Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

С наступающим! 16 главных трендов нового осенне-зимнего сезона: что купить, что сохранить, о чем забыть

На календаре уже конец августа, а значит, пора задуматься о том, что мы будем носить в ближайшие месяцы. Дизайнеры, как обычно, предлагают массу интересных идей, проанализировав которые, мы выделили 16 основных трендов. Следовать им можно и в реальной жизни. Главное — не бояться блестящих платьев и цветных колготок, без которых в новом сезоне никуда.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

24 августа 2016 · Текст: Варвара Теплова

Материалы по теме

Комментарии

  • Все комментарии

Любое воспроизведение материалов сайта без разрешения редакции воспрещается.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Воронова Ю. В.

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

Новый рассказ постоянного автора «Огонька» писателя Сергея Каледина

Новый год в «Огоньке» традиционно начинается с рассказа нашего постоянного автора

Сергей Каледин. Посвящается К.Д.

Новый год не задался. Три моих садовых товарища-собутыльника в связи с преклонным возрастом отъехали на тот свет — Старче, Грек и Васин. Впрочем, Грек еще под вопросом. В Москве, правда, на смену им приплыл ко мне новый приятель. Полковник Рабинович. Владимир Соломонович. Авиационный оружейник. Сейчас готовится к европейской Олимпиаде в Ницце — эстафета четыре по двести кролем. В старшей группе. Медали ему уже некуда вешать, но он намерен привести из Франции еще.

Но более он гордится одиннадцатью боевыми вылетами на ИЛ-2 стрелком. Удачные полеты четко комментирует: «Стрелять из турельного пулемета назад, если мессер зашел в хвост, можно, но только через свой киль — хвостовое оперение. » Слушатель Академии Жуковского, он был на плановой войсковой стажировке с декабря сорок третьего по январь сорок четвертого.

А добил он меня на своем 92-м дне рождения стрельбой по-македонски, с двух рук: водку запивал красным полусладким, а потом непременно покурить. В долголетии своем видит только две прорехи: умерли и любимая жена, и первоначальные друзья.

Сижу на даче, размышляю о бренности сущего, печалуюсь. И тут Лев Додин позвал во Францию на премьеру реанимированного после тринадцатилетней паузы «Гаудеамуса» по моему «Стройбату». И одно к одному — Димка, сын, вдруг прорезался — позвонил из Монреаля:

— Ты знаешь, что «Гаудеамус» в Париже в конце марта? Если поедешь, и я прилечу. И подарочек тебе сделаю.

. В самолете мне стало не по себе: лечу в Париж пенки снимать, а сам год уже ничего не делаю, груши околачиваю. И в самолете начал «Попурри», опереточную болтовню — что слюна на язык принесет. Для разгона про сестру Ленку, про ее бывшего мужа Вована. Как Ленка, страшась одиночества, при первом же знакомстве с Вованом на выпасе собак в ответ на его тугое заикание: «Д-давай с-сойдемся» — тут же согласилась.

Все было как у людей. Белое платье, отутюженная зажатая родня из Савелова и эксклюзивный самогон на золототысячнике, одобренный самим Владимиром Солоухиным — свадебным генералом. Солоухин познакомился с Ленкой в журнале «Наш современник», где она работала секретаршей, правда, недолго, ибо настойчиво путала адреса авторов при рассылке им корреспонденций. Владимир Алексеевич Солоухин, к примеру, получил от нее такое: «Многоуважаемый Овидий Абрамович. » Солоухин, патриарх русопятства, но дядька с юмором, самолично пожаловал в журнал, представился кощуннице: «СОлОухин Овидий ОбрамОвич». Ленка пискнула: «Ой! А мы вас на журфаке проходили. » Солоухин размяк: «ТОгда зОвите Овидия ОбрамОвича в гОсти».

И зашел на свадьбу мимоходом в тренировочном костюме «Адидас» и шубе на бобрах, заимствованной у кустодиевского Шаляпина. Вместе с ротвейлером Дуней: «Я пО-прОстОму, пО-сОседски». Дуня, расталкивая тяжелыми боками притихших гостей, ушла в спальню, где и улеглась на постель новобрачных.

. Париж. Подхожу к отелю. Навстречу Димка из магазина авоськи тащит: багет торчит, бутылки звякают. Сам здоровенный, веселый — сорокалетний. Не виделись мы три года, перебрасываясь редкими эсэмэсами. Простой в наших отношениях был и покруче — до пяти лет. Он считал, что я должен его любить за сам факт рождения, я же настаивал на другом раскладе: моя любовь возможна только через уважение, чего, увы, маловато. Сделай так, чтобы я тебя зауважал, а потом и с чувствами разберемся: все ж таки не по жопу деревянные. А голимую любовь пусть тебе еврейская родня выказывает, благо она в изобилии.

. На ресепшене мне на шею бросилась обалденная дева, зеленоглазая красотка с родинкой на щеке, лопочет по-французски: «Месье КаледИн! Серж! Бонжур».

— Подарочек вам, папаша обещанный, на старость.

— А имечко-то мамзель, пардон, какое носит?

Красавица отлипла, взяла театральную паузу.

— Имечко? Я Настя Каледина. Внучка твоя.— И стала по-шустрому стирать развратную помаду.

Мама родная! Три года тому это было пухлое дитя, а шесть лет назад я сажал ее на горшок.

— А чего вы так отощали-то, папаша? И глаза просели. Не болен часом?

— В бассейн хожу и калории считаю. Чем занят, сыне?

— Собаками торгую по белу свету. До Кореи добрался. В Китай намерен.

— Вы тлен и прах, папаша! Институты контактов — любовных, супружеских, дружеских — разваливаются, все перебрались в интернет, голубеют, лесбуются, рожать прекратили, а в живой теплоте все равно нуждаются. На псоу во всем мире спрос растет с каждым годом.

Мне его бизнес животноводческий, по правде говоря, никогда не нравился. Купил по дешевке, продал с наваром — эка радость! Я сам спекуляцией на Пятницком кладбище занимался и помню ее мерзкую оскомину. Покупал у метростроевцев мрамор по трешке, а клиентам впаривал по тридцатке. Даже старух убогих не щадил: цену собьешь — коллеги осерчают.

Вот если бы ты, сыне, питомник учредил, как спервоначалу собирался: рожал щенков, растил, воспитывал, а потом загонял втридорога — честь тебе и хвала! А просто ушлость коммерческая. Мало радости.

Ну черт с ней в конце концов, с торговлей! Пошла у тебя купля-продажа. И семья состоялась. Хорошо. Но мало. Что-то нужно еще ВЫ-ТВО-РЯТЬ. Вспомни, к примеру, как ты с главным террористом — как его. шейхом Ясином, которого взорвали,— интервью делал для «Московского комсомольца»! Ведь полетел к нему в логово, не побоялся! А если бы он, слепая сволочь, прознал, что ты израильтянин? Запросто мог усекновение главы обеспечить. А какое у тебя было тогда настроение: летать хотелось! Или когда вел в прямом эфире «Солдатский перекресток» в Тель-Авиве? Тебя же по голосу на улице узнавали! Короче: ни отменная семья, ни пухлое бабло ТЕБЕ творчества не заменят. Без него — сухота и сердцу остуда. Кранты! Точка!

. А сейчас, когда он порассказал свои планы, я призадумался: не слишком ли круто редактирую его жизнь? Вон у него в проекте — лагерь для подростков в Испании, куда он перебирается осенью на ПМЖ, типа бойскаутского, только поинтеллектуальней.

— А кто тебе разрешит детьми командовать без диплома? У тебя же шесть классов!

— Только не надо напраслину возводить на родного сына. Семь классов! Правда, не оконченных. Найду партнера с дипломом. Обычное дело, папаша.

Чудны дела твои, Господи! Помню, его дядюшка, богатей, вещал унылым речитативом: «Из Димы никогда бизнесмен не выйдет, зато у него будут красивые дети». Я, дурак, его еще слушал. Нет, дети у Димки получились. Трое, красивых, растут по науке, учатся то в Испании, то в Германии, тараторят на всех языках. Меня озолоти — на такое плодородие не подпишусь. А он справляется. Ладно дети, бизнес у него пошел! Рахитом был, а ходит.

. А в гостиничном апартаменте на огромной сковороде, которую Димка приволок из Канады, трещат бараньи ребра по-сицилиански. Настенька, утомленная перелетом, посапывает на диване, свернувшись кренделем. Вечером у нас премьера.

А за окном Сена. Чайки кричат прокуренными голосами. Негритос в красной бабьей шапке на лавочке гитару теребит. Клошаров, правда, не видать. Одни китайцы с фотоаппаратами.

— Настасья, кисонька, просыпайся. Пойдем спектакль поглядим. Чего там дед напортачил.

Новая премьера хорошая, но. все «солдаты» с волосами, а прежний состав был бритый налысо десять лет, пока «Гаудеамус» колесил по белу свету. Три артиста успели даже натурально полысеть, так и не отрастив волос. Во-вторых, мат ушел из спектакля. Стройбат без мата. Хотя я и сам теперь матерюсь с оглядкой на закон.

Из прежних артистов осталась только блистательная Машка Никифорова, незаменимая, хотя и разжирела дальше некуда! Во время «тех» гастролей мы были с ней не разлей вода.

После первой премьеры в Париже наш посол позвал весь «Гаудеамус» в гости. С утра артисты наводили марафет, девки мыли шеи под глубокое декольте. А нам с Машкой мыть особо нечего, мы загулялись, припозднились.

— Опа-аздываете, автор. — благодушно пожурил меня посол Юрий Алексеевич Рыжов, знаменитый демократ, авиационный академик.— С премьерой, Сергей! Как вас по отчеству?

— По отчеству. Каледин.

— Понимаю. А по батюшке?

Отчество я забыл. После ночного банкета и гулянья по Парижу.

Окружение заинтересованно притихло. Защелкали фотографы, включилась кинокамера. Слава богу, Машка была под боком. Деланно улыбаясь, прошипела на ухо сквозь зубы: «Евгеньевич, мудила».

