Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Ближайшие тренинги

Новости синтона

Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Новое на сайте

Подпишитесь
на нашу рассылку!

Психологическая библиотека

Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

Книги по жанрам:

Поиск по разделу

По психологии написано множество книг, различных авторов, на различные темы. Чтобы можно было легко ориентироваться в этом бескрайнем море психологической информации мы создали нашу электронную психологическую библиотеку.
Мы стараемся собирать в этой психологической библиотеке лучшие книги по психологии и саморазвитию, достижению успеха в бизнесе и личной жизни, построению качественных отношений и развитию навыков публичных выступлений. Психологическая библиотека — это кладовая психологических идей и открытий, размышлений и исследований. Каждая книга психологической библиотеки, словно крупица мудрости, открывает небольшой кусочек тайны под названием Жизнь.
Каждую неделю мы добавляем новые книги в нашу психологическую библиотеку, так что заглядывайте и наслаждайтесь чтением.
Часть книг можно почитать прямо с сайта, все — скачать себе в виде архива (они помечены значком Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?). Для прочтения некоторых книг вам могут понадобиться специальные программы.

Новые поступления

Это одна из первых книг (издание 1906 года) о Великом Законе Привлечения, управляющем человеческой жизнью.

Как известно, то, чего мы желаем или боимся, притягивается к нам. Настало время овладеть этой силой притяжения и заставить ее служить себе во благо.

Скорее всего это новое издание книги «Сила мысли», представленной у нас в библиотеке.

Не так давно ученые обнаружили, что фантазирование в расслабленном состоянии активизирует правое полушарие мозга.

Это полушарие творчества, гениальных решений, преодоления ограничений времени и пространства, чудесного проявления «плодов воображения».

Правому полушарию мозга удается совершать чудесные вещи, а каким образом оно это делает Роберт Стоун очень просто все объясняет на языке мифов и сказок.

Автор не обещает манну небесную и виллу на Канарах в придачу: вам придется приложить усилия, например, немного подкорректировать свою поведенческую тактику и применить на практике особые секреты, находящиеся на страницах этой книги.

Но, может быть, именно поэтому «правила успеха» работают даже тогда, когда многие другие стратегии достижения желаемого оказываются бессильны. Потому что в этом случае игра начинает идти по вашим правилам…

Работающая стратегия по отказу от аренды квартиры и переезду в свою собственную

Многим из нас уже давно очень хочется купить собственную квартиру, и вы думаете, что знаете, что для этого нужно сделать.

Вы пытаетесь откладывать деньги и тут возникает какая то ситуация и все деньги тратятся не понятно куда… не получается…

И так вы живете уже и 3 и 5 и 7 лет.

Так вот, только для тех, кто хочет достигнуть своей цели — книга из 10 конкретных шагов, которые помогут вам получить собственную квартиру.

«И куда только ушло мое время?» — стонет иной руководитель под бременем работы и стресса. Мы все знаем эту проблему. Все больше людей попадает в цейтнот. Но не столько перегрузка работой, сколько неумение планировать свое время вынуждает многих менеджеров проводить за письменным столом 60 часов в неделю (или, может быть, больше?).

80% результатов проистекают лишь из 20% причин — принцип, напоминающий поговорку «Лучше меньше, да лучше».

Книга научит Вас так выбирать и использовать наиболее эффективные действия и методы, число которых относительно невелико, чтобы достижения отлично соответствовали Вашим целям, замыслам, мечтаниям.

Являясь автобиографией и практическим руководством к действию книга в увлекательной форме и на богатом фактическом материале рассказывает, как добиться успеха, приводит поучительные примеры и дает подробные указания, как развить в себе стиль, дух и технику первоклассного коммерсанта.

Книга полезна каждому, кто хочет научиться работать наиболее плодотворно в любой сфере деятельности и стать человеком, общение с которым доставляет людям радость.

В так называемые Средние века коллективная фантазия о рае по существу стала компенсацией тех жестких, а иногда просто бесчеловечных условий, в которых людям приходилось постоянно заниматься тяжелым трудом, чтобы просто выжить. Если жизнь была такой невыносимой «здесь», значит, она обязательно должна была стать лучше «где-то там». Сегодня условия жизни в западном мире относительно комфортны по сравнению с теми тяжелыми временами. Хотя мы не достигли «рая для работающих людей», мы все же оказались к нему намного ближе, чем могли себе представить наши предки. Однако при всем этом благополучии и даже изобилии, имея возможность путешествовать по миру, получать любую информацию, покупать в магазине любые вещи и продукты вместо того, чтобы постоянно бороться за свое существование, почему мы все же несчастливы? Может быть, иллюзией является само представление о счастье?

Рассмотрены проблемы ускоренного развития и обучения детей в раннем возрасте.

Основная мысль автора: дети требуют не а который им могут дать только их родители. Для малышей они самые лучшие педагоги.

Каждый из нас хоть раз в жизни задумывался над тем, почему одни купаются в роскоши, а другим суждено всю жизнь бороться с финансовыми проблемами. Размышляя о причинах такого положения дел, мы вспоминаем об образовании, умственных способностях, навыках, умении планировать, методах работы, деловых связях, удачливости и т. п.

А может, дело вовсе не в этом? Прочитав книгу, вы познакомитесь с оригинальной точкой зрения. Автор считает, что у каждого из нас есть личная финансовая программа, предопределяющая уровень финансового благополучия, и дает практические советы по ее изменению при необходимости.

Калашников А.И. «Наука побеждать» Приветствую вас, уважаемый читатель. Прошу дать мне руку, и я поведу вас в мир решений, результатов, эффективных боевых методов работы с конфликтами, а также грамотных и умелых приемов управления и развития лидерских качеств.

Силы, призванные сделать вас глупым, больным и бедным

Книга затрагивает вопросы, касающиеся взрослой жизни, и содержит соответствующую лексику, что может быть неприятно определенному кругу читателей. Рекомендуется к прочтению только с разрешения родителей.

Книга написана женщиной исключительно для женщин и о Женщине.

Поднимаются вопросы о современных проблемах и вариантах их решений. Потому что в современном ритме жизни оставаться Женщиной с большой буквы этого слова становится всё сложнее. И что опасно — остаётся покрыта забвением самая суть, основа женского начала — её чувства, желания, сила любви. И огромное количество прекрасных жительниц планеты бьётся, как рыба об лёд, в поисках своего места под солнцем, разрываясь между духовным и материальным, между процессом и результатом, чувствами и долгом.

Данная книга будет актуальна именно для тех, кто хочет разобраться в первую очередь в себе, понять, принять, осознать, как обрести гармонию. И, как следствие, быть женственной и желанной.

«Все мы знаем, как важна ВНУТРЕННЯЯ ИГРА, но ты останавливался на том, чтобы спросить себя, что такое ВНУТРЕННЯЯ ИГРА на самом деле? Это когда Я просто очень хорошо запомнил материал или, может быть, когда Я улучшил доходчивость своего голоса?

Фактически, Внутренняя Игра основана на уверенности, убеждениях и общем отношении к жизни. Понимаешь ты это или нет, твое внимание постоянно направлено на женщин, с которыми ты говоришь. Если у тебя прочное, настойчивое и позитивное отношение к жизни, женщин естественно будет притягивать к тебе. Как это происходит у большинства натуралов.

Они развивают эти три аспекта своей идентичности: уверенность, убеждения и отношение к жизни. Когда это происходит, они начинают чувствовать большую уверенность и начинают вести себя как приз, что совершенно точно ПРИВЛЕКАЕТ ЖЕНЩИНУ».

Следующие принципы, комментарии и эссе формируют основу, которая представляет собой не просто подсказки и хитрости. Независимо от того, внедрили ли люди полностью на практике методику, описанную в книге «Как разобраться с делами» или нет, всегда находились ещё вещи, которые каждый мог бы делать всё лучше и лучше, и которые могли бы улучшить их продуктивность и общее благосостояние. Вы найдёте, что эти элементы заново утверждаются и укрепляются в этих принципах и эссе.

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Египет, Пирамиды, Атлантида (27)
  • Видео (25)
  • Живопись (17)
  • Мудрость, духовное пробуждение (14)
  • Анимации (12)
  • Пси-практики (10)
  • Развивающие фильмы (0)

Цитатник

Наставления по восхождению на горные вершины Выберите подходящую горную вершину. П.

Древнеегипетская архитектура 100 лет назад и сейчас Сравнение старых и новых фотогра.

Julia Watkins \ Энергетические картины ЛУННАЯ ТАНЦОВЩИЦА Энергетическая картина «Moon.

Материал взят, в основном, из ченнелингов Архангела Метатрона через Джеймса Тиберонна. Компоновка.

Фотографии из первых экспедиций в Египет. Ретро фото. Египет в 1849 году. Туристов там пока не.

Ссылки

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Выбрана рубрика Мудрость, духовное пробуждение.

  • 1 Запись понравилась
  • 0 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 0Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?
    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    О тесной связи Любви и Смерти.

    Дневник

    Понедельник, 23 Июня 2014 г. 20:49 + в цитатник

    Кларисса Пинкола Эстес.

    Глава из книги «Бегущая с волками».

    КОГДА СЕРДЦЕ – ОДИНОКИЙ ОХОТНИК.

    Женщина-Скелет: лицом к лицу с природой любви –
    Жизнью-Смертью-Жизнью

    Природа Жизни-Смерти-Жизни – это цикл рождения, развития, упадка и смерти, за которой всегда следует новое рождение. Этот цикл влияет на всю материальную жизнь и на все грани жизни психологической.

    В мудрых сказках любовь редко бывает романтической встречей двух влюбленных. Например, в некоторых сказках народов Крайнего Севера любовь изображается как союз двоих, чья объединенная сила позволяет одному или обоим войти в контакт с миром души и стать участником судьбы как танца с жизнью и смертью.

    История, которую я собираюсь вам поведать, – это охотничья сказка о любви. Ее сложили на ледяном севере. Чтобы понять эту сказку, нужно учесть, что там, в одном из самых суровых мест на земле, в охотничьем племени, живущем в тяжелейших условиях, любовь означала не флирт или погоню за простыми радостями эго, а зримую связь, сплетенную из прочных и долговечных жил, – союз, который выдерживает периоды изобилия и лишений, самые трудные и самые легкие дни и ночи. Сам по себе союз двух существ рассматривается как шаманская магия, как связь, благодаря которой оба обретают подлинные силы.

    Но такой союз выдвигает свои требования. Чтобы создать столь долговечную любовь, один из двоих приглашает третьего участника. Я зову его «Женщина-Скелет». Ее можно назвать и Госпожой Смертью, и в этом качестве она выступает как образ Жизни-Смерти-Жизни, одно из множества ее обличий. В этой своей ипостаси Госпожа Смерть не напасть, а божество.

    Чтобы любовь была долговечной, оба любящих должны допустить в свой союз Женщину-Скелет и заключить ее в объятия.

    ЖЕНЩИНА-СКЕЛЕТ.

    Она совершила что-то такое, от чего ее отец разгневался. В чем именно она провинилась, никто уже не помнит, только отец притащил ее на берег моря и сбросил со скалы вниз. Рыбы обглодали ее плоть и выели глаза. Остался скелет, который подводные течения перекатывали по дну.

    Однажды рыбак отправился ловить рыбу. Надо сказать, что многие в свое время наведывались в этот залив, но наш рыбак уплыл далеко от родного дома и не знал, что местные рыбаки стараются держаться отсюда подальше, потому что здесь водится нечистая сила.

    И надо же было случиться, чтобы крючок, заброшенный рыбаком, зацепился как раз за ребро Женщины-Скелета. «Должно быть, на этот раз попалась большая рыба, – подумал рыбак. – Наконец-то!» В мыслях он уже прикидывал, сколько людей удастся накормить такой огромной рыбой, насколько ее хватит, как долго он сможет отдыхать от своих обязанностей добытчика. Рыбак боролся с тяжелым грузом, висевшим на крючке, а морская вода кипела и пенилась, лодка-каяк подпрыгивала и дрожала, потому что та, что лежала на дне, пыталась освободиться. Но чем больше она боролась, тем больше запутывалась в леске. Несмотря на все свои усилия, она неудержимо приближалась к поверхности, влекомая зацепившейся за ребра леской.

    Рыбак как раз пытался поддеть добычу сачком и поэтому не видел, как из воды показался голый череп, не видел поблескивающие в глазницах кораллы, не видел ракушки, облепившие желтые зубы. Потом он обернулся, держа в руках сачок, и тут увидел Женщину-Скелет во всей красе: она свисала с носа каяка, вцепившись в него длинными передними зубами.

    «А-а-а! – вскрикнул бедняга, и от ужаса сердце у него ушло в пятки, глаза полезли на лоб, а уши запылали огнем. – А-а-а!» – завопил он и сбил ее с каяка веслом, а потом стал грести к берегу, как угорелый. От страха он не сообразил, что скелет попался на его удочку, и совсем перепугался, когда увидел, что ужасный призрак следует за ним к берегу. Куда он ни направлял свою лодку, Женщина-Скелет не отставала; ее дыхание собиралось над водой клубами пара, а руки тянулись к нему, будто желая схватить и утащить на дно.

    «А-а-а-а-а!» – закричал он, добравшись до берега. Одним прыжком он выскочил из каяка и, сжимая в руке удочку, бросился наутек. А кораллово-белый скелет, все еще обвитый леской, лязгая, запрыгал вслед за ним. Он на скалы – Женщина-Скелет за ним. Он через ледяную тундру – она следом. Он пробежал по мясу, разложенному для просушки, и разметал его в клочья своими сапогами-муклуками.

    Неотступно следуя за ним по пятам, Женщина-Скелет подхватила несколько мороженых рыбин и стала жевать: ведь у нее во рту так давно не было ни крошки. Наконец рыбак добрался до своей снежной хижины, иглу, нырнул в лаз и на четвереньках прополз внутрь. Он лежал во тьме, задыхаясь и всхлипывая, а сердце стучало как бубен – самый гулкий бубен. Наконец-то он в безопасности, в полной безопасности, да, в безопасности! Слава богам, слава Ворону и изобильной Седне. наконец-то. он. в безопасности.

    Он зажег коптилку, и – о, ужас! – на снежном полу ворохом костей лежала она: пятка зацепилась за плечо, колено застряло между ребрами, нога закинута за локоть. Потом он не мог сказать, что это было: может быть, свет смягчил ее черты или все дело в том, что он был одинок. Только в сердце его зажглась искра доброты, он медленно протянул почерневшие от сажи руки и, что-то ласково приговаривая, как мать, утешающая ребенка, принялся распутывать рыболовную леску.

    «Вот так, вот так, – сначала он освободил пальцы ног, потом лодыжки. – Вот так, вот так». Он трудился всю ночь и под конец закутал ее в меха, чтобы согреть. Теперь все кости Женщины-Скелета были на своих местах, как положено у человека.

    Он достал кремень и, отрезав часть своих волос, развел маленький костер. Время от времени, смазывая жиром драгоценное дерево своей удочки и сматывая леску из жил, он поглядывал на нее. А она, закутанная в меха, не говорила ни слова – не смела, – чтобы рыбак не вытащил ее из хижины, не сбросил со скал, не разбил ее кости.

    Рыбак стал клевать носом, забрался под меховые одеяла и скоро уснул. Бывает, что, когда человек спит, у него из глаза выкатывается слезинка. Никому не ведомо, какой именно сон бывает тому причиной, но мы знаем, что этот сон навеян печалью или тоской. Так случилось и на этот раз.

    Женщина-Скелет увидела, как в свете коптилки блеснула слеза, и вдруг ей ужасно захотелось пить. Позвякивая костями, она подползла к спящему и приникла к слезинке ртом. Эта одна-единственная слеза была как река, и она все пила и пила, пока не утолила свою многолетнюю жажду.

    Потом она легла рядом с рыбаком, проникла в него и вынула его сердце, гулкий бубен. Села и стала бить в него с обеих сторон: Бом-бомм! Бом-бомм!

    И под этот ритм бубна она запела: «Плоть-плоть-плоть! Плоть-плоть-плоть!» Чем дольше она пела, тем больше ее кости обрастали плотью. Так она напела себе волосы и зоркие глаза, и красивые полные руки. Напела себе лощинку между ногами, напела груди – такие длинные, чтобы ими можно было обернуться для тепла, и все остальное, что нужно женщине.

    Когда все у нее было на месте, она песней сняла со спящего мужчины одежду, забралась к нему в постель и тесно прижалась к нему. Она вернула обратно его сердце, гулкий бубен, и так они и проснулись – сплетясь телами, соединенные новой связью, доброй и прочной.

    Люди, которые не помнят, из-за чего с ней приключилась беда, говорят, что она ушла вместе с рыбаком, и их кормили досыта те существа, которых она знала, когда жила под водой. Люди говорят, что это чистая правда, а больше они ничего не знают.

    Смерть в доме любви.

    Неспособность вынести вид Женщины-Скелета и освободить ее от пут – вот что становится причиной краха многих любовных связей. Чтобы любить, нужно быть не только сильным, но и мудрым. Сила приходит от духа, а мудрость – от общения с Женщиной-Скелетом.

    Из этой сказки мы узнаем, что, если хочешь всю жизнь быть сытым, необходимо вступить в контакт с природой Жизни-Смерти-Жизни и развить взаимоотношения с ней. Тогда нам уже не придется на свой страх и риск ловить на крючок фантазии – умудренные опытом, мы будем знать: чтобы образовался истинный союз, необходимы и смерти, и удивительные рождения. Встречаясь лицом к лицу с Женщиной-Скелетом, мы узнаем, что чувство невозможно получить извне: это нечто такое, что периодически рождается в душе и выходит наружу. Женщина Скелет показывает нам, что только совместная жизнь, преодолевающая все подъемы и спады, все начала и концы, создает ни с чем несравнимую преданную любовь.

    В западной культуре исконный характер природы Смерти привыкли прикрывать разнообразными теориями и учениями, пока он не оказался разъединенным со своей второй половиной, Жизнью. В результате неверного обучения мы усвоили половинчатый образ одного из важнейших и глубочайших аспектов дикой природы. Нас учили, что за смертью следует только смерть. Но это совсем не так. Смерть всегда порождает новую жизнь, даже если от нее осталась только кучка костей.

    Вместо того чтобы рассматривать архетипы Жизни и Смерти как противоположности, их нужно воспринимать вместе, как левую и правую стороны одной мысли. Правильно говорят, что у одного любовного союза много концов. И все же где-то в тонких слоях существа, которое возникает, когда двое любят друг друга, есть и сердце, и дыхание. И когда одна сторона сердца опустошается, другая наполняется. Когда одно дыхание затихает, другое начинается.

    Если люди верят, что сила Жизни-Смерти-Жизни не имеет продолжения после смерти, то не удивительно, что многие боятся определенности. Их пугает даже один-единственный конец. Они не в силах перейти с веранды во внутренние помещения. Они пугливы, поскольку ощущают, что в столовой дома любви сидит Госпожа Смерть, постукивая ногой, складывая и раскладывая перчатки. Перед ней список: в одной колонке то, что живет, в другой – то, что умирает. Она намеревается подвести итог. Ее цель – соблюсти равновесие.

    Во многих современных культурах архетип силы Жизни-Смерти-Жизни воспринимают совершенно неверно. Некоторые уже не понимают, что Госпожа Смерть олицетворяет важнейший принцип творения. Благодаря ее милостивым трудам возобновляется жизнь. В фольклоре многих народов женские образы смерти обычно наделены наводящими ужас чертами: она ходит с серпом и «пожинает» не чующих опасности людей.

    Однако в других культурах, например у индусов и майя, сохранивших учения о колесе жизни и смерти, Госпожа Смерть обнимает тех, кто уже умирает, облегчая муки, принося утешение. В curanderisma говорится, что это она переворачивает плод в материнской утробе головкой вперед, чтобы он мог родиться, она направляет руки повитухи, открывающие приток молока к материнской груди, она утешает всех страждущих в одиночестве. Те, кто знает ее полный цикл, не станет ее чернить, а поклонится ее величию и усвоит ее уроки.

    С точки зрения архетипа, природа Жизни-Смерти-Жизни является основным компонентом инстинктивной природы. В фольклоре народов мира ее олицетворяют такие персонажи как Dama del Muerte, Госпожа Смерть, как Коатликуэ, Хель, Берхта, Гуань-Инь, Баба Яга, Дама в Белом, сострадательная Ночная Красавица и три женщины, которых древние греки называли Граи (старухи). Сказки изобилуют следами олицетворений древней богини-создательницы от Баньши в колеснице из ночного облака до La Llorona, женщины, плачущей у реки; от черного ангела, который, погладив женщину концом своего крыла, повергает ее в экстаз, до болотных огней, появляющихся как знак неминуемой смерти.

    Наше понимание природы Жизни-Смерти-Жизни изрядно омрачено страхом смерти, поэтому наша способность следовать циклам этой природы очень слаба.

    Силы Жизни-Смерти-Жизни – это часть нашей собственной природы, часть сокровенной власти, которая знает шаги, знает танец Жизни и Смерти. Она состоит из тех наших аспектов, которые знают, когда чему-то можно, следует и должно родиться и когда надлежит умереть. Она – мудрый учитель, если только мы способны следовать ее темпу. Росарио Кастелланос, мексиканский мистик и поэт, так пишет об этом смирении перед силами, управляющими жизнью и смертью:

    . dadme la muerte que me falta.
    . дай мне смерть, которая мне необходима.

    Поэты понимают: не будь смерти, было бы нечего ценить. Не будь смерти, не было бы уроков, не было бы тьмы, в которой сверкают алмазы. В то время как посвященные не боятся Госпожи Смерти, культура часто подстрекает нас сбросить Женщину-Скелет на камни, и дело не только в том, что мы ее боимся, а еще и в том, что усваивать ее науку приходится слишком долго. Бездушный мир поощряет нас к поспешной суете, цель которой – найти тот единственный светильник, который, как нам кажется, сразу загорится и будет гореть вечно. Но чудо, которое мы ищем, требует времени: нужно время, чтобы его найти, и время, чтобы осуществить.

    Первые этапы любви.

    Случайно найденное сокровище.

    Во всех сказках есть материал, который можно воспринимать как зеркало, отражающее недуг или здоровье общества или внутренней жизни человека. Присутствуют в них и мифологические темы, которые можно понимать как описание стадий сохранения равновесия – во внутреннем мире и во внешнем, – и связанные с этим наставления.

    Таким образом, можно считать, что Женщина-Скелет олицетворяет движения отдельно взятой души, но я считаю, что эта сказка приобретает наибольшую ценность, если понимать ее как последовательность из 7 задач, выполняя которые, одна душа учится искренне и глубоко любить другую. Вот они:

    1) Увидеть в другом человеке духовное сокровище, даже если поначалу не понимаешь, что именно нашел.

    2) Дальше в большинстве любовных связей наступает пора, когда один убегает, а другой преследует, пора надежд и страхов для обеих сторон.

    3) Потом следует этап распутывания и понимания присутствующих в любовной связи аспектов Жизни-Смерти-Жизни и развития сострадания к этой задаче.

    4) Потом – этап доверия, позволяющего расслабиться, обрести покой в присутствии и благодати другого.

    5) Вслед за ним – пора, когда двое делят и грядущие мечты, и былые печали, и это знаменует начало исцеления застарелых ран, связанных с любовью.

    6) Далее идет обращение к сердцу, чтобы воспеть новую жизнь.

    7) Наконец, слияние – телесное и духовное.

    Первую задачу– найти сокровище – можно встретить в десятках сказок всех народов мира, где герой ловит какого-то обитателя подводного мира. Когда по ходу действия это случается, мы всегда знаем, что вскоре начнется яростная схватка между тем, что живет в верхнем мире, и тем, что живет или удерживается в нижнем. В этой сказке добыча превосходит все ожидания рыбака. «Должно быть, попалась большая рыба», – думает он, оборачиваясь, чтобы взять сачок.

    Он еще не знает, что выловил самое ужасное из сокровищ, что вытаскивает на поверхность большее, чем способен вынести. Он не знает, что ему придется с ним поладить и предстоит пройти испытание, проверку всех своих способностей. И, что еще хуже, он не знает, что не знает. Именно таковы поначалу все влюбленные: слепы как кроты.

    Люди, не знающие лучшего способа, склонны подходить к любви так же, как рыбак в сказке подходит к своему промыслу: «Хорошо бы заполучить добычу побольше, которая будет долго меня кормить, радовать, облегчать мне жизнь, которой я смогу хвастаться перед теми рыбаками, которые остались дома!»

    Это естественный ход мыслей простодушного или изголодавшегося рыбака. Для очень юных, непосвященных, голодных или страждущих характерно желание приобрести ценности, главная из которых – найти и завоевать трофей. Очень юные искренне не ведают, чего ищут, голодные ищут пропитание, а страждущие – утешение, которое искупит прошлые потери. И всем суждено обрести сокровище, которое на них «свалится».

    Если человека сопровождают великие силы души – в данном случае это женщина «Жизнь-Смерть-Жизнь», – то он безусловно получит больше того, за чем охотится. Поэтому мы часто обманываемся, думая, будто благодаря любовной связи, работе или деньгам получаем доступ к сокровенной природе, и надеемся, что она будет долго нас питать. Нам не хочется больше ничего делать. По правде сказать, бывают даже такие времена, когда нам хотелось бы кормиться, не прилагая никаких усилий. Мы знаем, что в действительности ничего по-настоящему ценного таким образом не получишь. И все равно хочется.

    Легко мечтать о совершенной любви и ничего не делать – это как наркоз, от которого можно никогда не очнуться, если только не ухватиться изо всех сил за что-то ценное, но пока недоступное нашему пониманию. Для простодушных и страждущих чудо души заключается в том, что ты все равно случайно наткнешься на сокровище, даже если относишься к нему равнодушно или презрительно, если не собирался, не надеялся или не хотел его находить, если считаешь себя недостойным или неготовым. И тогда тебе предстоит душевный труд – не проглядеть находку, узнать в ней сокровище, как бы необычно она ни выглядела, и хорошенько подумать, что с ней делать.

    С точки зрения символики архетипа, мотив, который движет рыбаком, в чем-то схож с мотивом охотника – они оба олицетворяют в том числе и тот психологический элемент человека, который стремится к знанию, стремится, сливаясь с инстинктивной природой, питать свою самость. В сказках, как и в жизни, охотник и рыбак начинают свой поиск, используя один из трех подходов: священный, коварный или неумелый. В сказке о Женщине-Скелете рыбак скорее неумел. Его нельзя назвать коварным, но и священного подхода или намерения у него нет.

    Порой влюбленные начинают точно так же. Когда отношения между ними только завязываются, они хотят ощутить всего-навсего легкое возбуждение или получить легкий антидепрессант под названием «скоротаем ночку вместе». Сами того не сознавая, они вторгаются в часть не только собственной души, но и чужой – в ту часть, где обитает Женщина-Скелет. Хотя их «Я» могут охотиться только за приключением, для Женщины-Скелета это душевное пространство священно. Если мы закинем крючок в эти воды, то выудим ее наверняка.

    Рыбак думает, что добывает себе пропитание, а на самом деле вытаскивает на поверхность всю стихийную женскую природу, забытую природу Жизни-Смерти-Жизни. Ее нельзя проглядеть, ибо Царица Смерть появляется всякий раз, когда начинается новая жизнь. И когда это происходит даже на миг, люди замирают в страхе и благоговении.

    В мотиве, открывающем повествование, – картине женщины, лежащей на дне океана, – Женщина-Скелет имеет сходство с Седной, воплощением Жизни-Смерти-Жизни из мифологии эскимосов. Седна – великая и страшная богиня-создательница, живущая в загробном мире инуитов. Отец Седны выбросил ее за борт каяка за то, что она, в отличие от других послушных дочерей племени, сбежала с псом. Отец Седны, как и отец из сказки «Безрукая девица», отрубил ей руки. Ее пальцы и кисти опустились на дно морское, где превратились в рыб, котиков и других животных, которые с тех пор стали пищей инуитов.

    То, что осталось от Седны, тоже опустилось на дно моря. Там она превратилась в скелет с длинными-предлинными волосами. У эскимосов есть ритуал: шаманы плывут к ней, приносят ей земную пищу, чтобы умилостивить грозного пса – ее мужа и охранителя. Расчесывая ее длинные-предлинные волосы, шаманы поют ей песню, в которой просят исцелить душу или тело живущего наверху человека, ибо она великая ангакок, колдунья. Она – великие северные врата Жизни и Смерти.

    Женщину-Скелет, которая много веков пролежала под водой, можно также понимать как силу Жизни-Смерти-Жизни, которую не использовали, которой злоупотребляли. В своей воскресшей к жизни ипостаси она направляет интуитивные и эмоциональные способности на завершение циклов рождений и кончин, горестей и праздников. Она – та, кто видит суть. Она может сказать, когда для места, вещи, действия, группы или отношений приходит время умереть. Этот дар, это психологическое чутье, ждет тех, кто вернет ее к сознанию, кого-то полюбив.

    Какая-то часть каждой женщины и каждого мужчины отказывается знать, что в каждом любовном союзе Смерть имеет свою долю. Мы притворяемся, что способны любить, не дав умереть своим иллюзиям относительно любви, притворяемся, что можем идти вперед, не дожидаясь, пока умрут наши пустые ожидания, притворяемся, что у нас что-то получится и что так любимые нами взлеты и высоты не умрут никогда. Но в любви буквально все рассыпается в прах – все. Эго не хочет, чтобы это произошло. Тем не менее, так должно быть, и человека, чья природа глубока и дика, такая задача неизменно привлекает.

    Что же умирает? Умирают иллюзии, умирают ожидания, алчное стремление заполучить все, иметь только красивое – все это умирает. Ведь любовь всегда вызывает спуск в природу Смерти, поэтому понятно, почему, чтобы принять такое решение, необходимы изрядное самообладание и душевная сила. Когда решаешься на любовь, решаешься и на то, чтобы воскресить к жизни сущность Женщины-Скелета и ее учений.

    Рыбак в этой сказке далеко не сразу понимает природу своей добычи. Поначалу так бывает со всеми. Трудно понять, что делаешь, когда ведешь промысел в бессознательном. Если ты неопытен, то не знаешь, что там, в глубине, обитает природа Смерти. А когда обнаруживаешь, с чем имеешь дело, то первое желание – выбросить это обратно. Мы уподобляемся тем отцам из мифов, которые выбрасывают своих диких, непокорных дочерей из каяка прямо в море.

    Мы знаем, что отношения часто разлаживаются, когда переходят от стадии предвкушения к стадии, когда мы своими глазами видим, что висит на конце крючка. Это справедливо для отношений между матерью и ее полуторагодовалым ребенком, и между родителями и детьми-подростками, и между друзьями, и между теми, кто влюблен на всю жизнь или совсем ненадолго. Отношения, которые начались так замечательно, начинают давать сбои, буксовать, а иногда и вовсе разлаживаются, когда заканчивается этап безоглядной влюбленности. Тогда на смену фантазиям приходят отношения, требующие более серьезной отдачи, и приходится призвать на помощь всю свою мудрость и умение.

    Лежащая на дне Женщина-Скелет олицетворяет пассивную разновидность подспудной инстинктивной жизни, которой известно все про зарождение Жизни и про зарождение Смерти. Если влюбленные упорно стремятся к жизни, исполненной неистового веселья, вечного вихря удовольствий и других разновидностей мертвящей напряженности, если упорно стремятся к постоянному сексу типа Donner und Blitz, гром и молния, или к сплошным восторгам безо всяких усилий, они тем самым сбрасывают со скалы природу Жизни-Смерти-Жизни, и ей снова суждено кануть в пучину.

    Отказ допустить в любовную связь все циклы жизни и смерти приводит к отрыву природы Женщины-Скелета от ее душевной обители, и она тонет в море. Тогда любовный союз принимается всеми силами изображать безоблачное счастье: «Мы будем всегда веселиться, давай не грустить никогда». И душа такого союза исчезает в пучине, обреченная лежать на дне без чувств и без применения.

    Женщину-Скелет всегда сбрасывают со скалы, когда один из любящих или оба не могут ее вынести или понять. Ее сбрасывают со скалы, когда мы не понимаем всей важности преображающих циклов: когда и чему позволить умереть, уступив место другому. Если любящие не могут вынести этот процесс Жизни-Смерти-Жизни, они не смогут пронести свою любовь дальше через желания, диктуемые гормонами.

    Когда мы сбрасываем эту таинственную природу с утеса, это всегда превращает влюбленную женщину и душевную силу мужчины в скелет, лишенный подлинной любви и жизненных соков. Женщины часто проявляют живой интерес к биологическим и эмоциональным циклам, поэтому циклы жизни и смерти тоже находятся в центре их внимания. Поскольку новая жизнь едва ли возникнет прежде, чем угаснет то, что было раньше, влюбленным, которые стремятся во что бы то ни стало поддерживать отношения на пике страстей, предстоит стать свидетелями все большего омертвения их союза.

    Желание заставить любовь продолжаться только в ее наилучших проявлениях становится причиной гибели любви, и не случайно.

    Задача рыбака – вытерпеть Госпожу Смерть, ее объятия и ее циклы жизни и смерти. В отличие от других сказок, где обитателя подводного мира сначала ловят, а потом отпускают, и за это рыбаку даруется исполнение желания, Госпожа Смерть не собирается уходить, Госпожа Смерть не собирается милостиво исполнять желания. Она поднимается на поверхность, хотите вы этого или нет, потому что без нее не может быть подлинного знания жизни, а без такого знания не может быть ни верности, ни истинной любви и преданности.

    Любовь требует жертв. Она требует отваги. И еще, как мы увидим дальше, она требует пройти долгий путь.

    Снова и снова я наблюдаю у влюбленных – независимо от пола – один и тот же феномен. Это бывает примерно так: двое начинают танец, чтобы выяснить, захочется ли им полюбить друг друга. И вдруг случайно ловят на крючок Женщину-Скелет. Что-то в их отношениях начинает убывать и соскальзывает в энтропию. Чаще всего притупляется мучительная сладость сексуального возбуждения, или кто-то из двоих видит неприглядную сторону партнера, болезненную и увечную, или видит, что тот не такая уж завидная добыча, – здесь-то и выплывает на поверхность лысый череп с желтыми зубами.

    Кажется, что это очень страшное зрелище; однако это наилучшая возможность проявить отвагу и познать любовь. Любить – значит оставаться вместе. Это значит перейти из мира фантазий в мир, где любовь можно лелеять – лицо к лицу, кости к костям – питая ее преданностью. Любить – значит остаться, когда все в тебе кричит: «Беги!»

    Если любящие способны терпеть природу Жизни-Смерти-Жизни, если они способны понимать ее как непрерывность, как ночь, соединяющую два дня, как именно ту силу, которая создает любовь на всю жизнь, они способны вынести вид Женщины-Скелета в своем союзе. Тогда оба они становятся сильнее, оба получают импульс глубже понять два мира, в которых живут: мир земной и мир духа.

