Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Стоит пароход на рейде…Подгребает к пароходу
мужик на лодке и орет:Эй вы там на пароходе!
Быстро деньги драгоценности сюда в лодку.
С пародода кричат:Пошел ты на…..
Мужик отплывает бормоча-Вот так всегда….

Золотая лихорадка
При нашем МКД очень большой и хороший двор. Постоянно там играют ребятишки и много ребятишек. Естественно, когда во дворе происходит что-то нестандартное, то для них это целое шоу.
Приехал Водоканал прочистить колодцы. Под строгим контролем дворовой шпаны промыли не только трубы, но и вычистили осадок. Возле каждого колодца образовались небольшие, но вонючие кучки чёрной субстанции. Водоканал уехал, а я подхожу с прутиком к самой большой кучке и начинаю в ней шуровать. Давно уже слышал, что в таких кучках иногда попадаются смытые цепочки, серёжки и другая мелочь. Шпана обступила меня кругом, стоят, внимательно наблюдают. Кто-то спросил, что я там ищу. Без задних мыслей, машинально отвечаю:
— Золото.
— .
Пояснив вкратце про случайно смытые в канализацию драгоценности я, поскольку мне это надоело, пошёл домой. Окна нашей квартиры выходили во двор. Теперь я наблюдал шоу. Что тут началось! Кучки были сразу поделены между кланами. Вооружившись прутиками и палочками шпана с азартом начала дербанить кучи. В процессе пацаны громко о чём-то спорили, иногда чуть до драки не доходило. Меньше чем через час, от куч не осталось и следа. Нашли они что-нибудь или нет, не знаю, но малышня, которую старшие отгоняли, потом долго ещё ползала по траве, пытаясь что-то там разглядеть. А мне стало смешно и, одновременно, я задумался: неужели страсть к золоту в нас сидит уже с рождения?

МКД — многоквартирный жилой дом.

Выходит из института первокурсница, с косичками такая. Вдруг возле нее тормозит какая-то тачка. Из нее вылетают два амбала, хватают девчонку и смываются. В машине оказалось еще три амбала. Один говорит: Даем тебе на выбор два варианта. Или мы едем туда, где твой папаша заныкал свои драгоценности. Или едем прямо и на каждом светофоре каждый из нас тр@хнет тебя, и так пока бензин не кончится. Так куда мы едем? На заправку, мальчики!

Звонок в полицию:
— Алло, здравствуйте, я из ювелирного магазина звоню, нас только, что ограбили!
Полиция:
— Как это произошло?
— Да вот подошел слон, лбом выбил стекло и хоботом высосал все драгоценности.
— А слон был индийский или африканский?
— А какая разница?
— Ну, у африканского уши больше, у индийского меньше!
— Да не заметил я — он был в чулке…

Сватается араб к украинке:
— Выходи за меня красавица, все у тебя будет золото и драгоценности, только будешь ты у меня 7 женой
— Да пошелты! Я еще только за хером в очереди не стояла.

Два следователя обсуждают ограбление:
— Я понимаю, почему грабитель взял из сейфа деньги и драгоценности.
Но зачем он увез жену потерпевшего?
— Думаю, чтобы тот его не искал.

Таможенный досмотр корабля. Таможенник, поднявшись на борт, спрашивает капитана: — Наркотики есть? Капитан открывает сейф, вытаскивает увесистый пакет. — Вот, чистый кокаин. Таможенник: — Драгоценности есть? Капитан открывает другой сейф: — Вот здесь блиллианты и золотой слиток. Таможенник: Оружие есть? — Конечно! Вызывает боцмана. Тот является в сопровождении двух дюжих матросов волокущих здоровенный ящик с пистолетами и автоматами. Таможенник: — И что? Вы признаетесь, что все это ваше? Капитан: — Вы не поняли. Это все ваше. А наше в трюме.

— Я директор ломбарда. Поэтому дарю подруге драгоценности часто, но на время.

— Я директор ломбарда. Поэтому дарю подруге драгоценности часто, но на время.

Умирая, Моня решил покаяться перед родственниками, которым пакостил всю жизнь. .
О, прости меня, Мойша, это я выдал твой подпольный цех, и ты отсидел
15 лет. И ты, Абраша, прости, это я развел тебя с женой. . И ты, Изя, прости, это я украл у тебя драгоценности.
В общем, он успел нагадить многим, но его великодушно простили. Он же завещал сурово себя наказать, угрожая, что не найдет себе места в мире ином, и потребовал, чтобы когда умрет, чтобы ему в задний проход затолкали вон тот большой кактус.
С этими словами он отошел в мир иной, а вся родня принялась выполнять его последнюю волю, что оказалось делом нелегким. Но в самый разгар выполнения воли усопшего ворвался ОМОН:
Где тут замученный насмерть еврей?

При советской власти в Одессе жил один потомственный ювелир — Хаим Осипович Ермолицкий. Когда он решил эмигрировать, КГБ установило за ним круглосуточную слежку. Комитетчики не сомневались, что он попытается вывезти свои бриллианты. Увидев, что он купил на толкучке две пары обуви на толстой подошве, они поняли, что он хочет спрятать драгоценности в них.

И они оказались правы. Дома Хаим задернул занавески на окнах, взял дрель, просверлил в подошвах отверстия и всыпал в них камни. А дырки аккуратно заклеил. Потом надел туфли и походил по комнате. Бриллианты издавали такой страшный скрип, что от ужаса старик вспотел.

Но поскольку никаких других планов их вывоза у него не было, он махнул рукой и сказал: «Будь что будет!» Бриллиантов у него, в принципе, было не очень много, поэтому хватило одной пары обуви. А вторую он подарил своему племяннику Мише.

В назначенный день Хаим отправился на морской вокзал. Пароход на Хайфу отходил оттуда. Миша поехал провожать его. В машине Хаим страшно разнервничался.

— Миша, знаешь что? — сказал он племяннику. — Мне — 80 лет. Зачем мне эти сокровища? Я хочу поцеловать Святую землю и спокойно умереть. А тебе они еще пригодятся.

После этого он поменялся с Мишей обувью. На вокзале Хаима сразу же направили к таможенникам, которые уже были предупреждены. Они вежливо попросили его разуться и разобрали его новые туфли на составные части. Они были так уверены, что отправят этого афериста не в Израиль, а в полностью противоположную сторону, что даже расстроились.

Тогда они позвонили куда надо и говорят: в туфлях ничего нет, что делать? Им отвечают: потрошите чемодан, пиджак, штаны, если есть кепка, потрошите кепку. Они так и сделали — ничего! Снова звонят куда надо, те: выворачивайте его наизнанку, невозможно, чтобы не было!

Таможенники, недолго думая, отвезли несчастного в больницу, где ему промыли желудок, заставили выпить литр контрастной жидкости, сделали рентген и снова ничего не нашли. На этот раз уже те говорят: трудно поверить, но, видимо, мы таки ошиблись, извините за беспокойство.

Тогда эти таможенники умыли руки с мылом и разошлись по домам. А на следующую смену заступила новая группа таможенников, в которую входила младший лейтенант Татьяна Николаевна Луговская.

Это была простая советская женщина 55 лет, которая в силу обстоятельств личной и трудовой жизни находилась в довольно-таки депрессивном состоянии духа. Причин для этого было — хоть отбавляй. Как раз в тот день ее кошка родила шестерых котят, и раздать их не удалось. Ни одного. Раньше брали, а сейчас говорят самим жрать нечего.

Тогда она с тяжелым сердцем налила полведра воды и утопила их. А кошка все норовила заглянуть в ведро, чтобы выяснить, что хозяйка делает с ее детенышами. При этом мяукала таким диким голосом, что это мяуканье стояло в ушах у Татьяны Николаевны все время, пока она ехала на службу.

За своим обычным делом Татьяна Николаевна надеялась отвлечься от пережитого, но не тут-то было. В кабинете ее ждал Ермолицкий. На старике, как говорится, не было лица. А если точнее, то на нем вообще ничего не было, кроме синих ситцевых трусов и частично белой майки.

— Это кто? — спросила она.

— Та застрял тут один, — объяснили ей небрежно.

Татьяна Николаевна подошла к старику, посмотрела его документы и спросила:

— Хаим Осипович, у вас есть, что надеть на себя?

— У меня есть желание умереть и не видеть этого кошмара, — ответил Хаим Осипович.

— Вас кто-то провожает? — спросила таможенница.

— Племянник, — сказал старик и слабо махнул в направлении двери, через которую он вошел в это чистилище.

Тогда Татьяна Николаевна вышла в зал, где толпились провожающие, и спросила — есть ли среди них племянник Хаима Осиповича Ермолицкого.

— Есть! — тут же нашелся тот.

— Молодой человек, — сказала Татьяна Николаевна. — По независящим от меня причинам костюм и обувь, в которых Хаим Осипович собирался ехать на свою историческую родину, пришли в негодность. Но вы не волнуйтесь, сам Хаим Осипович почти в полном прядке. Ему просто надо переодеться перед отъездом.

— Я могу только снять с себя, — предложил племянник.

— А сами пойдете домой в трусах и майке?

— Послушайте, в Одессе пешеход в трусах и майке — нормальное явление, — нашелся племянник. — Может, он с пляжа возвращается, а может, вышел мусор выбросить. Но появиться в таком виде за границей таки неловко. Зарубежная пресса может это неправильно истолковать. Вы меня понимаете?

— Ну, давайте, что там на вас есть, — вздохнула Татьяна Николаевна, и через пять минут Хаим Осипович надел на себя джинсы своего племянника, его футболку «Адидас» с тремя красными полосками на плечах и совершенно новые туфли, где лежали все сбережения его жизни.

— Как вы себя чувствуете? — спросила младший лейтенант Луговская.

— Лучше, — лаконично ответил Хаим Осипович и пошел к трапу.

Выходит из института первокурсница, с косичками такая. Вдруг возле нее тормозит какая-то тачка. Из нее вылетают два амбала, хватают девчонку и смываются. В машине оказалось еще три амбала. Один говорит: Даем тебе на выбор два варианта. Или мы едем туда, где твой папаша заныкал свои драгоценности. Или едем прямо и на каждом светофоре каждый из нас тр@хнет тебя, и так пока бензин не кончится. Так куда мы едем? На заправку, мальчики! anekdotov.net

— Я понимаю почему вор взял из сейфа деньги и драгоценности, но зачем он забрал жену хозяина?
— Тут просто! Чтобы хозяин его не искал!

Про гулящих мужчин

Девочки, а вы согласны, что если один раз изменил- изменит снова? Кто- нибудь убедился в этом на собственном опыте? И как вы поступили, закрыли глаза на это или ушли?

Терплю кончено, жить то на что? Я не работаю..
Да и не так часто гуляет, раз в месяц примерно.

Ой ник убрать забыла!(

И как вы поступили, закрыли глаза на это или ушли?

Мы поступили так, как и должно было поступить. Мы вычеркнули слова «измена», «ревность», «верность» из своего лексикона, ибо все это пережитки темного прошлого. Секс — это не измена и не проступок, а всего лишь удовлетворение естественных потребностей. Любовь — прежде всего уважение прав и естественных потребностей любимого человека и признание их приоритета над своими. А ревновать означает пренебрегать ими, а следовательно проявлять эгоизм и элементарное неуважение. А эгоизм с любовью никак не совместим, ибо чем больше ты думаешь о себе, тем меньше о любимом человеке.

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

Терплю кончено, жить то на что? Я не работаю.. Да и не так часто гуляет, раз в месяц примерно.

Так тупо спалиться! А я завидовала вам — не работаете, муж обеспеченный. Мне такого счастья не надо

Так тупо спалиться! А я завидовала вам — не работаете, муж обеспеченный. Мне такого счастья не надо

а кто докажет, что это она? чужой ник хоть кто может взять.

Катерина, ну и как оно, счастливо живется? Как вы красиво блядcTво оправдали))) Изменяют не любимым, все просто. Никакие «естественные потребности» не заставят пойти на сторону любящего человека.

Значит у тебя попка не самая лучшая))) Есть по сочнее.

Не простила бы ни за что.

ЕСТЬ ЛЮДИ,КОТОРЫЕ ПРЕДАЮТ.ЕСТЬ ЛЮДИ,КОТОРЫЕ НЕ ПРЕДАЮТ. НО НЕТ ЛЮДЕЙ,КОТОРЫЕ ПРЕДАЮТ ОДИН РАЗ.

Ольга, есть 2 типа мужчин: одни изменят один раз и при первом же удобном случае последуют еще и еще, другие- может и будут об этом думать, но изменять никогда не станут. Так что,да, изменил один раз рано или поздно будет и второй

ха, думала, никогда не прощу измену. и что. расстались мы с парнем, а я не могу его забыть..много раз мы расставались-сходились..а сейчас у него другая и он ей изменяет со мной..никогда бы не подумала, что смогу так

Ушла бы сию же минуту. Я себя уважаю и требую к себе уважения других. Даже если не изменит, меня всегда будет точить обида, да и не буду в человеке уже уверена.
И вообще, каков бы ни был распрекрасный мужчина, себя я люблю больше) И кому не позволю мне делать больно.

Быть одной из. . в его списке? А себя после этого как уважать? Если рядом с мужчиной чувствуешь себя оскорбленной, то это не для меня.

Для мужчины секс,просто спорт.Он не цыклиться так на этом.

Ушла бы сию же минуту. Я себя уважаю и требую к себе уважения других. Даже если не изменит, меня всегда будет точить обида, да и не буду в человеке уже уверена.И вообще, каков бы ни был распрекрасный мужчина, себя я люблю больше) И кому не позволю мне делать больно.

Вот с таким характером будешь одна.

Я бы не смогла быть с таким из сугубо гигиенических соображений. Очень боюсь зппп и особенно — вич+ и гепыча С.
Учитывая, что мужчины как правило легкомысленно относятся к контрацепции, то изменщик гарантированно притащит заразу.
Одной быть безопаснее и здоровее, чем с козлом

Неужели нет мужчин которые изменили раз и пожалели об этом? Не так, чтобы — «ой даа, жалею, но с природой не поспоришь, гульну еще . «, а так, чтобы реально ошибся?

Неужели нет мужчин которые изменили раз и пожалели об этом? Не так, чтобы — «ой даа, жалею, но с природой не поспоришь, гульну еще . «, а так, чтобы реально ошибся?

Я изменил раз. Но измена бы, скорее, в голове. Потому, что физически особо то ничего и не было, даже целовались-то всего раз. А потом, когда девушка стала плести интриги и тупо меня подставлять, делать так, чтобы жена узнала, так вообще сразу все прошло. Мгновенно.

Вообще, да, жалею что изменял. Пытался разобраться как так получилось. Пришел к выводу, что просто биохимия. Ну и внешность у девушки была своеобразная. Очень похожа была на человека, которого я в свое время очень любил. В первый раз когда увидел, так вообще не поверил своим глазам.

Изменю ли еще раз? А тут все сложнее. Потому, что когда вообще не чувствуешь никакого тепла от своей второй половинки в голову всякие мысли лезут. И нехорошие тоже.

Я бы не смогла быть с таким из сугубо гигиенических соображений. Очень боюсь зппп и особенно — вич+ и гепыча С.Учитывая, что мужчины как правило легкомысленно относятся к контрацепции, то изменщик гарантированно притащит заразу.Одной быть безопаснее и здоровее, чем с козлом

А может Вы и сама — «коза» ? )))

Никогда не надо прощать измены, да же если она была одна. Слышите, никогда не прощать. Потому как если изменил и вы простили, тогда уж терпите до конца, ничего больше не поможет. У меня стаж 26 лет проживания с мужем и всегда были любовницы, только я глаза закрывала , потому как любила до безумия и всю жизнь старалась быть ему любовницей в постеле,отличной хозяйкой в доме и королевой в жизни, и никогда голова не болела, да и стыдно признаться теперь , что ни разу ему не изменила. а зря. и не потому , что не с кем было, а потому, что не могла перешагнуть моральный барьер и осквернить семейный очаг, так мне казалось, теперь не считаю так. Девочки ,молодые,живите больше для себя, вкладывайте в свое образование, будьте независимы и тогда вам не придеться унижаться и терпеть измены . Пишу как Крик ДУШИ. Профукала свою жизнь и сижу рыдаю, а ведь думала наоборот, свою жизнь защищала и оберегала как ЧАШУ ГРААЛЯ!Да видимо ценности сейчас другие и поступать нужно женщине иначе.

Мой дед всю жизнь ездил на море драть телок. Бабка была умной женщиной и прожила с ним всю жизнь. Ни разу не воспрепятствовала ему в реализации инстинктов. Дожили вместе до старости.

А те телки что начинают выделываться потом скулят что нет «настоящих мужчин» (идиотов в мужском понимании) и никто ее с выпплятками содержать не хочет.

Надоела ложь мужа

Обоюдно дикое стеснение

Парень сделал предложение

парень очень сильно ревнует

Молодой человек против того, чтоб мой ребенок называл его папой

Мой муж- тиран

Бесит коллега-мужчина. Думает, не выдержу?

Мужчина платит всегда!Кто «за»?

Почему мужчины в Москве в большинстве случаев такие грубые, циничные и надменные?

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы, частично или полностью опубликованные с помощью сервиса Woman.ru. Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.

Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование владельцами сайта Woman.ru. Все материалы сайта Woman.ru, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс. Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.) на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Воронова Ю. В.

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности ОГЛАВЛЕHИЕ Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности >>>

III. ЭРОС В ПРОТИВОБОРСТВЕ С СЕКСОМ

Эрос, бог любви появился, чтобы создать землю. До этого были лишь тишина, пустота и неподвижность. А сейчас повсюду – жизнь, радость и движение.

У Афродиты и Ареса родилось несколько прекрасных детей. Эрос, младший сын, был назначен богом любви. Хотя к Эросу относились с нежностью и вниманием, этот родившийся вторым ребенок не взрослел, как другие дети, а оставался маленьким, пухлым, розовокожим мальчиком, с прозрачными крыльями, ямочками на щеках и проказливым выражением на лице. Афродита, беспокоясь о его здоровье, обратилась за советом к Фемиде, которая пророчески ответила: «Любовь не может расти без Страсти»

В предыдущей главе мы заметили, что современные парадоксы любви и секса отличаются одной общей чертой, а именно, банализацией и секса, и любви. Притупляя чувства во имя улучшения показателей, используя секс как орудие самоутверждения, пряча чувствительность под слоем чувственности, мы выхолостили и опустошили секс. В банализации секса нам активно помогают средства массовой информации, которые нас к этому и подстрекают. У переполняющих полки книжных магазинов книг о сексе и о любви есть одна общая черта – они предельно упрощают и любовь, и секс, представляя эти явления, как что-то среднее между игрой в теннис и страхованием жизни. В ходе этого процесса мы лишили секс его силы, потому что обошли стороной эрос; в итоге мы дегуманизировали и то, и другое.