Во время спектакля я наблюдал за внучкой. И когда рояль в эротическом эпизоде взмыл в небеса под музыку Моцарта, Настя догадалась, что делали на фортепиано солдат с библиотекаршей.

Выхожу на поклоны. Настя в первом ряду хлопает, смеется, хотя смешного, прямо скажем, в «Гаудеамусе» маловато. Больше всего ей понравилось, думаю, что я был на сцене рядом со знаменитым Додиным.

Слез со сцены и сразу за свое — педагогировать:

— Настя, сейчас фуршет. Артисты подопьют — начнут кадриться. Начну-ут! Запомни: красота не достоинство женщины, а особенность. Не спекулируй! Будь умной!

Только я перевел дух, рядом с Настей возникла дорогостоящая седая дама иностранной выделки. Загадочно улыбается. Джоконда престарелая. Быть не может! Га-аби?

— Да-да, это я, Габи. — неподражаемым прежним голосом сказала дама. — И та же восхитительная голубая жилка забилась на ее виске. «Так здравствуй поседевшая любовь моя, пусть кружится и падает снежок. » Габи в Берлине была на премьере Додина «Коварство и любовь» по Шиллеру и теперь гоняется за его спектаклями по белу свету.

— Поздравляю с премьерой,— сдержанно сказала Габи.— Дас ист вундербар! — И спохватившись, раздула ноздри.— Но это не ты, а Додин! Зачем ты смеешься?!

— Вспомнил, как ты меня ругала за. за половое невнимание: «Тело мое женское горит, здоровье портится. «

— Да-да,— всунулся Димка, чтоб замять зреющую свару.— Я в Амстердаме слушал Хворостовского — Онегина. Такой «вундербар», я тебе дам! Дворовые девушки — все пьяные. Татьяна Ларина по полу катается. Снег, секунданты.

— Габи, проверь мою внучку на немецкий язык. Она мне голову морочит: пять языко-ов знаю!

— И еще иврит хочу,— сказала Настя.— Но мама с папой не дают. Они оставили иврит себе для секретов. Все равно выучу, я же почти еврейка.

— Габи еще больше еврейка, а иврит не шарит.

— Шшайсе! — взвилась Габи, как это было сто лет назад, когда я ее подкалывал на больную тему. И на всякий случай обернулась: не услыхал ли кто.

Додин помахал ей: иди сюда!

— Айн момент! — Она ткнула воздух указательным пальцем. Тем же самым недлинным конусным пальчиком — обворожительным.— Шпрехен зи дойч, Настя?

На банкете Димка, отпустив Настю в вольное плавание, «лечил» свою возлюбленную Машку Никифорову — склонял ее сыграть за малую мзду в коротком фильме, который намерен сочинить и продюсировать. Если, конечно, его песий бизнес не зачахнет. Я влез с советами. Машка заорала на весь банкет хриплым басом: «Уберите писателя!» А Димка поглядывал, как там Настя, ибо ее осадили сразу трое «солдат», один другого краше.

— Ох, нанесут урон скоро нашей девочке,— пробормотал он, почесывая темя.

— Нанесут,— авторитетно кивнула Машка.— На то мы и девочки.

Мы с Димкой переместились поближе к Насте. Ее обрабатывал уже только один «солдат», но основной — «рояльный».

— Мне все очень понравилось, только. — Настя наморщила отполированный лобик,— только зачем вы с библиотекаршей влезли на фортепиано? Я думала, вы будете делать секс, но вы полетели.

Рояльный смутился, покумекал, прикинул ее возраст и, потеряв интерес, отвалил.

Мы проводили Габи до такси.

— Устала. Было много окружающих. Ауфвидерзеен. Ты будешь в Берлине, негодяй? Ты обещал.

Но Габи уже умчало авто.

— Тоже любви хочет,— сочувственно сказал Димка.— Тяжелая у вас жизнь, папаша.

Машка на персональном такси, выделенном ей за перевес, довезла нас до гостиницы, но гудеть с нами не стала. Настя рухнула в люлю — ей рано вставать: она летит к школьной подружке в Гамбург. А мы с Димкой продолжили колобродить. Выясняли отношения. Сначала толерантно. Потом, осыпанные алкоголем, перешли на бестолочь: ругались, смеялись, снова бодались, под занавес даже всплакнули.

— Все, отец! Вторая ночь без сна. А твоим советом — помощников брать из сектантов — я воспользовался. И ни одной об. ки за три года!

. Хм, поумнел ребенок. Если дело так пойдет, глядишь, и наши отношения из двоюродных в нормальные перерастут. Через три часа он позвонил.

— Я в трезвиловке.

— Настю посадил, а потом меня посадили: в пьяном виде нельзя на аэродроме, тем более с ребенком.

— Велят спать два часа в кутузке. Потом отпустят.

Ну, слава тебе, господи, все в порядке. Внучка летит, сынок сидит. Все при деле. Бывали у нас закрутки и почище.

В начале века был я на книжной ярмарке во Франкфурте. Даже выступал вместе с Гюнтером Грассом. Получил два гонорара: свой и за Люсю Улицкую. Прилетел Димка. Морду морщит: плохо я одет. Больше всего возмущался башмаками «ручной работы», зашитыми экстренно через край Васиным в деревне накануне Парижа. Повел меня в магазин. Приодел. Башмаков, правда, моего сорок шестого размера не нашлось. Кепку, говорит, забыли. И в примерочной попросил: «Оторви бирку у кепки — своруй якобы. У них здесь глаза нет. Ну прошу. Для хохмы: чего будет? Потом заплатим. Скажем, забыли». Я оторвал бирку, расплатился, кроме кепки, гуляем по этажам. И уже в дверях меня за локоток очень вежливо паренек темноликий берет. Детектив такой-то. Пройдемте. Что у вас в правом кармашке? А в правом кармашке у меня бирочка. Стали шмонать, очень вежливо — под протокол. А у меня при себе гонорары — куча денег! И билет на Москву через два часа. Полицаи удивлены. А мальчик кто? Сын. Мы русские. Папа из Москвы, я из Израиля. Папа очень известный писатель. На ярмарку приехал. Менты уважительно кивают. Димка — им книгу Гюнтера Грасса с дарственной надписью сует.

Детектив прочел надпись, уставился на мои ботинки, задумчиво переглянулся с коллегой. Менты теребят мой членский билет ПЕН-клуба. И вспорхнули родные слова: руссише мафия, группен. Меня объял ужас. К Димке шагнул мент с наручниками.

Димка попытался улыбнуться.

Щелкнули смыки на его запястьях.

— Не виноват я, батюшка.

— Переводи, сволочь! Подробно. Господа полицейские. Товарищи. Вы неправильно нас поняли. Я хотел поставить эксперимент как журналист. Гюнтер Грасс просил. Он бы сам, но его все знают. Как работает служба безопасности. На живом материале. Хотел выйти, а потом расплатиться.

Менты усмехнулись. Конечно, не поверили, но сделали вид, что вникли,— уж больно у папы с сынком видок от страха обхезанный. Все вернули, отпустили. Убить Димку я не мог: сил не было.

. Через день вернулась Настя. Очень смеялась над папашей-пьяницей. Смешливая девочка.

Прощаясь, Димка напомнил:

— Не забыл: мне сороковник одиннадцатого августа? Жду в Барселоне.

— Не обещаю. Родня понаедет — я с ней на одной поляне завяну. Да и что за праздник — сороковник?! Это же не сороковины. Приезжай на дачу — отметим.

— Тогда сделай мне подарок — напиши про маму.

— Интересное кино. Мама твоя, а писать — я!

Лучше я про Габи напишу. В 76-м ехал я в тесном автобусе с Пятницкого кладбища в грязной робе, кирзе, с красной пиратской косынкой на голове — забыл переодеться. Пассажиры от меня отстранялись. А неподалеку стояла изящная девица в бежевом комбинезоне на молнии, расстегнутой до неприличия. Девица несла загадочную улыбку, глядя, как от меня отшатываются люди. Мне моргнула удача — я вышел за ней. Работаю могильщиком. Учусь в Литинституте. Она из ГДР. Журналистка. В командировке. В Берлине муж, дети.

А у меня в Бескудникове — разведенная жена. И что ж теперь — упустить птицу заморскую?! Боже, правый, помоги! И он помог. Габи поехала со мной к Липе. Первый Басманный переулок, дом 5/20, квартира 75, четвертый этаж.

В этом доме я жил с нуля до восьмого класса — до новой квартиры на выселках. Но и дальше большей частью обретался у Липы. Липа меня закармливала. Я орал, что «жирным девки не дают, я уже в портки не влезаю!». Липа на визг внимания не обращала и на швейной машинке «Гритцнер» расставляла мои брюки, по нарастающей, клиньями разных цветов.

Так длилось долго, пока разум не стал ее покидать. Решено было сдать ее в богадельню.

. У Липы только что был врач. Из Литфондовской поликлиники! Добрейший Анатолий Исаевич. По особой просьбе моей мамы Томы — Липиной младшей дочки.

Липу в тот день пасла старшая дочь, тетя Люся, размашистая бой-баба с седой, как у Райкина, прядью. Тетку я любил за биографию, заливистый смех и мат, которым она, бывший прораб торфяника, владела виртуозно.

Липа врачом осталась недовольна.

— Какой-то он худенький, ножки тонкие.

— Но-ожки то-онкие?! — еле выдохнула разъяренная тетя Люся.— Я тебе дам «ножки тонкие». Ножки тонкие, зато х. толстый! Прошу прощения, Габи.

— Лю-юсенька! — Липа всплеснула руками, как барышня.— Такие слова! При детях.

А Габи ликовала. Русский скандал! Конфликт! Как у Достоевского!

Тетя Люся с лету предложила незамедлительную международную выпивку. Габи — за, я — за. Но дальше-то что? Тетя Люся сегодня ночует у Липы и, стало быть, хата занята.