    У большинства людей первая встреча с Женщиной-Скелетом вызывает желание бежать со скоростью ветра и как можно дальше. Но даже это бегство есть часть процесса. Этот поступок свойствен человеку, только не нужно убегать далеко и навсегда.

    Бегство и преследование.

    В любовных делах природа Смерти имеет странное обыкновение выплывать на поверхность в тот момент, когда мы чувствуем, что одержали над возлюбленным верх, – так рыбак чувствует, что у него на крючке большая рыба. Именно тогда появляется природа Жизни-Смерти-Жизни и наводит на всех ужас. Именно тогда возникают новые домыслы о том, почему любовь не сможет, не станет и не должна «срабатывать» для обоих участников союза. Именно здесь происходят все попытки бегства, попытки стать невидимым. Невидимым для возлюбленного? Нет, невидимым для Женщины-Скелета. Вот откуда все попытки убежать и спрятаться. Но спрятаться, как мы видим, негде.

    Рациональная душа хочет выловить что-то глубокое, а выловив, испытывает такое потрясение, что едва может его пережить. Влюбленным кажется, что их что-то преследует. Иногда они думают, что преследователем является партнер, хотя на самом деле это Женщина-Скелет. Поначалу, когда мы учимся любить по-настоящему, нам многое бывает непонятно. Нам кажется, что нас преследуют другие, тогда как мы сами ловим на крючок Женщину-Скелет и поэтому не можем от нее убежать, а причина – наше намерение установить с другим человеком особые отношения. Каждый раз, когда рождается любовь, сила Жизни-Смерти-Жизни всплывает на поверхность. И так бывает всегда.

    И вот перед нами рыбак и Женщина-Скелет, связанные между собой. Ковыляя за перепуганным рыбаком, Женщина-Скелет начинает восстанавливать простейшие жизненные функции: ощутив голод, она подбирает вяленую рыбу и поедает ее. Потом, еще больше возвратившись к жизни, она утолит жажду слезой рыбака.

    Этот странный феномен мы наблюдаем во всех любовных делах: чем быстрее он бежит, тем неотступнее она следует по пятам. Когда один из любящих пытается освободиться, любовная связь, как это ни парадоксально, обретает все большую жизнь. И чем больше этой жизни, тем страшнее становится рыбаку. И чем дольше он бежит, тем больше жизни создается. Этот феномен – одна из главных трагикомедий жизни.

    Этап бегства и погони – это пора, когда влюбленные пытаются осознать свой страх перед присущими любви циклами Жизни-Смерти-Жизни. Они говорят: «Мне будет лучше с кем-нибудь другим», или «Я не хочу отказываться от_______» (вставить нужное слово), или «Я не хочу ничего менять», или «Не желаю видеть раны, ни свои, ни чужие», или «Я еще не готова», или «Не хочу меняться, пока не буду совершенно точно знать, как я буду выглядеть/чувствовать после».

    Это пора, когда все в голове путается, когда отчаянно стараешься скрыться, а сердце колотится не оттого, что любишь и любима, а от животного ужаса. Попасть в ловушку Госпожи Смерти – как это страшно! А встретить силу Жизни-Смерти-Жизни лицом к лицу страшно вдвойне!

    Некоторые ошибочно думают, что убегают от связи с любимым человеком. Ничего подобного. Они убегают не от любви и не от уз, накладываемых отношениями. Они стараются скрыться от таинственной силы Жизни-Смерти-Жизни. У психологов это называется страхом близости, страхом преданности. Но это только симптомы. А в глубине таится неверие и недоверие. Те, кто вечно убегает, страшатся по-настоящему жить в ладу с циклами дикой и целостной природы.

    Итак, здесь Женщина-Смерть преследует мужчину по воде, через границу бессознательного, на материк сознательного ума. Сознательная душа понимает, ЧТО поймала, и отчаянно пытается спастись бегством. В жизни мы постоянно занимаемся тем же самым. На поверхности появляется что-то страшное. Мы не обращаем внимания и продолжаем тянуть, думая, что это ценная добыча. Это добыча, но совсем не такая, как мы воображали. Это сокровище, которого нас, к несчастью, научили бояться. Поэтому мы стараемся убежать или выбросить свою находку, или же приукрасить ее и сделать из нее то, чем она не является. Но из этого ничего не получится. В конце-концов всем нам придется поцеловаться со страшилищем.

    То же самое происходит и в любви. Мы хотим только красот, а когда перед нами предстает страшилка, пугаемся. Мы отталкиваем Женщину-Скелет, но она не отступает. Мы бежать – она за нами. Она великий учитель, которого мы желали и сами заявляли об этом. «Нет-нет, хотим другого учителя!» – кричим мы, когда она приходит. И это плохо. Это учитель, которого получают все.

    Говорят: когда ученик готов, учитель приходит. Это значит, что внутренний учитель появляется, когда готова душа, а не эго. Этот учитель приходит по первому зову души – и слава Богу, – ведь эго никогда не будет окончательно готово. Если бы приход учителя зависел только от готовности эго, мы бы всю жизнь оставались без наставника. Нам повезло, потому что душа выражает свое желание независимо от постоянно меняющихся взглядов эго.

    Люди боятся, что, когда любовные отношения становятся запутанными и пугающими, это предвещает их близкий конец, но это не так. Поскольку ситуация связана с архетипом, а Женщина-Скелет выполняет роль судьбы, герою положено бежать, куда глаза глядят, Женщине-Смерти положено следовать за ним по пятам, постигающему науку любви положено нырнуть в свою хижину и, задыхаясь, думать, что он в безопасности. А Женщине-Скелету положено последовать за ним, прямо в его безопасную норку. Ему положено ее распутать, и так далее.

    В наше время желание влюбленных потянуть время можно сравнить с хижиной рыболова, где он ощущал себя в безопасности. Иногда этот страх перед встречей с природой смерти вырождается в стремление вымолить отсрочку, когда мы пытаемся сохранить только приятные стороны любви и не видеть Женщины-Скелета. Из этого никогда ничего не выходит.

    Тем влюбленным, которые не стремятся тянуть время, это причиняет колоссальное беспокойство, поскольку они хотят встретить Женщину-Скелет. Они себя воспитывают, укрепляют свой дух, они стараются уравновесить свои страхи. И вот, когда они готовы распутать эту тайну, когда один из двоих собирается ударить в бубен сердца и воспеть жизнь, другой кричит: «Нет, еще рано!» или «Нет, никогда!»

    Есть большая разница между потребностью в одиночестве и обновлении и желанием тянуть время, чтобы уклониться от неизбежного общения с Женщиной-Скелетом. Но такое общение, предполагающее обмен с природой Жизни-Смерти-Жизни и приятие ее, – это следующий шаг, ведущий к укреплению способности любить. Тот, кто его сделает, обретет неизбывное искусство любить. А тот, кто не сделает, останется ни с чем. Третьего не дано.

    Все заявления о неготовности, о том, что нужно подождать, вполне объяснимы, но ненадолго. Истина в том, что никогда не бывает полной готовности или времени, когда действительно пора. Как и при любом спуске в бессознательное, приходит время, когда просто надеешься на лучшее, набираешь побольше воздуха и прыгаешь в бездну. Не будь так, не было бы повода придумывать слова «героиня», «герой» или «отвага».

    Постичь природу Жизни-Смерти-Жизни – это работа, сделать которую необходимо. Если ее отложить, Женщина-Скелет скроется под водой, но только для того, чтобы снова и снова появляться и преследовать вас. Это ее задача. А ваша задача – учиться. Без этого не обойтись, если хочешь любить. Объять ее – это задача. Без трудной задачи не бывает преображения. Не решив задачу, не получишь подлинного чувства удовлетворения. Нетрудно любить приятное. Но, чтобы любить по-настоящему, нужно стать героем, способным превозмочь собственный страх.

    Разумеется, эту стадию бегства и преследования проходят очень многие. К несчастью, есть и такие, кто повторяют ее снова и снова.Для них вход в норку стал проторенной дорогой. Но те, кто хочет любить, следуют примеру рыбака. Они стараются разжечь огонь и взглянуть в лицо природе Жизни-Смерти-Жизни. Они созерцают то, чего страшатся и, как это ни парадоксально, на смену страху приходят убежденность и изумление.

    Освободить скелет.

    В сказке о Женщине-Скелете присутствует тема «испытание жениха». Чтобы пройти это испытание, женихи должны доказать серьезность своих намерений и наличие способностей – обычно это демонстрация наличия cojones или ovaries, позволяющих лицом к лицу встретиться с некоей могучей и устрашающей божественностью. Хотя здесь мы зовем ее природой Жизни-Смерти-Жизни, одни могут назвать ее аспектом Самости или духом Любви, другие – Богом или Благодатью, или духом энергии, или множеством других имен.

    Освободив Женщину-Скелет от пут, рыбак тем самым проявляет свое правильное намерение, способности и усиливающуюся связь с ней. Он смотрит на это беспорядочное нагромождение костей и видит в нем проблеск чего-то неведомого. Он бежал от нее, всхлипывая и задыхаясь, а теперь ему хочется ее коснуться. Она трогает его сердце самим фактом своего существования. Когда мы постигнем одиночество природы Жизни-Смерти-Жизни в своей душе, той природы, которую постоянно отбрасывают, хотя она ни в чем не виновата, – тогда, возможно, нас тоже тронет ее печальная участь.

    Если мы творим любовь, то, несмотря на все свои опасения и страхи, хотим освободить кости природы Смерти. Мы хотим увидеть, как это все выглядит целиком. Мы хотим коснуться некрасивого в себе и других. За этой задачей кроется хитрая проверка, которая исходит от Самости. Еще более отчетливо она присутствует в сказках, где красивое предстает безобразным, чтобы кого-то испытать.

    Если мы превосходим себя, стремясь коснуться того, что не обладает красотой, то бываем вознаграждены. Если же отвергаем некрасивое, то оказываемся отрезаны от истинной жизни и остаемся с носом.

    Некоторым бывает легче мыслить более высокими, более утонченными категориями, соприкасаться с тем, что делает нас лучше, чем соприкасаться с чем-то не очень приятным, помогать и содействовать ему. Более того, как мы видим из сказки, легко отвернуться от некрасивого и при этом ошибочно считать себя правым. Именно такая проблема любви встает при общении с Женщиной-Скелетом.

    Что значит «некрасивое»? Некрасиво наше неумение любить и злоупотребление любовью. Неприглядна наша неверность, непривлекательно наше чувство душевной обособленности, некрасивы наши психологические выверты, странности, непонимания и незрелые фантазии. Вдобавок в нашем обществе некрасивой считается природа Жизни-Смерти-Жизни, которая рождает, уничтожает, вынашивает и снова рождает.

    Освободить от пут Женщину-Скелет – значит понять эту принципиальную ошибку и исправить ее. Освободить Женщину-Скелет – значит понять, что любовь – не только мерцание свечей и прибыль. Освободить Женщину-Скелет – значит увидеть, что во тьме возрождения таится не только страх, но и надежда. Это бальзам для старых ран. Это значит изменить свой образ видения и бытия, чтобы они отражали богатство, а не скудость души.

    Стремясь любить, мы прикасаемся к древней и совсем не привлекательной костяной женщине, распутывая для себя смысл этой природы, приводя ее в порядок, давая ей возможность снова жить. Недостаточно вытащить бессознательное на поверхность или даже случайно притащить его к себе домой. Слишком долго бояться любви или презирать ее – значит тормозить ее развитие.

    Если распутать тайну Женщины-Скелета, это положит конец заклятию, то есть страху кончины, вечной смерти. С точки зрения архетипа – чтобы что-то распутать, необходимо миновать лабиринт, спуститься в подземный мир или туда, где все открывается в совершенно новом свете. Необходимо пройти процесс, который поначалу кажется запутанным, а в действительности является сложным рисунком обновления. В сказках ослабить повод, развязать узел, распустить и распутать – значит начать понимать нечто ранее недоступное, постичь, как им владеть и пользоваться, уподобиться мудрецу, знающей душе.

    Освобождая Женщину-Скелет от пут, рыбак узнает на собственном опыте, как устроены Жизнь и Смерть.

    Если же природа Жизни-Смерти-Жизни оказывается подавлена, то следствием всегда является нарушение либидо. И тогда любовь невозможна. Мы лежим под водой – всего лишь кости, колеблемые течением.

    Распутать эту природу – значит усвоить ее слабости, привычки, движения. Это значит усвоить циклы жизни и смерти, запомнить их и благодаря этому понять, что они как единое целое образуют единый организм, наподобие скелета.

    Страх – негодный предлог, чтобы отказаться от этой работы. Все мы боимся. В этом нет ничего нового. Если вы живы, вам свойственно бояться.

    Эго боится, что, впустив в свою жизнь природу Жизни-Смерти-Жизни, мы больше никогда не будем счастливы. А что, разве до сих пор мы были так уж абсолютно счастливы? Нет. Но низменное эго очень примитивно, оно как невоспитанное дитя, причем не такое уж беззаботно-счастливое. Оно скорее похоже на дитя, которое все время наблюдает: какой кусок самый большой, какая постель самая мягкая, какой любовник самый красивый?

    Если сравнить жизнь, определяемую душой, и жизнь, определяемую исключительно эго, то мы увидим три отличия первой: способность чувствовать и изучать новые пути, цепкость, позволяющую ехать по неровной дороге, и терпение, помогающее со временем научиться глубоко любить. Эго же имеет склонность и обыкновение уклоняться от учения. Терпение не относится к сильным сторонам эго. Постоянство в отношениях – не его конек. Поэтому наша любовь к другому исходит не из вечно изменчивого эго, а из дикой души.

    Выражаясь словами поэтессы Адрианы Рич, необходимо «дикое терпение», чтобы распутать кости, чтобы понять значение Госпожи Смерти и обрести цепкость, которая позволит остаться с ней. Было бы ошибкой думать, будто для того, чтобы все это осуществить, нужно быть мускулистым героем. Вовсе нет. Нужно иметь сердце, которое желало бы умирать и рождаться, умирать и рождаться все снова и снова.

    Освобождая от пут Женщину-Скелет, мы обнаруживаем, какая она древняя – старше, чем наши понятия о времени. Это она, Госпожа Смерть, которая соизмеряет энергию и расстояние, взвешивает время и либидо, сравнивает дух и выживание. Она размышляет, изучает, обдумывает, а потом решает: наделить их искрой-другой, раздуть в бушующий пожар, слегка притушить, засыпать или совсем заглушить. Она знает, что необходимо сделать. Она знает, когда пришла пора.

    Освобождая ее от пут, мы обретаем способность предчувствовать, что будет дальше, лучше понимать, как связаны между собой все аспекты природной души, что можем сделать мы сами. Распутать ее – значит обрести четкое знание себя и другого. Это значит усилить свою способность соблюдать фазы, проекты, периоды вынашивания, рождения и преображения безмятежно и как можно более благостно.

    Таким образом, ознакомившись с Женщиной-Скелетом и разобрав ее кости по порядку, влюбленный, прежде совершенно несведущий в любви, начинает смыслить в ней гораздо больше. Постигая ходы Жизни-Смерти-Жизни, учишься предугадывать циклы отношений: рост, следующий за остановкой, и убыль, следующую за изобилием.

    Тот, кто освободил Женщину-Скелет от пут, познал терпение, познал искусство ждать. Его не потрясет и не испугает оскудение, не собьет с толку плодоношение. Его потребность добиться, получить «сию минуту» преображается в более тонкое умение находить все грани отношений, наблюдая, как взаимодействуют их циклы. Он не боится общения с красотой свирепости, с красотой неведомого, с красотой некрасивого. И, познавая и используя все это, он становится подлинным диким любовником.

    Как учится этому мужчина? Как учатся этому все? Вступите в прямой диалог с природой Жизни-Смерти-Жизни, слушая ее внутренний голос, который исходит не от эго. Учитесь, задавая природе Жизни-Смерти-Жизни прямые вопросы о любви и умении любить, а потом выслушивая ее ответы. Постепенно мы учимся не поддаваться голосу из глубины сознания, который бубнит: «Это глупо. Я завязываю со всем этим». Мы учимся не обращать на него внимания и слушать то, что пробивается сквозь него. Учимся следовать советам, которые слышим, – всему тому, что приближает нас к чуткой осознанности, к преданной любви и ясному видению души.

    Полезно ежедневно заниматься медитативной практикой, снова и снова распутывая природу Жизни-Смерти-Жизни. Помогая себе распутывать природу Женщины-Скелета, рыбак снова и снова поет коротенькую песенку из одной строки. Мы не знаем, о чем он поет. Мы можем только догадываться. Когда мы станем распутывать эту природу, хорошо напевать что-нибудь вроде: «Чему мне сегодня отдать больше смерти, чтоб родить больше жизни? Что должно умереть? – ведь я это знаю, но не решаюсь позволить всему идти своим чередом. Что во мне должно умереть, чтобы я сумел полюбить? Какой некрасивости я боюсь? Какую пользу несет мне сегодня сила некрасивого? Что должно умереть сегодня? Что должно жить? Какой жизни я боюсь дать рождение? Если не сейчас, то когда?»

    Если мы будем петь эту песню сознания, пока не почувствуем жжение истины, то бросим пригоршню огня во тьму души, чтобы видеть, что делаем: что мы действительно делаем, а не хотели бы думать, что делаем, Так мы начинаем распутывать собственные чувства и понимать, почему любовь и жизнь необходимо прожить костями.

    Чтобы вынести вид Женщины-Скелета, не нужно брать на себя роль героя, не нужно вступать в вооруженную схватку, не нужно рисковать жизнью в диких краях. Нужно только захотеть ее распутать. Эта способность познать природу Жизни-Смерти-Жизни ожидает тех любящих, которые преодолевают этап бегства, преодолевают искушение обрести безопасность.

    Древние, которые искали это искусство жизни и смерти, называли его бесценной жемчужиной, несравненным сокровищем. Завладев нитями этих тайн и распутав их, вы обретете могучее знание Судьбы и Времени, срока каждой вещи, узнаете, что всему свое время, научитесь катиться с круглым и скользить по гладкому. И нет для любви знания более оберегающего, более благодатного, более укрепляющего, чем это.

    Вот что ожидает влюбленного, который сядет у огня с Женщиной-Скелетом, который будет созерцать ее и позволит, чтобы в его душе зародилось сочувствие к ней. Это ожидает тех, кто коснется ее некрасивости и нежно распутает ее природу, природу Жизни-Смерти-Жизни.

    Доверчивый сон.

    На этой стадии отношений любящий возвращается к состоянию невинности – к состоянию, в котором его все еще наполняют благоговением эмоциональные элементы, к состоянию, в котором он все еще полон желаний, надежд и мечтаний. Невинность отлична от наивности. В краях, откуда я родом, говорят: «Неведение – это когда ничего не знаешь и тянешься к добру, а невинность – когда все знаешь и все равно тянешься к добру».

    Давайте посмотрим, на чем мы остановились. Рыбак вытащил на поверхность природу Жизни-Смерти-Жизни. И невольно стал добычей, которую она «преследовала». Но вдобавок он сумел вынести ее вид, ощутил сострадание к ее жалкому состоянию и прикоснулся к ней. Все это приводит его к полному контакту с ней. Все это приводит его к преображению, к любви.

    Хотя метафора сна может обозначать беспамятство души, здесь она символизирует творение и обновление. Сон – символ возрождения. В мифах о творении души спят, пока происходит более или менее длительное преображение, ибо во сне мы воссоздаемся, обновляемся.

    Если бы вам довелось наблюдать самого огрубелого, самого жестокого и безжалостного человека на свете, когда он спит или только что проснулся, вы бы на миг увидели в нем незапятнанный детский дух, чистый и невинный. Во сне все мы снова возвращаемся к состоянию непорочности. Во сне мы создаемся заново. Мы выворачиваемся наизнанку и предстаем свежими и чистыми, как невинные младенцы.

    В это состояние невинности можно проникнуть, отбросив цинизм и самозащиту и вернувшись к тому состоянию удивления, которое можно увидеть у большинства очень юных и у многих глубоких стариков. Это умение смотреть глазами мудрого и любящего духа, а не глазами побитой собаки, загнанного зверя, раба своих страстей, озлобленного раненого человека. Невинность – это состояние, которое возобновляется, когда человек спит. К несчастью, вставая по утрам, многие сбрасывают его вместе с одеялом. Было бы куда лучше взять эту чуткую невинность с собой и прижать к себе для тепла.

    Пусть для того, чтобы впервые вернуться к этому состоянию, вам, быть может, придется содрать с себя годы выстраданных взглядов, десятилетия окаменевшей, тщательно возведенной защиты, но, раз вернувшись, вам уже больше не придется искать его, докапываться до него. Возврат к чуткой невинности – не такой уж труд, для этого не придется перетаскивать с места на место груды кирпичей. Ведь она стоит на месте достаточно долго, чтобы ее дух мог вас отыскать. Говорят: все, что вы ищете, само ищет вас; так что, если вы будете лежать неподвижно или сидеть неподвижно, она вас найдет. Она ждет вас уже давно. Когда она появится, не трогайтесь с места. Погодите. Поглядите, что будет дальше.

    Именно так нужно подходить к природе Смерти – не с хитростью и коварством, а с духом, исполненным доверия. Слово «невинный» часто используют, имея в виду человека несмышленого или простодушного. Но по сути своей оно подразумевает неподверженность вреду или ущербу. В испанском языке слово inocente используют применительно к человеку, который старается не причинять вреда другим и к тому же способен исправить любой вред или ущерб, который нанесли ему.

    La inocente – этим именем часто называют курандеру, целительницу, ту, что избавляет других от нанесенного им ущерба или вреда. Невинность означает также умение ясно видеть ситуацию и исправлять ее. Вот какие могучие принципы кроются в основе невинности. Считается, что это не только стремление не причинять вред другим и себе, но и способность врачевать и восстанавливать себя и других. Подумайте об этом. Какой это дар всем циклам любви.

    С помощью этой метафоры невинного сна рыбак проникается к природе Жизни-Смерти-Жизни таким доверием, что способен отдохнуть и обрести новую жизнь в ее присутствии. Он вступает в фазу перехода, которая приведет его к более глубокому пониманию, на более высокую ступень зрелости. Входя в это состояние, влюбленные покоряются силам собственной души, тем, что обладают верой, доверием и глубокой невинностью. Влюбленный верит, что в этом духовном сне в нем свершатся душевные труды, что все будет происходить наилучшим образом. Такой влюбленный спит сном мудрости, а не сном осторожности. Бывает истинная осторожность, когда опасность близка, и неоправданная осторожность, что коренится в старых ранах. Эта последняя заставляет мужчин и женщин быть обидчивыми и равнодушными, даже когда они хотели бы проявить любовь и нежность. Те, кто боится, что их проведут или загонят в угол, или те, кто снова и снова громогласно заявляет о своем желании быть свободным, – это люди, которые позволяют золоту ускользать сквозь пальцы.

    Сколько раз я слышала, как мужчина говорит, что у него есть «хорошая женщина», которая в него влюблена, и он тоже в нее влюблен, но не может как следует расслабиться, чтобы понять, как он действительно к ней относится. Поворотным моментом для такого человека станет тот миг, когда он позволит себе любить «вопреки» – вопреки своим мукам, вопреки нервозности, вопреки старым ранам, вопреки страху перед неизвестным.

    Бывает, что нет слов, которые могли бы нас подбодрить. Бывает, что нужно просто сделать прыжок. В жизни мужчины должно наступить такое время, когда он доверяется направлению, в котором ведет его любовь, когда он больше боится застрять в каком-нибудь пересохшем русле души, чем оказаться на изобильной, но неизведанной территории. Если слишком себя сдерживать, может получиться так, что и сдерживать почти нечего.

    На этой стадии невинности рыбак возвращается к состоянию юной души, ведь во сне он не ведает страха и воспоминаний о том, кем он был вчера или того раньше. Во сне он не стремится занять какое-то место или положение. Во сне он переживает обновление.

    В мужской душе обитает некое существо – не изведавший ран мужчина, который верит в добро, который не сомневается в жизни, который не только мудр, но и не боится смерти. Кто-то назовет его воином, но это неверно. Это дух самости, причем юный дух, который продолжает любить, несмотря на муки, раны и гонения, потому что для него это своеобразное самоисцеление, самоврачевание.

    Женщины подтвердят, что порой видят в мужчине проблески этого существа, которое он сам не осознает. Способность этого юного духа привлекать целительную силу для развития собственной души настолько поразительна, что может удивить любого. Его доверие – не следствие того, что возлюбленная не намерена причинить ему боль. Он верит, что любая нанесенная ему рана заживет, что за старой жизнью последует новая. Верит, что во всем есть сокровенный смысл, что незначительные на первый взгляд события не бессмысленны, что все в жизни – неладное и нескладное, звенящее и парящее – все можно использовать в качестве жизненной энергии.

    И еще нужно отметить, что порой, по мере того как мужчина становится все свободнее и все ближе к Женщине-Скелету, его возлюбленная становится все боязливее, и ей приходится самой приниматься за работу, связанную с распутыванием, наблюдением, сном, который возвращает невинность, умением доверять природе Жизни-Смерти-Жизни. Когда оба пройдут полное посвящение, они вдвоем будут обладать способностью исцелить любую рану, перенести любую боль.

    Порой человек боится расслабиться в присутствии любимого человека, боится вернуться к душевной невинности или боится, что тот его обманет. Такие люди переносят на других всевозможные мотивы и просто-напросто не доверяют себе. Объект их недоверия – не возлюбленные, а природа Жизни-Смерти-Жизни, с которой они еще не справились. Именно этой природе Смерти им необходимо довериться. Как и во сне, природа Жизни-Смерти-Жизни в своей самой дикой ипостаси так же проста, как легкий выдох (конец) и вдох (начало). Там, где кончается одно, начинается другое – вот то единственное знание, которому необходимо довериться.

    Как же это сделать? Если повезет, мы просто расслабимся и соскользнем в это доверие, поддавшись его притяжению. Более трудный способ – силой ввергнуть себя в доверчивое состояние ума, заставить себя отбросить все условия, все «если» и «только». Однако, как правило, нет смысла ждать, пока мы ощутим в себе достаточно силы, чтобы довериться, ибо этот день не придет никогда. А потому давайте попытаем счастья: а вдруг все то, чему нас учит общество о природе Жизни-Смерти-Жизни неверно, а наши инстинкты верны?

    Чтобы любовь цвела, ваш партнер должен верить: все, что бы ни случилось, обладает способностью к преображению. Мужчина или женщина – каждый должен позволить себе войти в то состояние сна, которое возвращает нас к мудрой невинности, которое создает и воссоздает, как ему и подобает, глубинные пласты опыта Жизни-Смерти-Жизни.

    Уронить слезу.

    Пока рыбак спит, из уголка его глаза вытекает слеза. Женщина-Скелет видит ее, ощущает жажду и неуклюже подползает к спящему, чтобы напиться из чаши его глаза. Что же такое он увидел во сне? – спрашиваем мы себя. Что смогло стать причиной этой слезы?

    Слезы обладают творческой силой. В мифах плач влечет за собой огромные свершения и воссоединение сердец. В фольклоре знахарей слезы служат связью, которая скрепляет порядок элементов, объединение помыслов, союз душ. В сказках слезы разбрасывают, чтобы отпугнуть разбойников или вызвать разливы рек, разбрызгивают, желая вызвать духов, поливают ими тело, чтобы исцелить раны и вернуть зрение, прикасаются к ним, чтобы зачать.

    Когда в общении с природой Жизни-Смерти-Жизни человек доходит до этой черты, слеза, которую он роняет, это слеза, в которой смешались страсть и сострадание – к себе и другому. Такую слезу выплакать труднее всего, особенно для мужчин и тех женщин, которых называют железными.

    Такую слезу страсти и сострадания мы чаще всего роняем после того, как случайно наткнемся на сокровище, после жестокой погони, после освобождения от пут, ибо именно сочетание всего этого приводит к изнеможению, к падению защиты, к встрече с самим собой, к обнажению до костей, к желанию обрести знание и облегчение для себя и другого. Это заставляет душу заглянуть в то, чего душа поистине желает, и оплакать утрату и любовь обоих.

    С той же неизбежностью, с какой Женщина-Скелет оказалась на поверхности, теперь на поверхность выходит эта слеза, это таящееся в мужчине чувство. Она – наказ любить себя и другого. Теперь, сбросив с себя все колючки, иглы и шипы мира яви, мужчина привлекает Женщину-Скелет на свое ложе и дает ей испить свое глубочайшее чувство. В этой своей новой ипостаси он способен утолить жажду другого.

    Плач мужчины вызвал ее дух: над теплой слезой собираются мысли и силы с окраин мира души. История символа воды как творческой силы, как пути, длинна и разнообразна. Весна приходит ливнем слез. Путь в загробный мир проходит через водопад слез. Услышав плач, сердечный человек усматривает в нем призыв подойти поближе. Итак, рыбак плачет, и Женщина-Скелет действительно подбирается поближе. Не будь этой слезы, она так и осталась бы кучкой костей. Не будь этой слезы, он так и не пробудился бы к любви.

    Слеза выкатывается у спящего в тот миг, когда будущий влюбленный находит в себе мудрость и силы обнаружить и перевязать собственные раны, когда он позволяет себе осознать саморазрушение, которым занимался из-за потери веры в свои добрые качества, когда он чувствует свою отрезанность от питающего и животворящего цикла природы Жизни-Смерти-Жизни. И он плачет, ибо ощущает одиночество, острую тоску по этому месту в душе, по этому первозданному знанию.

    Так происходит исцеление мужчины, рост его понимания. Он сам берется за изготовление лекарств, сам берет на себя труд выкормить вычеркнутого из жизни другого. Слезы делают его творцом.

    Мало любить другого, мало не быть помехой в его жизни. Мало быть отзывчивым, приходить на помощь и все такое прочее. Цель в том, чтобы стать сведущим в том, что касается обычаев жизни и смерти, – как в своей собственной жизни, так и в целом. И единственный способ стать знающим – пройти выучку у костей Женщины-Скелета. Она ждет сигнала глубокого чувства, той единственной слезы, которая скажет: «Я смиряюсь с раной».

    Это смирение питает природу Жизни-Смерти-Жизни, приводит к созданию связи и зарождению в мужчине глубокого знания. Все мы ошибались, думая, будто кто-то другой может стать для нас целителем, вдохновителем, наполнителем. Для понимания, что это не так, должно пройти немало времени, главным образом потому, что мы проецируем свою рану наружу, вместо того чтобы исцелять ее внутри.

    Наверное, женщина больше всего хочет от мужчины, чтобы он рассеял свои проекции и взглянул на свою рану. Когда он видит ее, слезы приходят сами, и его верность внешнему и внутреннему обретает ясность и силу. Он становится собственным целителем, он больше не тоскует по глубинной Самости. Он больше не просит, чтобы женщина стала его болеутоляющим.

    Все это прекрасно описано в одной истории. В греческой мифологии есть персонаж по имени Филоктет. Говорят, он унаследовал волшебный лук и стрелы Геракла. В бою Филоктет был ранен в ногу.* (* По другой версии – его ужалила змея.) Рана его не заживала; она источала такое зловоние, а сам Филоктет так ужасно стенал от боли, что спутники оставили его на острове Лемнос – бросили умирать. Филоктет едва не умер от голода, но ему порой удавалось подстрелить из Гераклова лука мелкую дичь. Рана гноилась и зловоние становилось все ужаснее, так что любой мореплаватель, оказавшись поблизости от острова, сразу менял курс. И вот несколько греков решились стерпеть дух Филоктетовой раны, чтобы похитить у него волшебные лук и стрелы.

    Они кинули жребий, и эта задача выпала самому младшему. Старшие товарищи убеждали его поспешить и отправиться в путь под покровом ночи. Юноша поднял парус. Но вместе с запахом моря ветер принес и другой – такой ужасный, что путнику, чтобы дышать, пришлось обвязать лицо намоченным в морской воде платком. Однако ничто не могло заглушить жуткие крики Филоктета.

    Луна зашла за тучи. Вот и хорошо, думал юноша, причалив к берегу и подползая к измученному Филоктету. Но едва он коснулся драгоценного лука и стрел, как луна внезапно озарила изможденное лицо умирающего. И что-то – юноша сам не понял, что именно, – тронуло его до слез. Им овладело сострадание и милосердие.

    Вместо того чтобы похитить лук и стрелы, юноша промыл раны Филоктета и остался с ним. Он кормил его, купал, разводил огонь и оставался с несчастным до тех пор, пока не смог доставить его в Трою, где его исцелил полубог, врачеватель Асклепий. На этом история заканчивается.

    Слеза сострадания падает как отклик на созерцание зловонной раны. У каждого человека эта зловонная рана имеет свой облик и свой источник. Для одного это означает всю жизнь карабкаться в гору, сантиметр за сантиметром, чтобы в итоге убедиться, что это не та гора. Для другого это нерешенные и неисцеленные проблемы жестокого обращения в детстве. Для третьего – сокрушительное поражение в жизни или в любви.

    Юноша потерпел неудачу в первой любви и, не получив ни у кого помощи, так и не сумел оправиться от разочарования. Прошли годы, а он так и остался сломленным, хотя и утверждал, что эта история его совершенно не задела. Молодой человек только что добился приема в профессиональную футбольную команду. И получил случайную травму ноги, которая навсегда вывела его из строя. Так мечта его жизни в одночасье развеялась в прах. Для него зловонной раной стала не только трагедия, не только увечье: в течение двадцати лет единственными лекарствами, которые он прикладывал к ране, были горечь, злоупотребление наркотиками и пьянство. Если мужчина страдает от такой раны, это можно определить по запаху. Такую рану не исцелит ни женщина, ни любовь, ни забота – только сострадание к себе, только внимание к собственному израненному сознанию.

    Если мужчина выплакивает слезу, это значит, что он нашел свою боль и познает ее, прикасаясь к больному месту. Он понимает, что из-за раны всю жизнь осторожничал. Понимает, что именно упустил в жизни по этой причине. Понимает, насколько калечит свою любовь к жизни, к себе самому, к другому человеку.

    В сказках слезы изменяют людей, напоминают им о важном и спасают их Душу. Только черствое сердце может противиться плачу и слиянию. Есть одно суфийское изречение, которое я перевела много лет назад. Это молитва к Богу с просьбой разбить сердце: «Разрушь мое сердце, чтобы освободилось место для безграничной любви».

    Внутреннее чувство нежности, которое побуждает рыбака освободить Женщину-Скелет от пут, позволяет ему ощутить и другие забытые стремления, возродить сострадание к себе. Поскольку он пребывает в состоянии невинности, т. е. считает, что все возможно, он не боится высказать свои задушевные желания. Он не боится хотеть, ибо уверен, что его желание исполнится. Для него большое облегчение верить, что его душа обретет удовлетворение. Когда рыбак выплакивает свое истинное чувство, воссоединение с природой Жизни-Смерти-Жизни продолжается.

