеты с зеленью

Рецепт прекрасной закуски или горячего блюда для семейного ужина или праздничного вечера.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Прочь хлопоты, на участке роботы

Подготовка к дачному сезону набирает обороты. В этом году на радость огородникам появилось много электронных устройств, облегчающих работу на шести сотках.

Дмитрий БЫКОВ о Надежде САВЧЕНКО: «ТВ визжит, как бешеный койот, в сетях дрожат раздвоенные жала. Она одна себя не предает и голодовку держит, как держала»

Предлагаем стихотворение известного российского публициста и поэта, написанное на днях для «Новой газеты»

Украшения для тех, кто не любит украшения — выбор отечественных it-girls

Отечественные дизайнеры научились не только шить отличную одежду, но и создавать стильные украшения. Одним из наших любимых ювелиров является Наталья Брянцева. Ее новую коллекцию лаконичных и стильных сережек, колец и подвесок представили Александра Стриженова, Лиза Мамиашвили, Александра Михалкова и другие юные модницы.

В Москве пройдет показ мод plus-size

В рамках «Недели моды в Москве. Сделано в России» уже во второй раз состоится показ, в котором будут участвовать нестандартные модели. Манекенщицы plus size продефилируют на показе La Redoute.

Топ-6 малоизвестных фактов об артериальном давлении

Американские эксперты назвали 6 самых неожиданных фактов об артериальном давлении, о которых нужно знать каждому.

Как уже сообщал Sobesednik.ru, количество жертв гипертонии в мире перевалило за один миллиард. Однако если взять знания о повышенном артериальном давлении, то люди все еще не могут похвастаться большим их запасом. Многие знают лишь о том, что идеальным является давление 120/ 80, а также о том, что тонометрами лучше пользоваться почаще. Помимо этого существуют и другие факты, касающиеся артериального давления, которые представляют интерес для каждого человека. О них и рассказали эксперты сайта Drsinatra.com.

1. Нехватка соли может привести к гипертонии. Хорошо известным фактом является то, что избыток соли в рационе способствует повышению артериального давления. Однако нехватка соли также опасна в плане развития гипертонии, особенно для жертв врожденной сердечной недостаточности. Для них уменьшение соли в рационе до уровня менее 1,8 г в день может привести к повышению артериального давления. Всем остальным людям необходимо следить за тем, чтобы количество соли не превышало 4–5 г в сутки. Кроме того, важно обращать внимание на скрытую соль в некоторых продуктах питания вроде соленых орешков, консервированных супов и маринада.

2. Калий чрезвычайно важен для здорового давления. В случае наличия гипертонии очень важно употреблять продукты питания, богатые калием. Это связано с тем, что калий помогает ослаблять стенки артерий и удерживать показатели давления в норме. Среди подобных продуктов питания можно отметить бананы, кокосовую воду, баклажаны и печеную картошку.

3. Многим врачам не удается правильно снимать артериальное давление. Некоторые медики вполне могут попытаться снять артериальное давление в тот момент, когда их пациент сидит на кончике кушетки со свисающими вниз ногами и держит руку на весу. В таком положении тела показатели артериального давления, отражающиеся на тонометре, будут недостоверными. Крайне важно соблюдать правильное положение тела для аккуратного получения информации о давлении.

4. Артериальное давление в разных руках может различаться. У некоторых людей артериальное давление в левой руке всегда выше, чем в правой. Именно поэтому многие медики используют тонометр для считывания информации о давлении с обеих рук.

5. Низкое артериальное давление не является проблемой до тех пор, пока у вас не проявляются его симптомы. У многих людей давление оказывается низким — вплоть до 90/60. Однако это представляет опасность для здоровья только в том случае, если вы сталкиваетесь с такими симптомами, как головокружение и усталость. Иногда подобного рода давление отмечается даже у жертв гипертонии, которые просто переборщили с приемом лекарств.

6. Подъем тяжестей может вызвать рост давления. Физические упражнения имеют большое значение в плане снижения артериального давления, но их разновидность тоже важна. Так, подъем тяжелых весов вызывает увеличение артериального давления. Если это становится проблемой для вашего здоровья, то интенсивность нагрузок необходимо уменьшить. Кроме этого, не забывайте о правильном дыхании.

Мальчик и девочка (fb2)

Вера Федоровна Панова Мальчик и девочка

Кинорассказ

Огромное море заполняет полмира, огромное вечное море. Белые гребни идут, завиваясь, на землю и с грохотом разбиваются о берег.

Глядя на это море, можно сказать: мы в Крыму. И это будет правильно.

Но нельзя не подумать: мы на земном шаре…

— Уезжаю в Крым, — сказал мальчик товарищу. — Отец достал путевку.

Они стояли у открытого окна, а в скромно обставленной комнате танцевали нарядные мальчики и девочки — их сверстники, все они окончили школу только что, на днях.

— Тебя посылают в Крым? — переспросила девочка, танцевавшая с подругой. — Счастливый!

Под окном прошел взвод молодых солдат, военных курсантов, — в этот час у них была вечерняя прогулка, и они шли с песней, печатая шаг.

Мальчики из окна посмотрели на проходящих солдат, и кое-кто из идущих в рядах взглянул в открытое окно, откуда неслась легкая музыка и где мелькали белые девичьи платья, прически, руки… Взглянул и отвернулся, увлеченный песней и строем.

Удалился грохот военной песни и четкого шага.

— В санаторий, — сказал мальчик. — Я просил туристскую путевку, но мама настояла на санатории. Чтобы я отдохнул перед мужской жизнью, как они выражаются.

И докурив, они с товарищем пошли танцевать, разбив девичью пару, и та девочка повторила мальчику:

— Счастливый. В Крыму так красиво. Отдохнешь как следует…

— А я и не устал! — сказал мальчик, как ему и полагалось сказать.

В соседней комнате стояли мать и отец.

Они были еще молодые и никак не могли поверить, что их сын уже вырос, и вот окончил школу, и стоит у окна, и курит, и танцует с девочкой — белым мотыльком.

— Подумай, — сказала мать, — это наш малыш окончил школу!

— Пусть путевка будет твой подарок, — сказал отец, — а я подарю ему электрическую бритву. Если дадут премию, — сказал он озабоченно.

— Что-то с ним будет, — сказала мать. — Школу кончил, а дальше.

— Успеем решить! — ответил отец. — Пока что пусть выспится да поджарится на солнце хорошенько…

Ехал мальчик в простом вагоне на боковой полке и то смотрел на спутников, то в окно. Спутники как спутники: молодая мамаша с ребеночком, старушка с узлами, флотские ребята из Севастополя и парень с гитарой, который пел всю дорогу песню про любовь.

Закричит ребеночек — мамаша берет его покормить, тогда нужно деликатно отвернуться и смотреть в окно.

Пробегают мимо заводские трубы, бескрайние поля, бессчетные тропки и дороги. От столба к столбу тянутся провода, они разлиновали и пейзажи и облака на небе. Кажется — вниз слетает вагон по проводам, потом взлетает вверх; появляется столб, пробегает за окном, и опять: вниз — вверх столб, вниз — вверх — столб. Как на волнах, летит, качаясь, вагон, везет мальчика к беспечной жизни сроком на двадцать четыре дня.

Поет про любовь парень с гитарой, бодро кричит ребеночек, стучат в домино флотские ребята.

А когда вечер, то над пейзажами за окном повисает молодой месяц, и тогда не видно полей и заводов, не видно бессчетных дорог, только темень внизу да месяц в небе, разлинованном светлыми нитями проводов.

Санаторий мальчику попался очень хороший. В большом парке у моря стоят белые дома в два этажа. Белой каменной балюстрадой парк отделен от пляжа.

По другую сторону парка — горы. Кончается парк — начинаются горы.

Между морем и горами стоит санаторий.

Мальчик приехал ночью; вышел из автобуса и пошел, куда ему сказали, озираясь на все это великолепие, залитое светом месяца. И начался его отдых.

Он просыпался в восемь, когда уже высоко стояло солнце и море пылало слепящим серебряным огнем. Он натягивал брюки, брал мохнатое полотенце, перепрыгивал через балюстраду и бежал к морю.

Утренний пляж почти пуст. Купаются вдалеке мальчишки, худые и загорелые, пускают блинчики по сверкающей поверхности моря.

Он бросался в море, нырял и плавал, наслаждаясь. Заплывал далеко, так что берег был еле виден. Зато хорошо становился виден корабль. С корабля купались моряки — дружно, по команде бросались в воду.

Под ним в темном море плыли облака. Если смотреть на них, то кажется, будто не плывешь, а летишь над облаками в небе.

Нанырявшись и наплававшись, мальчик ложился загорать, смотрел в высокое, божественно бескрайнее небо. И в небе, как и в море, плыли облака, и простор-простор был над мальчиком, и он переворачивался со спины на живот, взмахивая руками, как птица крыльями.

Тем временем пляж густо заполнялся людьми.

Великое множество отдыхающих собиралось к морю, покрывало песок, не оставляя ни одного свободного местечка, и пенило воду у берега.

Приходила женщина средних лет в кимоно из китайского шелка с узорами. К ней подсаживались знакомые, расстилали простыню и играли в карты.

Располагались неподалеку от мальчика муж и жена с тремя детьми и с корзиной провизии, из которой семья почти непрерывно ела.

На пляже становилось тесно, и мальчик, последний раз окунувшись, в отличном настроении, прищелкивая пальцами от удовольствия, шел завтракать.

Вежливо поздоровавшись, садился за стол.

— Хорошая вода сегодня, верно? — говорил кто-нибудь за столом, и мальчик отвечал с готовностью:

Две тонкие руки ставили перед ним завтрак. Мальчик съедал все до крошки — у него был отличный аппетит.

После завтрака он отправлялся с компанией в горы, где за каждым поворотом открывался новый великолепный вид.

— Какая красота! — ахали женщины.

— Ну правда же, красота? — приставали они к мальчику.

— Здорово! — соглашался он.

И помогал им вскарабкиваться по крутым тропам.

Их вожак, санаторный затейник, показывал на горный ручей и говорил:

— Прошу обратить внимание, это знаменитый водопад, им еще Антон Павлович Чехов любовался, прошу обратить внимание.

И мальчик вместе со всеми обращал внимание, и нисколько ему не мешало, что все время перед ним маячили силуэты других отдыхающих.

И вместе со всеми он фотографировался на фоне гор, лесов и знаменитого водопада, а также рядом со скульптурами, поставленными для оживления местности: белым оленем и пионером-горнистом.

Опять они ехали на экскурсию. Ехали в автобусе. Мальчик сидел на заднем сиденье, и рядом с ним та женщина, что ходила на пляж в китайском халате.

Ее укачало, и голова ее беспомощно болталась у мальчика на плече.

— Надо, товарищи, прибегнуть к хоровому пению, — сказал затейник. Прошу, товарищи.

И он запел. Экскурсанты подхватили кто как умел. Но и хор не помог женщине, которую укачало.

— Ну хорошо, товарищи, — сказал затейник, прерывая пение. — Выйдем на воздух, сфотографируемся, а то отдыхающей плохо.

И все вышли фотографироваться.

Потом мальчик шел со всеми и слушал, как неутомимый затейник говорил:

— Прошу обратить внимание. Царская тропа. Протяженность четыре километра семьсот пятьдесят метров. Любимое место Антона Павловича Чехова. Прошу обратить внимание, товарищи.

После экскурсии мальчик играл в теннис с пожилыми отдыхающими и все время бегал для них за мячами, потому что пожилые люди не могли и не хотели бегать сами.

И опять была кормежка. За столом сосед мальчика стал требовать:

— Я же просил жаркое без лука, мне нельзя лук, уберите лук!

И ему поставили жаркое без лука, а мальчику было немного неловко, что взрослый человек так шумит из-за лука, но другой сосед сказал:

— В нашем положении диета — вещь серьезная. Съешь чего-нибудь не того — и будь здоров…

А вечером было кино на открытом воздухе, с поцелуями героев и громкими — на всю окрестность — голосами, от которых дрожала листва акаций в парке.

Перед сном, в симпатичном обществе взрослых людей, на террасе мальчик участвовал в разговоре. Один отдыхающий говорил:

— В наши дни люди живут долго, поэтому все у них дольше теперь: и детство дольше, и молодость, и зрелость. Прежде в двадцать лет человек считался зрелым…

— Средняя продолжительность жизни была в два раза меньше, — сказал другой отдыхающий.

— Вот именно, — сказал первый. — В двадцать лет считался зрелым, а теперь человеку под сорок, а он все для окружающих Костя или Шурик.

— Лермонтову было двадцать семь, когда он погиб, — сказала почтенная дама, — а он уже был великий поэт.

— Да, — сказал второй отдыхающий. — А теперь поэту под сорок, а он все еще начинающий.

Мальчик сидел на перилах террасы и смотрел на луну. Она очень подросла с тех пор, как он ее видел из вагонного окна.

И опять день, опять море, опять купанье.

Пожилые мужчины лежали на пляже рядом с мальчиком, и один сказал:

— Первые дни было двести двадцать на сто тридцать.

— Кошмар! — сказал другой.

— А сейчас немного снизилось — нижнее сто десять, а верхнее двести.

— Все равно кошмар, — сказал другой. — Вам нельзя было ехать на юг.

Пришла на пляж незнакомка в большой войлочной шляпе.

Мальчик осторожно заглянул под шляпу: незнакомка, стройная и легкая, годилась ему в матери.

— Молодой человек, — окликнула его женщина в китайском халате, будьте добры, принесите мне зонтик — шестнадцатая комната…

Он побежал, нашел зонтик в шестнадцатой комнате, принес женщине и очень вежливо отдал, а она взяла, едва взглянув на мальчика, потому что, как всегда, играла в карты. Ей тоже, наверно, было за тридцать, она напоминала ему мать, и он был с ней вежлив, как с учительницей, — он был воспитанный мальчик.

Около играющих стоял затейник и смотрел, как играет женщина. Он сказал:

— Приятный молодой человек.

— Да, — сказала женщина.

— Только все время один да один.

— Образуется, — сказала женщина и посмотрела на затейника. И они улыбнулись.

Мальчик не слышал их разговора.

Мимо прошел толстяк с градусником и стал измерять температуру воды в море, не доверяя сведениям, обозначенным на доске у входа на пляж, а жена ему кричала из гущи отдыхающих:

— Костя, тебе нельзя купаться, если меньше двадцати четырех, Костя, ты помнишь, что доктор сказал?

Толстяк наклонился над водой, и жена подошла к нему, чтобы посмотреть на градусник, и они стояли у берега по щиколотку в воде, а мальчик сердито смотрел на них. Потом он отвернулся и лег на спину, — в небе высоко-высоко шли самолеты, оставляя белые полосы. Мальчик следил за ними, потом перевернулся на живот, взмахнув руками, как птица крыльями.

Чего-то ему не хватало. Ему не хватало чего-то для полноты счастья.

Жизнь подсказала ему и показала, чего не хватает.

На пляж пришла и расположилась рядом с мальчиком пара новеньких: громадный мужчина атлетического телосложения, коротко стриженный, уверенный, неторопливый, и его спутница, нежная и молодая.

Они пришли на пляж, держась за руки; потом побежали к морю, держась за руки; а потом мужчина вынес женщину из воды на руках, а она смеялась и неожиданно быстро поцеловала его.

Весь пляж смотрел на эту пару, и мальчик тоже смотрел.

Две женщины за спиной у мальчика сказали:

— Все-таки это безнравственно — целоваться при посторонних.

Но смотреть было совсем не противно, женщины покривили душой.

— Молодость — это половина счастья, а любовь — это его вторая половина, причем лучшая.

Женщина в китайском халате оторвалась от карт и сказала с улыбкой:

— Это еще вопрос, какая половина лучше.

Эти разговоры мальчик услышал.

Нестерпимо скучно вдруг стало ему.

Нестерпимо тесно вдруг показалось на пляже.

Рядом с ним, закрывая от него даль, возвышалась фигура мужчины-гиганта. У ног мужчины на песке сидела женщина. Она сидела, обняв свои колени, нежная и влюбленная.

Мальчик встал и пошел меж человеческих рук, ног, голов, туловищ, набросанных на песке.

Пошел в парк. Женщины попадались ему навстречу Одна прошла, другая, третья, четвертая…

Он всматривался в них вопросительно. Не то чтобы сравнивал и выбирал, нет, все было бессознательно — и поиски, и тревога, что толкала на поиски. Ни одно лицо его не привлекало, к тому же все женщины были старше его, годились ему если не в матери, то в старшие сестры.

Он сел на скамейку. Две тонкие ветки орешины покачивались над его головой, густая сеть теней лежала на дорожке. Между деревьями, в глубине парка, стояла белая скульптура — лыжник, прыгающий с трамплина.

В конце аллеи показалась тоненькая девушка в светлом платьице. Мальчик насторожился. Она подходила все ближе, улыбаясь, и он уж подумал, что эта улыбка адресована ему, и оживился… Но оказалось, что не ему улыбается девушка, а своему молодому человеку, который шел ей навстречу и которого мальчик заметил только тогда, когда тот прошел мимо. Молодой человек взял девушку под руку, и они ушли своей дорогой. Оживление мальчика прошло, он разочарованно откинулся на скамейке.

А потом он сидел на перилах террасы и слушал взрослые разговоры.

— Первый раз я влюбился, когда мне было девять лет, — сказал затейник. — Ей было столько же, и, на мое счастье, она не ответила мне взаимностью — я бы не знал, что мне с этой взаимностью делать.

— В девять лет — это редкость, — сказал другой. — Хотя, как говорится, любви все возрасты покорны.

— А вы, молодой человек, уже бывали влюблены? — спросил кто-то у мальчика.

Но за него ответил затейник:

— Молодому человеку о любви разговаривать не полагается, ему полагается стесняться. Конечно, бывал, о чем тут спрашивать.

Мальчик был рад, что не надо отвечать. Он спрыгнул с перил и ушел на свою скамейку в парк, чтобы посидеть в одиночестве. Две тонкие ветки покачивались над его головой, светясь в лунных лучах…

…Две ветки — и две молодые руки, тонкие и точеные.

Не раз они протягивались перед мальчиком, подавая ему еду; но до сих пор он как-то не поинтересовался взглянуть на ту, которой они принадлежали.

— Спасибо, красавица, — сказал кто-то за их столом.

Он поднял глаза и увидел милый профиль, уголок свежего рта и пушистую прядку из-под косынки.

И обрадовался — это было то, чего ему не хватало, то, что он искал.

Почему он не замечал эту девочку, эту подавальщицу? Может быть, потому, что она была одета как все подавальщицы: в серенькое платье, передник и косынку, — неотличимо.

— Здравствуйте! — сказал мальчик. — Это вы!

Она взглянула на него смущенно-вопросительно, но вслух не спросила что это значит.

Наступило время обеда.

Все уже поели и ушли, когда пришел мальчик.

Он сел за пустой столик.

Подошла девочка, принесла первое. Он сказал:

— Мы уже здоровались, — сказала девочка. — Утром.

— Ну, утро — это было давно! — сказал мальчик.

«Это ты просто так, — спросила она беглым взглядом, — или есть в твоих словах значение. »

И отошла к соседнему столику, чтобы подать суп другому опоздавшему, а мальчик посматривал на нее, рассеянно мешая ложкой в тарелке. Девочка прилагала все усилия, чтобы не смотреть на него, — лицо ее стало напряженным от этих усилий, но, проходя обратно с пустым подносом, не выдержала — посмотрела. И обрадовалась: смотрит. И мальчик обрадовался: посмотрела.

— Вы заняты с утра до вечера, с утра до вечера, — сказал он, когда она принесла второе. — А погулять когда же?

— Мы работаем посменно, — сказала девочка. — День я, день Таня.

— Теперь я узнал, как вас зовут! — сказал мальчик.

«Как это. » — спросила она глазами.

— Вас зовут не Таня! — объявил он, и они улыбнулись друг другу.

Раньше он ничего не замечал, кроме платьица — такого же, как у всех остальных подавальщиц, кроме передника, и воротничка, и косынки — таких же, как у всех остальных подавальщиц; одинаковые, они сновали по столовой взад и вперед.

Теперь он видел ужасно много, и все больше и больше, открытие за открытием приходило к нему.

Видел ее глаза и ресницы.

И улыбающийся нежный рот, и белые зубы.

И легкую ее походку, и легкие стройные ноги.

Он садился так, чтобы ее рука коснулась его, когда она ставила ему тарелку на стол. Рука касалась, девочка отдергивала руку, обожженная. Он смотрел ей в глаза — душа его уходила в пятки, но он смотрел.

Еще в дверях столовой она опускала глаза, старалась не смотреть на него — знала уже, что он глядит на нее неотступно. Но не удерживалась и украдкой поднимала взгляд — так и есть, глядит, глядит…

Он теперь приходил завтракать, обедать и ужинать позже всех, чтобы одному быть за столиком.

И они разговаривали — мельком и тихо, как заговорщики.

— Сегодня вы работаете — значит, завтра вы свободны? — спрашивал мальчик.

— Свободна, — отвечала девочка.

Ее голос был как тихая музыка.

— Свободны? — переспрашивал он, чтобы еще раз услышать музыку.

— Свободна, — откликалась та же музыка…

— Может, сходим погуляем? — спросил он, как в воду бросился.

Она отошла, ничего не ответив.

— Может быть, сходим погуляем? — уже настойчивее спрашивал мальчик, когда она появлялась снова.

— Не принято с отдыхающими, — отвечала она, уходя.

Он огорчался, а когда она возвращалась, спрашивал:

— С отдыхающими тоже не принято, — отвечала она и торопилась убрать посуду.

— Но я же не виноват, что я отдыхающий! — говорил он ей вслед, и она смеялась и чуть-чуть поворачивала голову. Какой поворот!

На пляже, среди взрослых, мальчик скучал — здесь не было таких глаз, как у девочки, таких рук; здесь люди ходили неуклюже, ноги разъезжались в песке; красивая пара перебралась на другое место, их было плохо видно, да мальчик и не смотрел. С пляжа он бежал в столовую бегом, радуясь этой захватывающей игре. Он был весело взвинчен, прищелкивал пальцами и насвистывал песню, которую играл в вагоне тот парень с гитарой.

— Извините, пожалуйста, — говорил он толстяку Косте, нечаянно толкнув его. — Я очень спешу.

— Надо отдыхать, а не спешить, — сердито говорил толстяк.

— После ужина я вас жду! — заявлял мальчик девочке, стараясь говорить как можно решительнее.

А она делала вид, что не слышит.

— Ну, пойдемте, пройдемтесь, никто и не увидит, — уговаривал он, и голос его вдруг менялся — из решительного становился просительным, совсем как у маленького.

— После ужина я еще целый час буду занята, — говорила она. — Даже час с половиной.

…Тот же это ужин или другой? Сколько времени прошло.

— Я буду ждать хоть два с половиной! — говорил он весело. — Хоть три с половиной! Сколько хотите — и с половиной!

Вот видишь, говорил он ей всем своим видом, какой я веселый, бодрый, как легко тебе будет со мной — одно удовольствие.

Он все больше нравился девочке, она изнемогала — до того нравился, но отвечала:

— Нельзя, у нас это не одобряют.

…Сколько времени прошло.

— Кто не одобряет? — спрашивал он капризно.

— И начальство, и девочки, — отвечала она.

— Зверское у вас начальство, — говорил мальчик. — И зверские девочки.

Она смотрела на него затуманенным взглядом, но повторяла:

Вечерами на террасе отдыхающие вели свои степенные беседы уже без мальчика — он бродил вдоль моря, пускал блинчики и говорил:

— Зверское начальство! Зверские девочки!

А она сидела у себя в общежитии на кровати и примеряла клипсы.

— Таня, а Таня, — говорила она подруге, — не знаешь, какие клипсы сейчас в моде? Перламутровые в моде?

— На московской балерине я видела клипсы, — говорила Таня. Представляешь, две живые ромашки!

— Ну, ромашки — это слишком просто, — сказала девочка.

На другой день в столовой он заметил ее новые клипсы и радовался и был горд — она хотела ему нравиться!

— И ничего не зверское, — сказала она, улыбаясь, видя, что он заметил клипсы.

— Ну что плохого — посидим часок у моря? — спрашивал он. — Или в парке. Чего они, собственно, не одобряют, странные люди?

— Просто у нас не принято, — объяснила она. — Отдыхающие должны отдыхать.

— Ну, от чего мне отдыхать? — говорил он. — В такие ночи грех заваливаться спать! Честное слово, грех!

— Нет, нельзя! — говорила она.

Когда она была выходная, подавала за столом ее сменщица Таня, толстуха с короткими руками, и мальчик скучал, плохо ел, не находил себе места ни у моря, ни на теннисной площадке, где отдыхающие играли под наблюдением врача.

— Ну, в чем дело, молодой человек? — спросил его затейник. — Поехали на экскурсию! К Бахчисарайскому фонтану, а?

— Спасибо, — сказал мальчик. — Не хочется.

— Вы что, заболели? — спросил затейник.

— Нет, почему, я здоров, — сказал мальчик.

— Это у нас скучновато? — спросил затейник. — Ну что вы! Сплошное веселье. Дым коромыслом. Поехали, а? С ночевкой. Дружным коллективом. Переночуем на турбазе, завтра вернемся.

— Завтра? — переспросил мальчик. — Нет, спасибо, я не поеду!

— По-моему, все образовалось, — тихо сказала женщина в китайском халате, но затейник не расслышал ее слов и сказал:

— Одиночество вредно для здоровья, как установила медицина. Кто сказал, товарищи, «единица ноль, единица вздор»?

— Маяковский! — сказали отдыхающие.

— Правильно! — сказал затейник. — Маяковский и никто другой.

И шумной толпой отдыхающие пошли к автобусу, а впереди шел затейник.

И наконец она сказала:

Только что он очень пылко говорил, очень убедительно и вдруг осекся, потому что она сказала, прервав его:

Это было утром, и весь день он неистово играл в теннис, и неистово купался, и неистово извинялся направо и налево, потому что никого не замечал на пляже и на всех натыкался: и на игроков в карты, и на толстяка с градусником, и на чету с корзиной провизии, из которой кто-нибудь все время доставал продовольствие и жевал, — чуть не опрокинул он эту корзину, будь она проклята!

За обедом она повторила, не улыбнувшись, очень серьезно:

— После ужина? — спросил мальчик и перевел дух — словно бежал за кем-то и вот догнал, держит за рукав, и больше он не побежит.

— Я вас буду ждать в той аллее, где скульптура лыжника, — сказал мальчик, и сказал тоже очень серьезно и внятно.

Он сел на скамейку, над которой протянулись две тонкие ветки, и ждал.

Но тут в аллею набежало множество отдыхающих во главе с затейником. Они начали играть в какую-то игру, гоняясь друг за другом и хохоча. Время от времени кто-нибудь кричал мальчику:

— Идите к нам! Чего вы там скучаете в одиночестве!

Ему пришлось встать и уйти с этого места, и он очень беспокоился, что пропустит девочку, — было довольно темно. Но она показалась вдали, и он быстро пошел ей навстречу.

Они шли по ночному парку, густому, как лес. Издали доносились голоса играющих, хохот и хлопанье в ладоши.

Они шли медленно и молча. Он не знал, что сказать.

— Как тихо, — сказал он.

— Да, — сказала она.

— Теплый какой вечер, правда? — спросил он.

