Не только лирика

Не только лирика

Это не только лирика..

Не только лирика Не только лирикаСкачать сочинениеНе только лирика

Ладно, плюйте, плюйте, плюйте —
Все же радость задарма,
Вы всегда плюете, люди,
В тех, кто хочет вам добра!
Е. Евтушенко

Евгений Евтушенко всегда хочет в своих стихах и поэмах быть объективным. Он разъясняет свою точку зрения дотошно, подробно, что ничуть не умаляет ни качества произведения, ни его поэтического великолепия.
Он может исследовать судьбу одинокой женщины:

Она сказала: — Он уже уснул, —
Задернув полог над кроваткой сына,
И верхний свет неловко погасила,
И, съежившись, халат упал на стул.
Мы с ней не говорили о любви.

Или целую эпоху:

Как во
стольной во Москве, белокаменной,
Вор по улице бежит с булкой маковой,
Не страшит его сегодня самосуд:
Не до булок — Стеньку Разина везут!

Он может говорить о глобальном, воссоздавая бытовые мелочи:

Прет купец, треща с гороха,
Мчатся вскачь два скомороха,
Семенит ярыжка-плут —
Стеньку Разина везут!

Или говорить о мелочах, обобщая их в общечеловеческое:

. Мы женщину сместили,
Мы ее
Унизили до равенства с мужчиной!

Но во всем он равно лиричен и равно публицистичен:

. И ты — стреляешь. И такое чувство,
Когда стреляешь, будто это чудо
Ты можешь сохранить, его убив.
Так нас кидает бешеная тяга
И к вам, холсты и глина, и бумага:
Чтоб сохранить природы торжество.
Рисуем, лепим или воспеваем.
Порою мы природу убиваем,
И от потуг бессильных мы в поту.

В последнем стихотворении речь шла всего лишь об охоте на глухаря. Но какие серьезные обобщения, выводы следуют из обыденного выстрела в лесную птицу!
Евтушенко всегда и поэт, и публицист. Даже в программных стихах, а может, особенно в программных, он рассматривает действительность в исторической и нравственной связи:

Есенин, милый, изменилась Русь.
Но говорить, что к лучшему — не стану.
А говорить, что к худшему — боюсь.

1417 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Сочинение по произведению на тему: Это не только лирика..

Ладно, плюйте, плюйте, плюйте —
Все же радость задарма,
Вы всегда плюете, люди,
В тех, кто хочет вам добра!
Е. Евтушенко
Евгений Евтушенко всегда хочет в своих стихах и поэмах быть объективным. Он разъясняет свою точку зрения дотошно, подробно, что ничуть не умаляет ни качества произведения, ни его поэтического великолепия.
Он может исследовать судьбу одинокой женщины:
Она сказала: — Он уже уснул, —
Задернув полог над кроваткой сына,
И верхний свет неловко погасила,
И, съежившись, халат упал на стул.
Мы с ней не говорили о любви.
Или целую эпоху:
Как во
стольной во Москве, белокаменной,
Вор по улице бежит с булкой маковой,
Не страшит его сегодня самосуд:
Не до булок — Стеньку Разина везут!
Он может говорить о глобальном, воссоздавая бытовые мелочи:
Прет купец, треша с гороха,
Мчатся вскачь два скомороха,
Семенит ярыжка-плут —
Стеньку Разина везут!
Или говорить о мелочах, обобщая их в общечеловеческое:
. Мы женщину сместили,
Мы ее
Унизили до равенства с мужчиной!
Но во всем он равно лиричен и равно публицистичен:
. И ты — стреляешь. И такое чувство,
Когда стреляешь, будто это чудо
Ты можешь сохранить, его убив.
Так нас кидает бешеная тяга
И к вам, холсты и глина, и бумага:
Чтоб сохранить природы торжество.
Рисуем, лепим или воспеваем.
Порою мы природу убиваем,
И от потуг бессильных мы в поту.
В последнем стихотворении речь шла всего лишь об охоте на глухаря. Но какие серьезные обобщения, выводы следуют из обыденного выстрела в лесную птицу!
Евтушенко всегда и поэт, и публицист. Даже в программных стихах, а может, особенно в программных, он рассматривает действительность в исторической и нравственной связи:
Есенин, милый, изменилась Русь.
Но говорить, что к лучшему — не стану.
А говорить, что к худшему — боюсь.

Пейзажная лирика А. С. Пушкина

По словам Белинского, «поэзия Пушкина удивительно верна русской реальности, изображает ли она русскую природу или русские характеры. «

Пейзажная лирика занимает особое место в творчестве Пушкина. Он был первым русским поэтом, который не только сам узнал и полюбил чудесный мир природы, но и открыл для читателей удивительную прелесть светлых, нежных красок пейзажа средней полосы РФ, величие седых снежных вершин Кавказа, своеобразную красоту морской стихии. На протяжении всего своего творчества Пушкин обращается к пейзажной лирике.

Едва закончив Лицей, молодой поэт описывает свое знаменитое стихотворение «Деревня». Перед нами предстают мирные картины тихой сельской природы:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,

Где парус рыбаря белеет изредка,

За ними ряд холмов и нивы полосаты,

Вдали рассыпанные хаты,

На влажных берегах бродящие стада.

Пушкин блестяще пользуется психологическими методами воздействия на читателя: за лирическим началом следует яркое описание крепостнической реальности. Пейзаж в этом произведении контрастирует с описанием жизни крепостной деревни. (С этим же приемом мы встречаемся в стихотворении «Румяный критик мой, насмешник толстопузый. «).

В ранней молодости Пушкин испытывает большое влияние Байрона, Мицкевича. Романтизм находит в Пушкине одного из самых деятельных приверженцев. К романтическим стихотворениям поэта, в которых ощущается тонкое чувство пейзажа, относятся «Редеет облаков летучая гряда. » «Погасло дневное светило. «, «К морю», «На холмах Грузии. » и многие другие, в частности произведения, написанные в годы южной ссылки, посвященные Кавказу, Крыму, вызвавшие подъем романтических настроений у поэта.

В стихотворении «Погасло дневное светило. » проходит тема воспоминания о «туманной родине», «где рано в бурях отцвела. потерянная младость». В нем прекрасна мечта о «волшебных краях», куда поэт стремится «с волненьем и тоскою». Минорный характер элегии соответствует общему настроению грустных раздумий о прошлой жизни, о покинутой родине. Художественные определения у Пушкина играют очень важную роль в понимании идейного смысла произведения. Такие выразительные эпитеты, как «потерянная младость», «томительный обман», «легкокрылая радость», «минутные друзья», усиливают мотив печали, тоски, сожаления; в то пора как другие: «берег отдаленный», «волшебные края», «пределы дальные», «обманчивые моря» — подчеркивают мысль о призрачной несбыточности «знакомой мечты». Олицетворения и метафоры очень характерны для романтических произведений Пушкина. Они удивительны своей экспрессией, необыкновенной впечатляющей силой: «родились слезы», «мечта. летает», «мне изменила радость//!/! сердце хладное страданью предала». Едва ли можно передать движение взволнованной человеческой души точнее, ярче, образнее, чем это сделал Пушкин: «душа кипит и замирает».