    Слезы рыбака притягивают к нему Женщину-Скелет, вызывают у нее жажду, заставляют искать большей близости. Как и в волшебных сказках, слезы могут притягивать к нам вещи, могут исправлять, приносить недостающую часть или фрагмент. В африканской сказке «Золотые водопады» колдун укрывает беглую девушку-рабыню: он выплакивает столько слез, что они образуют водопад, под которым прячется беглянка. В африканской сказке «Стук костей» души умерших целителей вызывают, орошая землю детскими слезами. Нам снова и снова напоминают о силе этого великого чувства. В слезах есть притягательная сила, а в каждой слезинке – яркие образы, которые указывают нам путь. Слезы не только выражают чувство, но еще и являются линзами, благодаря которым мы обретаем новое видение, новую точку зрения.

    В этой сказке рыбак позволяет своему сердцу разбиться – но не разрушиться, а раскрыться. Ему нужна не любовь к la teta, матери-кормилице, не корыстная любовь, не любовь к власти, славе или сексу. Это любовь, которая нисходит на него, любовь, которую он всегда носил в себе, но никогда не узнавал.

    По мере того как мужчина постигает эту связь, душа его укореняется все глубже и очевиднее. Набегает слеза. Женщина-Скелет пьет. Теперь в нем должно возникнуть и родиться что-то еще, нечто такое, чем он сможет поделиться с ней, – просторное, необъятное сердце.

    Возрожденные роды — Мишель Оден

    Книга французского доктора Мишеля Одена «Возрожденные роды» не только вдохновит будущих матерей и поможет им увидеть роды с совершенно новой стороны, но и найдет глубокое понимание у всех специалистов, кто работает в интересах женщины.

    Питивьер

    Впервые я приехал в Питивьер в 1962 году, чтобы возглавить отделение общей хирургии в муниципальной больнице. Я оказался здесь случайно, по результатам конкурсного отбора на имеющиеся вакансии. Я вскоре полюбил этот небольшой городок с населением в десять тысяч жителей, расположенный недалеко от Парижа в сельской местности, где можно наслаждаться всеми прелестями деревенской жизни. Земля здесь плодородная, поля засеяны пшеницей и сахарной свеклой. Местные фермеры по сей день разводят пчел, охотятся на жаворонков и каждую субботу собираются на местном базаре. Несмотря на то, что район этот в основном сельскохозяйственный, всюду можно встретить небольшие предприятия и фабрики, здесь расположены рафинадный завод и компания по изготовлению печенья. В общем, Питивьер — такой городок, какие редко показывают туристам. Это просто ничем не знаменитый городок, как и сотни других, подобных ему. Правда, большинству французов знакомо слово «Питивьер», но только как название печенья, которому оно дано по имени города. Но они не имеют понятия, что это за город и где он расположен.

    Когда я приступил к работе, оказалось, что под моим началом находится также небольшое родильное отделение больницы. В отделение обращались за помощью женщины из Питивьера и близлежащих деревень; происхождение их было самым разным. Это были работницы фабрик, фермеры, владелицы магазинов и служащие. Некоторые были эмигрантами из Португалии, Северной Африки, даже с Дальнего Востока. В больницу принимали всех, кто сюда обращался: не было никакого «отбора» ни с точки зрения социальной принадлежности, ни по медицинским показателям.

    В то время здесь работала только одна акушерка, которая и отвечала за всю работу отделения. Она звала меня, только когда был необходим врач, чтобы сделать кесарево сечение или наложить щипцы. И эти операции, казалось, лишь углубляли мой профессиональный опыт, являясь естественным дополнением к тому, что я, будучи хирургом, уже умел делать (операции по удалению желчного пузыря, лечение переломов и т.п.). Что же касается акушерства, я плохо представлял себе, что это такое на практике.

    Мой акушерский опыт был очень небольшим и с годами стерся из памяти. В начале пятидесятых я проработал шесть месяцев интерном в большом родильном доме в Париже. В то время пять или шесть женщин обычно рожали одновременно в одной большой комнате. Роды проходили, как на фабричном конвейере, и роженицы заражались страхом друг от друга. Врачи часто применяли акушерские щипцы и редко делали кесарево сечение. Я помню главного акушера только потому, что известная модификация щипцов названа его именем (щипцы Сюзора). Я без интереса относился к интернатуре и не мог себе представить, что когда-нибудь буду практикующим акушером.

    Позднее, во время военной службы в должности военного хирурга в Алжире, в районе проживания берберов, меня время от времени вызывали для оказания помощи при родах. Беременные женщины обычно спускались в долину из горных поселений в самый последний момент перед родами, и меня звали, когда надо было делать кесарево сечение, наложить щипцы или когда требовалась помощь при травме матки. Через некоторое время, уже в Гвинее, я был свидетелем непрекращающейся борьбы между африканками, которые хотели стоять или сидеть на корточках во время родов, и врачами-европейцами, которые настаивали на том, чтобы они рожали лежа. В то время я был на стороне врачей и особенно не задумывался над этими эпизодами своей медицинской практики.

    Когда я начал работать в Питивьере, я, естественно, полагался на акушерок. Жизель, уже проработавшая в отделении некоторое время, была очень опытной акушеркой. Габриель, пришедшая в отделение вскоре после меня, была молодой и энергичной. Она только что закончила учебу и была увлечена психопрофилактикой по Ламазу (метод подготовки к родам, разработанный в 1950-х годах Фернардом Ламазом, французским врачом. Основа этого подхода — убеждение, что женщине нужно учиться рожать, так же как нам приходится учиться писать, читать или плавать. Ламаз учил женщин использовать во время схваток разные типы дыхания, убыстряющегося по мере того, как схватки становятся сильнее. Концентрация внимания на дыхании, как считал Ламаз, отвлекает женщину от боли при схватках. В последние годы учителя психопрофилактики стали исповедовать более эклектичный подход, однако и традиционное обучение по Ламазу до сих пор практикуется в США и в Европе. Этот подход — противоположность нашей концепции.)

    Я впервые заинтересовался акушерством, и не потому, что они говорили или делали что-то необыкновенное; меня поразило то, что пятнадцать лет, которые разделяли годы учебы Жизель и Габриель, сделали практику этих двух акушерок совершенно различной. Например, Жизель, которая была старше, обычно терпеливо ждала, когда появится ребенок. Под конец родов она просто говорила:

    «Не сдерживайся, расслабься, отпусти себя…». Габриель, наоборот, горела желанием готовить женщину к родам с самого начала беременности, помогать ей контролировать дыхание во время схваток. На второй стадии родов Габриель обычно командовала: «Вдохни, выдохни. следи за дыханием. тужься…». Эта разница заставила меня взглянуть на акушерство по-новому. Я начал понимать, что акушерство — нечто большее, чем механические приемы. И мне становилось все более ясно, насколько ход родов зависит от личности и убеждений того, кто эти роды принимает. Женщин привлекала молодая и энергичная Габриель, они проявляли к ней больше интереса, но, казалось, роды были более легкими, когда их принимала Жизель.

    Хотя официально я оставался хирургом, со временем я стал все чаще принимать участие в жизни родильного отделения. Оказалось, что упрощение и отмена бесполезных процедур — принципы, на которых я строил свою работу как хирург, — могут применяться и в акушерстве. Опыт практической работы уже привел меня к мысли о том, что время и терпение — лучшие партнеры и что активное вмешательство должно быть щадящим и применяться только в особых случаях. Я убедился, что в акушерстве, как и в общей хирургии, сведенное до минимума вмешательство чревато меньшими опасностями и имеет меньше негативных последствий. Удивительно, но благодаря недостатку теоретического образования в области акушерства, я оказался более способным к учебе на практике. Я задавал вопросы о самых традиционных акушерских приемах. Я спрашивал у акушерок: «Зачем вы прокалываете околоплодный пузырь? Почему вы перерезаете пуповину сразу после рождения ребенка?». Часто они отвечали: «Потому что нас так учили».

    Но по мере того как мы исследовали причины определенных манипуляций, стали происходить еле заметные изменения. Мы стали меньше держаться за догмы и начали экспериментировать. Однажды акушерка искупала новорожденного, чтобы успокоить его, хотя ему было всего два дня от роду. С того самого дня мы перестали придерживаться общепринятого во Франции и в Америке «правила», что ребенка нельзя купать до тех пор, пока не заживет пупок и не отпадет болячка. В другой раз ребенок взял сосок матери и, ко всеобщему удивлению, стал сосать через несколько секунд после родов, прямо в родильной комнате. Я задумался: почему такое чудесное радостное событие случается так редко? Ответ, конечно, был прост: в больнице принято забирать ребенка от матери сразу после рождения, чтобы измерить его рост, взвесить и устроить ему общий медицинский осмотр. Вновь и вновь подобные случаи заставляли нас усомниться в нормах традиционного акушерства. Мы не знали, куда мы идем, но мы шли своим собственным путем.

    Постепенно, по мере того как менялась наша практика, изменялась и наша концепция родов. До переезда в Питивьер я немного знал о жизни, общаясь в основном с врачами и пациентами. Я смотрел на людей исключительно с медицинской точки зрения; я придерживался общепринятого мнения, что роды — это «медицинская проблема», для решения которой требуются технические «меры». Я с детства привык к тому, что врачи называют беременных женщин «пациентами». Не так давно я читал лекцию в одном из германских университетов, и переводил ее акушер. Как только я говорил «беременная женщина» или «роженица», он переводил эти слова как «пациентка» и не мог понять, почему студенты так горячо протестуют. Очевидно, такое восприятие свойственно не только акушерам. В медицинских статьях часто можно встретить термины «методы» и «материал», при этом термин «материал» употребляется применительно к людям. Во всех областях медицины подобная ментальность ведет к тому, что на лекарства, электронные наблюдения и хирургическое вмешательство полагаются в очень большой степени. В Питивьере, узнав своих «пациентов» как личностей, а не просто как истории болезней, я должен был пересмотреть свои взгляды.

    Несмотря на то, что я работал хирургом, женщины часто разговаривали со мной на самые разные темы, в том числе о замужестве и проблемах контрацепции. В группе по планированию семьи, к которой я присоединился в познавательных целях, обсуждения выходили далеко за рамки медицинских тем, за рамки проблем деторождения и контрацепции; здесь обсуждались также проблемы сексуальности, личных чувств, социальных ожиданий. Люди говорили, почему они хотят или не хотят иметь детей; женщины рассказывали, как они рожали, как кормили детей грудью; здесь говорили о тонкой связи между плодородием и самовосприятием у мужчин и женщин. Я убедился в том, что роды — далеко не «медицинская проблема», это неотъемлемая часть сексуальной и эмоциональной жизни людей.

    В нашем отделении я становился свидетелем верности этого утверждения ежедневно. Для мужчины и женщины рождение ребенка было сильнейшим впечатлением интимной жизни, захватывающим все их существо событием. Как врач я был далеко не центральным действующим лицом этой драмы; время от времени я чувствовал себя вмешивающимся чужаком. В то время как в результате доминирующего взгляда на роды как на медицинское событие родильные дома и отделения во всем мире превратились в лаборатории,

    оборудованные по последнему слову техники, а роженицы — в пассивные объекты, наше понимание родов как эмоционального и сексуального опыта привело к тому, что мы считаем себя самих только владельцами помещения, предоставляющими его в распоряжение рожающих женщин, чем-то вроде команды медицинской поддержки, обязанность которой — вмешиваться как можно меньше. Нашей задачей было не помешать.

    Поскольку мы занимались совершенно новым для нас делом, то, естественно, старались анализировать и давать объяснение всему, что делали. В 1969 году в наше отделение пришли две молодые акушерки, Доминик и Мари-Жозе. Они тут же настроились на эту исследовательскую волну. Они получили дипломы незадолго перед приходом в нашу больницу и знали акушерство таким, каково оно в больницах, где студенты проходят практику. Но в них были живы желание познать непознанное и готовность пересмотреть свои знания. Мы все с волнением читали книгу Ивана Иллича «Немезида медицины» и находили множество примеров, которые иллюстрировали его мысль о том, что в технологически развитых странах врачи часто становятся не хозяевами, а рабами технических средств, которые они применяют в акушерской практике. Читая «Роды без насилия» Фредерика Лебуае, мы были совершенно согласны с автором в том, насколько важен опыт рождения для ребенка.

    Лебуае создал язык, совершенно новый для большинства врачей, язык, обращенный к нашим чувствам не меньше, чем к интеллекту. Он показал нам, что новорожденный ребенок — не слепой, не глухой, не бесчувственный объект; это существо — человек, которого необходимо согреть, приласкать и накормить. Лебуае был первым из врачей, который сказал о ребенке то, что многие женщины интуитивно угадывали, несмотря на противоположное этому мнение официальной медицины. Лебуае помог нам найти направление, двигаясь в котором мы могли осмыслить наш опыт и работать дальше. Благодаря влиянию Лебуае родильные комнаты в Питивьере стали более спокойными, мирными, более приятными для новорожденных. Мы поощряли более длительный контакт ребенка и матери. Матери могли кормить новорожденных грудью сразу же после родов. То, как естественно ловко вели себя при этом и матери, и младенцы, убедило нас отказаться от применения лекарств и вмешательства без особых на то причин.

    Что касается моей жизни, то она, казалось, влекла меня в двух направлениях. С одной стороны, я все больше времени уделял работе в родильном отделении. С другой, — я был все еще увлечен хирургической практикой, которая ставила передо мной другие, но в определенной степени связанные с моей акушерской практикой проблемы.

    Мой метод лечения переломов отличался от общепринятого примерно так же, как роды в Питивьере отличаются от традиционных. Но одновременно серьезно заниматься пересмотром основ современной травматологии и акушерства было за гранью моих возможностей. Надо было выбирать. В 1972 году один из моих коллег взял на себя руководство травматологией и ортопедией в нашей больнице, тем самым сократив круг моих обязанностей как заведующего хирургическим отделением. Наконец я получил возможность более полно посвятить себя акушерству.

    В то время в Питивьере царило приподнятое настроение. Мы чаще экспериментировали, пробуя новые приемы, не оставляя и уже испробованные. Однажды мы дали головке ребенка родиться самостоятельно, мы не поддерживали ее и не дотрагивались до промежности. В другой раз мы решили, что надевать резиновые перчатки необязательно. Каждое нововведение по-разному принималось каждым из нас. Доминик было трудно отказаться от перчаток, Мари-Жозе от прокалывания околоплодного пузыря для ускорения родов.

    Психолог, молодая мама, недавно родившая ребенка в нашем отделении, стала проводить по пятницам занятия с будущими родителями, на которых она рассказывала о работе нашего отделения. Эти занятия вскоре стали привлекать не только пары из окрестностей Питивьера, но и людей издалека, у которых были свои причины нас разыскивать. Некоторые приезжали к нам по совету Лебуае; их вело желание родить ребенка так, как они этого хотели, — мягко. Другие приезжали, чтобы просто поговорить, поделиться с нами своей надеждой, страхом, разочарованием, волнением, жаждой деятельности.

    Такая атмосфера, конечно же, способствовала большей свободе самовыражения во время родов. Но все же были и ограничения. Обстановка родильной комнаты была такой же, как и прежде: это была традиционная родильная комната с акушерским столом, яркими лампами, множеством хирургических атрибутов. Она создавала враждебно-медицинскую, официальную атмосферу, совершенно несовместимую с нашим новым взглядом на роды как на событие личной жизни, как на сексуальное переживание. Более того, мы заметили, что акушерский стол, самый значительный предмет обстановки, очень мешает беременной женщине почувствовать, что она может свободно двигаться. Само его присутствие предполагало, что женщине нужно лечь и рожать на спине. Это традиционное ортодоксальное положение — самое неудачное в физиологическом отношении как для матери, так и для ребенка: когда женщина лежит на спине, матка с плодом давит на крупные кровеносные сосуды, что, в свою очередь, уменьшает количество обогащенной кислородом крови, поступающей в плаценту, и затрудняет кровообращение между организмом женщины и ребенком. К тому же это положение не дает возможности рожающей женщине воспользоваться помощью естественной гравитации во время изгнания плода.

    Чтобы помочь роженицам почувствовать свободу в выборе положения во время родов, мы оборудовали родильную комнату по-новому. Проект был разработан самими женщинами, которые родили детей в Питивьере. Наша «sallesauvage» (примитивная комната), как мы ее называем, удобна, уютна, здесь сразу возникает чувство уединения, и ничто не сковывает свободу движения. Стены в ней выкрашены в теплые, приятные тона. В комнате устроен низкий жесткий настил, на котором лежат яркие подушки (но нет кровати или стола, навязывающих мысль об определенном положении во время родов); здесь чувствуешь себя, как дома, в интимной обстановке, отсюда не хочется поскорее уйти. Атмосфера этой комнаты вполне соответствует нашему убеждению, что место, где женщина рожает, должно, скорее, быть таким, чтобы в нем было приятно заниматься любовью, чем похожим на больничную палату. Однако эта родильная комната — больше, чем просто приятная обстановка или возможность выбрать положение для родов:

    это место, где женщина может делать абсолютно все, что хочет, может издавать любые звуки, кричать, чувствовать себя физически и эмоционально свободной. Эта родильная комната была первым конкретным шагом на пути возвращения родов женщинам.

    Отдать главенствующую роль в родах женщине — непростая задача. История акушерства — в большой степени история постепенного лишения роженицы главной роли в драме родов. Современное акушерство берет начало во Франции семнадцатого века, когда мужчина-врач впервые вошел в родильную комнату и присвоил себе роль, традиционно исполнявшуюся до этого акушерками. Тогда впервые женщин стали класть на спину во время родов, чтобы врачам легче было накладывать акушерские щипцы. Считается, что все началось с Луи XIV, который хотел получше рассмотреть, спрятавшись за занавеской, как родится его ребенок, для чего его любовницу во время родов положили на спину. С тех пор врач-акушер и стоит, держа в руках инструменты, весь внимание, перед пассивной, уложенной на спину роженицей (интересно, что английское слово «obstetric», обозначающее «акушерский», происходит от латинских «ob» + «stare», что значит «стоять перед»).

    Положение на спине и вызванная этим положением вынужденная пассивность роженицы — повсеместная практика в развитых странах. Повсеместная же замена акушерок врачами отражает глубокое непонимание того, насколько женщине необходима интимная атмосфера во время родов.

    Весь набор стандартных акушерских приемов отражает то же пренебрежение к роли женщины в родах. Например, настойчивость, с которой врачи предписывают постельный режим, зашивают цервикальное отверстие и применяют медикаменты, обездвиживающие матку во избежание преждевременных родов; разлучение матери и ребенка; совет всем без разбора женщинам лежать в постели после родов; готовность, с которой врачи советуют женщинам прекратить грудное вскармливание, — все это факты, свидетельствующие о недооценке роли женщины в родах.

    Традиционная психопрофилактика делает то же самое, только менее заметно. В этой системе женщина сама втайне соглашается на самоотречение. Она принимает систему, которая «контролирует» ее реакцию на боль, дыхание, положение и даже звуки, которые она издает, — основные аспекты поведения роженицы. И хотя концепция опыта рождения для ребенка Лебуае подтолкнула развитие нового сознания в нашем отделении и вообще в мире, профессионалы в области деторождения смогли, к сожалению, интерпретировать его идею «родов без насилия» как «метод Лебуае», в котором все внимание сконцентрировано на ребенке, мать же почти исключается из поля зрения. К сожалению, это одинаково верно как для западных, так и для восточных стран. Во время поездки в Китай я с разочарованием обнаружил, что хотя большинство врачей-акушеров женщины, они старательно копируют приемы, используемые западными врачами, и допускают те же ошибки.

    Наша «sallesauvage» была частью нашей попытки противостоять той волне, которая отбросила женщин в сторону и оставила им всего лишь третьестепенную роль в процессе родов, и вернуть по праву принадлежащую им главную роль.

    Наш опыт неоднократно убеждал нас в правильности нашего подхода: он дает рожающей женщине возможность продемонстрировать свое знание о том, как надо рожать ребенка, и умение это делать.

    Мы часто наблюдали, не понимая причины этого явления, как женщины забывали, что происходит с ними и вокруг них во время родов без применения медикаментов. Например, один раз нам удалось заснять роды большой телевизионной камерой. Через несколько минут после рождения малыша молодая мама сказала: «Очень жаль, что никого не было, чтобы снять роды». Многие роженицы испытывают подобное изменение в уровне сознания. У них появляется отсутствующий взгляд, они забывают нормы приличия, теряют застенчивость и перестают контролировать себя. Многие издают характерный крик во время выхода ребенка. Однако, как мы заметили, в это время они совсем не беспомощны, не потеряны и следят за тем, что происходит внутри них. Они действуют сознательно, спонтанно, ищут и легко находят наиболее удобные положения, и оказывается, что эти положения наиболее выгодны физиологически. Никем не обучаемые, они сами знают, как держать и кормить ребенка сразу после рождения, а ребенок знает, как найти сосок матери. Это в одинаковой степени верно для женщин разных культур и разных социальных групп, которые рожают в нашем отделении. Когда я посмотрел фильмы о родах в племенах Новой Гвинеи и Южной Африки и увидел, как они похожи на роды в Питивьере, в «sallesauvage», я еще раз убедился в том, что в поведении матери и новорожденного есть универсальный компонент и что в правильно организованных условиях родов, когда женщина чувствует себя свободной и ничем не сдерживаемой, она может естественным образом достичь того уровня реакции, который заложен в ней глубже, чем индивидуальность, воспитание и культура.

    Для меня оказалось очень трудной задачей описать этот сдвиг на более глубокий уровень сознания во время родов. Я хотел назвать его «регрессией», но это слово имеет унизительный оттенок, вызывая ассоциацию с возвратом к состоянию животного. Женщинам часто говорят, что они должны делать или чувствовать определенные вещи «инстинктивно», и что если они не могут этого, они проигрывают. Кроме того, слово «инстинкт» часто употребляют в противопоставлении слову «разум», и сравнение традиционно бывает не в пользу первого: о женщинах говорят, что они «инстинктивны», о мужчинах — что они «рационалистичны», как будто нельзя быть инстинктивным и рационалистичным одновременно. Но нет ничего стыдного или сексуально преувеличенного в том, чтобы признать, что инстинкт играет важную роль в нашем поведении, особенно в тех ситуациях, в которых переплетаются природа и культура, таких, как любовные ласки, роды или поиски новорожденным соска матери. Люди многое могут приобрести, и они делают это, заново открывая и максимально используя свой инстинктивный потенциал в этих случаях. Когда рожающая женщина двигается и действует, повинуясь инстинктам, оказывается, что она ведет себя в высшей степени рационально, и в этом случае роды чаще всего бывают легче и быстрее, чем у женщин, которые не подчиняются своим инстинктивным желаниям. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы создать в нашем отделении такой климат, в котором женщины могли бы, в этом смысле, «забыться».

    Сейчас кажется совершенно очевидным, что инстинктивное состояние, которое позволяет женщине рожать естественным образом, связано с определенным гормональным равновесием. Точная природа этого равновесия пока неизвестна. Мы знаем, что гипофиз должен выделить гормон окситоцин, который вызывает сокращения матки и поддерживает их (некоторые исследования последнего времени позволяют предположить, что окситоцин может вызывать у людей забывчивость. Таким образом, он может играть определенную роль в защите от боли). С другой стороны, мы знаем, что секреция веществ типа адреналина может ослабить схватки или усилить их болезненность; эти вещества могут также задержать появление сосательного рефлекса или усилить моменты сексуальности. Поскольку вещества типа адреналина обычно выделяются, когда человеку холодно или страшно, обстановка, в которой женщина чувствует себя в безопасности и благодаря этому может расслабиться, всегда желательна. Становится все более и более очевидно, что важную роль в установлении сложного гормонального равновесия, которое делает возможным естественные роды, играют эндорфины. Нейрогормоны, выполняющие такие же функции, как морфин, эти «эндогенные наркотики», действуют как естественные обезболивающие, они подавляют не только боль, но и чувство беспокойства и вызывают общее состояние удовлетворения. Высокий уровень эндорфинов в организме может, например, способствовать возникновению так называемых альфа волн головного мозга, которые связаны с состояниями безмятежности и блаженства. Кажется, что люди всегда чувствовали наличие этой естественной способности человеческого организма чувствовать удовлетворение и спокойствие и искали способы их вызвать. Бег трусцой, например, повышает уровень эндорфинов; молитва, медитация, йога, акупунктура могут действовать так же.

    Открытие эндогенных наркотиков, продуцируемых организмом человека, объяснило загадку, которую я не мог разрешить в течение долгого времени. Оперируя во время войны, я был удивлен, несколько раз наблюдая, как вели себя солдаты с тяжелейшими ранениями: несмотря на то, что им не давали никаких медикаментов, создавалось впечатление, что они принимали обезболивающие лекарства или что их организм сам продуцирует вещества, облегчающие страдания. Я наблюдал аналогичные явления и во время родов. Женщины ведут себя так, как будто на них действуют «естественные» лекарства, и говорят, как превосходно они чувствуют себя в перерывах между схватками. Мне приходилось видеть женщин, которые во время родов испытывали настоящие экстатические состояния. Но чтобы вызвать к жизни внутренние силы организма, необходимо избавить его от внешних воздействий. Введение обезболивающих и искусственных гормонов (искусственный окситоцин) во время родов, что является традиционной практикой в большинстве современных больниц, нарушает естественное гормональное равновесие, обеспечивающее естественный ход родов. Конечно, боль может замедлить течение родов, но когда медикаменты не используются, организм сам может естественно и эффективно бороться с ней. Действительно, исследования показали, что чем дольше и труднее роды, тем выше уровень эндорфинов в крови женщины.

    Эндорфинная система не только играет решающую роль во время родов, она также действует как своего рода внутренняя «система вознаграждения», усиливающая все аспекты сексуального и репродуктивного поведения. Ученые находят связь между эндорфинами и окситоцином, гормоном, одна из функций которого — стимулировать сокращения мышц во время оргазма, родовых схваток и изгнания плода, а также между эндорфинами и пролактином, гормоном, стимулирующим секрецию молока. Кормление грудью, по некоторым данным, в свою очередь, поднимает уровень эндорфинов. И поскольку известно, что эндорфины играют важную роль в формировании привязанности и заботливого поведения, высокий уровень этих нейрогормонов как в организме матери, так и в организме ребенка непосредственно после естественных родов дает основание предположить, что эндорфины являются гормональной основой процесса формирования привязанности матери и ребенка в первые часы и дни после родов. Существование этих сложных нейрогормонов подтверждает нашу веру во взаимосвязанность всех аспектов сексуальной жизни и, поскольку секреция гормонов и формирование гормонального равновесия — процесс очень тонкий, в большой степени зависящий от внешних условий и психологического состояния, является еще одним веским аргументом в пользу отказа от вмешательства в физиологию родов.

    С тех пор как мы приняли решение дать женщинам возможность самим рожать своих детей так, как им хочется, и стал формироваться особый характер нашего отделения в Питивьере. Повсюду, куда бы мы ни посмотрели, роды становились все более и более «медикаментозными», технологическими, в то время как в нашем отделении это было просто событие из жизни матери и ребенка. Повсюду все шире распространялось использование медикаментов и применение вмешательств, в Питивьере же вмешательства были сведены к минимуму, а медикаменты считались ненужными и вредными для родов. Сегодня акушерство все так же уделяет основное внимание роли врача и его умению контролировать процесс родов. Такой подход привел к тому, что нормальные роды проходят в родильных комнатах, оборудованных по последнему слову техники, и под наблюдением электронных приборов. Современное акушерство не знает и не хочет знать, что роды и кормление грудью сразу после рождения — неотъемлемая часть сексуальной жизни женщины. Как медицинская наука оно остается в неведении относительно потенциально отрицательного влияния врачей-мужчин и незнакомых людей, присутствующих при родах, на их развитие, оно также абсолютно ничего не знает о важности женщин-помощниц при родах и акушерок. В результате многолетней работы в Питивьере сами основы современного акушерства поставлены нашей практикой под сомнение, причем до такой степени, что само слово «акушерство» кажется нам иностранным и устаревшим.

    Наше отделение выросло. Сейчас здесь семь акушерок. Количество родов за последние двадцать лет увеличилось в пять раз. Как и всех акушеров, нас преследует вечный страх риска. Но наш опыт ясно показал, что подход, ведущий к «демедикализации» родов, возвращающий достоинство процессу родов и контроль над ним — рожающей женщине, к тому же самый безопасный.

    Наш метод работает по всем направлениям: у нас наблюдается значительное уменьшение опасности как для матери, так и для ребенка; действительно, показатели нашего отделения лучше, чем лучшие показатели мирового уровня. В то время как в большинстве индустриально развитых стран не могут снизить уровень перинатальной (этот термин относится к плоду начиная с 28 недель внутриутробного развития до возраста семи дней после родов) смертности с 10 на 1 тысячу, не увеличивая при этом уровень вмешательств и кесаревых сечений (которые часто составляют 20% от общего количества родов), у нас в Питивьере, где нет никакого отбора при приеме, уровень смертности тот же, а частота кесаревых сечений — 6-7%. Это самое очевидное свидетельство того, что наш подход, трансформирующий опыт родов, — безопасная альтернатива.

    Мама из Англии.

    После двух нормальных родов, во время которых я, тем не менее, перенесла все стандартные вмешательства традиционного акушерства, я решила, что третьи роды будут другими. Я решила, что если все будет в порядке, я найду акушерку и буду настаивать на домашних родах. Но ультразвуковое обследование показало ягодичное предлежание плода на 35-й неделе. Никто не был уверен, что плод перевернется. Врач в местной больнице сказал, что нужно назначить число, когда будет проведена стимуляция, родов, а также — что будут применены эпидуральная анестезия и щипцы. Если не удастся родить так, кесаревы сечения в случае ягодичного предлежания — обычный выход из положения.

    Вернулась старая депрессия. Я безнадежно мечтала о том, что этот ребенок родится естественным путем. У меня не было выбора: я должна была рожать в той же больнице, что и в прошлый раз, когда я чувствовала, что ребенка из меня извлекали. Тогда, пока мне накладывали швы, я спросила у врача: «Почему мы не умеем рожать так, как рожают звери?». Я уже понимала, что роды будут испорчены, меня волновало, что так много традиционных вмешательств будет сопутствовать событию, (которое я считала физиологически естественным). Врач тогда ответил: «Животные — совсем другое дело». Он объяснял это тем, что женщины некомпетентны в родах. Я посещала этого врача во время беременности, и он, казалось, понимал мое желание родить. Несмотря на это, он организовал роды так, как ему самому было удобно, и моя нервная система была расстроена долгие месяцы после родов. У меня была послеродовая депрессия, причина которой, я знала, не только гормонального происхождения. Я чувствовала, что меня обманули, и я воспринимала это почти как горе. И вот снова мои надежды на более счастливый опыт были напрасными. Как я представляла себе, это должен был быть еще один ребенок «с конвейера». Я слышала о Питивьере, я знала, что женщины приезжают туда рожать из других стран. Тем не менее, я почти не рассматривала такую возможность для себя: я была на тридцать восьмой неделе беременности. Все же я позвонила доктору Одену через несколько дней, решив, что никогда себе не прощу, если не соберу все свои силы и не попытаюсь поехать в Питивьер. Я спросила, нельзя ли мне приехать. Он ответил: «Почему бы нет?». Узнав, что ребенок не перевернулся, он сказал: «Это не имеет значения». Я сразу почувствовала себя уверенной и энергичной и стала готовиться к путешествию. Мой муж и я знали, что в случае опасности времени у нас будет мало. При мысли о таком риске я почувствовала, что депрессия возвращается; прежде чем мы отправились в путь, она овладела мною снова. Я знала, что не смогу справиться с депрессией, какую пережила после вторых родов, еще раз и не смогу быть полноценной женой и матерью уже троих маленьких детей. Во время моей последней консультации у врача в Англии я почти впала в отчаяние, когда медсестра объясняла мне при помощи куклы, как рождаются дети при ягодичном предлежании. Я вдруг запротестовала так, как не протестовала еще ни разу за время своих трех беременностей. Я сказала врачу: «Если вы пошлете меня в эту больницу еще раз, это будет для меня конец». Медсестра заставила меня устыдиться этих слов, воскликнув: «Если бы ваш ребенок это слышал!». Я вдруг поняла, что впервые в жизни противостою системе. Мне уже было все равно, если кто-то подумает, что я скандалю. До сих пор я все время была такой вежливой и так помогала медицинскому персоналу, и это ни к чему не привело: даже моих собственных детей родили для меня. Сейчас у меня был, возможно, последний шанс взять то, что жизнь предлагала мне. Я должна была сама взять на себя ответственность за то, что происходит, а Питивьер предлагал альтернативу, которая меня привлекала. Меня привлекало даже то, что это так далеко от дома. Это было звериное желание убежать от всего этого, избавиться от людей, которых я знаю, и найти место для родов. Я должна была добраться до Питивьера раньше, чем начнутся роды. Этот ребенок должен был быть моим. Я сказала своему врачу: «Положение дел с родами меняется, не так ли?». «Да, — ответил он, — за границей». Мой муж потом сказал ему, что туда-то мы и едем.

    До рождения

    Каждая женщина приходит в Питивьер с собственной личной историей, историей своей семьи и культуры, которые окажут значительное влияние на ход родов. У женщин, принадлежащих к некоторым культурам, роды, как правило, проходят легче, чем у всех остальных. В некоторых семьях также совершенно очевидно существует традиция рожать легко. Женщина приносит на роды весь свой жизненный опыт, включая отроческие годы, детство и собственное рождение. Нам интересно, что женщина знает о собственном рождении, потому что есть связь между тем, как она родилась сама и как будет рожать своего ребенка. Если, например, женщина рассказывает, что ее мать рожала в больнице под анестезией и что это были роды с применением щипцов, у нас есть повод предполагать, что роды будут трудными. Если же она говорит, что родилась дома и роды были легкими, скорее всего, она сама родит легко.

    Повседневные привычки женщины так же влияют на ход родов, как и ее представления о том, что такое роды. Женщины, регулярно занимающиеся физкультурой, лучше подготовлены к родам, чем те, кто ведет сидячий образ жизни. Беременная женщина, не измотанная стрессом, к моменту родов также будет в лучшем состоянии.