Но. Юрик был дома. Юра Гольцман, отличник, к которому я был когда-то прикреплен как отстающий по арифметике. Он вытянул меня из прорвы и, сделав начальное добро, споспешествовал и в дальнейшей, уже половозрелой, жизни: в отсутствие предков за недорого уступал мне свою комнату — для любви. А потом и строгая Липа, вечная гимназистка, считавшая пустопорожний секс блажью, разрешила мне принимать барышень в ее квартире! Но к ночи исправно стучала в дверь: «Одиннадцать часов! Моссовет запретил. Пора заканчивать».

Я вернулся с алкоголем и ключом от Юрика.

А Габи с тетей Люсей тем временем спелись.

. Утром я ликовал! И было с чего! Габи, коммунистическая Габи, верная жена и добродетельная мать, капризно заявила: «Хочу еще». Но, оказывается, подразумевались отнюдь не сексы. Габи хотела на четвертый этаж к Липе, к тете Люсе. Она хотела воочию увидеть советскую богадельню в действии.

Все совпало — именно в этот день мы сдавали Липу в наиболее пристойный дом престарелых.

Подтянулся Вован, сестрин муж, мой зять Мижуев. Лифт не работал. Своим ходом Липа идти не могла. Мы с Вованом усадили ее на стул, она закурила «Беломор», и мы спустили Липу во двор, где она не была лет десять.

Во дворе «лясы» снялись с насиженных мест, потянулись к Липе — поприветствовать. Липа по-барски, как курей, отогнала старух:

Вован пошел ловить такси. Липа задумчиво проводила его взглядом.

— Габриэлла, кто этот лысый человек в очках?

— Дас ист муж Хелены.

— Внучка твоя,— сказала тетя Люся.

— Вну-учка? — Липа недовольная своей несообразительностью, поплевала на окурок, передала мне, чтоб не на землю, и громко сказала, чтоб слышали «лясы»:— Значит, он внук! Сережа, дай ему денег из наших облигаций! Пусть кофту купит. И штиблеты на осень.

— Чего-чего? — насторожилась тетя Люся.— Каких еще облигаций?

Липа прокололась: ее облигации были у меня в секретном управлении.

Тетя Люся задумалась на мгновение: раздувать ли кадило на людях?

Вован пригнал такси.

— Вова-ан,— очень почтительно, с прононсом сказала Габи.— Майн бриль капут. Очки не работают.— Достала футляр.— Упал винт палочки, которая берет ухо. Винт есть. Хелфен зи мир. Помогите.

— Я н-не В-вован,— набрякнув, выдавил Вован.

— Он Володя,— спешно перевел я.

В такси Вован крохотной отверточкой привинтил отпавшую дужку к очкам.

— Не обижай его,— шепнула мне Габи.— Он имеет свое несчастье. Обещай.

И как Габи догадалась? Сначала она мне показалась просто романтичной иностранкой, любопытной дурой.

В доме престарелых у Липы отобрали пенсию, предоставив отдельную чистую палату.

Знакомиться с новенькой приползла бесноватая старушонка, стриженая налысо, потеребила Липу:

— Вставай, парень. Чего-то ты залежался, застой кровя получишь.

Липа открыла глаза, виновато засуетилась:

Мимо Габи неспешно прошел крупноразмерный таракан.

— Майн гот! — вскричала Габи, устремляясь за ним.

Тетя Люся оторвалась от заполнения больничных бумаг.

— Мама, а что все-таки с облигациями?

Но Липа не ответила. Ее уже не было.

Вечером тетя Люся по телефону послала меня из-за облигаций далеко-далеко и не пришла на похороны Липы.

А мы с Габи влюбились. И она крутанула гайку против резьбы. Развелась с мужем, заключила контракт с АПН на три года и переехала в Москву.

Это была еще та любовь! Злому татарину не пожелаю! Ревность, упрямство, коммунячья тупость, рыдания.

— Твой Гитлер дитя! — орал я, — по сравнению с нашим рябым уродом! Гитлер чужих душил, а Сталин СВОИХ пятьдесят миллионов заморил!

Габи теряла дар речи, один раз упала в обморок.

Но в основе была любовь, нежность, сочувствие, взаимоподмога. И, конечно, сексы, которые мне не доводились прежде. И еще я балдел от ее бесстрашия.

У Габи было неоконченное училище при «Штази», откуда ее выгнали за то, что сломала нос преподавателю конного спорта, который ее сдуру возжелал.

. Через неделю я уже был на даче. Позвонил Димка.

— Про маму написал? Ты обещал.

За Лялю печется, мою первую жену. А мы с ней не общаемся порой десятилетиями.

— . Три года жили и — голяк, ни слова доброго за всю жизнь! Напиши хотя бы про катер на Кольском, как вы тонули. Как ты испугался, а она нет. Ведь было?

— Ну было. Я ж для «Огонька» пишу, не могу обо всех! Не влазит.

Ну уж нет! Габи я сокращать не буду. Габи из-за меня страдания претерпела.

. Для привычной жизни у Габи постоянно не хватало денег. И она, коммунистка, сотрудник АПН — филиала КГБ, решила разбогатеть. Привезла из Берлина десять пар джинсов и тайком от меня дала их для реализации электрику на работе. Тот их «потерял». Габи — в ментуру к знакомому майору, с которым делала интервью. И майор помог: ее вызвали к директору АПН. Следом к партайгеноссе Шульцу — партийному секретарю посольства.

С вещами на выход! Вон из Москвы! В Берлине будем разбираться.

Я был в бешенстве от ее тупой дури, но сейчас ее били — надо спасать.

В загсе поженить нас отказались.

Габи закусила удила. Забеременела. И снова без согласования со мной.

Беременность, тяжелая, нарастала, но немцы были непреклонны: кыш из Москвы.

У Габи разыгралась щитовидка.

В Боткинской ее заперли в свинцовый каземат — облучали. Питание через кормушку, свидания запрещены. Она выкинула. Вернулась отощавшая, полулысая, несчастная, без сил.

— Уезжай, Габи. Это пидорье добьет тебя.

Но даже изнеможденная, обессиленная, Габи не забывала о главном:

— Ты будешь далше обнимать женщин, а я, старая болная корова, буду даваться некому.

Габи стала медленно собираться. Ее все жалели: и моя мама Тома, и папа Женя, и Ленка, и Вован, тьфу, Володя, и даже суровый мой садовый собутыльник Васин. Он зарубил для Габи последнюю куру, «любимую, экологически чистую,— на бульон».

Васин был знаком с Габи давно и. досконально.

Зашел как-то ко мне на участок опохмелиться.

— Гутен таг,— улыбаясь, сказала Габи, выходя из-за куста сирени с букетом сирени.— Я есть Габи.

— Не понял. непосредственно. — Васин попятился.

Ибо Габи была голой.

— Не падай, Петр Иванович! — крикнул я с крыльца, наблюдая сцену.— Она солнечные ванны принимает. Для здоровья. непосредственно.

Я подарил Габи, что было лучшего: старообрядческую икону, которой мой прадед благословлял Липу с дедом на брак.

Прошло десять лет. Волосы у Габи отросли, здоровье наладилось.

Рухнула стена. Габи обзавелась адвокатом-зверюгой из местных правозащитников и подала заявы на посольство в Москве, «Штази» и коммунистов. Они виноваты в смерти ее ребенка, из-за них она лишилась либидо, ее довели почти до смерти.

Адвокат-садист, не торопясь, с мучениями, стал выгрызать матку у попавших под закон о люстрации ее недругов. Габи не пожалела даже ветхого, на костыле, партайгеноссе Шульца.

От Габи откупились огромной компенсацией и большой, не по годам, пенсией, признав инвалидом преступного режима.

Потом Габи села на круизный пароход, закадрила грека-капитана и жила с ним в Афинах, пока капитан с трудом не уполз в свою изначальную греческую семью.

Габи разыскала меня в Израиле. И я с двумя чемоданами, набитыми гуманитарной помощью от Димки, по дороге в Москву приперся в раскаленные Афины.

В качестве диссидентки Габи была нелепа. Про свободу и демократию говорила с чужого голоса. Хватило меня на два часа. Я высказался по полной: зря она имидж сменила — ей личило быть правоверной коммунисткой.

. Звонок. Опять Димка.

— Про мамашу написал?

— Достал, блин! Пишу. Не мешай. Тоже мне миротворец. голубой берет.

. Медовый месяц мы с Лялей, Димкиной матерью, провели на Кольском полуострове у друзей Ляли — геологов.

Завезли нас на вертолете, куда нога не ступала. У геологов был перекур: охотились, ловили рыбу, собирали грибы. Не отходя от лагеря, я набирал две корзины подосиновиков. А по ночам сушил благоухающие гирлянды в огромной новобрачной палатке, в центре которой кочегарил буржуйку. Это был сущий рай!

Эвакуировались на старом катере под командой хмельного моториста, похожего на Стива Маккуина из «Великолепной семерки».

На середине озера у гребного вала выбило сальник. Катер, набитый женами и каникулярными детьми геологов, стал наполняться водой. Черпак не помогал. Берега не видно. Надели спасательные жилеты. Мне жилет не нужен. По нормальной воде я доплыву куда угодно, у меня разряд, и Лялю, не умеющую плавать, отбуксирую. Но в ледяной воде.

А мотори-и-ист. Хоть бы хрен по деревне: «Дое-едем. «

А Ляля спокойна. На руках у нее крохотная дочка начальника партии. Без жилета. Ляля сняла свой жилет, девочка проснулась.

— Давай, Катенька, курточку наденем, а то холодно. Все будет хорошо.

— А почему у нас в лодочке так много водички? — сказала девочка.

— Потому что. — Ляля покрепче прижала Катю к себе,— мы скоро приедем.

Тонущий катер легонько черпанул бортом.

Мотор заглох. Бабы смолкли, дети не выли. Покой, тишина. И вдруг. На горизонте показалась точка. Я влез на утопающую скользкую корму, свалился за борт, влез по новой и стал молча махать руками над головой. Кричать было нечем: голос от страха сел.