Нередко поэт употребляет обращения. В минуту прощания вспоминаются «отеческие края», «минутные друзья», «изменницы младые» и «все, что сердцу мило». А обращение к кораблю: «неси меня к пределам дальным» — открывает перед нами постоянное стремление автора к берегу «земли полуденной». Частое применение анафоры усиливает мотив вечности происходящего:

Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Пушкин использует инверсию: переносит глаголы в начало стиха, подчеркивая выраженное ими действо. Постоянное беспокойство, шум, ропот стихии созвучны душевному беспокойству поэта. Эти строчки три раза повторены в стихотворении, они определяют все его звучание. Это призыв, вечный зов золотых грез в «пределы дальные», подальше от печальных берегов. Глаголы, используемые поэтом в повелительном наклонении («шуми, шуми», «лети», «неси»), усиливают экспансивный порыв, устремленность ритма. Здесь пейзаж, как и в большинстве романтических произведений, несет функцию возбуждающую, которая определяет настроенность автора. Поэт употребляет перекрестные, парные, обхватные рифмы, чередует мужские и женские, которые в каждом конкретном случае выделяют слова, несущие основную смысловую

Расставание навеки со стихией моря, олицетворяющей для Пушкина свободу, — тема другого его романтического стихотворения — «К морю». Море, с его постоянным говором волн, призывным шумом, своенравными порывами, воплощает в себе идею свободы, независимости. Пушкинские эпитеты создают тот могучий вольготный образ, который так дорог автору. А художественные определения «последний раз», «прощальный час» развивают мысль о разлуке на всю жизнь с вольностью святой — высшим идеалом поэта.

С чувством глубокой печали говорит Пушкин о том, что ему «не удалось навек оставить. скучный, неподвижный брег» суетной, пустой жизни света и направить свой «поэтический побег» по волнам свободного океана. Но, обращаясь к морю, он обещает: «Не забуду твоей торжественной красы//И продолжительно, продолжительно слышать буду//Твой шум в вечерние часы». Не случайно поэтому олицетворение океана, который «ждал и звал» поэта. Всегда храня в сердце образ своенравной стихии, Пушкин и «шум призывный», и «говор волн» перенесет «в леса, в пустыни молчаливы», передаст всему миру торжественную и гордую красоту идей вольности и

Образ моря тесно связан с самим Пушкиным, с его мятежной личностью. Стихотворение сложно в интонационном отношении, потому что в нем сочетаются Как хороши эти строки! Они говорят о большой любви поэта к народу. Не случайны употребленные эпитеты «разгулье удалое» и «сердечная тоска». Они относятся к постоянным в русских сказках, песнях, былинах, а у Пушкина получают новое звучание. Художественные эпитеты удивительно точно передают саму песню, мгновенно вызывая в памяти проникнутые душевной болью, истинным страданием, чувством невосполнимой утраты, но простые и строгие ямщицкие песни: «Вот мчится тройка удалая. «, «Степь да степь кругом. » и множество других. Даже только одно это стихотворение дает нам представление о Пушкине как о поэте истинно русском, национальном.

Впечатления от Кавказа нашли, в частности, отражение в стихотворениях поэта «Обвал», «Кавказ». Своеобразная жизнь гор, мрачные скалы — олицетворение силы и неприступности, гордые орлы —жители тесных ущелий — все поразило фантазерство поэта. Пушкин описывает о природе как о каком-то живом существе (тучи, которые «смиренно идут»; Терек, играющий «в свирепом веселье», и «грозно теснящие» его «немые громады»). В стихотворении «Обвал» Пушкин использует только мужскую рифму, которая создает отрывистый, короткий, как бы падающий стих, как нельзя лучше передающий шум сорвавшейся с гор лавины льда и снега. Впечатление ревущего потока, несущегося в узкой теснине между скал, достигается приемами аллитерации и ассонанса, частым повторением согласного «р» и гласных «а» и «о».

В лирике Пушкина можно выделить стихотворения, в которых пейзаж способствует обличению крепостного права. Так, поэт приглашает своего «румяного критика» совместно посмотреть на русскую деревню: «избушек ряд убогий», а далее дает описание обычной жизни этой деревушки («Румяный критик мой. «). Угрюмая, безотрадная картина нищенского, бесправного существования невольно воспринимается как крик отчаяния, мольба о помощи, грозное обвинение всем богатым, сытым и безразличным. Именно этого и добивался Пушкин, подчиняя художественные средства идее протеста против крепостничества. Намеренно употребляемые прозаизмы: невысокий забор, «два бедных

деревца», мужик с гробиком своего ребенка, устало раздраженный тем, что много времени уходит на панихиду, — служат для воссоздания картины глубокой бедности, полного бесправия крестьян. Тон повествования, печальный, унылый, изредка более того скорбный, резко отличается от гимна любви к жизни в таких стихотворениях, как «Зимнее утро», «Осень».

Глубоким философским смыслом наполнено стихотворение «. Вновь я посетил. «. Его первые строки посвящены воспоминаниям, размышлениям о вечном круговороте жизни, о постоянстве перемен, происходящих в окружающем мире. После долгого отсутствия Пушкин снова приехал в Михайловское, где он провел «изгнанником два года незаметных». Он вспоминает умершую няню, опять видит дом, где жил тогда, холм, на котором сидел, озеро, глядя на которое он с грустью вспоминал «иные берега, иные волны». Грустная интонация вызывается также контрастом между прекрасной природой и убогой жизнью людей. Контраст достигается с помощью эпитетов и глаголов: «златые нивы», «зеленые пажити», озеро, «синея, стелется широко», и рыбак, что «тянет за собой убогий невод», деревни «рассеяны», мельница «скривилась». Но вот поэт обращает чуткость на три сосны:

Стоят — одна поодаль, две другие

Друг к дружке близко.

Теперь рядом с ними за десять прошедших лет разрослась молодая сосновая роща. Мысленный взор поэта обращается к «племени младому, незнакомому», которое перерастет «знакомцев» Пушкина и заслонит их «старую главу». Конечно же, не только зеленую поросль кругом старых корней имеет в виду Пушкин. Смысл этого обращения немаловажно глубже. «Младая . роща» становится символом будущих поколений. Слова поэта обращены к потомкам, которые достигнут большего, чем сумели свершить друзья-современники Пушкина, декабристы. Им поэт завещает благородные стремления, им сообщает высокие идеалы, им суждено осуществить мечты о «вольности святой», пронесенные через всю жизнь первым поэтом РФ. Гармоническое сочетание реальности и красоты природы— одно из величайших достижений поэзии/ Пушкина. Точное наблюдение сделал Добролюбов: «. картины русской природы и жизни. рассыпаны повсюду в его стихотворениях и выполнены с удивительным художественным совершенством».

Прегабалин (Лирика)

#1231 Коляда

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 560 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: самый лучший
    • Интересы: Ортодокс-ое христианство, мистика, фармакология, плавание, путешествия.

    Меня от прегабалина иногда «заносит» как от клозапина, но это иногда, действует он по-разному.

    #1232 kostyasm123

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 372 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Украина

    Лирику не стоит пить на постоянной основе, только как в виде скорой помощи.