В этой главе я хочу поговорить о том, что в основе выхолащивания секса лежит отделение секса от эроса. Более того, мы противопоставили секс эросу, используя секс именно для того, чтобы избежать обременительно глубоких отношений, связанных с эросом. В «высокоинтеллектуальных» дискуссиях о сексе, особенно в тех, что посвящены свободе от цензуры, часто можно услышать утверждение, что наше общество нуждается в полной свободе эротического выражения. Однако не только наши пациенты, но и наши романы, пьесы и даже сама природа наших научных исследований указывают на то, что где-то в глубинах нашего общества происходит совершенно обратный процесс. Мы бежим от эроса; и секс – резвый скакун, уносящий нас от погони.

Секс – самый действенный наркотик для того, чтобы забыть об обременительных аспектах эроса. Чтобы добиться этого, мы должны еще больше сузить понятие секса чем больше мы зацикливаемся на сексе, тем более убогими становятся связанные с ним ощущения. Мы используем чувственность секса в качестве защиты от страсти эроса.

Месть угнетенного эроса

Свой тезис я сформулировал на основании нескольких странных феноменов, которые я замечал как у своих пациентов, так и в нашем обществе в целом; это – психические «извержения», которые обладают любопытным взрывным качеством. Подобные феномены имеют место в тех сферах, где их, если смотреть на проблему с точки зрения здравого смысла, следовало бы меньше всего ожидать. Большинство людей пребывают в уверенности, что развитие технологии в значительной степени избавило нас от риска нежелательной беременности и венерических заболеваний, стало быть, ipso facto, страх, который люди когда-то испытывали перед сексом и любовью, сейчас можно сдать навечно в музей. Злоключения, о которых писали романисты былых времен – когда женщина отдавалась мужчине, и это влекло за собой незаконную беременность и изгнание из общества (Алая буква), или распад семьи и самоубийство (Анна Каренина), или венерическое заболевание (реальная жизнь) – ушли в прошлое. Сейчас, говорим мы себе, слава Богу и науке, мы свободны от всего этого! В результате секс стал свободным, а любовь легкой и доступной во всех мыслимых количествах как нечто, всегда готовое к употреблению, подобно тому, что студенты называют «моментальным Дзеном». И любые разговоры о глубочайших конфликтах, которые раньше ассоциировались с трагическими и демоническими началами, являются анахронизмом и абсурдом.

Но я дерзну спросить: а не стоит ли за всем этим жесточайшее подавление? Подавление не секса, а чего-то, лежащего в основе биофизики и биохимии тела, каких-то психических потребностей, которые глубже, важнее и содержательнее секса. Это подавление, разумеется, освящено обществом – но именно по этой причине и трудно распознаваемо и куда более эффективно. Я, конечно же, не ставлю под сомнение достижения современной медицины и психологии как таковые: ни один здравомыслящий человек не может не восхищаться изобретением контрацептивов, эстрогена и лекарств от венерических заболеваний. Я искреннее считаю, что нам повезло, что мы родились в этом веке с его свободой выбора, а не в эпоху королевы Виктории с ее строгой моралью. Но восторги по поводу достижений технологии уводят нас в сторону от проблемы, которая гораздо глубже и абсолютно реальна.

Мы открываем утреннюю газету и читаем, что в просвещенной Америке каждый год делается миллион нелегальных абортов; что наблюдается бешеный рост добрачной беременности. Если верить статистике, то одна из шести сегодняшних тринадцатилетних девочек должна забеременеть в результате внебрачной связи еще до того, как ей исполнится двадцать лет – это в два с половиной раза больше, чем десять лет тому назад. 1 Рост наблюдается в основном среди девочек из рабочих семей, но и среди представительниц среднего и высшего класса этот показатель поднялся достаточно высоко, чтобы можно было понять, что проблема не ограничивается исключительно неблагополучными слоями общества. Более того, резкий рост наблюдается не среди пуэрториканских или негритянских девушек, а среди белых – здесь процент незаконнорожденных детей от общего числа всех родившихся детей за десять лет поднялся с 1,7 до 5,3. Мы столкнулись с любопытной ситуацией – чем больше контроля за рождаемостью, тем больше внебрачных беременностей. Если читатель поспешит возопить, что нужно изменить варварский закон об абортах и активизировать половое воспитание, я вполне с ним соглашусь, но я могу и должен задать следующий вопрос. Громкие требования активизации полового воспитания вполне могут обернуться средством самоуспокоения, благодаря которому можно просто не задавать себе пугающие вопросы. Может быть истинный источник этой проблемы находится не на уровне сознания и вообще не имеет отношения к рациональным интенциям? Может быть он находится в более глубоких пластах того, что я называю интенциональностью?

Вот что пишет Кеннет Кларк о негритянских девушках из низших слоев общества: «Маргинальная негритянская женщина использует свой пол для самоутверждения. Ее хотят и этого почти достаточно. ребенок является символом того, что она – женщина, и ей не помешает иметь что-то свое». 2 Это стремление доказать свою самотождественность и ценность, может быть, более ярко выражено у девушек из низших слоев общества, но оно точно так же свойственно девушкам из среднего класса, которые лучше скрывают его, внешне соблюдая приличия.

В качестве примера возьмем мою пациентку, принадлежавшую к высшим слоям среднего класса. Ее отец был банкиром в маленьком городе, а мать – приличной дамой, которая всегда «по-христиански» относилась к любому человеку, но, как обнаружилось в ходе терапевтических сеансов отличалась чрезвычайной фригидностью, неподатливостью, и похоже, даже была очень недовольна, когда у нее родилась девочка. Моя пациентка получила хорошее образование, ей едва исполнилось тридцать, а она уже занимала видный пост в большом издательстве и явно располагала всеми сведениями о сексе и контрацепции. Тем не менее, за несколько лет до того, как она стала приходить ко мне, то есть когда ей было около двадцати пяти, у нее были две внебрачные беременности. Обе беременности вызвали у нее острое чувство вины и смятения, но разделавшись с одной, она тут же «подзалетела» во второй раз. Еще когда ей было лет двадцать, она вышла замуж и прожила в браке два года. Ее муж, интеллектуал, как и она, был эмоционально холоден и каждый из них, агрессивно требуя внимания к себе, старался заставить другого вдохнуть какую-то жизнь и какой-то смысл в этот пустой брак. После развода, когда эта женщина жила одна, она добровольно вызвалась читать по вечерам слепым. Она забеременела от молодого слепого человека, которому читала. Хотя это событие и последовавший аборт очень расстроили ее, она очень быстро забеременела во второй раз.

Абсурдно думать, что мы сможем понять это поведение, отталкиваясь от «половых потребностей». Ведь именно то, что она не испытывала сексуального желания, и привело ее к половым отношениям, которые стали причиной беременности. Мы должны обратиться к представлениям этой женщины о самой себе и ее попыткам найти свое место в этом мире, если мы хотим иметь хоть какую-то надежду на понимание динамики этих беременностей.

Если говорить о диагнозе, то эту женщину можно назвать типичной современной шизоидной личностью: умной, умеющей четко выражать свои мысли, организованной, хорошим работником, но опасающейся близких отношений и занимающей в этом отстраненную позицию. Эта женщина всегда считала себя человеком, обреченным на совершенную пустоту, ни за что не способным испытать какое-нибудь сильное чувство, даже под действием ЛСД, – человеком, взывающим к миру, чтобы он дал ей немного страсти, немного жизни. Будучи внешне привлекательной особой, она не испытывала недостатка в поклонниках, но ее отношения с ними имели тенденцию к быстрому «угасанию» и в них не было той «изюминки», которой ей так хотелось. Она следующим образом описала свой половой акт с одним из этих мужчин, с которым у нее были наиболее близкие отношения: они напоминали двух животных, цепляющихся друг за друга в поисках тепла, отчего она приходила в полное отчаяние. В начале терапевтического курса ее посетило сновидение, которое потом возвращалось к ней в разных формах. Она – в одной комнате, родители – в другой, и комнаты эти разделены стеной, не достающей до потолка; и как бы сильно она ни стучала в стену, и как бы громко она ни кричала, родители ее не слышат.

Однажды она пришла на прием прямо с художественной выставки, чтобы рассказать мне, что нашла символ, точно соответствующий ее представлениям о самой себе: одинокие фигуры Эдварда Хоппера, на картинах которого всегда присутствует только одна фигура – девушка-билетерша в ярко освещенном, роскошном, но совершенно пустом театре; женщина, в одиночестве сидящая у окна верхнего этажа викторианского дома и глядящая на пустынный в межсезонье пляж; одинокий человек в кресле-качалке на крыльце дома, который похож на том дом в маленьком городе, где выросла моя пациентка. Картины Хоппера – это горечь и тихое отчаяние, опустошенность человеческих ощущений и желаний, которые мы обозначаем словом-клише «отчуждение».

Конечно, трогательно, что причиной ее беременности стала связь со слепым человеком. Мы тронуты ее элементарной душевной добротой, проявившейся в желании дать ему что-то и что-то доказать самой себе, но больше всего нас поражает аура «слепоты», окружающая всю эту историю с беременностью. Она – одна из многих людей нашего мира изобилия и технологической мощи, которые переместились (в человеческом измерении) в мир слепоты, где никто никого не видит, и где наше соприкосновение в лучшем случае является неловким движением пальцев по телу другого человека в попытке представить себе, как он выглядит, попытке, обреченной на неудачу по причине непроглядной тьмы.

Мы можем заключить, что женщина забеременела для того, чтобы (1) добиться самоуважения, доказав себе, что ее кто-то хочет – поскольку ее супруг ее не хотел; (2) компенсировать ощущение эмоциональной бедности – беременность, наполняя ее матку, выполняет эту задачу почти в буквальном смысле слова, если воспринимать пустоту матки, как символ эмоционального вакуума; (3) выразить свое негодование по отношению к отцу и матери, их удушающе-лицемерному окружению, состоящему из представителей среднего класса. Все это само собой разумеется.

Ну а как насчет более глубокой подоплеки происходящего, обусловленной присущими этой женщине и нашему обществу внутренними противоречиями (попросту являющейся их составляющей), способными опрокинуть все наши рациональные интенции? Абсурдно думать, что эта женщина, да и любая другая женщина, беременеет только по незнанию. Эта женщина живет в век, когда знания о сексе и контрацептивы как никогда раньше доступны женщинам из благополучных слоев общества, а общество во весь голос вопит, что беспокойство по поводу секса – архаично, и призывает ее освободиться от всех сомнений по поводу любви. Так как быть со всепроникающей тревогой, порождаемой именно этой новой свободой? Тревога, которая ложится бременем на сознание индивида, подрывая его способность делать выбор – если и представляет собой не совсем непосильную ношу, то все равно довольно тяжкую; тревога, которую в наш утонченный и просвещенный век нельзя разрядить в истерике, как это делали женщины викторианских времен (ибо сегодня каждый должен быть свободным и не иметь комплексов), а стало быть приходится загонять вглубь, что приводит к притуплению чувств, удушению страсти вместо сдержанности, свойственной женщинам XIX века.

Короче говоря, я полагаю, что девушки и женщины, в этой неоднозначной ситуации, являются жертвами отчасти сильнейшего подавления в них самих и в нашем обществе эроса и страсти, а отчасти – чрезмерной доступности секса, ставшего орудием подавления. Приходится признать, что наше «догматическое просвещение» содержит в себе элементы, которые лишают нас даже средств борьбы с этой новой внутренней тревогой. Мы имеем дело с «местью угнетенного», так к нам возвращается всячески подавляемый эрос, от которого нам никуда не деться, как бы мы ни пытались откупиться от него с помощью секса; это – самая примитивная месть угнетенного, суть которой состоит именно в том, чтобы посмеяться над нашей хваленной властью над чувствами.

То же самое мы наблюдаем и у пациентов-мужчин. Готовящийся в аналитики молодой психиатр, мысли которого постоянно заняты страхом, что он является гомосексуалистом. Ему – около двадцати пяти лет, он никогда не вступал в половые отношения с женщиной, и хотя у него не было реальных гомосексуальных контактов, мужчины обращались к нему с подобными предложениями достаточно часто, чтобы он был вынужден задуматься над тем, не излучает ли он определенную «ауру». Во время прохождения курса терапии он познакомился с женщиной и в результате естественного развития отношений вступил с ней в половую связь. По меньшей мере во время каждого второго полового акта они не пользовались никакими контрацептивами. Несколько раз я обращал его внимание на большую вероятность того, что женщина может забеременеть; он – и так зная об этом в силу своего медицинского образования – соглашался с этим и благодарил меня. Но когда он, по-прежнему продолжая совокупляться без контрацептивов, однажды выразил обеспокоенность задержкой менструации у этой женщины, я сам почувствовал какую-то смутную тревогу и раздражение от его глупости. Но затем я вдруг осознал, что по наивности не понял сути происходящего. Я сказал ему прямо: «Мне кажется, ты хочешь, чтобы эта женщина забеременела». Он было принялся отчаянно возражать, но потом остановился и задумался над истинностью моего утверждения.

Разумеется, все разговоры о том, что им следует делать, были здесь бесполезны. Этот молодой человек, который до сих пор не мог почувствовать себя настоящим мужчиной, испытывал жгучую потребность не просто доказать, что является им – в этом смысле оплодотворение женщины значительно важнее простой способности совершить половой акт – но и почувствовать хоть какую-то власть над природой, принять участие в примитивном, мощном и основополагающем акте творения, почувствовать пульсацию космических глубин. Мы не поймем проблем этих людей, если не осознаем, что наши пациенты были лишены именно этих глубинных источников человеческих ощущений. 3

Во многих случаях с внебрачной беременностью – или ее эквивалентом – мы замечаем вызов самой системе общественных устоев, которая убивает страсть и считает, что техника может заменить чувства, вызов обществу, которое призывает людей к скучному и бессмысленному существованию и вселяет в них, особенно в молодых, чувство обезличенности, которое причиняет больше страданий, чем подпольный аборт. Всякий, кто долгое время работает с пациентами, не может не понимать, что причиняемые деперсонализацией психологические и духовные мучения переносятся гораздо тяжелее, чем физическая боль. Более того, физическая боль (или положение изгоя, или насилие, или преступление) зачастую становятся желанным избавлением от этих мучений. Неужели мы стали настолько «цивилизованными», что забыли о том, что девушка может жаждать зачатия, и не только по психобиологическим причинам, но и для того, чтобы вырваться из безводной пустыни лишенного чувств существования, хотя бы раз, если не навсегда, сломать живучее представление о том, что «ебля – это спасение от пустоты существования» («Что мы будем делать завтра? – кричит богатая куртизанка у Т.Элиота, – Что мы вообще будем делать?») Или мы забыли о том, что девушка может хотеть беременности, потому что сердце никогда не становится абсолютно бесстрастным, и она просто хочет выразить то, в чем ей было отказано и отчего она сама отказалась в своем сознании в наш «холодный век»? По крайней мере, беременность – это что-то настоящее и благодаря ей мужчина и женщина убеждаются, что они живут настоящей жизнью.

Отчуждение воспринимается как утрата внутренней способности быть личностью. Я слышу как кричат такие люди: мы жаждем нечто сказать миру, но «наш сорванный голос» напоминает «визг крысы, порезавшей лапы о битое стекло». 4 Мы ложимся друг с другом в постель, потому что не можем услышать друг друга; мы ложимся в постель, потому что мы не решаемся посмотреть друг другу в глаза, – в постели всегда можно отвернуть голову. 5

Нет ничего удивительного в том, что бунт направлен против тех норм морали, которые кажутся людям причиной отчуждения; это вызов тем нормам общества, которые сулят добродетель без испытания, безопасный секс, дармовую мудрость и все удобства без всяких усилий – при условии, что человек согласится на бесстрастную любовь, а там и на бесчувственный секс. Отрицание дьявола приводит только к тому, что демоны возвращаются в новом обличье, чтобы неотступно преследовать нас; голос Геи будет услышан, и когда вернется тьма, черная мадонна займет место белой.

Наша беда заключается совсем не в научном прогрессе и просвещении как таковых, а в использовании их как покрова, под которым мы прячемся от волнений, связанных с сексом и любовью. Маркузе утверждает, что в обществе, отличающемся очень свободными нормами сексуальной морали, секс развивается в направлении слияния с эросом. Нет никакого сомнения в том, что наше общество пошло в прямо противоположном направлении: мы отделили секс от эроса, а затем попытались подавить эрос. Поэтому страсть, которая является одним из элементов всячески подавляемого эроса, поднимает бунт и вносит разлад в само бытие индивида.

Что есть эрос?

В наше время эрос считается синонимом «эротизма, полового возбуждения». «Эрос» назывался журнал, посвященный таинствам секса и содержавший «рецепты возбуждающих средств» и искрометные шутки типа: «Вопрос: Как этим занимаются дикобразы? Ответ: Осторожно». Начинаешь задумываться: неужто все позабыли о том, что эрос, по словам такого авторитета, как святой Августин, есть сила, влекущая людей к Богу. Подобные недоразумения делают безвременную кончину эроса неизбежной: ибо в наш перенасыщенный стимулами век нам не нужен стимул, который больше ничего не стимулирует. А потому мы обязательно должны разобраться в значении этого имеющего огромное значение термина.