— Помоги-те! — заорали бабы.— Спаси-ите!

Промысловики ехали за спиртом. Пьяные, веселые. Взяли нас беспроблемно на буксир, играючи перетащили к себе детей, баб, полапывая их, с матерком, по-домашнему.

— Ляля, ты действительно не боялась? — это я уже на берегу у костра до небес, после спирта, под северным сиянием, как по заказу разыгравшимся над нашими головами.— Совсем-совсем?

— Как только поняла, что мы погибнем, страх прошел. Девочку только жалко было. И думала, что цистит обострится. Все. Живем дальше.

. Я поехал в Рузу в бассейн. На въезде в город стояла неплохо одетая тетушка, можно сказать, бабушка. Я тормознул.

— Спасибо. Я вообще-то работаю. Вы не желаете? Тысяча. У девочек дороже. В лесочек отъедем.

— Спасибо. Другим разом.

На гардеробе сегодня моя приятельница, юная пенсионерка. Она тоже была в Париже. Вручил ей заказанный магнит для холодильника — с Эйфелевой башней.

— Чем-то вы сегодня озадачены, Томочка?

— Проблемы начались, Сергей Евгеньевич. Внучка во втором классе на книги вдруг накинулась. Читает и читает. Даже не знаю. к психологу надо.

Ну, слава тебе, Господи, я дома! А то все Париж перед глазами: Димка, Настя, «Гаудеамус».

Половина россиян выступила за отмену запрета хиджабов в школе

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Половина россиян заявила, что нужно отменить запрет на ношение хиджабов в школах, чтобы дети мусульман могли нормально учиться. Об этом свидетельствуют данные опроса Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ), опубликованные на сайте организации.

В то же время 37 процентов участников опроса считают, что запрет должен действовать, несмотря ни на что.

Материалы по теме

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

«Рамзан Кадыров все объяснил одной фразой»

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Хиджаб как неизбежность

Социологи отмечают, что за последние пять лет россияне стали более терпимо относиться к внешним проявлениям религиозной принадлежности в учебных учреждениях. В настоящее время 47 процентов считают, что в религиозных атрибутах в школе «нет ничего страшного», а в 2012 году так считали 35 процентов респондентов. В то же время 47 процентов полагают, что носить мусульманские платки в учебных учреждениях недопустимо, в 2012-м данной точки зрения придерживались 53 процента опрошенных.

«За последние годы наблюдается повышение уровня социально-психологического принятия представителей других конфессиональных групп — значимые для исповедующих разные религии символические элементы, такие как хиджабы, стали более понятны и привычны», — пояснила директор специальных программ ВЦИОМ Елена Михайлова. Она отметила, что молодежь реже придает значение внешним атрибутам, указывающим на принадлежность к конфессии.

Дискуссия о допустимости ношения хиджабов возобновилась после того, как руководство Мордовии запретило учителям и ученицам школы в селе Белозерье носить мусульманские платки в целях профилактики экстремизма в преддверии чемпионата мира по футболу 2018 года. 24 января министр образования Ольга Васильева заявила, что вопрос уже решен Конституционным судом, постановившим, что хиджабу не место в школе. «Не думаю, что истинно верующие люди атрибутикой свое отношение к вере стараются подчеркнуть», — сказала она.

После этого глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что, согласно российской конституции, гражданам гарантируется свобода совести и вероисповедания. «Мои три дочери учатся в школе, носят хиджаб, имеют отличные оценки. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают», — отметил он.

Верховный суд России признал законным запрет на ношение хиджабов и другой религиозной атрибутики, а также мини-юбок, джинсов, одежды с глубоким декольте и пирсинга в школах Мордовии в феврале 2015 года. Первоначально запрет был установлен правительством республики.

Кадыров прокатил чеченских олимпийцев на «Ролс Ройсе» и подарил им «Мерседесы»

В Грозном с размахом встретили вернувшихся с Олимпийских игр в Рио-де- Жанейро спортсменов. Олимпийцев приветствовали тысячи поклонников с флагами Чечни и России , которые образовали живой коридор по пути движения колонны машин и мотоциклов. Впереди на « Ролс Ройсе» с открытым верхом ехал сам Рамзан Кадыров в компании нескольких олимпийцев. Другие ехали чуть позади на машинах не менее шикарных, среди которых были в основном спортивные «Мерседесы».

Честь Чечни в составе сборной России защищали боксер Адлан Абдурашидов и борцы вольного и классического стиля – Ислам-Бек Альбиев, Анзор Болтукаев, Ислам Магомедов. Штангисты Апти Аухадов и Адам Малигов не смогли поехать в Рио в связи с отстранением сборной России по тяжелой атлетике, но Рамзан Кадыров все равно назвал их победителями.

— Ребята вошли в число сильнейших спортсменов страны, завоевав путевки на главное спортивное событие четырехлетия, — написал Кадыров в Instagram. — И они достойно представляли многонациональный народ России. Олимпийцы России проявили настоящую силу воли и спортивный дух. Несмотря на колоссальное психологическое давление и судейский произвол, сборная России заняла 4 место в общекомандном зачете, завоевав 56 медалей. В ходе торжественной церемонии я поблагодарил за упорство и самоотдачу спортсменов и отметил их наградами республики. Я выразил уверенность, что наши главные олимпийские достижения еще впереди. Гостем торжеств был и наш земляк Альберт Саритов. Выступая за Румынию , он стал бронзовым призёром по вольной борьбе. Звёзды чеченской эстрады дали большой концерт в честь сотен спортсменов, присутствовавших в Дворце торжеств «Сафия». По решению Президента РОФ имени Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова — Аймани Несиевны шесть спортсменов стали хозяевами джипов «Мерседес».

До скольки лет растет женская грудь?

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Красивая и упругая грудь – мечта практически каждой женщины. Именно на эту часть тела чаще всего обращают внимание мужчины при знакомстве с женщиной. Большинству мужчин нравится большая грудь. Именно поэтому нет ничего удивительного в том, что девушки мечтают иметь большой и красивый бюст и интересуются, до скольки лет он растет.

До какого возраста растет бюст?

Сказать точно, сколько будет длиться процесс полного полового созревания, нельзя. То есть сказать, до какого возраста растет грудь у конкретной девушки, не сможет никто. У каждого человека этот процесс носит индивидуальный характер.

Начало полового созревания приходится на появление первых месячных. Именно в это время начинают увеличиваться в размерах молочные железы. Первые признаки увеличения бюста, как правило, отмечаются уже в 10-11 лет. В большинстве случаев данный процесс длится от 5 до 8 лет. Исследования показали, что практически у 80% женщин уже через 24 месяца грудь имеет стабильный размер, то есть она перестает дальше расти. Как правило, данный процесс практически полностью заканчивается к 15-16 годам. После этого серьезных изменений в размере молочных желез ждать не приходится. Однако у некоторых дам грудь продолжает увеличиваться в размерах до 19-20 лет.

При необходимости можно легко определить примерный возраст, когда молочные железы перестанут расти. Для этого к возрасту, когда начался данный процесс, необходимо прибавить 3-4 года. То есть если у девочки начало полового созревания пришлось на 13 лет, то его окончание, скорее всего, придется на 16-17 лет.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Если грудь совсем не растет и в возрасте 15-16 лет у девушки нет менструаций, то это явный повод бить тревогу и обратиться за помощью к профессионалам. Данное неприятное явление может указывать на то, что в женском организме не хватает эстрогенов. Такая ситуация требует немедленного лечения.

Молочные железы у девушек претерпевают процессы перестройки на протяжении всей жизни. Но это совсем не значит, что внешне бюст постоянно меняет размер и форму. Все изменения проходят на клеточно-структурном уровне, поэтому заметить их невооруженным глазом нельзя.

Замедлить процесс роста молочных желез может неправильное физическое развитие, а именно – неправильное развитие мышечного аппарата спины. Все дело в том, что сутулость может привести к неравномерному развитию бюста. Именно поэтому с самого детства родители должны следить за тем, чтобы у их девочки была правильная осанка.

Многие девушки замечают усиленный рост молочных желез во время месячных. На самом деле в этот период роста груди как такового не происходит. Просто перед менструацией могут немного увеличиться молочные железы. Все дело в том, что прогестерон, который вырабатывается в яичниках, влияет на рост эпителия желез и приводит к усиленной выработке их гормона. Но уже к концу месячных прогестерон теряет свою эффективность, что приводит к тому, что бюст приобретает привычный размер.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Какие факторы могут повлиять на данный процесс?

Чтобы определить, до какого примерно момента будут увеличиваться в размерах молочные женщины, девушка может просто подойти к своей матери или бабушке и поинтересоваться, когда у них закончился этот процесс. Все дело в том, что на размер груди очень сильно влияют наследственные факторы. Если мать в молодости имела пышную и красивую грудь, то, скорее всего, у ее дочери бюст будет выглядеть примерно так же.

Немаловажным фактором является комплекция девушки. Стройные и хрупкие представительницы прекрасной половины с небольшим объемом подкожной жировой клетчатки вряд ли будут покупать в магазинах бюстгальтер больших размеров. А если все-таки у худенькой женщины бюст вырос до больших размеров, то это может указывать на нарушение выработки гормонов. В этом случае следует обязательно обратиться за помощью к эндокринологу.

Мало кто знает, что на рост молочных желез влияет регион проживания. Восточные и южные нации демонстрируют более активные темпы созревания и роста среди прекрасной части населения.

Продукты питания

Многие хоть раз в жизни слышали о том, что большое количество капусты может вызвать рост молочных желез. Именно благодаря этому слуху в период полового созревания капуста является любимым овощем каждой девушки.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Несмотря на распространенность данного утверждения, оно является абсолютным мифом. Исследования доказали, что женская грудь, а именно ее рост, никакого отношения к употреблению капусты не имеет. То есть можно есть данный продукт в огромных количествах, но ни к чему это не приведет. Однако если употреблять капусту в умеренном количестве, то можно рассчитывать на то, что бюст станет более упругим. Также данный овощ не допускает развития мастита и опухолей.