    Естественно, мы не можем стереть из памяти женщины опыт ее жизни и ее взгляды; но нам под силу создать такую атмосферу, которая даст возможность ей самой и присутствующим при ее родах по-новому подойти к этому событию. Особенно важно, чтобы женщины чувствовали себя в нашем отделении, как дома. Они чувствуют себя лучше во время родов, если видят вокруг себя знакомые лица, если находятся в комнате, которая им хорошо знакома. Те, кто решает рожать дома, хорошо понимают, что я имею в виду. Дома, конечно, знакомы не только стены и мебель, но и все шумы, запахи и цвета. Но поскольку в наши дни роды в больнице стали почти правилом, наша задача — сделать родильное отделение как можно более похожим на дом. Чтобы будущие матери чувствовали себя здесь, как дома, мы показываем им все наше отделение, знакомим с акушерками и помощницами, которые будут присутствовать при родах. Более того, мы приглашаем их приходить в отделение в любое время, когда захочется. Чтобы женщины приходили к нам чаще, мы каждую неделю организуем различные занятия и встречи. Некоторые беременные приходят к нам очень часто, бывает, что и каждый день. Другие — впервые в день родов. Эти женщины, уверенные, что роды пройдут нормально, обычно чувствуют себя крепко связанными с сообществом, в котором они живут, и, следовательно, меньше нуждаются в общении в больнице до родов, чем многие другие будущие мамы, живущие более изолированно. Сейчас, когда люди больше не разговаривают друг с другом на базаре и на улицах, одиночество стало главным источником беспокойства. Беременная женщина особенно нуждается в общении с другими людьми; в обществе расположенных к ней, готовых поддержать ее людей она чувствует себя довольной и в большей безопасности. В Питивьере есть большая комната, предназначенная как раз для такого общения, — «комната встреч». Здесь собираются, чтобы обсудить волнующие темы, здесь проводятся занятия, сюда приходят просто поговорить. Мы специально поддерживаем здесь удобный беспорядок: неформальная атмосфера помогает людям чувствовать себя свободно.

    Каждую неделю, в четверг вечером, у нас проходит знакомство с Питивьером. Эта встреча — обычно первое знакомство женщины или пары с нашим отделением. Время от времени на эти вечера приходят те, кто не планирует рожать у нас; они приходят к нам, чтобы получить фактическую информацию, которая помогла бы им договориться о проведении нетрадиционных родов где-то в другом месте. Мы начинаем с экскурсии по отделению. После посещения традиционной родильной комнаты со стенами белого цвета, яркими лампами, загадочными электронными приборами и родильным столом с подставками для ног (единственная причина того, что у нас все еще существуют традиционные родильные комнаты, в том, что наше отделение — часть государственной больницы, и мы обязаны иметь стандартное оборудование. Хотя мы иногда пользуемся родильным столом для наложения швов в случае разрыва, он никогда не используется для родов. Если альтернативная родильная комната занята, всегда есть возможность расположиться в любой другой комнате, даже в традиционной родильной, задернуть занавески, положить на пол простынку, включить дополнительное отопление и очень быстро создать необходимую атмосферу) мы идем прямо в нашу «sallesauvage», где рождаются почти все дети в Питивьере. Разница между двумя этими комнатами огромна. Во второй стены теплых тонов красно-коричневой гаммы, кремовые занавески, оранжевый пол. Свет может быть приглушен. Мы стараемся создать в этой комнате особое настроение, потому что на роды, как на любое событие сексуальной жизни, сильное влияние оказывает окружающая обстановка: освещение, цветовая палитра, мебель. Более того, мы убрали отсюда всю мебель, которая навязывала бы роженице определенное положение. Когда роды проходят дома, это обычно комната с кроватью, которая предполагает положение лежа во время родов. В больнице плоский стол тоже не позволяет женщине выбрать какое-либо другое положение. В нашей родильной комнате устроен большой низкий квадратный помост, покрытый подушками, на котором можно свободно двигаться. Здесь есть и гармонирующий со всей обстановкой деревянный родильный стул, сделанный руками плотника, ребенок которого родился в Питивьере. Здесь есть также стереосистема, коллекция пластинок и холодильник, в котором всегда можно найти воду, сок и стаканы.

    В соседней комнате атмосфера совершенно другая, хотя устроена она столь же просто. Здесь преобладают синие тона. На лазурного цвета стенах росписи, напоминающие морские волны. Синие занавески и густозеленые растения тоже создают атмосферу безмятежного спокойствия. В середине комнаты — круглый бассейн небесно-голубого цвета, изготовленный на заказ специально для нашего отделения. Мы обнаружили, что лежание в теплой воде помогает женщинам расслабиться и уменьшить боль во время родов. Бассейн глубиной 70 сантиметров и диаметром 2 метра дает возможность свободно двигаться. Женщина может полностью погрузиться в воду, не боясь утонуть.

    После этой короткой экскурсии — время для вопросов и ответов; мы обсуждаем практические, медицинские и административные проблемы. Я всегда сразу объясняю, что мы делаем в Питивьере, чтобы помочь рожающим женщинам и новорожденным. Люди, пришедшие на эту первую встречу, очень скоро понимают, что нам почти нечему учить их в смысле традиционной «подготовки к родам» и что мы абсолютно не приемлем обязательные аспекты такой подготовки. Кроме того, мы не

    учим, какое положение «правильно» для родов. В противоположность глубоко укоренившемуся представлению о том, что женщина должна лежать во время родов (во французском языке глагол «рожать», acсoucher, на самом деле имеет значение «лежать»), мы придаем особое значение возможности для рожающей женщины свободно двигаться. Мы объясняем некоторые недостатки положения на спине во время родов с точки зрения физиологии и убеждаем женщин, что самое лучшее положение для каждой из них то, которое они найдут сами. Мы не учим никаким дыхательным приемам. Невозможно предписывать определенную методику дыхания без того, чтобы не предписать определенное положение во время родов; люди дышат по-разному в зависимости от того, ходят ли они, стоят, сидят на корточках, сидят, выпрямив спину, лежат, опираются на что-то или лежат в воде. Наш подход в этом отношении вступает в противоречие с традиционным методом психопрофилактики, который учит женщин контролировать дыхание, мысли и способ выражения эмоций. Я объясняю, что мы в Питивьере делаем прямо противоположное. Во время родов мы советуем женщине отдаться полностью тому, что с ней происходит, перестать контролировать себя, забыть все, чему ее когда-либо учили: образы культурного плана, все поведенческие модели. Чем меньше женщина знала о том, как «правильно» рожать ребенка, тем легче будут для нее роды.

    Я также рассказываю о явлении, типичном для финальной стадии родов (за несколько минут до появления ребенка): перед началом последних схваток женщине часто хочется встать, согнуть ноги в коленях и повиснуть на партнере по родам, который поддержал бы ее. Готовясь к этому моменту, мы учим определенным приемам, но не беременную женщину, а того, кто будет помогать ей во время родов: как поддерживать роженицу за подмышки во время схваток, чтобы не болела спина. Отец ребенка обычно бывает заинтересован в столь активном участии в родах, как, впрочем, и другие помощники.

    Темы, которые обсуждаются на этих «четвергах», всегда разные. Иногда бывает много вопросов по кормлению грудью или о пользе и эффективности ультразвукового обследования, или о важности правильного питания. Проблемы питания все чаще становятся темой для разговора во время наших «четвергов», и я считаю, что это правильно: значение правильного питания, одного из важнейших аспектов, раньше недооценивалось. Довольно странно, но в обсуждениях редко затрагивается проблема боли. Конечно, мы говорим о боли во время родов, но всегда подчеркиваем, что у разных женщин интенсивность боли разная, и что характер боли значительно изменяется, если женщина не лежит на спине, а может ходить или расслабиться, лежа в бассейне с теплой водой. Что гораздо более важно, отношение женщины к боли меняется, когда она становится уверенной в своей способности мысленно пережить роды.

    Я твердо настаиваю на том, чтобы на наши «четверги» люди приходили не более одного раза. Во-первых, это единственная возможность оставить группы маленькими. Во-вторых, при этом условии отсутствует атмосфера учебности. При соблюдении этого строгого правила будущие мамы и все остальные приглашаются к нам в отделение в любое время. Пятницы посвящаются неформальным разговорам. Здесь нет организатора и нет заранее спланированной программы. На столе посередине комнаты — соки и пирожные. Это что-то вроде вечеринки. Люди переходят от одной группы к другой и свободно разговаривают. Мамы с маленькими детьми знакомятся с беременными женщинами — это всегда плодотворное общение. Здесь мы тоже далеки от идеи обучения, но люди многое узнают, рассказывая друг Другу о своем эмоциональном и физическом состоянии во время родов.

    По вторникам мы все собираемся вокруг пианино и поем песни. Эти певческие собрания начались после того, как мы стали интересоваться, что ребенок может воспринимать inutero (в утробе). Мы подозреваем, что у плода развивается способность воспринимать диффузную вибрацию задолго до того, как у него разовьется способность слышать звук ушами. Возможно, на самых ранних стадиях развития плод способен воспринимать звуковую вибрацию, а именно — голос поющей матери, который гораздо богаче по своим частотным характеристикам, чем во время обычного разговора.

    С течением времени мы обнаружили, что пение имеет другие, явно ощутимые уже сейчас положительные результаты. С одной стороны, оно дает беременным женщинам возможность тренировать мышцы диафрагмы и научиться концентрировать внимание на выдохе, что может помочь расслабиться во время родов. Пение также вызывает чувство комфорта, уверенность в себе, экспансивность: оно дает возможность переживать и выражать широкий спектр эмоций. Кроме того, на занятиях пением беременные женщины и пары встречаются с недавно родившими мамами, многие из которых продолжают приходить петь и приносят с собой своих малышей. Другие члены семьи знакомятся с местом будущих родов; мы приглашаем детей присоединиться к нам, и бабушки с дедушками иногда тоже приходят. Трудно передать тепло этих встреч. Поют все: поют акушерки, пою и я. Когда мы поем все вместе, обычные барьеры между нами как профессионалами и нашими подопечными пропадают, и возникают новые взаимоотношения. Выдающаяся личность, Мари-Луиз Ошер, оригинальный и очень приветливый человек, проводит эти занятия. Мари-Луиз, профессиональная певица, посвятила значительную часть своей жизни помощи людям, обучая их пению. В то время как музыкальная терапия рассматривает личность только как слушателя, Мари-Луиз представляет своих подопечных как музыкантов (она работала с детьми и взрослыми, с пациентами, страдающими расстройствами психики и синдромом Дауна). Сейчас она со всей страстью занимается пением с беременными женщинами.

    Я впервые услышал о Мари-Луиз от наших общих знакомых в 1976 году. Как и мы, она интересовалась влиянием звука, в частности, голоса матери, на плод. Однажды она приехала в Питивьер, и я предложил ей начать работать у нас в отделении. Мы купили пианино и пригласили беременных женщин приходить и петь с Мари-Луиз. С тех пор пение стало одной из радостей Питивьера. Мари-Луиз постоянно

    напоминала нам о том, что мы воспринимаем вибрацию не только ухом, но и всем телом. Она знает, как вызвать в нас разные настроения. Иногда она создает атмосферу тихого спокойствия, иногда — радостного волнения. Будучи самой старшей из персонала отделения, она порой играет роль доброй бабушки. Когда она рядом с нами, каждый чувствует себя частью сообщества.

    Обычно эти занятия заканчиваются танцами, здесь танцуют и традиционные народные танцы, и такие, как вальс.

    Движение в танцевальном ритме тоже может быть полезным для развития кинестетической чувствительности плода, которая в дальнейшем станет основой чувства равновесия. Но кроме всего этого, пение и танцы — огромное удовольствие, а об удовольствии нельзя забывать, оно может быть только полезным для беременности.

    В среду в Питивьер приходит молодой врач-педиатр, который рассказывает о постнатальном уходе. Эта встреча — еще одна возможность для семьи познакомиться с нашим отделением, а для беременных женщин — пообщаться с опытными мамами.

    Во второй половине дня по четвергам — занятия группы «Йога и материнство», которые проводит молодая женщина по имени Гандха; она опытный учитель, а работать здесь стала после того, как в 1975 году родила ребенка в Питивьере. Гандха почувствовала, что знание йоги помогло ей во время родов и что оно будет полезно и другим беременным женщинам. Она предложила вести занятия йогой в нашем отделении, и я приветствовал это начинание. Эти занятия стали популярными и продолжаются до сих пор. Группа работает в полном соответствии с нашей философией помощи женщинам в поисках ресурсов, которые будут полезны во время родов и исключат необходимость вмешательства. Йога может помочь женщинам раскрепоститься и научить их по-новому владеть своим телом. Например, многим женщинам она помогает заново открыть удобство положения на корточках, которое так любят дети и которое во многих отношениях выгодно для родов. Как оказалось, более активный во время беременности гормональный обмен придает суставам женщины большую гибкость, что позволяет ей более легко выполнять упражнения.

    Кроме этой программы в отделении, мы предлагаем женщинам, собирающимся рожать в Питивьере, принимать участие в различных видах деятельности вне стен больницы. Очень полезно плавание. Во многих городах Франции в муниципальных бассейнах отведены специальные часы для беременных женщин. В это время температура воды обычно поднимается до 30 градусов, и иногда акушерка или опытный тренер показывают женщинам различные упражнения на расслабление. Дени Брусе, инструктор по плаванию из Монпелье, предлагает вниманию беременных женщин несколько интересных идей. Он считает, что люди, которые никогда не учились плавать, часто более комфортно чувствуют себя под водой, поскольку они еще не научились бороться против погружения. Дени предлагает женщинам научиться пассивно погружаться в воду, полностью уходить под воду, со звуком выдыхать воздух под водой, дотрагиваться до дна. Женщины, обучаясь этому, учатся бороться с паникой, которая выталкивает их на поверхность воды, и рассказывают, что при этом чувствуют силу, спокойствие и удовлетворение. Это хорошее упражнение для преодоления чувства беспокойства.

    Есть одно событие, которым я не пожертвую ни ради чего на свете. Каждую неделю я аккуратно отмечаю этот день в календаре, но даже не глядя в календарь, я ни разу его не пропустила. Куда же я хожу? Петь в родильное отделение. Наша любимая Бабушка, Мари-Луиз, всегда ждет нас там, преданная своей работе, или, я бы сказала, своему пианино. Когда она начинает говорить с нами, комнату наполняет один из прелестнейших голосов, какие я когда-либо слышала. Мы все слушаем ее внимательно, смакуя каждое слово, как вкуснейший деликатес. Мы очарованы, захвачены, переполнены. Когда она садится за пианино, ноты падают, как жемчужины. Ее голос струится, он поет для всех еще не родившихся детей и матерей, носящих их в своем чреве. С простотой настоящего художника ей удается всех нас вовлечь в эту оперу.

    Когда мы поем «Lafluteetlabelleeau«, мы совершенно не замечаем, на какую высоту забираемся, пока не улетим высоко в облака, сидя на верхнем си-бекар. Как нам удалось взлететь так высоко и опуститься на землю, не ударившись?

    Неожиданно Мари-Луиз заговаривает с одним из малышей. У нее всегда наготове ласковые слова, всегда есть что сказать детям, всем новым голосам, готовым запеть. Она поправляет на носу очки — и снова отправляется в путь, в небесные сферы детских стихов и колыбельных. Лягушонок вышел на прогулку, и Маленькая Выхухоль танцует с Мышкой. И Матушка Хаббард забралась в буфет, и Человечек на Луне посылает нам искорки света!

    Так же улыбаясь, она переходит к более серьезным темам: верная любовь, грустная любовь, мир взрослых. Морякивосне пристают к берегу на своих судах, и их не забудут. Любовь граничит с болью, боль — с любовью, и синяя птица счастья вплетает нежные мелодии в нашу жизнь.

    Вдруг Мари-Луиз начинает отбивать ритм ногой. Мелодии становятся быстрее и быстрее. Мы идем по кругу

    быстро-быстро, но куда, никто не знает. Ух! После такой песни требуется передохнуть! Мари-Луиз встает. Ее озорные глаза блестят за сверкающими стеклами очков. Нам всем тепло от улыбки ее души, поэзии детства, счастья бытия с ее стихами и музыкой. Через минуту она готова с нами танцевать, мы отодвигаем стулья и парим под музыку ее гитары. Вскоре все танцуют.

    Однажды Мари-Луиз была в еще лучшем расположении духа, чем обычно. Мне стало любопытно, и я спросила ее, что случилось. Ее ответ был прост: «Я только что из суда. Мой сосед засорил все канализационные трубы. Ситуация настолько странная, что это привело меня в самое прекрасное расположение духа». И я смогла ее понять! Когда ты поешь, жизнь поет, и ничто не может остановить этот бурлящий поток радости внутри тебя.

    Мари-Луиз так молода, что трудно поверить, сколько ей на самом деле лет. Она уже семьдесят два раза видела, как распускаются весной цветы, но ее сердце совершенно молодо. Ты был бы от нее в восторге, папа!

    Твоя любящая дочь

    Огромное влияние на ход родов оказывают перинатальные медицинские обследования. Во Франции в настоящее время посещение врача обязательно в течение третьего, шестого, восьмого и девятого месяцев беременности. Некоторые врачи и женщины считают полезными дополнительные осмотры. В любом случае важна не частота осмотров, а их стиль, именно он, оказывается, определяет характер их влияния на ход родов.

    Слишком часто во время таких консультаций с беременной женщиной обращаются, как с больной. Традиционное проведение осмотров обычно вызывает больше проблем, чем разрешает. Начнем с того, что во время перинатальной консультации выясняется, что существует какая-нибудь потенциально опасная проблема, на которой врач, несомненно, заострит внимание: шейка матки слишком короткая, слишком мягкая или приоткрыта; ребенок слишком мал или слишком велик для своего внутриутробного возраста; мать набрала слишком большой или недостаточный вес; ее кровяное давление слишком высокое или слишком низкое; форма или размер таза не очень удачны и так далее. За этим обычно следует ультразвуковое обследование, дающее врачу еще одну возможность обнаружить что-нибудь ненормальное в положении плаценты, относительно размера или формы плода. Наконец, беременные сдают столько анализов крови и мочи, что по меньшей мере один из них обязательно будет «зашкаливать». Консультации такого типа обычно заканчиваются тем, что врач выписывает какое-нибудь лекарство, а иногда даже назначает постельный режим.

    Существуют консультации иного рода, которые мы называем нейтральными и которые часто призваны нейтрализовать эффект консультаций первого типа. Мы в Питивьере ставим своей целью проводить именно консультации второго типа. Осмотр может быть очень коротким; опытному врачу требуется очень мало времени, чтобы увидеть и понять основное. Первый шаг — проверить, нет ли отклонений, которые требуют немедленной медицинской помощи. На самом деле существует довольно мало случаев, в которых полезно или вообще возможно медицинское вмешательство. Инфекции мочевыводящих путей могут быть вылечены, и мы рекомендуем госпитализацию в том случае, если в моче есть белок, если внезапно поднимается кровяное давление и появляется отечность — показатели предэклампсического состояния, являющегося определенной стадией токсикоза и наиболее частой причиной смерти среди беременных женщин. Мы можем также посоветовать женщине, занятой на утомительной работе, взять отпуск на некоторое время, если ей будут платить пособие во время такого отпуска ( Во Франции женщина имеет право не работать и получать выплаты в период от шести до восьми недель до родов и до десяти недель после родов. Кроме того, врач может предписать ей отдых в любое время, и Французская национальная страховая компания оплатит этот отпуск).

    Мы делаем только самые обычные анализы крови и мочи и редко прибегаем к ультразвуковому обследованию. Это одинаково удивляет врачей и беременных, потому что ультразвуковое обследование в большинстве отделений и больниц в последнее время стало делом обычным. Люди, кажется, приписывают этим обследованиям почти магическую силу, веря в то, что они разрешат все возможные проблемы. Конечно, ультразвуковое обследование может дать массу информации, удовлетворяющей любопытство врачей и родителей. В общем же оно редко что-либо добавляет к диагнозу опытного врача. Даже в тех случаях, когда мы получаем дополнительные сведения, которые нельзя было бы получить другими способами, это редко что-либо меняет в нашем поведении.

    Например, представим себе, что на ранней стадии беременности ультразвук показывает низкое предлежание плаценты. Это открытие может вызвать огромное беспокойство у женщины; врач же ничем не может этому помочь до самых родов. Кроме того, нет смысла беспокоиться об этом, поскольку расположение плаценты становится важным только к концу беременности, когда в большинстве таких случаев плацента имеет тенденцию отодвигаться от шейки матки. Во время родов опытный врач легко определит при помощи ручного обследования, не закрывает ли плацента выход из матки. Если она целиком закрывает цервикальное отверстие, он может посоветовать кесарево сечение. Если отверстие закрыто только частично, роды могут продолжаться, а оперативное вмешательство может быть осуществлено в случае, если роженица теряет слишком много крови или плоду угрожает какая-нибудь опасность.

    Возьмем другой часто встречающийся случай: ультразвук показывает близнецов на ранней стадии беременности. Независимо от результатов обследования только один из плодов продолжает развиваться. Вместо того чтобы полагаться на результаты такого обследования, все, что нужно, — терпеливо ждать, пока на седьмом или восьмом месяце беременности врач легко сможет определить близнецов путем наружного обследования.

    Иногда ультразвук может показать пороки развития нервной трубки, такие, как анэнцефалия (отсутствие головного мозга) или spinabifida (расщепление позвоночника).

    Для того, чтобы это открытие имело практическое значение, оно должно быть сделано на очень ранней стадии беременности, что позволило бы ее прервать. Однако ультразвуковое обследование никогда не дает стопроцентной гарантии верности диагноза, что делает аборт еще более проблематичным. В любом случае необходимо подчеркнуть, что дети с подобными пороками развития умирают по естественным причинам inutero или в первые дни после рождения. Другая распространенная причина использования ультразвука — необходимость подтвердить правильность даты зачатия и таким образом определить дату ожидаемых родов. Даже если у женщины до беременности был нерегулярный менструальный цикл, опытный врач почти всегда может установить дату зачатия, задавая определенные вопросы и осматривая женщину на ранних стадиях беременности.

    Во многих случаях результаты ультразвукового обследования, какими бы интересными они ни были, бесполезны с точки зрения их практического значения. В Питивьере мы, как правило, делаем это дополнительное обследование, только когда его результат может оказать определенное влияние на решения врача или беременной женщины, и таких случаев обычно бывает очень мало.

    Кроме того, что мы вообще придерживаемся принципа сведения вмешательства до минимума, у нас есть особые причины для ограниченного применения ультразвукового обследования. Важно помнить, что в настоящее время у нас нет возможности узнать, как ультразвуковое воздействие, даже очень краткосрочное, может повлиять на мать или плод. Хотя многие врачи и техники по ультразвуку считают, что процедура безвредна, сейчас ведутся широкомасштабные исследования влияния ультразвука на генетическую структуру, внутриутробное развитие ребенка, состояние сосудов и состав крови, иммунную систему и многое другое. Поскольку эти исследования только недавно начаты, слишком рано делать какие-либо выводы. Мы можем только с интересом ждать, что они покажут через сорок лет, когда одно или два поколения людей будет буквально укачано inutero в волнах ультразвука.

    Еще одно обследование беременной, которое вызывает противоречивые мнения, — амниоцентоз. Оно состоит в определении при помощи ультразвука положения плода и введении иглы через брюшную стенку матери внутрь околоплодного пузыря для забора пробы амниотической жидкости. Жидкость содержит отработанные клетки плода, которые выращивают на культуре до тех пор, пока становится возможным определить их хромосомное строение. Амниоцентоз производится, как правило, при сроке беременности шестнадцать недель, результаты анализа обычно бывают готовы через три недели. Сейчас стало правилом подвергать этому обследованию всех женщин старше тридцати лет, поскольку риск рождения ребенка с синдромом Дауна сильно возрастает с увеличением возраста матери.

    Мы в Питивьере придерживаемся мягкой линии в отношении амнио-центоза. В некоторых исключительных случаях, если в семье были генетические отклонения, это обследование может помочь женщине избавиться от страха родить больного ребенка и почувствовать себя менее напряженно. Но в большинстве случаев мы не настаиваем на том, чтобы женщины, независимо от их возраста, подвергались этому обследованию. Однако мы даем им всю имеющуюся информацию, с тем чтобы они могли сами просчитать возможную опасность и решить, как поступить. Женщина должна понимать, что амниоцентоз имеет смысл делать только в том случае, если при обнаружении отклонений в развитии плода она будет решать вопрос об аборте, а также то, что сама процедура влечет за собой опасность выкидыша с частотой от 0,5 до 2 процента. Определенные исследования показывают, что среди беременных, перенесших амниоцентоз во второй трети беременности, выше процент ортопедических отклонений, а новорожденные у этих матерей чаще имеют затруднения, связанные с дыханием. Мы учим женщин истолковывать данные статистики в положительном аспекте. Вместо того чтобы говорить, что сорокалетняя женщина подвергается риску в одном случае из 109 родить больного ребенка с синдромом Дауна, почему не посмотреть на проблему с другой стороны: такая женщина имеет около 99 процентов возможности родить здорового ребенка. Наша цель — проинформировать, но ни в коем случае не испугать. В результате многие женщины в Питивьере отказываются проходить амниоцентоз (Со времени публикации этой книги в США в 1984 году появился новый тест, выявляющий генетические отклонения при сроке беременности до 12 недель. Это хориональная биопсия. Степень риска выкидыша после этого теста еще не изучена).

    Наконец, ни в малейшей степени не совпадает с распространенными доктринами последних нескольких лет то, как мы относимся к проблеме преждевременных родов. Воистину навязчивая идея по поводу недопустимости недоношенности привела к тому, что многие врачи защищают агрессивное превентивное отношение.

    Во многих странах с целью предотвращения преждевременных родов предписывается постельный режим, однако нет ни одного исследования, которое доказывало бы, что постельный режим помогает в этом случае. Поэтому мы скептически относимся к эффективности подобного предписания. Наше негативное отношение к постельному режиму основано на опасении, что длительное отсутствие движения может вести к недостаточности сенсорной стимуляции плода в результате ограничения поступления информации к вестибулярному аппарату во внутреннем ухе, который обрабатывает информацию о положении тела и в результате обеспечивает его равновесие.

    Кроме того, вестибулярный аппарат, возможно, отвечает за положение плода внутри матки, и недостаточность его функции может привести к ягодичному или плечевому предлежанию. С нашей точки зрения, традиционное предписание постельного режима может рассматриваться как еще один пример вмешательства акушерства в процесс родов: женщинам предписывается лежать не только во время родов, но и в течение всей беременности.

    Мы также ставим под сомнение практику применения медикаментов, предотвращающих сокращения матки для предупреждения преждевременных родов.

    Во-первых, эти лекарства, принимаемые женщинами в течение дней, недель и даже месяцев, оказывают побочное действие: они усиливают сердцебиение, вызывают головокружение и общее недомогание. Если к нам в отделение приходит женщина, обеспокоенная тем, что чувствует сокращения матки, первое, что мы делаем, — устанавливаем, не начинаются ли роды. После этого мы объясняем ей, что матка — это мышечный орган, а не инертная полость; сокращения тренируют и укрепляют ее мышцы; они также могут быть той стимуляцией, которая необходима для ребенка. Если женщина жалуется на болезненность маточных сокращений, мы рекомендуем теплую ванну, Которая может принести облегчение.

    Во-вторых, эти медикаменты могут задерживать возникновение и полноценное развитие сенсорных функций плода. Нас очень беспокоит утверждение некоторых врачей, что они могут определить, принимала ли беременная женщина подобные медикаменты, проверив чувствительность кожи ребенка после рождения.

    Наконец, мы обычно не накладываем швы на шейку матки. Эта процедура, производимая не раньше третьего месяца беременности, более распространена во Франции, чем в США и Англии, и предназначена для исправления такого состояния шейки матки, когда она открывается раньше времени. Диагноз «истмико-цервикальная недостаточность», однако, очень субъективен. Более того, преждевременные роды редко связаны с состоянием шейки матки. В больницах, где обычно практикуют наложение швов на шейку матки, частота преждевременных родов незначительно меньше, чем в тех, где этот метод используется редко. Я объясняю женщинам, что не шейка матки определяет, когда начнутся роды; это, скорее, делает сам ребенок.

    В большинстве европейских стран уровень преждевременных родов в настоящее время составляет от шести до семи процентов, что свидетельствует о некотором его уменьшении по сравнению с предыдущими годами. Эта тенденция начиная с семидесятых годов непосредственно связывается с агрессивным медицинским подходом, которому свойственны более частые медицинские осмотры беременных, применение развитых технологий и новых лекарств. Но причины подобного уменьшения числа преждевременных родов могут быть и другие. В нашем отделении, где превалирует прямо противоположное отношение к этой проблеме, из 100 родов до 31 декабря 1973 года 4,9% были преждевременными, из 1000 родов до 31 декабря 1980 года — 2,5%(Для простоты мы называем недоношенными (или рожденными преждевременно) всех детей, чей вес при рождении не превышает 2,4 кг.). Такое уменьшение и без того низких показателей, продолжающееся и в последнее время, может быть объяснено тем, что за последние десять лет женщины, приходящие в Питивьер, стали более привилегированной в экономическом отношении группой; это значит, что они более здоровы физически и поэтому менее подвержены опасности родить преждевременно. Разница между статистическими данными нашего отделения и средними мировыми, однако, слишком велика, чтобы объяснять ее только этим фактором. Наверное, можно было бы установить альтернативную зависимость между низким уровнем преждевременных родов и нашим общим стилем отношения к беременной женщине. Иногда я задаю себе вопрос: а не больше ли пользы будет беременной от нашего совместного пения, чем от еще одного осмотра?

    Помощь женщине в родах

    Роды — это бессознательный процесс. Протеканию бессознательного процесса помочь нельзя. Главное — не помешать ему. Роды может задерживать присутствие людей или их реакция на происходящее.

    Женщина, у которой начались роды, приходит в наше отделение. Очень важна ее первая встреча с акушеркой; взгляд, улыбка, слова, жесты — все детали поведения акушерки влияют на ход родов. Решения, принятые в этот момент, тоже могут быть очень важны. Например, опытная акушерка может точно определить, на какой стадии находятся роды. Если они только начинаются, акушерка может посоветовать женщине погулять или даже пойти домой, если та живет неподалеку от больницы. Когда женщина возвращается в отделение из хорошо знакомой ей обстановки, чаще всего бывает так, что роды находятся уже на довольно продвинутой стадии. Если женщина остается в отделении в течение всей первой стадии родов, то есть пока происходит постепенное раскрытие шейки матки, мы помогаем ей, но это не заранее спланированная система процедур. Опыт научил нас, что нельзя подходить к этому механистически или догматически. Каждая женщина — единственная в своем роде, а значит, и роды не будут похожи на все другие. Мы принимаем такое положение вещей. Мы не разрабатываем заранее стратегию поведения; у нас нет принятых правил.

    Это не мешает тесной работе всего нашего коллектива: проработав некоторое время вместе, мы научились общаться при помощи взгляда или жеста. Но это не значит, что у нас в отделении не придерживаются каких-то общих правил; наоборот, многие из них сложились с течением лет, они соответствуют нашим принципам гибкости, открытости всему новому и признания главной роли женщины в родах. Эти основные принципы одинаково верны для нашего отношения к любой женщине, независимо от истории ее жизни, независимо от того, пришла ли она к нам впервые в середине родов или посещала отделение регулярно во время беременности. Так мы относимся и к тем, кого мы хорошо знаем, и к тем, кого видим в первый раз; к женщинам рабочих специальностей и интеллектуального труда; к жительницам деревень и горожанкам; к француженкам и иностранкам.

    Необходимо заметить в самом начале, что мы хотим разрушить образ беременной женщины-пациентки, глубоко укоренившийся в сознании людей западной цивилизации. Мы не даем беременным, приходящим в нашу больницу, просто надеть ночную рубашку и забраться в постель. Во время первой стадии родов женщина может находиться в спальне, в большой комнате для встреч или в родильной комнате. Некоторые женщины предпочитают ходить по коридорам или прогуливаться в саду. Мы подчеркиваем, что можно все.

    По мере того как роды на первой стадии развиваются, схватки становятся все более сильными, и роженица чувствует, что ей хотелось бы устроиться в тихом, затемненном месте. Женщине, прислушивающейся к своему собственному телу, необходимо сконцентрироваться, и ей мешают все внешние раздражители. Спокойная же обстановка помогает ей углубиться в свой внутренний мир. В конце концов, многие млекопитающие рожают в темных, спокойных, уединенных местах. Ничего удивительного в том, что люди тоже стараются найти подобное место для родов. Наша «sallesauvage» устроена именно так, чтобы удовлетворить эту потребность роженицы. Вообще, все сенсорные раздражители должны быть сведены к минимуму. В некоторых случаях тихая спокойная музыка помогает появлению чувства покоя. В комнате тепло настолько, чтобы женщина могла чувствовать себя комфортно. Многие роженицы снимают очки и контактные линзы, чтобы сконцентрировать внимание на своих внутренних ощущениях.

    Рожающая женщина должна доверять своим ощущениям, двигаться именно так, как ей хочется, принимать любую позу, которая удобна для нее. Она может ходить, сидеть, стоять на коленях, опираться на предметы или людей, присутствующих при родах, она может лечь, если захочет. Когда роженицам предоставлена такая свобода, они редко подолгу лежат на спине или находятся в положении полулежа, потому что эти положения просто неудобны для них. По этой же причине большинство женщин в конце беременности не лежат на спине, предпочитая сворачиваться клубком, лежа на боку. Если женщина во время схваток лежит на спине и не решается переменить положение или немного подвигаться, мы иногда поддаемся соблазну объяснить ей, что это положение не дает кислороду в достаточном количестве поступать к ребенку, потому что кровообращение матки затруднено в результате уменьшения тока крови по аорте и нижней полой вене.

    Такое объяснение бывает обычно излишним, так как большинство женщин на первой стадии родов предпочитают стоять, наклонившись вперед, опираясь на мебель, или опускаются на колени, упираясь руками в пол.

    То, что многие женщины инстинктивно находят это положение и остаются в нем подолгу, совсем не случайно. Оно облегчает боль, особенно в спине. Кроме того, эта в какой-то мере свернутая внутрь поза помогает отвлечься от внешних раздражителей (это положение напоминает молитвенную позу, которая сама по себе является способом перехода на другой уровень сознания). Положение на коленях полезно и с точки зрения механики родов. В случае ягодичного предлежания плода, которое обычно вызывает долгие и наиболее трудные роды, оно способствует повороту головы ребенка при прохождении через таз. Поскольку самая тяжелая часть тела ребенка — спина, он при этом положении матери будет стремиться перевернуться спиной к передней стенке матки.

    Подводя итог, можно сказать, что основные положения, характерные для первой стадии родов, — в ходьбе, на коленях, сидя и стоя, но у каждого из них есть бесчисленные индивидуальные вариации.

