Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

«Украина, Польша, Грузия и Чехия делают все возможное, чтобы предельно дистанцироваться от нас»

Николай Сванидзе об изменении взглядов на историю: «Когда Гжегож Схетына сказал, что Освенцим освободили украинцы — это абсолютная безграмотность, потому что, естественно, независимо от названия фронта, там воевали разные люди. Но здесь нужно понимать, чем это объясняется, хотя это не оправдывает безграмотность этого очень высокопоставленного чиновника. Объясняется это вот чем: что Украина, что Польша, что Грузия, что Казахстан, что Белоруссия, что Чехия, Венгрия — все страны, которые входили в состав Советского Союза или в состав так называемого Социалистического блока, который образовался после войны или лагеря, делают все возможное, чтобы предельно дистанцироваться от нас. Их воспоминания, не о победе, о советской империи просто вызывают у них аллергическую реакцию, понятную, потому что мы, освободив от Гитлера, принесли им собственный диктат.

Об этом, кстати, сказал Путин недавно, когда он сказал, что мы навязывали собственные ценности, это абсолютно правильно. Поэтому мы в их глазах тот спаситель от насильника, который спас девушку, а потом изнасиловал ее сам. И поэтому дожидаться от девушки какой-то вполне определенной благодарности в данном случае не приходится — это первое. И второе, в том, что касается войны, они считают, что они тоже очень пострадали, а те, кто входил в состав Советского Союза, не меньше вложили — и здесь они правы».

О современном отношении к Великой Отечественной войне в Германии: «9% немцев считают, что немцы проиграли войну по результатам Второй мировой войны, а подавляющее большинство, не пугайтесь — не считают, что они выиграли Вторую мировую войну, они считают, что по итогам Второй мировой войны они получили освобождение, они были освобождены от нацизма, от Гитлера. Вот как они считают, потрясающе. Иначе говоря, американский воинский контингент немцев в настоящий момент не пугает».

О развале СССР: «Все врассыпную кинулись, как только появился намек на развал Советского Союза. Все развалилось, на самом деле, не тогда, когда собрались три мужика и выпили, а гораздо раньше. Украина, кстати, ушла во время августовских дней 91-го года. Американцы чего только не делали — Буш торчал в Киеве и говорил: «Ребята, не уходите из СССР» не потому что американцы так любили Советский Союз или они такие добрые, они просто боялись иметь дело сразу с несколькими ядерными державами. Когда развалился СССР, все бросились врассыпную, но врассыпную в сторону Запада, они хотели зонтика, они боялись Советского союза, а потом России. И пока Россия, на их взгляд, вела себя адекватно, никто не боялся, хотя на всякий случай остерегались».

Из учениц — в профессионалы

В 1967 году заканчивали строительство листопрокатного цеха № 5.

Для работы в цех набирали молодых рабочих и профессионалов из других листопрокатных цехов. Коллектив изучал процесс производства и необходимую документацию. Помогали разобраться профессионалы — начальник Н. Погорелов, заместитель начальника А. Зайнулин, мастера — И. Чеповский, Д. Савушкин, М. Чеканова, Т. Глушкова, опытные статисты из ЛПЦ-2, 3 — Р. Шилова, Л. Пиляева, О. Денисенко.

В ОТК ЛПЦ-5 приняли молодых девушек после окончания 10 класса — Надю Халецкую, Олю Шумакову, Надю Задкову, Валю Ванюшину, Люду Новикову, Люду Подгорную, Люду Кузьмищеву, Нину Безногих, Валю Шунину. Из ПТУ-13 пришли Галина Абросимова, Марина Бажурова, Елена Зеленская. Многие девочки окончили институт и вернулись в цех. Теперь, имея образование и опыт работы, стали руководителями. Например, Людмила Ивановна Хусаинова работает помощником начальника ОТК ЛПЦ-5, Ирина Тихановская учит молодых прокатчиков в политколледже, Юлия Кудинова работала в комиссии по приемке металла… За успехи в труде на ММК награждены Почетными грамотами и медалями контролер К. Макрушина, Р. Шилова, Н. Крылова, О. Денисенко, Т. Глушкова, О. Шумакова, Г. Кременская, В. Дробышева, Л. Новикова, Н. Халецкая, Л. Семченкова.

Дорогие коллеги! В достижениях ММК есть и ваша частичка труда. Поздравляю со знаменательной датой — 80-летием ММК. Желаю успехов, здоровья, счастья и удачи!