— Да… — отозвалась она.

Решился, взял ее за руку.

Покрепче сжал ее руку, она ответила пожатием…

Повернулся к ней, посмотрел — она подняла глаза навстречу.

И когда он обнял ее за плечи, она прижалась к нему.

Обнявшись, скрылись они в глубине парка.

…Сколько времени прошло.

Вот они на берегу моря, залитого лунным светом.

Стеной вздымается море, спокойное, чуть дышащее.

— Какая ты красивая! — говорит мальчик.

Даже когда он любовался ею, он не думал, что она такая красивая.

— Ничего не красивая, самая обыкновенная, — тихо говорит она.

— Нет, — говорит он и берет ее за руку.

— Да, — говорит она, но думают они уже о другом, только повторяют машинально несколько раз:

На ней простенькое платье, босоножки, перламутровые клипсы в ушах, волосы подвязаны ленточкой. Или это лунный свет сделал ее такой красивой?

— Золушка, — говорит он медленно.

— Что? — спрашивает она.

— Нет, так, — говорит он.

— Ты такой особенный, — говорит она. — Ты, наверно, знаешь много такого, что я не знаю. Как я тебе понравилась, не пойму.

…Сколько прошло времени.

Они сидели на камне у берега ночного моря, и волны докатывались почти до самых их ног.

— Ты мне сразу понравился, как только приехал, — сказала девочка.

— Да? — удивился он.

— Сразу, — повторила она, прижимаясь к нему.

И луна светила на них — почти полная, ослепительная, вырисовывающая черные тени на белом песке.

Комната мальчика. Кроме него здесь живут еще трое. Сейчас они крепко спят.

Мальчик тихо входит, он не крадется, он просто идет тихо, чтобы никого не разбудить.

…Девочка уже разделась. Усталая, бросилась она на постель у себя в общежитии.

Рядом спит ее сменщица, толстуха Таня, — комнатка у них на двоих. Таня спит крепко, ее не будит радио, которое у них никогда не выключается.

— Радиопередачи окончены, — говорит радио мощным голосом. — Спокойной ночи, товарищи.

— Спокойной ночи, — говорит девочка, закрывая глаза.

Они шли обнявшись по темной тропинке, по которой прежде мальчик гулял с другими отдыхающими.

Тогда в горах было людно и шумно. Сейчас пусто и тихо.

Луна зашла за облако, потемнели очертания гор.

Вдруг раздался лай. Девочка вскрикнула и крепче прижалась к мальчику. Подбежали собаки, обступили их.

— Не бойся, — сказал мальчик, но ему было не по себе.

— Надо стоять спокойно, — сказала девочка, — тогда они не тронут, я знаю.

Казалось, сейчас собаки бросятся, но они только лаяли бешено. Прижавшись друг к другу, мальчик и девочка ждали, чем это кончится.

Из темноты вышел человек и позвал собак.

— Ходят тут, — сказал человек недовольно, — дня им мало, бездельникам…

И мальчик и девочка прошли дальше мимо пасшихся коней, которые вздыхали и фыркали.

— До чего страшные, — сказала девочка. — Злющие.

— Ты знаешь, я тоже испугался, — признался мальчик.

— Ну конечно, — сказала девочка. — Ты же городской.

— У меня была собака, — сказал мальчик, — но она была такая смирная, маленькая. Китайская порода, видела таких?

— Китайская? — сказала девочка. — Даже не слышала.

— Они похожи на кошку. Мне ее подарили, когда я в школу пошел.

— Сколько ты всего видел! — вздохнула девочка.

Он стал ласкать ее, чтобы отвлечь от пережитого страха и отвлечься самому. Страх сблизил их, она отвечала на его ласки…

Ей не спалось, она сбросила простыню и села на постели.

И мальчик встал у себя в комнате, ему тоже не спится.

Стараясь не шуметь, налил в стакан воды из графина, пьет…

«Ты спишь?» — услышал он голос девочки.

«Ты думаешь обо мне?» — услышала она его голос.

«Ты мне сразу понравился, как только приехал», — сказал ее голос.

«Я дружил, конечно, с девочками, но такого у меня еще никогда не было», — сказал его голос.

Он стоял у окна и смотрел в черную ночь. Светлый огонек плыл мимо не то самолет в небе, не то пароход в море…

«Ты видишь?» — спросил он.

«Я думаю о тебе», — услышал он ее голос.

Все становилось необычным кругом во время их встреч.

Ручеек, который будто бы любил Антон Павлович Чехов, казался в самом деле водопадом, громадным и светящимся, низвергавшимся по скалам.

Белые руки их лежали в траве — мужская сверху, женская снизу.

Нет, не в траве — в тропическом лесу, среди громадных растений лежали руки гигантов — мужская сверху, женская снизу…

Небольшой камень был как утес фантастической формы.

Тот незаметный мир, что днем окружал их своими пустяками, по которому они ходили в повседневной своей жизни, принял их сейчас и приютил и, приняв, избавился от своей незаметности, дивно вырос — и вместе с ним выросли они.

— Посмотри, — шептала девочка.

И они смотрели, как рядом с ними ползет по земле жук — то ползло по земному шару небывалое чудище, ощупывая все на пути своими чудовищными усами. Проползло чудище мимо горы — плеча человеческого, — скрылось в чаще…

То ли ночь так действовала, то ли еще что — мир вокруг мальчика и девочки был сказочный и небывалый.

— Что это? — спросил мальчик.

Только что было темно — луна зашла за облако, и вдруг феерическим ярким светом до самого горизонта залилось море, и всплески волн стали как всплески ослепительного сияния.

Свет взлетел в небо и вольно носился там, и снова пал на море, и воспламенил его, и вдруг исчез, и вспыхнул опять, еще ослепительней.

— Что это? — повторил мальчик.

— Прожектора, — сказала девочка. — Пограничники.

Казалось, это их ищет свет.

— А до нас сюда они не достанут, — сказал мальчик.

Свет погас, и снова в темноте смутно вскипали и пропадали беловатые гребни волн.

— Искупаемся? — предложил мальчик.

Предложил будто небрежно. Но голос его дрогнул.

— Хорошо, — ответила она так же серьезно, как когда-то в столовой…

И он вынес ее из моря на руках — ему очень хотелось это сделать. И она быстро поцеловала его.

Неожиданно им становилось весело, необыкновенно весело: пошепчутся, пошепчутся — и рассмеются.

Скрыла их ночь, не видно их, только слышится их смех.

Рассмеются и испугаются своего смеха.

— Тише, с ума ты сошел, — шепчет девочка.

Велик морской берег, еще больше море, а еще больше небо. Где они шепчутся?

Где они шепчутся?

Может быть, за этими скалами, что похожи на обнявшихся людей?

Может быть, за этими деревьями?

Или здесь, в бухте, где поплескивает вода с каждым движением моря?

Или среди волн морских?

Или, может быть, в небе, где облака как горы, и идет у этих гор своя игра, непонятная здесь, внизу?

Велик мир, и повсюду слышится их шепот:

И смех, неудержимый смех, словно сказали они что-то необыкновенно смешное.

А луна теперь шла на ущерб, становилась все меньше, меньше…

За столом знакомые тонкие руки поставили перед ним тарелку.

Он не удержался, дотронулся до этой точеной, стройной руки. Девочка испуганно огляделась — не видел ли кто. Но все были заняты едой, и никто ничего не заметил.

— Не надо, — шепнула она.

А он улыбнулся счастливо и торжествующе, он чувствовал себя заговорщиком против всех этих стариков и старух, удачливым заговорщиком, а она была его сообщница в этом заговоре. Ему хотелось шалить, он вторично погладил ее руку, на этот раз решительнее. И так везло ему — опять никто ничего не заметил.

Тут раздался крик:

— Товарищи, кто еще не записался на билеты, прошу записываться!

Мальчик и девочка не обратили на этот крик внимания, занятые своим. Но крик повторился ближе:

— Товарищи, кто еще не позаботился об обратном пути, записывайтесь на билеты!

И тут они поняли, и лица у них стали несчастные и растерянные.

За стеклянной дверью столовой, в вестибюле, выстроилась очередь.

Стал в очередь и мальчик. С грустными глазами он стоял между своими знакомыми по пляжу — женщиной, носившей китайский халат, и толстяком, которого жена называла Костей.

— Все мгновенно в этом мире! — бодро сказал толстяк. — Так и жизнь пройдет, как прошли Азорские острова.

— Да, извольте спешить, если не хотите прозевать свое, — сказала женщина.

— Два в Москву, пожалуйста, — сказал гигант атлетического телосложения, доставая бумажник.

— А автобус будет? — спросил один из отдыхающих.

— Будет, будет, — сказал затейник, который работал в санатории еще и эвакуатором. — Следующий, товарищи, следующий!

— Я попрошу у вас обязательно нижнюю полочку, — сказал отдыхающий.

А сквозь стеклянную дверь, разнося котлеты и каши, на мальчика, стоящего в очереди, смотрела девочка, и дрожали ее руки, и путала она кому кашу, кому котлеты, и потихоньку смахивала слезинки.

Ночью у моря он спал, а она смотрела на волны и мечтала.

— Я тебя люблю на всю жизнь, — шептала она.

«На всю жизнь», — как эхо откликался его голос грохотом волн.

— Всегда будем вместе, — шептала она. И его голос повторял послушно:

Волна притронулась к его ногам, он проснулся, встал, потянулся с силой. Она посмотрела на него, хотела что-то сказать… но не решилась, не сказала.

— Пошли? — сказал он сонным голосом и привычно обнял ее за плечи.

Они пошли прочь от разгулявшегося моря, и волны смыли с песка следы их тел и следы их ног.

Зажав в ладонях фотографическую карточку, завернутую в бумагу, она сказала:

— Я хочу тебе что-то подарить. На память. Только сначала дай обещание. Даешь обещание?

— Какое обещание? — спросил он.

— Что ты на это посмотришь, только когда приедешь домой.

— Почему? — спросил он.

— Ну, какой. Обещай.

— Ну ладно, обещаю, — сказал он снисходительно.

В конце концов ему не так уж было важно, что там в бумажке. Он притянул девочку к себе и поцеловал.

В вечер разлуки она была заплаканная, с распухшими веками.

В тот вечер она спросила, не удержалась:

Он ответил пылко:

— А как ты думаешь?

Но тут же присмирел и задумался.

Она поняла его задумчивость и отвернулась, сдерживая слезы. Он нежно приласкал ее и сказал:

— При первой возможности приеду. Ты ведь знаешь, что мне хочется приехать. Но не все же по курортам кататься, верно? Надо что-то думать… куда-то устраиваться. Может, и в армию призовут, вполне может быть.

Погодя, она спросила:

— Глупышка, — сказал он. — Конечно, люблю, ты не видишь, что ли?

Они до рассвета сидели на укромной скамье, над которой протянулись две тонкие ветви орешины.

— Письма будешь писать? — спросила девочка.

— Ну конечно, буду, — ответил мальчик.

— До востребования пиши. Почта, до востребования.

Утром к конторе санатория был подан автобус.

Посадкой руководил затейник, человек опытный и привычный. Он помогал отъезжающим взбираться на высокую подножку и, прощаясь, говорил:

— Передавайте привет Донбассу, счастливого вам пути, успешной работы.

— Спасибо, — отвечал отъезжающий, взбираясь на подножку. — Счастливо оставаться.

— Счастливого пути, передавайте привет Ленинграду, — говорил затейник следующему. И следующий отвечал:

— Спасибо, передам обязательно.

И мальчик помогал старикам и женщинам и подавал им их чемоданы и сумки с персиками. Как самый молодой, он вошел после всех. Ему не хватило места, он осмотрелся и скромно уселся на своем чемодане.

Над его головой переговаривались отъезжающие.

— Груши вы напрасно здесь покупали, — сказала одна. — Груши дешевле после Запорожья.

— Понимаете, я здесь в первый раз, — оправдывалась другая. — Так, впопыхах накупила.

— Да, в таких вещах нужен опыт, — сказала женщина, ходившая в китайском халате. — Впопыхах такие вещи нельзя.

Шофер, дожевывая свой завтрак, полез в кабину автобуса. Затейник поднял руку и затянул песню. Отъезжающие нестройно подхватили. Дверца захлопнулась…

А девочка, разносившая в столовой котлеты и каши, сказала своей начальнице:

— Ой, мне в контору нужно сбегать, велели зайти!

— Вечно вам в рабочее время куда-то нужно, — заворчала диетсестра, но тут же разрешила: — Ну ладно уж, сбегай, если нужно, только быстренько.

Девочка побежала к конторе со всех ног.

Но автобус уже тронулся — издали она увидела, как открылись перед ним ворота парка и он покатил, выбросив сизое облачко.

И, не добежав, остановилась девочка, глядя автобусу вслед.

И медленно, медленно закрылись высокие решетчатые ворота.

Вагон был купированный.

Едва мальчик бросил чемодан на свою полку, к нему обратился мужчина:

— Молодой человек, вы со мной не поменяетесь, мы с женой оказались в разных купе.

И перешел в соседнее купе, но и там, едва он устроился, другой мужчина, тот гигант, что приходил на пляж с молодой красивой женщиной, сказал ему:

— Молодой человек, вы не перейдете, тут рядом совершенно такое же место, мы, понимаете, вдвоем, так хотелось бы вместе…

— Пожалуйста, — сказал мальчик и перешел, а его место заняла та самая молодая женщина.

Потом он смотрел в окно, как пробегают мимо заводские трубы, как пробегают бескрайние поля, бессчетные тропки и дорожки. От столба к столбу тянутся провода, разлиновавшие и пейзажи, и небо в облаках: кажется, вниз слетает вагон по проводам, потом взлетает вверх — появляется столб, пробегает за окном. И опять: вниз — вверх — столб, вниз — вверх — столб. Как на волнах, летит, качаясь, вагон, везет мальчика навстречу его мужской жизни.

Слева и справа от мальчика у окон стояли пары, и слышалась мальчику любовная песня, которую двадцать пять дней назад пел парень с гитарой.

А когда наступил вечер, то месяц повис за окнами и не стало видно ни полей, ни дорог, а только темень внизу да лунный свет в небе, разлинованном светлыми нитями проводов.

И звучала, звучала в стуке колес любовная песня. Мальчик слушал ее, стоя с папиросой у окна.

Как вихрь, возник вдруг встречный поезд: грохоча, замелькали его вагоны, понеслись молниеносные отсветы его окон, все было заглушено этим вторжением летящего грохота и блеска… Встречный промчался, опять стал слышен мирный перестук колес, но уже не звучала в нем песня.

— Пора идти спать, — сказал мальчик, туша папиросу.

И запер за собой дверь в купе.

В общежитии служащих санатория сидела в своей комнатке девочка и писала письмо.

Она писала тщательно, задумываясь над каждой фразой.

Закончила, вздохнула и приписала: «Жду ответа, как соловей лета».

Мальчик приехал домой.

Мать разбирала его чемодан, а отец говорил:

— Не зря мы тебя посылали на юг, не зря! Смотри, как загорел, посвежел, возмужал! Ей-богу, возмужал немножко! Смотри, мать, еще пара-другая лет — и будет у нас с тобой помощник! Того гляди женится!

— Самое время, — шутила мать, — усы уже выросли.

— Что-то мне не хочется еще становиться дедушкой, — шутил отец.

Мать посмотрела на мальчика с восхищением.

— Он еще больше стал похож на меня, — сказала она.

— Не возражаю, — сказал отец, — если он будет такой же красавец, как ты.

— Ну, ну, не порть малыша, — сказала мать.

— Я пойду к ребятам, — сказал мальчик некоторое время спустя.

— Сходи, они тебя очень ждут, — сказала мать.

Отец отошел с мальчиком в сторонку и сказал:

— Тебе, наверно, понадобятся деньги. Возьми трешку, малыш.

— Спасибо, — сказал мальчик.

Со своими товарищами он шел по большому городу, они были веселы и оживленно разговаривали.

…Мальчик был со своими товарищами на стадионе. Советская команда играла с иностранной, игра была острая. Мальчик сидел наэлектризованный, поглощенный зрелищем.

После матча громадная толпа текла со стадиона. В толпе двигался и мальчик. Выражение его лица было счастливое, задорное, потому что выиграла наша команда.

Он пришел домой и на столике в передней увидел письмо. Схватил его, быстро прошел к себе, стал читать. «Жду ответа, как соловей лета», прочел он, ему стало неловко. Он вспомнил, достал фотографию, завернутую в бумагу, развернул. На фотографии были две девичьи головки, старательно причесанные, две пары глаз смотрели в одну точку. Оба лица были невыразительны, ненатуральны. Одно из них принадлежало его девочке, но это было не то лицо, которое ему так нравилось. На обороте было написано:

Мальчик задумчиво положил фотографию в ящик стола.

Девочка зашла на почту, где было полно отдыхающих, и, стесняясь, спросила в окошечко:

— Надя, посмотри, мне есть?

Надя была та самая подруга, с которой девочка вместе фотографировалась. В жизни лицо у нее было не деревянное, а живое и смышленое.

Она взяла пачку писем на букву «О», перебрала и сказала:

Мальчик действительно писал письмо.

Но что он мог написать?

«Из нашего класса двое поступают в институт», — написал он и представил себе свой класс, и зачеркнул написанное. Что ей до его класса?

«Кто сидит на моем месте за столом?» — написал он и представил себе этот стол, и место за столом, и на этом месте кого-то безликого, и протянутые перед ним стройные руки девочки — нахмурился и зачеркнул.

С пером в руке он сидел и думал мучительно — что написать.

И девочка писала.

«Напиши, — писала она, — понравилась тебе моя карточка или же нет».

Мальчик получил и это письмо, и снова он сидел и пытался ответить.

«Твоя карточка мне очень понравилась».

Но, написав это, положил перо и достал фотографию… Нет, не нравилась ему фотография, не видел он на ней той красавицы, что стояла на морском берегу, залитая светом луны.

И лица той красавицы он уже не мог вспомнить. Безликая стояла она перед ним, или же на месте настоящего ее лица виделось мальчику ненастоящее, напряженное — с фотографии.

И свет луны ему виделся не таким уж ярким, словно сквозь туман…

Он разорвал свое неоконченное письмо на мелкие кусочки и бросил в корзину.

— Я пройдусь, — сказал он матери и вышел из дому.

На улице он повстречал двух бывших своих одноклассниц.

— Как ты загорел! — сказала та, что когда-то говорила: «Тебя посылают в Крым, счастливый!»

— Поздравь, — сказала другая, — последний экзамен с плеч долой! Теперь уже скоро объявят, кто прошел по конкурсу, кто нет.

Два лица смотрели на мальчика — оживленные, сияющие.

— Поздравляю! — сказал мальчик.

И они ушли по улице, разговаривая о своих делах. Московская летняя улица — дома в лесах, зной, грохот, движение…

— А ребята что говорят? — спросил отец.

Они сидели за семейным ужином втроем, родители и их мальчик. Комната была чистая, с книжной полкой, с репродукцией Пикассо на стене.

— Одни завидуют, — ответил мальчик весело, — те, что хотели и не прошли. Другие рады, что их забраковали. А в общем-то все одобряют — что же тут возразишь, дело стоящее.

— Если б еще на прежних самолетах, — сказала мать, — а то десять тысяч метров и даже больше, представить себе только.

— Мама, десять тысяч метров — это пустяковая высота! — сказал мальчик.

— Ну да, пустяковая, много ты понимаешь, — сказала мать.

— Я вот о чем думаю, — сказал мальчик, — техника там все же трудная.

— Ничего, — сказал отец, — все в жизни трудно, справишься, малыш.

— Ну ясно справлюсь, — сказал мальчик, — только не сразу, конечно.

— Надя, посмотри, мне есть? — спросила девочка в окошечко.

На почте было пустовато, лето кончилось.

Надя терпеливо перебрала пачку писем на букву «О» и сказала:

— Все пишет, — вздохнув, сказала девочка. — Пишет, никак дописать не может.

— Все они такие, — сказала Надя.

— Напишу еще раз все-таки, — сказала девочка. — Последний.

— Попробуй, — сказала Надя. — Только не стоят они того, уверяю тебя, не стоят.

Мальчик зашел в магазин подарков.

Переливались, играли бусы всех сортов и размеров; маршировали флаконы с духами; перевязанные лентами, лежали аккуратные, как пакеты с младенцами, подарочные наборы; шли табуны слонов; лежали поделки из кости, малахита, янтаря.

— Скажите, пожалуйста, — спросил мальчик у пожилой продавщицы, — сколько стоят вот эти клипсы?

— Цена написана, посмотрите сами, — ответила продавщица.

Мальчик посмотрел сам, отошел…

Был осенний вечер. Фонари расплывались в тумане.

Мальчик стоял с приятелем.

— Зайдем, выпьем пива? — предложил приятель.

Мальчик достал из кармана горсть монет, посмотрел на них и сказал с горечью:

— Зайдем, на пиво хватит…

Девочка шла к Наде.

Стоял ноябрь. В парке на голых акациях связками висели большие черные стручки. Ветер перебирал их, они шуршали и позванивали высохшими семечками.

Длинные мутные волны, завиваясь и пенясь, заливали берег до самой балюстрады. Тучи сползали по горам лохмотьями черного дыма.

Надя жила в маленьком домике на горе.

Девочка сидела на Надиной кровати и беззвучно плакала, утирая слезы уголком головного платка.

— Что теперь делать? — шептала она.

— Раньше думать надо было, — сказала Надя угрюмо.

— Все узнают, — шептала девочка. — Все будут говорить…

— Вовремя надо было спохватиться, — сказала Надя. — Теперь хоть плачь, хоть криком кричи на весь свет — ничего не поможет.

Еще она сказала:

— Так уж он тебе понравился?

— Понравился, — всхлипнула девочка.

— И неужели ты ему не напишешь? — спросила Надя. — Как же так?!

Но тут девочка поднялась и стала такая гордая, горько-замкнутая.

— А что это поможет? — сказала она. — Только стыда больше. Когда он ни словечка даже не написал, исчез и все… Ладно, пусть так: он — сам, я — сама…

Длинные мутные волны заливали берег до самой балюстрады. Тучи ползли по горам лохмотьями черного дыма.

Мглистый, промозглый спускался вечер.

Ударил утренний мороз, и враз свалились с орешины ее красивые крупные листья, все до единого, легли кругом на землю и на ту скамью. И выступил, точно выбежал, гипсовый лыжник, прыгающий с трамплина.

Перед стеклянной дверью в пустую столовую диетсестра в белом халате стояла среди персонала и ответственным голосом спрашивала:

— А ты когда пойдешь в отпуск?

— Я пойду, пожалуй, в декабре, — ответила толстуха Таня, соседка девочки по общежитию.

— Можно в декабре, а можно и в январе, так что выбирай, — сказала диетсестра.

— В декабре мне лучше, — сказала Таня.

— А мне надо в апреле, — сказала девочка.

— В апреле нельзя, — сказала диетсестра. — Можно в декабре и можно в январе.

— Мне в апреле надо, — сказала девочка. — У меня в деревне тетя, она мне все равно что мать.

— Она ее воспитала, когда родители умерли, — сказала Таня.

— При чем тут тетя, — сказала диетсестра. — Объясните толком.

— Тетя строит дом, — сказала девочка. — И просит приехать вот именно в апреле. Помочь. Она письмо прислала. — И девочка показала письмо.

Диетсестра взяла письмо, персонал тоже стал читать, заглядывая через плечо.

«Приезжай, помоги, без тебя как без рук», — было написано в письме.

Девочка стояла такая смирненькая и смотрела пристально на читающих.

«Жду ответа, как соловей лета», — дочитала диетсестра и сказала с досадой:

— Вот непременно им надо тогда, когда нельзя! — Но тут же смягчилась: — Ну ладно уж, иди в апреле в виде исключения, раз она тебя воспитала.

И девочка вздохнула с облегчением и сказала:

— Обошлось, — сказала она Наде. — Разрешили отпуск в апреле.

— А дальше-то как? — спросила Надя.

— Писем больше не потребуется, — сказала девочка. — За это спасибо, а больше не потребуется. Время подойдет, просто уеду отсюда.

— Вот отчаянная стала, кто б мог подумать! — сказала Надя. — Какая была тихая и какая стала отчаянная.

— Ты мне свой паспорт дашь, как поеду, — сказала девочка.

— Только бы тут не узнали до апреля, — сказала Надя.

— Не узнают, — сказала девочка.

Она сидела в своем общежитии: двухэтажный опрятный дом на краю парка, дальше за ним хозяйственные постройки — кладовые, прачечная, гараж.

Жила она по-прежнему в комнате с Таней. У Тани над энергичным, подковкой, с опущенными углами ртом росли суровые темные усики. Росту маленького была, а плечи могучие. Глядела Таня хмуро, зря болтать не любила, в свободное время вышивала на пяльцах.

Вот и сейчас сидела она напротив девочки и вышивала, а девочка говорила ей:

— Будем жить в своем домике. И рядом лес. И речка. И море. Такое теплое, как тут. И все будет у нас как нельзя наилучшее.

— Пустяки говоришь, — отвечала Таня недовольным баском. — Где ты видела, чтоб и море, и лес, и речка, скажи, пожалуйста? Еще и домик! Домик-то откуда возьмешь?

— А мы тот дом, что тетя строит, обменяем на эти места. И заживем с моим мужем тут, — поддразнивала девочка.

— Откуда это у тебя уже и муж появился? — удивлялась Таня, а девочка говорила:

— Не может же такого быть, чтоб мужа не было. Будет и муж в свою очередь…

Зимой по вечерам девушки в общежитии собирались вместе и пели песни под Таниным руководством, хорошо пели, красиво.

У толстушки Тани лицо становилось вдохновенным, она поднимала глаза к потолку и пела, словно молилась:

Приходила к девушкам диетсестра в неизменном белом халате, говорила удовлетворенно:

— Вот какая у нас самодеятельность — на фестиваль послать не стыдно.

— А что, — говорила Таня, — вот если б у Кати пьяно получилось, какое требуется, то можно бы и на фестиваль.

И девочка пела с ними, но пела без удовольствия, и не интересно было ей, получится или не получится пиано у Кати. Поет веселое, а глаза безрадостные. Поет и вдруг смолкнет, задумавшись о своем.

Очнется и оглядится подозрительно: не заметил ли кто ее задумчивости.

Всех людей вокруг она подозревала, все ей казались соглядатаями, недоброжелателями.

— Ты чего, голова болит? — спросит Таня. Девочка вспыхнет, как спичка:

— Ничего у меня не болит! Почему это она заболит!

Диетсестра еще разок заглянула в комнату, чтобы послушать пение, девочка смотрит на нее с ненавистью.

— Так и ходит, так и смотрит! — ожесточенно рассказывает она потом почтарке Наде. — Так за каждым моим шагом и следит!

Хотя диетсестра на нее обращает внимания не больше, чем на других.

Пришел апрель. Тюльпаны цвели в горах и в парке, под окнами общежития. Окна уже открывали настежь.

Девочка собиралась в отпуск.

— Общественный чемодан у Кати, — сказала Таня. — Она последняя брала.

Катя принесла чемодан. Девочка укладывала в него свои вещи — лифчики, платьица, поставив чемодан на стол, повыше.

— На стул поставь, — сказала Таня. — Нехорошо чемодан на столе.