    Щас недельку попью баклофен с анаприлинкой. Если всё ОК. то всю следующую неделю будет одна альгерика, а затем снова баклофен. и так по циклу..А бакла — сильный перепарат, хоть и продаётся по рецепту первой формы. с ним лучше осторожней

    #1233 Rush85

  • Не только лирика
  • Модераторы
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 5 483 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: rus

    Вернитесь на свою схему лечения, которая вам помогала: флуоксетин + миртазапин. Про суицид не надо на форуме писать. У форума другое направление.

    #1234 Кальций

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 247 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Москва

    Запомните раз и на всегда лирика,это анксиолитик,даже в инструкции написано(применяется при генирализированых,тревожных расстройствах). и синдрома отмены нет вообще,какой может быть синдром,отмены,если после,второго раза,наступает толерантность и повышение дозировки,не поможет.НУжно делать перерыв на сутки, вот тогда опять будет эффект. И то что написанно в инструкции типо,можно лирику принимать после еды,вранье,лирику,нужно принимать,только на голодный желудок и не есть ни чего,в течении 80 минут. Семь,а может и восемь лет,принимал лирику. Как всегда, очернили хороший препарат истероиды,крича,на каждом углу,лирика,это химия,наркотик. При этом ни разу не пробовали её,потому,что у них нет проблем с психикой им ни чего не надо, ну и алкоголики, которым,за счастье,водочка и пиво,ещё запрет на лирику сыграло, то что она,так подозрительно,называется,называлось бы как нибудь сложно,то истероиды и не знали бы ни чего.

    #1235 заблокирован

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 533 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Пустота

    Индуктор, СО есть, поверь мне, две недели чернушной дипрессии обеспечены, после отмены! (глушится либо ТЦА , либо нейролептиками)

    Я пил по 150мг (вообще больше этой дозы не пил никогда) — 8 месяцев, и бросил, пил флу 10мг и 25мг кветиапина, 1мг алпрозолама в день.

    Были 2 недели АДА на земле. Но после двух недель все проходит.

    Насчет толерантности: на прегабалинее ее почти нет, есть еле-еле заметная, на пару дней бросаешь лирику и толерантность уходит полностью!

    Вот например: фенибут — большая толерантность.

    . пью по 150мг в день, работает 10-12 часов стабильно..

    (мышцы расслабляет как бы, в районе грудного отдела скованность проходит и как бы лучше / легко становится, нет «напряжения в теле», легче на душе,

    (хороший препарат, как и алпрозолам, последний дистонию убрал!)

    Rush85, извините, просто трите мои комменты, вчера малек дипрессанул.. (поплакал, — прошло!, вообще походу надо чаще плакать..))

    Я вообще сейчас лечение перевел на чисто симптомотическо поддерживающее.

    (нейролептики почти не пью, раз в месяц-два может выпью 25мг азалептина, чтобы «разугрузить мозги», от них тублю и вообще ничего делать не могу. )

    Миртозонал каждый день, а вот флуокестин могу и через день, и каждый, и через два дня. (по самочувствию, т.к. он затупляет могзи сильно довольно,

    туплю под ним, своеобразный тупеж такой, как бы сконцентрироваться на одной мысли не получается часто!, не такой как от нейролептиков —там хоть реви вообще башка не варит и как овощь, с пустой башкой «2+2 сложить не можешь»)

    Пробывал бросать АД на две недели, очень поплошало мне.

    (поэтому походу «пожизненно» пить 2 АД, прегабалин, алпрозолам, — потому что могу работать / зарабатывать немного, а без таблеток: руки чешутся убить кого-нибуть, ну или суицид тянет сильно!, настолько что прям был бы пистолет то не задумываясь пустил бы пулю себе в рот..)))

    p/s —короче стремно без таблеток жить, а под ними — тупо нечто не раздражает, потихоньку работаю, голова соображает (миртозонал, кстате улучает соображалу, возможно из-за того что дает мне сон «как у ребенка», давая мозгам нормально «проспаться», и когда пробуждаюсь не туплю, как с азалептина или квеатипина)

    ..работаю за компом и еще кое кем, не за компом. (сейчас по ночам, незнаю почему, но по ночам работается намного лучше!, я за компом работаю, на удаленке + кое что еще делаю не на удаленке но дома, сказать немогу, но в целом зарабатываю немного, на на жизнь хватает.

    люди злые в России, все поспились, а алкоголь вызывает хроническую дипрессию, и кругом одни негативщики, я же постоянно настраиваю себя на позитив, ну стараюсь! . лично мое мнение: надо всех к психиатрам, как в США, обязательное посещение и лечить от алкоголя / дипрессии, знаю людей которые «в корне изменились» — став пить антидепресанты, били чмо+никами, а стали нормальными и добрыми. и думаю на голову в России как минимум: 50% нездоровые. —ПСИХИАТРИЯ АУ!, ЛЕЧИТЕ ЛЮДЕЙ. )

    Короче всем удачи.

    #1236 exsecrari

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 2 396 сообщений
    • Пол: Не определился
    • Город: Пхеньян
    • Интересы: ⚕\_(ツ)_/⚑
      Лашатки
      f90.0

    А у меня такая теория: Если на фоне чернушной(major) депрессии, продолжающемся некоторое количество месяцев/лет принимать сабж по известным себе схемам и резко отказаться от него, то что за состояние это будет ? Вернувшаяся чернушная депрессия(ну как-бы естественное, нормальное состояние) или таки СО ?

    #1237 Кальций

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 247 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Москва

    Естественное плохое состояние.

    #1238 kostyasm123

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 372 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Украина

    Запомните раз и на всегда лирика,это анксиолитик,даже в инструкции написано(применяется при генирализированых,тревожных расстройствах). и синдрома отмены нет вообще,какой может быть синдром,отмены,если после,второго раза,наступает толерантность и повышение дозировки,не поможет.НУжно делать перерыв на сутки, вот тогда опять будет эффект. И то что написанно в инструкции типо,можно лирику принимать после еды,вранье,лирику,нужно принимать,только на голодный желудок и не есть ни чего,в течении 80 минут. Семь,а может и восемь лет,принимал лирику. Как всегда, очернили хороший препарат истероиды,крича,на каждом углу,лирика,это химия,наркотик. При этом ни разу не пробовали её,потому,что у них нет проблем с психикой им ни чего не надо, ну и алкоголики, которым,за счастье,водочка и пиво,ещё запрет на лирику сыграло, то что она,так подозрительно,называется,называлось бы как нибудь сложно,то истероиды и не знали бы ни чего.

    Солгасен комрад. Но в Южном Габоне (Украине) лирика или альгерика на каждый день или через день роскошь. Из доступного у нас святая вода / подорожниг / боярышник от всех болячек. ШЮТКА. Пока вижу из доступного — бакла неделю..день-два альгерика и повторяем итерацию

    #1239 Коляда

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 560 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: самый лучший
    • Интересы: Ортодокс-ое христианство, мистика, фармакология, плавание, путешествия.

    #1240 kostyasm123

  • Не только лирика
  • Активные пользователи
  • Не только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирикаНе только лирика
  • 372 сообщений
    • Пол: Мужчина
    • Город: Украина

    Лирика помогает, когда очень-очень тоскливо и тревожно + убирает апатию. Ни от одного другого препарата я такого эффекта не заметил. И как я уже говорил ранее — помогает как «скорая». Постоянно пить. Наверное всё-таки сей вопрос сугубо индивидуален. Кому-то может надо и постоянно принимать.