В парке в ВАО нашли расчлененный изрезанный труп женщины

В коллекторе в парке «Измайлово» мужчина обнаружил останки убитой женщины.

Как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на старшего помощника руководителя ГСУ СК России по Москве Юлию Иванову, 31 января посетитель парка «Измайлово» по адресу аллея Большого Круга, 7 в районе Измайлово ВАО обнаружил страшную находку. В коллекторе парка мужчина увидел фрагменты конечностей человеческого тела.

Приехавшие на место сотрудники полиции исследовали коллектор и прилегающую территорию. В результате были найдены и другие останки.

Осмотр показал, что они принадлежат женщине, которой перед смертью были нанесены колото-резаные ранения. По предварительным данным, погибшей было около 40-50 лет, сообщила Иванова.

Возбуждено уголовное дело по статье «убийство», ведется поиск преступников, причастных к убийству женщины.

Злоумышленникам грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 15 лет.

Обстоятельства преступления устанавливаются, назначена судебно-медицинская экспертиза.

Ангарский маньяк заставлял своих жертв бегать от него по лесу

Ангарский маньяк Михаил Попков, осужденный пожизненно за убийство 22 женщин, признался, что некоторых женщин он заставлял убегать от него по лесу. Затем он догонял их и убивал. Попков в прошлом занимался биатлоном. Об этом пишет портал FlashSiberia со ссылкой на представителя СУ СКР по региону.

«Попков признался в преступлениях, которые считались «глухарями», установлены неизвестные нам факты, которые нашли подтверждения на месте останков жертв. Попков запоминал точно, покадрово, все это он описал», — рассказали в СК.

Ранее сообщалось, что Попков признался в убийстве 47 женщин, а не 22, как ранее считали правоохранительные органы. Позже он рассказал еще о нескольких убийствах, таким образом, увеличив свой счет до 59 отнятых жизней.

Большинство своих жертв маньяк поил алкоголем, потом избивал, насиловал и уродовал тела. Орудия убийств были разными: начиная от топора и ножа и заканчивая удавкой и отверткой. В регионе кровавого убийцу называли «ангарским Чикатило».

Новое в блогах

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

Приложения пользователя

Еще один отрывок почти готовой книги о донбасских событиях. Он немного вырван из общего текста, но я не стал ничего адаптировать под отдельное изложение: Сейчас, по прошествию двух лет после начала описываемых событий, можно предположить и дать ответ — почему российское руководство вело и продолжает вести себя столь нерационально. Ответ не понравится пламенным сторонникам президента Путина, однако он единственный, который вытекает из логики событий — президент Путин не является субъектом событий. Он их объект и исполняет предписанные ему решения субъектом более высокого порядка в неких жестко заданных рамках. Внутри этих рамок есть определенная свобода действий (скажем, операция в Крыму), однако за ними существует жесткий запрет на действия — и недоведение операции по присоединению Крыма до логического завершения явно говорит о том, что границы дозволенного Путину проходят по этой черте.

Тем же самым можно объяснить и последующие действия России на Донбассе — внутри рамок находится право Кремля поддерживать кровавый гражданский конфликт на Украине, за рамками — возможность его прекращения на условиях России. Всё это, конечно, весьма конспирологично, однако если кто-то может представить более рациональное объяснение — я с радостью выслушаю эту точку зрения. Версию про нечеловеческий гений и глубоко продуманные планы Путина прошу не предъявлять по причине ее полной неадекватности. Сложно глубоко продумывать свои действия, набрасывая план минского сговора на коленке во время воздушного перелета.

Однако в контексте событий апреля-мая 2014 года все эти рассуждения имели глубоко умозрительный характер. Менее месяца назад была проведена блестящая и практически бескровная операция в Крыму, достигнут стратегический во всех отношениях политический результат по присоединению Крыма, Украина на глазах разваливалась — никаких сомнений в том, что повторение крымских событий возможно, пусть и в более сложных условиях, не было ни у кого. И точно мы не можем говорить о каких-то ошибках и просчетах восстания в Новороссии в целом и Стрелкова, и других командиров отрядов восставших на этом этапе. Решения были логичными, события развивались в единственно возможном направлении.

Создание ДНР и ЛНР в любом самом зачаточном виде, прикрытие их ополчением и проведение референдума с политическим результатом — объявлением независимости от Украины — и было тем самым «крымским планом», который реализовывался в Донецкой и Луганской областях Украины в апреле-мае 2014 года. Никаких шансов у пребывающей в коматозном состоянии киевской хунты противостоять этому плану не было.