Раннеантичная мифология повествует, что жизнь на земле была создана Эросом. Мир был пуст и безжизнен, и именно Эрос «схватил свои животворные стрелы и пронзил холодную грудь Земли», и «мрачная ее поверхность вмиг покрылась пышной зеленью». Это очень притягательный символ того, как Эрос задействует секс – эти пронзающие фаллические стрелы – в качестве инструмента, с помощью которого он сотворяет жизнь. Далее, Эрос был тем, кто вдохнул «дух жизни» в ноздри глиняных форм мужчины и женщины. С тех самых пор функция эроса заключается в том, чтобы дарить дух жизни, в противоположность функции секса, которая заключается в снятии напряжения. Эрос был одним из четырех первых богов, к которым относились также Хаос, Гея (мать-земля) и Тартар (бездна Аида под телом земли). Как говорит Джозеф Кэмпбелл, Эрос всегда, независимо от облика, является прародителем, первотворцом, источником жизни. 6

Секс довольно точно можно определить физиологически – он представляет собой нарастание напряжения в теле человека и снятие этого напряжения. Эрос же, напротив, является переживанием личностных интенций и смыслов акта. Если секс есть ритм стимула и реакции, то эрос есть состояние бытия. Фрейд, а вслед за ним и другие, определяли удовольствие от секса, как снятие напряжения; что касается эроса, то здесь мы, напротив, не хотим спада возбуждения и стараемся его удержать, погрузиться в него и даже его усилить. Конечная цель секса – удовлетворение и расслабление, в то время, как эрос – это желание, стремление, вечная тяга к расширению горизонтов.

Все это соответствует определениям секса и эроса, предлагаемым в словарях. В словаре Вебстера секс* (от латинского sexus – «раскол») определяется, как «физиологические различия. свойство быть мужчиной или женщиной. отличительные функции мужчины или женщины». 7

* В английском языке слово «секс» [sex] имеет два значения – «пол» и «половой акт». – Прим. перев.

Эрос же, напротив, определяется такими терминами, как «жгучее желание», «томление», «возвышенная, самодостаточная любовь, зачастую имеющая чувственное качество». 8 Как и для нас, для латинян и греков секс и любовь были разными понятиями; но вот что вызывает наше удивление – латиняне крайне редко говорили о sexus. Секс их не интересовал; их волновала amor. To же самое и с греками – каждому известно греческое слово «эрос», но практически никто ни разу в жизни не слышал слова, которым они обозначали секс. Это – «φυλον», от которого произошел зоологический термин «филум», племя или род. Греческое слово «филия», обозначающее братскую любовь, происходит от совершенно другого корня.

Стало быть, секс является зоологическим термином и совершенно справедливо применяется как к человеческим существам, так и ко всем животным. Кинси был зоологом и в силу своей профессии изучал половое поведение людей с зоологической точки зрения. Мастерс – гинеколог и изучает секс с точки зрения специалиста по половым органам и способам их функционирования: стало быть, секс – это система нейрофизиологических функций, и половая проблема заключается в том, что вы делаете с вашими половыми органами.

Эрос, напротив, взмывает на крыльях человеческого воображения, он всегда выше любой техники и смеется над всеми пособиями из серии «как это делается», весело кружа над нашими механическими правилами, «занимаясь» любовью, а не манипулируя органами.

Ибо эрос – это влекущая нас сила. Суть эроса заключается в том, что он манит нас за собой, в то время как секс подталкивает нас сзади. Это отражается в нашем повседневном языке, когда мы говорим, что нас «влечет» к тому или иному человеку, или когда мы говорим, что нас «привлекает» новое место работы. Что-то в нас реагирует на другого человека или на другую работу, притягивает нас. Мы причащаемся, вбирая в себя эти формы, новые возможности, высшие смыслы, в нейрофизиологическом измерении, но также в эстетическом и этическом. Греки верили, что такой притягательной силой обладают знания и даже нравственная добродетель. Эрос есть стремление к единению с тем, к чему мы причастны – залог единения с нашими возможностями, единения со значимыми в нашем мире личностями, в отношениях с которыми мы осуществляем себя. Эрос есть стремление человека посвятить себя поиску arete, благородной и праведной жизни.

Короче говоря, секс – это отношения, которые сводятся к набуханию органов (которому мы стремимся дать приятную разрядку) и секреции желез (продукт которых мы стремимся высвободить, получив при этом удовлетворение). А эрос – это отношения, в которых мы не ищем разрядки, а скорее стремимся развивать, порождать и творить мир в его формах. От эроса мы ждем усиления стимуляции. Секс – это потребность, эрос – это желание; именно эта примесь желания и усложняет любовь. Когда мы, американцы, рассуждаем о сексе, то говорим почти исключительно об оргазме; можно согласиться с тем, что целью полового акта в его зоологическом и физиологическом смысле действительно является оргазм. Но оргазм не является целью эроса; его цель – разделить с другим человеком наслаждение и страсть, обрести новые измерения опыта, новые переживания, которые расширяют и углубляют бытие двух людей. Обычно, если верить бытующим в народе мнениям, а также свидетельствам Фрейда и прочих ученых мужей, – после снятия полового напряжения нам хочется заснуть, или, как говорят шутники, одеться, пойти домой и заснуть уже там. Но от эроса мы ждем как раз противоположного – мы не хотим спать, мы хотим думать о любимом человеке, наслаждаться воспоминаниями, находить все новые и новые грани той призмы, которую китайцы называют «ощущением тысячи удовольствий».

Именно в этом стремлении к единению с партнером проявляется присущая человеку нежность. Ибо источником нежности является эрос, а не секс, как таковой. Эрос – это стремление достичь полноты отношений. Иные это единство обретают в абстрактных формах. Так, философ Чарльз Пирс жил в одиночестве в своем доме в Милфорде, штат Пенсильвания, разрабатывая свою математическую логику, испытывая поистине эротические ощущения; он писал, что «на научный поиск мыслителя должен вдохновлять истинный эрос». Или это может быть единение как причастность к эстетическим, философским или же новым этическим формам. Но наиболее очевидным стремлением к единению является половое влечение двух индивидов. Два человека, стремясь, как стремятся все индивиды, преодолеть разобщенность и изолированность, – которые все мы претерпеваем, будучи индивидами, – могут достичь единения, в котором, на какое-то мгновение, два изолированных, индивидуальных опыта обращаются в подлинное единство. Соучастие выливается в новый гештальт, новое бытие, новое поле притяжения.

Наши экономические и биологические модели сбивают нас с толку и мы начинаем думать, что целью любовного действа является оргазм. У французов есть пословица насчет эроса, в которой куда больше истины: «В желании главное – не его удовлетворение, а его длительность». Андре Моруа, говоря о том, что предпочитает такую любовную игру, в которой оргазм является не целью, а естественным завершением, приводит еще одну французскую пословицу: «Самое приятное – это начало».

Если судить по воспоминаниям, которые люди выносят из своих занятий любовью, и по сновидением наших пациентов, оргазм является отнюдь не самым значительным моментом в этом процессе. Самым значительным скорее является момент вхождения, проникновения мужского члена во влагалище женщины. Нас потрясает именно этот момент, являющийся великим чудом, оглушающим и бросающим в дрожь – или разочаровывающим и повергающим в отчаяние, что открывает нам ту же истину, только с другой точки зрения. Это момент, когда реакции человека на ощущения от занятия любовью являются наиболее истинными, наиболее индивидуальными, наиболее непосредственными. Этот момент, а совсем не оргазм, является моментом единения и осознания того, что мы овладели друг другом.

Древние считали Эроса «богом», или, если точнее, даймоном.* Тем самым они символически выражали ту фундаментальную истину человеческого существования, которая гласит, что эрос всегда понуждает нас подняться над собой. Слова Гете о том, что «женщина всегда влечет нас вверх», следует понимать в том смысле, что «Эрос, в облике женщины, влечет нас вверх». Это, с одной стороны, наша субъективная, глубоко личная истина, с другой – объективная, социальная, обусловленная извне, то есть эта истина наших отношений с объективным миром. Древние, считая секс само собой разумеющейся вещью, естественной функцией тела, не видели никакой потребности в его обожествлении. Антоний, скорее всего, удовлетворял свою половую потребность с помощью куртизанок, сопровождавших римскую армию; но когда он встретил Клеопатру, на сцену вышел эрос и перенес Антония в совершенно другой мир, где его ожидали и величайшее блаженство, и гибель.

* «Дух-хранитель» в пантеоне греческих богов. Римляне называли этого духа «гением». – Прим. перев.

Художники всегда инстинктивно понимали разницу между сексом и эросом. В пьесе Шекспира друг Ромео Меркуцио насмешливо напоминает ему о его предыдущей возлюбленной, описывая ее во вполне современной анатомической манере:

Тебя я заклинаю ясным взором
Прекрасной Розалины, благородным
Ее челом, пунцовыми устами,
Ногою стройной, трепетным бедром
И прелестями прочими ее. (Акт II, сцена 1)

Это описание героини «во плоти», завершающееся, как и положено, «трепетным бедром» и намеком на прилагающиеся «прочие прелести», звучит так, словно взято из современного реалистического романа. Меркуцио так говорит, потому что сам не влюблен; с его точки зрения, стороннего наблюдателя, речь идет о феномене секса, который должен давать то, что любому молодому и жизнерадостному жителю Вероны дает женская красота.

А говорит ли Ромео на этом же языке? Абсурдный вопрос! Джульетта ввела его в состояние эроса:

Она затмила факелом лучи!
Сияет красота ее в ночи,
Как в ухе мавра жемчуг несравненный.
Редчайший дар, для мира слишком ценный! (Акт II, сцена 5) *

Примечательно, что Ромео и Джульетта были членами двух враждующих семей. Эрос перелетает через стены вражды. Я, вообще-то, нередко задумывался, не «враг» ли вызывает у нас особо острые эротические чувства. Эрос странным образом влечет нас к «чужаку», представителю отверженного класса, иной расы или национальности. Шекспир правильно выразил сущность эроса, описав, как любовь Ромео и Джульетты, несмотря на весь ее трагизм, примирила враждовавших Монтекки и Капулетти и объединила весь город Верону.

Эрос по Платону

В мудрости древних можно найти основания всегда ощутимого в эросе стремления к единению с любимым человеком, к продлению наслаждения, достижению глубин смысла и преумножению его сокровищ. Эрос придает смысл нашим отношениям не только в мире людей, но и в мире вещей, – к машине, которую мы создаем, к дому, который мы строим, к делу, которому мы посвящаем жизнь.

В поисках корней нашего понимания эроса, мы обращаемся к Платонову Пиру, который по-прежнему удивляет и восхищает читателей современностью понимания любви. 9 Диалог Платона, в котором описывается пиршество (метко названное самым известным возлиянием в истории), посвящен исключительно спору об эросе. Дело происходит в доме Агафона, куда Сократ, Аристофан, Алкивиад и другие были приглашены, чтобы отпраздновать присуждение Агафону награды за лучшую трагедию. По ходу празднования все присутствующие по очереди излагают свои мысли об эросе и делятся опытом в этой области.

«Так что же такое Эрот» – спрашивает Сократ в своей речи, имеющей решающее значение. В качестве ответа он приводит слова Диотимы («женщины очень сведущей в этом и во многом другом»): это нечто среднее между бессмертным и смертным. Великий гений, назначение коих быть «посредниками между людьми и богами. Пребывая посредине, они заполняют промежуток между теми и другими, так что Вселенная связана внутренней связью».*

* Платон, Собр. соч ., в 4-х т., т.2, сс.112-113. – Пир, 202d-e.

Эрос является богом не в том смысле, что стоит над человеком, а потому, что обладает способностью собрать воедино все вещи и всех людей, способностью вдохнуть жизнь во все вещи. Под последним я понимаю придание уникальной внутренней формы, которую подлинно любящий находит в любом человеке, – в любой вещи, – и с которой он соединяет себя. Платон продолжает, что Эрос является богом, демиургом, составляющим творческий дух человека. Эрос – это сила, которая влечет человека не только к единению с другим человеком в половой или других формах любви, но и разжигает в человеке жажду знаний и страстное желание единения с истиной. Благодаря эросу мы не только становимся поэтами и изобретателями, но и обретаем высокую нравственность. Любовь, в форме эроса, является генерирующей энергией и генерирует эта энергия «нечто вроде вечности и бессмертия». Это значит, что в моменты такого творчества человек пребывает ближе всего к бессмертию.

Эрос есть стремление к единению и воспроизводству в биологическом царстве. Диотима говорит, что «страсть деторождения» мы наблюдаем у птиц и животных и что даже они «пребывают в любовной горячке», которая начинается со стремления к единству. Человеческое существо постоянно меняется:

«. всегда обновляется, что-то непременно теряя, будь то волосы, плоть, кости, кровь или вообще все телесное; да и не только телесное, но и то, что принадлежит душе: ни у кого не остаются без перемен ни его привычки и нрав, ни мнения, ни желания, ни радости, ни горести, всегда что-то появляется, а что-то утрачивается.

А еще удивительнее, однако, дело обстоит с нашими знаниями: мало того, что какие-то знания у нас появляются, а какие-то мы утрачиваем и, следовательно, никогда не бываем прежними и в отношении знаний. «.*

* Там же, с. 118. – Пир, 207d-e, 208а.

Однако, при всех этих переменах, что же связывает воедино все это разнообразие? Эрос, живущая в нас могучая жажда цельности, стремление придать смысл и общий рисунок нашей многоцветности, придать форму обедняющей нас бесформенности, укрепить наше единство, чтобы противостоять существующим в нас разрушительным наклонностям. Этот аспект ощущения, который является одновременно психологическим, эмоциональным и биологическим, и есть эрос.

Это эрос зовет людей искать исцеления в психотерапии. В противоположность нашим современным доктринам приспособляемости, гомеостаза или снятия напряжения, эрос всегда зовет к расширению пределов нашего Я, постоянно подпитывает стремление индивида целиком посвятить себя поискам высших форм истины, красоты и добра. Греки верили, что это постоянное обновление Я служит неотъемлемой частью эроса.

Греки также знали, что в эросе всегда присутствует тенденция, сводящая его к простому половому желанию – к вожделению, страсти, или по-гречески epithymia. Но они настаивали, что биологический аспект не противоречит эросу, а является его низшим уровнем:

«Те, у кого разрешиться об бремени стремится тело. обращаются больше к женщинам и служат Эроту именно так, надеясь деторождением приобрести бессмертие и счастье и оставить о себе память на вечные времена. » Но есть и такие, «которые беременны духовно, и притом в большей даже мере, чем телесно, – беременны тем, что как раз душе подобает вынашивать. разумение и прочие добродетели. Родителями их бывают все творцы и те из мастеров, которых можно назвать изобретательными»,* то есть первооткрывателями.

* Там же, с. 119. – Пир, 208е, 209а.

Мы пребываем в эросе не только тогда, когда ощущаем свою биологическую энергию вожделения, но также тогда, когда способны раскрыться и посредством воображения, а также духовного и эмоционального чувства слиться с формами и смыслами, находящимися вне нас – в мире межличностных отношений и окружающем нас мире природы.

Эрос – это преимущественно связующий элемент. Это мост между бытием и становлением, он соединяет факт с его значением для нас. Короче говоря, эрос является извечной творящей силой, о которой говорил Гесиод, ныне же трансформировавшейся в силу, которая находится как «внутри», так и «вне» человека. Мы видим, что у эроса много общего с предлагаемым в этой книге концептом интенциальности: и то и другое предполагает стремление человека к единению не только с объектом любви, но и с объектом знания И сам этот процесс подразумевает, что человек уже до какой-то степени приобщился к знанию, которое он ищет, и к человеку, которого он любит.

Позднее святой Августин увидел в эросе силу, которая влечет людей к Богу. Эрос есть стремление к мистическому единению, которое происходит в религиозном переживании единения с Богом или во фрейдовском «океаническом» опыте. 14 Элемент эроса присутствует также в фатальной любви человека – amor fati, как называл ее Ницше. Под фатумом я понимаю не какие-то особенные или случайно приключающиеся с нами невзгоды, а, скорее, примирение с конечностью бытия человека, с ограниченностью наших сил и разума, с неизбывной перспективой немощи и смерти. Миф о Сизифе представляет судьбу человека в самой мрачной форме, какую можно только себе представить; но Камю считал, что человек, которому хватает мужества, чтобы примириться с осознанием своего фатума, найдет в своей судьбе нечто, достойное любви, что введет его в эрос:

«Я оставляю Сизифа у подножия его горы. Эта вселенная, отныне лишенная властелина, не кажется ему ни бесплодной, ни ничтожной. Каждая крупица камня, каждый отблеск руды на полночной горе составляет для него целый мир. Одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Сизифа следует представлять себе счастливым». 15

Эрос подталкивает человека к самоосуществлению, но это самоосуществление не сводится к эгоцентрическому навязыванию субъективных прихотей и желаний пассивному миру. Идея «покорения» природы или реальности привела бы древних греков в ужас и была бы немедленно заклеймена, как hubris – гордыня, которая оскорбляет богов и неизбежно будет иметь для человека печальные последствия. Греки всегда относились к объективному, данному миру с почтительным уважением. Мир греков приводил их в восторг – его красота, его форма, его бесконечные перемены, которые не переставали вызывать в них жажду познания, жажду раскрыть его тайны; они были навечно влюблены в этот мир. Они не разделили бы и наши современные сентиментальные убеждения, что жизнь сама по себе является или хорошей или плохой; с их точки зрения, все зависит от того, как сам человек к ней относится. Само их трагичное мировоззрение заставляло их наслаждаться жизнью. Никакой «прогресс» и никакое богатство не помогут вам обмануть смерть; так почему бы не смирится со своей судьбой, выбрать подлинные ценности и наслаждаться и верить в свое бытие и то Бытие, частью которого мы есть?

«Разве прекрасное не достойно вечной любви?» – восклицает Еврипид. Вопрос риторический, но ответ – нет. Прекрасное следует любить не в силу инфантильной потребности или потому что оно символизирует душу, не потому, что в нем воплощен еще не сфокусированный на цели секс как таковой или «подсказка» в механизмах приспособляемости, и даже не потому, что оно дает нам счастье, – а просто потому, что оно красиво. Прекрасное влечет нас-, так любовь заставляет нас жить.

Какое отношение все это имеет к психотерапии? Я убежден, что очень большое. Обманчивое в своей простоте замечание Сократа – «лучшего помощника, чем эрос, человеческой природе найти не просто» – мы можем отнести как к процессу психотерапии, так и к внутреннему стремлению личности к психическому здоровью. Судя по Диалогам Платона, Сократ был величайшим в истории психотерапевтом. Его молитву в конце диалога с Федром можно было бы начертать на стене кабинета каждого психотерапевта:

«Милый Пан и другие здешние боги, дайте мне стать внутренне прекрасным! А то, что у меня есть извне, пусть будет дружественно тому, что у меня внутри. Богатым пусть я считаю мудрого, а груд золота пусть у меня будет столько, сколько ни унести, ни увезти никому, кроме человека рассудительного».*

* Платон, Собр. соч., т 2, с. 191. – Федр, 27 с.