    Солгасен. Спрыгнуть с чего-то другого, например с баклы, на денёк-два. А мне прегабалин показалсо анксиолитиком сильнее феназепама даже в дозе 1мг и сублингвально (под язык). А продают прегабалин свободно и без рецепта.

    Сочинение Это не только лирика..

    Ладно, плюйте, плюйте, плюйте —
    Все же радость задарма,
    Вы всегда плюете, люди,
    В тех, кто хочет вам добра!
    Е. Евтушенко

    Евгений Евтушенко всегда хочет в своих стихах и поэмах быть объективным. Он разъясняет свою точку зрения дотошно, подробно, что ничуть не умаляет ни качества произведения, ни его поэтического великолепия.
    Он может исследовать судьбу одинокой женщины:

    Она сказала: — Он уже уснул, —
    Задернув полог над кроваткой сына,
    И верхний свет неловко погасила,
    И, съежившись, халат упал на стул.
    Мы с ней не говорили о любви. . .

    Или целую эпоху:

    Как во
    стольной во Москве, белокаменной,
    Вор по улице бежит с булкой маковой,
    Не страшит его сегодня самосуд:
    Не до булок — Стеньку Разина везут!

    Он может говорить о глобальном, воссоздавая бытовые мелочи:

    Прет купец, треща с гороха,
    Мчатся вскачь два скомороха,
    Семенит ярыжка-плут —
    Стеньку Разина везут!

    Или говорить о мелочах, обобщая их в общечеловеческое:

    . . . Мы женщину сместили,
    Мы ее
    Унизили до равенства с мужчиной!

    Но во всем он равно лиричен и равно публицистичен:

    . . . И ты — стреляешь. И такое чувство,
    Когда стреляешь, будто это чудо
    Ты можешь сохранить, его убив.
    Так нас кидает бешеная тяга
    И к вам, холсты и глина, и бумага:
    Чтоб сохранить природы торжество.
    Рисуем, лепим или воспеваем. . .
    Порою мы природу убиваем,
    И от потуг бессильных мы в поту.

    В последнем стихотворении речь шла всего лишь об охоте на глухаря. Но какие серьезные обобщения, выводы следуют из обыденного выстрела в лесную птицу!
    Евтушенко всегда и поэт, и публицист. Даже в программных стихах, а может, особенно в программных, он рассматривает действительность в исторической и нравственной связи:

    Есенин, милый, изменилась Русь.
    Но говорить, что к лучшему — не стану.
    А говорить, что к худшему — боюсь. .

    Это не только лирика.

    Ладно, плюйте, плюйте, плюйте —

    Все же радость задарма,

    Вы всегда плюете, люди,

    В тех, кто хочет вам добра!

    Евгений Евтушенко всегда хочет в своих стихах и поэмах быть объективным. Он разъясняет свою точку зрения дотошно, подробно, что ничуть не умаляет ни качества произведения, ни его поэтического великолепия.

    Он может исследовать судьбу одинокой женщины:

    Она сказала: — Он уже уснул, —

    Задернув полог над кроваткой сына,

    И верхний свет неловко погасила,

    И, съежившись, халат упал на стул.

    Мы с ней не говорили о любви.

    Или целую эпоху:

    стольной во Москве, белокаменной,

    Вор по улице бежит с булкой маковой,

    Не страшит его сегодня самосуд:

    Не до булок — Стеньку Разина везут!

    Он может говорить о глобальном, воссоздавая бытовые мелочи:

    Прет купец, треша с гороха,

    Мчатся вскачь два скомороха,

    Или говорить о мелочах, обобщая их в общечеловеческое:

    . Мы женщину сместили,

    Унизили до равенства с мужчиной!

    Но во всем он равно лиричен и равно публицистичен:

    . И ты — стреляешь. И такое чувство,

    Когда стреляешь, будто это чудо

    Ты можешь сохранить, его убив.

    Так нас кидает бешеная тяга

    И к вам, холсты и глина, и бумага:

    Чтоб сохранить природы торжество.

    Рисуем, лепим или воспеваем.

    Порою мы природу убиваем,

    И от потуг бессильных мы в поту.

    В последнем стихотворении речь шла всего лишь об охоте на глухаря. Но какие серьезные обобщения, выводы следуют из обыденного выстрела в лесную птицу!

    Евтушенко всегда и поэт, и публицист. Даже в программных стихах, а может, особенно в программных, он рассматривает действительность в исторической и нравственной связи:

    Не только лирика

    ВВЕДЕНИЕ. 3
    ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАБОТЫ НАД ЛИРИЧЕСКИМИ СТИХОТВОРЕНИЯМИ. 7
    I.1. Литературоведческие основы изучения лирических стихов 7
    I.2. Из истории методики работы над лирическими стихотворениями. 41
    I.3. Психология восприятия лирических стихов младшими школьниками. 59
    ГЛАВА II. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ИЗУЧЕНИЯ ЛИРИКИ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ. 76
    II.1. Возможности школьных учебников чтения для работы над лирическими стихотворениями 76
    II.2. Владение младшими школьниками знаниями и умениями, необходимыми при работе над лирическими стихотворениями 84
    II.3. Методические рекомендации. 97
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 107
    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ. 108
    ВВЕДЕНИЕ.
    Как отражение явлений действительности в литературе было бы неполным без лирического рода, так и школьное гуманитарное образование без изучения лирики не могло бы в полной мере выполнить стоящую перед ним задачу – быть средством формирования всесторонне развитой личности.
    Лирическая поэзия – важный элемент школьного курса литературы. Она приобщает к духовному богатству народа, формирует их нравственный мир, обогащает опытом восприятия жизни в самых многообразных её проявлениях.
    Являясь высшим выражением духовной культуры народа, она играет чрезвычайно важную роль в формировании гуманистических идеалов и эстетических потребностей личности, особенно в период её становления и развития. Отражая тонкие и сложные движения души, лирическая поэзия открывает младшим школьникам величие цели и смысл гуманистических устремлений человека, нелегкие пути его к добру, красоте и правде. Глубина чувства, отраженная в лирическом произведении, побуждает читателя пристальнее вглядываться в человека, глубже понимать окружающий мир. Лирические строки воспринятые сердцем, делают нас лучше, отзывчивее, благороднее. Подлинная поэзия проникает в самые сокровенные уголки сознания. Она расширяет духовные горизонты, формирует способность понимать нравственную ценность личности, умение сопереживать.
    Особое значение лирики заключается в её способности доходить до самых тайных глубин душевного мира ученика и оставлять в нём неизгладимый след. Как справедливо полагает В.В. Кожинов, «уступая повествованию в широте воздействия на мир, лирика… превосходит его по глубине проникновения в духовную жизнь народа, которому она принадлежит. Лирика – это единственный вид искусства, который человек может целиком и полностью «вобрать» в себя, превратив лирическое произведение или хотя бы его фрагменты в неотъемлемую частицу своего сознания»(20,9).
    Большое воспитательное значение имеет и работа над пейзажной лирикой. Острее почувствовать с помощью слова поэта удивительную красоту родной природы и в то же время её хрупкость, ранимость, иногда беззащитность перед наступлением техники, сердцем понять, что природа нуждается во внимании, бережном отношении, помощи и защите со стороны каждого человека и всего общества, так важно в возрасте, когда закладываются устои нравственности.