Нужно сказать, что хунте несказанно повезло, причем это везение еще требует своего будущего осмысления и изучения. Жесткость в проведении Майдана-2013/14 с его кровавым сценарием и дезинтеграцией государственного аппарата была вызвана объективными обстоятельствами — никакой «революционной ситуации» а Украине не было и в помине. Совершить государственный переворот можно было только через тотальное разрушение государственной власти, чем Майдан и занимался с ноября по конец февраля — четыре месяца. Победа Майдана привела к тому, что победителям досталась полностью дезорганизованная и деморализованная государственная машина, причем дополнительным грузом на ней лежал уход Крыма — это было тяжелейшее поражение новой власти, виновником которого была она и только она.

В этих условиях, нужно отметить, возможные ожидания Кремля на самопроизвольный распад Украины, которая просто не выдерживала груз противоречий, выглядели вполне разумными и рациональными. Однако как Стрелков стал своеобразным «черным лебедем» — неизвестным фактором, который сломал относительно естественный ход событий и развернул его в ту сторону, которую мы все видели, так и в Киеве возник свой собственный «черный лебедь». Фамилия его — Турчинов. Ничем особенно не выделявшийся партийный деятель, пребывающий как правило в чьей-то тени, Турчинов оказался способным организатором, сумевшим в период распада государственности удержать обстановку и развернуть ее в сторону сборки новой Украины. Новая Украина выглядела страшно, была уродливой и не слишком-то жизнеспособной. Однако она выжила и сумела мобилизоваться. И трудно сказать, могла ли она вообще выжить после госпереворота, не будь у ее руля в тот момент Александр Турчинов.

Однако в апреле-мае даже у Турчинова с его колоссальной работоспособностью и непрерывными попытками «сшивки» распадающейся ткани госуправления не было никаких шансов для противодействия «крымскому сценарию» на территории Донецкой и Луганской областей. Помешать ему хунта могла и пыталась делать это изо всех сил, но спасти ситуацию она уже была не в состоянии. Нацистов в итоге спас Путин — однако это было потом.

Стрелков и его команда, а затем и Славянское ополчение, встав на острие удара хунты, выполнили свою задачу: они позволили провести референдум 11 мая, который прошел и дал тот самый политический результат, ради которого всё и происходило.

На этом ключевая цель восстания, в сущности, была выполнена — никто изначально не ставил задачу создания независимой территории, самостоятельного государства. Точнее, были, конечно, самые разные точки зрения, в том числе и у сторонников радикальных решений на отделение с последующим созданием аналога Донецко-Криворожской Республики, существовавшей в свое время на данной территории, но на первых этапах основная масса людей была полностью уверена в возможности повторения крымских событий и сценария присоединения к России, а потому остальные идеи выглядели совершенно маргинальными.

Проблемы начались уже на следующий день. Министр иностранных дел России Лавров сделал заявление, причем оно было сделано в ряду других его заявлений и сообщений. Было сказано об «уважении» итогов референдума, но и только. По сути, ни о каком признании речь не шла, а значит, крымский сценарий стал невозможным.

Здесь нужно упомянуть, что буквально за несколько дней до 11 мая президент Путин выступил со специальным и крайне обескураживающим заявлением, в котором просил жителей Донецкой и Луганской области повременить с референдумом. Заявление было сделано по итогам встречи со швейцарским президентом Буркхальтером, после которой позиция Путина ощутимо претерпела изменения по сравнению с предыдущими его заявлениями. Просьба о переносе мотивировалась необходимостью налаживания диалога с киевскими властями, которые до этого именовались исключительно нелегитимными и даже жестче — хунтой.

Смена риторики и главное — резкий разворот в ожиданиях вызвал к жизни десятки разнообразных толкований происходящего, которые очень быстро получили саркастическое наименование «хитрых планов».

При этом киевская хунта несмотря на прозвучавшую по итогам встречи Путина и Буркхальтера просьбу о прекращении огня, наоборот, с удвоенной энергией начала приготовления к силовому решению конфликта, используя его в качестве точки сборки новой версии украинского государства вокруг борьбы с сепаратистами, а затем — и российскими оккупантами, используя тот факт, что к середине мая из России начался массовый приток добровольцев на помощь восставшему народу Донбасса. В России сотни и тысячи людей восприняли идею Русского мира как идею помощи соотечественникам, и никак иначе.

Уже была трагедия в одесском Доме профсоюзов, уже был расстрел Мариуполя, начались обстрелы Славянска, тиражировались кадры героического сопротивления практически безоружных мирных жителей, стоящих на баррикадах и блок-постах, останавливающих голыми руками бронетехнику ВСУ.