Специалисты предупреждают: надеяться на то, что при употреблении того или иного продукт можно увеличить размер груди с 1 до 4, не стоит.

С помощью некоторых продуктов питания можно только улучшить внешний вид молочных желез.

Речь идет о еде, содержащей фитогормоны, способные подкорректировать форму груди. Достаточно много фитогормонов содержится в грецких орехах, бобовых, семенах льна и тыкве. Однако важно помнить о том, что в большом количестве данные продукты могут привести к тому, что увеличится в размерах не только бюст, но и другие части тела.

Не менее полезны продукты, содержащие фолиевую кислоту. Данной кислоты много в молочных продуктах, печени барана, свинине и красной рыбе.

Факты и мифы

Грудь может вырасти от частого занятия любовью. Ученые утверждают, что при ежедневной половой близости молочные железы могут увеличиться в размерах. Все дело в том, что во время секса в организме женщины происходит выброс большого количества эстрогена, который влияет на рост бюста. Однако для такого бурного всплеска необходимо достаточно длительный период времени воздерживаться от интимных отношений. Насколько такие манипуляции оправданы, решает каждый для себя сам.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Когда заканчивает расти грудь, девушки готовы пойти практически на все, чтобы данный процесс возобновился. Некоторые дамы начинают принимать в большом количестве противозачаточные таблетки. На самом деле между приемом противозачаточных средств и ростом молочных желез есть связь. То есть данное утверждение является фактом. Но у такого способа увеличения груди имеются минусы. Во-первых, такой положительный эффект появляется не у всех женщин. Во-вторых, для роста бюста необходимо постоянно принимать данные препараты. Только в этом случае можно рассчитывать на то, что бюст увеличится на 1-2 размера. В-третьих, увеличение молочных желез – это всего лишь побочный эффект, который появляется из-за нарушения гормонального состояния. Специалисты советуют принимать противозачаточные средства только при необходимости.

Физические упражнения могут помочь увеличить грудь – миф. Никакие упражнения не смогут сделать молочные железы больше. Единственное, чего можно добиться постоянными занятиями спортом, – улучшение тонуса кожи и состояния мышц. Усиленная физическая активность может немного приподнять грудную мышцу и сделать бюст более привлекательным.

Массаж может привести к вышеописанному эффекту – еще один миф. На самом деле, если постоянно массажировать грудь, то она может немного стать больше. Но данный положительный эффект будет временным. Однако массаж очень положительно сказывается на упругости кожных покровов. Все массажные движения должны быть нежными и аккуратными. Чрезмерные старания могут сильно навредить внешнему виду и здоровью груди.

Грудь обязательно растет во время беременности – миф. Известно, что в период вынашивания малыша у будущей мамочки сильно увеличиваются молочные железы. Но такой процесс наблюдается далеко не у всех представительниц прекрасного пола. У некоторых женщин в интересном положении молочные железы не увеличиваются. В этом нет ничего удивительного и тем более опасного.

Употребление большого количества пива также может привести к желаемым результатам – факт. Все дело в том, что в данном напитке содержится много фитоэстрогенов. Но любительницам пива следует понимать, что в большом количестве данный напиток приведет к резкому набору веса. В этом случае игра, скорее всего, не стоит свеч.

Каждая женщина должна понимать, что важен не размер груди, а ее внешний вид. Аккуратный, небольшой и упругий бюст может выглядеть намного красивее, чем грудь больших размеров, имеющая непривлекательную форму.

Фэйк — модная подделка

Несколько лет назад в Гонконге, где Джорджио Армани открывал сеть своих магазинов, модельеру предложили приобрести часы его марки за… 18 евро, что несказанно удивило его. Часы эти были абсолютно идентичной копией. Также в Китае модельер видел много магазинов Армани, которые на самом деле ему не принадлежали.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Фэйк появился в нашей жизни еще во времена перестройки. Сначала он атаковал киоски с аудио- и видеопродукцией, потом добрался и до бижутерии, белья, вещей и электроники. Причиной появления фэйка скорее всего кроется в американском культе успеха, который принял обратную форму. Идея успеха потеряла свою первопричину: теперь не «ношу Армани, потому что я успешен», а «надену Армани, и стану успешным». Таким образом, каждый пытается стать богатым и успешным, поклоняясь культу фэйка.

Не только в России, а и в США, Франции, Италии люди покупают фальшивые тренды, чтобы успех пришел к ним.

Некоторые именитые бренды (например, швейцарские часовщики) не сильно переживают из-за большого количество подделок на их продукцию, а даже наоборот – считают, что фэйк говорит о популярности марки. Кроме того, ценители швейцарского качества никогда не купятся на дешевую подделку.
Сегодня фэйк прочно вошел в нашу жизнь, и занимает далеко не последнее место после мобильной связи, Интерента. Рынок подделок всегда в курсе общественного мнения. Раньше клонировались в основном такие востребованные бренды как Adidas, Nike, Versace. Но сегодня фэйк внедрился в высокую моду, элитные мобильные телефоны, программное обеспечение.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Очень часто встречаются подделки сумок Birkin от Hermes, что и говорить о таких брендах как Prada, Gucci, Louis Vuitton, Chanel. Мало того, сейчас все чаще проявляется такая тенденция, когда подделка обладает даже лучшими качествами, чем оригинал. Например, китайские копии телефонов Vertu по некоторым техническим параметрам (объем оперативной памяти) превосходят оригинал.

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Рынок подделок уже давно вырос из мелких мастерских в Азии. Теперь это крупный бизнес для многих международных корпораций.
Очень яркий пример – это испанская Zara, которая с высокой скоростью копирует модели известных брендов высокой моды. Через две недели после Недели моды в Zara уже появляются «похожие» вещицы. Заметим, что прибыль Zara значительно выше, чем у модных домов.

Новое в блогах

О генерал-полковнике замолвите слово

Переговорщик Владимир Рубан: между болью и свободой
12-07-2014, 22:35 | Интервью, Политика
Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг
Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг
Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсингУ генерал-полковника запаса Владимира Рубана на этой войне необычный статус. Он — переговорщик. С начала мая занимается освобождением заложников — военных и гражданских, в разное время, при разных обстоятельствах попавших в руки сепаратистов. Бывший летчик и руководитель общественной организации «Офицерский корпус» — добровольный посредник между полевыми командирами самопровозглашенных ДНР и ЛНР и украинскими властями, по понятным причинам не желающими вести переговоры с теми, кто официально объявлен террористами. Его весьма условными охранными грамотами служат завизированные одним из чинов украинских спецслужб, представителем Донецкого «правительства» Пургиным и луганским «губернатором» Болотовым три бумаги, подтверждающие его статус уполномоченного сторонами контактера.

Условными, потому что любая бумага легче пули. И ни один документ не служит «защитой от дурака». «Ни один обещанный «зеленый коридор» не срабатывает без сопровождения. Всегда найдется либо командир отделения на украинском блокпосту, который только заступил и не получил вводную. Либо новый, никому не подчиняющийся командир в Донецкой области, оборудовавший никому неизвестный блокпост».

«Здесь» многие считают его предателем — мол, как может генерал якшаться с бандитами? «Там» многие относятся как к тайному лазутчику и неприкрытому врагу, тем более что своего «майданного» прошлого он принципиально не скрывает. А еще он — потенциальный трофей. В любой момент из возможного освободителя он может превратиться в пленника. Собственно, почему может? Он им уже был — в мае, сразу после первого, удачно проведенного обмена. «Потом мне рассказали: то, что я вел себя в плену, по их мнению, достойно, серьезно облегчило мою дальнейшую работу».

Его то лишали статуса официального переговорщика, то наделяли чрезвычайными полномочиями. То забывали придать сопровождение, то выделяли «почетный эскорт» из шести обученных бойцов. Но «туда» они ходят, как правило, только вдвоем — он и его сын. «Он служил в СБУ, не задает лишних вопросов, хладнокровный, тренированный парень и отличный водитель. Это, кстати, очень важно, когда едешь по заминированной и обстреливаемой территории».

Раздолбанный L-200 с харьковскими номерами уже наверняка примелькался вооруженным людям с обеих сторон. Но ему каждый раз страшно, и он не стесняется об этом говорить. «Каждый раз боюсь. Я понимаю, что рискую. Могу не вернуться. И снова еду».

Мы — почти ровесники, но он выглядит старше своих лет. Он много курит, в течение долгого, непростого разговора ни разу не повышает голоса. Эмоции выдает разве что злой блеск в покрасневших от хронического недосыпа глазах.

Он говорит о войне иначе, чем все, с кем доводилось о ней говорить. Человек, долгие годы носивший погоны, неожиданно открывший в себе искусство спасать от смерти тех, кто был волею судьбы обречен убивать.

— Зачем я это делаю? Я обещал женам и матерям вытащить их мужей и детей. Обещал Василию Будику. Полковнику Васющенко. Старшему лейтенанту Вечерку. Обещал тем, кто отчаялся, чувствуя, что государство их бросило. Обещал и призывал не изменять присяге тех, кто сомневается… Чем ближе к земле, тем чаще думаешь, а что ты достойного сделал в жизни? Сейчас я уже делаю кое-что. Для меня ценна каждая спасенная жизнь. Потому и борюсь за каждого. Два сына, дочь, внук. И я даже не знаю, для кого более важно то, что я делаю — для них, для меня? Надо подумать. Два месяца слишком быстро пролетели. И этого слишком мало, чтобы ответить, на такой сложный вопрос…

— Сколько заложников вам удалось освободить?

— И на скольких обменяли?

— С противоположной стороны было освобождено более 10.

— Сепаратисты идут на такой невыгодный для них обмен?

— В мае за первого заложника, освобождением которого я занимался, требовали пятерых. А сейчас, например, за одну Ольгу Кулыгину (которую называют то связной, то женой кого-то из его бойцов) Безлер, он же «Бес», готов отдать 15 человек, в том числе четырех офицеров. Советника Таруты Свитана и «айдаровца» Крыжборского отдали вообще без обмена. Обычно меняют один на один.