— Тебе нехорошо, а мне хорошо, — резко сказала девочка, и Таня удивилась — чего это она так.

По аллее подъехало такси, из него вышли отдыхающие, их встречал затейник-эвакуатор.

— Добро пожаловать, — говорил он. — Откуда? Из Магнитогорска? Как там у вас в Магнитогорске?

— Здравствуйте, здравствуйте, старая знакомая! — обрадовался он женщине, которая в прошлом сезоне щеголяла на пляже в китайском халате. Опять, значит, к нам?

— Как видите, — сказала женщина. — Я очень люблю юг весной, весной он особенно романтичный.

Шофер такси стоял на аллее и смотрел, как выгружаются его пассажиры, когда появилась девочка с общественным чемоданом в руке.

Шофер посмотрел на девочку и спросил:

— Да, — сказала девочка.

Он посмотрел на нее еще раз, внимательно, взял у нее чемодан, положил в багажник и сказал:

— Хорошо, — сказала девочка. — Только как же…

— Все понимаю и вижу, — сказал шофер. — Не беспокойся, так свезу, за улыбку.

— Законы нарушаешь? — спросил затейник. — Газеты не читаешь?

— Нарушаю, точно, — сказал шофер. — А газеты читаю.

Девочка попрощалась со всеми и с диетсестрой, которая тоже вышла на аллею.

— Смотри, возвращайся вовремя, — сказала диетсестра. — Сама знаешь, сколько теперь работы, теперь поедут!

И она неодобрительно посмотрела на приехавшую женщину, которая легко и беззаботно удалялась по аллее.

— Изволь радоваться, третью неделю без смены работаю, — сказала Таня.

Катя посмотрела на вторую постель в Таниной комнате и сказала:

— Еще в субботу ждали, — сказала Таня сердито. — В субботу ей срок был.

— Может, заболела? — спросила Катя.

— Так напиши! — сказала Таня. — Разве ж так делают? Напиши, если ты заболела!

… — Ни дисциплины, ни совести нет у людей, — сказала диетсестра. — Под Первое мая и такое себе позволять. Телеграмму пошлем, давайте адрес.

— А у кого адрес? — спросила Таня. — У тебя есть адрес? — спросила она Катю.

— Нет, — ответила Катя. — Мне она не оставляла.

— И мне не оставляла, — сказала Таня.

— Как же так, — сказала диетсестра, — а в конторе сказала, что ее адрес у вас есть, там тоже не записали… Обманула, выходит?

— Ну почему обманула, — сказала Катя. — Хотела нам оставить, наверно, да забыла.

— Дом достраивают, — решила Таня, — не пускает ее тетка. Только так, больше ничего не может быть.

А девочка была в сотне километров от санатория в областном центре, в родильном доме.

Первомайские флаги развевались на улицах областного центра, день был ослепительно яркий, ликующий, когда раздался крик новорожденного и голос врача сказал:

И праздничная музыка, гремевшая за окном, замерла, стихла.

В белой палате, на белой постели лежала девочка, тихая после мучений.

— Мамаша, мамаша, сыночку кушать время! — сказал бедовый женский голос.

Санитарка, пожилая женщина, положила около девочки белый пакетик и смотрела на него.

— Вы подумайте! — сказала она. — Ишь, образованный! И кто его учил?

На лице у девочки робкая мелькнула улыбка. Боязливо, и виновато, и в то же время с невольной нежностью смотрела она на сына.

…Она окрепла и уже, кормя, сидела на постели и держала ребенка ловко, как опытная мать.

Санитарка говорила ей:

— Не горюй, пристроим парня. Такого отличного парня кто хочешь возьмет. Многим желательно иметь ребенка, да не у всех получается.

— А ей вот нежелательно было, да получилось, — сказала соседка.

— Вы, мамаша, на девочку не нападайте, — сказала санитарка. — В жизни, да у неопытных всякое может быть. Я здесь много чего повидала и постигла, что и не расскажешь.

— Разве я нападаю, — сказала соседка. — Ошибка молодости, разве я не понимаю.

— Сама ты ошибка, — прошептала девочка, рассматривая крохотное личико, прижатое к ее груди. Но громко ничего не сказала, не хотела ссориться.

Крохотный носик сопел, лобик морщился. С силой, странной в таком малюсеньком существе, втягивал ребенок молоко и громко глотал. Он должен был жить, должен был расти и вырасти большим, и, чтобы это осуществилось, он насыщался яростно, весь поглощенный своим занятием.

И девочка, его мать, смотрела на него, приоткрыв в изумлении бледные губки.

В комнатке за кухней сидел милиционер и рассказывал:

— Запросили мы, значит, сельсовет по месту прежнего ее жительства. Они, конечно, поставили в известность тетку. От тетки поступили сведения, что племянница к ней не приезжала. И что никакого, значит, дома тетка не строила и не строит, поскольку жила и живет в старой своей хате, хотя действительно крыша нуждается в ремонте, но колхоз обещает починить, и так далее тому подобные подробности о своем быте. Но, конечно, тетка впала в панику — опасается, что с племянницей мог произойти несчастный случай, и вообще жива ли.

Официантки и судомойки слушали волнуясь. Слушал и повар в белом колпаке.

— Необходимо разыскать во что бы то ни стало! — сказала диетсестра.

— Разыщем, — сказал милиционер. — Это непорядок, чтобы наш советский человек пропадал, и вообще без адреса.

Девочка брала с тумбочки свое копеечное зеркальце, смотрелась и дивилась на себя.

Прежде было ее лицо — ну, пустое, ничего не выражало серьезного. Вот так:

«Не принято с отдыхающими».

«А в кино?» — спросил голос мальчика.

«С отдыхающими тоже не принято», — сказало ее прежнее лицо…

А сейчас были в ее лице тишина, и раздумье, и достоинство, и озаренность, — она бы не могла назвать все это, но видела, что оно есть.

— Глупый ты мальчишка, — сказала она. — Ничего ты не понимаешь, хоть и окончил десятилетку. Спрятался, не пишешь… А еще мужчиной считаешь себя. Мальчишка, трусишка…

— А о чем вы с ним разговаривали? — спросила соседка.

— С кем? — спросила девочка.

— С отцом его, сына вашего, — пояснила соседка, — когда у вас любовь была.

— Да так, о всяком разном, — ответила девочка.

— Ну, например, про кино разговаривали, — сказала девочка. — Кто какие видел фильмы.

И отвернулась к стене и сделала вид, будто дремлет.

На аэродроме с ревом взлетел самолет.

Трудно было узнать мальчика в форме здесь, среди других солдат.

Перед мальчиком стоял офицер, уже немолодой, он разговаривал спокойно, но неумолимо:

— От укладки парашюта зависит ваша жизнь. А это что? Вы уже не мальчишка, товарищ солдат, здесь нет папы и мамы, которые вам помогут, которые переделают то, что вы понаделали. — Он отошел, сказал сопровождавшему его младшему офицеру: — Привыкают делать кое-как, спустя рукава. Ответственности нет.

— Перекурить! — скомандовали солдатам.

— При чем тут мама и папа? — обиженно спросил мальчик у товарища. — Я все сам могу сделать, не маленький уже!

— Что ж ты не сделал? — спросил товарищ.

— Ну, поспешил немного, не подумал, это же учебное все. Надо будет сделаем. При чем тут мамы и папы?

И губы у него дрожали по-детски от обиды.

В том городе, областном центре, где лежала в родильном доме девочка, жил на окраине отставной полковник с женой.

Находились они в саду среди отцветших яблонь, когда у забора остановилась санитарка из родильного дома, та, что была при девочке.

— Здравствуйте! — сказала санитарка. — Я к вам по известному вам делу.

Отставной полковник с женой пригласили ее в дом:

— Имеется мальчик, — сказала санитарка. — Просто первый сорт что за мальчик. Мать желала бы его отдать хорошим людям, а поскольку вы желание такое изъявляли, то вот.

Полковник заволновался так, что даже встал и заходил по комнате, а его жена сказала:

— Вы мамаше передайте, пусть не беспокоится, воспитаем как следует, будем любить и жалеть, как своего когда-то любили, все у мальчика будет, как было бы у нашего, если б не война… А когда умрем, то домик наш с садом ему останется, пусть живет.

— И машина «Москвич-четыреста семь», — сказал полковник.

— И машина, и все наше имущество, — сказала жена полковника. — Только хочется нам, чтоб вырос на наших руках и считал нас родными отцом и матерью.

— Тогда я так и скажу в роддоме, — сказала санитарка, — что все устроилось.

— Подождите, — сказала жена полковника.

И стала собирать передачу для девочки.

Дрожащими руками она собирала передачу, и лицо ее выражало тревогу и надежду.

— Это пока передайте, — сказала она, — а муж сейчас сходит, купит что надо, я принесу.

— Вот она обрадуется, — сказала санитарка, — ведь никого-то у нее нет, сирота круглая.

И вышла, довольная.

Весенний берег моря, купающихся мало, а загорающих уже много.

Мелькают знакомые по прошлому году лица: семейство с корзиной продовольствия, толстяк Костя с градусником, картежники…

Нет среди картежников женщины в китайском халате.

— А где же наша председательница, — спрашивает один из играющих в карты мужчин, внимательно сдавая, — куда она делась?

— Вчера плохо ей что-то стало, лежит у себя, врачи беспокоятся, ответил другой.

— Что это она так вдруг, — сказал третий.

…Машина скорой помощи возле одного из белых домов санатория, расстроенная Катя бегает, помогая, вверх и вниз по лестнице, у входа в дом стоит затейник-эвакуатор с несколькими отдыхающими, беседуют тихо, пока происходит необходимая процедура.

— Третий раз к нам приехала, — рассказывает затейник, словно оправдываясь, — никто не думал не гадал… Внезапное обострение процесса, и пожалуйста, в два дня…

— Главное, молодая еще совсем, — сказал один из отдыхающих.

— Еще и сорока не было, — сказал затейник. — В шелках ходила, походка такая легкая была. Некоторые думали — болтается по курортам, чтобы флиртовать да в преферанс резаться, а поди ж ты…

— Не повезло, да, — сказал другой отдыхающий.

Подошел милиционер, со строгим выражением наблюдает печальную процедуру. Подошли другие служащие и отдыхающие, стоят молча… Захлопнулась дверца, машина с санитарными крестами тронулась.

— Отыскалась пропащая душа, — сказал милиционер диетсестре.

— Что вы говорите! — встрепенулась диетсестра. — Где же она?

Машина скрылась за поворотом аллеи.

— Пройдемте отсюда куда-нибудь, расскажу, — сказал милиционер. Жива, здорова…

Она была жива и здорова, сидела на больничной кровати, погруженная в глубокую думу.

На столике возле кровати стояла разная еда, коробка конфет, апельсины горой на тарелке, а девочка ни к чему не притрагивалась, сидела и думала.

— Подумайте, как они вас балуют, — говорила женщина на соседней койке, — чего-чего только не принесли, очень заботливые. Сразу видно, что сыночку вашему будет у них хорошо.

И она уговаривала девочку:

— Вы кушайте! Ребенку полезно, чтоб вы кушали!

А девочка ничего не отвечала и не притрагивалась ни к чему.

Полковник стоял с женой во дворе, а санитарка с ребенком на руках подошла к открытому окну.

Они посмотрели на ребенка и умилились — какой славный.

Жена полковника даже заплакала, отвернувшись, а полковник ее утешал:

— Вспомнила свое, — сказала жена полковника. — А подержать его нельзя? Немножко.

— Не полагается, — сказала санитарка. — Пока он тут — не полагается, уж вы нас извините.

— Конечно, конечно, — торопливо согласилась жена полковника. — А когда же ей разрешат выписаться?

— Пусть покормит, спешить не надо, — сказала санитарка. — Пусть при матери побудет ребенок, пока до рожка-то, оно лучше.

— А она не передумает? — спросил полковник.

— Ну, чего ради она передумает, — сказала санитарка. — Где она еще для него такое счастье найдет.

— Для того ее, возможно, и не выписывают, чтобы дать ей время подумать, — грустно сказала жена полковника.

— Нечего тут думать! — стояла на своем санитарка. — А насчет выписки, так ее на днях все равно выпишут, недолго теперь вам ждать.

— Что она ни решит, на все ее полная воля, — сказал полковник. Осуждать ее не придется ни в каком случае. И с выпиской спешить не нужно, это ведь дело такое, особенное.

— Ехать, конечно, надо Тане, — сказала диетсестра. — И притом одной, потому что это дело такое, особенное, да и работы у нас много, каждый человек на учете.

— Ты ей все скажи, — сказала Катя Тане.

Они увязывали большущий сверток.

Надя-почтарка плакала тут же.

— И зачем я, дура, паспорт свой дала, — говорила она. — Все равно все раскрылось, а только лишние неприятности.

— Ничего нет тайного, что не стало бы явным, — сказал затейник. — Через скрытность и дурость неприятности и происходят. Ну, я пошел, отдыхающие желают к Бахчисарайскому фонтану ехать просвещаться. Мне этот фонтан уже вот тут сидит, — показал он на горло.

— Ты ей, главное, скажи, что тебя коллектив послал, весь коллектив, — объясняла Тане диетсестра. — Про коллектив не забудь сказать, это ей сразу поднимет настроение.

— Скорей, — сказала Катя. — Сейчас машина пойдет.

Они вышли к кухне, около которой стоял грузовик.

— Сверток в кузов давай, — сказал шофер.

— Ну да, в кузов, — сказала Таня. — Ты там картошку возишь…

Она уселась в кабину рядом с шофером и взяла сверток к себе на колени.

Девочка кормила сына своим материнским молоком и обливалась слезами.

Еще никогда в жизни у нее не было такого страданья, как то, что предстояло.

— Бог ему счастье посылает, — говорила санитарка. — У тебя что есть? Ничего у тебя нет. А здесь у людей дом — полная чаша, сад, машина собственная. И все ему останется. А тебе он как гиря на ногах.

А девочка плакала, плакала. Не утешало ее нисколько, что у сына будет дом с садом. Санитарка ушла, рассердясь, и тогда еле слышно, шепотом стала девочка разговаривать с сыном.

— Как же это будет? — шептала она. — Ты, что ли, с чужой старушкой и с чужим старичком будешь счастливей, чем со мной?

И в отчаянии прижимала его к груди, словно его уже отрывали от нее.

Таня сидела с шофером в кабине. Огромный сверток с детским приданым лежал у нее на коленях. Под суровыми, даже гневными усиками Танины губы складывались в веселую усмешку.

Грузовик деловито бежал через степь, окаченную зноем. Сквозь зной величаво смотрели древние горы, как бежит куда-то небольшой грузовик по человечьим вечным делам.

Бежал он мимо гор, а потом мимо домика на окраине, около которого рос сад, и в саду полковник с женой возились под яблонями. Мимо, мимо бежал грузовик, и огромный сверток подпрыгивал на Таниных коленях.

Сын поел и засыпал в материнских руках.

Засыпая, он высвободил из пеленок свой кулачок и приложил к щеке, будто пригорюнясь. И при виде этого девочка зарыдала еще пуще и укрепилась духом, все до конца ей прояснилось в ее судьбе.

— …Даже если б пришлось нам с тобой уволиться, — пламенно шептала она в крохотный, безмятежно спящий кулачок, — ну и что, другой работы не найдем, что ли? Хоть бы даже уехать пришлось — ну и что? Сядем в поезд, ту-ту, и уедем. И что угодно пускай говорят, у кого совести нет.

— Сейчас полковник с женой придут, — сказала санитарка. — Повидать тебя хотели. Ты подойди к окошку, побеседуй с ними.

Девочка не слушала, она разговаривала с сыном:

— И не надо больше врать — ой, как хорошо! Не надо мучиться, скрывать… А у полковника с женой мы попросим прощенья. Простите, что зря вас побеспокоили… И мы скажем людям нашу настоящую фамилию. Чтобы под правильной фамилией мы тут фигурировали, вот. Наде паспорт привезем, скажем — не понадобился, вот.

Санитарка хотела взять ребенка, чтобы унести. Девочка взглянула…

— Да ты что, боишься? — спросила санитарка.

— Ничего я не боюсь, — спокойно и степенно сказала девочка и отдала ей ребенка.

Оставшись одна, она застегнула халат, посмотрелась в зеркальце и пошла в коридор к открытому окну, откуда виден был просторный больничный двор, — повидаться с полковником и его женой.

Но не полковник с женой стояли во дворе, глядя на окна, а стояла там Таня с огромным, неудобным свертком в руках, смотрела на девочку и улыбалась до ушей.

— Таня! — закричала девочка…

Расцвела девочка, стала красивой молоденькой женщиной, гордой и уверенной в себе.

— Мы не погуляем после ужина? — спрашивали у нее. Она отвечала с усмешкой:

— Спасибо, не могу. Меня сын ждет.

— Так возьмем и сына, — приставали к ней, тогда она бросала через плечо:

— Не принято с отдыхающими.

А пока она работала, десять нянек нянчили ее ребенка, все девчата, что были свободны в ту смену.

Катали его в колясочке, и носили на руках, и присаживались с ним на ту скамью под орешиной, где когда-то его отец ждал его мать.

Вечером Таня купала ребенка, укладывала в кроватку и садилась возле него со своим вышиванием. Девочка прибегала, спрашивала:

— Все в порядке, — отвечала Таня.

Зевая, она вкалывала иглу в шитье, расчесывала косу и ложилась спать, а у девочки было еще много разных дел, она принималась стирать — на ребенка и на себя, штопать, шить.

Она разувалась и ходила босая по комнате и кухне, чтобы никого не разбудить, ни сына, ни девчат. Стирая, набрызгает на пол, потом, развесив на веревке свои лифчики и сыновьи ползунки, возьмет тряпку и замоет пол быстро, ловко: так и горела всякая работа в ее руках.

Потом и она ложилась, поцеловав спящего сына и улыбнувшись ему, и засыпала мгновенно.

А когда девочка была выходная, она сама гуляла с сыном. Он стал еще милей и забавней, и она смеялась звонким, счастливым смехом, радуясь, что ее сын так хорош.

Приехали в санаторий актеры на двух военных машинах — пестрая, запыленная, шумная компания.

Ушли они в клуб, встреченные персоналом.

— Помогите, — сказал затейник, — помогите, товарищи, не справляемся с запросами, растут у людей потребности в культурном развлечении.

А шоферы, солдаты в форме пограничников — один постарше, другой помоложе, — пошли в парк полюбоваться его красотами, размяться после дороги.

В парке никого не было, потому что все ушли на концерт, — сидели в клубе, перед эстрадой, на которой выступали актеры.

Солдаты-шоферы гуляли вольно, кормили крошками рыбок в бассейне и нюхали цветы.

И вдруг увидели девочку, которая, повязав голову от солнца платком, полола грядку.

Солдаты пошли медленней и остановились.

— Здравствуйте, — сказал, постояв, солдат постарше.

— Здравствуйте, — сказала девочка, продолжая свое занятие.

— Разрешите вам помочь.

— Не требуется, — ответила девочка.

— Ну как же это, — сказал солдат постарше, — у нас совесть не спокойна, что мы стоим без дела, а вы работаете.

— А вы ее успокойте, — сказала девочка, с силой орудуя цапкой.

Солдат еще что-то хотел сказать, как вдруг у самого его локтя заплакал ребенок — солдат даже вздрогнул… Это девочкин сын заплакал в колясочке, стоящей за кустами, он спал, а его, должно быть, комар укусил или мошка, он и заплакал.

Девочка бросила цапку, отогнала мошку, сказала «ш-ш-ш» и натянула на колясочку полог из марли. А солдат постарше взял тем временем цапку и стал полоть еще ловчей, чем полола девочка.

— Вы только розы не повредите, — сказала девочка, примирившись с его помощью.

— Как можно, — сказал солдат. — Розам никакого вреда не будет.

Младший солдат молчал и смотрел на девочку с грустным восхищением.

Потом девочка шла домой, катя перед собой колясочку, а по бокам шли солдаты.

— Вы по садоводству работаете? — спросил солдат постарше.

— Нет, — ответила девочка, — не по садоводству. Это я так, прирабатываю немножко. Деньги нужны.

— Ну ясно, нужны! — сказал солдат. — Кому они не нужны?

Пришли к дому. У крыльца девочка взяла ребенка на руки.

— Разрешите помочь, — сказал солдат постарше.

— Ну что ж, помогите, — разрешила девочка.

— Бери, Саша, коляску, — скомандовал солдат постарше, — а мне позвольте ребеночка.

— Его я сама отнесу, — сказала девочка.

— Не бойтесь, давайте смело, справимся! — сказал солдат.

Он умело и бережно взял малыша на руки, внес вслед за девочкой.

— Мальчик? — спросил он.

— Лучшего и желать нельзя! — сказал солдат.

В комнате Саша поставил коляску, а солдат постарше сам уложил в нее ребенка.

— Это вам от санатория такая комната? — спросил он.

— Да, — сказала девочка. — От санатория.

— И супруг ваш здесь же работает? — спросил солдат, глядя на Танину кровать.

— Да, — ответила девочка, — здесь же. Только сейчас он в командировке. В длительной командировке.

— Вот как, — сказал солдат.

Он стоял со своим товарищем у порога и ждал, не пригласит ли их девочка присесть, посидеть. Но она не пригласила, и он сказал:

— Ну, не смеем вас больше беспокоить, всего вам хорошего, будьте здоровы.

— До свиданья, — сказала девочка, и глаза ее тоже стали грустными.

И младший солдат сказал робко:

— Супругу вашему привет, когда вернется, — сказал солдат постарше.

— Спасибо вам! — сказала девочка.

И солдаты ушли, а она из окна посмотрела им вслед, как они удалялись в парк, полные неторопливости и чувства собственного достоинства.

Ребенок уже умел ходить.

Однажды девочка сидела с Катей в саду, а он играл около них. Они шили и, заговорясь, не заметили, как он отошел от них и направился к морю.

Высоко стояло солнце, и море пылало слепящим серебряным огнем.

Малышу было трудно идти по песку, он падал, но, поднявшись, снова упорно шел туда, где пылало и шумело море.

Он шел, и оно шло ему навстречу.

Он остановился, жмурясь от блеска. Легкий ветер раздувал его волосы и рубашечку, и длинные медленные волны подкатывали к его ногам. И он стоял и смотрел на это все.

…Две тонкие нежные руки протянулись к нему, осторожно подняли. Набежало и легло на песок огромное вечное море.

Комментарий

Впервые — Искусство кино. 1962, № 7, с подзаголовком «кинорассказ»; Трое мальчишек у ворот и другие рассказы и повести. Л., 1964.

Написан на основе короткого рассказа Пановой под тем же названием и с той же фабулой, изложенной, однако, без многих конкретных подробностей, включенных в сценарий. По кинорассказу Пановой режиссер Ю. Файт поставил полнометражный художественный фильм «Мальчик и девочка» (Ленфильм, 1966).

Новости часа

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Врачи назвали оптимальные порции еды для здоровья

Научные работники уже не в первый раз говорят о том, что здоровье человека зависит от множества факторов. Команда исследователей реализовала уникальный комплекс испытаний и опытов, благодаря которым врачи назвали оптимальные размеры порций еды.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Александр Маршал организовал швейный цех

Певцу потребовались десятки швей, чтобы сшить одежду в нужном стиле.

Мастер Шеф Дети 1 сезон 8 выпуск: участники шоу накормили школьных учителей

Судьи шоу Мастер Шеф Дети 1 сезон придумали оригинальный конкурс, который откроет участников с новой стороны.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Владимир Пресняков готовится масштабно отпраздновать свой день рождения

На торжество певец пригласит сто гостей.

«Голосуй за свой каток 2016»: NIVEA поможет возродить дворовые катки

В рамках акции дворовые «коробки»получат шанс тать популярными площадками для семейного отдыха..

Выставка фильма Сергея Параджанова в Киеве

Около девяти месяцев авторы выставки о фильме Сергея Параджанова «Тени забытых предков» подбирали экспонаты для нее. Теперь посмотреть на экспозицию смогут все желающие. Здесь есть детали со съемочной площадки и первый билет на премьеру в 1965 году, информирует издание 24tv.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Алексей Воробьев признался в своей зависимости

Звездный участник шоу Холостяк рассказал, без чего не может жить.

Кто покинул Мастер Шеф вчера: Мастер Шеф Дети украина 1 сезон 8 серия

После битвы «черных фартуков», как обычно, кто-то покинул шоу. Читайте статью о том, Мастер Шеф Дети кто покинул шоу.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Принц Уильям улетел в Кению на свадьбу своей экс-подруги Джекки Крейг

Принц Уильям встретит Пасху вдали от жены и детей — наследник престола отправился в Кению, где посетит свадьбу своей школьной возлюбленной Джекки Крейг.

Эмили Ратажковски без белья снялась для Jacquie Aiche

Популярная модель Эмили Ратажковски стала новой вдохновительницей ювелирного Дома Jacquie Aiche. Она представила уникальную продукцию: многоярусные ожерелья, перстни, чокеры и амулеты из кованого золота и с драгоценными камнями в индейской эстетике, информирует издание vogue.

Рядовой с синим платочком. Певица Шульженко

Собратья по артистическому цеху в один голос называли Клавдию Шульженко несравненной, неподражаемой за ее профессионализм и природный магнетизм. Зрители платили ей бесконечной любовью.

Весь цвет шоу-бизнеса поздравил Диму Билана с дебютом в кино

В Москве состоялась премьера фильма Герой.

«Психология навынос». Что делать, когда не знаешь, чем заниматься по жизни

Мартовский выпуск программы «Психология навынос» посвящен теме поиска внутренней гармонии через нахождение «пути к себе» и обретение самодостаточности.

Долгожданный альбом Зейна Малика выходит 25 марта

25 марта выйдет долгожданный сольный дебют Зейна Малика, экс-участника знаменитого бойз-бенда One Direction. Пластинка, получившая название Mind Of Mi ..

Иллюзия счастья. Синдром красивой женщины

Окружающий мир помешался на женской красоте, сами женщины тратят немыслимые деньги на косметику, ботокс, пластические операции, антицеллюлитные массажи и прочие никому не нужные доказательства красоты.

Хаг самеах! Ночь карнавала

Каждый год 14 адара по еврейскому календарю, в этом году он выпадает на 24 марта, отмечается праздник Пурим, день счастливого избавления евреев от истребления. Вместо траура – праздник, вместо слез – веселье.

Братец кролик. А может, шанхайские барсы?

Со своим очарованием Олечка совершенно не чувствует недостатка в кавалерах. Они прямо в очередь встраиваются, чтобы исполнить любое ее желание. А она уверяет каждого своего поклонника в своей бесконечной и беззаветной любви к животным.

Шедевры на все времена в Доме музыки

Обращение к шедеврам русской музыки для Владимира Спивакова – не просто дань национальной музыкальной культуре, но всегда живая потребность артиста сказать свое искреннее слово на родном языке.

Елена Воробей испытала температурный шок

Актрису нагрели на 65 градусов.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дочка Павла Деревянко помогает ему по хозяйству

Пятилетняя Варя весело проводит время с папой.

Из гроба украли череп Уильяма Шекспира

Из захоронения культового поэта Уильяма Шекспира был украден череп неизвестными злоумышленниками. Об этом информирует служба ВВС, основываясь на данных высокотехнологичного исследования могилы. В 1879 году уже была популярной версия, согласно которой охотники за трофеями изъяли череп поэта в 1794 году.