    Когда женщина стоит на четырех конечностях, она обычно ставит одну ногу немного дальше вперед или немного выдвигает вперед один бок. Поскольку голова ребенка должна повернуться, проходя через таз, роды по своей природе — асимметричный феномен. Это еще один довод против симметричной позы лежа на спине. Акушерки следят за тем, чтобы самые простые вещи были в порядке: чтобы в комнате было достаточно тепло, темно и спокойно, чтобы женщины могли по своему желанию изменить положение. Они предлагают воду, фруктовые соки, мед и сахар — жидкость и калории, необходимые женщине для тяжелой работы, какой являются роды. Обучить этому очень легко любого. Но помощь женщине во время родов требует гораздо большего, чем выполнение этих простых обязанностей. Здесь нужны способность проникнуться состоянием рожающей женщины, интуиция и вдохновение; это — искусство.

    Именно, интуиция позволяет акушерке почувствовать, помогают или мешают роженице люди, находящиеся в комнате. Женщинам во время родов часто хочется, чтобы рядом был человек, которого они хорошо знают; кроме того, им бывает необходима во время родов особая связь хотя бы с одним человеком. В нашем обществе этим человеком часто является отец ребенка. Однако это не всегда лучший вариант для женщины. Присутствие одних мужчин действительно помогает родам; присутствие других только замедляет их ход. Иногда сильно переживающий мужчина очень обеспокоен и старается скрыть свое беспокойство, слишком много разговаривая; его разговоры могут мешать женщине сконцентрироваться на родах. Я помню один случай, когда женщина не могла продвинуться в родах дальше 8-сантиметрового раскрытия; когда же отец ребенка вышел из комнаты на некоторое время, чтобы отдохнуть, ребенок очень быстро родился. Хотя эта женщина говорила нам, что она хочет, чтобы ее муж присутствовал при родах, ее тело сказало совсем другое. Слишком заботливый и властный мужчина тоже может оказать отрицательное влияние на роды. Он все время массирует, ласкает, держит свою женщину, которая принадлежит ему. Он чаще отвергает ее требования, чем выполняет их. Роженице необходим покой; он же может предложить только стимуляцию. Мужчинам иногда оказывается трудно наблюдать, принять и понять инстинктивное поведение женщин во время родов. Вместо этого они часто стараются не дать им «выпасть» из рационального состояния самоконтроля. То, что во всех традиционных обществах рожающим женщинам помогают не мужчины, а женщины, уже имеющие детей, — не простое совпадение.

    Некоторые беременные приводят на роды сестру или подругу. Если у них самих были естественные роды, они принесут с собой положительный опыт; если же они еще не рожали или их дети появлялись на свет посредством кесарева сечения, они могут принести сюда страх и волнение. Бывает, что женщины хотят, чтобы во время родов присутствовало несколько человек. Мы заметили, что в этом случае у них часто бывают затяжные и трудные роды. Однажды вечером я вместе с акушерками смотрел телевизор. Вдруг мы увидели, как к больнице подъехала большая машина. Из нее вышли беременная женщина, у которой, по-видимому, уже начались роды, мужчина, еще одна женщина, маленькая девочка и еще один мужчина с камерой. Акушерки сказали, увидев эту компанию: «Похоже, нам предстоит долгая ночь». Они оказались правы: роды действительно были долгими и изматывающими.

    Возможно, некоторые женщины хотят быть окруженными людьми во время родов из-за подспудного страха или чувства неуверенности. Но эти чувства могут усилиться, если роженица постоянно ощущает на себе взгляд этих людей и чувствует себя обязанной играть определенную роль по отношению к ним. С другой стороны, женщин из очень дружных семей или сообществ, с которыми они связаны крепкими узами, часто успокаивает присутствие при родах людей, которых они привыкли видеть каждый день.

    Иногда женщина приходит в наше отделение со своей матерью. Ее присутствие действительно может помочь, если она сама родила несколько детей без медицинского вмешательства, но такие случаи редки, если мамы рожали в пятидесятые-шестидесятые годы. Многое из того, что было характерно для родов в то время, сейчас устарело. Кроме того, характер медицинской помощи при родах сейчас так быстро изменяется, что маме довольно трудно передать ценную и нужную информацию о родах своей дочери, как это обычно бывает в традиционных обществах. Естественная разница в опыте и знаниях приводит к напряжению, которое мы часто наблюдаем в отношениях матери и дочери во время родов. Во многих случаях такое взаимное непонимание может быть легко скомпенсировано присутствием опытной акушерки, способной понять обе стороны.

    Значение акушерки невозможно переоценить. Независимо от конкретных акушерских приемов количество нормальных естественных родов больше в тех заведениях, где акушерка — главное лицо, помогающее при родах, происходит ли дело в Ирландии, в Нидерландах или у нас в Питивьере. Очень важно, чтобы акушерки были женщинами. По-видимому, это условие не осознается еще как необходимое, поскольку в акушерские школы в таких странах, как Италия, Франция, Швеция, Великобритания, стали принимать мужчин. Роды и кормление грудью — события сексуального порядка, поэтому пол присутствующих при них людей должен браться в расчет. Связь между помощницей в родах и роженицей может быть исключительной по степени интимности и напряжению. Рожающая женщина в высшей степени ранима и склонна к зависимости от партнера по родам, по крайней мере, на какое-то время. Сексуальная окраска, которая может сопровождать такие отношения с партнером-мужчиной, может помешать женщине вести себя во время родов так открыто и свободно, как ей этого хотелось бы, или заставить ее после стыдиться того, что в ней проявилось во время родов. Конечно, все не так просто. Как бы ни был важен пол помощника в родах, главное его качество, будь это мужчина или женщина, — способность вести себя так, чтобы в его присутствии женщина чувствовала себя легко и в безопасности.

    В общем, ощущение уединенности, интимности, спокойствия, возможность принять любое удобное положение и издавать любые звуки, присутствие акушерки, которая ведет себя не как наблюдатель, — решающие условия для естественного протекания первой стадии родов. Яркое освещение, неожиданные звуки, прикосновение холодных инструментов, незнакомые лица, прикрытые масками, — то, что так типично для обстановки родов в современных больницах, и вместе с этим отсутствие акушерок и отрицание или непонимание их важности, а также приговоренность рожениц к строго определенным положениям — все это отрицательно сказывается на протекании родов.

    И все же иногда бывают случаи, что женщина находится в самой благоприятной обстановке, а раскрытие шейки матки останавливается, и схватки становятся более болезненными и менее эффективными. В таком случае может принести облегчение теплая ванна. У нас в отделении для этой цели есть два небольших бассейна. Женщина погружается в воду, часто по шею. Иногда кто-нибудь заботливо поддерживает ее голову, если она опускает в воду затылок и уши, оставляя на поверхности только лицо. В воде роды проходят легче, менее болезненно и более эффективно, женщина чувствует себя более комфортно. С одной стороны, она становится в воде невесомой, может находиться в бассейне во взвешенном состоянии, ей не приходится бороться с весом собственного тела во время схваток. Во-вторых, тепло воды уменьшает секрецию адреналина и расслабляет мышцы. Вода может также способствовать возникновению альфа волн головного мозга, создающих состояние умственного расслабления. Расслабление, в свою очередь, способствует быстрому раскрытию шейки матки. В тех случаях, когда роды все же остановились, мы открываем кран — вид и звук бегущей воды восстанавливают родовую деятельность, прежде чем бассейн наполнится!

    Мы обычно предлагаем воспользоваться бассейном тем женщинам, у которых схватки проходят болезненно и неэффективно, а раскрытие останавливается примерно на пяти сантиметрах. Но вода может помочь расслабиться и другим роженицам. Она может утешить и успокоить не хуже, чем любимый, мать или акушерка. Влечение беременных женщин к воде все еще остается для нас загадкой. Многие беременные говорят, что вода их притягивает, они испытывают непреодолимое желание нырять в волнах или в мечтах подолгу лежат на воде. Некоторые женщины, испытывающие тягу к воде во время беременности, еще больше чувствуют ее притяжение во время родов. Другие же говорят, что они не любят воду или не умеют плавать. Но с началом родов эти женщины вдруг идут к бассейну, с удовольствием залезают в него и не хотят выходить!

    Когда первая стадия родов близится к концу, женщина обычно выходит из бассейна. Она чувствует необходимость в более активном поведении, необходимость помочь ребенку появиться на свет. В это время у женщины часто появляется отсутствующий взгляд, кажется даже, что она где-то в другом мире; если она и говорит в это время, это обычно отдельные слова или простые предложения. Эти признаки свидетельствуют о том, что она отвечает на то инстинктивное, что происходит внутри нее, и что она достигла необходимого гормонального равновесия. Мы далеки от мысли рассматривать женщину в этом состоянии как иррациональное и беспомощное существо: мы совершенно уверены, что она лучше всех знает, как помочь ребенку появиться на свет.

    Наш способ определения того, что роды вошли во вторую стадию, когда шейка матки полностью раскрылась, радикально отличается от общепринятого медицинского. Большинство врачей определяют, пора ли женщине начинать тужиться, при помощи ручного обследования. Мы обычно можем определить это без внутренних обследований, которые должны быть сведены к минимуму. Мы знаем, что началась вторая стадия родов, когда женщина, которая до этого ходила или стояла, вдруг испытывает желание согнуть ноги в коленях во время схваток, при этом ей необходимо схватиться руками за кого-нибудь или что-нибудь. Если она и партнер по родам стоят в это время лицом к лицу, обнимая друг друга, она во время схватки повиснет у него на шее. Если он стоит сзади нее, она может опуститься на корточки, поддерживаемая им за подмышки. Женщина перестает сдерживаться. Когда она кричит, держа ноги разведенными в стороны, кажется, что все ее тело мгновенно раскрывается. Мышцы сфинктера могут в это время расслабиться, вследствие чего опорожняется и громкий, специфический крик идут вразрез с глубоко укоренившимся понятием о социальных нормах поведения. Эти признаки дают нам знать, что женщина достигла оптимально инстинктивного уровня сознания, другими словами, — необходимого гормонального баланса.

    Многие женщины в Питивьере рожают в положении на корточках с поддержкой, эффективном с точки зрения механики, так как оно делает максимальным давление ребенка, направленное вниз вдоль родового канала, сводит к минимуму необходимое мышечное напряжение и расход кислорода, обеспечивает максимальное расслабление мышц промежности. Начинающуюся схватку можно определить, положив правую руку на верх живота женщины. Как только начинается схватка, помощник обычно продвигает руки вверх к подмышкам, чтобы так поддерживать роженицу, держа в своих руках ее ладони или большие пальцы рук. Помощник или помощница должны стоять прямо, не наклоняясь вперед, образуя подобие живой спинки для женщины. Если женщина рожает на корточках, поддерживать ее могут два человека: один опытный, другой — тот, кто ей близок, но в данной ситуации оказался впервые, и потому чувствует себя недостаточно уверенно. Женщина может выбрать и другое положение: лицом к нему, широко разведя ноги. Такое положение, при котором ноги женщины время от времени отрываются от земли, тоже очень полезно. Оно способствует расслаблению брюшных мышц и мышц промежности, что помогает ребенку опуститься по родовому каналу. Тот, кто держит женщину, обязательно будет слегка нажимать ей на живот, что поможет ей держать ноги разведенными в стороны.

    Хотя эти два положения (на корточках и повиснув на партнере) обычны для второй стадии родов в нашем отделении, они ни в коей мере не являются правилом. Женщина вольна выбрать любое положение, способствующее расслаблению и удобное для нее. Она может пробовать целый ряд асимметричных поз: сидя, вытянув одну ногу или отклонившись на один бок; лежа, вытянувшись на боку; сидя на стуле; на коленях, оперевшись на руки (последнее положение во многом сходно с положением на корточках с поддержкой: если женщину, сидящую на корточках, перестать поддерживать, она опустится на колени и руки). Женщина может рожать и в воде — интересное новшество, появившееся в результате использования у нас бассейна. Иногда женщины так расслабляются в воде, что не хотят выходить из бассейна, несмотря на то, что роды быстро развиваются. В этом тоже сказывается инстинктивное знание женщин о безопасности родов в воде, об отсутствии опасности для новорожденного, который до сих пор существовал в водной среде. Ребенок сделает первый вдох, только оказавшись над поверхностью воды и впервые почувствовав другую среду и другую температуру. Мы никогда не ставили своей целью роды в воде, но это неожиданное событие случается у нас в отделении несколько раз в месяц (двадцать-тридцать раз в год).

    Какое бы положение женщина ни выбрала для родов, мы заметили, что в помощи роженице нежность значит не меньше, чем знание приемов. Опытные помощницы, способные сопереживать, умеют определить, в каком состоянии находится женщина (спокойна она, напряжена или испугана), по состоянию кожи: ее структуре и влажности. Находясь в тесном телесном контакте с роженицей, акушерка будет полагаться на то, что чувствует, прикасаясь к ней и поддерживая, чем расспрашивать о ее состоянии. Если же она заговорит, то это будут простые слова, понятные каждому ребенку. Слова, однако, бывают, не важны в такие моменты, а такие, как «тужься», «сильнее», могут произвести негативное действие. Чаще всего женщина знает, что она чувствует, и указания акушерки могут вступить в противоречие с ее потребностями. Я стараюсь ничего не говорить. Если же говорю, то что-нибудь вроде «хорошо. хорошо. дай ребенку выйти…». Если же женщину охватывает страх, что у нее ничего не получится, я могу предложить ей: «Не тужься, не тужься» или : «Не сдерживайся, кричи, если хочешь».

    Так мы стараемся не мешать женщинам во время родов. Стратегия, определенная нами, имеет большое значение. Но наша цель гораздо шире. Мы хотим дать возможность всем женщинам рожать в любом положении с уверенностью в свои силы.

    Мама из Латинской Америки.

    Я слышала, что в последние несколько часов перед рождением ребенка теряешь связь с внешним миром. Со мной так и случилось. Я оказалась в другой Вселенной, на далекой планете, дрейфуя в море ощущений.

    Это была очень странная ночь. Все люди спали. А мы вчетвером (мы с Филиппом и еще одна пара) всю ночь провели без сна, между спальней и родильной комнатой. Их ребенок родился около пяти часов утра. Нас ошеломил вид этой пары, возвращающейся из родильной комнаты в темноте с ребенком на руках. То, что женщина может родить и после этого самостоятельно идти, держа ребенка на руках, вселяло уверенность. Нас это успокаивало.

    Вдруг схватки стали более резкими и сильными. Я схватилась за Филиппа, потом за пианино, потом снова за Филиппа. Комната то пропадала, то появлялась. Стало трудно контролировать боль. Она стала частью меня, у нее не было ни конца, ни начала. Когда пришел доктор Оден, я пыталась дотянуться до акушерки, которая, казалось, была очень далеко от меня. Я не могла понять этой бесконечной боли.

    И тогда я очутилась в этом море. Боль передвинулась на новое место и стала глуше. Там же была и Нурия, наша дочь. Я чувствовала, как она медленно, дюйм за дюймом, выбирается из меня. Было так приятно погрузить свое тело в море ощущений, закрыть глаза и дать волнам нежно укачивать меня. Однажды, будучи в Индии, я проходила мимо старика, одетого в белое. Он сидел на пороге дома, молитвенно сложив руки. Когда я проходила мимо него, он поднял ко мне свое лицо. Поздороваться? Благословить меня с миром? Я тихо прошла, ответив ему тем же жестом. Это воспоминание и море переплелись в моем сознании с бесконечными нитями пространства и времени, когда рождалась Нурия.

    Иногда я прошу Филиппа сесть и рассказать мне, что же было на самом деле, что он видел, когда моя память была в другом мире.

    Мама из Парижа

    Самым удобным для меня оказалось встать на колени на пол и грудью лечь на кресло. Когда вошел доктор Оден, боль была такой, что я расплакалась. Я видела, как он ушел, не сказав ни слова. Он вскоре вернулся с женщиной лет двадцати в белом халате. Это была студентка — акушерка, не отходившая от меня с этого момента до конца родов. Когда я почувствовала следующую схватку, я бросилась в ее объятъя, и это было началом тесной связи между нами. Я чувствовала ее тепло, ее нежность. Мы вместе пошли в родильную комнату. Во время каждой схватки я тесно прижималась к ней и держалась за нее, пока не утихала боль. Я всегда буду благодарна ей за то, что она дала мне. Раньше, когда я была у себя в комнате, я пыталась «контролировать боль» при помощи упражнений на глубокое дыхание. Успокаивающее присутствие акушерки все переменило: я больше не старалась контролировать себя. Я кричала при каждой схватке. Я кричала, не переставая час и пятнадцать минут, пока мой ребенок не родился. Эти крики удивили меня. Рожая первого ребенка, я не испытывала потребности кричать или плакать. Теперь мне казалось, что я подниму на ноги всю больницу. Я никогда в жизни так не вопила. Мне казалось, что кричу не я. Когда пришел мой муж, незадолго до рождения ребенка, я его подбодрила: «Не волнуйся, я ничего не могу с собой поделать, мне нравится кричать, садись». В определенный момент я услышала, что кричу по-другому: это были долгие дрожащие завывания, похожие на плач ребенка. Теперь я понимаю, что эти крики защищали меня, не от боли, а от травмирующей памяти об этой боли в моей психике. Это было что-то вроде катарсиса; крича, я выпускала боль из своего тела.

    Под конец родов я начала ругаться. Я не помню, что я говорила: я потеряла контроль над своими чувствами. Это переживание вытеснило память о самом моменте рождения. Подумать только, что я могла вести себя так перед другими людьми! И все же это было, как если бы, потеряв голос, я после многих лет молчания, наконец, снова его обрела.

    Мама из Лидза

    Понедельник, седьмое декабря. Эдди пришлось поторопиться с завтраком. Тридцать миль по прямой, очень плоской, обсаженной деревьями дороге через поля и деревни Франции. Чувство поэзии изменяет мне; схватки идут с частотой раз в каждые пятнадцать деревьев… Меня осматривает акушерка: возможно, это случится сегодня после обеда. Кажется, ждать очень долго; сейчас только десять часов. Мы очень волнуемся. Боль становится все более навязчивой. Через некоторое время начинаются схватки, частые и очень сильные. Ноги подкашиваются. Я ложусь на одну из кушеток в комнате для встреч. На секунду меня охватывает сомнение: почему я отказалась от эпидуральной анестезии? Мне не пришлось бы тогда терпеть эту боль. Кажется, я не смогу ее перенести: слишком она сильная, а я не героиня. Я начинаю кричать — и это помогает. Боль не прошла, она все сильнее с каждой схваткой, но крик помогает с ней справиться. Я вдруг утыкаюсь лицом в жакет Эдди, который лежит на кушетке. Это его запах. Он сам тоже здесь, но боль так сильна, что мне не хочется, чтобы он дотрагивался до меня, Странно, но он спокоен. Сейчас десять минут двенадцатого. Я прошу Эдди пойти и привести кого-нибудь: боль слишком сильная. Приходят акушерка и доктор Оден, спокойные и уверенные. К их удивлению и к моему облегчению, раскрытие полное. Доктор Оден говорит о синей воде и пляжах; они начинают наполнять бассейн. В сопровождении Эдди и доктора Одена я иду в родильную комнату. Солнечный свет струится в окна. Доктор Оден что-то бормочет под нос. В родильной комнате я раздеваюсь. Комната полутемная, стены выложены коричневой плиткой, пол теплого оттенка, просторный настил, покрытый множеством подушек, и большой родильный стул. Я благодарна за то, что здесь так спокойно. Чувства не смогли бы воспринять больше информации.

    Уже через десять минут я чувствую непреодолимое желание тужиться. Акушерка все время рядом со мной, она изумлена, как быстро развиваются роды. Я дышу, как жаба, только верхней частью горла. Приходит доктор Оден. Прорывается околоплодный пузырь. Акушерка мягко предлагает мне принять положение на корточках, чтобы Эдди поддерживал меня. Сначала я сомневаюсь, но оказывается, так действительно легче. Каждая схватка переполняет меня, и я очень громко кричу, но только пока продолжается схватка. Все остальные спокойны и готовы помочь мне. Доктор Оден дает мне сахар кусочками, чтобы были силы, и воду (я выпиваю около литра). Вдруг я чувствую, как голова ребенка опускается вниз по родовым путям. Я рада, потому что страшно хочу спать, все равно, родится ребенок или нет. Между схватками я потихоньку раскачиваюсь на ногах из стороны, в сторону. Головка уже видна. Эдди меня поддерживает. Я тужусь и чувствую, что ребенок рождается. Акушерка подхватывает мою дочку; мне кажется, она немного помогла ей повернуться. Моя память об этом моменте затуманена волнением.

    Эдди опускает меня на пол, и они кладут ребенка мне на руки. Я потрясена: никто не произносит ни слова. Малышка немного поплакала — и уже ищет сосок. Все так мирно и так наполнено эмоциями. Акушерка и доктор Оден в углу, готовые прийти на помощь, если понадобится, и в то же время старающиеся не помешать. Эти минуты принадлежат нам троим. Кто-то приносит ванночку, наполненную водой из бассейна, в котором я так и не успела посидеть. Камилла, наша дочь, все еще соединенная со мной пуповиной, потягивается в воде.

    Первый час и после

    Первый час после родов — очень важное время для матери и малыша. Оно может до некоторой степени определить, как ребенок будет относиться к матери, что, в свою очередь, может повлиять на его отношения с другими людьми и с миром, его окружающим. Этот критический период после родов может сильно повлиять на способность человека любить и вообще испытывать привязанность. Поэтому мы особенно стараемся создать теплую и

    поддерживающую атмосферу, которая благоприятствует возникновению интимности в отношениях между матерью и ребенком в это время.

    Как я уже описывал, большинство женщин в Питивьере рожают в положении на корточках с поддержкой. Акушерки в нашей клинике не дотрагиваются до промежности и не поддерживают головку ребенка в момент ее выхода. После того как головка появляется и сама собой поворачивается, задача состоит в том, чтобы просто поддержать ребенка, чтобы он не упал на пол. После рождения мать, которая до сих пор полусидела на корточках, просто садится на пол. Многие женщины в этот момент садятся, держа спину прямо. Когда мать села, мы кладем ребенка между ее коленями в «безопасное положение», то есть на живот, повернув голову на бок. В этом положении, даже если ребенку попала жидкость в рот и у него еще не сформировался достаточно действенный рефлекс, защищающий дыхательные пути, гравитация предотвращает проникновение этой жидкости в легкие. Ребенок лежит в такой позе

    всего несколько секунд, ровно столько, чтобы энергично вскрикнуть, сделать несколько глубоких вздохов, покашлять и почихать, порозоветь и напрячь мышцы своего тельца. В комнате очень тепло, но если необходимо, мы накрываем малыша одеялом. Затем мать берет ребенка на руки. Их все еще соединяет пуповина, и положение сидя делает эту связь максимально богатой и полной. Все тельце ребенка соприкасается с телом и руками матери. Они почти сразу смотрят друг другу в лицо, и напряженность этого момента чувствуют все свидетели этой сцены. Мамы часто отвечают на плач малышей звуками любви и простыми словами: так начинается их диалог. Отец малыша, если он присутствует в этот момент, обычно бывает захвачен эмоциями и часто плачет. Фотоаппарат чаще всего лежит забытый в углу. Если кто и вспомнит, что хорошо бы их всех сфотографировать, — так это акушерка. В родильной комнате нет часов. Мы не спешим. Никому не приходит в голову заметить точное время рождения ребенка, первого его вдоха, если только родители, заинтересованные астрологией, не попросят об этом. Вечно занятые профессионалы в нетерпении перейти к следующему этапу своей работы часто стараются, чтобы эти самые первые минуты после рождения прошли быстрее, и торопят события. Для нас же это самые драгоценные минуты. Это время, когда потерять ничего нельзя, а приобрести мать и ребенок могут очень-очень много, если дать им побыть в покое наедине друг с другом.

    С одной стороны, мы знаем, что длительный телесный контакт и, в частности, сосание ребенком материнской груди, очень эмоционально переживаемое матерью, на самом деле стимулирует ее гормональный обмен. Выделяющиеся в это время гормоны, в свою очередь, вызывают дальнейшие сокращения матки, необходимые для естественного отделения плаценты. Плацента может родиться в момент первого прикосновения матери к ребенку, а бывает и так, что для этого требуется более длительное время: полчаса и больше. В этом случае нет смысла торопиться. Более важно, чтобы она отошла легко, чем быстро; чем более постепенно это произойдет, тем меньше риск кровотечения. Когда женщина чувствует схватки, свидетельствующие об отделении плаценты, ее внимание, естественно, на некоторое время несколько отвлекается от ребенка. Она, возможно, захочет лечь, держа ребенка на руках; в этом случае ей лучше всего лечь на левый бок, чтобы не пережать нижнюю полую вену. Она также может снова сесть на корточки во время схватки. Иногда можно нажать на живот над лобковой костью, чтобы проверить, отделилась ли плацента (если пуповина не втягивается обратно, плацента готова родиться). Однако это вызывает боль и

    неприятные ощущения и редко бывает необходимо. В большинстве случаев рождение плаценты происходит без всякого вмешательства.

    Мы никогда не настаиваем на каком-то определенном моменте перерезания пуповины. Пока мать и ребенок наслаждаются общением, нет необходимости перерезать пуповину, если она достаточно длинная, чтобы мать могла свободно держать ребенка на руках. Если же мы делаем это до рождения плаценты, мы не всегда считаем необходимым применять зажим. Можно просто перевязать пуповину ближе к ребенку. В любом случае мы никогда не пережимаем ее на половине матери, поскольку есть основание считать, что это задерживает отделение плаценты.

    Мама из Англии

    Меня приподняли с пола, на котором я сидела, перед последней схваткой, и малышка родилась, как мне показалось, за две потуги. Она как бы выскользнула под своим собственным весом. В родильной комнате я совсем не задумывалась о том, чтобы как-то особенно дышать, или тужиться, — я просто делала то, что мне казалось необходимым, чтобы родить ребенка. Когда ребенок появился на свет, меня снова опустили, и я села на пол. Доктор Оден поднял малышку и сразу же дал ее мне со словами: «Вот твой ребенок». Я не забуду этих слов, пока живу. Меня оставили наедине с малышкой, чтобы я могла подержать ее на руках и познакомиться с ней. Первым чувством была потребность взять ее на руки, потом я посмотрела, девочка это или мальчик: это была маленькая девочка, и я очень хорошо помню чувство открытия, которое испытала в этот момент. Для меня это было скорее привилегией, чем правом, потому что во время предыдущих двух родов врачи не позволяли всего этого. Я повторяла слово «здравствуй», охваченная радостью знакомства с нею. Никто не мешал нам. Никто не порывался забрать ее у меня.

    Мама из Соединенных Штатов

    Войдя в родильную комнату, я почувствовала, что начинается очередная схватка. Я присела на корточки и облокотилась на кровать. Я потужилась на этой схватке, и отошли воды. Моя трехлетняя дочка Алисса вскрикнула от удивления: она этого не ожидала. Доктор Оден тихо объяснил ей по-английски, что ребенок родится очень скоро. Я потужилась, и показалась макушка ребенка. Я отдохнула; потом, на следующей схватке, еще потужилась. Наконец, в третий раз. Я почувствовала, что как бы катаюсь летом на волнах в Нью-Джерси, как это было, когда я училась в высшей школе: волны были высокие, и самые высокие шли по три подряд. Все это время доктор Оден тихо разговаривал с Алиссой, объяснял ей: да, это головка маленького, смотри, вот волосики, а вот он и родился.

    С этой схваткой Женевьева родилась. Ее положили на пол, потом мне помогли сесть. Я взяла ее на руки, и она тотчас же стала тыкаться мне в грудь. Через несколько минут принесли маленькую ванночку, и я сама искупала ее, ванночка стояла между ногами, и пуповина еще не была перерезана. Алисса и Джордж тоже помогали. Затем пуповину пережали, и Джордж перерезал ее. Акушерка достала малышку из воды, взвесила, одела и дала ее подержать Алиссе. Алисса была вне себя от радости: она так хотела маленькую сестренку. Когда Женевьева начала капризничать, Алисса сказала: «Мама, тебе лучше ее покормить». Примерно через тридцать минут после рождения ребенка Джордж взял Женевьеву на руки, а акушерки помогли мне встать на корточки и поддержали, пока рождалась плацента.

    Мама из Дижона

    Две мощные потуги — и Амели появилась на свет. Она вылетела из меня, как ядро из пушки, и приземлилась, грациозно изогнувшись, на теплые пеленки, которые держала акушерка.

    Она так быстро выскочила, что на долю секунды я подумала, что она упала на пол. Это произошло в пятнадцать минут второго ночи. Акушерка положила ее мне на живот. Я устало села на пол, в свою собственную кровь. Атлетический подвиг, который я только что совершила, абсолютно лишил меня сил.

    Я все повторяла одно и то же: «Она моя? Она действительно моя? Амели, все позади, мы прошли через это». Я начала рассматривать мою малышку, это крохотное существо, которое столько времени беззвучно пихало меня изнутри. Первое, на что я обратила внимание, — это была девочка. Я была счастлива: все время беременности я надеялась, что будет девочка. Потом я стала внимательно рассматривать ее личико. Ее красивые, четкие черты лица были слегка освещены улыбкой. Она была маленькая и такая хорошенькая. Мы просто не могли оторвать от нее глаз.

    Иногда, или до или после рождения плаценты, мы ставим рядом с матерью маленькую ванночку с теплой водой, чтобы она могла искупать своего малыша. Однако это необязательная процедура; новорожденным в первую очередь нужны руки матери.

    Нас иногда спрашивают, почему мы купаем детей через столь короткое время после рождения. А мы действительно не можем ответить, потому что нас как будто спрашивают: «Зачем вы доставляете ему это удовольствие?». Тому, кто когда-нибудь видел новорожденного, лежащего в ванночке с широко открытыми глазами, счастливого, познающего этот мир, не придет в голову задавать подобные вопросы. Конечно, купание имеет также положительный физиологический эффект: это действенный и приятный способ стимуляции кожи ребенка.

    Техника купания — не самое главное; опытные руки профессионала, может быть, лучше знают, как поддержать шею ребенка, а не голову, как уверенно погрузить в воду его шею и уши, но руки родителей, конечно, предпочтительнее. Кроме того, наш акцент на купании новорожденного именно матерью ставит под сомнение обычное для традиционного акушерства убеждение, что рожающая женщина пассивна. Мы можем видеть такой подход и у Лебуае, где женщина рожает на спине, а ребенка купает врач, акушерка или отец. Здесь купание становится еще одной процедурой, разлучающей мать и ребенка: оно рассматривается как компенсация, которую ребенок получает за разлуку с матерью, возвращаясь в нежное водное тепло, окружавшее его в материнском чреве долгие месяцы. Для нас купание имеет совсем другое значение: это то, что мать делает сама, это продолжение тесного контакта с ребенком. Я осознал эту разницу на конференции, когда фильм Лебуае «Роды» был показан после снятого в Питивьере фильма о купании новорожденного матерью. Аудитория отрицательно прореагировала на купание у Лебуае, усмотрев в этой сцене пренебрежение к матери. Возможно, если бы фильмы были показаны в хронологической последовательности (сначала фильм Лебуае), аудитория увидела бы, что мы просто развили дальше его плодотворные идеи. На самом деле работа Лебуае, в конечном счете, сделала нас более чувствительными к обращению с новорожденными.

    После купания и перерезания пуповины мы, например, взвешиваем ребенка, но никогда не измеряем его рост в это время; Лебуае отмечает, что эта процедура требует вызывающего болезненные ощущения и совсем не обязательного в это время растягивания позвоночника ребенка и дает очень приблизительные результаты. После взвешивания мы одеваем ребенка.

    Теперь мама снова берет своего малыша на руки, и он, или снова или впервые, начинает сосать грудь. Все дети начинают сосать в разное время. Это может произойти сразу после рождения, через полчаса, через час. Обычно сосательный рефлекс появляется в течение часа, и можно видеть, как ребенок вертит головой, стараясь поймать сосок.

    Для того, чтобы ребенок начал сосать в родильной комнате, нам необходимо создать такие условия, которые стимулировали бы полное проявление его чувств. Новорожденному легче сосать, когда мать сидит с прямой спиной, чем когда она отклоняется назад, потому что в этом положении ребенку легче взять сосок. Желательно также, чтобы ручки ребенка были свободны и он мог ими двигать. Некоторое время назад мы заворачивали новорожденных в одеяльца, считав, что одевание после купания надолго отделяет их от матерей. Вскоре мы, однако, заметили, что эти дети в основном начинают сосать позже, и поняли: это было связано с тем, что они не могли ручками притрагиваться к материнской коже. Все чувства важны для возникновения ранней привязанности. Новорожденные, возможно, формируют первые связи с матерью на основе запаха, поэтому больничные запахи антисептиков могут задерживать проявление сосательного рефлекса. Так же отрицательно может сказываться и присутствие на родах большого числа людей. Важнее всего — спокойная обстановка. Чем меньше людей, чем меньше шума, тем легче матери и ребенку общаться друг с другом. Поскольку дети открывают глаза, когда сосут, свет в комнате должен быть мягким, чтобы не испугать ребенка. Стоит отметить, что основные потребности рожающей женщины — полумрак, спокойная обстановка, тепло — те же, что и у новорожденного.

    Видевшие эту сцену тысячу раз, мы наблюдаем ее все с тем же нескончаемым интересом. Не только новорожденные знают, как искать и найти грудь матери почти мгновенно, но и матери знают, как себя вести: они инстинктивно делают все, чтобы помочь ребенку сосать. Они обычно садятся, выпрямив спину, прижимают ребенка к груди, смотрят ему в глаза и водят соском вокруг рта, пока он не окажется во рту у малыша. Иногда даже мамы, которые не намеревались кормить грудью, начинают кормить сразу после родов и даже не вспоминают, прежде чем пройдет несколько часов, что они собирались выкармливать ребенка из бутылочки.

    Последовательность событий лишь немногим отличается в тех случаях, когда ребенок рождается в воде — это особое событие в Питивьере. Очень трогательное зрелище — ребенок, плывущий к поверхности воды. Я помню одного новорожденного, который выплыл сам, без чьей-либо помощи. Пуповина была очень длинной, и» мы видели, как ребенок сам выплыл на поверхность! В случае водных родов комната не должна быть перегрета, так как контакт с прохладным воздухом хорошо стимулирует первые вдохи ребенка, когда его вынимают из воды. До сего дня нам ни разу не приходилось прочищать дыхательные пути у детей, рожденных таким образом, и даже инфекций и осложнений бывает у этих детей меньше. Обычно после водных родов мать становится на колени и приветствует свое дитя в этом мире точно так же, как если бы она была на суше. Если ребенку холодно, ничего нет проще, как организовать теплое купание сейчас же и здесь же. Но мы никогда не пытались продлить пребывание ребенка в воде сразу после рождения, как это кое-где практикуется.

    Новорожденному нужно человеческое тепло, ему необходимо быть на руках у матери и чувствовать ее ласковые прикосновения. И хотя некоторым женщинам хочется посидеть в воде подольше после рождения ребенка, мы считаем, что им лучше выходить из воды перед рождением плаценты, чтобы избежать вызывающего эмболию попадания воды в кровоток через открытые кровеносные сосуды в матке.