Фрейд и Эрос

Но древние греки знали, как это рано или поздно понимает каждое общество и почти каждый индивид, что цельность личности в условиях реальной жизни требует остроты и открытости сознания, которые вовсе не просто сохранить. Тогда начинается истощение эроса, сведение его к чисто половому удовлетворению или похоти. В наше время мы наблюдаем несколько направлений мысли, не приемлющих эрос. Одно из них – идеалисты, которые, подобно Дени де Ружману, отождествляют эрос с половой страстью и это отождествление отчасти объясняет их подозрительное и отрицательное отношение к эросу. Ибо эрос всегда неизбежно становился камнем преткновения с точки зрения любой чисто умозрительной или религиозной категории.

Встречаются сегодня также и «натуралисты», напоминающие раннего Фрейда, который мужественно боролся за то, чтобы свести любовь к либидо. Такой количественный подход отвечал Гельмгольцевой модели в физической науке XIX столетия, идеалам которой Фрейд был всецело предан. Его потребность в отрицании эроса была настолько велика, что этот термин даже не указан в индексе к его Общему введению в психоанализ. В первых двух томах книги Эрнеста Джонса Жизнь и работа Фрейда, этот термин также не указан в индексе, хотя во втором томе содержится около тридцати фрагментов, где обсуждается тема либидо. В третьем томе Джонс пишет: «Упоминания об Эросе встречаются только в ранних работах Фрейда [до написания По ту сторону принципа удовольствия – 1920 г.]». Джонс приводит только два незначительных упоминания, в которых прилагательное «эротический» является синонимом прилагательного «сексуальный». И только в этом последнем томе нам сообщают, что Фрейд открывает эрос в его истинной форме. Он открывает его, как аспект человеческого опыта, который не только отличается от либидо, но и в очень важном смысле противоположен либидо. Тут-то и происходит примечательное событие: Фрейд признает, что полное удовлетворение либидо ведет, через инстинкт смерти, к самоуничтожению. И тогда эрос – дух жизни – приходит на помощь к либидо, дабы спасти его от безвременной кончины в пучине собственных противоречий.

Но мы забегаем вперед. Говоря о Фрейде в связи с этой темой, мы должны различать три аспекта. Во-первых, это его влияние в самых широких кругах, которое действительно было очень велико Когда популяризация выпячивает буквальный смысл его концептов «влечение» и «либидо», фрейдизм самым непосредственным образом начинает привносить банальность и в секс и в любовь, несмотря на то, что у его основоположника были прямо противоположные намерения. 16

Фрейд хотел обогатить и расширить понятие секса, включив в него все – от ласк и кормления грудью до творчества и религии. «Мы используем слово сексуальность в том же всеобъемлющем смысле, в каком немцы используют слово lieben «. 17 Это значительное расширение объема термина «секс» объясняется спецификой венской культуры викторианских времен, ибо любая жизненно важная человеческая функция, если она подавляется так, как в те времена подавлялся секс, будет просачиваться во все остальные виды человеческой деятельности, придавая им особую окраску.

Второй аспект – это использование самим Фрейдом таких терминов, как «половой инстинкт», «влечение» и «либидо». Мы обнаруживаем, что Фрейд, как и любой другой мыслитель с таким богатством идей, весьма двусмысленно использует эти термины, непринужденно меняя их значение по мере развития мыслей. Его концепции либидо и полового влечения включают в себя «демонические» элементы, которые выходят за рамки физиологического определения секса, о чем мы поговорим ниже. В начале его карьеры его друзья настаивали, чтобы он использовал термин «эрос», поскольку он более цивилизованный и не намекает на нечто «постыдное», как, скажем, «секс»; но он упрямо – и обоснованно, если смотреть с его точки зрения – отказывался потакать таким образом предрассудкам. Похоже, в то время он считал, что эрос – это то же самое, что секс. Он придерживался модели половой любви (либидо), которой в определенном, необходимом количестве обладает каждый человек; и любой другой, отличный от полового единения, вид любви является всего лишь выражением «бесцельного» само по себе полового влечения.

Вера Фрейда в то, что мы обладаем строго определенным количеством любви, привела его к утверждению, что когда человек любит другого человека ослабевает его любовь к самому себе.

«Мы видим полную противоположность между либидо, сосредоточенным на Я, и либидо, сосредоточенным на объекте. Чем больше задействовано одно, тем слабее становится другое. Высшая фаза развития либидо, направленного на объект, проявляется в состоянии влюбленности, когда субъект полностью отказывается от себя ради объекта катексиса». 18

Это похоже на страх потерять себя, влюбившись ненароком. Но исходя из своего клинического опыта, я уверен, что если сводить все к подобной модели секса, это уничтожает жизненно важные ценности. Опасность потерять себя, поддавшись влюбленности, возникает в результате головокружения и шока, которые испытывает человек, выброшенный на берег нового континента чувств. Мир внезапно неимоверно расширяет свои горизонты и мы оказываемся в краях, о существовании которых даже не подозревали. Способны ли мы отдать себя любимому человеку и при этом сохранить самостоятельность? По вполне понятным причинам это пугает нас; но эту тревогу, которую вселяют в нас необозримые пределы и опасности нового континента – вкупе со всеми восторгами – не следует путать с утратой самоуважения.

Вообще-то, повседневные наблюдения любого человека прямо противоположны точке зрения Фрейда. Когда мы влюбляемся, мы чувствуем себя более ценными и относимся к себе более заботливо. Все мы встречали неуверенных в себе, застенчивых юношей и девушек, которые, влюбившись, неожиданно приобретали более твердую походку и внутреннюю уверенность в себе, а на их лицах было написано: «Теперь вы смотрите на человека, который что-то из себя представляет». И это нельзя объяснить «возвратным катексисом либидо» от любимого человека; ибо это возникающее с любовью внутреннее чувство самоценности не зависит от того, отвечают вам на любовь взаимностью или нет. Наилучшую общепринятую ныне формулировку этой проблемы предложил Гарри Ст. Салливан, который в изобилии предоставил доказательства того, что мы любим других людей в той мере, в какой способны любить себя самих, и если мы не ценим себя, мы не можем ценить или любить других.

Что ж, то, что первые две трети жизни и деятельности Фрейда прошли без единого упоминания об эросе, не значит, что он согласился бы с нашим современным поклонением «свободе самовыражения». Он бы косо посмотрел на все идущие в нашем обществе разговоры о необходимости делать то, что «естественно», и возведение в идеал обитающего на одном из островов где-то в южных морях счастливого дикаря из книги Руссо. В 1912 г. Фрейд писал:

«. Не составляет труда доказать, что психическая ценность эротических [читай – сексуальных] потребностей уменьшается по мере того, как их удовлетворение становится все более доступным. Чтобы поднять уровень либидо, необходимо препятствие; и там, где естественных препятствий на пути к удовлетворению было недостаточно, люди во все времена возводили стены условностей, чтобы получать от любви наслаждение. Это относится, как к индивидам, так и к нациям. В те времена, когда на пути к половому удовлетворению не возникало никаких трудностей, например в периоды упадка древних цивилизаций, любовь утрачивала всякую ценность, и жизнь становилась пустой. Для восстановления незаменимых аффективных ценностей требовались сильные реактивные формации . аскетическое течение в христианстве придало любви психологическую ценность, какой ей никогда не мог придать языческий античный мир». 19

Вышеприведенные слова Фрейд написал за два года до Первой мировой войны. И вскоре после окончания войны он уже понял, какие последствия имеет эта проблема для каждой отдельной личности. Определенные радикальные мысли не могли не возникнуть у него при виде того, что страдающие от вызванных войной неврозов пациенты не ведут себя в соответствии с принципом удовольствия. То есть эти пациенты не стремились избавиться от болезненной травмы – более того, они хотели обратного; в своих Сновидениях и в реальной жизни они вновь и вновь переживали эту боль. Они пытались использовать засевшую в их памяти травму, вновь пережить тревогу, чтобы успокоить какую-то другую боль или перестроить свои отношения с миром таким образом, чтобы эта травма могла иметь смысл. Как не крути, но происходило что-то бесконечно более сложное, чем простое снятие напряжения и обострение удовольствия. Это привлекло внимание Фрейда к клиническим проблемам мазохизма и непреодолимому влечению к повторению переживания. Он увидел, что любовь, – куда более сложная вещь, чем представляется в его ранних теориях, – всегда существует в связи со своей полярной противоположностью – ненавистью Отсюда было уже рукой подать до его теории, согласно которой жизнь всегда существует в полярности со смертью.

Теперь мы подошли к третьему аспекту взглядов Фрейда на секс и эрос, проявившемуся в более поздних его работах и имеющему для нас наиболее важное значение. Он начал понимать, что само по себе удовлетворение полового влечения – полное удовлетворение либидо с сопутствующим ему снятием напряжения – всегда отмечено тяготением к саморазрушению и смерти.

Сразу же после Первой мировой войны, когда Фрейду было шестьдесят четыре года, он написал работу По ту сторону принципа удовольствия, которая вызывала и вызывает бесконечные споры даже среди самих психоаналитиков Работа начинается с подытоживания предыдущих убеждений Фрейда насчет того, что «ход ментальных событий, автоматически регулируемый принципом удовольствия начинается с неприятного напряжения и принимает такое направление, чтобы его окончательный результат совпал со Снятием напряжения». 20 Половые инстинкты (которые, ворчливо замечает он, так трудно «учить приличиям») являли нам первоочередной пример цели удовольствия как снятия напряжения. Целью инстинкта, подчеркивает Фрейд, является возвращение предыдущего состояния. Это положение он позаимствовал из второго закона термодинамики, согласно которому энергия вселенной постоянно истощается. Поскольку » инстинкт есть изначально присущее органической жизни стремление восстановить предыдущее положение вещей» и «неодушевленные вещи существовали прежде живых» . 21 , значит наши инстинкты толкают нас обратно в неодушевленное состояние. Инстинкты движутся в направлении нирваны, которая представляет собой полное отсутствие возбуждения. «Целью любой жизни является смерть». 22 И здесь мы упираемся в самую спорную из теорий Фрейда – теорию об инстинкте смерти или Танатосе. Наши инстинкты, которые вроде бы двигают нас вперед, на самом деле ведут нас по большому кругу, и мы обречены вернуться к смерти. Человек, это «столь благородное по своим задаткам создание», шаг за шагом движется по дороге, которая закончится тем, что он снова станет неодушевленным камнем. Из праха мы вышли, во прах и возвратимся. 23

Затем произошло примечательное событие, важность которого, с моей точки зрения, не сознается теми, кто изучает наследие Фрейда. Фрейд впервые заговорил об эросе, как о центральном и необходимом понятии. Вероятно, нет ничего удивительного в том, что этот человек, который, будучи венским мальчиком-гимназистом, вел дневник на греческом языке, теперь, столкнувшись к величайшей дилеммой своей жизни, нашел в мудрости древних выход из тупика. Эрос приходит, чтобы спасти секс и либидо от вымирания.

Эрос появляется на сцене как противоположность Танатосу, инстинкту смерти. Эрос борется за жизнь с нашим влечением к смерти. Эрос «соединяет и скрепляет, созидает и сочетает, повышая наше внутреннее напряжение». 24 Эрос придает новизну напряжению, пишет Фрейд. 25 Эрос наделяется не только более сильным, чем у либидо, характером, но и в очень важном смысле отличным от характера либидо. Эрос, «возводящий города», как называет его Оден, противостоит принципу удовольствия, с его снятием напряжения, и делает человека способным создавать цивилизации. «Эрос функционирует с самого начала жизни и представляется инстинктом жизни, противоположным инстинкту смерти «. Теперь человеческое существование представляет собой битву новых титанов – Эроса и Танатоса.

Фрейд сам пишет о том, как он ощутил противоречивость происходящих в его ментальности событий в процессе рождения этой теории: «. инстинкты смерти по самой своей природе немы. и шум жизни по большей части создает Эрос. И борьба с Эросом!». 26 Вот смелая непоследовательность гения! И одним из наиболее серьезных проявлений непоследовательности является попытка Фрейда по-прежнему отождествлять этот Эрос с половыми инстинктами. Он говорит о «либидо Эроса», «либидо Подсознания», «либидо Я», «десексуализированном либидо» и «не-десексуализированном либидо» – пока читатель не начинает чувствовать, что Фрейд испытывает необходимость загнать все свои открытия, даже такие великие, как новое открытие эроса, в прокрустово ложе своей старой энергетической системы.

Мы сможем разобраться во всех этих хитросплетениях, если будем все время помнить тот важный факт, что Фрейд заговорил об эросе только тогда, когда ему пришлось признать, что функционирующие на основе принципа удовольствия половые инстинкты ведут к самоуничтожению. Итак, этот Эрос действительно представляет собой что-то по-настоящему новое. В конце одного из своих эссе Фрейд нежно называет его «проказником», и у нас складывается впечатление, что этот Эрос не позволит инстинкту смерти так просто установить в подсознании покой, «поддерживаемый принципом удовольствия» и купленный ценой апатии. Фрейд пишет: «Когда торжествует удовлетворение, Эрос выводится из игры, и инстинкт смерти может беспрепятственно достигать своей цели». 27

Дилемма, которая стоит перед нашим обществом, похожа на дилемму Фрейда – предположение, что конечной целью существования является удовлетворение импульсов, завело секс в тупик скуки и банальности. Эрос зовет нас вперед, в царство новых возможностей; это предел досягаемости человеческой фантазии и интенциональности. Некоторые авторитетные ученые. 28 , опровергая буквализмы представлений об инстинкте смерти, указывают, что применение здесь второго закона термодинамики неверно, поскольку растения и животные пополняют запасы своей энергии из окружающей среды. Отсюда – эрос является нашей способностью постоянно вести диалог со своим окружением, как с миром природы, так и с миром людей.

Фрейд сам гордился тем, что связал свой концепт эроса с воззрениями древних греков. Он пишет: «. любому, кто надменно и с презрением смотрит на психоанализ, следовало бы вспомнить, насколько тесно обостренная сексуальность психоанализа связана с Эросом божественного Платона». 29 Когда сторонники Фрейда написали несколько статей, в которых указывали на тесную связь его эроса с эросом Платона, мастер с энтузиазмом подтвердил их точку зрения: «По своим истокам, функции и связи с половой любовью Эрос в философии Платона полностью совпадают с силой любви, с либидо психоанализа, что было подробно показано Нахмансоном (1915) и Пфистером (1921)». 30 Однако Фрейдова концепция эроса не просто отличается от концепции Платона, но, главное, как утверждает профессор Дуглас Морган, долгие годы тщательно изучавший Платоновы и Фрейдовы представления о любви, состоит в том, что

«Фрейдова любовь является почти что противоположностью Платоновой любви. Их метафизические основания и динамическая направленность не просто различны, но, по сути, противоречат друг другу. Эти две концепции настолько далеки от совпадения, о котором говорил Фрейд, что если в одной из них есть хоть какой-то смысл, то вторая уже не может быть верной». 31

С этой точкой зрения согласен и Филип Рифф: «. эрос психоанализа совершенно не похож на эрос Платона». 32

Что у Фрейда было общего с Платоном, так это вера в то, что любовь является фундаментальным человеческим опытом, что она присутствует во всех действиях человека и является глубокой, мощной мотивирующей силой. «И тот, и другой считали, что Эрос включает в себя и генитально-половую, и братскую любовь, любовь к отечеству и любовь к науке, искусству и совершенству». 33 Но на вопрос «что есть любовь» мы получаем совершенно разные ответы. Даже после введения в свои работы понятия эроса, Фрейд определял его, как силу, «вырывающуюся из хаотичных, неразличимых, инстинктивных источников энергии, по пути предсказуемости и предписанности, по направлению к жизненности и к частично и болезненно цивилизованной любви». 34 И сила эта подталкивает человека сзади, тогда как для Платона эрос всецело связан с открывающимися перед человеком возможностями, которые «влекут» его вперед; это стремление к единению, способность прийти к новым формам человеческих переживаний. Эрос отличается «целенаправленностью и движением к чему-то большему, чем природа». 35 Цивилизация, в рамках которой учился, мыслил и работал Фрейд, была разобщенной цивилизацией, и эта разобщенность проявилась уже в его определениях любви и секса – и полстолетия спустя еще более откровенно проявляется в наших определениях. Этим, отчасти, можно объяснить ошибочное представление Фрейда об общности его эроса с эросом Платона. 36

Но со своей стороны, я высоко ценю Фрейдову интуицию или, если позволите, его «надежду» на то, что в его эросе есть что-то от Эроса Платона. Это еще один пример того, с чем мы часто сталкиваемся у Фрейда (что лежит в основе частого и важного для него обращения к мифам): характер и смысл его концепции выходит за рамки его методологии и за рамки логики строгого применения понятий. Я не согласен с профессором Морганом, когда он говорит, что Фрейдова и Платонова концепции любви несовместимы друг с другом. Исходя из опыта своей клинической работы с пациентами, я полагаю, что они не только совместимы, но и являются двумя сторонами одной и той же медали, которые одинаково необходимы в психологическом развитии человеческого существа.

Единство Эроса: случай из практики

Я приведу пример психоаналитического сеанса, имевшего место как раз тогда, когда я писал эту главу, и, как я считаю, демонстрирующего не только противоположность Платоновых и Фрейдовых взглядов на эрос в терапии, но и взаимосвязь между ними.

Моей пациенткой была женщина лет под тридцать. Она страдала от страшной притупленности чувств и отсутствия непосредственности, из-за чего ее половые отношения с супругом были серьезной проблемой для них обоих, а также от застенчивости, которая иногда просто парализовала ее. Она родилась в старой аристократической американской семье, занимавшей видное положение в обществе. Ее честолюбивый отец, мазохистка мать и три старших брата представляли собой жесткую структуру, в которой ей пришлось расти. В ходе терапевтического лечения она научилась – при ее рациональном темпераменте – искать причину своего эмоционального паралича в той или иной ситуации, разбираться, что происходит, когда она ничего не чувствует в сексуальном плане, и она обрела способность ощущать и выражать гнев, половую страсть и прочие чувства, причем делать это довольно свободно. Этому в значительной степени способствовало исследование ее детства и тяжелых травм, полученных ею в ее слишком дисциплинированной семье, и этот анализ оказал благоприятное воздействие на ее сегодняшнюю жизнь.