Judas Priest выпускают концертный альбом

25 марта увидит свет концертный CD и DVD настоящих легенд рока великого бирмингемского коллектива Judas Priest. Пластинка, получившая название B ..

ВО «Свобода» намерена запретить концерт Потапа и Насти

Дуэт Потапа и Насти Каменских планирует концерт 18 апреля в Луцке. Его потребовали запретить представители ВО «Свобода». Также они намерены ограничить любые развлекательные мероприятия с участием популярных певцов.

Галина Волчек о том, как Современнику помогла знаменитая Анка-пулеметчица

Режиссер рассказала о своем знакомстве с легендарной женщиной.

Бюстгальтер-диагност

Национальный университет Колумбии разработал необычный бюстгальтер, диагностирующий рак груди.

Миша Романова поразила фигурой в купальнике

Украинская поп-певица из группы «ВИА Гра» Миша Романова опубликовала у себя в Инстаграм фотографию из путешествия по ОАЭ, В Дубае группа выступает с концертами, в связи с этим участницы коллектива могут совмещать гастроли с отдыхом.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дочь Курта Кобейна подала на развод с супругом

Фрэнсис Бин Кобейн, наследство которой от знаменитого отца Курта Кобейна оценивается в 450 миллионов долларов, подала на развод с супругом и вновь свободна.

Как сделать маленькую кухню удобной: 10 примеров от Houzz

Дизайн маленькой кухни: фото — советы дизайнеров по интерьеру

Кофе из одуванчиков

Я очень люблю кофе. Начинала с растворимого, потом быстро перешла на молотый и на нем остановилась. Вот уже много лет моё утро начинается с чашки ароматного, только что сваренного кофе.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Планетарий. Виктория Бекхэм: «Одежда должна быть простой и удобной»

Благотворительный фонд amfAR, занимающийся поисками лекарства от СПИДа, провел прием в Гонконге на днях. Помимо Виктории на мероприятии побывали Ума Турман (Uma Thurman) и многие другие звезды. Когда-то Виктория славилась любовью к высоченным каблукам.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Какой цвет вам подойдет этой весной?

Пройдите тест и узнайте, каким из оттенков модной гаммы вам стоит разбавить свой гардероб.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Александра Стриженова, Саша Михалкова и другие в лукбуке Natalia Bryantseva

Юные it-girl Александра Стриженова, Саша Михалкова, Лиза Мамиашвили и другие стали героинями рекламной кампании необычного ювелирного бренда.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Час дневного сна защищает сердце — врачи

Обычно мы любим планировать свой день, жертвуя часами дневного сна, чтобы попытаться успеть сделать все, что мы должны, но последние исследования говорят, что час сна днем снижает риск сердечного приступа.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Как секс менял мировую историю

Несостоявшиеся и опороченные президенты, разгоревшиеся войны, церковные реформы и навсегда подмоченные репутации — как оказалось, секс приводит не только к детям.

Анна Шульгина: «Журналисты мне всех друзей распугали»

Артистка рассказала о мнимых женихах, новом клипе и отношении к прессе

Шаляпин и Калашникова впервые показали сына

Пара опубликовала фото с дня рождения Даниила по просьбам поклонников

Блондинки умнее всех!

Согласно данным предыдущих исследований, стереотипы могут помешать найти работу или получить повышение.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Любовь и вымысел в жизни Красной королевы

Правда о судьбе манекенщицы Регины Збарской.

Дочь Курта Кобейна отказала мужу в деньгах

Фрэнсис Бин подала на развод через 21 месяц после свадьбы

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Полезные свойства сладкого картофеля с рецептами

ELLE — о преимуществах самого сладкого овоща

Идите, худейте

Точность существующих методов подсчета калорий при ходьбе по ровной твердой поверхности оставляет желать лучшего, заявили американские ученые и придумали новый способ расчетов, передает Росбалт.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

5 секретов красоты Яны Чуриковой

Мы выяснили пять главных секретов телеведущей, которые помогают ей выглядеть столь привлекательно.

Рената Литвинова заступилась за Земфиру после скандала с флагом

Российский режиссер Рената Литвинова поддержала певицу Земфиру после того, как та стала виновницей инцидента с украинским флагом на своем концерте в Литве. Рената опубликовала пронзительный пост в своем аккаунте Инстаграм.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Барак Обама исполнил аргентинское танго

Президент США Барак Обама станцевал аргентинское танго с профессиональной танцовщицей.

Дочь Евгения Кафельникова страдает анорексией?

17-летняя Алеся прокомментировала слухи о своей излишней худобе

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые научились диагностировать психические отклонения по походке

Группа ученых под руководством Петра Словинского из Эксетерского университета в Англии обнаружили, что люди со сходным поведением имеют одни и те же особенности моторики тела.

Новый трейлер «Бриджит Джонс 3»

Название «Бриджит Джонс 3» Год 2016 Страна Великобритания Режиссер Шэрон Магуайр Премьера (мир) 15 сентября 2016 В сентябре 2016 года в прокате ожидается появление третьей части истории о неунывающей Бриджит Джонс.

Вкусный завтрак: 3 рецепта. Кесадилья, буррито, энчилада

Что приготовить на завтрак? Рецепты мексиканской кухни: тортилья с начинкой

Можно ли рожать с близорукостью, в очках, в линзах?

Проверка зрения во время беременности: когда и зачем

Самая сложная работа — над собой

Как выбрать дату свадьбы: благоприятное время для замужества

Есть и особые дни, когда молодоженам сопутствует удача, а есть и неблагоприятные календарные дни. Поэтому к выбору даты свадьбы стоит отнести со всей ответственностью.

Эдуард Диля Приступа справился с раком

Несколько месяцев назад врачи поставили Диле из ТНМК неутешительный диагноз – онкология. Музыкант попросил помощи в социальной сети. Теперь он прошел через трудные медицинские процедуры и добился результата.

Мастер-класс: «Качаем» гормон счастья»

Евгения Мазур уверена: правильно проведенная тренировка способна не только улучшить фигуру, но и избавить от депрессии

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Гардероб на весну: модные платья, юбки, брюки и все-все-все

Рассказываем, где найти модные платья, юбки, джинсы, рубашки, блузки, брюки и многое другое на весну 2016

Sia представила новый клип

21 марта пятикратная номинантка Грэмми и знаменитая певица и продюсер Sia представила на суд публики новый клип на сингл Cheap Thrills. Видео, ..

Умер актер Кен Ховард

Американский актер Кен Ховард скончался 23 марта на 72-м году жизни в своем доме, расположенном недалеко от Лос-Анджелеса. В результате каких причин н ..

Сидячий образ жизни провоцирует раннюю смерть

Источник American Journal of Preventive Medicine Область знаний Социология Суть открытия Научные специалисты проанализировали данные о смертности за последние 15 лет и результаты полусотни научных работ о 54 странах мира.

Гвинет Пэлтроу завершила, наконец, свой бракоразводный процесс.

Закончился один из самых странных браков в Голливуде.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Секреты стройности и красоты Оксаны Федоровой

Красивая, талантливая и востребованная телеведущая, заботливая мать и жена, великолепная хозяйка и очень мудрая, интеллигентная женщина… Оксана Федорова о своей внешности, диете и секретах красоты.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Том Хиддлстон и Элизабет Олсен снова вместе?

Актер пытается наладить отношения с бывшей девушкой

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Рецепт дня: куриные рулеты с зеленью

Рецепт прекрасной закуски или горячего блюда для семейного ужина или праздничного вечера.

Алексей Панин набил лотос в интимной зоне

Популярный актер Алексей Панин сделал татуировку в виде лотоса. По его мнению, она отвечает за очищение и восстановление сил. У актера теперь тату ниже пояса. Об этом информирует издание reporter.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Беременная Кэндис Свейнпол впервые показала округлившийся живот на публике

Вчера впервые вышла в свет после сообщения о беременности не только Бехати Принслу, но и ее коллега по ангельскому цеху Victoria’s Secret Кэндис Свейнпол.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

10 самых известных нераскрытых преступлений

ELLE выбрал десять самых удивительных преступлений, которые до сих пор не раскрыты

Лучше больше и лучше!

Известно: продолжительность жизни женщин больше.

Дибров накинулся на поклонника

Свидетели этого происшествия предположили, что Дмитрий был пьян

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

«Неуд» за поведение: принц Уильям и Кейт Миддлтон испортили свою репутацию

Пару обвиняют в неуважении к традициям и в завышении расходов

Смелый старик. Как дед с коровой деревню спасли

История времен Великой Отечественной войны

Лариса Долина раскрыла секрет похудения

Популярная исполнительница Лариса Долина прославилась еще и тем, что регулярно поддерживает свое тело в форме. Она испробовала многие диеты, но результатом так и не осталась довольна. К 60-летию Лариса ознакомилась с режимом питания, помогающим ей сохранять фигуру и тонус организма.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Кара Делевинь представила новую коллекцию очков Chanel

Кара Делевинь представила новую коллекцию очков Chanel

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

«Модная революция в Украине»: Financial Times написал статью об украинской моде

Fw-daily.com перевели с английского статью Financial Time о модной революции в Украине

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Кризисный менеджер: семья Шалюковых

Бюджет семьи Шалюковых 58 000 рублей в месяц. Этих денег катастрофически не хватает на семью из четырех человек. Как жить, они не знают. На помощь приходит «Кризисный менеджер» Никита Непряхин.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ланч-боксы: история и 5 вариантов меню

Что такое ланч-боксы и с чем их едят? История, теория и лучшие рецепты на каждый день!

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Салат с тунцом и свежими овощами

Этот легкий салат из свежих овощей и консервированного тунца готовится за считанные минуты. Идеальное блюдо на тот случай, когда нет времени стоять у плиты!

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Сочная куриная грудка в пергаменте

Этот способ позволяет приготовить сочное мясо на сковороде без использования масла.

Лучшее новости

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дима Билан, Татьяна Навка и другие на премьере фильма «Герой»

Сегодня вечером в Москве состоялась звездная премьера дебютного фильма Димы Билана «Герой», которую посетили Татьяна Навка, Валерия, Мария Кожевникова и другие звезды.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые рассказали, чем может быть полезно вегетарианство

Ключ к сокращению расходов на здравоохранение, снижению последствий изменения климата и даже спасению жизней может заключаться в переходе на вегетарианскую диету.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Секреты красивого лица за полчаса

Снять усталость после работы, выглядеть красивой и помолодевшей, вам поможет программа — минимум, на которую потребуется совсем немного времени. Уделите себе полчаса…

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

5 рецептов постных супов: от итальянской риболлиты до азиатского кокосового

HELLO.RU продолжает делиться рецептами постных блюд. На очереди сет из 5 первых блюд: от итальянской деревенской похлебки риболлита до азиатского кокосового супа.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дочь Веры Брежневой высказалась о замужестве мамы

Несколько месяцев назад певица сочеталась браком с Константином Меладзе.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

С чем носить сумку-полумесяц?

ELLE — о модном аксессуаре сезона

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Плющенко пришел на премьеру, несмотря на плохое самочувствие

Российские звезды собрались посмотреть дебютный фильм Димы Билана. Смотрите также:На грани безумия: самые дорогие блюда и напитки в миреВ прокат выходит фильм «Герой» с Биланом в главной ролиВдохновение: 80 лучших свадебных платьев 2016 годаБилан попал в учебник криминалистики: реши задачку!В третьей части Бриджит Джонс родит ребенкаМодный бренд выпустил «дикие» кроссовки

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Алеся Кафельникова заступилась за папу

Дочь знаменитого теннисиста опровергла его обвинения в анорексии.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

«Эффект Кендалл»: Vogue посвятил специальный выпуск Кендалл Дженнер

Все о феномене Кендалл Дженнер, у котороой более 64 млн подписчиков, в специальнои выпуске Vogue

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Андрогинность и стиль унисекс занимают в современной моде не последнее место. Модники примеряют изначально женские вещи, а модницы скупают брюки и одежду в мужском стиле.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Андрогинность и стиль унисекс занимают в современной моде не последнее место. Модники примеряют изначально женские вещи, а модницы скупают брюки и одежду в мужском стиле.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Сергей Колесников блеснет в фолк-мюзикле «Ночь перед Рождеством»

Роль Чуба в фолк-мюзикле театра «Русская песня» — станет одной из самых ярких театральных работ в творческой «копилке» артиста.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Анна Седокова повеселилась с бывшим мужем

Певица отправилась на концерт со старшей дочерью и Максимом Чернявским.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые выяснили, как переработки влияют на здоровье трудоголиков

Ученые в очередной раз доказали, что трудоголики могут столкнуться с серьезными проблемами со здоровьем. Даже один час переработки в неделю уже повышает риск болезней сердца.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые снова разрешили пропускать завтрак

Завтрак вовсе не является наиболее важным приемом пищи в течение дня, и люди свободно могут пропускать его. По мнению экспертов, это никак не скажется на их весе.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые назвали самый опасный контактный вид спорта

Исследователи из Соединенных Штатов Америки пришли к выводу, что борьба является самым опасным контактным видом спорта. Об этом научные работники сообщили после проведения комплексных испытаний и опытов.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Александр Цекало корит себя за строгость в воспитании детей

Продюсер понимает, что не должен приносить домой рабочие проблемы.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Татьяна Веденеева вспомнила о личной трагедии в эфире телешоу

Телеведущая не побоялась прийти на съемки программы «Человек-невидимка» на ТВ-3.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Планетарий. Ольга Бузова: «Я постаралась стать хорошей женой»

Премьера комедийного сериала ТНТ «Бедные люди» состоялась в Центре документального кино на днях. Ольга Бузова сыграла в новом сериале саму себя. После премьеры она призналась, что сильно волновалась: Даже боялась смеяться в голос, потому что хотела послушать, смеется ли зал.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые рассказали, как тренировать память

Если вы развиваете ум и хорошо питаетесь, то мозг останется долго в исправном состоянии. Постоянно ищете ключи, и часто о чем-то забываете? Если вы хотите, чтобы память была лучше, старайтесь над ней работать.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дочь Брежневой прокомментировала брак мамы с Меладзе

14-летняя Соня Киперман впервые рассказала об отношениях своей мамы и отчима. Смотрите также:Киркорова задержали на белорусской границеНеделя моды в Москве: ретро от Кардена и малахит от ЮдашкинаГде учатся дети звездУченые доказали, почему отпуск нужен каждые два месяцаАктриса из «Деффчонок» выходит замужТак нельзя: 8 главных ошибок в дизайне интерьера

Актуальное новости

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Карин Ройтфельд, Ксения Собчак и другие гости ЦУМ Fashion show 2016

Традиционный показ коллекций ЦУМа помимо почетной гостьи Карин Ройтфельд посетили Ксения Собчак, Алексей Киселев, Снежана Георгиева и другие.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дима Билан представил драму «Герой»: как прошла премьера

Десятки звезд — Татьяна Навка, Сергей Филин и другие, панк-принцессы Яна Рудковская и Валерия, выступление труппы Большого театра. В Москве с размахом прошла премьера фильма «Герой» с Димой Биланом.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Ученые сравнили длительность жизни мужчин и женщин

В то время как женщины живут дольше мужчин, они проводят большую часть своих «золотых лет», страдая от инвалидности, сообщают ученые из Университета Мичигана. Полученные данные показывают, что, несмотря на кажущиеся преимущества долголетия, многие женщины живут с ограниченными возможностями.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Эксперты раскрыли 10 удивительных фактов о волосах

Людям кажется, что они знают о своих волосах практически все, но это совсем не так. Индийские косметологи рассказали о 10 малоизвестных фактах, которые могут удивить даже профессиональных парикмахеров.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Исследования доказали вред от медицинских перчаток

Такое широко востребованное медицинское изделие, как перчатки, обвинили в том, что их использование связано с рисками для здоровья врачей и пациентов. Поэтому на применение опудренных медицинских перчаток планируется ввести запрет.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Планетарий. Аврора: «Творческий путь всегда очень сложный и тернистый»

На бьюти-девичнике, куда звезд приглашали с дочками, Аврора пришла с дочкой Авророй. Напомним, что настоящее имя телеведущей — Ирина Юдина. А вот дочь зовут Авророй на самом деле. Дочке Авроры и ее мужа, телережиссера Алексея Треймана, сейчас 11 лет.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Врачи предупредили об инфекции от контактных линз

Не очень приятная новость для людей, которые регулярно используют контактные линзы. Исследователи из Университета Нью-Йорка выяснили, что линзы воздействуют на натуральную микробную среду глаз, из-за чего увеличивается риск инфекций.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

20-летняя дочь Эвана МакГрегора затмила всех на кинопремьере

44-летний Эван МакГрегор появился на премьере биографической ленты «Убить трубача» вместе с дочерью — 20-летней Кларой Матильдой. Девушка очаровала фотографов!

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Новый роман Джоан Роулинг «На службе зла»

Новая книга писательницы выйдет в России 14 апреля.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Сексуальная Эмили Ратажковски решила рекламировать украшения без блузки

Эмили без стеснения позирует топлесс. Фото уже стали хитом в Сети.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Премьера фильма «Герой»: Яна Рудковская, Дима Билан, Татьяна Навка, Алсу и другие

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Как добиться фигуры мечты: рассказывает победительница конкурса красоты

Хотите выглядеть стройно и подтянуто? Возьмите на заметку полезные советы по спорту и питанию от модели и обладательницы титула «Мисс Евразия».

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Декор пасхальных яиц с помощью фольги. Мастер-класс

Отличная идея пришла в голову Susan Myers — сделать декор пасхальных яиц из фольги. Этот эффектный вариант пасхальных яиц своими руками невероятно прост и доступен для повторения малышам. Так что вы можете смело привлечь к работе детей.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Модель plus-size Эшли Грэм представила линию свадебного белья

Plus-size модель Эшли Грэм представила новую коллекцию нижнего белья — свадебную, посвященную самому главному дню в жизни каждой девушки.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Немотивированные вспышки гнева: все из-за кошек

Ученые связали немотивированные вспышки гнева у людей с кошачьим паразитом. .

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

автор текста: Яна Шмерлинг для портала Осинка.ру

Что такое женственность? Словари уверяют, что это совокупность женственного поведения, женственных чувств и эмоций и обязательно женственного стиля в одежде. Очевидно, что женственность – это не то, что дается от рождения. Так давайте поговорим о том, как выглядеть женственно и как определить, сколько женственности Вам необходимо.

Стили и женственность в гардеробе

Статья про то, как выглядеть женственно и как определить, сколько женственности Вам необходимо.

Женственность – это не то, что дается от рождения. Это совокупность женственного поведения, женственных чувств и эмоций и обязательно женственного стиля в одежде.

Если в далеком прошлом одежда для мужчин и для женщин отличалась кардинально, то в наше время миром правит «унисекс», девочек и мальчиков иногда бывает сложно отличить, и даже стираются границы между мужским и женским поведением.

В этой статье мы постараемся вспомнить, где скрывается женственность – в каких предметах гардероба, в каких тканях, цветах, стилях – как правильно «дозировать» женственность в своем наряде, и кому она вообще может не подходить.

Женственные стили в одежде

К особенно женственным стилям относятся винтаж и вещи романтического стиля.

Что их характеризует?

Во-первых, одежда этих стилей, как правило, подчеркивает женский силуэт и акцентирует особое внимание на талии и бюсте;

Во-вторых, в этих стилях широко используются цветочные или другие исключительно «женские» узоры: горошек, бабочки и птички, бантики и сердечки, неброские графические принты пастельных тонов и теплых оттенков;

В-третьих, среди типов тканей, используемых для данных нарядов, часто используются: шелк, бархат, атлас, кружево.

К женственным стилям можно также отнести такую разновидность этнического стиля, как ориентализм – то есть наряды, содержащие в себе нотки Востока. Это и туники, вышитые камнями и блестящими нитями, и просто шелковые платья, блузки и юбки с богатыми восточными узорами.

Женственные цвета

С детских лет заведено, что красный и розовый – цвета для девочек. Какие бы цвета не предпочитали женщины во взрослом возрасте, тем не менее, эти два цвета и их оттенки однозначно являются женственными. Кроме этого, к женственным можно отнести все пастельные тона и блестящие, перламутровые оттенки.

В вечерних нарядах к женственному цвету, бесспорно, можно отнести черный. Но в дневных комплектах он не прибавит Вам женственности. Для того чтобы придать Вам загадочности и страстности он должен быть использован в определенных предметах гардероба, в правильное время и на женственных тканях.

Женственные фасоны и предметы гардероба

Женственному силуэту присуща плавность линий и «мягкость», поэтому в фасонах женственной одежды используются рукава реглан, округлые воротники, банты, рюши, жабо, пышные юбки и рукава, чаще используются пуговицы и ленты, а не молнии.

Кому необходимы, а кому нежелательны женственные наряды

Тут главное правило: сочетание противоположностей.

Для женщин с мужским типом фигуры (широкие плечи и узкие бедра), для очень худых женщин, с худым или квадратным лицом, с короткой стрижкой, женственные стили – это панацея! Рукава реглан – смягчат угловатость плеч, пышные юбки и баски придадут округлость бедрам, жабо и банты увеличат бюст.

Женщинам же с «аппетитной» фигурой, с женственным силуэтом, фигурой типа «песочные часы», круглым лицом, длинными пышными волосами, наоборот, не стоит перебарщивать, стремясь и нарядами подчеркнуть свою женственность. Сладко – хорошо, чересчур сладко – плохо.

Таким красавицам романтического образа рекомендуется немного «усмирять» свою женственность или, по крайней мере, не увеличивать ее. Им следует выбирать для себя вещи более мужественного стиля, такого как милитари, спорт, этника (кроме ориентализма), сафари или даже просто классический деловой стиль. Немного о них.

Неженственные стили

1. Деловой стиль
Строгие деловые костюмы преследуют цель не разделять работников на мужчин и женщин, нейтрализовать практически все визуальные различия. Поэтому фасоны классических женских деловых костюмов мало отличаются от мужских: плечи – ярко выраженным углом, брюки – прямые со стрелками, цвета – нейтральные и неженственные. Такие костюмы способны «выдержать» только сверхженственные дамы, остальных они могут превратить в бесполых созданий.

2. Милитари, рок, готический
Оба этих стиля очень популярны среди молодежи, так как они переполнены энергией и выражают непокорность и протест. К вещам этих стилей относятся те, что обществу бывает сложно понять и принять: агрессивные аксессуары и украшения, мрачные цвета, грубые фактуры, молнии, шипы, пряжки, мужские вещи, массивная обувь. Разумеется, эти стили в чистом виде не имеют ничего общего с женственностью. Они нацелены как раз на ее подавление.

Для любительниц этих стилей замечу, что на взрослых людях такие вещи смотрятся скорее комично, чем стильно, если они не связаны с их профессией.

3. Морской стиль.
Морской стиль очень любим женским полом. От него веет романтикой приключений и свежестью моря, благодаря его минимализму, небольшому количеству цветов и летнему настроению. Однако морской стиль все же является потомком разновидности военной формы, поэтому не несет в себе ярко выраженной женственности. Благодаря удобству «морской» одежды и обуви он скорее чем-то близок спортивному стилю.

4. Этника и хиппи
Западный этнический стиль – полная противоположность ориентализму. Он включает в себя множество природных материалов – шкуры, кожа, дерево, натуральные ткани ручной работы, перья, необработанные камни и недрагоценные металлы. Главными задачами этнического стиля являются гармония с природой, удобство и комфорт. К сожалению, удобство и комфорт редко бывают совместимы с женственностью: непросто гулять по лесам на высоких шпильках в облегающем платье. В отличие от ориентализма, который ставил своей задачей выразить красоту и богатство женщины и природы через ткани, узоры и украшения, западный этнический стиль, за редким исключением, к женственному стилю отнести нельзя. Так же как и стиль хиппи, являющийся пусть и красочным, но, тем не менее, стилем «унисекс».

5. Спортивный стиль
Спортивный стиль, это не только спортивная одежда и обувь. К спортивному стилю относятся удобные вещи для активного образа жизни. Их ткани, как правило, неизысканны, а фасон не перегружен деталями. Украшениям в спортивном стиле тоже уделяется мало внимания. Главная цель вещей спортивного стиля: не мешать движениям и быть практичными. Именно отсутствие сложных деталей и отказ от украшений делает спортивный стиль неженственным, даже если речь идет о юбках.

6. Сафари и дикий запад
Фильмы про Индиану Джонс и путешествия по пустыням – вот что приходит в голову при мысли об этих стилях. Снова приключения, энергия, удобство и практичность; натуральные грубоватые ткани, объемные карманы, широкие фасоны. Красоте и изяществу не уделяется внимание. Наоборот, намного важнее пробудить мужественность в женщинах, которым интересен подобный образ жизни.

Грамотное комбинирование женственных и неженственных стилей

Как и во всем, в дозировании женственности лучше стремиться к «золотой середине». Нет необходимости выбирать полностью женственные наряды или совершенно избегать женственности. Гибкость в своих предпочтениях и фантазия помогут Вам создать неповторимые и гармоничные комплекты, в которых будет «ни прибавить, ни отнять». Вот несколько примеров для вдохновения.

1. Самая распространенная комбинация – деловой костюм с использованием женственного цвета, фасона, украшения или ткани. Если в Вашем офисе нет строгого дресс-кода, то это отличный вариант, чтобы выглядеть одновременно и солидно, и женственно.

2. Сочетание романтического или других женственных стилей с роком – подробнее можно прочитать в моей статье «Куртки «косухи» — брутальный шик».

3. Восточные или винтажные вещи с джинсовой одеждой или аксессуарами из других стилей.

4. Стиль милитари и кружевные вещи (Подробнее в моей статье «21 век – совмещаем несовместимое»).

Одним словом, запретов нет. Главное правило: не переборщить. Женственный стиль аккуратно разбавляем одной «мужественной» деталью. «Мужественные стили» смягчаем одной «женственной». Комплекты с соотношением 50/50 могут смотреться странно и «конфликтно», гораздо выгодней использовать лишь отдельные акценты по мере необходимости.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дорогие родители!

Новое предложение для ребят во время учебного года

Если вы хотите, чтобы класс, где учится ваш ребенок:

-стал более дружным

-не было конфликтов между ребятами по разным большим и мелким поводам

-класс был единым целом, а не разбитым на группировки

-не было «неформальных» лидеров, которые пытаются поддерживать свой статус не всегда приемлемыми методами

-классному руководителю было легче работать с ребятами

-и как следствие: повысилась успеваемость, ребята с желанием шли каждый день в школу, создалась Позитивная атмосфера внутри класса, то

Заявки на проведение тренинга по тел. 436 33 50/51

В этом сезоне мы предлагаем ребятам «носить SCORE в сумке» и с помощью нашего «Ежедневника счастья» научиться ставить задачи и выполнять их, грамотно планировать свое время и, конечно, быть счастливыми!

Стоимость ежедневника: 300 рублей

КОЛИЧЕСТВО ОГРАНИЧЕНО!

Приобрести его можно в нашем офисе по адресу ул. Б.Печерская д.24 оф. 607

Подробности по тел. (831) 436 33 50/51

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Дорогие друзья!

С 01 сентября 2015 года мы получили новый статус в нашей деятельности — Экспериментальная Лаборатория Сказкотерапии при МИКС (Международном Институте Комплексной сказкотерапии) и РИКС (Росскийском Институте Комплекксной Сказкотерапии).