Смена риторики Кремля воспринималась как досадная, но временная оттяжка, после которой все равно всё вернется к прежнему сценарию и развитию событий. Предположить, что циничное предательство уже произошло, было немыслимо, а первые довольно робкие голоса на этот счет с негодованием глушились массовым шиканьем.

Тем не менее, понимая контекст происходящего, можно сказать, что именно в этот момент начались ошибки самих восставших, главной из которых был отказ от создания запасных сценариев, которые предусматривали переосмысление первоначального замысла. При всем психологическом настрое на продолжение крымского варианта именно тогда нужно было начинать осмысливать принципиально изменившуюся обстановку и вырабатывать в срочном порядке план действий, в котором присоединение к России через её признание итогов референдума и согласие на присоединение отсутствовали.

Как всегда бывает в таких случаях, одна ошибка немедленно стала причиной целой цепи новых, а в целом — перевела восставших из стратегии активных действий в стратегию действий реактивных — по обстоятельствам.

Повторюсь — ставить прямо вопрос о вине восстания в этот момент не приходится — психологически никто не оказался готов даже произнести слово «предательство», не то что учитывать его и ставить в главу угла новой стратегии действий.

Каковы должны были быть действия восставших в этот момент?

Логика происходящего говорила о начавшемся затяжном конфликте, в котором определяющую роль начинало играть соревнование организационных структур. На каком-то этапе разваленное украинское государство сумело собраться и начать возвращать в свои руки пусть и подобие, но управляемости, а значит — возможности создания управляющих контуров и цепочек. По ним начала циркулировать информация, до руководства хунты начала поступать относительно достоверная информация о происходящем, в ответ начались относительно осмысленные приказы и распоряжения.

Циничный отказ России признавать итоги референдума на Донбассе означал качественное изменение обстановки. Первоначальный замысел восстания, которое было нацелено на достижение политического результата — признания Россией итогов референдума — провалился по не зависящим от восставшим причинам. Поэтому 12 мая, когда Кремль устами министра Лаврова озвучил лишь «уважение» итогов референдума, стало поворотной датой восстания, за которой требовалось принятие принципиально иных решений.

На тот момент Кремль еще не стал прямым врагом восстания, однако стало очевидно, что восставшие могут лишь сотрудничать с Россией, причем логика сотрудничества могла вытекать лишь из предельно жесткого принципа принуждения. Так как цели восстания и Кремля разошлись (хотя на тот момент было крайне сложно понять, в чем именно и как далеко), единственный способ сотрудничества заключался в постановке «партнера» перед необходимостью предпринимать те или иные действия, вынуждать его к ним. Надеяться на добрую волю «партнера» становилось попросту опасно.

Непонимание или нежелание понять это серьезное качественное изменение стало еще одной ошибкой восстания.

Хочу отдельно сказать, что не считаю возможным давать оценку действиям восставших — сейчас, по прошествию двух лет, не так уж и сложно их раздавать налево-направо. Тогда, в совершенно неопределенной обстановке, в условиях жесткого противостояния с хунтой, боевых действий, цейтнота и катастрофической нехватки всего требовать от руководства восстания (которое само было представлено отдельными и разрозненными людьми, не объединенными в некую общую структуру) верных, грамотных и своевременных решений попросту нелепо. Но здесь речь идет об ошибках — то есть, решениях, не принятых, не принятых вовремя, принятых неверно. Это предельно важно для понимания причин поражения восстания — а потому категорически отделяю личный фактор от объективного.

Смена стратегии означала, что перед восстанием, начиная с 12 мая 2014 года, встал выбор из двух относительно рациональных вариантов, каждый из которых теоретически мог принести положительный результат, выражающийся либо в военном поражении хунты, либо в создании такой конфигурации противостояния, при котором хунта не имела возможности нанести военное поражение восставшим.

Первый вариант — симметричное соревнование организационных структур восстания и хунты. За хунтой была территория и ресурсы, заведомо превышающие территорию и ресурсы восставших. Однако при этом против хунты работал фактор развала управления, который к маю 2014 года только начал преодолеваться, причем во многом последствия этого развала очевидны даже сейчас, по прошествии двух лет после государственного переворота. За восставших играл фактор прямо противоположный — они контролировали два крупных областных центра, практически не пострадавших от событий Майдана и последующих за ними. Управление не было разрушено, чиновники находились на местах, городские и областные службы находились в работоспособном состоянии, что они и продемонстрировали в страшные месяцы лета 2014 года, когда практически в автономном режиме обеспечивали жизнедеятельность городов: скорые выезжали на места обстрелов, пожарные тушили пожары даже при обстрелах, ремонтные службы ликвидировали повреждения городских коммуникаций и объектов.