Но на определенной стадии мы зашли в тупик. Женщина продолжала спрашивать «почему», но это уже не вело ни к каким изменениям; складывалось такое впечатление, что ее эмоции сами были себе причиной. Сеанс, о котором я намерен рассказать, имел место в тот период, когда она работала над возможностью достичь подлинной любви к своему супругу.

Женщина рассказала мне, что предыдущим вечером была в игривом настроении и попросила своего супруга достать жука, который якобы залез за шиворот ее платья. Несколько позднее этим же вечером, когда она подписывала чеки за своим письменным столом, муж неожиданно обнял ее. Она пришла в ярость от того, что ее прервали, и поцарапала ему лицо ручкой. Рассказывая мне об этом происшествии, она тут же выдала несколько готовых объяснений своего гнева, оправдывая его тем, что в детстве ее старшие братья всегда мешали ей, чем бы она ни занималась. Когда я не принял это объяснение, спросив женщину для чего она дала волю своим чувствам в этом случае, она рассердилась: я лишал ее «свободы спонтанных проявлений». Разве я не понимаю, что она должна «доверять своим инстинктам»? Разве мы не потратили столько времени на то, чтобы помочь ей научиться чувствовать? И что, наконец, я имею в виду, когда спрашиваю ее о том, что она делает со своими чувствами? Более того, мой вопрос прозвучал словно обвинение, брошенное ей ее семьей. Она закончила свою агрессивную речь утверждением: «Чувства есть чувства!»

Мы легко можем разобраться в той противоречивой ситуации, в которую попала эта женщина. Она полностью испортила вечер со своим мужем. Внешне она искала возможность установить между ними отношения подлинной любви, а на самом деле сделала все наоборот. Одной рукой он притягивала мужа к себе, а другой немедленно отталкивала его. Своему противоречивому поведению она находила распространенное в наше время оправдание, а именно – что чувство есть субъективный внутренний импульс, эмоции (термин произошел от слова e-movere – «выходить наружу») – это силы, которые приводят человека в движение, и потому эти эмоции надо «переживать» так, как вы считаете нужным в данный момент. Пожалуй, это наиболее распространенное в нашем обществе бездумно принятое убеждение насчет эмоций. Нечто вроде эндокринной гидравлики – мы имеем внутреннюю секрецию адреналина и потребность дать выход своему гневу, или мы имеем гонадную гиперфункцию и должны найти сексуальный объект. (Что бы там Фрейд ни имел в виду на самом деле, эти представления освящены его именем.) Это убеждение соответствует популярной механистической модели тела, а также более сложным детерминистским моделям, которые обрушивались на многих из нас на первых занятиях по психологии и физиологии.

А вот чего нам не говорили – потому что практически никто этого не замечает – так это того, что подобная система является совершенным солипсизмом и крайне шизоидна. В ней мы разделены подобно монадам, отчуждены друг от друга и между нами не наведено никаких мостов. Мы можем «переживать эмоции» и вступать в половые отношения до второго пришествия, и никогда не ощутить подлинной связи с другим человеком, разве что и вправду случится второе пришествие. Ситуация не становится менее ужасной от понимания того, что очень много людей, если не большая часть нашего общества, ощущают такое вот одиночество. А поскольку чувства делают их одиночество еще более болезненным, то они перестают их испытывать.

Из поля зрения моей пациентки (и нашего общества) выпал тот факт, что эмоции – это не только толчок в спину, но и указатель, импульс к формотворчеству, призыв к созиданию ситуации. Чувства – это не просто случайное моментальное состояние, а указатель в будущее, возможность понять, какую форму я хочу придать чему-то. За исключением случаев наиболее серьезной патологии, чувства всегда имеют место в личностном поле, в переживании себя как личности и в воображении присутствия других людей, даже если на самом деле никого рядом нет. Чувства – в их правильных проявлениях есть способ общения с людьми, которые значимы для нас в нашем мире, это – стремление завязать с ними отношения; они являются языком, с помощью которого мы возводим мосты от личности к личности. То есть можно сказать, что чувства – интенциональны

Первый аспект эмоций как «подталкивающих» нас сил, относится к прошлому и связан с причинностью и детерминизмом прошлого опыта индивида, включая детский и архаический. Это регрессивная сторона эмоций, которой Фрейд придавал такое большое значение. В этом плане, исследование детства пациента и возвращение к былым переживаниям играют существенную роль для достижения устойчивого результата психотерапевтического лечения.

Второй аспект, напротив, зарождается в настоящем времени и указует в будущее. Это прогрессивная сторона эмоций Наши чувства, подобно кисти и краскам художника, являются средствами, с помощью которых мы сообщаем миру нечто очень важное. Наши чувства не только подразумевают другую личность, но и в самом деле отчасти сформированы чувством присутствия другого человека. Мы чувствуем в магнетическом поле. Чувствительный человек овладевает умением, зачастую сам того не сознавая, улавливать чувства окружающих его людей, подобно скрипичной струне, которая реагирует на вибрацию любой другой музыкальной струны в данных стенах, хотя в столь бесконечно малой степени, что ухо может не слышать ее звучания. Любой пользующийся взаимностью влюбленный «инстинктивно» знает об этом. Это одно из главных (если не самое главное) качеств, отличающих хорошего терапевта.

Если мы имеем дело с первым аспектом эмоций, то вопрос «почему» вполне логичен и точен. Но второй аспект требует вопроса «ради чего». Подход Фрейда приблизительно отвечает первому аспекту эмоций, и он, вне всякого сомнения, не согласился бы с моим вопросом «ради чего». Представления Платона и греков об эросе связаны со вторым аспектом: эмоция – это влекущая вперед сила; мои чувства предвосхищение достоинств целей, идеалов, грядущих возможностей. Такое различение делается также и в современной логике: причина – это прошлые соображения, объясняющие нам почему мы поступили так или иначе; цель, напротив, – это то, чего мы хотим добиться своим поведением. Первая связана с детерминизмом. Вторая сообщает вам движение навстречу новым возможностям. Следовательно, она связана со свободой. Мы принимаем участие в формировании будущего в силу нашей способности постигать новые возможности и реагировать на них; пытаясь перенести их из воображения в реальность Это – процесс активной любви. Это наш эрос отвечает эросу других людей и эросу мира природы.

Вернемся к моей пациентке: в ходе вышеупомянутого сеанса она ощутила безнадежность, причиной которой было смутное понимание того, что она оказалась в ловушке. Через два сеанса ей пришлось сказать: «Я всегда искала причины своих чувств по отношению к Джорджу. Я верила, что это является самым важным – что этот процесс приведет меня к нирване. И вот я уже перебрала все причины. Может быть, никаких причин и нет». Интересно, что она сама не поняла, насколько блестящей была ее последняя фраза. Ибо, как в терапии, так и в жизни, когда мы достигаем той стадии, на которой все наши основные потребности по большей части удовлетворены и не толкают нас в спину, мы действительно обнаруживаем «отсутствие причин», в том смысле, что причины утратили свою значимость. 37 Конфликт, с одной стороны, становится застоем и скукой, а с другой – открывает Я индивида навстречу новым возможностям, углублению сознания, выбору нового пути в жизни и исполнению выбора.

Моя пациентка ясно осознала различия между «причиной» и «целью» и это привело ее к нескольким важным озарениям. К ее большому удивлению, одним из них было радикальное изменение значения, которое она придавала ответственности. Теперь она видела ее уже не как внешние и пассивно принятые ею ожидания ее семьи, а как активную ответственность перед самой собой, исходящую из осознания силы, которую она обрушила в тот вечер на своего супруга. Теперь она должна была решить, какой путь в жизни ей следует избрать вообще и вместе с супругом в частности.

У меня есть все основания сказать – опять же за исключением случаев сильной патологии – что все эмоции, какими бы противоречивыми они ни казались, образуют своеобразное единство в гештальте, который составляет «я». Клиническая проблема – как в случае с беспокойным ребенком, который просто вынужден таким образом высказывать свою любовь к родителям, которые, на самом деле, ведут себя враждебно и деструктивно по отношению к нему – заключается в том, что человек не может или не хочет сознавать, что он чувствует или что он делает со своими чувствами, Когда моя пациентка сумела проанализировать два своих противоречивых поступка, совершенных ею по отношению к своему супругу в течение одного вечера, то оказалось, что оба они были мотивированы ее злостью на него и на мужчин вообще, что она создавала ситуацию, в которой могла бы доказать, что ее муж – грубая скотина И в том, и в другом действии, она исходила из убеждения, что мужчина является носителем власти (то же самое относилось и ко мне в ходе терапевтического «процесса нирваны»). В то же время она оставалась капризным, своенравным ребенком. Она могла уживаться с мужчинами на основе сложившейся в детстве схемы, но – и эта тревога особенно сильно проявилась в ходе последующих сеансов – могла ли она общаться с ними, как взрослый человек?

На крыльях Эроса мы, если так можно выразиться, поднимаемся к новой концепции причинности. Нас больше ничто не заставляет представлять человеческое существо этаким шаром в причинно-следственном бильярде, способным отвечать только на вопрос «почему» и отличающимся предсказуемым поведением, И в самом деле, Аристотель считал, что мотивация эроса так сильно отличается от детерминации прошлым, что даже не называл ее причинностью. Тиллих пишет «У Аристотеля мы находим доктрину всемирного эроса, влекущего все к высшей форме, чистой реальности, которая движет миром не как причина (kinoumenon), а как объект любви (eromenon), И описываемое им движение – это движение от потенциального к реальному, от dynamis к energeia. «. 38

Я предлагаю считать, что действия человеческих существ мотивируются новыми возможностями, целями и идеалами, которые манят за собой и влекут в будущее. Это никак не исключает того факта, что всех нас в какой-то мере толкает в спину прошлое, определяющее, в некотором смысле, наши поступки. Но это сила действует заодно со своей другой половиной. Эрос дает нам причинность, в которой соединяются «почему» и «зачем». Первое является частью всякого человеческого опыта, потому что все мы принадлежим к конечному миру природы; в этом отношении, любой из нас, принимая любое важное решение, должен выяснить, какое воздействие он может оказать на реальную ситуацию. Этот аспект особенно важен в проблемах невроза, в ходе которого прошлые события действительно оказывают неотвратимо повторяющееся, последовательное и предсказуемое влияние на действия личности. Фрейд был прав, когда говорил, что в неврозе и болезни действует жесткая, детерминистская причинность.

Но он ошибался, когда пытался перенести этот принцип на все человеческое бытие. Аспект цели, возникающий в том момент, когда индивид способен осознать, что он делает, открывает перед ним новые будущие возможности и вводит элемент личной ответственности и свободы.

Симптомы недомогания Эроса

Здесь мы ведем речь об Эросе классического века, когда он все еще был творящей силой и мостом между человеком и богами. Но «здоровье» этого Эроса ухудшилось. Платоново понимание Эроса является чем-то средним между представлениями Гесиода об Эросе как о могучем демиурге и более поздними представлениями об Эросе, как о больном ребенке. Эти три аспекта Эроса являются также точным выражением психологических архетипов человеческого восприятия: каждый из нас в разное время воспринимал его и как творца, и как посредника, и как банального плейбоя. Наш век отнюдь не впервые в истории человечества столкнулся с банальностью любви, равно как и с тем, что любовь без страсти впадает в недуг.

Из очаровательной легенды, приведенной в начале этой главы, ми видим, что древние греки лаконичным и насыщенным языком мифа изложили озарения, порожденные архетипами человеческой психе. Эрос, дитя Ареса и Афродиты, «не вырос, как остальные дети, а остался маленьким, розовым, пухлым ребенком с легкими крыльями и проказливым лицом с ямочками на щеках». Встревоженной матери сообщили, что «Любовь не может расти без Страсти». Далее в мифе говорится:

«Тщетно богиня пыталась понять скрытый смысл этого Ответа. Он открылся ей только тогда, когда родился Антерос, бог страсти. Эрос стал расти вместе со своим братом и превратился, в красивого стройного юношу; но стоило им только расстаться, как он обязательно возвращался к своим детским формам и к детским шалостям». 39

Эти обезоруживающе наивные слова, в которые греки любили облачать свои самые глубокие премудрости, содержат несколько моментов, имеющих решающее значение для наших сегодняшних проблем. Прежде всего, если матерью Эроса является Афродита, то отцом – Арес. То есть любовь неразрывно связана с агрессией.

Во-вторых, Эрос, который во времена Гесиода считался могучим творцом, породившим буйство зелени на выжженной земле и вдохнувшим жизнь в человека, теперь выродился в ребенка, пухлое, розовое, игривое создание, иногда просто в толстого младенца, балующегося с луком и стрелами. Мы видим его в образе изнеженного Купидона на стольких изображениях, как античных времен, так и XVII-XVIII веков. «В архаическом искусстве Эрос представлен как красивый крылатый юноша. Потом он становился все моложе и моложе, и в эллинские времена предстает уже младенцем». В александрийской поэзии он дегенерировал в проказливого мальчишку. 40 Причина этого вырождения, должно быть, кроется в самой природе Эроса, поскольку об этом вырождении говорится в мифе, который действительно родился несколько позднее версии Гесиода, но, тем не менее, задолго до распада греческой цивилизации.

И это подводит нас к самой сути того, что случилось с нашим временем: эрос утратил страсть и стал чем-то скучным, детским, банальным.

Как это часто бывает, миф говорит об остром конфликте, сотрясающем сами основы человеческого бытия, как это было с древними греками и как это происходит с нами: мы бежим от эроса, когда-то могучего первоисточника жизни, к сексу, капризной игрушке. Эрос разжалован в бармена, подающего вино и виноград, в стимулятор для флирта, задача которого – все время удерживать жизнь на мягкой перине чувственности. Он символизирует не творческое воплощение энергии – полового, воспроизводящего и прочих начал – а непосредственность удовлетворения. И, mirabile dictu, мы обнаруживаем, что в мифе говорится о том, что происходит в наше с вами время: эрос утрачивает интерес даже к сексу. В одной из версий мифа, Афродита ищет его, чтобы заставить заниматься положенным ему делом: распространять любовь с помощью своего лука и стрел. А он, выродившийся в праздного недоросля, играет в карты с Ганимедом и при этом еще и жульничает.

Ушел дух животворных стрел, ушло создание, которое могло вдохнуть жизнь в мужчину и женщину, ушли яркие праздники Диониса, ушли зажигательные танцы и мистерии, которые возбуждали посвященных посильнее, чем хваленые снадобья нашего технического века, ушли даже пасторальные пирушки. Эрос действительно стал плейбоем! Героем пепсикольных вакханалий.

Неужели цивилизация всегда только и делала, что укрощала Эроса, чтобы подчинить его нуждам общества, озабоченного самопродлением? Лишала его силы, дающей жизнь новому бытию, новым идеям и страстям, ослабляла его до такой степени, что он переставал быть творцом, сокрушающим старые формы во имя создания новых? Укрощала его до такой степени, что он становился символом стремления к постоянной расслабленности, праздному времяпрепровождению, пресыщенности и, в конце концов, к апатии?. 41

Здесь перед нами встает новая и специфическая проблема всего западного мира – война между эросом и технологией. Технология и секс между собой не воюют: наши технические изобретения – от противозачаточных таблеток до книжек из серии «как это делается» – способствуют безопасности, доступности и эффективности секса. Секс и технология едины в стремлении «приспособиться»; полностью сняв напряжение за выходные, с тем чтобы в понедельник лучше трудиться в лишенном воображения мире. Чувственные потребности и их удовлетворение не вступают в конфликт с технологией, по крайней мере, не вступают с ней в непосредственное столкновение (во что выльются их отношения в перспективе – это уже другой вопрос).

Но эрос и технология вряд ли совместимы друг с другом и вряд ли даже могут избежать непрерывной войны. Влюбленный, как и поэт, является угрозой для конвейера. Эрос разрушает старые формы и создает новые, а это, естественно, представляет собой угрозу для технологии. Технология требует регулярности, предсказуемости и режима по часам. Неукрощенный эрос борется со всеми представлениями и ограничениями времени,

Эрос – это внутренний стимул к созданию цивилизаций. Но цивилизация набрасывается на своего основателя и дисциплинирует эротические импульсы. Это еще не закрывает путь к обогащению и расширению сознания. Эротические импульсы могут и должны подчиняться определенной дисциплине: поклонение свободе выражения любого импульса растворяет ощущение в реке без берегов, воды которой попусту растекаются во всех направлениях. Дисциплинированный эрос создает формы, в которых мы можем развиваться и которые защищают нас от невыносимой тревоги. Фрейд считал, что дисциплинирование эроса необходимо для цивилизации и что создающая цивилизации энергия порождается подавлением и сублимацией эроса. Это тот редкий случай, когда с Фрейдом соглашается даже де Ружман, памятуя о том, что:

«. без половой дисциплины, которую так называемые пуританские тенденции навязали нам с момента рождения Европы, наша цивилизация не опередила бы те народы, которые считаются неразвитыми, и скорее всего отстала бы от них: не было бы ни организованного труда, ни технологии, которые создали современный мир. Да не было бы также и проблемы чувственности! Авторы эротических романов наивно забыли об этом факте, безоглядно предаваясь поэтической или морализаторской страсти, что слишком часто отчуждает их от истинной природы «жизненных фактов» и их сложных связей с экономикой, политикой и культурой». 42

Но наступает момент (современный западный технологический человек должен будет пройти через это испытание), когда культ техники уничтожает чувство, подрывает страсть и стирает индивидуальность. Технически дееспособный любовник, впадая в противоречие, каковым является совокупление без эроса, в сущности является импотентом. Он утратил способность увлекаться; он слишком хорошо знает, что делает. На этой стадии техника ослабляет сознание и разрушает эрос. Орудия являются уже не продолжением сознания, а его заменителем, более того, они стремятся подавить и усечь его.

Должна ли цивилизация обязательно укрощать эрос, чтобы уберечь общество от развала? Гесиод жил в бурном, архаическом VI веке, близком к истокам цивилизации и моментам ее зачатия и рождения, когда воспроизводящие силы отличались активностью и человек должен был, встречаясь с хаосом, придавать ему новые формы. Но позднее, с растущей потребностью в стабилизации, возникает тенденция к погребению демонического и трагического. Это становится предзнаменованием падения цивилизации. Мы видим, как изнеженные Афины покоряются более примитивным македонцам, те, в свою очередь, – римлянам, а римляне – гуннам. А мы – желтой и черной расам?