(Авторское свидетельство на Метод Комплексной Сказкотерапии № 1201152 от 12.08.1998 г.. Сертификат № НН — 28 от 18 августа 2015 г.)

Другими словами, мы стали официальным и единственным представителем РИКС в Нижнем Новгороде!
Руководитель лаборатории — Лёзова Екатерина Геннадьевна.

И теперь все мастер-классы и тренинги будут сопровождаться выдачей официального Сертификата РИКС.

Наши мероприятия:
* Для родителей.
по запросу . . Гендерное воспитание. Принципы воспитания Мальчиков и принципы воспитания Девочек. Ведущий: Лезова Екатерина Геннадьевна
Подробнее ….

* Для специалистов, психологов и родителей.
по запросу . Икогеногогия 3 ступень «Тайна здорового зачатия, вынашивания, рождения и первых лет жизни» . Ведущий: Смирнова Юлия Владимировна (г. Казань)
Подробнее…

* В других городах.
по запросу в г. Ульяновск. «Гендерное воспитание. Принципы воспитания Мальчиков и принципы воспитания Девочек». Организатор в г.Ульяновске: Жидкова Алла 8 927 270 30 72, 8 917 608 76 09

Регистрация на мероприятия в Нижнем Новгороде по тел. Регистрация по тел 436 33 50, 436 33 51
Миронова Елена тел. 8 920 258 69 08, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Дорогие родители!

Отличным оригинальным подарком на любой праздник может быть «Дневник успеха» как для детей, так и для взрослых.

Приобрести его можно в нашем офисе по адресу ул.Б.Печерская 24, оф. 607 (6 этаж).

Подробности по тел. (831) 436-33-50, 436-33-51

Метка: питание

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Растёт дочка, растёт сын — Ирина Ханхасаева

Много вопросов, простых и сложных, встает перед молодыми родителями: как ухаживать за новорожденным, в каком возрасте отдавать малыша в ясли и садик, что делать, если ребенок капризничает, как организовать игру, занятия с ребенком, как разрешить проблемы «трудного возраста».

Если малыш плохо ест — Алевтина Луговская

В вашей семье появился малыш. Все проходило прекрасно, когда практически единственным блюдом для него было материнское молоко. Однако ребенок растет, а вместе с этим иногда появляются и некоторые трудности.

Родители без границ. Секреты воспитания со всего мира — Кристина Гросс-Ло

Правильно ли мы воспитываем детей? Кристина Гросс-Ло, мама двух девочек и двух мальчиков, признанный эксперт в области воспитания, считает, что лучший способ оценить собственные действия – взглянуть на них через призму иной культуры.

Ребенок без проблем! Решебник для родителей — А. Луговская, Кравцова М.В.

Рождение ребенка — всегда чудо и огромное счастье. Пока он еще совсем маленький, главное, что волнует родителей — его здоровье, питание, сон, физическое развитие.

Что делать, если ребенок не хочет в детский сад

«Нет! Не хочу, не пойду!» – этот душераздирающий вопль вы и ваши соседи слышите по утрам. Ребенок собирается в детский сад… Каждый раз вас обуревают противоречивые чувства – от жалости к малышу до злости на него же. Вы используете все возможные методы воздействия и адаптации в детсаду, и, поняв, что у него нет другого выхода,…

Православная мама — Владимир Зоберн

Более 1000 лет православная вера определяла сознание русского народа. Совершив ломку народной души, годы атеизма не смогли перечеркнуть эти столетия. Православие, являясь главнейшей частью русского самосознания, сохранилось в исторической памяти, в генофонде русского народа.

Что необходимо знать каждой девочке — свящ. Алексий Грачев

Книга посвящена важнейшим вопросам нравственного воспитания девочки и предназначена для семейного чтения. Особое внимание в ней уделяется подготовке девочки к семейной жизни, приобретению ею добрых навыков и качеств, необходимых будущей жене и матери.

Детский пост. Лучшие рецепты детского постного стола

Эта книга научит ваших детей, как сначала с помощью мамы, а затем и самим приготовить постные блюда, как, готовясь к празднику, испечь постный торт, пряники, хворост.

Перехитрим малыша — Билл Адлер

С малышами, начавшими передвигаться самостоятельно, столько проблем: они уже достаточно взрослые для того, чтобы вести себя независимо от родителей, достаточно сильны, чтобы противодействовать требованиям взрослых.

Здоровый сон – счастливый ребенок — Марк Вайсблут

Что такое здоровый сон и почему он так необходим младенцу? С ответа на этот вопрос начинается мировой бестселлер авторитетного детского доктора Марка Вайсблута.

Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

3.
Владыка Ермоген вместе с единомышленными епископами также готовил письмо на имя патриарха, которое было представлено ему в марте 1965 года. Нет никаких сомнений, что письмо было согласовано с патриархом Алексием. Более того, он знал о его содержании и благословил начинание архиепископа Ермогена, хотя, быть может, после карательных мер против митрополита Николая (Ярушевича) в 1960 году и не столь охотно. В письме владыка Ермоген аргументированно ставил вопрос об отмене дискриминационных решений разбойничьего собора 1961 года: «Известно, что на VIII Чрезвычайном съезде Советов в 1936 году при обсуждении ст.135 проекта Конституции была отвергнута поправка, предлагавшая не предоставлять или, во всяком случае, ограничить в избирательных правах служителей культа. С тех пор духовенство уравнено в правах со всеми гражданами Советского Союза, и не может быть законным такое положение, когда священнослужитель, пользующийся полнотой избирательных прав в государственной жизни, лишался бы этих прав в церковно-приходской жизни, каковыми он пользовался в этой области еще с первых дней существования Советского государства».

Письмо русского епископата завершалось предложением или созвать Собор, или же на заседании Синода отменить дискриминационные положения псевдособора 1961 года: «Если священник в то время, когда он еще был «лишенцем», имел право по избранию верующих быть председателем церковного совета, то не может быть и речи, чтобы он не имел этого права, когда стал полноправным гражданином Советского Союза. Мы просим ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО в срочном порядке изыскать пути к исправлению ненормального положения, несогласного как с церковными канонами, так и с гражданским законодательством, в котором оказалось наше духовенство после Архиерейского собора 1961 года.

Таким путем мог бы быть созыв Поместного или Архиерейского собора ко дню 20-летия ВАШЕГО Патриаршего служения. Но ввиду бесспорности вопроса, а также несомненности того, что ни один Епископ не может протестовать против восстановления духовенства в его законных правах, мы считаем, что имеющее место ненормальное положение может быть в ближайшее время, еще до Собора, исправлено и путем специального разъяснения со стороны Вашего Святейшества на имя Преосвященных Архиереев, предварительно согласованного с Советом по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР о том, что духовенство может наравне со всеми верующими гражданами вступать в члены церковных двадцаток и настоятели храмов могут по желанию верующих избираться в председатели церковно-приходских советов, чем будут, не нарушая демократичности структуры приходского устройства, восстановлены законные права духовенства в полном согласии с нашим гражданским законодательством.» Письмо, кроме владыки Ермогена, подписали еще 9 епископов — архиепископ Иркутский и Читинский Вениамин (Новицкий), архиепископ Казанский и Марийский Михаил (Воскресенский), архиепископ Пермский и Соликамский Леонид (Поляков), архиепископ Пензенский и Саранский Феодосий (Погорский), архиепископ Новосибирский и Барнаульский Павел (Голышев), епископ Рижский и Латвийский Никон (Фомичев), архиепископ Мукачевский и Ужгородский Григорий (Закаляк), епископ Черниговский и Нежинский Нестор (Тугай) и архиепископ Ташкентский и Средне-Азиатский Гавриил (Огородников).

Письмо епископов, несмотря на то, что оно было согласовано владыкой Ермогеном с патриархом, вызвало негативную реакцию в Совете по делам религий и в ЦК КПСС. Под давлением патриархийных чиновников отозвали свои подписи архиепископ Мукачевский и Ужгородский Григорий (Закаляк) и архиепископ Казанский и Марийский Михаил (Воскресенский). На епископат давили чиновники Совета по делам религии. Особое возмущение вызвала формулировка «группа архиереев» – выходило, что 10 епископов РПЦ противопоставляют себя остальным. Архиепископ Павел (Голышев) написал письмо, в котором сдержанно объяснил, что не собирался противопоставлять себя другим епископам. Но каяться не стал. Владыка Ермоген написал патриарху письмо, в котором объяснял, что текст составлен им, что термин «группа архиереев» неудачен, но суть письма по-прежнему актуальна. Патриарх наложил резолюцию: «№ 5. VII. 65. Прошу постоянных Членов Священного Синода вызвать Преосвященного А(рхиепископа) Гермогена по поводу настоящего заявления и указать ему на незаконность организации групп архиереев, которые, подписывая подобные заявления, обращаются с вопросом в Патриархию, насколько законны подобные подписи. Кроме того, в виду того, что решение архиерейского Собора 61 года имеет свою давность и вошло в жизнь, не вызывая в настоящее время каких-либо осложнений и возражений».

В Церкви снова, как и в годы сталинских репрессий, царила атмосфера страха. Резонанс, который был вызван за рубежом письмом двух священников, не на шутку беспокоил партийных чиновников. Епископ Полтавский и Кременчугский Феодосий (Процюк), лишь два года тому назад ставший архиереем, написал патриарху письмо, в котором докладывал, что и ему предлагали подписать письмо, но он отказался. К чести владыки Ермогена и других 7 епископов они отказались каяться и дезавуировать свои подписи. Их всех ожидали кары. Началась целенаправленная травля архиепископа Ермогена как со стороны патриархийных чиновников, так и со стороны партаппаратчиков. Осенью 1965 года владыка обратился к патриарху с прошением: «Как мне стало известно Председатель Калужского Облисполкома направил Председателю Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР два письма с заявлением о нежелательности моего пребывания в должности Управляющего Калужской епархией. Хотя в письмах имеется целый ряд неточностей и передержек, а главное во всем инкриминируемом мне нет состава преступления, — я все же считаю при создавшемся положении невозможным для себя дальнейшее пребывание в Калуге на посту Управляющего Калужской епархии и прошу переместить меня на другую епархию по усмотрению Вашего Святейшества и Священного Синода.»

Странно было бы предполагать, что владыка по собственному почину написал это прошение. Его убеждали члены Священного Синода и патриарх, что лучше всего покинуть Калужскую кафедру, поскольку конфликт между ним и уполномоченным по делам религий перешел в открытую фазу. Владыке обещали, что вновь, как и после конфликта в Омске, он отсидится в монастыре, а как только появится возможность, его вновь назначат на вакантную кафедру. Но в этот раз его обманули — почислили за штат и сослали в Жировицкий монастырь. Других непокорных епископов раскидали по отдаленным и нищим епархиям. И все же это был первый случай после конкордата Церкви и богоборческого государства в 1945 году, когда православные епископы осмелились противостоять гонителям. Патриарх Алексий счел за лучшее подчиниться воле Куроедова и не стал более поднимать вопроса о лжесоборе 1961 года.

Но уже полгода спустя после увольнения за штат архиепископ Ермоген вновь напомнил о себе патриархийным чиновникам. В первую очередь он обратился к управляющему делами РПЦ архиепископу Алексию (Ридигеру), а затем направил письмо патриарху Алексию, в котором напоминал: «25 ноября 1965 года состоялось соответствующее постановление Синода за № 36.

Накануне, 24 ноября, я был у Председателя Совета по делам Русской Православной Церкви, ныне Председателя по делам религий при Совете Министров СССР В. А. Куроедова. Во время беседы он сказал, что хотя в письмах Калужского облисполкома и нет ничего такого «от чего могла бы пострадать революция», но все же сразу после этих писем ему неудобно «рекомендовать» меня на какую-либо кафедру, а потом, «когда уляжется», будет можно.

В связи с письмами облисполкома я собирался еще тогда писать В. А. Куроедову объяснительную записку, но по совету митрополита Никодима — ничего никуда не писал, по крайней мере, в течение шести месяцев — воздержался от своего намерения.

Месяц тому назад, 25 июня, я виделся с митрополитом, и он посоветовал по-прежнему ничего не предпринимать, мотивируя это тем, что мое имя связывают с именами двух священников, обратившихся с открытыми письмами к Вашему Святейшеству и к Председателю Президиума Верховного Совета СССР. На это я ответил митрополиту, что я имею отношение к этим письмам такое, какое имеет к ним всякий другой архиерей. В составлении их я никакого участия не принимал и ознакомился с ними впервые лишь по получении их. Митрополит сказал, что было бы неплохо, если бы я побывал у В. А. Куроедова и завил ему об этом».

Владыка попытался попасть на прием к Куроедову, но тот направил его к своему заместителю Фурову. Архиепископ Ермоген понял, что его начинают гонять по инстанциям, и отказался идти на прием к Фурову. С 1966 года два ключевых человека в РПЦ начинают играть решающую роль в его судьбе – митрополит Никодим (Ротов) и архиепископ Алексий (Ридигер). Именно им председателем Совета по делам религий Куроедовым и патриархом было поручено дело архиепископа Ермогена. Но ни партийные, ни патриархийные чиновники не представляли вполне, с кем они имеют дело. Прежде всего потому, что это были люди новой, молодой формации. Об особенностях молодой формации епископов и священников немало размышлял протоиерей Всеволод Шпиллер. Сохранилось его письмо 1966 года, адресованное митрополиту Никодиму (Ротову), тогдашнему председателю Отдела внешних церковных сношений. Сопровождая в поездке по СССР архиепископа Антония (Блюма), отец Всеволод делился с ним своими размышлениями. Но с ними был третий – священник-стукач Анатолий Казновецкий, который написал донос в Отдел внешних церковных сношений и в Совет по делам религий, в котором обвинил протоиерея Всеволода Шпиллера в антисоветских измышлениях. Отцу Всеволоду пришлось оправдываться, и он написал пространное письмо митрополиту Никодиму (Ротову).

В этом письме он изложил свои наблюдения и напомнил, что после войны из Белграда в Москву с лекциями часто приезжал известный канонист С.И.Троицкий. «Наездами из Белграда в Москву он время от времени читал небольшие и довольно простенькие циклы своих лекций по церковному праву. Затем он для себя пробовал выяснить, насколько слушатели понимают его. По словам проф(ессора) Троицкого оказалось, что слушатели его совсем не понимали. По его мнению, происходило это не от неинтеллигентности их, напротив, они были вполне интеллигентными молодыми людьми, а от того, что будучи воспитанными в условиях не существовавшей никогда системы правоотношений, они приобрели совершенно новые «категории правового мышления», настолько своеобразные, что даже, как прежде казалось, само собой разумеющиеся правовые и церковно-правовые понятия в них не укладывались.» (О.Всеволод Шпиллер. Страницы жизни в сохранившихся письмах.», М. 2004, сс.247-248)

Важно помнить, что протоиерей Всеволод Шпиллер должен был оправдываться перед митрополитом Никодимом и чиновниками из Совета по делам религий. Поэтому стиль его письма порой кажется весьма запутанным, но в то же время нельзя не отдать должное его мужеству – он ставит перед влиятельным митрополитом одну из наиболее важнейших проблем русской церковной жизни. Говоря о «совершенно новых категориях правового мышления», он по сути высказывает мысль, что появилось новое церковное поколение, которое не имеет представления не только о римском праве, но и о церковном праве, которое существенно отличается от римского. Это поколение было воспитано в атмосфере советского бесправия – поэтому они не могли понять лекций профессора Троицкого. «Церковь как правопорядок в собственном смысле этого слова казалась здешним его слушателям по-видимому немыслимой. Правопорядок в собственном смысле слова для них существовал один – государственный. Профессор в конце концов вынужден был отказаться от этой весьма важной темы в его чтениях» (там же, с.248)

Но этот дефект был присущ не только семинаристам или слушателям Духовной академии. Протоиерей Всеволод Шпиллер, касаясь строк доноса Казновецкого, вспоминал, как поделился с архиепископом Антонием (Блюмом) своими впечатлениями от случайно услышанного разговора двух молодых советских епископов. Разговаривали архиепископ Киприан (Зернов) и Костромской епископ Никодим (Руснак). «Я рассказал владыке (Антонию – С.Б.), что очень хорошо запомнил, какое глубокое, какое сильное впечатление произвело на меня в этом их разговоре полное как бы нечувствие и даже как бы немыслимость для епископа Никодима самого существования сложнейшей проблемы соотношения двух правопорядков – государственного и церковного. Она была вне его церковного правосознания. А ведь так обстоит не с одним епископом Никодимом. Признание превалирующего положения общественного правопорядка в его соотношении с церковным, требуемые жизнью суперординация или субординация одного в отношении к другому, отнюдь не обязывает ни епископа, ни священника стоять навытяжку перед представителем светской власти, какое бы положение не занимал он в государственной администрации.» (там же. с. 250)

Митрополит Никодим (Ротов) и архиепископ Алексий (Ридигер), (хотя Ридигер родился и вырос в свободной Эстонии), относились к молодому поколению епископов, готовому вскочить и стоять навытяжку перед государственным чиновником любого ранга. Они даже представить себе не могли, что кто-то из епископата осмелится не только противостоять, но и бороться против карательной машины авторитарного государства. Подобное поведение казалось им безумием и разрушало их представления о подобающих отношениях между Церковью и государством. Выступая против лжесобора 1961 года, протоиерей Всеволод Шпиллер отмечает в этом же письме: «В устройстве и управлении Церкви не может быть ничего противоречащего законам страны, это само собой разумеется. Но гражданский закон не может быть каноническим основанием церковного устройства, да еще в стране, где по конституции Церковь отделена от государства. Это тоже не менее ясно. Между тем Синод объявляет гражданский, государственный закон основанием радикальнейшей канонической перестройки.» (там же, с.256)

Спустя год владыка Ермоген вновь обращается с письмом на имя патриарха: «Более года, вынужденно и необоснованно, я нахожусь на покое. Согласно церковных установлений архиерей может быть уволен на покой или по собственному прошению или вследствие болезни и преклонности лет, препятствующих исполнению архиерейских обязанностей или по церковному суду за конкретную вину.

Увольнения на покой я не просил, состояние моего здоровья, по милости Божией, пока что лучше, чем у многих ныне правящих архиереев, и мне не было предъявлено никакой церковной вины.

Под давлением известных Вашему Святейшеству и Синоду обстоятельств я просил Ваше Святейшество и Синод только о перемещении на другую кафедру, что широко практикуется в нашей современной церковной жизни. И Синод, увольняя меня на покой временно, мотивировал в опубликованном в «Журнале Московской Патриархии» это свое постановление только отсутствием в тот момент свободной кафедры.

За истекший год не раз освобождалась то та, то другая кафедра, а я, в нарушение Синодального постановления, все продолжаю оставаться на покое. Все это создает ненужную шумиху вокруг моего имени и в какой-то степени наносит ущерб авторитету нашей Высшей Церковной Власти, потому что уважение к своим собственным постановлениям укрепляет авторитет учреждения, выносящего постановления, а нарушения их расшатывают его. Если это справедливо по отношению к каждому учреждению, то по отношению к Синоду это справедливо сугубо.

В связи с изложенным прошу или назначить меня согласно синодального постановления на одну из свободных кафедр (таковые сейчас имеются) или предъявить мне конкретную церковную вину и назначить церковный суд, предоставив мне право на защиту в соответствии с правилами нашей Св(ятой) Церкви. Настоящее мое заявление было бы неполным, если бы я не коснулся и гражданской стороны моего дела. Инициатива моего увольнения исходила не от Вашего Святейшества и не от Синода…»

Упоминая о давлении на Синод и патриарха со стороны партийных чиновников, владыка нарушал негласную договоренность между Церковью и государством. Перед общественностью Запада иерархи РПЦ в разгар хрущевских гонений всегда лжесвидетельствовали, что в СССР верующие свободны и не подвергаются никаким гонениям, храмы и монастыри не закрываются, а Священное Писание общедоступно. Спустя полтора года владыка вновь обращается к патриарху: «За время моего затянувшегося пребывания на покое не раз освобождалась то та, то другая кафедра и, тем не менее, несмотря на определенное обещание Вашего Святейшества я продолжаю оставаться на покое. Таким образом мое нахождение на покое приобретает определенный характер репрессии, наказания.

Поскольку основное правило всякого упорядоченного общества как церковного, так и гражданского требует, чтобы только после правильного и тщательного исследования дела производился суд и налагалось соответствующее наказание, то 23 декабря 1966 года я подал на имя Вашего Святейшества через Управляющего делами Патриархии Архиепископа Алексия заявление, в котором просил внести ясность в мое положение — или назначить на архиерейскую кафедру или, предъявив конкретную церковную вину, назначить церковный суд в соответствии с канонами нашей Св(ятой) Церкви…» Важно помнить, что в те времена верующие внимательно следили за происходящими в Церкви событиями, а владыка Ермоген не считал нужным хранить в тайне свои письма патриарху и членам Священного Синода. Эти письма перепечатывались и распространялись христианами по всему СССР. И это обстоятельство более всего раздражало и чиновников Совета по делам религий, и патриархийных чиновников.

Но владыка Ермоген не только не давал покоя патриарху и синодалам. Осенью 1966 года он обратился с письмом в редколлегию журнала «Социалистическая законность». Полемизируя с неким В. Клочковым, он указывал на недостатки в его статье, тщательно аргументируя свою критику: «Так совсем недавно в № 2 журнала «Социалистическая законность» за 1965 год в отделе «Из практики прокурорского надзора» было помещено сообщение о необоснованном привлечении к уголовной ответственности по ст. 227 УК РСФСР лиц, занимающихся религиозной деятельностью. По приговору народного суда Ленинского района г. Казани группа лиц, являющихся членами общины евангельских христиан-баптистов, была осуждена к лишению свободы, между прочим, за то, что они совершали религиозные обряды в частных домах и коммунальных квартирах.

Заместитель Генерального Прокурора СССР, считая приговор незаконным, опротестовал его. Согласившись с протестом заместителя Генерального Прокурора СССР, президиум Верховного Суда Татарской АССР отменил приговор суда и дело прекратил за отсутствием состава преступления.

Одним из оснований к отмене приговора в протесте заместителя Генерального Прокурора СССР было указано, что «согласно ст. 124 Конституции СССР свобода отправления религиозных культов признается за всеми гражданами СССР. Следовательно, (упомянутые лица) могли совершать религиозные обряды в частных домах и коммунальных квартирах». Все вышеизложенное ставит под сомнение высказанное В. Клочковым положение, что «в соответствии с нормами законодательства о религиозных культах» требуется разрешение исполкомов районных, городских Советов депутатов трудящихся на совершение религиозного обряда в квартире верующего советского гражданина.»

Письмо владыки Ермогена из журнала «Социалистическая законность», редколлегия которого вряд ли подозревала, кто такой архиепископ Ермоген и почему он столь дерзко обращается с письмом в партийный журнал, тут же было переправлено в Совет по делам религий. Некий инспектор Совета А. Коваленко вынужден был подготовить справку, в которой перечислялись все «прегрешения» владыки. Справка завершалась доносом: «Архиепископ Ермоген занимается подстрекательством некоторой части духовенства, подстрекает на организованное выступление против советского законодательства о культах. Имеются также сведения, что он поддерживает Эшлимана и Якунина в вопросах, которые они изложили в своем т. н. «открытом письме».

Осенью 1967 года владыка обратился с третьим и последним письмом к патриарху Алексию. Телеграммой он уведомил митрополита Никодима (Ротова), который в то время из-за преклонного возраста патриарха самостоятельно решал многие церковные вопросы, о том, что направил письмо патриарху. В нем опять ставил острые и неприятные для синодалов вопросы: «Фактической причиной увольнения меня «на покой», как хорошо известно Вашему Святейшеству и Синоду, было требование председателя Совета по делам религий при Совете Министров СССР В. А. Куроедова. Формально означенное постановление последовало на мое вынужденное и предварительно согласованное с Вашим Святейшеством прошение о перемещении на другую кафедру, причем ВАШИМ СВЯТЕЙШЕСТВОМ ДАНО БЫЛО ОБЕЩАНИЕ, что, после кратковременного увольнения «на покой», мне будет предоставлена вакантная кафедра.

Со дня упомянутого постановления, обосновавшего мое увольнение «на покой» только отсутствием в тот момент вакантной кафедры, в течение истекших двух лет не раз становились вакантными кафедры, а перед последней сессией Синода таковых имелось четыре. Но, несмотря на это, в нарушение слова Патриарха Русской Церкви и синодального постановления, и по сей день кафедра мне не предоставлена.

За истекший двухлетний период мною была подана Вашему Святейшеству объяснительная записка и два заявления, в которых с предельной ясностью была показана необоснованность моего увольнения со стороны как церковных, так и гражданских законов. Настоящее мое заявление по данному вопросу третье и последнее, и мне хотелось, чтобы Ваше Святейшество отнеслись бы к нему с надлежащим вниманием.

Восстановление меня на кафедре при указанных обстоятельствах нельзя рассматривать только как дело моего личного устроения. Его требует прежде всего достоинство Патриарха Русской Церкви и авторитет Синода. Оно необходимо во имя восстановления нарушенного канонического правопорядка, в случае которого Епископ может быть лишен кафедры только по церковному суду или в случае его осуждения гражданским судом за уголовное преступление. Поскольку в моем случае нет ни того, ни другого, то продолжающееся нахождение мое «на покое» может только свидетельствовать о серьезных ненормальностях, которые на сегодняшний день имеются во взаимоотношениях между нашим Церковным управлением и Советом по делам религий, выразившихся в данном случае в том, что Патриарх лишен возможности сохранять верность своему слову, а Синод выполнять свое постановление. Эти ненормальности — прямой результат существующей на сегодняшний день неясности в вопросах взаимоотношений между Церковью и Государством.»

Это письмо владыки Ермогена переполнило чашу терпения синодалов и их партийных покровителей из Совета по дела религий. Но в еще больший ужас их привела Справка, подготовленная владыкой к 50-летию восстановления патриаршества. Никто в Русской Церкви не собирался отмечать эту дату. Но владыка Ермоген подготовил небольшой очерк, с которым ознакомился управделами РПЦ архиепископ Алексий (Ридигер). Он срочно подготовил проект резолюции патриарха Алексия, направленный им и в Совет по делам религий. В нем подробно доносилось о встрече управделами с опальным епископом в Москве: «…В настоящее время дело обстоит так, что настроение Преосвященного, как видно по тону и характеру его «заявления» не дает надежды на то, что не будет повторения того, что было у него в Ташкенте, Омске и Калуге, и потому от него самого зависит дать возможность Синоду прекратить его пребывание на «покое» и назначить его на Епархию».

3 и 4 января с. г. (1968) на приеме у Управляющего делами Московской Патриархии был архиепископ Ермоген (Голубев). Он хотел ознакомить Управляющего делами с «документом», который составлен им в связи с 50-летием восстановления патриаршества в Русской Православной церкви. Как говорит в этом «документе» архиепископ Ермоген, он предполагает распространить его среди епископата и церковной общественности в противовес панегирикам, которые будут произноситься на официальном праздновании 50-летия восстановления патриаршества.

Ввиду того, что прочитать этот документ не было возможности во время приема архиепископа Ермогена, т. к. телефонные звонки, вызов к Патриарху — все время отрывали, — архиеп(ископ) Ермоген предложил оставить материал для прочтения до следующего утра, в результате чего удалось снять копию с указанного материала.