    Первый час и последующий период жизни новорожденного стали объектом научного исследования только недавно. До 1930-х, 1940-х годов значение периода раннего детства понималось только психоаналитиками. Их интерес к этому периоду, однако, оставался академическим и абстрактным. Они уделяли мало внимания самим матерям и новорожденным, если вообще уделяли. Их внимание было сосредоточено на символизме молока и груди, а значение удовлетворения голода для формирования связи мать-ребенок преувеличивалось.

    Исключительная концентрация на этой потребности не давала им возможности заметить, что ребенок имеет и другие потребности: например, потребность в общении. Этот момент был особо выделен в работе Конрада Лоренца и Николаев Тинбергена, опубликованной в начале пятидесятых годов, которая впервые привлекла внимание читающих к этологии, науке о поведении животных. Все в то время слышали о гусятах Лоренца, которые, вылупившись, привязывались и относились, как к матери, к первому же большому телу, с которым они соприкасались, будь то бородатый мужчина или игрушечная гусыня из папье-маше.

    Этология дала толчок появлению концепций «привязанности», «формирования связи», а также «критических», или «чувствительных», периодов — относительно коротких периодов жизни, во время которых, как считается, формируются основные поведенческие сдвиги. Ученые стали изучать ранние отношения матери и ребенка на птицах, крысах, козах и человекообразных обезьянах. Однако до настоящего времени этологические исследования почти не рассматривали раннюю связь между ребенком и матерью homosapiens. Те немногие исследования по этому вопросу, которые все же есть, очень плохо поддаются интерпретации в результате бесконтрольного вмешательства процесс родов медицинского персонала и современной технологии, что обычно для западных больниц. Исследования, проведенные в 1960-х годах, приводят свидетельства того, что основа этой привязанности — физиология, а именно — гормональный обмен. К 1986 году Теркель и Розенблатт попытались определить, являются ли определенные вещества, находящиеся в плазме матери, регуляторами ее поведения. Они вводили одной группе крыс-девственниц плазму крови, взятой у крыс-матерей, не позднее чем через 24 часа после родов; другой группе таких же крыс — плазму крови еще не родивших крыс. Крысы первой группы обнаружили материнское поведение значительно раньше, чем крысы из других групп. Включение материнского поведения, таким образом, казалось связанным с активностью половых гормонов — повышенным уровнем эстрогена и пролактина и пониженным уровнем прогестерона в крови крыс сразу после родов. Инъекции этих гормонов подтвердили это открытие. Все же большое количество данных осталось необъясненным. Например, крысы, не получавшие инъекций послеродовой плазмы от других крыс, демонстрировали такое же материнское поведение после постоянного пребывания в обществе новорожденных крыс в течение нескольких дней. То же самое происходило даже с крысами-самцами! В конце концов Теркель и Розенблатт пришли к утверждению о существовании «переходного периода», во время которого происходит сдвиг основ материнского поведения с гормонального на негормональный уровень.

    Происшедшее в течение последних десяти лет открытие нейрогормонов неожиданно предоставило нам еще один важный ключ к решению загадки физиологических основ формирования «привязанности». Мы еще не знаем в точности, как работает нейрогормональная система. Но мы знаем, что эндорфины, нейрогормоны, ослабляющие боль, в то же время усиливают чувство удовольствия и удовлетворения; что они включаются в игру, когда на арену выходят дружба, любовь, секс и все другие отношения, основанные на привязанности, в которых эти нейрогормоны индуцируют «ухаживание», заботливое поведение и формируют привычки взаимозависимости. Нейрогормоны также играют важную роль в формировании привязанностей в каждодневной жизни независимо от половых гормонов. Следовательно, их наличием можно объяснить активизацию материнского поведения даже в отсутствие родов.

    Нейрогормоны также играют значительную роль как во время самих родов (когда, как мы уже видели, они ослабляют боль), так и сразу после них. Если уровень эндорфинов повышен в крови матери и ребенка сразу после родов, можно видеть, как эндорфинная система влияет на создание взаимозависимости между матерью и ребенком, то есть, как идет процесс возникновения привязанности. Тот факт, что уровень эндорфинов в крови матери выше после естественных родов, чем после кесарева сечения, — еще один аргумент против вмешательства в родовой процесс. То же относится и к использованию обезболивающих средств и синтетических гормонов, которые, вступая в борьбу с собственными гормонами организма, изменяют сложный естественный гормональный баланс и отрицательно влияют на самочувствие матери после родов, таким образом нарушая динамику процесса формирования привязанности.

    Все эти открытия заставляют нас относиться очень бережно к первому и очень важному контакту между матерью и ребенком и делать все, чтобы не нарушить его. Первая привязанность ребенка к другому человеку служит прекрасной моделью того, какими могут быть привязанность и любовь. Я не утверждаю, что отношения матерей и детей, которые лишены возможности такого идеального первого контакта, развиваются в дальнейшем хуже, чем отношения тех, у кого такая возможность есть, или что такие дети обязательно будут менее защищенными, когда станут взрослыми, менее способными любить и испытывать удовольствие. Культура, окружение, социальные условия будут сильнее влиять на человека, чем то, что происходит в те несколько «критических» периодов его раннего детства, и смогут компенсировать то, чего он был лишен в начале жизни. В конце концов, люди — не утята. Но почему не сделать это начало как можно более удачным? Почему не дать как можно больше шансов каждому? Не несем ли мы, гинекологи и акушерки, как профессионалы, ответственность за то, что выходит за рамки только медицинской помощи? Изменить отношения между людьми в самом начале их жизни — конкретный путь, по которому мы можем идти, чтобы сделать наш мир более гуманным.

    В Питивьере после рождения плаценты мать, ребенок, отец, акушерка и иногда врач переходят в теплую спальню по соседству. К этому времени ребенок, как правило, уже начинает сосать. Мать часто идет в свою комнату, держа ребенка на руках. В каждой из таких комнат около кровати стоит деревянная детская кроватка, сделанная руками отца, чей ребенок родился в Питивьере. Кроме того, здесь есть очень низкий стул, настоящий «prie-dien» (скамеечка для молитвы), который как будто создан для того, чтобы кормящей маме было легко и удобно. Женщины могут принимать в этой комнате гостей. Есть и дополнительная кровать для того, кто остается ухаживать за мамой.

    В Питивьере, конечно же, нет общей детской. Новорожденные всегда находятся вместе с матерью. Те же акушерки, что помогали женщине во время родов, помогают ей. Все то время, что она проводит в больнице после родов. Им помогают женщины, многие из которых сами имеют детей. Эти помощницы, а некоторые работают здесь уже более двадцати лет, убирают комнаты и подают еду. Они также показывают молодым мамам, как менять подгузники, дают ценные советы, как кормить грудью, и сообщают одной из акушерок или врачу, если замечают что-нибудь необычное: желтушку или изменения в поведении малыша. Акушерки и помощницы освобождают маму от всех материальных забот во время ее пребывания в отделении, так что она имеет возможность сконцентрировать внимание на своем ребенке и на себе самой. Никакие больничные правила и процедуры не нарушают взаимоотношений, складывающихся между мамой и малышом.

    В таком окружении с легкостью можно удовлетворить основные потребности новорожденных. Они нуждаются в успокоительном присутствии матери — ее тепле, прикосновении, голосе, запахе, ощущении касания ее кожи. Им нужно, чтобы их носили, качали мамины руки. Укачивание ребенка стали недооценивать во второй половине этого столетия; педиатры, занятые бактериями и калориями, мало думали о вестибулярной функции, которая регулирует баланс и моторную координацию и которой необходима стимуляция — в нашем случае укачивание — для развития. Естественно, новорожденным необходимо сосать грудь, особенно тогда, когда им этого хочется.

    Эти основные потребности с наибольшей готовностью удовлетворяются, когда мама находится так близко к малышу, как это возможно, и днем и ночью. Дети, кажется, чувствуют себя спокойнее и счастливее в маминых постелях, чем в своих кроватках, даже когда мамы нет рядом, может быть, потому что их успокаивает ее запах. Мы поощряем мам к тому, чтобы они меняли пеленки сами и сами купали детей каждый день; эти купания — уникальный аспект жизни в Питивьере. Одно время существовали больничные правила, по которым нельзя было купать ребенка до того, как отпадет пуповина, что обычно означало, что ждать надо около двух недель. С 1963 года, однако, мамы в нашем отделении купают детишек со дня рождения без всяких проблем — к обоюдному удовольствию.

    Что касается питания, мать, находящаяся со своим ребенком все 24 часа в сутки, быстро изучит его потребности и желания. В ней разовьется чувствительность к манере выражения ее малыша, и она не будет истолковывать каждый его крик как требование поесть, что так часто ведет к проблемам с грудным вскармливанием.

    Мы призываем к терпению в период организации грудного вскармливания. Чтобы снять напряжение, которое молодая мама может испытывать, мы напоминаем ей, что новорожденные в действительности не нуждаются в молоке до 2-3-го дня жизни. На самом деле до этого времени в груди и нет молока, а только молозиво — высококачественная жидкость, богатая антителами. Молоко, как таковое, появляется не раньше третьего дня. Иногда возникают проблемы несоответствия во времени: или молоко придет до того, как ребенок почувствует аппетит, или ребенок проголодается до того, как появится молоко.

    Помощницы могут оказать действенную помощь в таких случаях: поддержать молодую маму и не допустить возникновения чувства нетерпения и разочарования. Из-за возможности возникновения таких проблем третий день после родов — самый неподходящий для ухода из больницы. Женщинам, конечно же, не предписывается оставаться в больнице в течение определенного периода, и они свободны уйти домой когда угодно. Большинство из них предпочитают уйти или в первые два дня после родов или не ранее четвертого или пятого дня.

    Бывают короткие моменты разочарований, но послеродовая депрессия редка в нашем отделении. Многие, кому приходилось рожать или работать в больших больницах, скоро замечают, что в Питивьере они относительно редко видят женщин в депрессии после родов. Вероятно, сам способ рождения в Питивьере делает их менее склонными к депрессии. Мы знаем, что послеродовая хандра — до некоторой степени результат гормонального дисбаланса. Каждые роды сопровождаются резким изменением уровня эстрогена, прогестерона, пролактина, окситоцина и эндорфинов. Относясь со вниманием к гормональному балансу в организме женщины во время схваток и родов и избегая применения медикаментозных средств, мы, возможно, избегаем многих ненормальных гормональных колебаний и таким образом уменьшаем возможность послеродовой депрессии. Более того, обстановка в отделении, внушающая уверенность в поддержке, может оказывать прекрасное успокаивающее действие на легкоранимых молодых мам и иметь воспитательный эффект.

    Еще один возможный благотворный фактор состоит в том, что мамы в нашем отделении принимают такое активное участие в уходе за своими детьми, что, с одной стороны, это вызывает чувство удовлетворения и адекватности, а с другой, — знакомит женщин, родивших первого ребенка, с их новыми обязанностями. Таким образом, когда женщина уходит от нас домой, там она не сталкивается с совершенно новой ситуацией и не впадает от этого в отчаяние. Наоборот, она уже привыкла к заботе о малыше и чувствует себя уверенно. За стенами отделений, подобных нашему, есть немного мест, приспособленных к тому, чтобы удовлетворить потребности новорожденных. Например, потребность малыша в том, чтобы узнавать свою маму и быть рядом с ней, невозможно удовлетворить в большинстве современных больниц. Работники больниц часто занимают место матери, тем самым вводя ребенка в заблуждение. Детские палаты в Китае и Восточной Европе представляют собой почти карикатуру в этом отношении: десятки детей лежат туго спеленатые, бок о бок, на кормление их относят к мамам, как свертки. Одного взгляда на эту картину довольно, чтобы осознать необходимость перемен. Как ни странно, в Питивьере самое сильное сопротивление переменам часто исходит от мам тех женщин, которые приходят к нам рожать. Особенно часто это бывает, если они сами рожали в 1950-х и 1960-х, когда грудное вскармливание не считалось важным, а женщинам снова и снова втолковывали, что избыточное внимание «испортит» ребенка, что кормление по требованию ребенка приведет к развитию у него «дурных привычек». Такие женщины чувствуют себя не в своей тарелке, когда видят, что их дочери или невестки исполняют желания своих детей, просящих, чтобы мамы их покормили, подержали на руках, прижали к себе.

    Совершенно очевидно, что если мама не будет «слушать» своего ребенка, боясь спровоцировать «дурные привычки», у ребенка в конце концов не останется другого выбора, как только смириться с таким обращением. Но рано или поздно настанет момент платы по счету. Существуют результаты ряда важных исследований, хотя их нельзя назвать строгими выводами, которые показывают зависимость между событиями периода внутриутробной жизни, процесса рождения, времени младенчества и некоторых заболеваний более поздних периодов жизни человека. Например, Николае Тинберген, британский этолог, лауреат Нобелевской премии, определил конкретные факторы, такие, как наложение щипцов во время родов и длительная изоляция ребенка от матери после родов, как «патогенные» (вызывающие болезнь) и как возможную причину аутизма.

    Лично я всегда имел склонность к тому, чтобы придавать особое значение периоду раннего детства и младенчества, потому что моя мама работала воспитателем в яслях. На нее огромное влияние оказала Мария Монтессори, первооткрыватель в вопросах раннего воспитания, которая изучала отдаленные во времени результаты влияния опыта ребенка первых часов после рождения на его последующее развитие. Работы Монтессори приобрели для меня новое значение, когда мой прежний медицинский опыт и наш пересмотр акушерской практики в Питивьере слились в одно целое. Как хирургу мне часто приходилось лечить взрослых от таких болезней, как язвы желудочно-кишечного тракта, язвенный колит и гипертиреоз. Каждый раз, как я пытался обнаружить причину этих так называемых «психосоматических» заболеваний, я неизбежно обращался к рассмотрению периода раннего детства моих пациентов. Лечение этих заболеваний и одновременная работа в родильном доме привлекли мое внимание к периоду младенчества и к началу формирования отношений между матерью и ребенком. Я заинтересовался психоаналитическим аспектом дальнейшего развития и был захвачен работой этологов, которые изучали первые контакты между матерью и потомством у животных и исследовали критические периоды процесса формирования привязанности.

    Захватывающая концепция «подавления действия», сформулированная Генри Лаборе, французским физиологом, который в 1952 году изобрел хлорпромазин, первый нейролептик (вещество, видоизменяющее поведение), дает важный ключ к пониманию связи между травмами в раннем возрасте и дальнейшим развитием. Лаборе использовал термин «подавление действия» для описания базовой модели покорного поведения, патогенного состояния, которое возникает как реакция организма на стресс в том случае, если он не может ответить на стресс борьбой или бегством. В экспериментах на крысах Лаборе смог проследить повышение кровяного давления в ответ на ситуации длительной фрустрации. Крысы в клетке получали регулярные удары электрическим током. Некоторые крысы имели доступ к открытой дверце; другие не могли убежать. Некоторые находились в клетке с другими крысами и могли нападать на них; другие были в изоляции. Только те крысы, которые не могли ни драться, ни убежать, реагировали повышением кровяного давления. Дело в том, что сама причина или природа стресса является менее значительным фактором, чем то, каким образом удается облегчить его последствия и удается ли это сделать вообще. Это же правило верно и для людей. Нам нужно только подумать о том, насколько разрушающее действие такие ситуации фрустрации, без возможности облегчения или разрешения их, оказывают на нашу жизнь.

    Гормональные исследования подтверждают теории Лаборе. «Подавление действия» способствует секреции норадреналина и кортизона; кортизон запускает механизм подавления действия — и в результате запускается порочный круг, который и является источником муки. Только действие, нарушающее модель тем, что дает удовлетворение, может разорвать этот круг. Более того, поскольку мы знаем, что норадреналин способствует сокращению стенок кровеносных сосудов, учащению сердцебиения и увеличению кровяного давления, а кортизон вызывает множество отдаленных во времени последствий, таких, как угнетение иммунной системы, разрушение тимуса, можно предсказать ужасные последствия в случае многократного подавления действия. Очевидно, что такие повторяющиеся гормональные реакции

    на патогенные ситуации являются фактором риска (вместе с генетическими и другими причинами) в этиологии того, что мы обычно называем «психосоматическими заболеваниями». К ним относятся депрессия, высокое кровяное давление, язвы, аллергии, сексуальные дисфункции, колиты, нарушения иммунной системы, рак — короче, все болезни, которые мы связываем с современной цивилизацией.

    Несмотря на то, что Лаборе не связывал свои открытия с опытом новорожденных, он с успехом мог бы это сделать. Именно в самые ранние периоды жизни в мозгу человека устанавливается «гормоностат», который регулирует гормональный уровень-организма, и пережитые именно в этот период ситуации, формирующие поведенческие модели, скорее всего дадут толчок к возникновению патологии . Многие младенцы проводят дни, недели и даже месяцы в продолжительном, почти хроническом состоянии «подавления действия». Изолированные от матерей на долгие часы, подвергающиеся грубому обращению во время медицинских обследований, требующие пищи и оставляемые без ответа, они, возможно, очень рано понимают, что их плач очень мало или совсем не влияет на то, что происходит вокруг них.

    Действительно, наших мам и бабушек учили, что детей нельзя «портить», другими словами, что их нужно держать в состоянии «подавленного действия». В Питивьере мы ставим перед собой цель предотвратить возникновение патогенных ситуаций, удовлетворяя основные потребности ребенка. Лучше всего это получается, если в первые дни жизни мать и ребенок находятся рядом и доступны друг другу в любое время суток.

    Если в условиях традиционных больниц редко удовлетворяются потребности доношенных новорожденных, то с недоношенными младенцами дела обстоят еще хуже. Сейчас недоношенность рассматривается как ущербность, и ее боятся, потому что с ней так часто связывают большую подверженность заболеваниям, эмоциональные проблемы и умственную отсталость. Все же, не отрицая потенциальных проблем недоношенности, я позволю себе вспомнить, что Галилео, Паскаль, Дарвин и Эйнштейн родились недоношенными. В некотором смысле все люди, если сравнивать их с большинством млекопитающих, рождаются недоношенными (их системы еще не до конца сформированы к этому времени). Их созревание происходит в определенном социальном контексте, где они получают интенсивную сенсорную стимуляцию на ранней стадии развития. Особенности такой стимуляции различны в разных культурах и свои для каждого человека, но существуют определенные виды сенсорной стимуляции универсального характера. Что это знание может дать нам, когда мы имеем дело с младенцами, родившимися «раньше срока»? Хотя созревание центральной нервной системы определяется хронологическими правилами, заложенными в генетическом коде, пробуждение сенсорных функций совершенно явно является основным стимулом ускорения этого созревания. Например, простые тесты показали, что младенцы в возрасте сорока пяти недель от зачатия, родившиеся недоношенными, обычно имеют более развитую вестибулярную функцию, чем дети того же возраста, родившиеся в срок. Значит, недоношенность вовсе не обязательно ведет к физической или умственной неполноценности; наоборот, недоношенные дети, которых заботливо подвергают разнообразной интенсивной стимуляции, легко могут стать наиболее продвинутыми в развитии. Возможно, кто-то из наших раньше срока родившихся гениев получил исключительно богатый сенсорный опыт в очень раннем возрасте. Это предположение высокой степени вероятности, так как в те дни, задолго до появления неонатологии, недоношенные дети выживали только благодаря чувствительности и бдительности своих заботливых матерей.

    Сегодня недоношенность, к сожалению, дополняется разлучением матери и ребенка и острой недостаточностью сенсорной стимуляции в решающий для развития ребенка период жизни. Недоношенный младенец в палате интенсивного ухода часто получает меньше кинестетической и вибрационной стимуляции, чем плод такого же возраста в утробе матери, хотя на самом деле он нуждается в большей. Он чувствует себя в изоляции в той клетке из мягкого пластика или стекла, которую называют инкубатором, а постоянный шум мотора заглушает все шумы, которые имеют какое-то значение для ребенка. Он не может ни дотронуться до своей мамы, ни

    услышать ее голоса. Это бессердечно, если учитывать особую значимость сенсорных стимулов и контакта с другим человеком для такого ребенка. Еды и тепла недостаточно, чтобы дать энергию мозгу, моторные функции требуют тренировки. Почему бы для начала не взять инкубатор из палаты интенсивного ухода и не перенести его в комнату матери? Каждая мама сможет понять, что инкубатор — это просто пластиковая или стеклянная коробка с встроенным термостатом, довольно полезный прибор. Далее, если поставить в комнате дополнительный обогреватель, можно вынимать ребенка из инкубатора без всякого риска для него. Завернутый в теплые одеяльца, даже недоношенный ребенок может проводить больше времени на руках у матери, которая будет его качать, трогать, ласкать, веселить, разговаривать с ним и кормить. Недоношенный ребенок тоже может изучать свою маму, привыкать к ее запаху, голосу и прикосновению.

    Установлено, что состав материнского молока прекрасно подходит для удовлетворения особых нужд недоношенного ребенка. Поэтому неудивительно, что большинство матерей в Питивьере стараются использовать инкубатор как можно реже, предпочитая держать детей в своей постели. Когда недоношенный ребенок и его мать находятся вместе все время, они становятся независимой от больничного персонала системой удивительно быстро. Имея возможность такого близкого общения с ребенком, мать лучше других знает его особенности, и если произойдет что-нибудь необычное, она всегда первая это заметит.

    Самые маленькие из детей, которых мы оставили у себя в отделении после рождения, а не перевели в отделение интенсивного неонатального ухода, были двое близнецов, каждый из которых весил 3,7 фунта (1680 г). Во время пребывания в Питивьере они были разлучены с матерью только однажды — на час, когда она ездила по делам в город.

    Не было ни одного случая, чтобы нам пришлось переводить детей, весящих менее 5,5 фунта (2500 г), в педиатрическое отделение, после того как мы решали ухаживать за ними у себя в отделении. Более того, мы постоянно удивлялись, как быстро развивались эти младенцы в заботливых материнских руках, и часто разрешали забирать их домой, хотя они еще не набрали среднего веса (таких детей в отделении неонатального ухода, наоборот, держали бы в инкубаторах дополнительно неделю или две). Действительно, мы стали подозревать, что многие из метаболических нарушений (нарушений обмена веществ), наблюдаемых у недоношенных новорожденных, связаны не с собственно недоношенностью, а с недостатком или отсутствием сенсорной стимуляции и человеческой любви, особенно с изоляцией ребенка от матери, обычными для большинства современных больниц. Они также связаны, возможно, с нашей чрезмерной осторожностью. Несмотря на то что инкубатор устарел как таковой, мы все же используем его в тех случаях, когда можно было бы обойтись без него. Мы не нашли в себе достаточно решимости полностью последовать примеру колумбийского педиатра, который отпускал мам с недоношенными детьми домой через день или два после родов, советуя мамам держать детей, тесно прижав их к своему телу, круглые сутки, подобно тому, как мамы-кенгуру держат своих детенышей в сумке на животе.

    Результаты нашего подхода к недоношенности статистически не обрабатываются; у нас просто недостаточно случаев для выводов. В период с 1978 по 1984 год 100 младенцев весом менее 5,5 фунта (2500 г) находились постоянно с матерями.

    Прежде чем мама покинет больницу, мы обсуждаем с ней множество вопросов, начиная с противозачаточных средств и кончая детскими переносными колыбельками. Мы обязательно рассказываем ей о Лиге Ля Лече (LaLecheLeague), международной организации, основанной тридцать лет тому назад женщинами, которые хотели сделать грудное вскармливание более легким и более плодотворным как для мам, так и для детей. Важно, чтобы женщины знали о том, с чем им, возможно, придется столкнуться в период грудного вскармливания, поскольку врачи знают об этом так мало, что не могут дать совета, когда возникают какие-либо проблемы; и все они слишком скоро советуют бросить кормление.

    Итак, женщина уходит из больницы. Мы готовы помочь, если у нее возникнут проблемы. Но если мы работали как следует, она уже готова и желает справляться с ними самостоятельно.

    Мама из Парижа

    Это было весной. Каждый вечер мы приходили с Мари-Луизой на занятия пением в родильное отделение. Я была на втором месяце беременности, когда мы пришли в первый раз. Встречая пятилетнюю дочь из школы, я слышала, как она хвастала подругам: «Я иду танцевать и петь в больницу, где рождаются дети».

    Я представляю себе: Мари-Луиза поет о жизни, и мое дитя поет о жизни внутри меня. Лето приходит в Питивьер, заливая город солнцем. Золотые поля покрывают землю Босе. Мы проводим отпуск в деревенской гостинице, которой управляет мадам де ля Форж. Она работает в больнице и тоже приходит петь. Ее гостеприимство не знает границ.

    Однажды во время встречи моя дочь подходит к Мартин, будущей матери. Они играют вместе и делают бумажных птичек. Рождается дружба. Хорошо, обещаю я, завтра мы все вместе устроим пикник на траве. Но завтра Мартин и Дидье, наши новые друзья, не приходят на место встречи. В больнице дежурный сообщает нам, что ребенок вот-вот родится, Мартин в комнате 126. Мы заходим на минутку ее навестить. Дидье просит меня побыть с Мартин, пока он выкурит сигарету. Они были за городом, когда, ночью, появились первые «признаки».

    Мартин почти уже рожает. Она хочет, чтобы я была рядом с ней в этот момент, чтобы воскресить древние связи между женщинами. Мартин сидит в бассейне, чтобы облегчить боль при схватках. Моя дочь входит и выходит на цыпочках. Надо ли мне оградить ее от реальности родов? Вскоре я слышу, как она играет на пианино в комнате, где мы обычно поем; ее руки легко касаются клавиш, как крылья бабочки касаются друг друга, когда она летает над зеленым лугом. «У меня нет больше сил, я…», — Мартин стонет.

    Малыш Мартин родился и тихо плачет у нее на руках. «Мой сын, — произносит она удивленно, — у тебя теперь своя жизнь!» Пот на моем лице смешивается со слезами радости. «Можем мы теперь идти на пикник?» — щебечет моя дочь, входя в комнату. Через несколько дней она задумчиво спрашивает: «Мама, это то, что называют жизнью?». «Да», — отвечаю я. Она говорит: «О, это прекрасно!».

    Через месяц мы идем в Питивьер по знакомой дороге. В деревнях справляют местный праздник. Цветы. Звуки труб. Веселье. Мои схватки, которые начались сегодня утром, стали регулярными, мы идем в такт музыке.

    Около восьми часов вечера я раскрываю свой чемоданчик в комнате 126. Мой муж зачаровывает нашу дочь интересными сказками о ведьмах. Вскоре она засыпает.

    Когда часы бьют полночь, рождается Баптист.

    Его отец поддерживал меня изо всех сил, помощница следила за тем, чтобы он как следует держал меня. Наша акушерка терпеливо ждала. И вот я сижу на полу, малыш у меня на руках. Для него приготовлена маленькая ванночка.

    Медсестра-студентка, с которой я познакомилась на занятии пением, сидит у меня за спиной, поддерживая меня, чтобы мне было удобно. Я смотрю, как муж перерезает пуповину Баптиста, которая все еще соединена с плацентой внутри меня. Мы возвращаемся в свою комнату, Баптиста несет его отец.

    Баптист лежит рядом со мной в моей постели. Он просыпается, начинает сосать, снова засыпает. Я вспоминаю другую ночь, другие роды, воспоминание серое от печали, пустота окружала меня тогда. Как только моя дочь родилась, ее отобрали и унесли, чтобы я могла отдохнуть! Здесь, в Питивьере, не забирают детей. Здесь есть время и место для возникновения новых уз.

    На следующий день акушерка предлагает мне переменить подгузник Баптисту. Но он спит. Мы ждем. И я рядом, когда он просыпается. Мне просто дают совет, что делать.

    Прошли четыре месяца. Узел, крепко завязанный в Питивьере, становится все крепче с каждым днем. Посмотрите на Баптиста, как он отрывается от груди, чтобы улыбнуться мне, как он смотрит на отца, услышав его голос! Первый раз, когда он улыбнулся, он не ожидал, что сосок выпадет у него изо рта, и захныкал. Когда он его вновь нашел, то снова улыбнулся!

    В Питивьере я чувствовала, что живу, все время, пока шли роды; для меня был ценным каждый момент этого события. Я делилась своими впечатлениями с помощницами, которые были бесконечно внимательны ко мне и моему ребенку. Что касается мужа, это должно быть незабываемо: помогать в родах женщине, которую любишь. Я вытираю дрожащего Баптиста после купания и пою ему нежную песенку Мари-Луизы:

    Tu n’auras jamais froid
    Je semerai la laine

    Tu n’auras jamais froid
    Je planterai la soie…

    Ты никогда не замерзнешь,
    Я посею семена шерсти,
    Ты никогда не замерзнешь,
    Я посажу невиданные шелка…

    Советы доктора Углова

    Эти материалы подготовлены нашей соратницей Светланой Ивановной Троицкой для Питерской газеты «Новый Петербург». Её редактор, Алексей Андреев, единственный, кто не только опубликовал серию этих материалов, но и перед Новым годом на видном месте в своей газете поставил поздравление Фёдора Григорьевича Углова с призывом встретить Новый год трезво.

    Светлана Ивановна Троицкая — практический психолог, консультант по системам оздоровления и психокоррекции зрения. Учитывая актуальность и важность этих материалов, Светлана Ивановна любезно предложила их для публикации и в нашей газете. Мы печатаем их в надежде, что Вы, соратники не только сами прочтете эти бесценные советы и познакомите с их содержанием своих родных и близких, но и сумеете опубликовать эти статьи в средствах массовой информации вашего региона. Разрешение на такие публикации от Светланы Ивановны имеется. Если у вас появится необходимость связаться с автором этих материалов, можете позвонить ей по телефонам: (8-812)277-25-34, 469-47-36 или через Интернет: www.romcenter.spb.ru.

    Человеку не свойственен покой

    В следующем году нашему знаменитому земляку, известному кардиохирургу, академику, лауреату множества премий страны Федору Григорьевичу Углову исполняется 100 лет! Мы решили ввести новую рубрику: «Советы доктора Углова», где наш легендарный долгожитель будет делиться своими секретами долголетия и советами по поддержанию физического, психического и духовного здоровья. Каждый номер будет посвящен какому-то одному аспекту оздоровления и, в первую очередь, мы планируем опубликовать взгляды Федора Григорьевича по таким актуальным вопросам как организация питания, двигательная активность, сочетание труда и отдыха, способы закаливания, массажа, отношение к сексу, женщине и к браку. Надеемся, что эти статьи покажут с новой стороны и академика, и помогут многим, кто стремится сохранить здоровье и ясность мысли до конца дней. Сегодня мы публикуем высказывания Ф. Г. Углова о возрасте.

    Последнее время вокруг меня разгорается какой-то странный ажиотаж. Все спрашивают: «Как вы себя чувствуете, Федор Григорьевич?», интересуются, как удалось сохраниться в столь преклонные годы. Меня это несколько смущает, ибо я не замечаю особой разницы в самочувствии и работоспособности за последние десятки лет. Я все так же плодотворно работаю, пишу книги, письма и статьи, консультирую в клинике, участвую в научных советах, оперирую иногда и езжу по различным городам на разнообразные мероприятия. Осенью, к примеру, побывал на семинаре трезвенников в Севастополе и совершил круиз по морю в Стамбул. А недавно ездил на юбилей к известному писателю Василию Белову. Я так же продолжаю обливаться, делать гимнастику и заниматься собой как все последние годы. Однако вопросы о возрасте поневоле заставляют меня прислушиваться к своим ощущениям, и приводят к размышлениям о том, насколько относительно понятие возраста, и как важна правильная психологическая установка на вопросы, связанные с проблемами старения или геронтологии, как говорят ученые.

    В связи с этим хочу привести слова Анатолия Тараса, написавшего предисловие к книге «Психологические методы обретения здоровья».

    Рассуждая о причинах преждевременного старения и смерти большинства людей, автор приходит к выводу, что установка сознания на полноценную долгую жизнь является самым важным залогом здоровья и долголетия.

    «Дело в том, что здоровье человека (то, что ученые называют биологическим гомеостазом) зависит, прежде всего, от нормальной работы «главного пульта» управления организма — от головного мозга, центральной нервной системы. А нормальное состояние этого «пульта управления» в свою очередь определяется заложенными в него программами.

    Длительное пребывание в негативном психологическом состоянии убивает человека гораздо быстрее и эффективнее, чем такие общеизвестные враги, как переедание и гиподинамия. На главном пульте управления человеческого биокомпьютера словно загораются лампочки — «жить дальше незачем!» Получив ее, организм послушно идет «в разнос».

    В одном и том же возрасте про одного можно сказать, что он ушел из жизни дряхлым стариком, а про другого, что он умер преждевременно. Это зависит, конечно, и от образа жизни, который ведет человек, от степени развитости его интеллекта, и от того, как сам человек воспринимает и ведет себя. Одна женщина, при появлении первого внука уже ставит на себе окончательный крест, называя себя не иначе, как бабушка, и приучая к этому обращению всех окружающих. А другая, даже взрослых внуков просит звать себя по имени, ходит на танцы или в различные клубы по своим интересам и живет полноценной жизнью, восхищая и удивляя всех вокруг. То же самое можно сказать и о мужчинах, с поправкой лишь на то, что мужчина, просто доживший до преклонного возраста, становится настолько редким явлением в нашей стране, что о какой-то полноценной жизни говорить уже не приходится…

    На мой взгляд, самое большое значение для полноценной жизни в любом возрасте имеет философия оптимизма, которая выражается в способности видеть в окружающем то прекрасное, что рождает веру и позволяет надеяться. И надо иметь в виду, что источник радостного восприятия мира — в нас самих, в умении не огорчаться по поводу мелочей и радоваться каждому положительному явлению. Помнить о хорошем дольше, чем о плохом.

    Такие отрицательные эмоции, как уныние, страх, тоска, корысть, злоба, ненависть, зависть, а также нечестные, неблаговидные поступки, такие как грубость, хамство, обман, стяжательство и эгоизм, оказывают угнетающее воздействие на психику, на центральную нервную систему, и на весь организм. Все неблагородные действия и даже мысли очень резко и рано старят человека, приводя его к дряхлости в биологически ранние сроки, когда он мог бы еще находится в расцвете сил.

    И наоборот, бодрая психика, положительные эмоции, жизнерадостность, доброта, забота о людях и стремление сделать что-то для других — наполняют человека положительными эмоциями и способствуют долголетию, придавая ему силу и бодрость. Все известные долгожители зачастую полностью отдавали себя служению людям или какой-то идее. Не случайно, в период военных действий, когда нервная система людей, защищающих свою страну, находится в постоянном напряжении, и, казалось бы, провоцирует спазм коронарных сосудов, практически никто не имеет сердечных заболеваний. Напротив, завоеватели, осознающие то, что они творят преступление, получали значительные склеротические изменения в сердце и сосудах, что приводило к раннему склерозу. Я с этим явлением столкнулся вплотную в 1967 году во время войны Америки против Вьетнама, когда проводил специальные исследования о реакциях тела и психики на одни и те же явления.