Эрос – основа жизнеспособности цивилизации, ее сердце и душа. И когда снятие напряжения вытесняет творящий эрос, падение цивилизации становится неминуемым.

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности ОГЛАВЛЕHИЕ Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности >>> Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры (Киев)

Работа и воспитание детей: как совместить? Когда рушатся планы

Как перестать быть идеальной и найти время для себя

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиДженнифер Пэйт соавтор видеоканала для мам

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиБарбара Мэйчен соавтор видеоканала для мам

В прошлый раз мы познакомили вас с вопросником, разработанным авторами книги «Как навести порядок в своей жизни после рождения ребенка». Прежде чем начать изменения, они сами заполнили его и описали трудности, с которыми столкнулись при совмещении материнства с другими женскими ролями. Надеемся, этот пример поможет кому-то взглянуть на себя со стороны.

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

У Барбары преображение было связано с приведением в соответствие ожидаемого и реального. Для нее оно началось с ощущения неудовлетворенности. Она разрывалась между материнством и работой, но чувствовала, что не в состоянии справиться ни с тем, ни с другим, во всяком случае, так хорошо, как она рассчитывала. Когда Барбара разобралась в создавшейся ситуации, перед ней открылись новые возможности.

Вопросник Барбары

  1. Сегодняшняя дата. Август 2004 года.
  2. Сколько лет вашим детям? Каковы их потребности на сегодняшний день, и сколько времени вы отводите на удовлетворение этих потребностей? Как вы считаете, их потребности изменятся в ближайшее время? Моим девочкам-близняшкам два года, и они требуют моего внимания 24 часа в сутки 7 дней в неделю. В следующем году они пойдут в детский сад, и у меня будет время с 9.00 до 14.00, когда я не буду постоянно слышать «Мама-мамочка!».
  3. Если у вас есть муж, какое участие он принимает в домашних делах и в воспитании детей? Может ли он оказать большую помощь, если в этом возникнет необходимость? Наше вероятное соотношение 70/30: 70% — я, 30% — он. Да, он мог бы поменьше смотреть телевизор и больше помогать мне, чтобы у меня была возможность хотя бы спокойно принять душ. Он постоянно хрустит чипсами с сальсой и смотрит телевизор, а я только и делаю, что занимаюсь уборкой. Не исключено, что он также испытывает некоторую неудовлетворенность.
  4. Вы оба вносите вклад в доход вашей семьи? Если да, то является ли это необходимостью и сколько денег вы должны зарабатывать? Если нет, то хотели бы вы зарабатывать? Сколько? В нашей семье два источника дохода. Я всегда работала и начиная с 16 лет могла сама содержать себя. Да, для меня работа — необходимость, чтобы мы могли сохранить нынешний образ жизни. Мы могли бы жить поэкономней, но я не уверена, что нам этого хочется.
  5. Чем вы не удовлетворены в настоящее время? Меня не удовлетворяет сложившаяся ситуация. Я думаю, что мой муж не выполняет свою часть домашней работы. Такое впечатление, что я все делаю не так, поэтому у меня постоянное ощущение неудачи и я чувствую себя изолированной. Порой мне кажется, что я смотрю на свою собственную жизнь со стороны. Словно жизнь идет, и я вроде бы что-то делаю, но на самом деле я где-то рядом. У меня возникает ощущение, что я постоянно иду против ветра. Я утратила живость и энергию, чувствую себя подавленной и измученной. Моя жизнь так однообразна! В моем браке и с моими детьми все повторяется вновь и вновь: бутылочки, сцеживание, грязные подгузники, парк, с коляской, без коляски. Возникает ощущение, что этому не будет конца.
  6. Сколько часов в неделю вы хотели бы посвятить своему преображению? 20 часов в неделю. Я хочу, чтобы у меня была возможность ненадолго оставлять детей в детском саду. Скоро они начнут ходить туда на 5 часов в день, и это время я смогу тратить на себя или на домашние дела.
  7. Что пугает вас больше всего? То, что я не справляюсь. Мой брак терпит неудачу. То, что я не получаю полного удовлетворения от материнства.
  8. Чем вы любите заниматься? Разговаривать с подругами. Мне нравится слушать рассказы людей. Это мое самое любимое занятие. Если бы я стояла перед выбором — поиграть в теннис или послушать истории трех женщин, я бы без сомнений выбрала последнее. Меня захватывают жизненные истории и интересует то, что заставляет людей поступать так, как они поступают. Подобные истории вдохновляют меня.
  9. Что у вас хорошо получается? Я замечательно умею слушать. Мой муж всегда хвалит меня за то, что я могу пойти на вечеринку и выудить из любого человека нужную информацию. Возможно, мне стоило стать агентом ЦРУ.
  10. О чем вы можете сказать: «Это моя страсть»? Мои страстные увлечения со временем претерпели изменения, но в настоящий момент я буквально помешана на своих малышках. Я пытаюсь постичь этот особенный мир мамочек. Это желание превратилось почти в навязчивую идею. Я знаю, что сейчас не совсем удачно справляюсь с ролью мамы. У меня не все хорошо получается, и я уверена, что есть возможность лучше выполнять свою работу и получать от нее большее удовлетворение. Я также люблю путешествовать.
  11. Чего вы хотите и что вам необходимо? Мне необходимо немного самоутверждения, которое могут дать моя работа, мой муж и мои дети. Мне нужно точно знать, что я хорошо выполняю свою работу. Мои дети слишком малы, чтобы помочь мне в этом, поэтому, возможно, мне несколько не хватает самоуважения. Мой муж сумел быстрее и легче приспособиться к новой ситуации, а я до сих пор ощущаю себя невидимой.
  12. Что вы не любите делать? Готовить. Ненавижу готовить.
  13. Каково ваше представление об идеальной жизни? Иметь возможность на некоторое время оставлять моих детей. Быть финансово независимой. Наслаждаться домашним уютом и покоем и не чувствовать себя измученной и постоянно уставшей. Иметь возможность передышки. Каждый день располагать хотя бы несколькими секундами, за которые не надо отчитываться.

Отметьте, сколько часов в неделю вы посвящаете делам, указанным в приведенном ниже списке. Затем напишите, сколько часов в неделю вы хотели бы на них отводить.

ДелаВремя, которое я посвящаюВремя, которое я хотела бы посвящать
Работа4020
Дети24/7 (за исключением того, когда иду в туалет)50
Муж2 (это в лучшем случае)Мне неважно, сколько часов мы проводим вместе. Я хочу, чтобы мне с ним снова было интересно. Сейчас есть ощущение, что осталась одна только работа
Физические упражнения00 (Не соглашусь ни за какие деньги. Предпочту голодать.)
Родственники40 (Моя мама и свекровь поочередно живут у нас. Это хорошо для детей, но ужасно для брака.)10 (с четко оговоренным условием не приходить без предварительной договоренности)
Друзья010
Свободное время0 (если не считать выдергивания седых волос)5
Увлечения00 (Мое увлечение — разговоры с подругами.)
Сон35 (5 часов каждую ночь, но с перерывами)49 (7 часов непрерывного сна каждую ночь)
Прочее
  1. Если раньше вы работали или работаете сейчас, какого рода эта деятельность? Вы хотели бы в дальнейшем использовать имеющиеся навыки? Я занимаюсь продажами и маркетингом. Да, я считаю, неважно, чем я занимаюсь, — я должна уметь это продать, поэтому мои навыки будут весьма кстати.
  2. От каких дел вы готовы отказаться, чтобы высвободить время для чего-то нового? Какие изменения я реально могу внести? Не думаю, что от чего-то я могла бы отказаться. Полагаю, что мне необходимо перераспределить время. Сейчас у меня нет ни минутки для того, чтобы просто побездельничать. Я не могу оставить работу, потому что она доставляет мне удовольствие; мое общение с мужем сведено до минимума, и я могу высвободить время лишь за счет детей. Однако подобного я даже представить не могу. В отношении своих малышек я ненормальная и буквально все, что касается их, должна держать под контролем.

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

История Барбары

После рождения моих близнецов я решила продолжать работать. Каждое утро я вставала в 6 часов и работала до 9. Затем мой муж уходил на работу, и я занималась малышками. Я строго придерживалась этого графика и считала, что у меня все под контролем. Потом вдруг все пошло наперекосяк.

Оказалось, что утренних часов для работы недостаточно, и пару раз в неделю мне приходилось ходить в офис, а это означало дополнительные обязательства, времени на выполнение которых у меня не было. Вскоре начала сказываться хроническая нехватка личного времени. Но я ведь считала себя сильной. Я была уверена, что смогу со всем этим справиться, а женщины, не способные этого сделать, были просто слабыми.

Когда я, еще до рождения детей, видела в продовольственном магазине мамочку с ребенком, который в истерике валяется на полу, я думала: «Боже, она совершенно с ним не справляется! Уж я-то никогда не окажусь в подобной ситуации!» Я руководила компанией — неужели быть мамой сложнее?

Потом все начало рушиться — я ведь хотела быть супермамой, хотела быть лучшей на работе, хотела показать своей собственной маме, как замечательно я справляюсь. Я хотела чувствовать самоутверждение от всего, что делала, но не находила его ни в чем. К этому прибавилось постоянное недосыпание — и вот все, как мне показалось, начало разваливаться на части. На работе мне не удавалось быть в курсе всех важных моментов; дома одна из моих девочек выпала из кроватки, и я чувствовала, что отношения с мужем стали напряженными. Отсутствие интима усугубляло неприятности. Чувство собственной виновности в этих проблемах выросло до невероятных размеров.

Вдобавок ко всему я чувствовала себя одинокой и словно изолированной от внешнего мира. Ни у одной из моих подруг детей не было. Теперь я уже совсем не походила на ту женщину, которой была до рождения детей. Порой у меня возникало ощущение, что я превратилась в ту беспомощную мамашу в супермаркете. Мне все чаще стало казаться, что другие женщины выполняют свои материнские обязанности гораздо лучше, чем я.

Мне не с кем было об этом поговорить, по крайней мере я так считала. До тех пор, пока я не начала разговаривать с другими мамами, я не догадывалась, что все они испытывали похожие чувства. По сути, я заставила себя начать общаться и сразу поняла, что другие мамы чувствуют то же, что и я. Как только я снизила планку требований к себе и осознала, что нет необходимости поддерживать в доме идеальную чистоту, напряжение сразу же спало и я почувствовала себя лучше.

Общаясь, я узнала, что и другие женщины не могут похвастаться частым сексом со своими мужьями и они точно так же расстроены полным отсутствием личного времени. и у них дети тоже падали из кроватки.

Мамопапия

БЕРЕМЕННОСТЬ

Немного моментов в жизни женщины (если они вообще есть) могут Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностисравниться по интенсивности эмоций со временем, когда она носит ребенка. «Эмоциональная неустойчивость» — так обычно называют это свойственное беременности состояние в журнальных статьях и книгах, в той литературе, которую получает женщина при первом посещении врача для осмотра по поводу беременности. Беременность, на языке психологов, есть время «кризисов», это слово не совсем удачное, потому что ассоциируется с болезнью, но более предполагает какой-то сдвиг. Действительно, беременность является поворотным моментом в жизни женщины, неким, возможно единственным, ритуалом ее вступления в общество, в котором не предусмотрены другие столь же значимые ритуалы для женщин. Появление ребенка знаменует начало новой жизни для всех окружающих.

Женщина, которая до этого мыслила себя в качестве дочери, жены, подруги, сотрудницы шефа, должна осознать себя в новой роли — в роли матери. И окружающие перестают быть тем, кем они были. Муж превращается в отца, родители — в бабушку и дедушку, братья и сестры — в дядей и тетей.Тело женщины меняется, оно растет, грузнеет, становясь прекрасным и неуклюжим, оно как бы начинает светиться изнутри. Эти изменения ухудшают или улучшают самосознание женщины, ухудшают или улучшают ее сексуальнуюжизнь и почти наверняка обеспечивают ей сидячее место в переполненном автобусе. По мере того как женщина все более погружается в осознание своей новой роли, ее прежние амбиции и устремления, ее карьера и даже дружеские отношения вытесняются из сознания. Печальные кинокартины заставляют ее рыдать. Не очень удачная шутка может надолго рассмешить.

Внутри нее происходит борьба между нарождающимися материнскими чувствами и необходимостью перестроить всю жизнь с ориентацией на ребенка. Ее тревожат сложные чувства, вызванные беременностью, которая вначале была лишь ненаступившей менструацией, затем может ощущаться как недомогание, а заканчивается сильнейшей болью. В конечном итоге возникает всепоглощающая любовь к ребенку, которого она не может увидеть, но который растет и шевелится под ее сердцем.

Временами радостные ожидания и страхи сталкиваются, как атомы в реакторе. Эти девять месяцев ожидания она прочувствовала каждой жилкой своего тела, каждым нервом. «Это акт мужества», — пишет Рива Рубин, одна из ведущих специалистов по вопросам беременности.

Ребенок и работа

Как совместить?

Любая семья, даже самая благополучная, во время ожидания малыша может столкнуться с проблемами в отношениях.

Светлана Иевлева
Психолог, г. Ульяновск

Евгения: Я очень серьезно готовилась к появлению ребенка и сделала все, чтобы создать идеальные условия для его рождения. Я дождалась стабильной ситуации на работе, покупки квартиры и официального оформления отношений с мужем. Для меня все это очень важно — только так я чувствовала себя спокойно. И что же? Именно сейчас возникли проблемы, из-за которых я должна как можно скорее приступить к работе. Если бы знала, что так получится, может, отложила бы рождение ребенка еще на пару лет.

ПСИХОЛОГ: К сожалению, не всегда все происходит так, как мы задумываем, и обстоятельства действительно бывают сильнее. Но, тем не менее, вряд ли с ними всегда стоит считаться. Идеальной ситуации можно ждать очень долго — возможно, ее (именно такой, кокой мы себе представляем) не будет совсем. Мы ведь не можем спрогнозировать нашу жизнь на несколько лет вперед, да и, согласитесь, это было бы совсем неинтересно. Так что главное, наверное, найти разумный баланс между собственными планами и тем, какие сюрпризы преподносит нам жизнь. И конечно, ко всем этим сюрпризам нужно относиться более позитивно — находить плюсы в каждой ситуации.

Евгения: По-моему, нет ничего хорошего в том, что ребенок остается без матери. Такая ситуация возможна только в случае, когда ребенка не любят, или же в неблагополучной семье. Конечно, мать-одиночка должна работать: у нее другого выхода нет. Но я даже не думала, что так сложатся обстоятельства у меня! По-моему, это ужасно! И как это будет выглядеть в глазах окружающих?!

ПСИХОЛОГ: На самом деле, вы далеко не единственная мама, которая выходит на работу так рано. Более того, многие вообще не видят необходимости в том, чтобы именно мама постоянно занималась ребенком. Да и окружающие относятся к таким семьям спокойно. Просто вы переносите на них свои собственные ощущения и свои собственные мысли по этому поводу. Вам кажется, что все люди думают так же, как думаете вы. А это, конечно, не так: у каждого свой жизненный опыт и отношение к разным ситуациям.

Евгения: Мой жизненный опыт говорит, что мама должна быть рядом с ребенком. Я это решила еще в детстве, потому что самой мне очень не хватало маминого участия. Я родилась, когда моя мама училась в университете, и оставлять учебу она не хотела. Мной, а потом и братом занималась бабушка. В общем-то, не могу пожаловаться на жизнь, но помню, что в пятилетнем возрасте я завидовала детям, которые гуляли с родителями. Когда я ложилась спать, то мечтала о том, что мы идем гулять вчетвером — мама, папа, я и брат. Что папа подбрасывает нас на руках, а мама покупает мороженое — и всем нам очень весело. Но папа, на самом деле, по несколько месяцев был в командировках, а мама, закончив учебу, начала работать. А мороженое нам почти не покупали — бабушка считала, что от него можно заболеть.

Сейчас, когда я думаю, что мой ребенок будет жить точно так же, то чувствую себя виноватой. Я же решила, что никогда так не сделаю!

ПСИХОЛОГ: Но вам совсем необязательно делать именно так. Обстоятельства не бывают совершенно одинаковыми. Ваша мама была в другом возрасте, жила в других условиях, имела, воз-можно, другие взгляды и другие проблемы. То, что вы, как и она, будете работать, совсем не значит, что ваш ребенок будет испытывать те же чувства, что и вы в детстве. Что же касается чувства вины, то все родители с ним знакомы — ведь оно связано с заботой, ответственностью и любовью. Любая мама — даже та, которая находится с ребенком почти круглосуточно, скажет вам, что испытывает вину, когда ей приходится отлучиться, а ребенок при этом протестует и плачет. Но сверхответственные люди — которые хотят все и всегда делать правильно, никогда не ошибаться и следовать своему четкому плану — конечно, испытывают вину чаще других. И это часто мешает им в жизни вообще и в отношениях с ребенком, в частности. Так что постарайтесь свое чувство вины откорректировать. Ничто не помешает вам любить ребенка и уделять ему достаточное (с учетом обстоятельств) время. Ведь именно этого вы и хотите.

Евгения: Но как он будет меня воспринимать при условии, что я смогу общаться с ним только по вечерам? Сможет ли он вообще понять, что именно я — его мама?

ПСИХОЛОГ: Пока он маленький, понять он этого не сможет — сможет почувствовать. Почувствовать, что есть человек — заботливый и ласковый, с которым очень хорошо и которого называют «мама». А поймет он это, конечно, гораздо позже.

Евгения: Да, но как же он почувствует, что я человек заботливый и ласковый? Я, честно говоря, опасаюсь, что он будет меня воспринимать вообще как чужую,

ПСИХОЛОГ: Он будет вас воспринимать так, как вы будете себя с ним вести. Дети очень чувствительны к эмоциям окружающих, воспринимают их неосознанно. Поэтому, если вы любите ребенка, он это обязательно почувствует — тем более что целый месяц со своего рождения он все-таки был с вами.

Постарайтесь общаться с ребенком, хоть и немного, но регулярно — чтобы он каждый день имел возможность видеть ваше лицо, чувствовать руки и запах, а в выходные уделяйте малышу максимум внимания, старайтесь проводить с ним целый день.