— Общее число заложников вам известно?

— Нет. Два месяца назад количество пленных составляло 20–30 человек. Потом выросло до 60. Затем появилась цифра 127. Сейчас я не могу назвать даже приблизительных цифр. Власти со мной информацией не делятся. Они меня только используют. Знаю, что эта цифра меняется постоянно. После Славянска и Краматорска, в частности. Кроме того, трудно понять, сколько людей лишились жизни уже после пленения. Например, после применения пыток. Раненые умирают. Некоторых добивают.

— Как вы стали переговорщиком?

— Случайно. Я занимаюсь освобождением заложников со 2 мая, когда в плен попал член нашей общественной организации, сотник 28-й сотни, советник секретаря СНБОУ Николай Якубович. Он родом из Макеевки, бывший офицер милиции, был одним из активистов донецкого Майдана. Его брали
12 вооруженных людей. Он парень крепкий, оказал сопротивление. Во время захвата ему прострелили ногу из ТТ, он потерял сознание и его скрутили.

Когда я понял, что никого из властей не интересует его судьба, сумел выйти на похитителей, переслав смс на телефон Николая, и сообщил, что готов обсуждать условия его освобождения. Мы должны были вытащить нашего товарища.

Мне ответили, что готовы поменять его на пятерых. Речь шла о задержанных представителях различных группировок, захвативших Донецкую областную администрацию. Они были задержаны в разное время милицией и СБУ по различным обвинениям. Двое из них, насколько знаю, совершили нападение на инкассаторскую машину. Вышли на Парубия. Начался торг. Уголовников никто освобождать не собирался. Переговоры шли три дня, дважды меня отстраняли от процесса, мотивируя тем, что вопросом занимается генерал-майор Пожидаев, начальник областной милиции. Но я собрал сведения, что он никаких переговоров не ведет.

Та сторона заявила, что им нужен гарант для переговоров, и они предлагают депутата Александра Бобкова. Я по случайности знал его лично, и это упростило процесс. Переговоры шли два дня. Киев выставил условие — одного на одного. В качестве возможного варианта для обмена фигурировал Губарев. Но от этого варианта отказалась донецкая сторона: сказали, что Губарев их не интересует, им нужен Леонид Баранов, один из лидеров «Оплота».

— Кто давал санкцию на освобождение Баранова?

— Его освободили по ходатайству прокуратуры в зале суда. Изменили меру пресечения.

— Это механизм. Кто принимал решение выше?

— Пашинский. В свое время нам казалось, что Турчинов и Пашинский тормозят процесс. А они были, как оказалось, просто ускорителями. В сравнении с Зубко, Ложкиным и Порошенко.

Когда меняются люди на должностях, никто не решается брать какую-то ответственность. Процесс затягивается. Пашинский и Турчинов были «в теме», решали эти вопросы быстро, понимали ответственность. Им уже объяснили, что такое плен. А Порошенко и Ложкин… Они не начинали войну, они не пережили позорную сдачу Крыма. Им больше времени нужно, чтобы адаптироваться, понять и правильно поступать.

Нельзя затягивать. Но и нельзя делать поспешных шагов. Нельзя идти по «плану Медведчука» — список на список.

— Есть такой план? И есть списки?

— Это идея Медведчука — список на список, и всех освободить. ДНР предоставила список из 186 лиц. ЛНР скоро обещает такой же. И кого именно мы освободим по этим спискам? Каждого человека нужно изучить. Всех разом выпустить? Это ошибка. И нереально. Я помню свой первый обмен, как трудно обменять даже одного.

— Когда состоялся обмен?

— Формально обмена как такового не было. Мне отдали Николая под мое слово офицера, что условия обмена будут выполнены. В нагрузку дали еще четверых тяжелораненых, которые все равно бы не дожили. У них были пулевые ранения, открытые переломы рук, кости торчали. Я их развез по больницам.

Я увез Якубовича в Днепропетровск. Приехал в Киев. Согласно окончательным договоренностям, я должен был доставить на ту сторону троих. Первый находился под домашним арестом. У него был электронный браслет. Мы разработали операцию по его снятию. Мы себе можем это позволить, мы не правоохранительная организация, мы — частные лица.

— Мы — это кто?

— Я подключаю такое количество людей, которое необходимо для той или иной ситуации. Есть коллеги из «Офицерского корпуса». Есть друзья. Друзья друзей…

Так вот. Со вторым человеком вышла проблема. Это был некий Юрченко, атаман из Запорожья. Его освободили в зале суда, а он выбросил телефон и исчез. Получилось, что я, не доставив его, нарушил слово. Пришлось через свои контакты искать, где он может находиться. Та сторона предъявила претензию, мол, может, вы его и убрали… СБУ его не нашло. Я позвонил знакомым в ФСБ, и мне дали адрес, по которому можно было его найти. Позже выяснилось, что его переправили в Ростов.

Баранова мы с товарищем-сотником переправили в Донецк. На обратном пути нас высадили из поезда, взяли в заложники и перевезли в здание обладминистрации. Все было — нож к горлу, пистолет к голове, автомат в спину, удары по печени и по ребрам. Обещание сжечь живьем в отместку за одесситов из Дома профсоюзов.

— То есть, та сторона не выполнила свои обещания?

— Нет, это был форс-мажор. Другой отряд, брали всех. «Оплот», который был гарантом нашей безопасности, обещал отбить нас силой, поскольку нас не хотели отпускать. Позже нас вывели через крышу…

Потом я обращался к тому же «Оплоту», когда немецкое посольство просило помочь вывезти из Славянска семью граждан Германии.

После первого успешного обмена ко мне начали обращаться. Я начал расширять контакты. Иногда удавалось освобождать людей даже по телефону. Я никогда не нарушал слова. Мне верили. И я спасал людей.

— Насколько известно, наиболее эффективными были ваши контакты с Безлером?

— Он освободил, по нашей просьбе, 8 офицеров милиции и 6 пограничников. Но последняя сделка по освобождению 15 человек несколько раз срывалась.

— Почему?

— Наша сторона считает Ольгу Кулыгину очень ценной. И в последний момент выдвинула невыполнимые условия. Она потребовала, что Безлер не только освободил 15 заложников, но и со своим отрядом ушел из Горловки. Думаю, он этого никогда не сделает. Обмен срывался трижды. Один раз Кулыгину даже вывезли за пределы Киевской области, но затем вернули в СИЗО — кто-то дал команду.

— Шансы на то, что обмен состоится, сохраняются?

— Как вы впервые вышли на Безлера?

— Супруга гражданина Грузии Василия Будика, находящегося в заложниках у Беса, дала мне телефон Бегунка, помощника Безлера. Через него Безлер пригласил меня в Горловку. Это было в тот момент, когда не состоялся обмен Кулыгиной, который должен был обеспечить, по-моему, Тарута. Не поехать — означало показать свою слабость. Хотя Киев не рекомендовал. Баранов из «Оплота» говорил, что ехать нельзя ни в коем случае, там и останешься…

Я взял всю ответственность на себя. Нужен был контакт с Бесом. У меня была информация, что у него наши военные, которых я надеялся вытащить. Я поехал в Горловку на такси. Мы встретились. Непродуктивно. Потом были еще две непродуктивные встречи. Бес меня вызывал, изучал, присматривался… Он никак не реагировал на другие мои предложения по другим военнопленным, которые, как мне тогда казалось, у него находятся. Список у меня был обширный. Наконец Бес меня пригласил и показал сейчас уже всем известное видео расстрела.

Сказал: «Доложите руководству СБУ, администрации президента — после того как Ольга не приехала, я ждал три дня, что со мной выйдут на контакт. Не вышли — начал расстреливать. Сейчас девять вечера, без четверти двенадцать вы мне отзваниваетесь, и если не будет решения, то я продолжаю каждый час расстреливать по два офицера».

Я видео отправил. До 12-ти я не дозвонился. Мне отзвонились только в 12:13. Я понимал, что офицеров уже могли начать расстреливать. Если бы это случилось, для меня это было бы внутренней катастрофой.

Правда, было сомнение, что это настоящий расстрел — нехарактерно падали тела, странно вес себя сам Бес. Тогда я переправил это видео в СБУ, попросил передать его экспертам — психологам, физиономистам, техникам. Его разобрали по частям и сказали, что это имитация.

Но у меня не было сомнений, что Бес способен исполнить приговор. Я понимал, что если освободить Кулыгину не получится, Бес может всех расстрелять…

— У вас есть информация, что Бес действительно расстреливал пленных?

— Нет. Подтвержденной информации нет. Я знаю правило Беса, о котором он постоянно напоминает и которого он, я надеюсь, придерживается: человек, стоящий напротив него с ружьем — враг; бросивший оружие — пленный; раненому он оказывает помощь. Он более чем лояльно относится к украинским военным и нетерпимо относится к самообороновцам. Как мне говорили, он не берет в плен нацгвардейцев и добровольцев, но к захваченным армейцам относится именно как к военнопленным…

Я видел пленных военных, на кроватях с матрасами, с чистыми простынями, не избитых, не привязанных, не прикованных, с открытой дверью. Они свободно перемещались.

Если не наступают непосредственно на него, как недавно в Карловке, он пропускает даже колонны с военными, не стреляет по ним. При его прямом участии было организовано первое перемирие, когда вывозили погибших десантников из Луганска. Он давал рефрижератор, он договаривался со Стрелковым, с луганскими, с донецкими, чтобы прекратить огонь на время, пока на всей линии фронта соберут тела погибших.

— Послушать вас, то он просто рыцарь…

— А он Робин Гуд по-своему. И у нас сложились отношения как у офицера с офицером. Я уверен, что он не из ГРУ или ФСБ. Возможно, какие-то связи и контакты есть. Бес — нормальный офицер.

— А многие считают, что он обычный бандит. Рэкет. Пытки.