    В наше время, когда воспитание культуры чувств молодых людей рассматривается общественностью как задача не меньшей важности, чем овладение достижениями современной науки, социальная роль лирики возросла. Вот почему и теоретическая разработка проблем лирического творчества приобретает практическую значимость.
    Исследованию специфических особенностей лирики, как особого искусства, посвящены работы таких ученых, как Палкин М.А., Сильман Т.И., Поспелов Г.Н., Огнев В.Ф., Михайлов А.А. и др. Вопросы методики работы над лирическими стихотворениями рассматриваются в трудах Ушинского К.Д., Бунакова Н.Ф., Стоюнина В.Я., Каноныкина Н.П. и ЩербаковойН.А., Сальниковой Т.П. и др.

    Однако проблема изучения лирических стихов в начальной школе остаётся недостаточно разработанной.
    При всей кажущейся простоте изучение лирического произведения в школе требует от учителя большого литературоведческого такта и методического мастерства. В нём нет широкого изображения событий или действий героев. Лирическая поэзия отражает жизнь специфическими, только ей доступными средствами. Поэтому попытка перенести на анализ лирического произведения методы и приёмы изучения эпического произведения приводит к обеднению восприятия поэзии. Лирика может стать средством духовного обогащения и нравственного воспитания учащихся только в том случае, когда они научатся понимать её идейно-эстетическое богатство, воплощенное в специфической форме лирического монолога. Этим обосновывается актуальность темы дипломной работы.

    Цель дипломной работы — исследование процесса усвоения детьми лирических стихотворений.
    Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач:
    1. Исследование литературоведческих основ изучения лирических стихов.
    2. Исторический обзор методики работы над лирическими стихами.
    3. Раскрытие особенностей восприятия лирических произведений младшими школьниками.
    4. Изучение современного состояния работы над лирическими стихами.
    5. Разработка методических рекомендаций.

    Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования:
    • анализ литературоведческой, психолого-педагогической и учебно-методической литературы;
    • наблюдение за учебным процессом в школе;
    • собеседование;
    • анализ устных высказываний младших школьников;
    • педагогический эксперимент(констатирующий срез);
    • качественно-количественный анализ экспериментальных данных.
    Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.
    ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАБОТЫ НАД ЛИРИЧЕСКИМИ СТИХОТВОРЕНИЯМИ.
    I.1. Литературоведческие основы изучения лирических стихов
    На специфичности лирики как особого искусства решительно настаивал в начале нашего века видный теоретик и историк литературы Д.Н.Овсянико-Куликовский. Из современных литературоведов взгляд на лирику как на особое искусство последовательно развивает В.В.Кожинов.«Лирическая поэзия, -пишет он, -глубоко своеобразная форма искусства слова, принципиально отличающаяся от эпической поэзии и, тем более, прозы. Лирика и эпическое повествование – это, в сущности, разные искусства. Тот факт, что они создаются из одного и того же материала – слова,- вовсе не означает их однородности» (20, 5).
    Как своеобразное и очень сложное искусство рассматривает лирическую поэзию Т.И. Сильман: «Стихи, в особенности лирические, представляют собой сжатую и совмещенную форму звука – словесного искусства, причем на каждом отрезке лирического пространства слово и словесный ряд становятся вместилищем одновременно и логико–понятийного, и образного, и эмоционально-оценочного, и ритмико-звукового начала, — не говоря уже о величайших возможностях самого смыслового ряда наращивать и разнообразить свою семантику путем раскрытия внутренней формы слов, их взаимных столкновений, сопоставлений и т.д.»( 47,47-48).
    Признание за лирикой статуса самостоятельного, хотя и тесно связанного с другими видами словесного творчества, искусства ведет к необходимости определить ее место не только внутри литературного ряда, но и среди других искусств. В решении этого вопроса пока много спорного и неясного. Одни авторы без всяких оговорок относят лирическую поэзию к числу выразительных искусств. Например, в книге Г.Н.Поспелова «Искусство и эстетика» говорится: «Эпос, пантомима, живопись, скульптура имеют между собой огромные различия, вытекающие из особенностей средств и способов воспроизведения жизни в каждом из них. И тем не менее все они – изобразительные искусства, во всех них существенные особенности национально-исторической жизни сознаются в их внешних проявлениях…»(38,12).
    А лирика, музыка, танец, архитектура также очень сильно отличаются друг от друга по средствам и способам воспроизведения жизни. Однако все это — экспрессивные искусства, осознающие существенные особенности «внутреннего мира» людей в их национально-исторической жизни.» (38,13-14).
    К выразительным искусствам относит лирику и В.В.Кожинов: «Лирическое стихотворение – в отличие от новеллы, повести, романа, поэмы – основано не на изображении, а на выражении того или иного переживания и, шире, мироощущения» (20, 6). И хотя далее В.В.Кожинов допускает возможность появления в лирических произведениях изобразительных элементов, он считает их неспецифическими для лирики: «…такие изобразительные элементы не необходимы; есть немало классических лирических стихотворений, которые полностью их лишены…»(20, 6). Так, свойство, присущее лишь части лирических произведений, переносится на всю лирическую поэзию.
    На наш взгляд более права Т.И. Сильман, которая пишет, что «в каком-то отношении лирика тоже является искусством «отображения момента» (момента «постижения истины») и в чем-то ближе стоит к изобразительным искусствам, чем к эпической поэзии»(47, 11).