    Некоторые полагают, что для долгой и счастливой жизни нужны только достаток и покой, отсутствие волнений, переживаний и всего того, что тревожит и беспокоит человека. Это не совсем так. Человеку по природе своей не свойственен покой. Он испокон веку боролся за существование, и вся его жизнь была полна радостями побед и печалями поражений. О факторах, действительно, разрушающих нашу жизнь, и наоборот, реально ее продолжающих, мы и поговорим в следующих номерах газеты «Новый Петербург».

    Излишества разрушают любовь…

    Очередная публикация этой рубрики посвящена отношению нашего известного долгожителя к женщине, к семье и сексу. Мнение Федора Григорьевича по этому поводу интересно и уместно, хотя бы потому, что возрастная разница между его старшим и младшим сыновьями составляет около 50 лет. Причем, все поколения детей и внуков Угловых дружны между собой и очень поддерживают друг друга. Согласитесь, нечасто в наши дни сталкиваешься с подобным явлением.

    Я считаю везением для себя, что мне, — 17-летнему пареньку из Сибири, удалось достать и прочитать книгу известного немецкого автора Августа Фореля «Половой вопрос», изданную на русском языке в Санкт-Петербурге в 1909 году. В этой книге разбирается множество аспектов половой жизни человека, и в том числе говорится, что для сохранения потенции на долгие годы, человек не должен злоупотреблять отпущенной ему от природы сексуальной энергией. Состояние половых желез оказывает настолько сильное влияние на всю жизнь человека, что некоторые ученые усматривают причину старости именно в их атрофии. Каким бы спорным не было это утверждение, я убежден, что половой режим оказывает огромное влияние на продолжительность здоровой и полноценной жизни. Известно, что многие выдающиеся люди, сохранившие творческую энергию и хороший жизненный тонус до глубокой старости, как правило, сохраняли и свои потенциальные возможности. Человек, рано израсходовавший свои мужские возможности или утративший их по тем или иным причинам и в творческом отношении оказывается менее полноценным. Злоупотребления в этом вопросе отрицательно сказываются не только на брачных отношениях, но и распространяются на все аспекты жизни человека.

    Излишества в этой области неизбежно приводят к истощению и снижению, а то и полному исчезновению потенции. Парадокс, но чем моложе человек, тем губительнее сказываются на нем излишества. Потенция является чудесным даром, неоценимым богатством человека, украшающим его жизнь, и благотворно влияющим на все ее стороны. Но, как и всякое богатство, она требует разумного расходования. Возможности человека в этом вопросе можно сравнить с капиталом, дающем проценты. Если жить за счет процентов, основной капитал не будет расходоваться и этого богатства хватит на долгую жизнь. Если же не довольствоваться процентами и расходовать основной капитал, то они будут уменьшаться, и человек рано придет к банкротству.

    Безвредная частота любовных ласк, конечно же, индивидуальна и зависит от многих факторов, как внешних, так и внутренних. И все же нормальным режимом можно считать положение, когда частота интимных отношений составляет в среднем один-два раза в неделю. Ежедневные любовные свидания, а тем более, повторяемые несколько раз за день, позднее отрицательно скажутся на функциях всего организма, приведут к преждевременной старости и дряблости, раннему ослаблению или даже полному исчезновению потенции

    Начав следовать совету Фореля и его единомышленников, я соблюдаю это правило с 17 лет и по сегодняшний день. И, признаться, не могу представить, как могут иметь проблемы с потенцией еще достаточно молодые люди и как можно помочь в этом какими-то рекламируемыми таблетками и препаратами. Что уж говорить о мужчинах моего возраста. Мой пример считается чуть ли не исключительным. Главная же причина этого кроется, на мой взгляд, в том, что у большинства мужчин чуть ли не предметом гордости является количество половых актов за ночь. И ладно, когда этим похваляются молодые невежи. Мне неоднократно приходилось слышать, как делятся своими победами на постельном фронте люди, обремененные образованием, возрастом, званиями. А спросил ли ты, каково женщине было от твоих любовных атак? Ведь на первом месте здесь должно стоять не количество твоих оргазмов, а ее ощущения, чувства, состояние.

    Важен и чисто моральный аспект этого вопроса. Вряд ли нормальный взрослый мужчина с многолетним стажем супружества будет несколько раз за ночь вступать в интимные отношения со своей женой. Он, скорее всего, делает это на стороне. Мало того, что измена тяжким бременем ляжет на него и его семью, она еще и психологически унижает женщин (как жену, так и любовницу), не говоря уж о опасности заболеваний и риске для здоровья. Да и как можно броситься на первую встречную женщину? Близость, по-моему, обязательно должна быть связана с уважением и любовью друг к другу, что не может возникнуть вдруг и сразу. Даже животные так не поступают: у них есть и выбор, и конкуренция, они даже дерутся за право обладания какой-то самкой.

    Что касается отношения к женщине в семье. Мне кажется, многие мужчины выбирают совершенно неправильную тактику, возлагая на свою вторую половину только хозяйственные хлопоты и заботу о детях. Жена должна быть для мужа прежде всего другом, помощницей и советчицей во всех жизненно важных проблемах. Решая какой-то вопрос самостоятельно, мужчина может проглядеть некоторые важные нюансы, а женщина почувствует их всем своим сердцем и даст верный совет. Известно, что женщина более чутко и тонко реагирует на те детали, которые мужчина и не заметит. А они могут иметь решающее значение. Не учитывать ее мнение, значит обделять себя и обижать ее. Когда с женщиной не считаются в решении важных семейных проблем, она чувствует себя оскорбленной, она недовольна и это непременно скажется на интимной жизни супругов. Это тоже может вызвать сексуальный диссонанс: то женщина не хочет, то мужчина не может. В конце концов, дождавшись близости, мужчина идет на злоупотребления, а затем вновь надолго выбывает из строя. В итоге, женщина от такого бурного проявления мужского внимания утомляется, а затем надолго остается на голодном пайке, что заставляет ее чувствовать себя раздраженной и недовольной. Чтобы прервать этот порочный круг, нужно установить определенный режим близости и понять: злоупотребления не укрепляют любовь, а разрушают ее. Конечно, не менее разрушительно, по мнению Фореля, и по моему глубокому убеждению действует на потенцию человека такие факторы как алкоголь и табак. Но об этом речь пойдет в следующих статьях нашей рубрики.

    В этом номере газеты известный трезвенник страны, председатель Союза борьбы за народную трезвость, академик Ф. Г. Углов рассказывает о своем отношении к алкоголю.

    В своей книге «Половой вопрос» А. Форель еще в начале века писал: «Потребление алкоголя — это искусственно вызванный нарост, удручающий род человеческий. Этот нарост нужно просто вырезать. Полное устранение алкоголя принесет только пользу, так как оно не принадлежит человеческой природе».

    Еще в 1910 году был опубликован опыт 17-летней работы специальной комиссии, куда входили крупнейшие ученые, медики и общественные деятели России. В решении этой комиссии было сказано, что алкоголь является ядовитым и наркотическим веществом, разрушающим образом действующий на все ткани и органы, особенно на мозг и репродуктивную сферу. Нет таких доз и такой степени разведения, которые были бы безвредны для человека, поэтому выводы комиссии были однозначны: алкоголь не должен употребляться, а его производство и продажа должны быть запрещены государством. Введенный вскоре после этого сухой закон, более 10 лет благополучно действовал в тогдашней России. За этот период сократилось количество больных, опустели тюрьмы, настал мир в семьях, в домах появился достаток. Все эти данные можно проверить и по большой медицинской энциклопедии и по многим научным трудам того времени.

    В 1990 году был опубликован анализ 353 научных работ, проведенных Всемирной организацией здравоохранения в мировом масштабе, в которых последствия потребления алкоголя были разделены на три группы: социальные, психологические и физические последствия. По всем трем параметрам выявились очень тяжелые и многочисленные последствия, смертельно опасные для психологического, социального и физического здоровья общества. Ни в одной из этих работ не было указано ни одного примера положительного влияния алкоголя на человека. Почему же замалчивают эту правду об алкоголе те средства массовой информации, которые столь яростно убеждают своих читателей, зрителей и слушателей в обратном? В результате этой оголтелой пропаганды уже не считается зазорным 17-летней девушке или подростку идти по улице с бутылкой или банкой пива, да и солидные люди наивно пытаются утолять жажду этим отравляющим веществом.

    Наша семья редко смотрит телевизор, но когда мы все-таки включаем его, всякий раз негодуем: такой разнузданной, поголовной пьянки, такой беспардонной демонстрации лжи, льющейся из рекламных роликов, пропагандирующих такой страшный яд и наркотик, которым является пиво, не было ни в одной стране мира ни в какие времена. Сознательно происходит такое спаивание России или по недомыслию?

    Я не случайно назвал пиво опаснейшим ядом и наркотиком. Определять это алкогольное изделие напитком и твердить о его полезности можно лишь по глупости или из корысти. Давно доказано, что пиво, реализуемое сегодня на всех углах, содержит в себе немалый процент спирта, или этанола, который во всех справочниках и энциклопедиях определяется как яд нейротропного, паралитического и протоплазматического действия, разрушающего все органы и клетки человеческого организма. Научно доказано, что наш мозг лишен биологической защиты от алкоголя и потому человек способен поглощать его, не ощущая опасности. Опасность же пива и любого слабоалкогольного вещества многократно повышается, так как внушенные нам мифы об их безобидности подавляют защитный рефлекс, а его потребление всячески поощряется алкоголизаторами-человеконенавистниками. Иначе не назовешь тех, кто производит, рекламирует и продает это страшнейшее оружие массового уничтожения. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить хотя бы печально известный праздник пива в Минске, в процессе которого сотни напившихся праздничным пивом молодых людей передавили друг друга в переходе, пытаясь спрятаться от дождя. Вероятно у всех на памяти и недавние события в центре Москвы, когда накачанная пивом молодёжь крушила все вокруг себя. А сколько смертей, преступлений, обморожений и несчастных случаев констатируют медики в периоды праздников и после них. Любой человек знает множество таких примеров, но это не останавливает его от покупки очередной порции яда, так художественно рекламируемого по телевидению.

    Почему человек поступает вопреки здравому смыслу и элементарному инстинкту самосохранения? Да потому, что так влияют на него социально — зомбированное окружение и пропагандистские приемы, мастерски использующие механизмы внушения и убеждения.

    В одном из недавних номеров газеты «Новый Петербург» в статье «Не верь, не бойся, не смотри» совершенно правильно говорилось о том, что мерцающий экран телевизора является гораздо более мощным гипногеном, чем обычный гипноз, когда человеку внушается что-то во время сна. Пребывая, якобы, в сознательном состоянии, человек убежден, что он критически анализирует информацию с экрана. Ан нет. Просматривая один и тот же ролик бесконечное множество раз, человек начинает пропускать его содержание мимо своего сознания, думая в этот момент о чем-то другом. Вот тут ловушка и захлопывается. Глаза и уши продолжают воспринимать грамотно поданную информацию, которая беспрепятственно поступает в наше бессознательное, откладываясь в долговременной памяти мозга.

    Если учесть, что 30 процентов выпитого алкоголя всасываются именно клетками мозга, составляющего всего два процента от массы тела, несложно представить какая паника начинается на главном пульте управления человеческого организма. С чем, как вы думаете, связан тот факт, что именно после потребления пива у человека появляются непреодолимые позывы к мочеиспусканию, тогда как на такие же количества сока или минеральной воды мочевой пузырь реагирует совершенно спокойно? Дело в том, что процесс образования мочи регулируется специальным гормоном мозга — гипофизом, который отдает приказ почкам об уменьшении производства мочи, когда содержание воды в крови опускается ниже определенного значения. Поступление в организм алкоголя нарушает этот отлаженный ритм и почки в этой ситуации можно сравнить с автомобилем, у которого отказали тормоза. Они продолжают обильно выделять мочу даже при низкой концентрации воды в крови. В итоге организм обезвоживается и известный синдром «горящих труб» после обильного возлияния, не парадокс, а закономерность.

    Прекращается и контроль мозга за объёмом желудка, и за количеством и качеством съедаемой пищи. Недаром любители пива и вина часто имеют избыточный вес, одутловатые лица и характерные объёмы животов, приводящие мужчин к гормональному состоянию и облику, схожим с женским и наоборот. Кроме того, большое количество жидкости вызывает серьезное заболевание сердца — дистрофию миокарда, так и называемую врачами «болезнью пивного сердца». Широко распространено и явление пивного алкоголизма во всех странах, жители которых систематически употребляют даже слабоалкогольные пивные изделия.

    Тяжесть потребления пива подростками усугубляется тем, что оно быстро ломает естественную защиту организма от алкоголя, пробивая дорогу более крепким спиртным изделиям и нелегальным наркотикам. Широкое распространение детской наркомании и женского алкоголизма в нашей стране — прямое следствия распространения мифа о безобидности малых доз алкоголя и безопасности потребления пива, вина и шампанского.

    Обидно и то, что пьющий человек разрушает, прежде всего, вновь образованные нейронные связи в своем разуме, которые он нарабатывал в процессе упорного труда и обучения. А если учесть, что присутствие алкоголя в мозгу обнаруживается и через 20 суток у мужчин, и еще в течение 70 дней у женщин, можно смело вычеркивать эти дни и недели из полноценной жизни. Ничего принципиально нового невозможно познать и создать, пока мозг ведет отчаянную борьбу за сохранение живых клеток и выведение нейронов, погибших или изуродованных алкоголем. Чтобы избавиться от этого балласта мозг собирает и «склеивает» вместе погибшие клетки, выводя их в виде тромбов по сосудистой системе. На их месте образуются пустоты, мозг усыхает и это хорошо известно всем патологоанатомам, утверждающим, что «явление сморщенного мозга» наблюдается практически у всех пьющих людей уже через 4 года «умеренного» потребления алкоголя, независимо от количества и частоты выпивок. Не менее опасно для организма и поведение покидающих мозг клеток, которые в виде склеенных вместе эритроцитов буквально протискиваются по сосудам. Любой спазм, стресс, перепад температур, — и тромб может застрять на любом из участков своего пути, перекрыв поступление питательных веществ, жидкостей и кислорода в жизненно важные органы. Инфаркты, инсульты, тромбофлебиты, атрофия зрительных и слуховых анализаторов, потеря памяти, речи, координации, опасность рождения неполноценного потомства, бесплодие, импотенция, — вот неполный список последствий, вызываемых приемом «умеренных» доз пива, вина или шампанского.

    Если же человек имеет хорошую сосудистую систему, которой удается благополучно протолкнуть и довести до цели мертвые нейроны, то знайте: сливая за собой воду из бачка унитаза по утрам, вы смываете вместе с ней и свои мозги. Именно через мочеполовую систему покидают организм наши самые умные клеточки.

    Напомню, что две бутылки пива или 750 грамм вина губят более 7000 активно работающих нервных клеток. Бутылка пива, согласно медицинским исследованиям, заметно снижает физическую и умственную работоспособность на несколько недель. И даже полстакана пива (5 грамм алкоголя) снижает остроту зрения, вызывает в человеческом организме неизбежные изменения, которые, постепенно накапливаясь, приводят к тяжелым, а нередко и неизлечимым заболеваниям.

    Вопреки призыву известного поэта Р. Гамзатова, я убежден, что человек не должен пить никаких алкогольных изделий, нигде, ни с кем, никогда и нисколько.

    Сам я не употребляю спиртное ни в каких видах и количествах. Я не представляю, зачем такой праздник как Новый год встречать в обществе ядов и наркотиков, которыми, несомненно, являются шампанское, пиво и все прочие алкогольные изделия. Я лично планирую встретить свой 99 Новый год в окружении жены, детей, внуков и правнуков за праздничным и совершенно свободным от алкоголя столом.

    Услышав, что Ф. Г. Углов с супругой отправились поездом на традиционный международный сентябрьский семинар трезвеннических и оздоровительных движений в Севастополе, я весьма удивилась. Мало того, что путь неблизкий, еще и турбаза, где проживают участники семинара, расположен на очень высоком берегу. Спуститься по крутому склону к морю, а тем более подняться обратно без всяких ступенек и подъемников непросто даже молодому человеку. Представьте, как поразил меня рассказ председателя ООО «Оптималист» Ю. А. Ливина, когда я стала расспрашивать его о том, каково приходилось на семинаре Углову.

    «Смотрю, мальчишка какой-то в трусах бежит с моря, — вспоминает Юрий Александрович. Присмотрелся, а это наш Федор Григорьевич собственной персоной… А 98-летие его мы отметили (трезво, естественно) на теплоходе, на котором почти двое суток добирались в Стамбул. Федор Григорьевич стойко выдержал все тяготы пути и выразил желание поехать на юг и в следующем году».

    В этом номере нашей газеты Ф. Г. Углов рассказывает о значении движения для человека и о его влиянии на здоровье и продолжительность жизни.

    Чем отличаются долгожители от других людей? Всю жизнь они подвижны, легко и быстро ходят, что называется, «легки на подъем». Движение — это основа жизнедеятельности. Это не только работа мышц, это активность всего организма, всех его основных систем, составляющих единое целое.

    Недостаток физических движений — гиподинамия — сокращает жизнь даже в условиях эксперимента. Крысы, вынужденные находиться в состоянии гиподинамии, жили на 6-8 месяцев меньше контрольных.

    Мышечная деятельность — естественный фактор физиологической стимуляции — поддерживает и совершенствует десятки приспособительных механизмов на разных уровнях жизнедеятельности.

    Как включить эти приспособительные механизмы, не вникая подробно в физиологию, и без вреда для здоровья? Использовать те посильные виды нагрузок, которые, безусловно, безопасны. К примеру, ходьба пешком. Сколько помню себя, всегда ходил на работу (от дома Федора Григорьевича до клиники примерно два километра), на почту, в магазины и по всем прочим делам в своем районе только пешком. В день я нахаживаю примерно пять километров в любую погоду и не изменяю этой привычке по сегодняшний день. Бывая на даче в Комарово, мы с удовольствием гуляем до залива и обратно, (весь путь только в одну сторону составляет более трех километров). По лестнице на третий этаж дома и на четвертый этаж в клинике госпитальной хирургии, где я работаю, поднимался всегда без лифта и лишь недавно стал пользоваться им время от времени. По выходным предпочитал плавание и прогулки по грибы летом, а зимой — катание на лыжах. Конечно, самой прекрасной физической зарядкой является работа на свежем воздухе, когда наиболее полно и разумно сочетаются все фазы физических упражнений: колка дров, копка грядок, озеленение участка, — все виды посильных дачных нагрузок хороши, когда делаешь их с удовольствием. К примеру, прошлым летом взялся и за раз пересадил все кусты на участке — уж больно они разрослись по моей любимой поляне, где мне так нравится отдыхать.

    Надо иметь в виду, что и по своему благоприятному воздействию на психику и нервную систему физический труд является наиболее ценным. Это и понятно: затрачивая силы и энергию на тот или иной труд, человек получает большее удовлетворение, если видит его плоды.

    А вот перегрузка отрицательно сказывается на организме, особенно пожилых людей. Чем старше человек, тем бдительнее он должен относиться к нагрузкам — и умственным, и физическим — помня, что границы между тренировкой и хроническим истощением у него сближаются. Поэтому, если ходьба, даже по несколько километров в день, при здоровом сердце может быть рекомендована и в более старшем возрасте, то к бегу надо относиться с большой осторожностью, особенно людям, предварительно не тренированным. И если движение — основа жизни, то бег — это испытание жизни!

    Трудовая деятельность, — естественное условие существования человека, и она должна сохраняться на всю его жизнь. Будучи естественным состоянием, труд не может изнашивать организм. Наоборот, вне труда организм, не получая необходимых стимулов для отправления жизненных функций, просто теряет способность к продолжительной жизни. Опыт показывает, что все долгожители не прекращали своей физической или умственной деятельности до конца своих дней

    Я, например, не представляю дня без напряженной работы за письменным столом, будь то написание писем, книг, статей. За операционным столом, правда, стоять сейчас почти не приходится, но до недавнего времени приходилось выстаивать за ним по несколько часов (напомним, что Ф. Г. Углов занесен в книгу рекордов Гиннеса как старейший оперирующий хирург в мире), после чего еще консультировать, принимать больных, обучать молодых, участвовать в ученых советах и т. п. Большинство этих дел приходится выполнять и в настоящее время, хотя и в не столь напряженном ритме.

    Таким образом, труд является нормальной функцией организма, поэтому он не может изнашивать его. Наоборот, труд развивает все его функции, которые иначе притупляются и даже исчезают, органы атрофируются. Вне труда организм, не получая необходимых стимулов для отправления жизненных функций, теряет способность к продолжительной жизни.

    «Ничего не делать — это несчастье стариков», — писал 82-летний Виктор Гюго. Большинство ученых мира считает твердо установленным, что физическое и умственное бездействие — самый верный фактор укорачивания человеческой жизни.

    Можно смело утверждать, что только тот человек, который трудится всю жизнь, оставит после себя заметный след. При этом труд должен быть обязательно направлен на доброе дело. Если он несет зло, основан на человеконенавистнических идеях, радости его исполнителю не прибавится.

    Однако, как бы ни был интересен труд, как бы он ни увлекал человека, нужно сознательно делать перерывы и отдыхать от своей работы… Как эксперименты, так и клинические наблюдения показывают: как бездеятельность, так и чрезмерные нагрузки, ведущие к перенапряжению, сокращают жизнь человека. При этом отдых может быть как пассивным, так и активным.

    При пассивном отдыхе человек просто ничего не делает. При этом, если он работает сидя, отдыхать он должен стоя — и наоборот. При напряженной работе можно полежать, расслабиться.

    При активном отдыхе надо изменять характер нагрузки. И. М. Сеченов, наш великий физиолог, показал, что активный отдых более эффективен. Он состоит в том, что организм отключается от одного рода работы и переходит к другому, противоположному первому. Некоторые деятели умственного труда во время перерыва делают короткую физзарядку. Руссо и Гете наиболее активно мыслили во время ходьбы. Многие отмечали, что ходьба и движения — хороший стимулятор мозговой активности.

    При напряженной работе, когда нет возможности отдохнуть, полезно обтирание лица и рук холодной водой. Телефонистки, например, при передаче телеграмм в конце рабочего дня делали до 40 % ошибок. После обтирания лица и рук при передаче того же текста телеграмм ошибок не было. Холодная вода — хороший и сильный стимулятор нервной системы и вегетативных рефлексов.

    Лучшим отдыхом от утомления является сон. Здоровый человек легко засыпает, у него ровный, глубокий сон и быстрое пробуждение. Люди с утомленной нервной системой плохо засыпают, у них поверхностный сон, а просыпаются они трудно, с тяжелым ощущением.

    Надо иметь в виду, что если труд является важнейшим фактором долголетия, то перегрузка и переутомление от напряженной работы — совместительской в выходной день, без отпуска, без достаточного отдыха и сна — являются неблагоприятными факторами для долголетия. Длительное переутомление может быть причиной тяжелых расстройств нервной и сердечнососудистой систем.

    И в заключение хочется привести рассказ супруги Углова Эмилии Викторовны на эту тему. «Мой муж просто не может находиться в бездействии. Его невозможно представить себе пассивно лежащим на диване перед телевизором или сидящем в кресле за долгой беседой. Даже с гостями он может общаться лишь некоторое время, и при первой же возможности, он незаметно, или извинившись перемещается за свой рабочий стол. Мне кажется, очень хорошо подметил эту его неуемность художник Олег Ломакин, изобразивший Федора Григорьевича в кресле. Он сидит, но в таком нетерпении, что вот-вот кажется готов вскочить, подняться, чтобы опять куда-то бежать, к чему-то стремиться, чего-то добиваться. За эту картину, кстати, автор получил позже звание «Заслуженный деятель искусств».

    Может эта стремительность, неуемность, активность и жизнелюбие и являются одним из главных секретов его «молодости»…

    В этом номере газеты Федор Григорьевич Углов рассказывает об отношении к питанию и о его значении для здоровья и долголетия.

    Хочу начать с того, что я практически всю жизнь, с 18 лет ношу один и тот же размер одежды. Трудно себе представить, но я запросто могу одеть костюм, который носил 80 лет назад…Такую форму помогли мне сохранить, конечно же мой активный жизненный ритм, любовь к движению и умеренное питание. При серьезнейших повседневных нагрузках, я всегда ел крайне мало, предпочитая простую и скромную пищу. Я не могу сказать, что я в чем-то ограничивал себя, либо сидел на диетах. На мой взгляд, пища должна быть разнообразной и включать в себя все питательные вещества. Гораздо большее значение для здоровья имеет, повторяю количество съедаемой пищи и режим ее приема. Есть в одно и то же время считается настолько важным, что существует даже афоризм: не важно, что и сколько съесть, важно когда. Лично я придерживался определенного режим питания в течение многих лет и могу подтвердить, что это благотворно влияет на работоспособность. Помимо традиционного трехразового питания мы ввели в своей клинике дополнительный прием легкого завтрака в 12 часов дня, который я, например, съедал в перерыве между двумя операциями. После этого я мог работать еще несколько часов со свежей головой и новыми силами.

    Самое большое зло для пожилого человека — переедание и лишний вес.

    Существует мнение, что полнота есть признак здоровья, и некоторые слово «поправился» отождествляют со словами «прибавил в весе». Однако, имеется три степени полноты: первая вызывает зависть, вторая — насмешку, а третья — жалость. Правильно ли это? Является ли полнота, хотя бы и первой степени, признаком здоровья?

    Опыт врача-клинициста, и в особенности опыт хирурга, убеждает меня в том, что это не так. Полнота, наоборот, резко снижает сопротивляемость организма, принося несомненный вред и очень сомнительные преимущества.

    Полнота угнетает функции всех органов, прежде всего, сердечнососудистой системы. Увеличение подкожного жира сопровождается увеличением его и в грудной, и в брюшной полостях. Само сердце и его оболочка — перикард — пронизываются слоями инертного жира, что сказывается отрицательно на функции сердца. Но это не все. Скопление жира в брюшной полости поднимает диафрагму, что в свою очередь, приподнимая верхушку сердца, приводит его в «лежачее» положение. Такой поворот сердца приводит к перегибу крупных сосудов, а это ухудшает питание сердца и затрудняет его работу. У таких людей появляется одышка, резко снижается работоспособность.

    У полных людей значительно чаще возникают изменения состава крови в виде увеличения холестерина и протромбина. Создаются предпосылки для тромбообразования, условия для замедления тока крови. В результате сравнительно безобидные внешние агенты, например незначительные нервные воздействия или хотя бы не слишком интенсивное курение, приводящие к спазму сосудов, являются теми условиями, при которых возникают приступы коронарной недостаточности в виде стенокардии и инфарктов.

    То, что причина здесь именно в излишней полноте, доказывается исчезновением всех этих явлений без лечения, как только человек худеет и принимает свой нормальный вес.

    Гипертония у больных с избыточным весом встречается в 3 раза чаще, чем у людей с нормальным весом.

    У тучных больных имеет место нарушение функций органов дыхания, что связано с высоким стоянием диафрагмы. Полнота нередко приводит к нарушению деятельности желудочно-кишечного тракта. Прежде всего, страдает печень, в ней нарушаются обменные процессы. Известно, что тучные люди страдают желчнокаменной болезнью чаще, чем сухощавые.

    По статистическим материалам США при целом ряде заболеваний смертность у тучных больных значительно выше, чем у людей с нормальным весом.

    Самое же главное заключается в том, что у тучных людей резко понижаются защитные силы организма, снижается сопротивляемость его к внешним и внутренним болезнетворным агентам. Всем врачам хорошо известно, что тучные люди плохо переносят различные инфекционные заболевания, и особенно воспаление легких. Поэтому смертность от пневмонии у тучных людей значительно выше, чем у людей с нормальным весом.

    Атеросклероз — это заболевание, которое резко сокращает жизнь человека. Развитию и прогрессированию атеросклероза особенно способствует избыточное питание, когда человек с пищей получает больше калорий, чем он их тратит. Это особенно часто имеет место у тех, у кого избыточное питание сопровождается недостаточной физической активностью. Говоря о роли питания в развитии атеросклероза, необходимо помнить, что не только избыточный объём его способствует развитию болезни. Очень важен характер питания, вопрос о котором у лиц старшего возраста должен решаться квалифицированно.

    Больше всего у тучного человека снижается сопротивляемость к травме, в том числе к операционной. У тучных людей из-за их малоподвижности чаще возникают так называемые застойные пневмонии, которые, как уже сказано, очень плохо ими переносятся. Сопротивляемость организма после операции у тучных людей настолько снижена, а в связи с этим смертность настолько выше, что многие хирурги отказываются делать сложные операции на органах грудной клетки тем больным, вес которых превышает нормальный на 10-15 кг. Любую операцию тучный человек переносит значительно тяжелее. Поэтому, даже если речь идет о самой простой операции вроде аппендицита, хирург всегда опасается делать ее полному человеку, поскольку ждет здесь больших осложнений. Чтобы добраться до больного места, хирург должен сделать большой разрез, рана жировой клетчатки плохо заживает и часто нагнаивается, после операции у человека чаще возникают осложнения. В результате у полного человека вся болезнь протекает тяжело, и нередко после самых несложных операций создается угроза для жизни.

    От излишнего веса страдает не только сердце или печень. Можно заметить, что полные люди часто ходят, переваливаясь с боку на бок. Это происходит не потому, что они таким образом соблюдают равновесие, а потому, что у них наблюдаются глубокие дегенеративные изменения в суставах. Это и понятно. Нежная суставная поверхность у человека рассчитана на определенный вес. Если давление на суставную поверхность увеличивается на 15-20, а то и на 30 кг, сустав не выдерживает такой нагрузки. Происходит деформация сустава со всеми тяжелыми последствиями.

    Снижение сопротивляемости к вредным воздействиям внешней среды приводит к тому, что средняя продолжительность жизни тучных людей снижается по сравнению с худощавыми. Установлено, что человек, который после 40 лет весит нормально или меньше, чем ему положено по росту, при прочих равных условиях проживет дольше, чем тот, кто весит больше своей нормы.

    По статистическим данным многих стран у тучных людей после 45 лет смертность в полтора раза выше, чем у людей с нормальным весом. Средняя продолжительность жизни больных ожирением сокращается приблизительно на 7 лет. Учитывая это, страховые компании США даже страховой взнос увеличивают на каждый килограмм лишнего веса.

    Вред переедания был отмечен еще в античном мире. Так, римский философ-материалист Лукреций писал: «Если первобытные люди часто гибли от недостатка пищи, то мы гибнем теперь от излишнего ее изобилия».

    Ужас сегодняшней ситуации усугубляется еще и тем. Что питание современного человека напичкано огромным количеством искусственных, ненатуральных добавок, рыхлителей, красителей, консервантов, стабилизаторов вкуса и т.д. Объедаться такими псевдопродуктами может только либо совершенно беспечный, невежественный человек, либо тот, кому жизнь надоела, а здоровье не нужно.

    Если уж не можешь ограничивать себя, то хоть очищайся и постись. К примеру, когда идет православный многодневный пост, а их в году четыре, у нас в доме вновь полупустой холодильник. Едим простые щи, кашу, и ничего, обходимся. При этом помимо четырех длителных постов, не едим пищи животного происхождения по средам и пятницам. Соблюдайте эти нехитрые правила, сократите объём пищи хоть вполовину, и никакие диеты не понадобятся. И жизнь станет проще и здоровье лучше. Недаром говорят, что человек копает себе могилу вилкой ложкой и ножом.

    Вот такой простой и известный секрет моего долголетия. Точнее один из них.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм? Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    __ТУТ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА __

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    МАСТЕР Штангист
    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Группа: Администраторы
    Сообщений: 28159
    Регистрация: 17.12.2010
    Из: г.Видное, Московская область
    Пользователь №: 2

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Проблемы ниже пояса.
    (Максим Арансон)

    Если обычные растяжения, ушибы и прочие травмы порой даже служат предметом гордости («А знаешь, я потянул мышцу, поднимая на бицепс 80 кг!»), то неполадки с половой сферой вряд ли станут предметом оживленного обсуждения. Только законченный маньяк способен выдать фразу, которую я слышал от старого люберецкого качка: «У меня почки больные, у меня не стоит, но зато я о-очень большой!»
    Увы, не всегда интенсивные тренировки способствуют улучшению здоровья. Об этом говорит опыт наших олимпийцев. А если спортсмен еще принимает медикаменты и плюет на разумные меры безопасности, риск увеличивается. Вот и удивляется человек: почему вдруг ему не светит обзаведение потомством?
    Говоря о расстройствах половой деятельности, я имею ввиду не только ослабление (ухудшение эрекции, падение либидо, невозможность достичь оргазма), но и чрезмерную активность, наблюдаемую иногда при злоупотреблении стероидами. В последнем случае, впрочем, активность-то повышена, а вот способность снижается, что может стать источником стресса.

    Как известно, половая деятельность в основном связана с работой двух ключевых зон: управляющего центра в мозгу и половых желез. Рассмотрим каждую из них внимательнее.
    Мозг управляет работой половой сферы как через выделение различных гормонов из гипоталамуса и гипофиза (ось гипоталамус-гипофиз-половые железы), так и через нервную систему (иннервация этой области происходит от спинного мозга). Синтез тестостерона в яичках или эстрогенов в яичниках регулируется соответственно фолликулостимулирующим гормоном или пролактином. Нарушение работы гипоталамуса (скажем, вследствие злоупотребления психотропными средствами) ведет к расстройству синтеза половых гормонов. Мне пришлось работать со спортсменкой, которая по медицинским показаниям принимала циклодол. У нее практически прекратились менструации. После отмены препарата ее половая сфера пришла в норму примерно за два месяца.