Такой вариант предусматривал ускоренный запуск государственного строительства на базе областных структур с последующими (а точнее, параллельно идущими им) мероприятиями по мобилизации экономики, созданию массовой армии, организацию работы тыла, системной эвакуации мирного населения из зоны боев для снижения нагрузки на скудные запасы ресурсов восставших и сохранения жизни и здоровья многих тысяч людей.

Война — это борьба организационных структур. Те структуры, которые более соответствуют текущим задачам, более адаптивны, обладают большей скоростью прохождения информации во всех направлениях, имеют возможность адекватно и своевременно оценивать текущую обстановку, генерировать решения и маневрировать имеющимися ресурсами — те и получают преимущество. Героизм помогает преодолеть недостатки и просчеты в организационном строительстве и решениях, однако работает лишь локально и и краткосрочно. «Порядок бьет класс» — русская адаптация немецкой поговорки «Fleiß schlägt Grips» («Усердие побеждает талант»). Оба варианта поговорки применимы практически ко всем видам борьбы — вооруженной, спортивной, экономической.

Шансы на реализацию этой стратегии у восставших, без сомнения, были. Однако существовал ряд очень серьезных условий и ограничений, о которых будет сказано ниже. Главное же условие — динамика государственного строительства Новороссии должна была опережать аналогичные процессы, которыми занималась хунта в Киеве. Только так можно было преодолеть существенное ресурсное отставание, объективно существующее у восставших перед нацистской Украиной.

Второй вариант смены стратегии действий заключался в полном «переформатировании» картины военного противостояния между отрядами восставших и карательными формированиями хунты. Нужно было отказываться от позиционной войны ввиду существенного отставания восставших в тяжелом вооружении и численности. Последующие события показали, что города, занятые восставшими — Славянск, Краматорск, Горловка, Луганск, Донецк, Лисичанск и другие — становились в текущей картине боевых действий ловушками, которые окружались карателями и расстреливались изо всех калибров. Массовая гибель мирного населения, превращенного в заложников войны, голод, болезни, опасность эпидемий, огромный расход ресурсов на оперативную ликвидацию последствий обстрелов и поддержание минимальной жизнедеятельности крупных городов и агломераций — все это стало реальностью буквально в ближайшие недели после 12 мая.

Единственной альтернативой позиционной войне становилась война маневренная и войн а на коммуникациях. Огромный минус украинской армии — ее неповоротливость и привязка к коммуникациям. Подтягивая массы военной техники, вооружений, боеприпасов, людские ресурсы к «зоне АТО», в мае-начале июня 2014 года каратели были абсолютно беспомощны именно в движении. У них еще не была выстроена система контрпартизанской обороны просто по причине нехватки времени и ресурсов. Блок-посты на дорогах, густая сеть которых вместе с резервными, тревожными и патрульно-постовыми группами являются основой такой системы, только начали создаваться, связь между различными подразделениями ВСУ, Нацгвардии, карательных добровольческих зондеркоманд отсутствовала, координация действий была крайне низкой, уровень командования — ужасающе некомпетентен.

В существующей обстановке переход к маневренной рейдовой войне мог позволить дезорганизовать разрозненные силы хунты, создать для нее перманентную катастрофу в ближайшем и дальнем тылу. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов моральный фактор. Нигде, как известно, не врут больше, как на охоте, рыбалке и войне, поэтому к любым фронтовым историям я отношусь осторожно. Однако могу сослаться на рассказы бойцов горловского гарнизона, которые (не один и даже не несколько человек) рассказывали в разных вариациях истории о том, что командующий горловским гарнизоном Игорь Безлер на обстрелы Горловки высылал на позиции карателей диверсионные группы, которые «кошмарили» противника, выработав у них в некотором роде условный рефлекс. Это позволило на некоторое время снизить интенсивность обстрелов города. Точно так же рейд группы Безлера на блок-пост ВСУ под Волновахой, когда противник понес основные потери от «дружественного огня» с воздуха, показал степень дезорганизованности и полной несогласованности действий карателей. Собственно, как раз действия Безлера очень неплохо иллюстрировали все преимущества, которые получали восставшие, используй они такую стратегию действий не в точечном, а в массовом порядке, системно и согласованно.