    Традиция рассматривать лирическую поэзию как самостоятельное искусство уходит в далекое прошлое. Древние греки относили лирику к мусическим искусствам, потому что лирические стихи тогда не говорились, а пелись под аккомпанемент музыкальных инструментов. Первоначально к лирике относили лишь те песни, которые сопровождались игрой на лире. С освобождением лирического слова сначала от музыкального сопровождения, а затем и от мелодии лирика всё теснее сближается с другими видами словесного творчества и сам термин приобретает расширительное значение. В широком смысле в настоящее время в лирику включают и стихотворные, и прозаические произведения, пронизанные лирическим мироощущение. И тем не менее, как замечает М.А.Палкин «когда говорят о лирике, то чаще всего имеют ввиду не лирическую прозу, а лирические стихи»(36,3).
    «Лирика» — это издавна установившееся обозначение одного из трех родов в художественной литературе, в его отличии от двух других родов — эпоса и драматургии. Это слово произошло от древнегреческого названия одного из струнных щипковых музыкальных инструментов — лиры, подобной нашим древнерусским гуслям. Под аккомпанемент ее звуков древние греки пели некоторые свои песни.
    В настоящее время термин «лирика» имеет достаточно много определений, которые можно найти, в частности, у таких авторов как Р.М.Вернер, Г.Л.Абрамович, Ф.М.Головенченко, Т.И.Сильман и др. Эти определения в очень многих работах получают скорее описательно-психологический, нежели методологический характер.
    Возьмем сначала в качестве примера одно из специальных и очень обстоятельных исследований по интересующему нас вопросу, — книгу немецкого теоретика литературы Рихарда Вернера «Лирика и лирики», изданную еще в 1890 году. Вот данное в ней общее рассуждение о лирике: «Чувства, ощущения или созерцания в каком-то определенном случае, в возвышающейся через него или над ним восприимчивости назовем мы чем-то лирическим; выражение таких чувств, ощущений или созерцаний в поэтической форме — лирической поэзией» (5,10).
    Г.Л.Абрамович в «Введении в литературоведение» дает такое определение лирики: «Эпический способ был основан на воспроизведении внешнего по отношению к писателю мира. Лирический — на непосредственном выражении поэтом мыслей и чувств, вызванных теми или иными явлениями жизни»(1,46). В работе Ф.М.Головенченко «Введение в литературоведение» мы встречаем такое определение: «Лирика — поэзия, выражающая переживания, ощущения, настроения человека… Лирический способ в отличие от эпического способа литературного изображения предполагает не изображение внешнего по отношению к писателю мира, а непосредственное выражение мыслей и чувств, вызванных теми или иными явлениями этого внешнего мира»(11 260).
    Т.И.Сильман дает определение произведениям лирического жанра, лирике: «лирика моделирует отношения между личностью и окружающим миром через парадигму субъективного переживания и с установкой на обнаружение подлинной сути этого переживаемого отношения»(47, 27).
    Такие определения (за исключением определения Т.И.Сильман) никак нельзя признать соответствующими действительности и методологически убедительными. Получается, что эпический писатель только изображает внешний мир и не выражает своего осмысления этого мира и своего эмоционального отношения к нему, а писатель лирический только выражает свои мысли и чувства, но не изображает тех явлений внешнего мира, которые вызвали в нем эти мысли и чувства.
    К тому же данные определения наводят на мысль о тождественности поэтических чувств с обычными переживаниями. Однако при всей своей кажущейся очевидности представление о лирике как о непосредственном выражении реальных жизненных чувств и переживаний, в сущности далеко от истинности. Но если теоретики литературы дают подобные определения, то нет ничего удивительного во мнении простых читателей, которые считают, что лирические переживания есть не что иное, как обычные житейские чувства, но только облеченные в стихотворную форму.
    М.А.Палкин в своей работе «Лирика как искусство стихотворного слова» подобное представление о лирике объясняет «…особой структурой лирического образа-переживания, в котором непосредственность и безыскусность выдвинуты на первый план, а всё опосредованное и условное спрятано в глубину образа»(36,36).
    Так как выше было указано, что все эти рассуждения не относятся к определению Т.И.Сильман, то хотелось бы более подробно рассмотреть мнение Т.И.Сильман. Она в своем определении отвлек
    ается от таких сторон лирического стихотворения, как ритмическая, звуковая и графическая организация текста, «…имея в виду, что они не менее характерны для всякого произведения поэтического характера…Мы отбрасываем здесь также часто связываемое с понятием лирики понятие так называемой эмоциональной взволнованности». Т.И.Сильман объясняет это тем, что взволнованность является характерной не только для лирики. Данный автор, как и выше перечисленные, сравнивает лирику и эпос, но ее сравнение кажется нам более удачным, верным, она считает, что для лирики, в отличие от эпического повествования, «…характерно вовлечение в сферу изображения лишь тех элементов действительности, которые важны для точки зрения лирического героя, и притом в непосредственной связи с сюжетом данного стихотворения. Внутренним движущим импульсом всякой подлинной лирики, ядром её семантической структуры является момент постижения лирическим героем того или иного явления или события, составляющего определенную веху в некой индивидуальной душевной биографии»(47, 5).
    Для нас важно то, что Т.И.Сильман и М.А.Палкин в своих работах попытались показать, чем же действительно отличается лирика от других жанров. Так М.А.Палкин пишет, что лирическое произведение не просто выражает чувства и переживания автора, а «…образно, художественно воссоздает их средствами стихотворной речи… Уже одно то, что поэт для образного воплощения своих переживаний вынужден пользоваться исключительно речевыми средствами и к тому же высказываться стихами, т.е. так, как в повседневной жизни люди чувств не выражают, свидетельствует о том, что нельзя определять лирику как непосредственное выражение чувств»(36,35). Т.И.Сильман видит отличие в том, что лирическое стихотворение «…отражает в смысловом плане миг постижения поэтом (или лирическим «я») какого-либо явления или события внешнего или внутреннего мира в качестве личного переживания этого лирического я»(47, 27). Кроме того М.А.Палкин говорит об особом отношении лирической поэзии к слову и речи. Отношение это–особое, отличное от того как относится к слову эпическая проза. «В лирике слово воспроизводит не столько внешний объект, сколько вызванные им переживания, поэтому оно более «выдвинуто» и «осязаемо», чем в эпической прозе»(36,143).

    Следующий важный для нас вопрос — предмет и содержание лирики. Этому вопросу в современной литературе уделено достаточно много внимания. Мы приведем рассуждения Т.И.Сильман и М.А.Палкина.
    Так по мнению Т.И.Сильман «Лирическое стихотворение является итогом постижения некоего содержания, сути какого-то предмета, факта, явления, события внутренней жизни, «схватыванием» некоей истины…»(47, 29). Но, вырастающее из «некоего мгновения», лирическое стихотворение в то же время «должно вмещать в себя и некое развернутое содержание»(47, 32).
    По традиции предметное содержание лирики ограничивается выражением лишь внутреннего мира художника, его авторской субъективности. Характеризуя лирическую поэзию, В.Г.Белинский заявлял: «Предмет здесь не имеет цены сам по себе, но всё зависит от того, какое значение дает ему субъект, всё зависит от того веяния , того духа, которым проникается предмет фантазиею, ощущением». По мнению М.А.Палкина, «…представление о лирике как о литературном роде, в произведениях которого всё или почти всё сводится к выражению внутреннего мира самого поэта, стойко держится и в современной теории литературы»(36,22).
    Если для некоторых лирических произведений наличие объективно-изобразительных компонентов, действительно, не обязательно, то в целом она как искусство без познания и воспроизведения «внешних» явлений обойтись никак не может. Исходя из этого М.А.Палкин говорит о том, что «Предмет лирической поэзии вовсе не ограничивается самопознанием и самовыражением лирического субъекта, ему подвластен весь мир»(36,24). Т.И.Сильман соглашается с ним: «Стихи должны убеждать читателя, не только искренностью выраженной в них эмоции и тем самым заряжать его эмоционально, — они должны убеждать его глубиной и правильностью познания каких-то сторон мира, внешнего и внутреннего» (47, 75).
    Продолжая далее разговор о содержании и предмете лирики, считаем важным затронуть вопрос и об особенностях формы. Наиболее полно он раскрыт в работе Т.И.Сильман: «Лирическое стихотворение – как тематически, так и в своём построении – отражает особое, предельно напряженное состояние лирического героя и которое уже в силу своей природы не может быть длительным. Лаконизм высказывания есть, таким образом, одно из существеннейших – никак не внешних, а внутренних – требований, предъявляемых лирическому стихотворению самой его жанровой спецификой. Однако такая абсолютная краткость… мыслима лишь… в чисто теоретической форме. Как только состояние лирического героя обрело выявленное вовне словесное выражение , оно перестаёт быть «мгновением». Словесное высказывание протекает во времени – и здесь основа противоречивости и внутренней напряженности лирического жанра как рода искусства: с одной стороны, органически присущая лирике предельная краткость, …а отсюда в иных случаях и трудная доступность, понятность только «для себя»; с другой стороны, стремление к известной описательности, к коммуникативной оформленности, к художественной выявленности и выраженности «для всех»(47,6).
    Лирическое стихотворение, отражая самый миг познания истины, момент её «схватывания», обязательно должно быть кратким. В этом отношении оно несколько напоминает другие жанры, также отличающиеся своей краткостью, как например, пословицы, поговорки. Стремясь к предельной краткости, лирическое стихотворение все же редко умещается в одной фразе, как пословица, так как «оно как бы волей-неволей стремится к расширению , оно изнутри «распираемо» своим значительным многосторонним содержанием, и это есть одно из существеннейших движущих противоречий лирического жанра, делающих его столь загадочным и трудно осуществимым в художественной практике, если подходить к лирике с самыми высокими эстетическими требованиями» (47,32).