— На днях я забрал у Беса помощника Таруты Романа Свитана. Его, действительно пытали. Жестоко. Поломали пальцы, пробили ножом бедро, повредили вену. Иголки, паяльник. Еще и деньги жгли на животе — смотрели, как горят украинские деньги. Но его пытали не у Беса, а то ли в батальоне «Восток», то ли в Макеевке. Бес его забрал по моей просьбе. Я сказал правду, что он — помощник Таруты, но также и мой друг. Он окончил Черниговское летное училище, летчик-истребитель. Он, как и я, был в организации «Никто кроме нас».

Свитан входил в список 15-ти, которых должны были поменять на Кулыгину. Но Бес предложил мне забрать Романа Свитана. Как офицер офицеру. Хотя по статусу Свитан был самый ценный для него заложник…

Бес передал через меня в СБУ документы о продаже органов из Горловского детского дома. Детей переправляли через одесскую фирму, якобы имеющую отношение к другу премьера. Признался в этом бывший мэр, когда его взяли. Я пытался освобождать этого мэра, но когда узнал о продаже детских органов… Бес посадил этого мэра перед камерой и тот на видео ему все рассказал. И о том, как он наворовал 2,5 млн долл. И кому какие откаты давал. Признался в этом министр транспорта ДНР, которого Бес расстрелял за это.

Рассказывали, что Бес перестрелял криминалитет в Горловке. Наркомании и наркоторговли в Горловке нет. За мародерство и грабежи — наказание. За пьянство — наказание. Вплоть до расстрела. Он сейчас вынужденный лидер города Горловки. Он не сможет оттуда уйти.

— Вы его не идеализируете ли, Владимир Владимирович, гражданина другого государства, воюющего с вашим государством?

— Я просто предлагаю посмотреть на эту войну иначе. Это действительно война. И вести себя нужно как на войне. И на ней можно оставаться человеком. У офицера должен быть статус офицера на войне. А у пленного — статус пленного. Его нельзя пытать — сажая на кол, засовывая паяльник, отбивая почки, пятки. Мы живем в современном мире. Есть современные способы проведения допросов без явного физического вмешательства, без физических увечий. Ненадлежащее содержание пленных происходит с обеих сторон. Есть неподтвержденная информация, что с украинской стороны были предложения от членов батальонов к родителям погибших с луганской стороны забрать их тела за 5 тыс. долларов. Причем, когда Игорь Беляев — представитель ЛНР (сейчас он — официальный переговорщик с украинской стороной), — согласился собрать 5 тыс. и спросил: сколько машин и где забирать, боец сказал: нет, 5 тыс. за каждого. Это неприемлемо и для меня как для офицера и для всех офицеров-участников боевых действий. Приходится учить людей, которые не бывали на войне, каким-то военным правилам. Нельзя добивать раненого. Нельзя не кормить пленного. Нельзя издеваться над пленным. Но это происходит с обеих сторон.

— Вы в этом уверены?

— Есть сведения, что пытают с обеих сторон. И людям, которые говорят, я верю.

Кстати, переходят на другую сторону, в том числе и под страхом пыток. Или от отчаяния. Сидит парень 60 дней в плену, и ждет, когда государство о нем вспомнит. И это армейцы. Нацгвардейцев, по некоторой информации, расстреливают. В плен не берут. Раненых добивают. Нацгвардейцы и добровольцы у них считаются наемниками и фашистами.

С другой стороны, столько слышал разного. Националисты вырезают органы. Нацгвардейцы расстреливают 5-летних девочек в затылок и отрезают уши. Хоронят в восьмиметровых ямах или Синих озерах под Луганском. Говорю: дайте фотографию. «Я сам лично не видел, но мне рассказывали те, кто лично видел»…

— Это правда, что Бес пытался забрать из Луганска Надежду Савченко?

— Правда. И забрал бы, но когда приехал, ее там уже не было.

— Зачем она ему была нужна?

— Думаю, хотел поменять ее на Кулыгину.

— Чем она ему так ценна?

— Я не знаю. И вдаваться в подробности не хочу. То ли связная, то ли чья-то жена, то ли чья-то любовница. То ли крупный идеолог. Последняя версия: главный свидетель на Гаагском трибунале. Это ж додуматься надо до такого, а?…

Я использовал интерес Безлера к Кулыгиной как инструмент возможного освобождения Савченко. В какой-то момент мне в Киеве поставили ее освобождение как задачу номер один. Но луганские мне ее не отдавали. Там существует нечто вроде совета, куда входит человек 10 гражданских и 15 командиров местных отрядов. Они и принимают решение: отпустить пленника, поменять или расстрелять. С той стороны были подозрения, что на руках Савченко есть кровь. И было озвучено подозрение, что она была корректировщицей огня при обстреле с самолета Луганской областной администрации.

— Кстати, вы, как бывший летчик, верите, что это был авиаудар? И в странную, мягко говоря, версию, что она могла быть корректировщиком?

— Судя по видео, снаряд заходил сверху. Какой, и кем был выпущен — не знаю. А что такое корректировка авиаудара, я вообще не очень понимаю… Так вот, на совете было проголосовано — расстрелять. Толпа всегда призывает к казни. Когда я понял, что там толпа, стало ясно, что не договорюсь. И предложил Бесу съездить за Савченко в Луганск. Мне бы ее не отдали. Но я не рассчитывал, что ее вывезут за границу в Россию. Я бы им помог договориться. Я считал, что нужно торговаться на нашей стороне немедленно и не раздумываю. С Путиным торговаться — выйдет дороже.

— А почему ее должны были отдать Безлеру?

— Он настойчивый. Он двое суток ее искал. Потом ему дали понять, что она в России.

— А у вас есть версия, зачем Россия так откровенно подставилась с Савченко?

— В любом случае я успокоился. Теперь она будет на свободе. Ее нельзя будет не выпустить. Кстати, намекали, что к переправке Савченко в Россию причастен Медведчук. Но прямых доказательств не было.

— Как в так называемых ДНР и ЛНР относятся к Медведчуку?

— По-разному. «Оплот», например, категорически против, что он был участником очередной контактной группы.

— Были странные слухи, что в Киеве находились люди, которые могли препятствовать освобождению?

— Мне ее освобождение ставили как приоритетную задачу. Хотя среди некоторых военных бытует мнение, что ее стоило бы расстрелять за самоуправство. Утверждают, что «Айдар» начал атаку на Металлист во время заключенного перемирия, когда «двухсотых» должны были собирать по всей территории, по всему фронту. И что именно «Пуля» (так называют Надежду Савченко. — С.Р.) дала команду на разведку боем.

— Стоп, какую команду? Она что комбат?

— Командир отделения в «Айдаре».

— И что ее приказа послушали?

— Ну, вот как-то так завела молодых ребят…

— Вы в это верите?

— Так рассказывал «айдаровец» полтавчанин Юрий Крыжборский. Мне удалось освободить нескольких бойцов батальона, в том числе, и его. Еще одного, Николая Чепигу, полтавского хлопца, не успел. Говорят, его зарезали в плену…

Остались Головченко, Пономаренко, Шимко, Григорьев, Копчанский… Надеюсь, их тоже вытащить. Крыжборского мне отдали, когда отказались отдать Савченко. По пути из Луганска в Горловку заехал к Бесу. Крыжборский был раненый, грязный, обессиленный. Смотрел в одну точку, — он думал, что его привезли на расстрел. Отказывался есть, еле отпил чаю. В душ его сопровождали пленные кировоградские спецназовцы, которые находились у Беса — старший лейтенант Вечерок и сержанты Филюков и Гречаный, следили, чтобы он не упал от бессилия.

Люди после плена не могут вести себя адекватно, это испытание…Кто-то хочет выпрыгнуть в окно, кто-то кричит, кто-то не в состоянии просто сделать шаг. Везешь четверых — двое хотят сбежать. Нужна вооруженная группа сопровождения. А возможность не всегда есть. Не говорю уже о том, что если один освободил, то не факт, что другой через пару километров не захочет снова взять тех же людей в заложники…

Как-то раз пришлось вывозить освобожденного заложника не машиной, а в электричке. Он хватал себя за волосы, задирал футболку, показывал шрамы и кричал пассажирам, что находился семь дней в плену, его пытали и теперь неизвестные люди везут его на расстрел. И так два часа. Со мной был офицер, опытный разведчик. Я ему говорю: выруби его. Выхода нет. Нужно чтобы он умолк и сидел. Он не смог. Знал как, понятно. Но не смог. Вот поэтому я с сыном и езжу. Он сможет. А тогда я отзванивался в Днепропетровск, нас 15 человек встречали на вокзале.

— Это был военный?

— Нет, активист, киевлянин. Мы троих тогда вывозили. Их взяли за то, что при обыске нашли бронежилеты.

— Вы их меняли?

— Да, по списку, на задержанных из киевского СИЗО.

— Ваша база данных отличается от базы спецслужб?

— Я для них враг. И временный попутчик. Они не дают мне информацию. Но уверен, что мой список гораздо больше и точнее, чем у них.

— Военные дают хотя бы предварительные цифры?

— Вот уже неделя, как создали центр по обмену военнопленными. Что могут военные? Собрать информацию. Но они ничего не могут сделать напрямую без СБУ. По закону военные, МВД, отряды просто собирают пленных и перевозят в Изюм. Менять права не имеют.

— Кто-то, кроме вас, занимается обменом?

— Было еще два человека. Но, насколько знаю, я — самый эффективный.

— Кого охотнее меняют, военных или гражданских?

— Сложно сказать. Смотря, какой командир. Слишком много центров принятия решений. Каждый командир хочет участвовать в торгах людьми. Статус каждого человека рассматривается. Если это обсешник, и есть команда от ФСБ, то их держат для прикрытия. Бес охотно отдает военных…

Гражданских легче ловят. Остановили по наводке, проверили мобильный. Дальше — понятно… Ловят под заказ. Берут под выкуп. Кидают. Официально ДНР и ЛНР борются с этим. Узнают, что кто-то требовал выкуп за заложника, — могут расстрелять. Но там не все контролируется ДНР и ЛНР. Есть непроверенные данные, что за бывшего мэра Славянска Валентина Рыбачука заплатили 2 млн долл., но на волю его так и не выпустили. Сейчас разыскивают.