Блокада карателями городов восставших в таком случае теряла смысл — катастрофа на коммуникациях вела ко многим последствиям для хунты, и все они выглядели крайне негативными для неё.

Моральный фактор позволял восставшим пополнять свои отряды населением территорий, которые формально были им неподконтрольны.

Ключевым минусом такого сценария, безусловно, являлось отсутствие тыла и отрыв рейдовых групп от территории восстания, а значит — отсутствие сколь-либо регулярного и централизованного снабжения, а также проблема раненых и больных.

Выбор второго сценария действий автоматически вел к необходимости совмещения его с первым вариантом — без государственного строительства и мобилизации всех ресурсов рейдовая война могла вестись максимум месяц-полтора, после чего ресурсы на ее ведение попросту истощались. Тем не менее, смена стратегии от обороны к активным действиям была объективно оправданной и пожалуй, альтернативы ей не было вообще. Вопрос стоял лишь в выборе: в каком именно приоритетном направлении активизировать очень скудные и катастрофически дефицитные ресурсы восставших. Аксиома про оборону, которая есть смерть вооруженного восстания, в данном случае обсуждению не подлежит.

Еще раз упомяну имя Игоря Безлера — его активные действия именно в рамках рейдовых операций хотя и носили крайне бессистемный и единичный характер (что вполне объясняется недостаточностью и личного состава, и вооружения), но показывают, что именно они на тот момент давали наибольший эффект. Любые возражения в том, что как раз скудость ресурсов восставших и сделала невозможным для них принятие решения о смене рисунка боевых действий, я принимаю безоговорочно. Однако при этом отмечаю, что альтернатива, которую мы видели в реальности, в итоге привела к поражению, которое было неизбежным при выборе пассивной оборонительной стратегии действий — и уж это было ясно еще тогда.

Подытоживая, можно сказать, что восставшие уже с 12 мая 2014 года, столкнувшись с предательством Кремля, были поставлены в жесточайший цейтнот, что требовало от них сверхусилий по полной смене стратегии своих действий. То, что они так и не сумели переломить себя в первую очередь в психологическом плане и не смогли использовать тот короткий промежуток времени, который был отведен им обстановкой, безусловно, является ошибкой, причем ошибкой, которая привела к самым тяжелым последствиям, ошибкой, которую уже к середине июня было практически невозможно исправить. Должно было случиться чудо, чтобы шанс появился снова. Чудо произошло — и о нем ниже, однако к сожалению, и оно было использовано примерно так же.

Можно сказать, что лидеры восставших так и не смогли даже осознать происходящего и продолжали надеяться на милосердие Москвы и на выполнение президентом Путиным его публичного обещания спасти русское население Украины. Вместо этого придворный пропагандист Кремля Соловьев ввел в оборот фразу «Им ничего не обещали». Справедливости ради, эта фраза была произнесена позже, но уже в мае, когда Россия признала практически сразу итоги выборов украинского президента Порошенко, назвав того «лучшим выбором украинского народа», лично у меня факт предательства уже не вызывал ни малейших сомнений.

Вспоминается, что Игорь Стрелков специально нашел время, чтобы попросить меня не писать тогда резко о действиях Путина — и я пытался максимально сглаживать тон и фразеологию своих статей, по крайней мере, пока Стрелков находился на Донбассе. Основания этой просьбы были очевидны — Стрелков до последнего рассчитывал, что Россия поможет восстанию, однако в августе 14, когда «помощь» пришла, это стало концом восстания. Кремль хладнокровно дождался, когда каратели истребят идейную часть ополчения, и ввел в действие своих «отпускников» лишь тогда, когда ополчение как военная сила перестало существовать. После этого, взяв под контроль управление территориями ДНР и ЛНР, Москва немедленно пошла на перемирие с нацистской хунтой («Минск-1»), что лучше всего показало — для Кремля даже катастрофическое стратегическое положение Крыма, как оторванного от материнской территории эксклава, было менее значимым, чем недопущение развала нацистской Украины. В такой ситуации говорить о субъектности Кремля и отстаивании им национальных интересов России, безо всякого сомнения, явно нелепо, и даже двух Минских перемирий оказалось недостаточно для сторонников Путина, готовых аплодировать вообще любым, даже самым абсурдным, его действиям.