    Говоря о лирике необходимо помнить, что она не однородна. Об этом необходимо помнить, так как жанр определяет методику работы над лирическим стихотворением. Однако, анализ литературы позволяет сделать вывод об отсутствии деления по жанрам. Лишь в работе М.А.Палкина мы встречаем разграничение лирики по жанрам.
    Он считает, что особое значение для разграничения имеет «характер и направленность чувства, которое является преобладающим для того или иного лирического жанра»(36,101). Автор выделил три эмоциональных состояния, характеризующие отношение лирического субъекта к окружающему миру: «одобрение, сожаление и отвращение»(36,101). М.А.Палкин полагает, что на основе этих трех переживаний возникли и развились лирические жанры, получившие наиболее широкое распространение в европейских литературах со времен античности гимн (и его разновидность – ода), элегия, сатира.
    Далее в своей работе М.А.Палкин характеризует вышеперечисленные жанры. По его мнению, в основе гимно-одического жанра лежит «восторженно – хвалебное отношение поэта-лирика к предмету его высказывания»(36,101). Гимн автор характеризует «особой возвышенностью тона, предельной эмоциональностью и призывностью»(36,104). Но «чистые» гимны – редко встречаются в современной поэзии, поскольку «этот жанр предназначен для выражения исключительных по своей важности и общезначимости чувств и переживаний, объединяющих огромную массу людей»(36,104). К гимнам по своей жанровой природе близки оды. Современная ода «следуя лучшим классическим традициям, сохранила и пытливость мысли поэта, и жар его сердца, и стремление к масштабности предмета изображения, и торжественную патетику»(36,110).

    Реферат на тему: Лирика: стихотворения, элегии, ямбы, песни, монодическая, или сольная лирика, хоровая лирика

    И черная боль охватила Сердце мое — не про нас пышного поля простор! (1197—1200, АЛ, с. 173, пер. С. Апта). Поэту кажется, что ничего хорошего не выйдет из такого государства, оно кажется ему похожим на тонущий корабль, потерявший хорошего рулевого. Нет никакого порядка, кораблем управляют грузчики, поэтому его поглотят волны (671—680). Драматические предсказания Феогнида не исполнились, демократические полисы просуществовали долго, но нужно отметить, что Феогнид не был абсолютно не прав. Большим недостатком демократических полисов, где каждый сапожник, горшечник или земледелец мог занять важнейшую и высочайшую должность, был недостаток компетенции. Над этим позднее будет насмехаться Аристофан в «Лягушках», это будет критиковать Платон в «Государстве». Кроме пессимистических политических раздумий, в сборнике Феогнида мы находим нравственные поучения, мотивы любви, пиров. Во время пирушек поэт советует придерживаться меры, считая ее привилегией аристократов: Две для несчастных смертных с питьем беды сочетались: Жажда — с одной стороны, хмель нехороший — с другой. Я предпочту середину. Меня убедить не сумеешь Или не пить ничего, или чрез меру пьянеть. (837—840, АЛ, с. 162, пер. С. Апта). Вообще во всех элегиях Феогнида звучит дидактическая установка, а некоторые двустишия имеют явно гномический (греч. ‘гномион’ – мысль, мнение) характер: Милых товарищей много найдешь за питьем и едою, Важное дело начнешь — где они? Нет никого! (115—116, АЛ, с. 143, пер. В. Вересаева). Ямбы Вместе с элегиями в Греции появилась и расцвела ямбическая9 поэзия. Ямб составляют один краткий и один долгий слог. Строчка состояла из шести ямбов. Соединяясь по два, они составляли так называемый ямбический триметр. Вместе с ямбом использовалась и обратная стопа — трохей (или хорей), состоящая из одного долгого и одного краткого слога. Трохеи соединялись по восемь стоп в трохеические тетраметры. Ямб считался метром простой, обыденной поэзии. Миф о его происхождении говорит, что ямб был метром шуток, поношений, сквернословий и т. п. на древних праздниках плодородия. Рассказывается, что Деметра в поисках пропавшей дочери пришла в Элевсин. Там встретившие ее дочери царя Келея привели ее во дворец. Деметра, хотя и принятая радушно, от горя не ела, не пила, не улыбалась. Тогда служанка по имени Ямба, желая ее развеселить, начала болтать двусмысленности, и Деметра рассмеялась (Hom. hym . 5, 195—205). По имени служанки и была названа новая стопа, похожая на разговорный язык. Самым знаменитым поэтом, писавшим ямбами, был Архилох (VII в. до н. э.), который сочинял и элегии. Много видевший, претерпевший множество приключений, поэт жил, скорее всего, недолго, но бурно: участвовал во многих битвах, служил наемным воином. В античности был известен его гимн Деметре, а гимн Гераклу в течение долгих лет после смерти поэта пели участники Олимпиад. В его ямбах мелькают нежные строчки, посвященные любимой, в которых поэт любуется девушкой, радующейся ветке мирта и прекрасному цветку розы, любуется ее пышными, ниспадающими на спину волосами (Frg. 25). Знаменитыми были и строчки, провозглашающие такую мудрость: Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой.