Есть информация от сына Александра Побидченко, 64-летнего краматорского бизнесмена. Потребовали выкуп в 50 тыс. долл. Он их принес, положил, где сказали, после этого отца не видел. Теперь за него дополнительно требуют освободить троих, похоже, откровенно криминальных. Родные испугались. Поступили правильно — нашли переговорщика. Вышли на наш «Офицерский корпус», на меня. Но когда бандиты узнали, что есть профессиональный переговорщик, сказали — ни в коем случае. И жена его перестала отвечать на звонки, а родственники передали, что в моих услугах больше не нуждаются. Отдали ли им человека — я не знаю.

Так что с Бесом находить общий язык проще, чем с бандитами…

— Опять вы о нем… Правда, что он выделял вам машину?

— Правда. В мае спецслужба просила меня провести обмен. Но машину не дала, сопровождения не дала, денег на бензин не дала. У меня достаточных средств на это не было. Выделили сепаратисты. Иногда перемещаюсь за свой счет. Один раз, когда в Мариуполе забирал советника министра внутренних дел, нам выделили машину МВД, которую заправляли по дороге за их счет. Сейчас проще — Геннадий Корбан помогает.

Во многом благодаря ему, Свитан на свободе, он даже самолет выделил. И Ольгу, если обмен состоится, возможно, придется переправлять самолетом. А еще ее нужно до аэродрома довезти…

— На Корбана вы сами вышли?

— Это было во время первого обмена, когда мы уже отчаялись договориться. Корбан позвонил сам. Ему, наверное, через Парубия передали, что я плюнул на все и на всех, и еду договариваться сам. Он позвонил и сказал: «Я бы предложил им деньги». Он кстати и предложил, полмиллиона. Они отказались.

Я тогда летел из Киева в Донецк через Днепропетровск. Встретился с Корбаном. Он выслушал мою стратегию. Поулыбался. Но на следующий день в том же кабинете мы сидели вместе с освобожденным Якубовичем.

И он спросил: а зачем вам завершать обмен, ваш человек ведь на свободе? Я ответил, что дал слово офицера. Он спросил: кому, бандитам? Скажу честно, моя реакция была отрицательной.

Но потом он очень активно и эффективно включился в процесс. Сначала сомневался: нельзя этого делать, нельзя обменивать, потому что это войдет в практику. Но с этим ничего не поделаешь. Мы продолжали работать. Потом Корбан начал пробивать вместе со мной создание специального центра. Сделать его в Киеве не удалось. Но центр нужен, и я поеду делать его в Днепропетровске, если в Киеве его не дают делать. Центру нужен не столько статус, сколько обеспечение. Тогда я смогу делать работу быстро и оперативно.

— Вы обмолвились, что работаете только с сыном. Но раньше говорили, что подключаете такое количество людей, которое необходимо для обеспечения операции.

— На той стороне — только вдвоем. Пленников для обмена всегда сопровождаю лично. Я отвечаю за безопасность этого человека. Я езжу с оружием. Могут охотиться на меня. Могут охотиться на тех, кого я везу. Я привык. Я знаю, что надо делать. В том числе, что надо делать с истерикой. Первые 48 часов на свободе человек должен адаптироваться. А у меня есть индивидуальный подход.

В последнее время до «ниточки» нас сопровождают офицеры, до последнего блокпоста. Если мы занимаемся серьезным обменом, если речь идет о большом количестве, либо об обмене ценными пленными, то у нас есть вооруженная охрана, без досмотра машин.

В случае необходимости я действительно подключаю необходимых людей. От одного до — сколько надо. Помните закон шестого рукопожатия? Люди, которые в «Офицерском корпусе» прошли обучение по программе «Лес», программе «Город» (сопровождение, стрельба, маскировка, бесшумная ходьба) знают, что нужно делать. А я знаю, к кому обращаться.

Я выгоден всем. Люди не знают, что делать, если родственник попал в плен. Куда обратиться? В милицию? В СБУ? СБУ — закрытая организация. А меня легко находят. ДНР и ЛНР боятся выходить напрямую на Киев? Есть я. И спецслужбам я выгоден. Я решаю вопросы быстрее и эффективнее. И я неофициальное лицо. Если прокололся — государство ни при чем. Если получилось — да, мы обменяли столько-то людей.

— Вы обычно привозите людей отсюда, а потом везете оттуда?

— Были случаи, когда вы отказывались освобождать кого-то из заложников?

— Да. Отказался освобождать профессора-педофила. Почитал смс на его мобильном и отказался.

— В нынешней ситуации, после того, как зачистили Славянск и Краматорск, тяжелее стало работать или легче?

— Это не влияет на обмен. На обмен влияет окончание перемирия. Меня уже знают как авторитетного человека. Теперь я спокоен. Мне говорят, что у меня есть репутация, и я все правильно делаю.

На меня работает репутация, по обе стороны. Я освобождаю людей. Я держу слово.

Мне говорили, что я вел себя в плену как настоящий офицер. Что я достойно вел себя с Бесом. Я хотел и хочу показать, как офицер должен себя вести в разных ситуациях.

Я научился работать быстро, оперативно, не обращаясь к наемникам, привлекая наших подготовленных офицеров. Та сторона охотно работает с людьми, не представляющими правительство. У меня появился кредит доверия. Даже то, как я разыскал беглого атамана Юрченко, добавило уважения ко мне. Там слухи быстро распространяются. Меня этому специально не учили, но я сам научился. Обменивать людей по телефону, анализировать ситуацию. Искать принципиальные выходы из сложных ситуаций. Не ввязываться в позиционные торги. Договариваться, а не торговаться. А ведь, говорят, есть люди, которых этому специально учили. Интересно, где они?

Многим с той стороны (наверное, потому, что я не всегда и не во всем поддерживаю правительство) кажется, что я на их стороне.

Но, скажу честно, со своими коллегами — офицерами, афганцами, с которыми я давно знаком, и с которыми мы оказались по разные стороны, мне часто сложно разговаривать. И по телефону и глаза в глаза. Это люди, вроде бы четко отстаивают свои интересы, но говорят слоганами. Такое впечатление, что это была отработанная специальная информационная операция. Они производят впечатление зомбированных…

— Вы не скрывате, что вы — «майдановец». Это не может не усложнять вашу работу…

— В чем-то облегчает. Мне Майдан помогает понять ситуацию на Востоке. Тогда, на Майдане, я был террористом. И против меня эти же СБушники проводили АТО. Я сравниваю Майдан с Востоком. На Майдане была огромная Самооборона и маленький «Правый сектор». На Донбассе — зеркальное отражение. Там огромный «Правый сектор» с автоматами и маленький «Майдан» с самообороной.

— У вас есть не только список заложников, удерживаемых сепаратистами, но и списки тех, кого они требуют на обмен?

— Со списками надо работать. Хочу съездить в Луганск. Возвращаюсь к идее создания Центра обмена. Я не могу так много кататься, это неправильно и неэффективно. Этим должна заниматься группа, распределенная по секторам. Кто-то — переговорщик, кто-то — собирает информацию, фильтрует, анализирует, перепроверяет, колл-центр должен быть, должна быть группа сопровождения, группа безопасности. При перевозке сложных пленных.

Например, той же Савченко. Высока вероятность того, что по дороге ее могут убрать и спихнуть на противоположную сторону. То же самое с Кулыгиной.

— 15 человек, на которых собираются менять Кулыгину — кто это?

— Полковник СБУ Александр Васющенко, кировоградские спецназовцы Станислав Вечерок, Виталий Филюков, Александр Гречаный, днепропетровские десантники Руслан Назаров и Александр Малый, военнослужащие 72-й механизированной бригады Роман Засуха, Владимир Медведев, Руслан Новиков, Руслан Деревяник, Олег Довнич, Александр Андрющенко, гражданин Грузии Василий Будик, представитель Тигипко Владимир Зайка. 15-й — Роман Свитан – уже на свободе.

— Среди тех, кто находится в заложниках в Луганске, кто, кроме «айдаровцев», находится в сфере ваших интересов?

— Бойцы батальона «Темур» Тарас Патунь, Сергей Ткаченко, Артур Пардевян, Юрий Давлятшин. Активист Артем Скляров. Вообще список длинный…

И закончится это не завтра. А потому нужны люди. Надолго. Профессиональные. В том числе для переговоров. Но не менты, извините, у которых деньги в глазах. Не оставшиеся СБушники. У них на уме карьера. Для того чтобы спасать людей нужно не много — честное отношение к делу. Я этого требую от тех, с кем работаю. От всех. От президента тоже.

Эмо и готы устроили митинг в Иркутске

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

К зданию областной администрации ближе к обеду начали медленно стекаться люди в черном. Они решили устроить митинг против запрета субкультур: эмо и готы.

Правительство постановило запретить носить в школах и институтах пирсинг и черную одежду. Молодые люди с этим не смогли согласиться и потому собрались митинговать. У здания областной администрации парни и девушки простояли минут 40. Драк и побоищ не устраивали. А после от «серого дома» спокойно перекочевали в сквер Кирова , чтобы пообщаться между собой. Даже работники милиции безмятежно прохаживались между «митингующими».

— Вы их забирать не будете? – поинтересовались мы.

— А где вы тут митинг видите? Наша молодежь собралась после каникул, зачем им мешать, они ничего плохого не делают, — заявили сотрудники правоохранительных органов.

В Иркутске прошёл митинг неформальных группировок.К зданию областной администрации ближе к обеду начали медленно стекаться люди в черном. Они решили устроить митинг против запрета субкультур: эмо и готы.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

Прокололись: 13 звезд, которые носят пирсинг

УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ: АО ИД «Комсомольская правда».

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФC77-50166 от 15 июня 2012. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Нет комментариев

    Оставить комментарий