Любопытно, но Кремль один в один повторил ту же самую стратегию в отношении Башара Асада. Дождавшись полного истощения сирийской армии, он пришел ему «на помощь» лишь для того, чтобы не допустить прямого военного поражения, но при этом окончательно подорвал боеспособность сирийской армии в бесплодных наступательных операциях. Убогость однотипных приемов прикрывается бравурными криками на ток-шоу и истошным воем пропаганды, однако и здесь вопрос о национальных интересах России выглядит крайне сомнительно.

Збигнев Бжезинский как-то задал вопрос: «Вы подумайте — чья это элита: ваша или уже наша», говоря о российских компрадорах, прячущих на Западе украденное у российского народа. Глядя на «блестящие» внешнеполитические ходы президента Путина, можно тоже задаться аналогичным вопросом — так чей это президент?

Убийство в «Тактике». У владельца магазина были проблемы с бизнесом

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

В суде допросили еще двух свидетелей

В саратовском областном суде допросили еще двух свидетелей по делу об убийстве владельца магазина «Тактика» Евгения Максимова — на вопросы ответили Владимир Клюшин и Михаил Садовников.

— Помещение, где сейчас находится магазин «Тактика», принадлежит мне и моей знакомой. Мы сдавали помещения в аренду. Там был магазин автозапчастей. После этого сдавали в аренду ИП, физическому лицу Евгению Максимову. В декабре 2015 года Максимов говорил, что у него были проблемы с бизнесом, собирался искать другое помещение. Была необходимость занимать то меньшую, то большую площадь для магазина. Думаю, сложности были связаны с кризисом.

Другой свидетель — Михаил Садовников — рассказал о том, как помогал задержать подсудимого:

— В один из весенних дней в 2016 году я поднимался от Набережной Космонавтов по Московской. Я услышал крики. Один мужчина (прим. ред. — Артем Скачков) боролся с другим у входа в магазин «Тактика». Он кричал, что совершено убийство, просил помочь задержать человека в маске — Антона Жукова. Я побежал помогать. Жуков вырвался, мы побежали за ним. Мы схватили, остановили его и повалили на землю. Начали удерживать на земле, чтобы он не мог подняться. Мужчина сорвал с Жукова маску. Мимо проходил участковый, он вызвал наряд. Приехали сотрудники правоохранительных органов, начали проводить следственные действия.

Напомним, по версии следствия, вооруженное нападение на магазин «Тактика» произошло вечером 30 марта. 25-летний Антон Жуков зашел в подвал дома на Московской, где находится магазин, и потребовал денег. В зале в этот момент не было покупателей, здесь были лишь хозяин Евгений Максимов и его приятель. Разбойнику отказали, и он начал стрелять. По версии следствия, из обреза он смертельно ранил Максимова, выстрелил во второго человека, но промахнулся и бросился бежать. Приятель Максимова побежал за ним, по дороге к нему присоединился местный участковый. Вдвоем они скрутили нападавшего.

По версии следствия, организатор преступления — боец СОБР ГУ МВД России по Саратовской области. Его арестовали, его дело выделено в другое производство. Исполнитель — 25-летний Антон Жуков. Его обвиняют в убийстве, разбое, покушении на убийство двух человек и незаконном хранении огнестрельного оружия.

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

Английская королева оказалась очень непростой старушкой

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньякаЗдравствуйте, дорогая редакция! Мы с подругой любим ходить в лес, окружающий наш военный городок. Летом идём за малиной – лесной, сладчайшей, осенью – за грибами. Обе мы неместные: я шесть лет назад сюда «понаехала», а подруга на 12 годков раньше. И в этом лесу мы с ней постоянно попадаем в какие-нибудь безумные истории.

Ещё ни один наш поход в лес не обошёлся без приключений. Однажды выдались исключительно тёплые последние дни октября, и мы, как два старых грибных маньяка, решили ближе к вечеру насобирать польских грибов.

Под занавес мероприятия у меня возник обычный вопрос:
– Ну и в какой стороне выход из леса?
– Я здесь живу дольше тебя и знаю в этих лесах все дороги, – сказала подружка. – Нам нужно туда.

«Туда» мы топали минут тридцать в быстро опускавшихся октябрьских сумерках. Признаться, я уже запаниковала – представила, что мы с подругой наверняка околеем в этих лесах. И почему мы чипировали только нашего пса Ральфа? Надо было настаивать, чтобы и мне в ухо вшили чип – потом быстрее бы тело нашли.

Хорошо, что совершенно неожиданно бабахнул пушечный выстрел на дальнем стрельбище. Мы сориентировались и выяснили, что шли совершенно в другую сторону. Выбежали из леса чуть ли не галопом.