    Такими симметричными строфами впоследствии писали все представители хоровой лирики. Для них была работа не только в Спарте , но и по всей Греции, потому что богов нужно было почитать везде. В Сицилии в VII—VI вв. до н. э. жил Стесихор, написавший двадцать шесть книг песнопений. От них сохранились только фрагменты, показывающие, что поэт любил торжественный стиль, а материал заимствовал из эпических поэм. Считается, что его лирические рассказы были как бы нечто среднее между эпосом и трагедией. Их названия: «Гибель Трои», «Возвращения», «Орестея», «Европея», «Эрифила», «Кербер» и т. д. Уже в античности была окутана легендами жизнь поэта Ивика, происходившего из Регия в Южной Италии. Теперь очень известен ставший знаменитым благодаря Ф. Шиллеру рассказ о том, что Ивик был убит разбойниками, но этого никто не видел, кроме пролетавших журавлей. Умирающий поэт попросил журавлей отомстить злодеям. Через некоторое время убийцы сидели в театре, и над зрителями пролетела стая журавлей. Один из убийц толкнул другого: «Смотри, мстители за Ивика!» Оба весело рассмеялись, но у людей, знавших, что поэт был убит, такое поведение вызвало подозрение, и убийцы были наказаны. Достоверно известно, что Ивик написал семь книг. Сохранились только фрагменты. Они показывают, что поэт писал и на любовную тему, которая была не характерна для его предшественников. Симонид (557—468 гг. до н. э.), создатель жанра эпиникия, был человеком беспокойного ума и образа жизни. Он жил в Афинах, Фессалии, Сицилии, общался со множеством знаменитостей, участвовал в многочисленных поэтических состязаниях. Он также был способным коммерсантом и как доверенное лицо тиранов Сицилии исполнял дипломатические обязанности. Сам он обладал удивительной памятью и других учил искусству запоминания, предложил новшества для орфографии греческого языка, усовершенствовал некоторые музыкальные инструменты. Опираясь на принципы религиозных песнопений, он создал новый жанр — песни в честь победителей спортивных состязаний (эпиникии). Из гимнов, пеанов, дифирамбов Симонид перенял строфу в форме триады и опыт использования мифов. Элементы мифов связывали атлета с легендарными героями далекого прошлого, придавали песням возвышенный характер. Позднейшие филологи разделили эпиникии Симонида на книги, прославляющие бегунов, кулачных бойцов и атлетов других видов спорта. Эти книги не сохранились, не известно, сколько их было. Симонид также усовершенствовал форму энкомиев, но особенно он прославился как автор грустных траурных песнопений — френов. В конце античности Квинтилиан в обзоре всей литературы скажет, что Симониду лучше, чем всем другим поэтам, удалось выразить чувство скорби (X, I 64). Простыми словами поэт говорил о несчастье, свалившемся на человека, стараясь утешить мыслями, что даже дети богов страдают, что даже сами боги не борются с необходимостью. Сохранился плач Данаиды, заключенной с младенцем Персеем в ящик, в котором страх матери, оказавшейся в смертельной опасности, противопоставлен беззаботности младенца: В темном ковчеге лила, трепеща, Даная слезы. Сына руками обвив, говорила: «Сын мой, бедный сын! Сладко ты спишь, младенец невинный, И не знаешь, что я терплю в медных заклепах Тесного гроба, в могильной Мгле беспросветной! Спишь и не слышишь, дитя, во сне, Как воет ветер, как над нами хлещет влага, Перекатывая грузными громадами валы, вторя громам; Ты же над пурпурной тканью Милое личико поднял и спишь, не зная страха.» (Frg. 13, АЛ, с. 184, пер. Вяч. Иванова). Дидактические элементы, незамысловато выраженные рассуждения о мощи богов (Frg. 10; 57), о том, как трудно человеку достичь совершенства (Frg. 4), о том, что и счастливый человек не может знать своего завтрашнего дня (Frg. 6), создали Симониду авторитет популярного поэта и философа .

    Отвратительно и стыдно, когда молодые остаются живыми, а гибнут седовласые (Frg. 6, 3—10). Тиртей проповедует то же самое понимание кодекса чести, что и Гомер или Каллин. Слава храброго воина долго живет среди потомков: Добрая слава и имя его никогда не погибнут: В царстве Аида живя, будет бессмертен тот муж, Коего сгубит ужасный Арей среди подвигов ратных, В жарком бою за детей и за родную страну. (Frg. 9, 31—34; АЛ, с. 131, пер. В. Латышева). По такому воину скорбят и молодые, и старики, и весь город. Его могила будет вечно в почете, его слава перейдет и к детям, и к детям детей, и к далеким потомкам (Frg. 9, 29—30). А тот, кто бежит, не защитив родного города, скитается повсюду без славы, навлекая позор на весь свой род (Frg. 6, 3—10). Творчество другого элегика VII в. до н. э. Мимнерма привлекает совсем иным: беззаботной радостью жизни, цветением юности. Поэта чаруют только зелень молодых весенних листьев, только пьянящий аромат цветов. Он категорически отказывается от зрелости лета и осени. Когда пронеслась мимолетная юность, поэт готов скорее умереть, чем жить, страдая от забот и болезней (Frg. 2, 1—10). В стихотворениях Мимнерма появляется не встречавшийся до него в лирике любовный мотив. Поэт жаждет без раздумий радоваться молодости и любви: Что за жизнь, что за радость, коль нет золотой Афродиты! Смерти я жаждать начну, если мне скажут «прости» Прелести тайной любви, и нежные ласки, и ложе. Только ведь юности цвет людям желанен и мил; Старость же горе несет, красавца с уродом равняя. Стоит приблизиться ей, сразу томиться начнет Черными думами сердце, и солнца лучи золотые Старца не радуют взор, старцу не нужны они. (Frg. 1, 1—8, АЛ, с. 136, пер. Вяч. Иванова). С Мимнермом полемизирует один из семи мудрецов древности Солон (640—560 гг. до н. э.), в своих элегиях доказывая, что юность пленяет силой, а зрелый возраст — мудростью, потому что сила разума проявляется только на шестом семилетии человеческой жизни, а расцветает в седьмом и восьмом семилетиях (Frg. 19, 13—16; Frg. 22). Славившийся мудростью Солон был знаменитым государственным деятелем Афин, который провел радикальные социальные реформы полиса и подготовил конституцию. Поэтому сохранились даже две античные биографии Солона: одна — в сборнике Плутарха, оставившего жизнеописания политических деятелей, другая — в сочинении Диогена Лаэрция по истории греческой философии. Оба автора подчеркивают, что Солон славился мудростью и честностью. Богатые его почитали как состоятельного, а бедняки — как справедливого человека. Поэтому афиняне и обратились к нему с просьбой помочь полису, сотрясаемому социальными бурями. Однако ни мольбы соотечественников, ни советы друзей, ни благоприятное пророчество дельфийского оракула не убедили Солона принять на себя власть тирана. Он отказывался, потому что тирания — прекрасное местечко, но выхода оттуда — нет. Мудрец согласился только написать законы. Подготовленные Солоном законы уничтожили рабство за долги, реформировали календарь, суды, должности, охраняли афинскую экономику, ограничивая возможности импорта и экспорта некоторых товаров, систематизировали обычное право и определили множество других вещей.

    Лирика Михайловского периода, если взять ее в целом, проникнута светом, энергией и радостным приятием красоты. Здесь, в Михайловском, кроме названных стихотворений, были написаны цикл «Подражания Корану», историческая элегия «Андрей Шенье», «К***» («Я помню чудное мгновенье»), гимн «Вакхическая песня», «19 октября», «Все в жертву памяти твоей», «В крови горит огонь желанья», «Под небом голубым страны своей родной», «Признание», «Аквилон», послание «Чаадаеву» («К чему холодные сомненья?»), «Зимний вечер» и др. С Михайловским непосредственно связаны стихотворения «Зимняя дорога», «К няне», «И.И. Пущину», «Пророк». Все это значительные лирические признания. Лирика Пушкина в Михайловском приобретает новые черты: прощание с романтизмом окрашено в большинстве стихотворений не элегической тональностью, а мажорными интонациями. Стиль лирики содержит меньше, чем раньше, картинных сравнений, изысканно-условных метафор и устойчивых перифраз. В Михайловском Пушкин по-новому увидел жизнь в ее «нагой простоте», в неброском и совсем не ярком облике

    Нет комментариев

      Оставить комментарий