По его словам, в церковной жизни РПЦ за минувшее 50-летие назрел ряд вопросов, которые требуют своего разрешения, и разработку этих назревших вопросов он изложил в историко-канонической, исторической справке. На вопрос, почему он прибегает к странному методу постановки этих вопросов не перед Патриархом непосредственно, а путем широкого распространения этого материала среди епископата и церковной общественности, — не есть ли это следование опыту «открытого письма» свящ(енников) Эшлимана и Якунина? — архиеп(ископ) Ермоген сказал, что это — единственный путь, дающий надежду на рассмотрение вопросов.»

Знакомясь сегодня с этими документами, понимаешь, насколько глубоко проникли щупальца богоборческого государства в церковное лоно. Поневоле вспоминаешь пророческие слова патриарха Тихона (Белавина), которые он неоднократно повторял в последние годы жизни: «Я не могу отдать Церковь в аренду государству!» Митрополит Сергий (Страгородский) сделал то, на что не могли решиться ни патриарх Тихон, ни его преемник – священномученик митрополит Петр (Полянский). Митрополит Сергий предоставил возможность богоборцам по их усмотрению управлять Русской Церковью. Развращающее влияние лжи, привнесенное митрополитом Сергием (Страгородским) в церковную жизнь – отречение от новомучеников, сервилизм, стремление выжить любой ценой – все это развращало молодое поколение епископата, не знавшее ужасов сталинского террора. Вспоминаю, насколько в 1975 году меня потрясло письмо архиепископа Алексия, адресованное архиепископу Ермогену и имевшее хождение в Самиздате. Я не представлял, чтобы молодой епископ мог столь цинично обращаться с исповедником, старшим по возрасту и хиротонии епископом.

Далее архиепископ Алексий (Ридигер) докладывает: «После прочтения «справки» архиеп(ископу) Ермогену было высказана следующая точка зрения: «Если вы хотите в интересах церкви ставить какие-то вопросы, они должны быть в деловой форме адресованы Патриарху или Синоду, но не распространяться среди широких церковных кругов. Нет сомнения, что через нечестные руки каких-то лиц эти материалы станут известны за границей, и ими воспользуется западная империалистическая пропаганда во враждебных нашей Церкви и Родине целях. Если когда-то вам В. А. Куроедов сказал о том, что ваш портрет был опубликован в какой-то западной газете и ваше имя упоминалось, как имя лидера оппозиции (об этом арх(иепископ) Ермоген вспомнил при беседе 3 января), то после того как ваша справка окажется за границей, десятки ваших портретов появятся на страницах враждебных нам газет и материал, данный вами, будет самым тенденциозным способом использован в пропагандных целях. Ведь даже Краснов-Левитин в одном из своих последних «произведений» сетовал на западную прессу и радио, что они односторонне используют из его «творений» только то, что говорится плохого о Русской Православной церкви и Патриархе, и не используют его «научных трудов» по истории обновленчества, хотя эти «труды» и имеются в распоряжении Би-би-си. Можете ли вы, как архиерей РПЦ и гражданин Советского Союза пойти на то, чтобы ваши справки были подобным образом использованы в грязной борьбе против Советского Союза и нашей Церкви?» — На это арх(иепископ) Ермоген ответил, что он не собирался эти материалы передавать за границу. «Будьте спокойны, если вы их распространите, как «открытое письмо» — они станут известным наши недругам».

После широкого резонанса, который вызвало на Западе письмо священников Глеба Якунина и Николая Эшлимана, перспектива получить вторую волну протестов западных христиан и политиков всерьез обеспокоила архиепископа Алексия (Ридигера). Видимо, поэтому он скопировал Справку, подготовленную владыкой Ермогеном, и направил ее вместе со своим отчетом в Совет по делам религий. Но и архиепископ Ермоген понимал, что это последний его шанс получить кафедру и продолжить высокое епископское служение. Беседа с архиепископом Алексием достигала порой высокого напряжения: «Было указано на недопустимость ряда острых моментов и дискредитации отдельных членов (а(рхиепископа) Иосафа) Синода. На нетактичность ставить вопрос о выборах Патриарха, т. к. постановка этого вопроса может быть болезненно расценена Патриархом. В беседе арх(иепископ) Ермоген дошел до того, что сказал, что на здании, где находится патриархия, можно было бы укрепить вывеску: «Совет по делам религий (филиал)». Получив соответствующую отповедь, арх(иепископ) Ермоген извинился и сказал: «Извините, я переборщил».*

«Арх(иепископ) Ермоген сказал, что «есть возможность считать эту справку небывшей и предать ее забвению и никому она не будет распространена. Такой возможностью является назначение меня на кафедру». На что было сказано, что это беспринципно. «Вы ведь говорите о том, что болеете душой за церковь и хотите разрешения наболевших вопросов, и в то же время готовы забыть все, если будет разрешен ваш личный вопрос». Вразумительного ответа на это не последовало, лишь было сказано: «Нет, ну некоторые вопросы можно поднять и потом, но не в такой форме».

Архиепископ Ермоген мог себе позволить столь резкий тон в разговоре с могущественным управделами РПЦ – он понимал, что его не только обманули, пообещав кафедру в случае, если он подаст прощение об уходе с Калужской кафедры, но и продолжают обманывать. В нем боролись два чувства – он хотел добиться справедливости и возобновить епископское служение с одной стороны, с другой его сдерживала боязнь причинить вред Русской Церкви резкими обличениями. И все же архиепископу Ермогену удалось добиться встречи с патриархом. Архиепископ Алексий докладывал в Совет по делам религий о том, как проходила эта встреча: «Арх(иепископ) Ермоген был принят Патриархом. Предварительно он обещал, что не будет расстраивать Патриарха и будет считаться с его возрастом. Перед приемом у Патриарха Управляющий делами просил Патриарха не входить в спор с арх(иепископом) Ермогеном, так как это бесполезно, но твердо, по-отцовски сказать ему о том, чтобы он не занимался вопросами не своей компетенции и пребывал действительно на покое, так как только он сам своим поведением может способствовать своему назначению на кафедру. Все это было арх(иепископу) Ермогену высказано Патриархом. При повторном визите к Патриарху, после разговора с Д. А. Остаповым, Патриарх жаловался на свое здоровье и сказал: «Может быть, мне уйти на покой, я так себя иногда плохо чувствую». Арх(иепископ) Ермоген сказал: «Не делайте этого ни в коем случае, Ваше Святейшество. Это можно было бы сделать, если бы Вы имели хороших помощников, но Ваши ближайшие помощники — м(итрополит) Пимен, м(итрополит) Никодим, арх(иепископ) Алексий — ненадежные».

По словам Д. А. Остапова, он разговаривал с арх(иепископом) Ермогеном и убеждал его, чтобы он не занимался вопросами, которые ему никто не поручал; терпение и смирение всегда превозмогут все. И им был, якобы, указан пример арх(иепископа) Иова, который сидел спокойно на покое, а теперь получил назначение на кафедру.»

Справка: архиепископ Ивановский и Кинешемский Иов (Владимир Адрианович Кресович) (1898-1977) – родился на Волыни, в семье священника. Окончил Волынскую духовную семинарию. В 1922 году был рукоположен в сан священника. В 1942 году овдовел и был пострижен в монашество. Во время немецкой оккупации Украины был хиротонисан «митрополитом» Украинской Автономной церкви Алексием (Громадским) в сан епископа в Почаевской лавре 24 июля 1942 года. Был сначала викарным епископом Луцким, затем с 1943 года – епископом Кременецким и Лубенским, В 1945 году – епископ Измаильский. После освобождения Украины был уволен на покой в один из монастырей Кишиневской епархии. Но уже и июля 1946 года по 1953 годы управлял различными епархиями. В 1954 году был возведен в сан архиепископа, управляя Чебоксарской и Чувашской епархией, а с 1957 года — Казанской и Марийской. В разгар хрущевских гонений началась травля архиепископа Иова. Ему были посвящены две погромные статьи – в «Известиях» и в «Советской России». Ему вменялось в вину присвоение двух миллионов рублей, а на самом деле он постоянно препятствовал закрытию храмов в вверенной ему епархии, объезжал города и села, убеждая прихожан оказывать сопротивление натиску богоборцев. В 1960 году был арестован и осужден на три года лагерей. После освобождения три года проживал во Львове на покое. В 1967 году был назначен архиепископом Уфимским и Стерлитамакским, а затем, с 1973 по 1977 годы – Ивановским и Кинешемским.)

Данила Остапов, бывший личным секретарем патриарха, имел на него большое влияние и в последние годы его жизни постоянно вмешивался в ход церковной жизни. Следует отдать ему должное – он стремился повлиять на патриарха, чтобы тот все-таки противостоял светским властям, когда дело касалось закрытия храмов или монастырей.**

Свой доклад в Совет по делам религий архиепископ Алексий завершает своеобразно: «Резолюции Святейшего на его заявлении он не получил, т. к. уехал из Жировиц до того, как эта резолюция поступила. В патриархии он с этой резолюцией ознакомился и реакция была односложная: «Ерунда». «У меня в Ташкенте было все хорошо, я там построил собор. В Омске у меня было все хорошо и после ухода оттуда меня вызвали, как свидетеля, в суд по делу одного прихода. В Калуге у меня было все хорошо.» Ему было напомнено о деле с облигациями в Ташкенте, о том, как В. А. Куроедов спас его от суда в Омске и о беспрецедентном положении в Калуге, когда Облисполком ставил вопрос о его там пребывании. Думается, что после получения новых материалов от арх(иепископа) Ермогена и их изучения — следовало бы его пригласить в Москву и иметь с ним беседу, чтобы погасить его пыл, так как распространение любых материалов за его подписью не будет полезно.»

Архиепископ Алексий (Ридигер) оказался прав – Справка, подготовленная архиепископом Ермогеном к 50-летию восстановления патриаршества получила широкое хождение в отечественном Самиздате и была опубликована на Западе в парижском Вестнике русского христианского студенческого движения. Выводы, которые сделал в свое время в Справке владыка Ермоген, не утратили своей актуальности и по сей день: «В заключение нам хочется отметить, что состояние Русской Православной Церкви к началу второго пятидесятилетия по восстановлении в ней патриаршества нельзя считать удовлетворительным. Указать на эту неудовлетворительность и на причины, породившие ее, было основной задачей настоящей справки. Сделать это автор счел своим церковным долгом, как Архиерей Русской Православной Церкви, учитывая, что в связи с празднованием 50-летия восстановления патриаршества не будет недостатка в льстивых панегириках, всегда вредящих правде.

Печальное состояние Русской Церкви на сегодняшний день — прямое следствие нарушения канонов и забвения коренного начала, на котором зиждется строй Православной Церкви и которое составляет его драгоценную особенность — СОБОРНОСТИ. Для жизни Церкви существенно необходимы свобода и независимость ее внутренней организации. Это достигается неуклонным следованием ее основным канонам и наличием в ее жизни Соборов, канонических и по способу их созыва и по порядку обсуждения на них подлежащих решению вопросов.

Седьмой Вселенский Собор в своем 6 правиле, напомнив об обязательности ежегодных Соборов и указав на их основное назначение — «погрешительное исправляти», — определил налагать епитимью на неисполняющих это правило митрополитов, за исключением случаев, когда они лишены возможности созвать Собор «по нужде и насилию» или по какой-либо уважительной причине. Такое огромное значение придавала Вселенская Церковь СОБОРНОМУ НАЧАЛУ в своей жизни.»

Справка архиепископа Ермогена вызвала тревогу не только в СССР, но и на Западе. Известный американский христианский деятель YMCA Пол Андерсон, тесно связанный с Россией и немало помогавший русской эмиграции, постоянный член Всемирного Совета Церквей с тревогой писал протоиерею Всеволоду Шпиллеру, пытаясь понять, что же на самом деле происходит с Русской Церковью в СССР. Митрополит Никодим (Ротов) и советские епископы, выезжавшие за границу, убеждали христианский Запад, что в СССР Церковь свободна и не подвергается никаким гонениям. Письмо Якунина и Эшлимана, а также Справка архиепископа Ермогена свидетельствовали об обратном. Протоиерей Всеволод Шпиллер писал Андерсону в апреле 1968 года, прозрачно отвечая на его вопросы: «Вспомните знаменитое «Окружное послание» святого Афанасия Александрийского: «То, что произошло у нас, превосходит до горечи все гонения. Вся Церковь изнасилована, священство поругано и, еще хуже, благочестие преследуется нечестием…» Это случилось с Церковью в Александрии и Константинополе вследствие порчи внутренней, трансформировавшей церковной сознание, переставшее видеть границу между Церковью и государством.»

Говоря о советских епископах, многие из которых были его учениками, протоиерей Всеволод пишет Андерсону, стремясь оставаться в рамках «советскости»: «Я знаю, что им просто неоткуда было выучиться видеть эту границу. Поэтому я не смею вменять им всем в вину это неумение. Но оно от этого не перестает быть фактом, увы, определяющим много дурного в состоянии дел в нашей Церкви. Я имею в виду неумение «церковного руководства» видеть границу, отделявшую Церковь как общество, от государства, разумеется при безусловном признании безоговорочно превалирующего положения правопорядка в его соотношении с правопорядком церковным.» («О.Всеволод Шпиллер. Страницы жизни в сохранившихся письмах.», М. 2004, сс. 335-336)

8 мая 1968 года архиепископ Ермоген был в Москве и встречался с митрополитом Алексием (Ридигером), который составил обширный отчет о своей беседе с опальным владыкой. Отчет, естественно, был направлен в Совет по делам религий: «В отношении своих письменных обращений он сказал мне: «Вы оказались пророком: я имею сведения, что мои обращения опубликованы за границей». На что архиепископу Ермогену было сказано: «В этой связи я имею к вам серьезные претензии. Будучи в последний раз в Москве после того, как Вы показали мне текст Вашей «историко-канонической и юридической справки» и я высказал Вам свои мысли — Вы обещали ее не распространять и не показывать церковной общественности, как предполагали первоначально, а полностью переработать. Однако, прошло немного времени и Ваши заявление и справка были опубликованы в реакционных изданиях Запада. Как это могло произойти, как это совмещается со словом архиерея?»

Архиепископ Ермоген сказал, что он выполнил данное им обещание и после разговора со мной никому не давал своих заявлений, но, якобы, до того как он показал «справку» мне, он познакомил с ней своих друзей. Больше того, он знает одного архиерея, который, получив от него «справку», размножил ее и рассылал своим единомышленникам. «Хороши Ваши друзья», — было сказано мной — если они так подводят Вас. Ведь Вы помните, я Вам говорил, что если Вы будете со своими заявлениями знакомить, как Вы выражались, «церковную общественность», — среди них найдутся грязные руки, которые переправят Ваши заявления за границу, что и произошло. Архиепископ Ермоген возражал — там нет ничего противоцерковного или противогосударственного.»

Митрополит Алексий после встречи направил на имя патриарха обширный доклад, в котором отмечал: «Клеветнические обвинения в адрес Высшей церковной власти могут быть использованы враждебно относящимися к нашей Церкви и Отечеству некоторыми зарубежными кругами во вред Церкви и нашей Родины. Мы со всей решительностью осуждаем творящих распри и раздоры в Церкви и нашли справедливым применить меры прощения к клирикам нашей епархии и, в случае их нераскаяния и продолжения ими вредной для Церкви деятельности, мы предупредили их, что прибегнем к более суровым мерам вразумления.

В связи с вышеизложенным, предлагаю всем Епархиальным Преосвященным строго следить за тем, чтобы вредные для Церкви стремления отдельных лиц нарушить мир церковный и попытки дискредитировать Высшую церковную власть в глазах клира и мирян — пресекались бы епархиальными архиереями со всей строгостью. Распространению всевозможных «открытых писем» и статей должен быть положен решительный конец. На обязанности Епархиальных Преосвященных лежит долг следить за этим».

Святейший Патриарх обратился с призывом к Преосвященным пресекать распространение клеветнических и других материалов, каковые могут быть использованы во вред нашей Святой Церкви. Здесь же мы имеем факт, когда один из архипастырей встал на такой же путь и своими действиями уже нанес ощутимый вред нашей Церкви, посеяв семена соблазна и дав пищу нашим недругам…

В заключение я коснусь вопроса гражданского долга. Может ли гражданин нашего Отечества сознательно идти на то, чтобы давать в руки наших церковных и политических недругов такой тенденциозный и необъективный материал? Я думаю, что в гражданском отношении Преосвященный архиепископ Ермоген поставил себя в очень деликатное положение, и мы, члены Священного Синода, испытываем чувство глубокого огорчения по этому поводу.»

Это доклад управляющего делами РПЦ являлся своеобразной артподготовкой к окончательной расправе над опальным и непокорным епископом. В это время патриарх Алексий из-за преклонного возраста редко принимал участие в заседаниях Священного Синода. Публикация Справки архиепископа Ермогена в Париже, а также его постоянные напоминания и обращения к патриарху раздражили постоянных членов Синода до того, что вскоре после этого состоялось заседание Священного Синода, посвященного его вопросу. 30 июля 1968 года, в Патриархии, на заседании Священного Синода слушалось дело архиепископа Ермогена (Голубева). Присутствовали все постоянные члены Синода и временные члены зимнего и летнего созыва Синода, кроме архиепископа Алипия, который не мог прибыть на заседание по болезни. На заседание был приглашен архиепископ Ермоген. Со стороны Священного Синода принимали участие в заседании — митрополиты Пимен (Извеков), Никодим (Ротов), Алексий (Ридигер), Филарет (Денисенко), Палладий (Шерстенников) и Иосиф (Чернов); архиепископы Ивано-Франковский Иосиф (Савраш), Курский Серафим (Никитин) и епископ Оренбургский Леонтий (Бондарь). Председательствовал, ввиду отсутствия Патриарха, митрополит Пимен. Митрополит Алексий зачитал перед членами Синода свой обширный доклад. Все выступления тщательно стенографировались.

Митрополит Пимен, открывая заседание, сказал несколько слов: «Мы собрались, чтобы заслушать дело архиепископа Ермогена, который несколько раз обращался с просьбой назначить его на кафедру. Мы выслушаем сегодня его, а сейчас доклад по делу сделает Управляющий делами Московской Патриархии митрополит Алексий.» Владыка Алексий зачитал доклад, приготовленный им для патриарха Алексия.

После него митрополит Пимен предоставил слово архиепископу Ермогену: «Митрополит Алексий в своем докладе говорил о том, что я обещал не распространять справку, если буду назначен на кафедру — это не соответствует действительности. В Калуге у меня никаких осложнений не было, не было также и никаких нарушений. Письма облисполкома были спровоцированы уполномоченным Рябовым. Меня обвиняли в том, что я снимал гостиницы для приезжающих священников, а также выплачивал большие пенсии вдовам священников, чем им были назначены, но в этом нет никакого нарушения. Никакой связи у меня со священниками Эшлиманом и Якуниным не было — я с ними не связан. По словам митрополита Алексия, положение Церкви настолько благополучно, что большего и желать нечего. А между тем, положение весьма неблагополучное.

В качестве примера приведу: в Белоруссии республиканский уполномоченный Ковалев созвал областных уполномоченных на совещание, после чего стал вызывать областных благочинных и вводить по всей епархии регистрацию исповедников. Священник может исповедовать только после того, как верующий пройдет регистрацию и предъявит соответствующий талон. Только благодаря вмешательству архимандрита Максима (Крохи), который сообщил об этом архиеп(ископу) Антонию в Москву, а последний в Совет — это незаконное мероприятие было ликвидировано.

Я не стремлюсь на епархию, — лучшим состоянием в настоящее время я считаю пребывание на покое. Епископ Феофан Затворник и епископ Игнатий Брянчанинов свои труды писали, находясь на покое. Я работаю и буду работать. Если после революции нельзя было проводить соборы, это одно, но теперь — это можно, об этом говорит практика баптистов и в своей книге Бонч-Бруевич. У нас должен быть также выборный Синод, тогда он будет авторитетнее; в настоящее же время только я могу говорить обо всем открыто, т.к. я ничем не связан. Управляющий делами — связан своей должностью и не может выступать по тому или другому вопросу.»

После владыки выступил митрополит Филарет (Денисенко): «Неужели архиепископ Ермоген не понимает, что он наносит вред нашей Церкви. Мы ездим заграницу и знаем, как раскольники поднимают на щит архиепископа Ермогена и его писания.»

Архиепископ Ермоген: «Я заграницу не ездил и наверное никогда не поеду и поэтому не знаю о вреде. Мне это очень интересно слышать.» Наступление продолжил митрополит Алексий (Ридигер): «В течение 50 лет церковные раскольники и всякого рода русские политиканствующие эмигранты, не признающие Матери-Церкви, придумывают любые версии, чтобы оправдать свое пребывание вне Матери-Церкви. И когда архиерей Русской Православной Церкви говорит, что епископ неканоничен, а раз так, то и Церковь неканонична и безблагодатна, — это как раз то, что нужно раскольникам. Вот почему мы не с Московским Патриархом.»

Архиепископ Ермоген: «Я никогда не слышал, чтобы раскольники-карловчане говорили о неканоничности Церкви и ее епископата.»

Митрополит Алексий продолжил обличения: «…Теперь об осложнении на Калужской кафедре. Не думаю, что только о гостиницах и пенсиях шла речь. Когда вы говорите о пенсиях, вы говорите, что не делали никаких нарушений, но, выдавая большие пенсии, чем было положено, вы нарушали Положение о пенсиях, которое было принято Священным Синодом и согласовано с государственными органами. Ведь пенсии, выдаваемые согласно положению, не облагаются никакими налогами, а если мы выдаем пенсии большие, чем положено, нарушаем положение и можем входить в конфликт с фин(ансовыми) органами. Когда Патриархия найдет нужным пересмотреть Положение, она это сделает и новое Положение будет согласовано; архиереи же на епархиях не могут по своей воле изменять Положение; кроме того, у вас в Калуге, видимо, были и другие нарушения, о которых вы умолчали. Я назову, хотя бы, обращение свящ(енника) Сороки в высокие гос(сударственные) инстанции, вплоть до Ген(ерального) прокурора Руденко, по вопросу принятия его в числе членов 20-ки и исполнительного органа. Ведь это вы его спровоцировали на это. Не может быть также, чтобы у вас не было связи со свящ(енниками) Эшлиманом и Якуниным.

Митрополит Никодим: Мы не дети, мы в это поверить не можем.

Митрополит Алексий: Через десять дней после моей поездки в Калугу появляется «Открытое письмо», в котором они описывают наш разговор в Калуге.»

Архиепископ Ермоген: «Я не делал из этого секрета, но с ними не был связан.» Наконец в разговор вступил молчавший доселе митрополит Никодим (Ротов): «Вы говорите, что Синод незаконно освободил вас от управления Калужской епархией. Вот ваше прошение, в котором вы просите освободить вас от Калуги — это один вопрос. И второй вопрос — назначить на другую епархию. В момент вашего освобождения свободной епархии не было, а к тому времени, когда они освобождались, вы связали себя с Эшлиманом и Якуниным. Далее в справке вы говорите, что Собор 1917 года постановил, что состав Синода должен быть 12-членный. У меня в руках церковный календарь за 1919 год, в котором дается состав Синода, и их только 7 человек, а ведь это при Патриархе Тихоне! Таким образом, постановление 1917 года уже нарушалось при Патриархе Тихоне.

Архиепископ Ермоген: Не было архиереев: многие уехали, а другие не могли приехать.

Митрополит Никодим: В Москве в это время жило около 100 архиереев, из которых можно было пополнить Синод. Далее вы говорите, что каноны Церкви не знают Синодов, но в Константинопольской, Иерусалимской, Александрийской Церквах все избрания — от епископа до патриарха — происходят на Синодах, тогда они тоже неканоничны?» Архиепископ Ермоген подробно ответил на вопросы митрополита Никодима, однако стенографистка не сочла нужным зафиксировать их. После митрополита Никодима с обличениями выступил старейший по хиротонии митрополит Палладий. Когда же владыка Ермоген попытался ответить ему, к председательствующему обратился митрополит Алексий и попросил не давать ему слова, а предоставить возможность высказаться лишь после того, как выступят все архиереи.

Накал заседания Синода возрастал и начали высказываться другие архиереи. Митрополит Иосиф (Чернов), проведший в сталинских лагерях почти 20 лет, также счел необходимым урезонить архиепископа Ермогена: «Я управляю епархией, которой вы дважды управляли. Вас там помнят, есть которые любят, письма вам пишут, посылки посылают. Что я им скажу, когда вернусь из Москвы? Ведь у меня спрашивать будут. Не могу же я им сказать, что вы в расколе. Ведь я вас помню как вы по Крещатику с жезлом шли, будучи наместником Киево-Печерской Лавры, а я в это время еще в мальчишках бегал. Подумайте о тех, кто вас любит и не разочаровывайте их своими антицерковными деяниями.»***

***митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Иван Михайлович Чернов) (1893-1975) – один из лучших епископов советского периода. Родился в городе Могилеве, огромное влияние на него оказала глубоко верующая мать – Евдокия. 13-летним мальчиком поступил в Белыничский Рождество-Богородицкий монастырь в Могилевском уезде, основанном в начале ХVII века Львом Сапегой поначалу как карьеристский католический монастырь. В 1832 году монастырь был упразднен и превращен в католический костел. В апреле 1876 года костел был превращен в Рождество-Богородицкую обитель. Монастырем в то время управлял архимандрит Арсений (Смоленец), ставший в 1910 году епископом Пятигорским, викарием Владикавказской епархии. Ваня стал его иподиаконом и следовал повсюду за ним, после того, как он стал епископом: в Пятигорск, затем в Тверь, Таганрог и, наконец, в Ростов на Дону. В 1922 году епископ Арсений был арестован за противодействие обновленцам и три года отбыл в концлагере на Соловках. В 1918 году Иван Чернов принял монашество, в 1920 году был рукоположен во иеромонаха. В 1925 году был первый раз арестован и пробыл два с половиной года в ссылке. В 1927 году был возведен епископом Арсением в сан архимандрита. Вскоре после этого был арестован и отбывал срок в концлагере.

Вместе с владыкой Арсением принял Декларацию митрополита Сергия (Страгородского). В 1933 году архиепископ Арсений был вновь арестован и сослан. В 1932 году архимандрит Иосиф был хиротонисан митрополитом Сергием (Страгородским) во епископа Таганрогского, викария Ростовской епархии. В 1938 году был вновь арестован и отбывал срок в поселке Чибью (ныне Ухта) в Коми АССР. Освободился накануне войны, скрывался у верующих вблизи Таганрога. После немецкой оккупации временно возглавлял Ростовскую епархию. Перед отступлением немцы вывезли епископа Иосифа в Умань и митрополит Сергий назначил его епископом Уманским. В 1944 году был вновь арестован и отбывал срок под Читой. Освободился только в 1955 году. С осени 1956 года епископ Петропавловский, викарий Алма-Атинской епархии. С весны 1957 года – правящий епископ Петропавловский и Кустанайский. С осени 1960 года – архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский. С весны 1968 года – митрополит. Прославился поэтическим дарованием. Им составлены акафисты преподобной Пелагии, святому Павлу исповеднику, архиепископу Константинопольскому, великомученику Иакову Персиянину. Говоря о том, что он еще мальчишкой помнит архимандрита Ермогена (Голубева), владыка Иосиф немного лукавил. Он был старше владыки Ермогена на три года. Хотя в начале 20-х годов, когда владыка Ермоген был уже архимандритом и наместником Киево-Печерской лавры, владыка Иосиф был еще иеромонахом.