А прошлым летом мы с подругой, увлечённые сбором первых опят, в кустах папоротника наткнулись на симпатичного и прекрасно вооружённого мужчину в камуфляже. Мужчина попросил нас сохранять спокойствие, мы страшно воодушевились и сразу пообещали. А через секунду на поляну из бурелома выбрались ещё десятка полтора закамуфлированных и очень хорошо вооружённых мужчин. Встреченный нами симпатяга удрал из папоротников вместе с товарищами обратно в бурелом.

Оказалось, проходили учения военнослужащих внутренних войск. Мы с подругой почувствовали себя разочарованными.

– Хорошенькие, – сказала я.
– Надо было оглушить этого, который засел в папоротниках, ведром опят, – пожалела подружка. – А то убежал, и ни нам «спасибо», ни им – «здрасьте».

В этом году мы отправились за малиной. Обобрали просеку, углубились в чащу и тут в процессе сбора зацепились с подругой языками на тему политики. Разгромили антироссийскую позицию Европы, вывели на чистую воду даже британскую королеву – решили, что она очень непростая старушка и наверняка стоит за спиной более прямолинейных в своей агрессии США. Короче, культивируемый образ безобидной бабули, сидящей на шее английских налогоплательщиков, нас в заблуждение не ввёл.

Рассмотрели потенциальных союзников нашей страны. Решили, что это Китай, но и тут всё не очень однозначно. Дело в том, что подруга до чёртиков боится экспансии миллиардов китайцев на бескрайние просторы нашей Родины. По этой причине она недавно даже не могла уснуть, так как на ночь посмотрела очень интересную политическую передачу, в которой говорилось о том, что китайцы тихой сапой уже распространились по Дальнему Востоку и успешно ассимилируются с местным населением.

– Не принимай близко к сердцу, – посоветовала я своей спутнице. – Если китайцам и суждено в дружеской ассимиляции продвинуться вглубь российской территории, то до Балашихи они доберутся точно не при нашей жизни.

Мы с трудом выбрались на просеку с майонезными ведёрками, полными лесной малины. И первое, что увидели, – роту маленьких китайских военных, шустро надвигавшихся на нас по просеке.

Человеческий организм очень непредсказуемо реагирует на стресс, и мой – не исключение. Ничем другим, кроме сильного стресса, я не могу объяснить тот факт, что, когда от меня до китайских военных оставалось не больше десяти метров, я взяла и перекрестилась. А подруга заорала:
– А-а-а-а-ай, бабайки! – и полезла обратно в бурелом.

Казалось бы, во мне 178 сантиметров, китайские военные куда мельче, чего бояться? Но, я вам доложу, отряд шустрых мелких китайцев с автоматами Калашникова наперевес в подмосковных лесах – очень даже впечатляющее зрелище.

А вечером в новостях рассказывали, что в Подмосковье проводились учения Росгвардии и китайской полиции. Значит, информация уже не секретная и я могу поделиться с вами деталями лесного приключения.

В конце репортажа журналист, стоявший на просеке около обобранного малинника, срывал и картинно отправлял в рот ягоду и что-то такое говорил о местных жителях, которые собирают здесь малину. В это самое время мы с подругой сидели глубоко в кустах слева в кадре и ждали, когда всё закончится, чтобы, не позорясь на всю страну старыми джинсами, линялыми панамами и резиновыми сапогами, вылезти и пойти домой.

Отправила подруге эсэмэску: «Китайская угроза ближе, чем тебе кажется. Не спи!» Чувствую, это будет ещё одной нашей общей шуткой.

В Ярославле родители будущих выпускников смогут сдать ЕГЭ

Михаил Муромов спас девушку от вооруженного маньяка

​7 февраля проводится Всероссийская акция «Единый день сдачи ЕГЭ родителями». В этот день пробная сдача Единого государственного экзамена будет организована для родителей будущих выпускников. Участником акции станет и город Ярославль.
Пункт проведения единого государственного экзамена организован на базе средней школы № 4 имени Н.А. Некрасова, начало в 11:00. Родители выпускников смогут сами пройти всю процедуру Единого госэкзамена и попробовать сдать ЕГЭ по русскому языку. Условия сдачи экзамена максимально приближены к реальности — будут даваться задания 2017 года, результаты впоследствии проверят и оценят.
Проведение акции призвано повысить информированность родителей выпускников об особенностях экзаменационных процедур и снять напряжение вокруг единого госэкзамена, сообщается на официальном портале города Ярославля.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нет комментариев

    Оставить комментарий