Ваше общение должно быть всегда в положительном эмоциональном ключе. Поэтому лучше, если, придя с работы, вы найдете время, чтобы переключиться с профессиональных проблем на малыша, успокоитесь — и потом уже подойдете к ребенку. Иначе ваша раздражительность, загруженность мыслями о работе, плохое настроение будут передаваться и ему — а это плохо и для его самочувствия, и для его общения с вами.

Оставьте для себя все самые приятные процедуры — купание, вечернее укладывание, раннее кормление (конечно, это может быть что-то другое — с учетом вашего расписания и предпочтений малыша, главное — чтобы это было то, что очень нравится вам обоим).

Заранее оговорите с няней, что она не будет целовать малыша, проявлять очень бурные эмоции, сами старайтесь отдавать ребенку как можно больше любви и ласки.

Хорошо, если удастся сохранить грудное вскармливание: оно способствует эмоциональной привязанности малыша к маме.Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Дети привыкают к любой ситуации, к любому положению дел — когда общая обстановка для них благоприятна. Поэтому не тревожьтесь понапрасну, ведь беспокойство и ваше ожидание чего-то плохого тоже влияет на общий эмоциональный фон.

Евгения: Есть еще одна проблема: мы никак не можем решить, кто же именно будет заниматься с ребенком в мое отсутствие. Муж хочет, чтобы это был кто-то из родственников — бабушек, так как, по его мнению, они смогут действительно любить ребенка и заботиться о нем. А мне хотелось бы, чтобы это была няня. Во-первых, я смогу ей говорить, что именно от нее требуется, и делать замечания, если что-то не так, а бабушкам не всегда все скажешь. Во-вторых, няню можно подобрать со специальным образованием, и она будет заниматься и обучением, и развитием. В-третьих, няню можно пригласить достаточно молодого возраста — ребенку будет веселее с таким человеком. Конечно, вариант с няней более рискованный, чем с бабушкой, но, с другой стороны, няню можно уволить, а бабушку придется терпеть. Так что не знаем, что предпочесть. Думаем даже о том, чтобы это были два или три человека — бабушки и няня. Чтобы все они занимались ребенком в разные дни недели. Думаю, что это тоже будет способствовать развитию ребенка.

ПСИХОЛОГ: Вы правы в том, что каждый вариант имеет свои плюсы и минусы. И, конечно, в основном все зависит от качеств и особенностей конкретного человека, И няня, и бабушка могут ухаживать за малышом и заниматься его воспитанием очень успешно, и это может и не зависеть от наличия или отсутствия родственных связей. Также как и обе они могут относиться к малышу и своим обязанностям формально — и такое бывает. Третий ваш вариант — чтобы ребенок поочередно находился с разными людьми — не самый подходящий, причем независимо от того, какие это будут люди. Дело в том, что маленькому ребенку нужно постоянство — в обстановке, в условиях воспитания, в окружающих людях. В первые месяцы жизни такое постоянство — это и есть те условия, в которых ребенку комфортнее всего, в которых он получает все необходимое для жизни. Поэтому лучше, если с ребенком будет заниматься один постоянный человек. Конечно, это условие тоже можно выполнить не всегда, но все-таки стоит иметь в виду, что без особой необходимости воспитатели меняться не должны.

Евгения: Получается, что и садик — не самый лучший вариант, даже, например, в два года.

ПСИХОЛОГ: К трем годам ребенок уже может оставаться без близких взрослых достаточно продолжительное время. И с этого же возраста у него возрастает потребность в общении с другими детьми. Поэтому именно с трех лет рекомендуется отдавать ребенка в детский сад. До этого времени лучше, если малыш будет дома, со своими близкими.

Евгения: Вот это слово «близкие» меня, честно говоря, смущает. Ведь это значит, что, если мы найдем няню, которая будет нравиться ребенку, с которой ему будет хорошо, то она и будет для него самым близким человеком. И, как бы я ни старалась, как бы ни купала его по вечерам, как бы ни гуляла по воскресеньям, он будет привязан именно к этому чужому, в общем-то, человеку,

ПСИХОЛОГ: Родители часто испытывают ревность и негодование по отношению к няне, видя, какие хорошие отношения у нее и их родного малыша, как ребенок слушается няню. В любом случае родители, в частности мама, остаются главными людьми для ребенка, так как он вольно или невольно понимает, кто принимает решения. Особенно заметно это после двух лет, а пока можно мириться с тем, что няня или бабушка успокаивает малыша более умело и быстро, ведь в конечном итоге это выгодно и для вас тоже — вы с легким сердцем оставите малыша с тем, с кем ему хорошо и комфортно. Мы ведь говорим только о раннем возрасте. Чем старше ребенок, тем больше у вас будет возможностей общаться с ним и проявлять свою любовь. Появляются новые занятия, игры, которые вас объединяют (если, конечно, вы будете в них участвовать), и новые способы общения (уже с двухлетним ребенком вы можете в течение дня несколько раз поговорить по телефону). Вообще, с развитием речи ваши возможности проявить любовь еще больше расширятся. Вы сможете объяснить ребенку, почему вам приходится уходить на работу, обозначить время вашей следующей встречи и вообще сказать много приятных ласковых слов, которые тоже усилят между вами связь. Поэтому не стоит воспринимать общение ребенка с няней как препятствие для вашей любви. Ведь для материнской любви, по большому счету, вообще не может быть никаких препятствий.

БЕРЕМЕННОСТЬ

Русский Национальный Ресурс
Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиУкрашение блюд
Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиБукеты из конфет
Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиДетский праздник
Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности
Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

Раздел: Комаровский Е.О. «Начало жизни вашего ребенка»
Беременность и уход за ребенком первого года жизни.
2-я cтраница раздела

Глава вторая
БЕРЕМЕННОСТЬ
Беременность — не болезнь;
когда лучше забеременеть;
что есть и пить;
что носить;
что делать с мужем;
что делать с собой;
секс;
что делать будущему папе.

Беременность не возникает сама по себе, без предшествующих ей половых контактов*.
*[Исключения, правда, бывают (читай «Новый завет» о непорочном зачатии Иисуса Христа), но они очень редки.]

Отсюда следует, что все остальные признаки: отсутствие месячных и, напротив, присутствие рвот, тошнот и стремительно меняющихся взглядов на окружающую действительность — являются всего лишь следствием одного из наиболее интересных, значительных и широко распространенных проявлений человеческого бытия, а именно — половой жизни.

Вероятность того, что эта книга попадет в руки человека, не знакомого с тем, отчего беременность возникает и как она проявляется, очень невелика. Ну, а коль скоро мы до этого договорились, условимся: при наличии сомнений (подозрений) следует обратиться к врачу, который, отвечая на подобные вопросы, зарабатывает себе на жизнь и называется гинекологом.

Мы не ставим своей целью обсуждение причин беременности (когда, после чего, зачем, от кого и т.п.). И автора, и читателей беременность, разумеется, интересует, но, прежде всего с позиции ребенка — как жить будущей маме, дабы потом родить и при этом свести к минимуму потребности в детском враче.

Порядок, при котором одному и тому же человеку доверено наблюдение за беременной, принятие родов и последующее наблюдение за ребенком, к огромному сожалению, совершенно не принят*.
*[По крайней мере, в обозримом для автора географическом пространстве.]

И в этом нет ничего хорошего. Потому что точки зрения гинеколога и педиатра довольно часто не совпадают: то, что хорошо для мамы (и гинеколога), не всегда хорошо для ребенка (и педиатру).

Итак, самая обычная женщина, достигшая детородного возраста, решила этот возраст не упустить. Эта самая обычная женщина самой Природой подготовлена к вынашиванию ребенка и родам.

И Природа, и человеческое естество, и законы логики, да и вообще элементарный здравый смысл не в состоянии объяснить, почему беременная должна не уставать, побольше спать, не поднимать больше 1-го килограмма и т.п. Ведь эта самая женщина несколько тысяч лет назад в аналогичной ситуации продолжала бы жить по законам племени — ну, кто бы перестал готовить еду или перемещаться вслед за оленями только потому, что кому-то там мешает живот или его, видите ли, тошнит.

И надо задуматься самой. Представить своего мужа в виде большого лохматого и не слишком хорошо пахнущего самца, а себя — в виде озабоченной «интересным положением» самки, которая просто должна в процессе беременности, во-первых, не дать этому самцу переметнуться к другой, а, во-вторых, сохранить оптимизм и, к чему скромничать, красоту.

Самое главное правило — БЕРЕМЕННОСТЬ — НЕ БОЛЕЗНЬ! Это нормальное физиологическое состояние женщины. Хотя очень и очень многие женщины именно так рассматривают это состояние. Во многом им помогают гинекологи, — редко какой визит к врачу не заканчивается рассуждениями об узком тазе, кривой матке, воспалении придатков и вообще — как это Вас, девушка, угораздило. Да еще и подруги наговорят про адовы муки роддома. Опять-таки надо сдать много-премного анализов и обойти много-премного специалистов.

Могу клятвенно заверить, что еще ни разу не встречал человека, посетившего большое количество врачей, сдавшего большое количество анализов и не обнаружившего при этом какой-нибудь дремавшей в нем хвори. Тем более что у нас принято бегать по врачам после того, как беременность стала свершившимся фактом, а не до того как.

Кстати, сам факт беременности в большинстве случаев порождает множество других проблем — сексуальных, материальных, наконец, квартирных.

И нет ничего странного в том, что стрессовое состояние — удивительно частый спутник беременности. Ведь очень трудно противостоять обильному наплыву негативной информации. Для этого надо иметь очень-очень крепкие мозги или не иметь их вообще.

И то и другое — редкость, поэтому желательно запомнить:

  • слушать надо, прежде всего себя — двигаться, если хочется двигаться, спать, если хочется спать, есть, если хочется есть, и заниматься с мужем любовью, если хочется ею заниматься.
  • если Вы хотите ребенка и при этом уже беременны, то никакие обнаруженные врачами болезни не должны вызывать у Вас отчаяния.
    Констатируйте в глубине души тот факт, что надо было раньше махать руками, но не стремитесь себя спасать, поскольку трудно найти методы лечения, одновременно полезные и ребенку, и маме;
  • любое лечение беременной женщины должно проводиться только тогда, когда без этого однозначно нельзя обойтись (кровотечение, явная угроза срыва, нефропатия, выявленный сахарный диабет, ревматизм или другие страсти).

Вы живете в стране, где количество проверяльщиков и тех, кто учит, как надо лечить, почти равно количеству тех, кто действительно лечит. Тот, кто лечит, прекрасно знает, что за назначение 10 лекарств при насморке никто его не будет ругать — ведь по поводу каждого их этих 10 лекарств защищена, как минимум, кандидатская диссертация.

Беременность — это всегда риск. Очевидный риск для самой беременной и не менее очевидный риск для врача, который, учитывая оценку его труда обществом, рисковать не собирается*.

*[В отношении оценки врачебного труда следует заметить, что на момент написания этих строк месячный труд специалиста с дипломом о высшем медицинском образовании оплачивается так же, как 1 час работы проститутки. И мне очень хотелось бы исключить предыдущее предложение из второго издания книги.]

И надо иметь очень много мужества, чтобы не назначить, не послать на консультацию, не уложить в стационар, не начать стимулировать, не запретить. Надо оторваться от бумажек и найти время, чтобы спокойно поговорить, объяснить и, в конце концов, сознательно разделить риск пополам.

Но ведь проверяют врача не по отзывам пациентов, а по качеству исписанных им «документов»! А коль скоро какой-либо диагноз в карточке записан, то обязательно надо лечить: а вдруг какая неприятность, тут уж учителя и проверяльщики по всей строгости спросят — как это Вы, батенька, не назначили? И ведь действительно иногда случаются неприятности — у одной из 100, но назначают всем — на всякий случай.

Помогите врачу быть с Вами честным и откровенным — не требуйте от него дефицитов и Вашего немедленного спасения, не кричите: «мы достанем», выясните все-таки, а что будет, если не делать ничего, и что опаснее — лечить или не лечить.

Я, по вполне понятным причинам, не называю конкретные болезни, не в этом суть. Просто беременная должна попытаться взглянуть на себя глазами врача, к которому она пришла. Она должна понять то, что понимает любой врач: беременность — это нормальный физиологический процесс и, чем меньше мы будем вмешиваться в нормальные физиологические процессы, тем лучше будет нам всем! А если не совсем нормальный?

Так подумать надо, настолько ли мы мудры, чтобы матушке-природе мешать, если она чуть-чуть споткнулась. А если совсем не нормальный — тогда лечиться, но помнить при этом замечательный афоризм, родившийся в среде практических врачей, «то, что бывает редко — бывает очень редко; то, что бывает очень редко – не бывает никогда».

Переходим теперь к конкретным рекомендациям.

КОГДА ЛУЧШЕ ЗАБЕРЕМЕНЕТЬ?

К огромному-преогромному сожалению, планирование беременности до настоящего времени не является всеобщим правилом. Но если Ваша семья в своей эволюции достигла того, что, во-первых, может позволить себе беременность в определенный момент, а, во-вторых, может сделать эту беременность реальным фактом, то следует знать: чем выше к моменту зачатия уровень здоровья будущих папы и мамы, тем здоровее будет ребенок. Поэтому до того желательно:

  • проверить состояние своего здоровья и, если надобно, подлечиться;
  • обязательно посетить стоматолога*;
    *[ До рождения ребенок формирует свой скелет из кальция и фосфора матери. Поэтому в связи с нехваткой кальция и фосфора могут начать «портиться» зубы. Если они уже не очень хороши, то желательно привести свой рот в порядок заранее, дабы потом, будучи беременной, не бегать еще и к стоматологам.]
  • хорошенько отдохнуть (оптимально — провести отпуск не на диване, а на природе);
  • «завязать» с разными вредностями (курением, употреблением горячительных напитков, бдениями у телевизора);
  • несколько ограничить сексуальную активность.

Особый вопрос — возраст будущей мамы. Понятно, что в 18 лет Вы будете поздоровее, чем в 35. Главное все-таки в том, чтобы Вы рожали ребенка для себя, а не в качестве подарка для бабушек и дедушек. Поэтому лучше быть мамой в 30 лет, чем кукушкой в 18.

И еще. Даже заводя щенка, люди, как правило, думают о том, где он будет спать, что он будет есть и кто с ним будет гулять. Рожденному Вами ребенку именно Вы и только Вы обязаны обеспечить существование, достойное человека.

ЧТО ЕСТЬ И ПИТЬ?

На протяжении многих тысячелетий Ваши предки ели примерно одну и ту же пищу, и те, кто не мог эту пищу переварить, давно уже вымерли.

Задумайтесь над тем, где брал апельсины Ваш прапрадедушка? Каждый пищевой продукт содержит в себе определенные белки, которые перевариваются другими, тоже совершенно определенными белками (ферментами).

Есть белки родные, к которым мы привыкли генетически, их употребляли в пищу наши предки (хлеб, мясо, яблоки, рыба и т.п.). Есть белки, которых наши предки не видели в глаза, — цитрусовые, кофе, какао. Мы их, тем не менее, с удовольствием едим, и ничего с нами не происходит. Потому что все, в кишечнике толком не переваренное (полностью нерасщепленное) нейтрализуется потом замечательной перерабатывающей фабрикой, которая называется печенью.

На печень беременной нагрузка предостаточная — именно печень и есть главный борец с токсикозами, нейтрализатор выделений плода и т.п. Давайте ее беречь. Если Вы хотите, чтобы Ваш ребенок не страдал от того, что ему нельзя съесть мандаринку или шоколадку, то не надо, будучи беременной, поглощать эти самые мандаринки и шоколадки (недопереваренные частицы до того, как нейтрализоваться печенью, пройдут через плод, вызовут ответные реакции, а у дитя потом будет на эти продукты аллергия).

Проще говоря, избегайте всего того, чего не ел Ваш прапрадедушка. Здоровее будете.

Не надо есть [обратите внимание на интонацию — не категорически «нельзя», а просто, тихо и по-человечески «не надо»]:

  • жирное (варите бульоны — снимайте жир, уважайте «синих птиц» — тощих куриц и голодных домашних зайцев — кроликов);
  • какао и его производные (шоколад, шоколадные конфеты, шоколадное масло);
  • кофе;
  • цитрусовые — включая лимоны, которые всем советуют брать с собой в роддом;
  • очень острое, очень кислое, очень соленое;
  • поменьше консервов;
  • грибы;
  • горох;
  • свежие дрожжевые изделия;
  • клубнику;
  • всякие вкусности с масляными кремами.

Надо бы:

  • овощи, особенно зеленый лук, картофель и огурцы;
  • фрукты: груши, яблоки, абрикосы;
  • ягоды: виноград, черешню, вишню, арбузы;
  • молочные продукты: прекрасно — творог и кефир (ряженка, йогурт, простокваша), просто обычное молоко от обычной коровы;
  • мясо (нежирное), рыба нормальная (не сушеная вобла и не селедка);
  • изюм, курагу;
  • орехи любые — от грецких до арахиса;
  • компот из сухофруктов;
  • зеленый чай.

    Помните:

  • лучше пареное и вареное, чем жареное и копченое;
  • лучше недоесть, чем переесть;
  • если нельзя, но очень хочется, то можно, лишь бы перехотелось;
  • если сомневаетесь: можно или нельзя? — ну его;
  • не надо много есть на ночь;
  • вообще много — не надо;
  • если обстоятельства, традиции и окружающие не позволяют обойтись без спиртного (например, Новый год в разгар беременности), то либо красное виноградное вино (типа «Кагора»), либо «Шампанское» (и то и другое — чуть-чуть)*;
    *[Если честно, то обстоятельства, традиции и окружающие ни при чем — просто самой очень хочется — правда?]
  • хотите мел — грызите на здоровье, (цветные мелки и штукатурку — не надо), но оптимальнее все-таки — кальция глюконат или (еще лучше) кальция глицерофосфат — 3 таблетки в день плюс творог – и Вам, и ребенку хватит вполне;
  • желательно принимать комплексные витамины для беременных; они отличаются от других поливитаминов наличием витамина «Д» (например, «Гендевит»). Если таковых витаминов купить (достать) не удалось, то помните, что в те дни, когда Вы не бываете на солнышке (особенно зимой), необходимо получать в день 500 ед. витамина «Д»*;
    *[«Умное» название витамина «Д» — эргокальциферол. Приобретите его масляный раствор, на флакончике написано, сколько единиц содержится в одной капле (чаще всего 1400). Можете употреблять по капле раз в три дня. Если на коробке с витаминами доза эргокальциферола указана в миллиграммах, Вам придется изо всех сил напрячь свои математические способности. 1 ед. = 0,000025 мг.]
  • мойте руки;
  • при нехватке сладкого возникает сонливость;
  • поправляются не столько от количества еды, сколько от ограничения двигательной активности;
  • при нормальном самочувствии никаких оснований для того, чтобы меньше пить, нет. Если же возникли сложности (отеки, нефропатия), обязательно согласуйте с гинекологом режим питья (что? сколько?).
  • ЧТО НОСИТЬ?