О нем оставил интересные воспоминания архиепископ Василий (Кривошеин), впервые встретивший его на Поместном Соборе 1971 года. Накануне Собора, на Архиерейском совещании владыка Василий резко выступал против постановлений лжесобора 1961 года. Митрополит Иосиф, оказавшийся за обедом за одним столом с владыкой Василием, говорил: «Вчера все архиереи слушали вас и были согласны с тем, что вы говорили. Все архиереи лобзали ваши уста.» «Но почему же тогда все молчали?» – спросил я. — «Мы забиты, не можем говорить, но вы говорили от имени всех. Спасибо вам.» Владыка Иосиф делился своими размышлениями с владыкой Василием: «Часто я себя спрашиваю, правильно ли мы делаем, что молчим и не изобличаем открыто то, что творится в Церкви и какие Она переживает трудности? Другой раз мне становится противно, и я хочу все бросить и уйти на покой. И совесть меня упрекает, что я этого не делаю. Но потом также совесть говорит мне, что нельзя бросать Церковь и верующих. А ведь выступить с обличением или даже открыто критиковать церковные порядки, это значит, в лучшем случае, быть сразу же отстраненным от всякой церковной деятельности, а все равно ничего не изменится. Вот я и стараюсь, пока есть силы, тихо трудиться для Церкви…» («Памяти епископа исповедника: митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (Чернов)» в книге: «Церковь владыки Василия (Кривошеина)», Нижний Новгород, 2004, сс.348-349)

Архиепископ Серафим искренне считал, что отношения между РПЦ и государством идеальны: «Вы сказали, что РПЦ в очень печальном состоянии. Я этого не вижу. У меня в епархии 200 священников. Уполномоченный не делает препятствий к замещению приходов. Жизнь идет нормальным руслом и потому с вашим утверждением я полностью не согласен. Деятельность ваша должна быть признана неполезной для Церкви.»

Епископ Леонтий (Бондарь), начавший свое служение в свободной Литве, окончивший православный богословский факультет Варшавского университета со степенью магистра богословия и начавший свое священническое служение в Жировицком монастыре в годы войны, был, тем не менее категоричен: «Переписка преосвященного архиепископа Ермогена с Московской Патриархией носит отпечаток явной враждебности. Все стороны жизни Русской Православной Церкви находят там лишь отрицательную оценку. Если бы преосвященный архиеп(ископ) Ермоген жизнь РПЦ рассматривал через призму Положения об управлении РПЦ — никогда не было бы создавшегося положения, как равно никогда бы не было и дела преосвященного архиеп(оскопа) Ермогена в повестке дня настоящей сессии Священного Синода. Писать трактаты на канонические темы надо оставить профессорам канонического права наших духовных академий. Они располагают нужными материалами, сосредоточенными на стеллажах книжных их личных библиотек и академических. Нам же прежде всего надо служить, молиться, проповедовать, самим соблюдать субординацию и дисциплину и в таком же духе воспитывать вверенное нам духовенство…»

Думаю, что слышать такие суждения от собрата владыке Ермогену было нелегко, тем более, когда к мнению епископа Леонтия присоединился архиепископ Иосиф (Савраш): «Все выступающие говорят о неполезности вашей деятельности для Церкви. Это единодушное мнение всех. Вам надо это понять, прийти к Святейшему, упасть на колени и просить за все прощения. Когда вы осознаете свою неправоту и раскаетесь, Святейший вас примет, как сына и в конце концов вы получите епархию и будете служить.

Архиепископ Ермоген: Святейший не выставляет мне обвинений, он меня не обвиняет, поэтому мне и просить прощение не в чем. Меня поразило выступление епископа Леонтия, как очень резкое и грубое.

Епископ Леонтий: Если мое выступление, по словам преосвященного архиеп(ископа) Ермогена и грубое и резкое, но оно правдивое, как основанное на представленных материалах. Церковно-каноническая и юридическая Справка ни в коей мере не может претендовать на «богословский труд»; не может находиться рядом с трудами русской богословской науки по каноническому праву. Ведь церковно-каноническая и юридическая Справка — это пасквиль на РПЦ. Это — шедевр в смысле отрицания всего, в смысле критицизма. Надо молиться, чтобы Господь помог стать на правильный путь. Надо написать на имя Святейшего Патриарха Алексия раскаяние в виде ли доклада, или прошения, признать допущенные ошибки, просить прошения, и после этого Святейший Синод, несомненно, Преосвященному архиеп(ископу) Ермогену предоставят кафедру…»

Напор архиереев был так дружен, что владыка не выдержал. В стенограмме значится: «Далее архиеп(ископ) Ермоген заявил, что это «судилище» составлено тенденциозно из тех, кто не разделяет его идей, и в таком случае он будет настаивать на вызове архиереев, которые разделяют его взгляды.» Уже в конце так называемой дискуссии патриарх Алексий вызвал к себе сначала митрополита Алексия, а затем митрополита Пимена. Он посчитал, что пора заканчивать заседание. Митрополит Пимен завершил заседание Синода весьма странным сравнением: «Мне вспоминаются 20-е годы, когда один из писателей написал произведение, опубликованное впоследствии белой прессой. Когда об этом деле спросили В.Маяковского, он сказал, что произведение автора — это оружие в руках белогвардейцев. Так и здесь, архиеп(ископ) Ермоген дает оружие в руки наших врагов. Кроме внешнего вреда, он наносит вред и внутри страны.»

(Видимо, митрополит Пимен вспомнил публикацию романа Евгения Замятина «Мы», который был написан в 1920 году, но опубликован лишь в 1924-1925 годах в переводах на чешском, английском и французском языках. Первое издание романа на русском языке вышло лишь в 1952 году в Нью-Йорке.)

Из участников этого заседания трое митрополитов – Пимен, Палладий и Иосиф (Чернов) прошли через сталинские лагеря. Они предпочли отмалчиваться – выступили лишь по одному разу и говорили довольно мягко. Наиболее агрессивными были молодые епископы – Никодим (Ротов), Алексий (Ридигер), Леонтий (Бондарь), Иосиф (Савраш) и Серафим (Никитин). 1 августа 1968 года было подготовлено Постановление Синода: «ПОСТАНОВИЛИ:

Вредную для нашей Церкви деятельность Преосвященного архиепископа ЕРМОГЕНА, о которой говорится в изложенной выше справке, — осудить.

Нарушая данное им клятвенное обещание перед хиротонией о послушании Святейшему Патриарху и пребывании в единомыслии и купночинности со всем епископатом Святой Церкви, он наносит вред единству церковному и миру в Церкви, в связи с чем Священный Синод испытывает чувство глубокого огорчения.

Определение Преосвященного архиепископа ЕРМОГЕНА на кафедру — в настоящее время считать невозможным и неполезным. Считать Преосвященного архиепископа ЕРМОГЕНА на покое в Жировицком Успенском монастыре в числе братии, в ведении Преосвященного Минского и Белорусского.

Вместе с тем, Священный Синод считает своим долгом предупредить Преосвященного архиепископа ЕРМОГЕНА, что, если и в дальнейшем он будет продолжать свою деятельность, столь вредную для Святой Церкви, то к нему неизбежно будут применены меры прощения.» Под ним стояли подписи участников памятного заседания. Но опубликовано оно было лишь в Журнале Московской патриархии в номере 4 за 1969 год. В письме протоиерею Всеволоду Шпиллеру владыка Ермоген так прокомментировал его: «Прежде всего в напечатанном тексте допущено существенное искажение: на синодальном заседании патриарх не председательствовал, оно было в его отсутствие. Затем совершенно непонятно, зачем потребовалось печатать постановление почти через год после синодального заседания, особенно в свете бесед моих со Святейшим в конце октября прошлого года. Не хотелось бы, но, возможно, придется как-то реагировать на эту, пока непонятную мне акцию.» (О.Всеволод Шпиллер. «Страницы жизни в сохранившихся письмах.», М. 2004, с. 352)

Действительно, владыка Ермоген все же отреагировал на публикацию в ЖМП и довольно резко: «В начале заседания управляющим делами Патриархии Преосвященным митрополитом Алексием была зачитана обвинительная в отношении меня речь. Для меня все это явилось полной неожиданностью. Вследствие этого я сразу же обратился к председательствующему на заседании Преосвященному митрополиту Пимену с вопросом о характере заседания, является ли оно в отношении меня судебным? На это Преосвященный председатель ответил отрицательно, заявив, что заседание будет носить характер «братского собеседования».

Если бы Преосвященный председатель не сделал такого разъяснения то, разумеется, я имел бы законное основание просить Синод отложить рассмотрение моего дела, чтобы иметь возможность детально ознакомиться с выдвинутыми против меня обвинениями и подготовиться к своей защите, каковое право предусматривается и церковными канонами и гражданскими законами и нарушение его является безусловным основанием для отмены постановления. Понятно, что объявление заседания «братским собеседованием» предопределило его дискуссионный характер и исключило возможность вынесения каких бы то ни было постановлений, тем более «осудительного» характера.

Поэтому вынесенное год тому назад обо мне синодальное постановление с правовой точки зрения не может быть признано законным и уже только по одним формальным основаниям подлежит отмене и пересмотру. На означенное синодальное постановление мною 1 октября 1968 года была подана Святейшему Патриарху и постоянным членам Синода обстоятельная каноническая жалоба, на которую мною до сих пор не получено никакого ответа. Мне совершенно непонятно, для чего потребовалось почти через год после состоявшегося постановления и рассылки его всем Преосвященным вновь опубликовывать его уже для всеобщего сведения в «Журнале Московской Патриархии», несмотря на то, что мною не было дано ни малейшего повода для такой акции со стороны Синода.

Блаженный Августин пишет, что каждый священнослужитель должен всегда иметь пред своими глазами две вещи: совесть и доброе имя. Для самого священнослужителя, — говорит он, — достаточно совести, а ради других ему необходимо доброе имя: «совесть для тебя, а доброе имя ради ближнего твоего». Право на защиту своего доброго имени — это одно из основных прав каждого человека. Вопреки содержащемуся в постановлении утверждению о том, что якобы я «рассылал» какие-то письма, — я до сегодняшнего дня не «рассылал» никаких писем (кроме поздравительных с праздниками Рождества Христова, Нового года и Святой Пасхи), тем более «вносящих соблазн в течение церковной жизни», как несправедливо говорится в синодальном определении. Но из настоящего заявления я не намерен делать секрета, поскольку защита своего доброго имени не возбранена ни церковными, ни гражданскими законами и так как другого способа защиты я не представляю: ведь не напечатает «Журнал Московской Патриархии» мое заявление…»

Чиновники Совета по делам религий внимательно следили за реакцией архиепископа Ермогена. Они верно рассудили, что судилище, устроенное над опальным епископом, не сломило его. Поэтому они прибегли к другим методам воздействия. В первую очередь попытались воздействовать на опального епископа через личного секретаря патриарха – Даниила Остапова. Обычно патриарх Алексий вместе с Остаповым осенью покидал Москву и отдыхал на патриаршей даче под Одессой. С ним накануне отъезда беседовал один из ведущих работников Совета Плеханов: «Кроме того, нами было высказано пожелание, чтобы при случае намекнуть Остапову на его возможность оказать влияние на архиепископа Ермогена в нужном нам направлении. Было известно также, что после разговора с Остаповым в Совете в апреле с.г., когда ему было сделано строгое предупреждение по фактам незаконных сделок и других неправомерных действий хозуправления Патриархии, он ищет повод для установления «мирного» контакта с Советом.

Будучи приглашен в Совет Остапову было сказано, что от него зависит соблюдение режима, предписанного врачами Патриарху. В ответ на это Остапов сказал, что, да, в прошлом к Патриарху в Одессу приезжали многие люди с разными вопросами, беспокоили его, бывал там Ермоген и др(угие).

На вопрос: зачем Ермоген приезжал, когда он находится в монастыре? Остапов ответил, что Ермоген хлопочет о себе, он хочет получить кафедру. И я думаю, сказал Остапов, что если ему дать кафедру, то он прекратит писать и успокоится.

На это заявление Остапова было замечено, что Патриархия уже не раз назначала Ермогена на различные кафедры, но будучи на таковой в г.Калуге, он занялся подстрекательством среди епископов. Так что дело, по-видимому, не в назначении.

— Да, — сказал Остапов, — человек он своенравный, я не раз говорил с ним, чтобы прекратил писать и он обещал не делать этого, но не успокаивается.

А как бы он (Остапов) поступил, если бы Ермоген и в этот раз приехал в Одессу и как он расценивает его деятельность?

Я говорил Ермогену, — сказал Остапов, — что он нехорошо поступает, пишет письма, а они попадают за границу. Кроме вреда это ничего не дает; говорил также, что даже Владимир Родзянко со своими передачами по Би-Би-Си и тот прислал письмо Патриарху, извиняется, что чересчур много наговорил. Я еще поговорю с Ермогеном, скажу, чтобы он раскаялся перед Патриархом и написал ему об этом, — заявил Остапов.»

Остапов не скрывал дружеских отношений с владыкой Ермогеном. Симпатизируя опальному владыке, он не собирался в точности исполнять предписаний Совета. На самом деле осенью 1968 года владыка Ермоген побывал в Одессе, где несколько раз встречался с патриархом Алексием и обсуждал с ним создавшуюся обстановку. Беседовал он и с Даниилом Остаповым. В ходе этих бесед была выработана тактика – владыка Ермоген отказывается от публичных выступлений, а патриарх пытается восстановить его на кафедре. Хотя, полагаю, что владыка Ермоген после синодального судилища вряд ли питал какие-либо иллюзии относительно своей судьбы. Однако, понимал он и то, что к нему привлечено внимание не только работников Совета по делам религий, но и КГБ. Подобное пристальное внимание могло окончиться арестом или другими репрессиями. Церковный отдел КГБ приступил к разработке «дела» архиепископа Ермогена.

Осенью 1968 года на имя управляющего делами РПЦ митрополита Алексия поступило письмо от архиепископа Калининского и Кашинского Иннокентия (Леоферова) (1890-1971), бывшего обновленца. Непонятно каким образом и от кого, но он будто бы получил анонимное письмо «епископата и мирян» в поддержку опального владыки и поспешил переслать это письмо владыке Алексию с собственными комментариями:

«Скажу, в частности, о решении от 30 июля по делу архиепископа Ермогена. Решение справедливое. Святейшему Патриарху и членам Священного Синода безусловно хорошо известна деятельность Архиепископа Ермогена за время его епископского служения и проверена, а потому ошибки или предвзятости мнения о нем не могло быть.

Будучи архиепископом в Алма-Ате, я сам на себе испытал его двоедушие, интриганство и клевету, совершаемые против меня в союзе с архимандритом Афанасием (Кудюком), чтобы занять Алма-Атинскую кафедру, так как из Ташкента ему надо было уходить за нарушение законодательства при постройке храма.

Что касается взаимоотношений наших с внешними представителями и якобы ложной информации их о положении нашей русской церкви, то всем известно, что при нынешнем нашем церковном руководстве эти взаимоотношения чаще и шире, чем это было прежде. Причем представители заграничных церквей посещают не только столичные города и храмы, но бывают и в других городах и даже сельских храмах, куда заезжают по пути и неожиданно, и видят все в том положении, в каком оно есть. Потому о сокрытии наших недостатков или обмане не может быть и речи и стыдиться нам нечего и некого.

Что же касается незаконных и ненормальных отношений епископов с уполномоченными и уполномоченных с епископами, а также унижения авторитета и власти епископов последними, сказать ничего не могу, так как ни от кого из знакомых епископов жалоб на это не слыхал. Что же касается нашего Калининского уполномоченного, то наши взаимоотношения с ним вполне нормальны и законны. Лучшего уполномоченного я бы и иметь не желал.»

Учитывая прошлое владыки Иннокентия, можно предположить, что анонимное «письмо епископата и мирян» было провокацией. Иначе как можно объяснить, что оно было направлено именно ему, известному церковному народу своим сервилизмом перед властями? Но отсылая это письмо управляющему делами, владыка Иннокентий давал понять, что дело архиепископа Ермогена не закрыто и травля продолжается. Об этой жалобе владыки Иннокентия опального епископа известил архиепископ Белорусский и Минский Антоний (Мельников). Архиепископ Ермоген мгновенно отреагировал и написал краткое письмо патриарху:

«В связи с нашей беседой 30 октября по поводу моей канонической жалобы на постановление Священного Синода от 30 июля 1968 года и в дополнение к ней считаю своим долгом пояснить Вашему Святейшеству следующее:

1. В никакой оппозиции к Вашему Святейшеству я никогда не состоял и не состою. Хранение верности, преданности и любви к Вашему Святейшеству я считаю своим священным сыновним долгом.

2. Никакой группы в рядах нашего епископата я не образовывал и мне неизвестно о существовании какой-либо особой архиерейской группы в нем.

3. Обвинение меня в нарушении единомыслия с Епископатом нашей Церкви не соответствует действительности. Я во всем, в верности чему обещается каждый епископ в день своей архиерейской хиротонии, единомышлен с Епископатом.

4. Я еще раз повторяю, что мои заявления на имя Вашего Святейшества и историко-каноническая справка к 50-летию восстановления Патриаршества не предназначались для заграницы и мною туда не посылались.

5. О существовании анонимного обращения на имя Вашего Святейшества в мою защиту я узнал от Преосвященного Минского Антония. Кто писал это обращение мне неизвестно и я его не получал.

6. Ни к кому, кроме Вашего Святейшества, я не обращался с просьбою о защите моих прав и о восстановлении церковной законности и справедливости.

7. Вообще я считаю долгом подтвердить мою каноническую подчиненность Вашему Святейшеству и состоящему при Вас Священному Синоду.»

Совет по делам религий не простил владыке Антонию этого дружеского шага. Архиепископ Антоний (Мельников), человек интеллигентный и мягкий, бывший тогда правящим архиереем Белорусской епархии, в составе которой находился Жировицкий монастырь, также симпатизировал владыке Ермогену. В июле 1969 года владыка Антоний был вызван в Москву и в Совете с ним и митрополитом Алексием (Ридигером) была проведена суровая беседа. На этот раз ее проводил первый заместитель Куроедова — В. Фуров: «Архиепископ Антоний сообщил, что находящийся на покое в Жировицком монастыре архиепископ Ермоген отказывается подчиняться ему, Антонию, как правящему архиерею, а наместник монастыря Михей во всем потворствует Ермогену и не обеспечивает выполнения определения Синода о Ермогене.

Предосудительное поведение Ермогена выражается в том, что он без разрешения правящего архиерея служит в церкви, допускает к участию в церковной службе священников со стороны, в том числе и из других епархий, установил на месте широкие связи, находит среди части верующих поддержку и сочувствие, как страдалец за правые церковные дела, принимает приезжих неизвестных лиц, а также получает из многих мест корреспонденцию с помощью своих курьеров. Иногда он отлучается из монастыря в неизвестном направлении и на неопределенное время. Его обслуживают две женщины, сравнительно молодого возраста, которые ранее проживали в Калуге и с его помощью прописались в г. Слониме, что в 12 км, от монастыря, но бывают они в монастыре ежедневно, а одна из них ночует в комнате Ермогена. Местный сельсовет относится к Ермогену доброжелательно и содействовал ему в оформлении этих женщин в качестве домработниц.

Все эти обстоятельства, продолжал Антоний, привели к мысли о необходимости замены Михея и назначении на его место другого человека, более послушного и способного держать Ермогена в составе братии и не давать ему поблажек. Несколько дней назад, отметил Антоний, мною был заготовлен указ об освобождении Михея от обязанностей наместника и при посещении монастыря ему об этом было объявлено. Однако Михей в ответ на это сказал, что он не находит возможным подчиниться моему указу поскольку наместником его назначил патриарх и поэтому снять с себя возложенные на него обязанности он может только по письменному предписанию Патриарха Алексия. Такой ответ Михея вынудил меня прибыть в Москву и доложить патриарху рапорт о снятии Михея.

Митрополит Алексий заметил, что до отъезда архиепископа Антония в Москву он разговаривал с ним по телефону и высказал ему мнение о том, что рапорт на имя патриарха должен быть обоснованным, с приведением фактических данных. В том виде как составлен, т.е. лаконично, без достаточной обоснованности, рапорт вряд ли убедит патриарха. Архиепископ Антоний подтвердил состоявшийся с митрополитом разговор о содержании рапорта, но высказал мнение, что он его решил написать коротким, без конкретных фактов поскольку опасается, что его содержание станет известным Ермогену и Михею и они все будут отрицать, завяжется тяжба и даже возможно материал может попасть за границу.»

Изменилось время, и некоторые епископы, как впрочем, и патриарх уже не стремились во всем потворствовать председателю Совета по делам религий. Более того, порой пытались морочить его. Архиепископ Антоний поначалу защищал владыку, также как и наместник монастыря – архимандрит Михей (Хархаров), в свое время служивший в Ташкентской епархии под началом владыки Ермогена. Из этого документа видно, как пытается перехитрить Фурова и владыку Алексия архиепископ Антоний. Устно он жалуется и на владыку Ермогена, и на архимандрита Михея. Но в рапорте на имя патриарха избегает каких-либо конкретных обвинений. Тем не менее Фуров и владыка Алексий все-таки принудили его конкретизировать обвинения в адрес архимандрита Михея. Перехитрить Фурова владыке Антонию не удалось и он был вынужден подчиниться его устным указаниям и принялся всячески утеснять опального владыку. Архиепископ Ермоген ответил на утеснения жалобой на имя патриарха: «Около месяца тому назад по неизвестной мне причине Преосвященный Минский Антоний резко изменил ко мне отношение и стал передавать касающиеся меня распоряжения не непосредственно мне, как это делалось раньше, а через секретаря Епархиального Управления протоиерея В. Бекаревича с тем, чтобы последний передавал их по телефону о(тцу) наместнику монастыря архимандриту Михею, а он уже мне.

Не приходится говорить, что такой порядок сношения архиерея с архиереем, хотя бы пребывающем на покое, уже сам по себе ненормален, но еще более странными были передаваемые таким порядком распоряжения. Из переданных таким порядком распоряжений одно было направлено на ущемление моих прав на совершение богослужений, другое имело целью ухудшить мои жилищные условия. Здесь я коснусь только распоряжений о совершении мною богослужений. Распоряжение гласило: «В связи со сложившейся обстановкой владыка Ермоген может совершать богослужения только после согласования в каждом отдельном случае этого вопроса через наместника с правящим архиереем».

Патриарх поддержал владыку Ермогена, но судьба наместника была решена, и в конце 1969 года он был смещен и отправлен на приход как обычный священник. Из беседы владыки Антония с Фуровым становится ясно, что и патриарх не был намерен утеснять опального епископа: «В этот же день, вскоре после беседы в Совете, архиепископ Антоний посетил патриарха Алексия и внес предложение об освобождении Михея от обязанностей наместника монастыря. Патриарх Алексий заметил, что освобождать и назначать наместника дело управляющего епархией, но в то же время заявил, что было бы несправедливо освобождать доброго монаха Михея из-за того, что неправильно ведет себя Ермоген. Следует перевести из монастыря Ермогена.» Но этого не могли позволить себе ни Куроедов, ни сотрудники КГБ – слишком велик был авторитет опального владыки, да и побаивались протестов из-за границы.

Сотрудники церковного отдела КГБ решили прибегнуть к испытанному методу – публично облить грязью опального епископа. Корреспонденту газеты «Правды» был заказан фельетон. Некий журналист Морозов охотно состряпал его, но чиновники Совета по делам религий все же не решились опубликовать его. Тогда церковным отделом КГБ было инициировано письмо некоего, скорее всего мифического мирянина Никодима Воскресенского, адресованное управляющему делами РПЦ, в котором давление уже оказывалось на митрополита Алексия (Ридигера): «Дело в следующем: в Жировицы Вы прислали на жительство, снятого за антицерковную деятельность в гор(оде) Калуге, архиепископа Ермогена. Я об этом знал и решил поехать в Жировицы на праздники — Явления Чуд(отворной) Жировицкой Иконы Божией Матери и Вознесения Господня, с 20-го по 24-е мая с(его) г(ода). Народа — богомольцев было много и я среди них. Слышу разговоры: «Здесь в заточении, единственный поборник православия в наше время архиепископ Калужский Ермоген». И Патриарх АЛЕКСИЙ и Его Святейший Синод, приспешники власти сатаны — коммунизма. Вавилонская Блудница на месте святе и так далее — цитаты из Апокалипсиса.

В свободное от Богослужений время, люди собирались группами и каждый на свой лад толковал гонения на церковь в Советское время. Только архиепископ Ермоген, единственный в своем роде, стоит на правильных путях, говорили они. А Патриарх, Его Синод — продались коммунизму. Эти люди, как я их понял, приехали из разных концов Советского Союза, чтобы повидаться с архиепископом Ермогеном и получить от него благословение и наставления. Пришлось ближе познакомиться с этими людьми и оказалось, что это люди из группы в свое время раскулаченных, отказавшихся идти в колхоз и разного рода саботажники Сов(етской) власти — на политическом языке, всякого рода, контрреволюционная нечисть.

И где все это делается? В стенах Жировицкого монастыря. Благодаря кому? Архиепископу Ермогену. Разве инспектора и всякого рода надсмотрщики и подслуживатели от областных и республиканского уполномоченных не могли всего этого видеть и слышать и делать соответствующие политические выводы? Чем это пахнет для монастыря? Учитываете ли Вы, Ваше Высокопреосвященство, все это? Посылка его сюда — Ваша непродуманность, простите меня за откровенность! Архиепископ Ермоген, очень гордый человек, гордится своим дворянским происхождением. Живя в Жировицах, он ставит себя выше Епархиального архиепископа Антония. Уже по одному этому нельзя было его здесь поселять…» В письме была собрана такая житейская грязь, что даже сегодня нельзя читать этот пасквиль без содрогания.

Совет по делам религий продолжал давление и на правящего епископа Белорусского Антония, который уступил давлению и в конце 1969 года обратился с жалобой на имя патриарха: «Архиепископ Ермоген считает, что его нахождение в монастыре совершенно особое и поэтому он не находит нужным считаться с интересами монастыря и с ответственностью, которая возлагается на правящего архиепископа, являющегося одновременно и настоятелем монастыря. Архиепископ Ермоген в настоящее время, согласно определению Синода от 30/VII-1968 года, считается в числе братии монастыря и в моем ведении. Однако архиепископ Ермоген не только не считается с правящим, но поступает вопреки его указаниям.

В отношении богослужений архиепископ Ермоген отправлял их сначала беспрепятственно с моей стороны, но после самочинного отпевания одного священника приходского, причем в отпевании участвовали иноепархиальные клирики, — я указал через наместника на недопустимость подобных случаев и потребовал от наместника исполнения общих для всех напокойных епископов правил: совершать архиерейские богослужения только с ведома и благословения правящего архиепископа. Архиепископ Ермоген в день престольного праздника Жировицкой иконы Богоматери отказался сослужить со мной. Нужно заметить, что точно так же он поступил в 1968 году.

Архиепископу Ермогену, как канонисту, должно быть известно, что кроме правящего епископа другой епископ не учит народ. Вопреки этому правилу архиепископ Ермоген не только проповедует, но в проповеди касается оценки деятельности покойного митрополита Гурия и наместника архимандрита Михея.

Вопреки моим указаниям и церковным правилам день тезоименитства архиепископа Ермогена сопровождался приветственной речью архимандрита Михея, который называл Преосвященного «столпом Православия». Зная о моем указания — совершать богослужения только тогда, когда последует мое благословение, — Преосвященный, не считаясь с этим, отправляет богослужения. Архиепископ Ермоген, проживая в монастырском здании, принимает посторонних посетителей, которые потом передают в народ мысли и взгляды Преосвященного. Гражданские власти теперь имеют основание упрекать и ставить мне на вид, что в монастыре собираются люди, которые под видом богомолья ведут антисоветские разговоры…»

Кольцо вокруг владыки Ермогена стягивалось и жизненное пространство становилось все уже. И все-таки он продолжал мужественно отстаивать интересы Церкви и не уступал гонителям ни пяди. Зная, что архиепископ Антоний (Мельников) уступил давлению безбожников и согласился убрать архимандрита Михея, владыка Ермоген отказался совершать вместе с ним богослужения. Это был открытый вызов, но в то же время весьма понятный поступок – как можно было совершать вместе с епископом «вечерю любви», так называют литургию, если владыка знал о предательстве владыки Антония?

Архиепископ Ермоген продолжал борьбу за свободу Русской Церкви, которая многим его собратьям казалась совершенно бессмысленной и бесперспективной. Он пишет письмо осенью 1969 года на имя председателя Совета по делам религий Куроедова, в котором сообщает: «12 апреля 1968 года Президиумом Верховного Совета СССР был издан Указ «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан», каковой на ближайшей после его издания сессии Верховного Совета Союза ССР был утвержден Законом.

Эти законодательным актом за каждым советским гражданином было признано право обращаться в соответствующие государственные органы СССР не только с заявлениями и жалобами, но и с предложениями, в частности, по вопросам совершенствования законодательства. Основываясь на этом праве, я подготовил для направления в Юридическую комиссию при Совете Министров СССР предложение по некоторым аспектам законодательства о религиозных культах.

В середине ноября я предполагаю быть в Москве и хотел бы ознакомить Вас с этим документом прежде, чем направить его Председателю Юридической комиссии при Совете Министров СССР А.Н.Мишутину.»

Можно представить себе реакцию чиновников Совета по делам религий, которые наверняка переслали это письмо управделами РПЦ митрополиту Алексию (Ридигеру) с пожеланием принять необходимые меры для усмирения опального епископа. Тем не менее заместитель председателя Совета по делам религий Фуров все же дважды принял владыку Ермогена в ноябре 1969 года. Во время этих встреч обсуждались вопросы о необходимом изменении законодательства о культах, поставленные опальным епископом перед высокими чиновниками: «Эти изменения по его мнению должны быть сведены:

а) к предложениям свободно допускать совершение всех религиозных обрядов в домах, квартирах и кладбищах по просьбам верующих без получения на это разрешений от местных советских органов;

б) к запрещению уполномоченным Совета по делам религий вмешиваться в вопросы, связанные с назначением или наймом служителей культа и снятия их с регистрации;

в) к допуску служителя культа в число учредителей религиозного общества «двадцатку», вплоть до выбора его затем в исполнительный орган, образовавшегося религиозного объединения;

г) к установлению оснований для закрытия православных церквей только в 3-х случаях: их аварийного состояния; распада религиозного общества и необходимости сноса церквей, ввиду предусмотренной по плану реконструкции поселка, села или города.

Помимо того, архиепископ Ермоген позволил себе упомянуть в представленном им заявлении, а также в личной беседе о якобы имевших место в прошлом противозаконных массовых закрытиях православных церквей — «тысячи церквей и более».

Излагая свои доводы, Ермоген комментировал их ссылками на труды советских ученых юристов Строговича М.С., Анашкина Г.З., Клочкова В.В. и в частности, на статью в журнале «Социалистическая законность» № 10 за 1966 г.

В завершение своих высказываний арх(иепикоп) Ермоген упомянул, что на месте его пребывания на покое в Жировицком монастыре ему создают некоторые препятствия в обслуживании его домашней работницей Кокуриной, которую не прописывают при монастыре.

2. В процессе состоявшихся двух бесед, зам(естителем) председателя Совета по делам религий т(оварищем) Фуровым В.Г. было разъяснено архиепископу Ермогену, что он вправе обращаться по вопросам усовершенствования законодательства о культах куда он считает нужным и в частности, в Юридическую комиссию при Совете Министров СССР к тов(арищу) Мишутину А.Н. Однако эти обращения должны быть достаточно обоснованны и не содержать в себе голословных утверждений о якобы массовом административном закрытии «тысячи» церквей в 1960-1961 гг., а также сопровождаться неправильным истолкованием действующего законодательства о культах. Одновременно тов(арищ) Фуров В.Г. напомнил архиепископу Ермогену, что его почти аналогичного характера обращения и заявления уже были в свое время использованы за рубежом в антисоветских клеветнических целях.»

17 апреля 1970 года скончался патриарх Алексий (Симанский). Несмотря на его преклонный возраст и 25-летнее, самое длительное в истории Русской Церкви пребывание на патриаршем престоле, его кончина застала врасплох партийных чиновников. Сохранилась запись беседы председателя Совета по делам религий со Святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием I, которая произошла в 1966 году. Тогда Куроедов настойчиво советовал патриарху подумать о преемнике и предлагал восходящую звезду – митрополита Ленинградского Никодима (Ротова). Патриарх ответил: «Но он еще молод. Пожалуй, это не поймут. Пимен на пост патриарха больше подходит. Патриарху совсем не нужно быть активным путешественником по другим странам. Он может быть как бы в стороне, а выступать патриарху следует тогда, когда это нужно.» (ГАРФ, ф.6991, Оп. 6, Д.7, Л. 14-17)

Колебания Куроедова и партийного руководства, которые жестко контролировали церковную жизнь и грубо вмешивались в нее, отразились и в небывало позднем созыве Поместного Собора РПЦ. Решением Политбюро Поместный Собор был созван лишь год спустя – в конце мая 1971 года. В письме председателя Совета по делам религий В. А. Куроедова, адресованном ЦК КПСС, он все же склонялся к тому, чтобы поддержать кандидатуру митрополита Пимена: «В числе возможных кандидатур на пост патриарха называется и имя митрополита Никодима, председателя Отдела внешних церковных сношений Московской патриархии, который обладает для этого необходимыми данными: лоялен, политически надежен, прислушивается к рекомендациям Совета. Но выдвигать его главой Русской Православной Церкви сейчас не следует по следующим соображениям: он слишком молод (40 лет), занимает важный пост руководителя внешней деятельности Православной Церкви и перемещать его нецелесообразно. Высказывается и такое опасение, что митрополит Никодим, являясь активным, волевым архиереем, может произвести ломку сложившейся внутренней жизни Церкви и способствовать ее активизации. Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР (тов. Цвигун С. К.) предложения Совета поддерживает. Просим согласия.» (ГАРФ, Ф. 6991, Оп. 5, Д.637, Л.44-46)

Уже после Собора, год спустя, Совет по делам религий в Информационном отчете, который направлялся в ЦК КПСС признавал ряд трудностей предсоборного периода: «И все же предсоборный период был очень сложен. Дело в том, что кандидатура митрополита Пимена на пост главы Церкви на первых порах не встретила единодушного одобрения архиереев, которым, согласно каноническим нормам, принадлежит решающее слово при выборах патриарха. Многие иерархи хотели бы избрать на этот пост митрополита Ленинградского Никодима. Да и сам Никодим довольно долгое время питался этой иллюзией, чем, в какой-то степени, дезориентировал массы духовенства. Другая, хотя и небольшая часть епископата, хотела бы избрать главой Церкви такого деятеля, который по своим взглядам был бы близок к взглядам патриарха Тихона, известного своими антисоветскими высказываниями и анафемами; имели место и нелегальные вылазки экстремистов. Так, в начале 1971 года появилось анонимное обращение к епископату и клиру с призывом «не избирать в качестве патриарха теперешних членов Священного Синода, продавшихся властям», а выдвинуть на этот пост архиерея, способного противостоять государству, атеизму и укрепить Церковь, возродить Ее былые позиции. В качестве кандидатов на патриарший пост в анонимке выдвигались 24 архиерея, а первым среди них назывался архиепископ Ермоген (быв. Калужский), которого даже иностранная пресса именовала идеологом всех церковных экстремистов.

Следует отметить, что часть даже лояльных архиереев хотела бы выдвинуть на Соборе не одного, а трех кандидатов в патриархи. Некоторые епископы ратовали за то, чтобы избирать патриарха на основе закрытого (тайного) голосования. Все эти явления получали в Совете соответствующую оценку, принимались меры. Пришлось использовать возможности Совета и уполномоченных для того, чтобы все архиереи письменно поддержали кандидатуру Пимена на патриарший пост. В результате очень тактичного воздействия все архиереи (за исключением иностранцев) дали письменные и частично устные заверения, что они будут голосовать за Пимена.» (ГАРФ. Ф. 6991, Оп. 5, Д. 801, Л. 21-24.)

Конечно же, не все в этих отчетах Совета по делам религий следует безоговорочно принимать на веру. Ясно, что партийные чиновники, курировавшие деятельность Русской Церкви, стремились в первую очередь подчеркнуть собственную неустанную работу и предвидение. Чаще всего занимались тем, что на лагерном жаргоне сталинской эпохи означало «гнать туфту.» Хотя отчеты Совета дают возможность полнее восстановить картину событий той недавней эпохи. На самом деле, среди епископата наблюдался некий разброд — часть молодых епископов, обязанных своей хиротонией лично митрополиту Никодиму, видела именно его наиболее достойным кандидатом в патриархи. Сам он, после соответствующих бесед с ведущими работниками Совета, все же решил поддержать кандидатуру митрополита Пимена. Своим единомышленникам среди епископата он следующим образом объяснял избранную позицию: «Митрополит Пимен — человек замкнутый. Он будет жить своей жизнью, нам же мешать не будет.» Но напряженные отношения между ними оставались вплоть до смерти митрополита Никодима в 1978 году.

Митрополит Никодим внимательно следил за жизнью Католической Церкви, и особенно – за тем, как проходил недавно завершившийся Второй Ватиканский Собор. Оздоровление церковной жизни Запада и политика «аджорнаменто», которую проводил покойный папа Иоанн ХХIII, были настолько привлекательны, что он задался целью во что бы то ни стало провести хотя бы часть необходимых реформ в Русской Церкви. Ему казалось, что идя на уступки богоборческой власти и безукоризненно исполняя все ее указания в области внешней политики, он сможет значительно оздоровить и очистить сферу внутренней жизни Церкви. Однако, это были иллюзии. Выборы патриарха в 1971 году показали, что партийные чиновники разгадали планы митрополита Никодима и противостояли им. Практически, ему так и не удалось претворить в жизнь ничего из того, что было задумано. Он сумел провести через Совет по делам религий хиротонии несколько десятков молодых епископов, надеясь на то, что приток молодой крови будет способствовать оздоровлению церковной жизни. Он добился того, что большинство из них, почти сразу же после хиротонии, получило возможность жить и служить в течение нескольких лет за рубежами нашей родины. Он надеялся, что жизнь на Западе поможет молодым епископам более гармонично сформировать свое мировоззрение, приобщит их к лучшим достижениям западной демократии, чтобы вернувшись в Россию, они могли бесстрашно защищать интересы Церкви. Ему казалось, что жизнь на Западе поможет им избавиться от страха и пресмыкательства перед работниками КГБ и Совета по делам религий. Но и эти его замыслы не увенчались успехом.

При подготовке к Поместному Собору Русской Православной Церкви 1971 года опять был поднят вопрос о приходском управлении. Заместитель Председателя Комиссии по подготовке Собора митрополит Алексий (Ридигер) разослал правящим архиереям информационное письмо, в котором сообщал, что «в адрес Комиссии поступил ряд писем с предложением утвердить на Поместном Соборе постановление о приходе Архиерейского собора 1961 года и что подобного рода письма продолжают поступать».

Это сообщение и послужило поводом к тому, что архиепископ Ермоген 26 апреля 1971 года отправил на имя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Пимена письмо, в котором писал о необходимости изменений и уточнений в постановлении о приходе Архиерейского Собора 1961 г. Он указывал также на имена нескольких видных иерархов (архиепископов Иркутского Вениамина (Новицкого) и Новосибирского Павла (Голышева)), «которые обратились в Комиссию с мотивированным предложением о необходимости пересмотра означенного постановления».

Владыка Ермоген писал, что за истекшее десятилетие ясно выявилась антицерковная сущность этого постановления. И она проявляется не в том, что духовенство отстранено от участия в хозяйственной жизни прихода, а в расцерковлении приходской жизни, в искажении пастырско-молитвенных отношений между священником и прихожанами, в обращении пастыря в наемника, лишенного даже права быть членом той общины, где он служит. Постановление Собора 1961 г. «разделило приход на две части: 1) на двадцатку, составленную исключительно из мирян далеко не всегда доброй христианской нравственности. и 2) на священнослужителей. противопоставив их друг другу, нарушив тем единство и цельность церковно-приходскои жизни».

Согласно этому постановлению, полноправными членами прихода являются только члены – учредители двадцатки, что противоречит не только церковным канонам, но и гражданскому законодательству, по которому «общим собранием группы верующих являются все местные жители, пользующиеся данным храмом, а не одна двадцатка». «Да и вообще, – замечает Владыка Ермоген, – ни в одном обществе нет такого положения, чтобы полноправными членами были только его учредители».

Из всех Православных автокефальных Церквей только в одной Русской Церкви создано такое неканоничное положение, когда священник «имеет право избирать и быть избранным в члены самого высшего органа церковной власти – Поместного Собора – и в то же время лишен права избирать и быть избранным в церковно­приходской совет» общины. С гражданско-правовой точки зрения также ненормально, когда духовенство «участвует в выборах в государственные органы власти наравне со всеми гражданами», но «лишено избирательных прав в церковно-приходской жизни».

В заключении письма архиепископ Ермоген предлагал не вносить постановление Архиерейского Собора на утверждение Поместного Собора, «так как утверждение его без необходимых в нем изменений не укрепит его авторитета, но может поколебать авторитет Поместного Собора и бросить тень на епископат Русской Церкви, дважды утверждающего то, что явно не служит ко благу Святой Церкви»[7]. Это письмо архиепископа Ермогена также не было принято во внимание. Как и выступление на Архиерейском совещании, которое предшествовало Поместному Собору, епископа Брюссельского Василия (Кривошеина). Владыка Василий даже не знал о письме архиепископа Ермогена. После окончания Архиерейского совещания к владыке Василию в Троице-Сергиевой лавре перед началом Собором подошел архиепископ Рижский и Латвийский Леонид (Поляков) и сказал ему: «…Конечно, я вполне сочувствую тому, что вы говорили на Архиерейском совещании, особенно о приходах. Но нам говорить об этом невозможно. Вы, наверное, знаете, что тех, кто писал в Предсоборную комиссию о постановлениях 1961 года в смысле необходимости их изменения, вызывали в Москву и строго внушали не касаться на Соборе этих вопросов. Оппозиция постановлениям 1961 года рассматривается властями как антисоветчина.» (в сноску – Василий (Кривошеин), архиепископ Брюссельский, «Поместный Собор Русской Православной Церкви 1971 года» в книге «Воспоминания», Нижний Новгород, 1998, с. 391)

Только через 10 лет после кончины владыки Ермогена в связи с изменением обстановки в стране стало возможным исправить ненормальное состояние приходской жизни. Согласно «Уставу об управлении Русской Православной Церкви», принятому на Поместном Соборе 1988 года, во главе каждой приходской общины стоит настоятель храма, который председательствует на заседаниях Приходского собрания и может быть избран председателем Приходского совета.

Страдный путь владыки Ермогена продлился вплоть до его смерти в 1978 году. 15 лет в общей сложности он провел в ссылке в Жировицком монастыре, постоянно подвергаясь мелочным придиркам со стороны светских и церковных властей, но дух его оставался несломленным. Еще в середине 70-х годов владыка Ермоген начал хлопотать о том, чтобы переехать из Жировиц в Киев. Жил он в Жировицком монастыре как в ссылке. Власти установили за ним негласный надзор: в специальные журналы заносились подробные данные о всех, кто приходил на прием к нему (эта обязанность возлагалась на монахинь, дежуривших у входа в монашеский корпус).

Климатические условия были не очень благоприятными: в одном из своих писем владыка сообщал, что из-за погодных условий у многих болят ноги. К тому же келья владыки Ермогена находилась на 3-м этаже – для 80-летнего старца было тяжело несколько раз в день подниматься по крутым лестницам. Благословение на переезд в Киев он получил еще от патриарха Алексия I. После этого в течение нескольких лет он неоднократно приезжал в Киев, обращаясь к местным властям с просьбой о прописке, но безрезультатно. Наконец, летом 1977 года ему удалось прописаться в городке Бровары недалеко от Киева. С этого времени он часто посылал туда келейницу Антонину, чтобы она подыскала подходящий домик, но поиски были безуспешными.

В начале 1978 года обострилась его болезнь. Все реже и реже мог он приходить в храм и совершать литургию. 2 марта он принимал поздравления с днем ангела. Иноки Троице-Сергиевой лавры прислали ему икону Спасителя в терновом венце. На обратной стороне была надпись: «Удаленному от паствы, но близкому ко Христу, сраженному и сосланному, но непобежденному и не забытому, настоящему святителю наших дней, подражателю славных дел Св. Патриарха-священномученика – Владыке Ермогену от благодарного иночества обители преп. Сергия в знак высокой признательности к Вашему боголюбию и ежедневному подвигу».

На 12 марта 1978 года выпало Прощеное воскресенье, начало Великого Поста. Владыка обычно служил в первую седмицу каждый день. Три недели поста прошли незаметно. Наступал праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, который приходился в тот год на пятницу 4-й седмицы. В конце марта в Киев уехали келейницы Антонина и Алла обустраивать дела по переезду. Предчувствуя близкую кончину, владыка просил Антонину отложить отъезд на неделю. После их отъезда на следующий день случился приступ стенокардии. Однако владыка никому об этом не сказал ни слова: ни Вере, оставшейся присматривать за ним, ни врачу Наталье Васильевне, которая каждый день посещала его и справлялась о состоянии здоровья. 6-го апреля вечером под Благовещение владыка из-за слабости не пришел в храм, а праздничную всенощную вместе с акафистом Божией Матери вычитал в келии.

После этого почувствовал сильную одышку: «Нечем дышать!» – говорил встревоженной Вере. Она решила, что в таком состоянии его оставлять одного нельзя, и попросила принести раскладушку. Владыка разрешил. Одышка несколько уменьшилась. Уснуть он уже не мог; лежал, часто крестился и молитвенно воздыхал: «Господи мой, Господи. » В три часа ночи стало трудно дышать, так что он уже не мог лежать и сидел на кровати. Увидев, что владыке все хуже и хуже, Вера побежала звонить Наталье Васильевне. Когда она пришла, было около 4-х утра. Диагноз она определила быстро: острая сердечно сосудистая недостаточность, следствие инфаркта миокарда. На просьбы вызвать скорую помощь владыка ответил отказом. После того, как Наталья Васильевна сделала уколы, ему стало лучше, он прилег.

Чувствуя, что настало время его отшествия, владыка сожалел о том, что духовные чада его останутся неустроенными, что у Антонины, на плечи которой лягут все заботы, слабое сердце и плохое здоровье. Говорил, что жизнь свою он уже прожил, что расставаться с земной жизнью не жалко, в вечность уходит подготовленным. Вспомнил, как в 1947 году архиепископ Астраханский Филипп прислал ему в Астрахань телеграмму с поздравлением по случаю 25-летия архимандритства. В этой же телеграмме содержалось пожелание столько же лет сожительствовать. «Срок мой уже прошел, – сказал владыка Наталье Васильевне, – 1-го марта как раз 25 лет исполнилось». Вспоминал также владыка Ермоген и патриарха Тихона, который рукополагал его во иеромонаха и которого он очень почитал и преклонялся перед его светлой памятью. «Я рад, – говорил он на смертном одре, – что отхожу к Богу в день, в который почил Святейший патриарх Тихон!»

Часа через два состояние владыки опять ухудшилось, начался приступ сердечной астмы, резко усилилась одышка, по всему телу выступил холодный пот. «Кружится голова», – проговорил владыка. Состояние стремительно ухудшалось. Видя, что пропадает пульс, Наталья Васильевна немножко приподняла владыку. Он несколько раз вздохнул, глаза закрылись. Было без четверти 7 часов утра 7 апреля 1978 года. Гроб с телом почившего был установлен в Никольском приделе собора. Иеромонахи непрерывно читали Евангелие. Отпевание владыки Ермогена совершил после литургии митрополит Минский и Белорусский Антоний (Мельников) в воскресенье 9-го апреля 1978 года.

Задолго до кончины владыка приготовил себе место на Преображенском кладбище на окраине Киева неподалеку от Китаевской пустыни и просил похоронить его там, рядом с могилами братии Киево-Печерской Лавры. Во исполнение этого завещания гроб с телом был перевезен из Жировиц в Киев. Даже после смерти архиепископ Ермоген был страшен властям, и они дали указание похоронить его как можно незаметнее, не совершать никаких заупокойных служб, запретили вносить гроб в храм. Киевское духовенство получило приказание не участвовать в похоронах. Во вторник 11 апреля 1978 года тело почившего архипастыря после великой панихиды и чина прощания было предано земле.

* Уже после выборов нового патриарха Пимена, духовник протоиерея Всеволода Шпиллера иеромонах Павел, прошедший сталинские лагеря, писал ему: «Наша патриархия – канцелярия Куроедова, не больше. Куроедов расправляется с духовенством как ему угодно. Патриарх все подписывает, никакого сопротивления.»

«О.Всеволод Шпиллер. Страницы жизни в сохранившихся письмах.», М. 2004, с. 4187 Письмо от июня 1972 года.

** Влияние Данилы Остапова на патриарха не преувеличено. Заместитель председателя Совета по делам религий, тогда еще молодой и неискушенный в церковных делах Василий Григорьевич Фуров, посетив летом 1961 года патриарха Алексия на отдыхе в Одессе, докладывал: «Об отрицательном влиянии Остапова на патриарха нам было известно и раньше. О том, что Остапов злобный человек и пытается оказывать сопротивление всем нашим мероприятиям, Совету известно. Однако, в прошлом эта информация поступала к нам из вторых-третьих рук. Теперь же, когда Остапов открыто, в нашем присутствии пытался воздействовать на патриарха и отклонить наши предложения, считал бы целесообразным использовать это обстоятельство и оказать на него определенное воздействие в интересах дела, решительно предупредив его в недопустимости такого поведения

…Все же характерно, что Остапов лезет во все вопросы жизни и управления патриархией. Он вмешивается в дело подбора кадров, выдвигая каждый раз наиболее реакционных представителей духовенства, пытается управлять епархиями через головы правящих архиереев, особенно игнорируя тех из них, которые прислушиваются и выполняют рекомендации Совета и уполномоченных, стремится окружить патриарха мракобесами и помешать продвижению людей лояльных к мероприятиям государства. Остапов всячески поддерживает политически сомнительных лиц… он использует всякую клеветническую и заведомо ложную информацию, идущую со стороны наиболее оголтелых мракобесов для того, чтобы подогреть патриарха, восстановить его против Совета и мероприятий местных советских органов и государства

…Что касается Остапова, то опираясь на материалы беседы, проведенной в Одессе, следует вызвать его в Совет и строго предупредить, чтобы впредь он перестал командовать патриархом, показав ему, что всякое отклонение тех или иных предложений Совета будет рассматриваться как противодействие со стороны Остапова со всеми вытекающими из этого последствиями и выводами, которые сочтет нужным сделать Совет.»

Гордун, священник Сергий. «Русская Православная Церковь при Святейших патриархах Сергии и Алексии», Вестник русского христианского движения, Париж, 1990, № 158, Справка о беседах с патриархом Алексием 9-10 июня 1961 года, Дело № 309, сс. 137,138) Он советовал архиепископу Ермогену, как следует себя вести, чтобы получить кафедру. Владыка ни разу не запятнал своей жизни в самые тяжелые годы для Русской Церкви. Вряд ли его убедил пример епископа Иова, который смиренно дожидался часа, когда ему позволят вернуться на архиерейскую кафедру.

****митрополит Киевский и Галицкий Иоасаф (Виталий Михайлович Лелюхин) (1903-1966) – родился в семье священника в селе Дубасищи Ельнинского района Смоленской области. Окончил Вяземское духовное училище, а затем Смоленскую духовную семинарию в 1919-1920 годах. В годы Великой Отечественной войны оказался на оккупированных гитлеровцами территориях и был рукоположен во священника. Владыка Ермоген пишет о нем: «До архиерейской хиротонии он 3 раза был рукополагаем во священника: первый раз в обновленческом расколе, второй раз во время гитлеровской оккупации Украины епископом Геннадием, юрисдикции еп(ископа) Поликарпа Сикорского и третий раз архиепископом Днепропетровским Андреем (Комаровым). Будучи хиротонисан во епископа Сумского, способствовал закрытию епархии. Будучи, по закрытии епархии, перемещен на кафедру епископа Днепропетровского и Запорожского принял епархию с 286 действующими приходами и, будучи чрез непродолжительное время перемещен на Винницкую кафедру, оставил в Днепропетровской епархии менее сорока приходов, а в Виннице через очень короткое время закрыт был кафедральный собор.»

Самочинный «митрополит» Украинской Автокефальной Церкви Поликарп (Сикорский) был поставлен во главе Украинской Церкви в декабре 1941 года при помощи немцев. Вплоть до 1944 года священник Лелюхин служил в храмах Днепропетровска. В 1950 году стал настоятелем Николаевского молитвенного дома в поселке Амур близ Днепропетровска. В 1958 году был пострижен в монашество с именем Иоасаф и вскоре стал епископом Ахтырским и Сумским. Столь быстрое возвышение священника, который был рукоположен раскольниками и сотрудничал с немцами, можно объяснить только одним – после войны он был завербован органами МГБ. Поскольку с марта 1964 года архиепископ Иоасаф стал Киевским и Галицким, экзархом Украины, а вскоре и митрополитом, постоянным членом Священного Синода, то сомнений в причинах столь стремительной карьеры быть не могло.

К сожалению, в Словаре епископов митрополита Мануила (Лемешевского) отсутствуют эти сведения о митрополите Иоасафе. Безусловно, митрополит Мануил знал о всех изгибах жизни митрополита Иоасафа, но сознательно исключил их. Это обстоятельство еще раз заставляет весьма критически относиться к подвижническому труду митрополита Мануила. Важно помнить, что два заключения владыки Мануила и неусыпный надзор органов госбезопасности и внутреннего цензора за его трудами сыграли свою печальную роль в создании этого выдающегося труда.)
КОНЕЦ

Сергей Бычков. Освобождение от иллюзий.
Исповедник архиепископ Ермоген (Голубев). Жизнь и подвиг. Часть II.

http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2075
Мальчик или девочка? 9 звезд, переборщивших со стилем унисекс

Нет комментариев

    Оставить комментарий