    ЧТО ДЕЛАТЬ С МУЖЕМ?

    ЧТО ДЕЛАТЬ С СОБОЙ?

    ЧТО ДЕЛАТЬ БУДУЩЕМУ ПАПЕ?

    Золотые правила будущего папы:

  • поменьше рассуждайте по поводу того, кого Вам больше хочется — мальчика или девочку. Пол ребенка определяется отцовским сперматозоидом, поэтому, в случае чего, нечего на зеркало пенять. ;
  • не надо расстраиваться в связи с тем, что Вам стали уделять меньше внимания — то ли еще будет, когда Вы действительно станете папой;
  • поинтересуйтесь бытом — посетив магазин или выкрутив белье, Вы никак не уроните своего мужского достоинства;
  • найдите время, чтобы спокойно обсудить Ваши совместные действия — где будет стоять кроватка, что и когда надо купить, что делать, пока супруга будет находиться в роддоме*;
    *[ Я совершенно сознательно не фиксирую внимание на вопросах, связанных с подготовкой к встрече младенца (сколько, чего, почему, зачем?). Прочитайте еще несколько глав и все будете знать сами.]
  • не покупайте ей всякие вкусности, которые не желательны к употреблению (см. выше). Будет очень разумно и благородно, если Вы не будете при жене есть то, чего ей нельзя, но хочется;
  • не поощряйте просто ничегонеделание жены (диван, телевизор). Лучше прогуляйтесь с ней на свежем воздухе, сядьте где-нибудь в парке на лавочке и вслух почитайте эту книжку;
  • соизмеряйте свой сексуальный пыл с ответными реакциями супруги и не дуйтесь в случае чего; помните, что беременная женщина меньше склонна прощать в сравнении с просто женщиной;
  • курить в квартире совсем не обязательно;
  • если во сне Вы имеете привычку ворочаться, крутиться и при этом еще и дергать ногами, то желательно последние недели беременности поспать отдельно;
  • беременность, в конце концов, длиться всего 9 месяцев*.
    *[ Пусть Вас утешит: муж слонихи — слон — должен терпеть аж 22 месяца!]

    Очевидная суть этой главы: в большинстве случаев беременность протекает нормально. И вести себя при беременности надо нормально. И помнить, что, хоть медицина у нас и бесплатная, за здоровье конкретного человека отвечает не врач, а сам конкретный человек. И не морочить самой себе голову, выискивая болезни. Подавляющее большинство сложностей порождаете Вы сами, нервничая и переживая понапрасну.

    Не создавайте себе проблем. Своевременно станьте в поликлинике на учет, обойдите врачей и сдайте анализы до того, как живот не позволит Вам войти в трамвай.

    Успокойтесь, ради Бога! Не Вы первая, не Вы последняя, простите за банальность. Родим, никуда не денемся. Поэтому, поехали в роддом.

    Отношение мужчин к беременности: правда и мифы

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

    Время на чтение: 12 минут

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиКак правило, радость от появления малыша свойственно испытывать обоим партнерам. Супруги уверены друг в друге, любовь и взаимопонимание главенствует в их семье, поэтому другой реакции на «две полоски» и быть не может. Другое дело, когда уверенности в мужчине у будущей мамы нет. Это и становится, в большинстве случаев, началом серьезной проблемы в отношениях.

    Содержание статьи:

    Как правильно сказать мужу о беременности?

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиЭтот вопрос – причина беспокойства для многих беременных женщин. Как преподать эту новость правильно, как подготовить любимого мужчину к этой новости, как предугадать его реакцию?

    Не каждый представитель сильного пола готов к таким серьезным изменениям в жизни. А для будущей мамы поддержка любимого человека более чем важна. Сообщить такую радостную весть можно по-разному:

    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиС помощью обстоятельного разговорав уютной домашней обстановке;
    • Подсунув в портфель любимого записку с новостью;
    • Прислав смсмужу на работу;
    • Или просто сделав ему необычный сюрприз в виде открытки«Скоро нас будет трое…».

    Способ значения не имеет. Как подсказывает сердце – так и следует поступать.

    Реакция мужчин на беременность — что к чему?

    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиБезмерно счастлив и рад перспективе будущего отцовства. Бросается кормить свою женщину экзотическими фруктами и исполнять все ее капризы.
    • Удивлен и растерян. Ему нужно время, чтобы осознать этот факт и понять, что жизнь уже не будет прежней.
    • Недоволен и рассержен. Предлагает «решить вопрос» и ставит перед выбором «я или ребенок».
    • Категорически против появления в семье малыша. Собирает чемоданы и уходит, оставив женщину решать проблему самостоятельно.

    Страхи будущих мам

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиДля беременной женщины вполне естественны переживания и опасения различного рода. Будущая мама заранее пытается оградить еще не родившегося малыша от всего, что может нарушить его спокойствие. Независимо от отношений в семье, основные «традиционные» страхи преследуют каждую будущую маму:

    • А вдруг я стану некрасивой, толстой и неуклюжей, и муж перестанет видеть во мне женщину?
    • А вдруг муж начнет «гулять налево», когда половая жизнь станет невозможной?
    • А вдруг он еще не готовстать отцом и взять на себя такую ответственность?
    • А смогу ли япосле родов вернуться к прежним формам и весу?
    • А будет ли муж помогать мне с ребенком?
    • Роды – это так страшно в одиночку, захочет ли муж быть рядом в этот момент?

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиНаслышанные о всяческих неприятных историях от подруг и родственников, будущие мамы заранее начинают паниковать. Им кажется, что мужья не понимают их, что отношения дают трещину, что мир рушится и т.д. В итоге, на ровном месте, под влиянием эмоций, и совершаются глупости, многие из которых потом исправить не удается.

    Поведение мужа во время беременности

    У каждого мужчины своя реакция на беременность. Чрезмерный натиск и капризность уже с того момента, как тест показал положительный результат, могут нанести немало вреда отношениям.

    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиХорошо, когда мужчина уже готов к этому событию. Он счастлив, он сам полон энтузиазма, он летает на крыльях любви, балуя супругу изо дня в день, потакая всем ее капризам и заменяя ее во всех делах по дому. Здесь остается только поблагодарить бога и наслаждаться своей беременностью.
    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиЕслидля мужчиныбеременность супруги стала неожиданностью, то не стоит слишком давить на него. Это для будущей мамы двухнедельный плод – уже дитя, которое она любит, ждет и называет по имени. А для мужчины – это всего лишь две полоски на тесте. А если еще и нет постоянного дохода, или присутствуют другие проблемы, то состояние растерянности мужа усугубляется страхом – «а потянем ли мы, а смогу ли я…» и пр. В этом случае, нужно просто дать ему время осознать факт беременности и привыкнуть к этому факту.
    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиИногда реакцией мужчины становится его капризность и сильная раздражительность. Женщине даже начинает сомневаться – точно ли именно она беременна? На самом деле, такая мужская реакция объясняется его страхами. Мужчина начинает переживать, что все внимание будет доставаться ребенку, и таким способом демонстрирует свой страх. В данном случае, лучшим решением проблемы будет не забывать о желаниях супруга и о том, что ему тоже требуется внимание. Беременность для мужчины – не менее сильный стресс, чем для женщины. А в отдельных случаях и больший. И, конечно, будущей маме не стоит замыкаться на своем токсикозе, капризах и детских магазинах, а делить все свои переживания и радости вместе с мужем, стараясь поддержать в нем уверенность, что он по-прежнему главный человек в ее жизни.

    Как сохранить отношения прежними во время беременности?

    По возможности максимально уделять внимание мужу, чтобы он не чувствовал себя брошенным и ненужным. Если утренний токсикоз особо не мучает, то вполне можно хотя бы приготовить любимому мужчине завтрак перед работой.

    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности«Ты совсем не уделяешь мне времени!».Следует помнить, что основной задачей мужчины во время беременности жены становится зарабатывание денег. И, конечно, абсурдно требовать от мужа, пришедшего измотанным в 11 вечера с работы, «слетать за свежей клубникой» или «чем-нибудь таким особенным, я и сама не знаю даже». Капризность – явление естественное для будущей мамы, но злоупотреблять заботой мужа тоже не следует – он переживает и «носит» беременность вместе с женщиной.
    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиСексуальная жизнь– вопрос щепетильный для каждой пары, которая ожидает появления ребенка. Если медицинских противопоказаний нет, то, наверное, не стоит создавать еще больше ограничений, в дополнение к уже существующим. Как правило, мужчина стойко выдерживает отсутствие секса на последних месяцах беременности супруги, но есть и те, для которых это практически невозможно. Во втором случае все зависит от жены. Есть масса способов удержать мужчину от необдуманных поступков.
    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиВнешний вид будущей мамы.Беременность – не повод не вылезать из старого халата и довольствоваться «творческим взрывом» на голове. Будущая мама должна следить за собой с большим усердием, чем до беременности. Понятно, что столь тяжелый период жизни женщины связан с определенными ограничениями (элегантное платье и туфельки на шпильках одеть уже нельзя, от запаха лака для ногтей тошнит и пр.), но неряшливость никого еще не вдохновила на проявление высоких чувств.

    Идеальный отец

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиОсновное число мужчин известие о беременности своей половины воспринимает с радостью. Эти мгновения становятся для будущего отца настоящим счастьем. Конечно, на поддержку, терпение и внимание такого мужчины будущая мама может рассчитывать смело и безо всяких традиционных страхов. Для такого будущего отца ребенок становится смыслом жизни, стимулом и толчком к действию. Ведь этот малыш – его продолжение, наследник и все надежды в жизни.

    Такой мужчина «носит» беременность вместе с супругой. Не редкость такие случаи, когда у «беременных» пап появляются следующие симптомы:

    • Начинается токсикоз;
    • Набирается вес, и появляются «животики»;
    • Начинается капризность и раздражительность;
    • Появляется тяга к солененькому.

    Этому стоит только порадоваться, ведь мужчина воспринимает беременность не как тяжелое бремя, неожиданно свалившееся на него, а как ожидание рождения своей кровиночки.

    Мы ждем ребенка — это новость!

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиДля будущей мамы в период беременности очень важно чувствовать, что не она беременна, а они, вместе с мужем. К сожалению, не каждый мужчина участвует в жизни беременной супруги так, как ей хотелось бы.

    Мужчина, готовый к отцовству:

    • Ориентируется на будущее, отдавая супруге максимум любви, заботы и нежности;
    • Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременностиСопровождает супругу на все обследования и с радостью рассматривает ребенка на мониторе в кабинете УЗИ;
    • Готовится к родам вместе с женой, учится пеленать пупсов и кипятить бутылочки;
    • Вместе с супругой выбирает кроватки и ползунки;
    • С удовольствием занимается ремонтом детской комнаты, стараясь успеть до срока.

    Мужчина, не готовый к отцовству:

    • Переживает за потерю «связи» с любимой женщиной;
    • Расстраивается, что супруга больше не может сопровождать его на отдыхе и привычных развлекательных мероприятиях;
    • Злится, что сексуальная жизнь ограничивается, а то и вовсе прекращается из-за показаний врача;
    • Раздражается, когда супруга, вместо просмотра вместе с ним футбольного матча или очередного триллера, сидит в интернет-форумах, обсуждая протекание беременности или новые модели ползунков и памперсов;
    • Такого мужчину весьма сложно переориентировать в «готового к отцовству». Давить на него не имеет смысла, любой «пресс» будет только во вред отношениям. Нельзя также забывать и о том, что многие мужчины, обожающие супруг и желающие детей, никогда не пойдут в женскую консультацию, и уж тем более не захотят присутствовать на родах. Для них это – табу.

    Как адаптировать мужа к беременности?

    «Беременность – она не моя, а наша». Ощущение причастности к этому процессу женщина может внушить будущему отцу не только действиями, но и правильными словами: «наш ребенок», «мы ждем ребенка», «наша больница», «наш доктор», «как нам выбрать роддом» и прочие.

    • Обсуждение растяжек, молозива, отеков и мазков в кабинете гинеколога лучше оставить для мамы, подруг и врача. С мужем лучше делиться хорошими и радостными новостями. Постоянно ноющая жена с круглосуточными жалобами на жизнь – тут любой взвоет.
    • Конечно, нельзя слишком уж беречь супруга, и тем более утаивать от него серьезные проблемы, но золотую середину нужно четко чувствовать. Опять же, если женщина отказывается от секса по причине повышенного тонуса матки и угрозы беременности, то муж должен об этом знать. А просто описывать ему за ужином все ужасы своего состояния, начиная от выделений и заканчивая «знаешь, чем меня сегодня тошнило» — это уже перебор.

    Секс с детьми не совместим: почему я не люблю секс во время беременности

    • Всеважные решения, касающиеся ребенка, приниматьможно только вместе. Ощущать себя сдвинутым в сторону – не каждому мужчине понравится. Решили купить кроватку? Покажите ее мужу. Увидели удобную коляску? Посоветуйтесь с супругом. Все равно он в итоге Вам уступит, даже если изначально хотел «синюю с белыми полосочками». Но зато он будет чувствовать себя главой семьи, без которого ни одно решение не принимается. Это, несомненно, добавит ему энтузиазма.
    • Будущий отец должен чувствовать себя нужным. Не стоит оставлять его в стороне, как во время беременности, так и после рождения ребенка. Если муж горит желанием участвовать во всех обследованиях и обсуждениях, а после родов – укачивать малыша и менять ему памперсы, не нужно его ограничивать в этих желаниях.

    Отзывы мужчин:

    Ребенок – это лакмус отношений между женой и мужем. Он либо усиливает любовь, скрепляя отношения, либо, наоборот, разводит людей в стороны. Так или иначе, нужно заранее быть готовым к трудностям. Все можно понять и все можно преодолеть. Тем более что самый трудный период – это какие-то 9 месяцев беременности и первые пару лет после родов. Потом все возвращается на круги своя, только при этом каждое утро к вам в супружескую постель приползает очаровательное существо с огромными глазами, которое не представляет без вас своей жизни.

    Игорь:

    Я очень был рад рождению сына. Хотя и хотел дочку поначалу. Всю беременность супруги готовились вместе. Читали книжки, ходили на курсы, готовились морально, в общем. В поисках имени весь интернет перерыли. И как-то не было проблем с тем, что нельзя стало, как обычно, на роликах вместе кататься или сплавляться на байдарках. Скучно нам не было. Вместе готовили всякие вкусности, играли в шахматы, занимались «обуютиванием» детской. И на родах я тоже присутствовал. Жене было спокойно, и я мог контролировать процесс (зная современных врачей, лучше быть рядом с женой в такой момент). Ребенок – это счастье. Однозначно.

    Егор:

    Меня выматывает эта «наша» беременность… Пашу, как конь. Ухожу – она спит, прихожу за полночь с работы, никакой уже – даже ужин не разогреет. Хотя не страдает ни токсикозом, ни прочими побочными эффектами. И еще возмущается, что я не купил ей ничего «особенного», и что ни разу не позвонил за последние три часа. Хотя я кружился в эти три часа на погрузчике, во вторую смену, чтоб заработать на мебель в детскую комнату. И она при этом считает, что я не уделяю ей внимания… И кто после этого кому не уделяет внимания? Держусь. Терплю. Надеюсь, это временно. Люблю ведь ее.

    Олег:

    Ребенок – это прекрасно. Я продолжаю свой род, жена меняется в лучшую сторону, впереди – сплошная сказка. Ответственность меня не пугает, и вообще это смешно даже обсуждать. Как только «родим», подожду немного и буду стругать второго. 🙂

    Виктор:

    Мне двадцать два года, моей дочери уже третий год. Счастлив по уши. Жене помогал, как мог, и как не мог – тоже. Она особо и не капризничала, кстати. То есть, во время беременности мне не приходилось мотаться и искать «принеси то, не знаю что». Сама новость, помнится, меня шокировала малость. Не готов был морально. Да и работа не позволяла содержать еще и ребенка. Но все можно преодолеть. И работу вторую нашел, и морально привык. 🙂 Как только ребенок зашевелился в животе, все сомнения как ветром сдуло.

    Михаил:

    Некоторые беременные женщины настолько высокомерно и капризно себя ведут, что я с ужасом жду, когда этот момент наступит в нашей семье. Мечтаю о сыне, но как представлю, что моя тихая милая жена превратится вот в такую фифу капризную… Надеюсь, нас это минует. Уважаемые будущие мамы, пожалейте своих мужчин! Они же тоже люди!

    Антон:

    У нас как-то все естественно было. Сначала две полоски, как у всех, наверное. Испугались вместе, вместе посмеялись и пошли сдавать анализы. 🙂 Готовка, конечно, легла на меня — ее токсикоз мучал страшный, а в остальном – ничего не изменилось. Жена бодрячком отходила беременность. Даже, я бы сказал, отбегала. 🙂 Никаких особых ограничений у нас тоже не было. Разве что физически под конец ей было уже тяжеловато особо двигаться. Хотя она даже с дородового отделения сбегала домой, чтобы бордюр на обоях в детской доклеить. Ребенок – это здорово. Я счастлив.

    Алексей:

    Хм… У меня вообще все через … то самое… получилось. Встречались долго, оба мечтали о ребенке, собирались жениться. Она долго не могла забеременеть. Потом мы поженились, и спустя какое-то время тест показал две полоски. И началось непонятно что. Она вдруг поняла, что не хочет детей, что зря мы поторопились со свадьбой, со мной не разговаривает практически… Чувствую, все идет к разводу. Хотя был рад этим полосками, и до сих пор надеюсь, что она одумается…

    Если Вам понравилась наша статья и у Вас возникли мысли по этому поводу, поделитесь с нами! Для нас очень важно знать Ваше мнение!

    Нет комментариев

      Оставить комментарий