    Расстройства половой деятельности очень часто наблюдаются при сильных стрессах, влияющих на работу гипоталамуса. Весьма вредно влияет на эту деликатную область недосыпание. Стрессы, связанные с подготовкой к соревнованиям, очень часто сопровождаются нарушением половой активности (впрочем, в этот период спортсмену не до секса, а потом он не может понять, в чем дело).
    Еще один фактор риска – стимуляторы: излишняя стимуляция вызывает «скачки» половой активности, то есть усиление (с элементами агрессии) и затем спад (часто сопровождающийся общей депрессией). Естественно, депрессия еще более ухудшает состояние. Получается порочный круг, хорошо знакомый потребителям амфетаминов и анаболических стероидов.
    Травмы спинного мозга, в том числе ушибы и смещения дисков, могут не сделать вас инвалидом, но свести потенцию к нулю. Это также касается и мужчин, и женщин!
    Теперь о половых железах. У мужчин это особенно больной вопрос, поскольку яички расположены весьма неудобно. Удар по ним, сдавливание, перегрев способны ослабить потенцию. Я сам как-то пострадал на турнире (два удара в пах за один день!) и потом около полугода не мог вести нормальную половую жизнь. Сдавливание яичек может быть вызвано неправильной посадкой на скамье тренажера, плохо подогнанным седлом велосипеда, тесными штанами или трусами, неверной техникой тренировок. Например, слишком резко выполняя тягу Т-штанги, вы можете врезать себе по яйцам (О-О-О. ). Кстати, удар в пах не слишком полезен и женщинам, хотя у них мускулатура тазобедренной области должна быть достаточно хорошо развита. Для женщин крайне нежелательны удары в живот, особенно в нижнюю часть.
    При длительных тренировках паховая область сильно нагревается, и клетки Лейдига, синтезирующие тестостерон, оказываются в неприятном для них окружении. Результатом может быть временное или хроническое снижение потенции. Слишком теплые штаны — не всегда благо. Вопреки распространенному мнению, отморозить яички непросто, но если уж вам это удалось… Половая же сфера женщин, наоборот, более чувствительна к переохлаждению, чем к перегреву.
    Показано, что стероиды снижают производство тестостерона, «обманывая» рецепторы, отвечающие за обратную связь. Когда в организме наблюдается избыток тестостерона или его аналогов, синтез собственного гормона замедляется, а при длительном приеме больших доз может прекратиться совсем. В женском организме стероиды вызывают расстройство не совсем понятного характера, хотя его последствиями бывают потеря интереса к сексу (или, гораздо чаще, агрессивная сверхсексуальность) и невозможность зачатия.
    Неправильное питание может стать источником неприятностей, особенно в сочетинии с другими факторами. Скажем, избыточная диета вызывает у женщин нарушение синтеза эстрогенов. Культуристки и гимнастки, у которых содержание жира в организме понижено, часто страдают от нерегулярности или прекращении менструаций. Хронический недостаток холестерина в пище приводит к снижению уровня половых гормонов как у мужчин, так и у женщин. Однако избыток «плохого» холестерина приводит к ухудшению кровоснабжения всего тела, и на половой области это отражается прежде, чем на других.
    Внимание, курильщики! Четко доказана связь злостного курения с развитием импотенции. Механизмов несколько, в том числе уменьшение притока кислорода (из-за превращения части гемоглобина в неактивный метгемоглобин) и нарушений гормональной системы.

    Таким образом, вы можете существенно уменьшить опасность для половой сферы, выполняя несколько простых правил:
    • Избегайте стрессов и недосыпания
    • Не впадайте в крайности, составляя свою диету, она должна быть сбалансированной и полноценной
    • Применяя медикаменты любого толка, делайте это ГРАМОТНО
    • Следуйте правильной методике тренировок, при которой вероятность травмы минимальна
    • Перед тренировкой тщательно отрегулируйте оборудование и тренажеры (например, подгоните седло велосипеда).
    • Не носите слишком тесные и теплые штаны, однако при тренировке на улице зимой оденьтесь достаточно тепло (особенно последнее касается женщин).

    Что же делать, если у вас возникли проблемы? Прежде всего, не стесняйтесь обратиться к врачу, особенно при травмах. Чем больше вы тянете, тем больше риск осложнений.
    В тяжелых случаях врач может назначить вам инъекции хорионического гонадотропина. Это природный гормон, регулирующий развитие половых желез и выделение тестостерона. Однако лечение гонадотропином относительно сложно и дорого. А проводить его самостоятельно не рекомендуется.
    При умеренных расстройствах вы иногда можете помочь себе сами. Очень полезен массаж наружных половых органов (не стоит пошло хихикать – эротический массаж создавался не только как источник удовольствия). Основная задача – помочь скорейшему излечению травмы, рассасыванию кровоподтека (если таковой есть). Если у вас возникли проблемы, обучите партнера (партнершу) методам эротического массажа. Для предотвращения преждевременной эякуляции некоторые американские специалисты рекомендуют технику «старт-стоп» (половой акт с перерывами). Они даже рекомендуют отрабатывать ее в одиночестве, занимаясь онанизмом. Ну-ну… Впрочем, как говорят специалисты, онанизм действительно иногда помогает нормализации половой сферы. И не стоит комплексовать. Только не занимайтесь этим в раздевалке или душе своего клуба…
    При нарушениях нервного характера помогают некоторые биологически активные растительные препараты, например женьшень (хотя его эффективность сильно преувеличивается). Иногда достаточно попить валерианки. Такие вещи как йохимбин, помогают далеко не всем и не всегда: они полезны лишь при небольших функциональных расстройствах, чаще всего нервно-психологического характера.
    Очень способствует улучшению потенции растяжка паховой области и ног, поскольку при этом улучшается кровоснабжение половых органов. Перед растяжкой есть смысл сделать 20-40 глубоких и быстрых приседаний без веса.
    Еще одно упражнение, достаточно специфическое- оно взято из боевых искусств. Сядьте в «стойку всадника»: ноги расставлены примерно на две ширины плеч, ступни параллельны, голени почти перпендикулярны полу, колени согнуты под углом 90-100 градусов. Спина должна быть прямая. Посидите так, сколько можете (мы на первом экзамене сидели 5 минут!), а потом встаньте. Довольно жестокая вещь, зато прокачка тазовой области кровью обеспечена.
    Повышенная половая активность может быть приведена в нормальные рамки приемом успокаивающих средств (та же валерьянка, бромистый калий). Однако не переусердствуйте. Вы можете совершенно расстроить свою половую сферу, злоупотребляя успокоительными и снотворными препаратами, содержащими производные барбитуровой кислоты. Даже корвалол не безгрешен (обычная доза содержит примерно 18 мг фенобарбитала).

    антимюллеров гормон лечение

    Отправить коллекцию на email

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    8 САМЫХ ПОЛЕЗНЫХ НАПИТКОВ

    Благодаря большому количеству флавоноидов, (. )

    8 САМЫХ ПОЛЕЗНЫХ НАПИТКОВ

    Благодаря большому количеству флавоноидов, полифенолов и антиоксидантов зеленый чай нейтрализует свободные радикалы, укрепляет кости, защищает от сердечно-сосудистых заболеваний и снижает риск возникновения рака.

    Этот напиток нормализует и облегчает пищеварение. К тому же мята обладает противоспазматическим действием — избавляет от болей в мышцах.

    Молоко способно на долгое время утолить аппетит, что помогает в борьбе с лишним весом. В нем содержатся сложные углеводы, белки, кальций и витамин D. Полезнее всего пить молоко с 1% жирности.

    Оно предотвращает развитие сердечно-сосудистых заболеваний за счет снижения уровня «плохого» холестерина в крови. Однако полностью заменять коровье молоко соевым нельзя, так как это станет причиной недостатка кальция и витаминов А и D.

    Горячий шоколад или какао

    Эти напитки стимулируют выработку в организме гормона серотонина, что способствует улучшению настроения. Также горячий шоколад и какао предотвращают развитие сердечно-сосудистых заболеваний. А полифенолы, входящие в их состав, защищают клетки от действия свободных радикалов.

    Томатный сок (без соли)

    Ликопен, содержащийся в томатном соке, служит хорошей профилактикой онкологических заболеваний многих органов: легких, желудка, кишечника, печени, молочных желез, шейки матки. К тому же ликопен снижает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

    О пользе этого напитка ученые говорили очень много. Он защищает от инфекций пищеварительную и мочевыводящую систему. Кроме того, клюквенный сок предотвращает заболевание десен и снижает уровень «плохого» холестерина в крови.

    Изобилие витамина С повышает иммунитет, что защищает от многих болезней, в том числе от катаракты и рака. Врачи советуют пить апельсиновый сок во время беременности, так как фолиевая кислота, содержащаяся в нем, предотвращает дефекты развития плода.

    И, конечно же, кефир. Он не нуждается в комментариях

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Как защититься от мастопатии?

    Женская грудь – драгоценность, главное женское сокровище. Но (. )

    Как защититься от мастопатии?

    Женская грудь – драгоценность, главное женское сокровище. Но «аппетитные округлости» часто становятся источником боли и дискомфорта. Практически каждая вторая женщина жалуется на болезненность груди перед месячными. Почему так происходит и как справиться с проблемой?

    Мастопатия переводится с греческого — «страдание груди» (от греческого mastos – «грудь» и pathos – «страдание»).

    Мастопатия встречается, как правило, у женщин 25-45 лет – то есть, примерно у 60-80% женского населения.

    Жалобы и симптомы у всех примерно одинаковые: болезненность и нагрубание молочных желез, неоднородная структура при пальпации. Проще говоря, грудь «наливается», ее «распирает» изнутри, любое прикосновение становится болезненным.

    В средние века мастопатия считалась «болезнью монашек». Сначала ее причиной считали безбрачие Христовых невест, и только позже было доказано, что источник бед – не отсутствие половой жизни, а отсутствие родов и кормления грудью.

    Дело в том, что во время каждого месячного цикла женский организм, готовясь к материнству и кормлению, проводит гормональную перестройку. Если месяц за месяцем, год за годом беременность не наступает, репродуктивная система работает вхолостую, исправно вырабатывающиеся женские гормоны не находят применения. Происходит гормональный сбой.

    Мастопатия – реальная проблема современной женщины

    К сожалению, у современной женщины есть множество причин оказаться в зоне риска:

    • Были проблемы с грудью у мамы или бабушки;

    • Вам за 30, но вы не рожали;

    • Вы не кормили грудью или кормили меньше 4 месяцев;

    • Были выкидыши, аборты, месячный цикл нерегулярный;

    • Были гинекологические заболевания;

    • Перенесли стресс, либо живете в условиях постоянного стресса

    • У вас нерегулярная половая жизнь;

    • Перенесли травму груди;

    • Имеете избыточный вес.

    Как сохранить здоровье груди?

    Главный совет: рожайте и кормите! У матерей, имевших грудное вскрамливание двух и более детей, риск развития мастопатии снижается.

    При угрозе мастопатии надо избегать любых физиопроцедур, а также посещения бань, саун, воздействия солнечных лучей, соляриев.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    продолжение.. Продукты, ускоряющие обмен веществ
    6 Продукты из цельного зерна
    Цельнозерновые (. )

    продолжение.. Продукты, ускоряющие обмен веществ
    6 Продукты из цельного зерна
    Цельнозерновые продукты отличаются большим содержанием в них клетчатки. Для того, чтобы переварить клетчатку, организму нужно прикладывать очень много усилий. Соответственно организм тратит на переработку больше калорий и происходит ускорение обменных процессов. Цельнозерновые продукты сохраняют все природные микроэлементы и витамины. Сейчас в магазинах достаточно широкий выбор продуктов из цельного зерна. Достаточно смотреть на этикетку при покупке хлеба, круп, макаронных изделий, чтобы выбрать именно те, что сделаны из цельного зерна, а не из рафинированных сортов.

    7 Постное мясо
    Продукты, содержащие высокое количество белка (постное мясо, рыба, курица), идеальны для ускорения метаболизма. Во-первых, белок достаточно трудно усваивается организмом. Это значит, что организм вынужден прикладывать больше усилий, чем обычно, чтобы переварить белок. Во-вторых, многие люди просто не представляют себе приема пищи без мясных продуктов. Теперь они могут вздохнуть с облегчением, зная, что этим они ускоряют свой метаболизм на 50%!

    8 Специи
    Большинство специй, которые мы храним на кухне, содержат вещества, улучшающие наш обмен веществ. Просто добавляя имбирь, карри, корицу, душистые травы в блюда, которые мы готовим каждый день, мы ускоряем наш метаболизм на 10%. Что может быть проще!

    9 Шоколад
    Конечно, мы все знаем, что шоколад — злой вред, поэтому стараемся его избегать. Но оказывается, натуральный шоколад (не молочные плитки) уникален по составу! Содержащиеся в нем медь, магний, калий, а также флавоноиды и эндорфины не только заставят наш метаболизм работать на полную катушку, но и наполнят нас радостью и умиротворением, благодаря «гормонам удовольствия».

    10 Орехи
    В орехах много натурального белка, полиненасыщенных жирных кислот (полезных жиров) и разных редких микроэлементов. Орехи дают чувство насыщения на долгое время, их легко носить с собой в качестве здорового перекуса. Но не стоит увлекаться — орехи очень калорийны! Горсточка в день — то, что доктор прописал!

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    8 САМЫХ ПОЛЕЗНЫХ НАПИТКОВ

    Благодаря большому количеству флавоноидов, (. )

    8 САМЫХ ПОЛЕЗНЫХ НАПИТКОВ

    Благодаря большому количеству флавоноидов, полифенолов и антиоксидантов зеленый чай нейтрализует свободные радикалы, укрепляет кости, защищает от сердечно-сосудистых заболеваний и снижает риск возникновения рака.

    Этот напиток нормализует и облегчает пищеварение. К тому же мята обладает противоспазматическим действием — избавляет от болей в мышцах.

    Молоко способно на долгое время утолить аппетит, что помогает в борьбе с лишним весом. В нем содержатся сложные углеводы, белки, кальций и витамин D. Полезнее всего пить молоко с 1% жирности.

    Оно предотвращает развитие сердечно-сосудистых заболеваний за счет снижения уровня «плохого» холестерина в крови. Однако полностью заменять коровье молоко соевым нельзя, так как это станет причиной недостатка кальция и витаминов А и D.

    5.Горячий шоколад или какао

    Эти напитки стимулируют выработку в организме гормона серотонина, что способствует улучшению настроения. Также горячий шоколад и какао предотвращают развитие сердечно-сосудистых заболеваний. А полифенолы, входящие в их состав, защищают клетки от действия свободных радикалов.

    6.Томатный сок (без соли)

    Ликопен, содержащийся в томатном соке, служит хорошей профилактикой онкологических заболеваний многих органов: легких, желудка, кишечника, печени, молочных желез, шейки матки. К тому же ликопен снижает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

    О пользе этого напитка ученые говорили очень много. Он защищает от инфекций пищеварительную и мочевыводящую систему. Кроме того, клюквенный сок предотвращает заболевание десен и снижает уровень «плохого» холестерина в крови.

    Изобилие витамина С повышает иммунитет, что защищает от многих болезней, в том числе от катаракты и рака. Врачи советуют пить апельсиновый сок во время беременности, так как фолиевая кислота, содержащаяся в нем, предотвращает дефекты развития плода.

    И, конечно же, кефир. Он не нуждается в комментариях

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    10 шагов к сияющей коже

    Хочешь, чтобы твоя кожа — с ног до головы — буквально сияла здоровьем? Для (. )

    10 шагов к сияющей коже

    Хочешь, чтобы твоя кожа — с ног до головы — буквально сияла здоровьем? Для этого придется хорошенько постараться, но результат того стоит.

    1. Обогати свой рацион антиоксидантами. Ты найдешь их в авокадо, чернике, вишне, дыне, рыбе, курице, черных бобах, брокколи, капусте, грибах, зеленом чае и красном перце.

    2. Употребляй продукты с высоким содержанием бета-каротина: папайю, арбуз, морковь, шпинат, брокколи. Он поможет избавиться от сухости кожи и мелких морщинок.

    3. Никогда не забывай о главных элементах ежедневного ухода: очищай, тонизируй, увлажняй и питай кожу.

    4. Регулярно пользуйся скрабом, чтобы избавиться от омертвевших клеток кожи и открыть доступ кислороду. Сразу же после использования скраба наноси на кожу увлажняющий лосьон.

    5. Добавь в рацион продукты, содержащие клетчатку — она поможет организму избавиться от токсинов, которые нередко приводят к появлению высыпаний.

    6. Каждый день съедай порцию салата, заправленного столовой ложкой льняного масла. Это масло содержит полезные омега-3 и омега-6 кислоты, увлажняющие и питающие кожу «изнутри».

    7. Пройди курс оздоровительного массажа. Массаж лимфатической системы (лимфатический дренаж) ускорит вывод из организма токсинов и лишней жидкости. Это значит, что твоя кожа станет чище, а проявления целлюлита уменьшатся или вообще исчезнут.

    8. Займись йогой. Во время медитации ты нормализуешь давление и снижаешь уровень кортизола и повышаешь количество полезного для кожи «гормона молодости» (он носит практически непроизносимое название дегидроэпиандростерон).

    9. Забеременей. Ты наверняка слышала (а, может, и убеждалась воочию), что женщина в «интересном положении» становится особенно красивой. Благодаря скачку женского гормона эстрогена, кровообращение у беременных становится активней почти на целых 50%. Благодаря этому кожа выглядит более здоровой. Правда, к сожалению, так везет не всем.

    10. Занимайся сексом. Если для заведения потомства еще рано, предохраняйся — но не прекращай заниматься сексом. Улучшение кровообращения, скачок эндорфинов и повышение уровня эстрогена в организме сделают твою кожу нежной и гладкой.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Post image for Борьба с жиром: девушкам Почему девушкам сложно худеть?

    Природа делает все (. )

    Post image for Борьба с жиром: девушкам Почему девушкам сложно худеть?

    Природа делает все возможное, чтобы защитить главную функцию организма — воспроизведение себе подобных, и женский жир намного сложнее поддается мобилизации и сжиганию даже под воздействием адреналина и других «аэробных» гормонов.

    При уровне жира 9-12% у девушек прекращается цикл: тело дает четкий и однозначный сигнал о том, что не сможет поддержать жизнь возможного ребенка. По большому счету, похудение до этого уровня расценивается организмом как крайне нездоровое.
    Проблема жира на бедрах

    Довольно распространена ситуация, когда при худой верхней половине тела и плоском животе у девушки имеются проблемы с избыточным жиром в нижней половине тела. К сожалению, в попытках это изменить многие используют слишком радикальные методы.

    Грудь является еще одним местом накопления жира. Но то, что этот жир легко поддается мобилизации, а жировые клетки при этом отмирают, нельзя назвать положительным. По сути, при резком похудении грудь уменьшается и больше не восстанавливается.
    Как девушкам правильно худеть?

    Хороших новости две: во-первых, женщины несколько лучше, чем мужчины, реагируют на диеты с умеренным ограничением углеводов до 50-70 гр. в сутки, а, во-вторых, риск потери мышечной массы при похудении не актуален для большинства женщин.

    Первый шаг к стройной фигуре прост: ограничение дневной нормы калорий строго не более, чем на 15-20%, контроль над количеством углеводов (не более 50-70 гр. в сутки), а также умеренное потребление жиров (около 20% от суточных калорий). Остальное — белки.
    Тренировки для женщин

    Учитывая то, что перед женщинами не стоит цель набрать мышечную массу, они могут использовать силовые тренировки для жиросжигания. Для этого занятия должны проходить на пустой желудок, а упражнения выполняться с большим количеством повторов.

    Оптимальное сочетание — десять минут кардио для разогрева, затем сама тренировка в 10-12 упражнений по 3-4 сета и 12-15 повторений, затем еще двадцать минут кардио. Еще раз отметим, что у мужчин подобная тренировка будет сжигать мышцы, а не жир.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    10 заповедей для не желающих стареть

    1-я заповедь: не объедайтесь! Вместо привычных 2.500 калорий (. )

    10 заповедей для не желающих стареть

    1-я заповедь: не объедайтесь! Вместо привычных 2.500 калорий довольствуйтесь 1.500. Тем самым вы устроите разгрузку своим клеткам и поддержите их активность. Клетки быстрее обновляются, и организм становится менее восприимчивым к заболеваниям.

    2-я заповедь: меню должно соответствовать вашему возрасту. У 30-летних женщин первые морщинки появятся позднее, если они регулярно будут есть печень и орехи. Людям старше сорока лет полезен бетакаротин. После 50 лет кальций держит в форме кости, а магний — сердце. Мужчинам старше сорока необходим селен, содержащийся в сыре и почках. Селен способствует разряжению стресса. После пятидесяти, питаясь рыбой, мы защитим сердце и кровеносные сосуды.

    3-я заповедь: работа является важным элементом здорового образа жизни. Попытайтесь найти подходящую для себя работу. Некоторые профессии, по мнению социологов, помогают сохранить молодость. К их числу относятся профессии дирижера, философа, художника и священника.

    4-я заповедь: найдите себе пару. Любовь и нежность являются лучшим средством против старения. Когда человек влюблен, в его организме вырабатывается гормон эндорфин, который иначе называют гормоном счастья. Он способствует укреплению иммунной системы.

    5-я заповедь: имейте на все собственную точку зрения. Осознанно живущий человек значительно реже впадает в депрессию и бывает подавленным, чем тот, кто лишь пассивно плывет по течению.

    6-я заповедь: двигайтесь. Даже восемь минут занятий физкультурой или спортом в день продлевают жизнь. В процессе движения высвобождаются гормоны роста, выработка которых особенно сокращается после тридцати лет.

    7-я заповедь: спите в прохладной комнате. Доказано: кто спит при температуре 17-18 градусов, дольше остается молодым. Причина заключается в том, что обмен веществ в организме и проявление возрастных особенностей зависят также и от температуры окружающей среды.

    8-я заповедь: время от времени балуйте себя. Иногда вопреки всяким рекомендациям относительно здорового образа жизни позволяйте себе лакомый кусочек.

    9-я заповедь: не следует всегда подавлять гнев в себе. Тот, кто постоянно корит самого себя, вместо того чтобы рассказать, что его огорчает, а временами даже и поспорить, обменяться мнением с окружающими, более подвержен любым заболеваниям, в том числе и злокачественным опухолям.

    10-я заповедь: тренируйте головной мозг. Время от времени разгадывайте кроссворды, играйте в коллективные игры, требующие мыслительной деятельности, учите иностранные языки. Считайте в уме, а не только на калькуляторе.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    правила здорового сна Ваше самочувствие днем зависит от того, как вы спали ночью. Если же в течение дня вы (. )

    правила здорового сна Ваше самочувствие днем зависит от того, как вы спали ночью. Если же в течение дня вы постоянно зеваете и медленно соображаете, значит, пора задуматься: правильно ли вы спите и соблюдаете ли вы все правила здорового сна?

    Что же такое здоровый сон? Это сон, в течение которого организм успевает восстановиться и отдохнуть. А для этого ночной отдых должен отвечать нескольким требованиям:
    Сон с открытой форточкой (необходимо достаточно кислорода)
    Сон через 2 часа после еды (полный желудок нарушает работу сердца)
    Сон в полной темноте (любые источники света нарушают выработку гормона сна, мелатонина)
    Сон в правильной позе (на боку, с опорой для шеи)
    Сон с правильным настроем на отдых (ежедневная привычка засыпать по расписанию и без отвлекающих факторов)

    Проветривайте комнату перед сном. Недостаток кислорода снижает качество сна, делает его прерывистым и неглубоким. Вы не успеете восстановиться и наутро встанете разбитым.

    Обильный ужин на ночь не даст заснуть, приведет к расстройству пищеварения и даже к нарушениям работы сердца. Во время сна деятельность пищеварительной системы значительно снижена. Это влияет на качество пищеварения. Перераспределение кровотока может вызывать ишемию сердечной мышцы, поэтому лицам с ишемической болезнью сердца не рекомендуется переедать на ночь.

    Но существует еда, способствующая засыпанию. За крепкий сон отвечает гормон мелатонин. Помогут его выработке продукты с аминокислотой триптофаном (предшественник мелатонина), к примеру, вишня, вишневый сок или банан.

    В темноте засыпать легче. Если же в комнате есть источник света, свет будет проникать на сетчатку, и мелатонин, «гормона сна», не будет вырабатываться. Вот почему из спальни надо убрать телевизор и светящиеся в темноте часы. Проснувшись среди ночи и, глянув на светящееся табло будильника, можно лишиться сна до самого утра. По этой же причине, дисплей мобильного телефона способен испортить отдых. Лучше пользоваться механическими часами.

    У многих гипертоников давление поднимается в ночные и предутренние часы. Дело в том, что действие лекарств, принятых перед сном, к утру заканчивается, и как раз утром возрастает риск развития инсульта головного мозга или инфаркта миокарда. Вот почему рекомендуется принимать на ночь гипотензивные средства пролонгированного действия.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    10 заповедей для не желающих стареть.

    1-я заповедь:
    Не объедайтесь! Вместо привычных 2.500 (. )

    10 заповедей для не желающих стареть.

    1-я заповедь:
    Не объедайтесь! Вместо привычных 2.500 калорий довольствуйтесь 1.500. Тем самым вы устроите разгрузку своим клеткам и поддержите их активность. Клетки быстрее обновляются, и организм становится менее восприимчивым к заболеваниям.

    2-я заповедь:
    Меню должно соответствовать вашему возрасту. У 30-летних женщин первые морщинки появятся позднее, если они регулярно будут есть печень и орехи. Людям старше сорока лет полезен бетакаротин. После 50 лет кальций держит в форме кости, а магний — сердце. Мужчинам старше сорока необходим селен, содержащийся в сыре и почках. Селен способствует разряжению стресса. После пятидесяти, питаясь рыбой, мы защитим сердце и кровеносные сосуды.

    3-я заповедь:
    Работа является важным элементом здорового образа жизни. Попытайтесь найти подходящую для себя работу. Некоторые профессии, по мнению социологов, помогают сохранить молодость. К их числу относятся профессии дирижера, философа, художника и священника.

    4-я заповедь:
    Найдите себе пару. Любовь и нежность являются лучшим средством против старения. Когда человек влюблен, в его организме вырабатывается гормон эндорфин, который иначе называют гормоном счастья. Он способствует укреплению иммунной системы.

    5-я заповедь:
    Имейте на все собственную точку зрения. Осознанно живущий человек значительно реже впадает в депрессию и бывает подавленным, чем тот, кто лишь пассивно плывет по течению.

    6-я заповедь:
    Двигайтесь. Даже восемь минут занятий физкультурой или спортом в день продлевают жизнь. В процессе движения высвобождаются гормоны роста, выработка которых особенно сокращается после тридцати лет.

    7-я заповедь:
    Спите в прохладной комнате. Доказано: кто спит при температуре 17-18 градусов, дольше остается молодым. Причина заключается в том, что обмен веществ в организме и проявление возрастных особенностей зависят также и от температуры окружающей среды.

    8-я заповедь:
    Время от времени балуйте себя. Иногда вопреки всяким рекомендациям относительно здорового образа жизни позволяйте себе лакомый кусочек.

    9-я заповедь:
    Не следует всегда подавлять гнев в себе. Тот, кто постоянно корит самого себя, вместо того чтобы рассказать, что его огорчает, а временами даже и поспорить, обменяться мнением с окружающими, более подвержен любым заболеваниям, в том числе и злокачественным опухолям.

    10-я заповедь:
    Тренируйте головной мозг. Время от времени разгадывайте кроссворды, играйте в коллективные игры, требующие мыслительной деятельности, учите иностранные языки. Считайте в уме, а не только на калькуляторе.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Как улучшить память

    Как улучшить память

    Дело в том, что традиционно все люди делятся на тех, кто запоминает информацию визуально, аудиально и кинестетически (то есть кто-то лучше запоминает увиденное, другие — когда слышат, а реже — когда пишет). Первый вид памяти считается визуальным, второй — слуховым, третий — моторным.
    Кроме того, у памяти есть и временная характеристика: она бывает непосредственной, оперативной и долговременной. Улучшаться или ухудшаться каждый из этих видов может из-за самых различных факторов. Один из них — это важность информации. Однако существуют способы, помогающие улучшать память независимо от ее вида.

    Память подвержена влиянию гормонов человека. Следовательно, гормональный сбой чреват ухудшением памяти. Исследователями было также установлено, что наиболее влиятельными из всех гормонов являются гормоны щитовидной железы. Даже незначительное снижение их уровня может снизить запоминаемость. Поэтому, чтобы поддерживать работу щитовидной железы, принимайте препараты и продукты, содержащие йод, цинк, а также витамин B2.

    Кроме того, укреплению памяти способствует правильное, полноценное питание, поскольку определенные вещества могут стимулировать и ускорять некоторые биохимические процессы в клетках головного мозга. Так что вы должны следить еще и за регулярным поступлением в организм витаминов и минералов (с продуктами питания либо через препараты). Одним из таких необходимых организму веществ является альфа-липоевая кислота (ее еще называют тиоктовой). Не менее важны биотин, пантотеновая кислота, тиамин (витамин B1), рибофлафин (уже упоминавшийся витамин В2), витамин С.

    Довольно распространенным способом укрепления памяти считается заучивание стихов наизусть, также решение кроссвордов. Улучшения памяти можно достичь и физической активностью, путешествиями. Используйте тот способ, что вам больше по душе (если хотите, чередуйте все способы между собой, попробуйте каждый из них).

    Память позволяет записывать, хранить и воспроизводить информацию. Существуют различные теории памяти. Есть и научные данные, подтверждающие эффективность тех или иных методик укрепления памяти, причем для каждого вида памяти в отдельности.Если вы хотите улучшить свою память, откажитесь от вредных привычек и ведите здоровый образ жизни.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    7 ПРОБЛЕМ ХУДЕЮЩИХ.
    Кто только не сталкивался с проблемами похудания, сидя на диете. Вроде бы и отказываешь (. )

    7 ПРОБЛЕМ ХУДЕЮЩИХ.
    Кто только не сталкивался с проблемами похудания, сидя на диете. Вроде бы и отказываешь себе во всем, и питаться стараешься «правильной» пищей, а килограммы все никак не уходят. Так в чем же причина? Оказывается, есть некоторые вещи, о которых мы мало что знаем. Эти «подводные камни» — причина неэффективности многих методов похудения.

    Искусственные заменители сахара
    Эти искусственные подсластители добавляют и в напитки, и в еду, забывая о том, что они небезвредны для организма и употреблять их нужно в меру. Лучше попробуйте использовать натуральные заменители от компании «ЛЕОВИТ нутрио» «Актив+» или Фруктозу, которые слаще сахара в десятки раз!

    Низкокалорийные продукты
    Покупая такие продукты, мы часто обманываем сами себя, думая, что их можно есть в любом количестве. И, не замечая количества съеденного, переедаем. И как следствие – набираем избыточный вес.

    Стресс
    Данное состояние способствует выработке гормона кортизол, он же в простонародье «гормон стресса». При выработке в больших дозах, гормон заставляет жир накапливаться в области живота и бедер, что противоречит всем законам диеты и красоты.

    Усталость
    Отрицательно сказывается на здоровье и тормозит метаболизм. Нормализуйте свой биоритм и спите не менее 8 часов. Старайтесь получать как можно больше положительных эмоций, это прибавит вам энергии и радости. А главное – нормализует обмен веществ.

    Нерегулярное питание
    Если вы едите, когда придется, и можете позволить себе отказаться от обеда или позавтракать в 12 часов, то ваш обмен веществ не сможет нормализоваться. К примеру, отказ от завтрака замедляет обмен веществ в течение целого дня до 5%. Запомните, что после приема пищи в течение двух часов обмен веществ в организме усиливает свою работу на 30 %.

    Соки
    Свежевыжатые соки возбуждают аппетит, поэтому пить их лучше утром за завтраком, а в течение дня просто есть фрукты.

    Фаст-фуд
    Не обманывайте себя! Даже «лёгенький салатик» в ресторане быстрого питания содержит калорий больше, чем следует. Помимо этого пользы от такой еды никакой не будет. Поэтому лучше обходите фаст-фуды стороной.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Мечтающим о большой груди женщинам больше не придется прибегать к услугам пластических хирургов. Ученые выяснили, (. )

    Мечтающим о большой груди женщинам больше не придется прибегать к услугам пластических хирургов. Ученые выяснили, что увеличить женское достоинство можно с помощью питания.

    Если представительница прекрасного пола мечтает о большой груди, ей необходимо есть продукты, богатые эстрогеном. Это в первую очередь семена льна, соевые бобы и соевый творог тофу.

    Данные продукты питания повышают уровень гормона эстрогена в организме и могут увеличить грудь на 1-2 размера. Дело в том, что в период созревания у женщины повышается уровень этого гормона, а ее формы становятся более женственными. Когда представительница прекрасного пола выходит из этого периода, концентрация эстрогена снижается, и внешние изменения прекращаются. Считается, что женщины, у которых маленькая грудь, просто слишком рано вышли из периода созревания.

    Примечательно, что про известную всем капусту, увеличивающую грудь, ученые умолчали. Зато американский ученый Сантош Катиар считает, что способствует росту груди горячий зеленый чай с медом.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    5 факторов, которые влияют на красоту волос

    Если ты тщательно ухаживаешь за своей шевелюрой, но до (. )

    5 факторов, которые влияют на красоту волос

    Если ты тщательно ухаживаешь за своей шевелюрой, но до сих пор не достигла желаемого результата, возможно, дело в твоем стиле жизни или состоянии здоровья.

    Если твои волосы выпадают больше, чем обычно, это может быть связано с лекарствами, которые ты принимаешь. Прогестерон, который содержится в некоторых противозачаточных таблетках, и витамин А могут вызвать выпадение волос и их медленный рост. Вред твоим волосам могут также нанести некоторые антидепрессанты и сердечные препараты.

    Нехватка некоторых гормонов, например эстрогена, вызывает ломкость волос и сухость кожи головы. С возрастом их в организме становится меньше, поэтому твои волосы теряют свою силу и объем.

    Оказывается, ссора с подружкой может навредить твоей шевелюре. Ведь в стрессовых ситуациях волосяные фолликулы разрушаются, что приводит к выпадению и замедленному росту волос.

    От ДНК зависит цвет твоей шевелюры, ее густота и даже предрасположенность к выпадению волос и появление преждевременной седины.

    Под палящим солнцем твои пряди выгорают и становятся светлыми, придавая твоему образу нежность и свежесть. Однако при этом солнечные лучи делают твои волосы тусклыми, ломкими, безжизненными и могут спровоцировать появление перхоти и седины.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    БЫСТРЫЕ И МЕДЛЕННЫЕ УГЛЕВОДЫ.

    Все углеводы делятся на «медленные» и «быстрые». (. )

    БЫСТРЫЕ И МЕДЛЕННЫЕ УГЛЕВОДЫ.

    Все углеводы делятся на «медленные» и «быстрые». Первые отдают энергия не спеша, а другие — в течение нескольких минут. К последнему типу углеводов относятся все сладости, белый хлеб, булочки. Силовые атлеты обычно избегают таких углеводов. Вспышка энергии оборачивается сонливостью и секрецией гормона инсулина, накапливающего жировые отложения. Как раз по этой причине любители конфет и пирожных всегда страдают лишним весом.

    Обычно культурист потребляет «медленные» углеводы, которые обеспечивают ровный уровень энергии в течение всего дня. Однако один раз он отступает от правила. Сразу после тренировки, когда мышцы истощены, необходимо принять «быстрые» углеводы, чтобы намеренно вызвать аккордную секрецию инсулина. Секрет в том, что инсулин является транспортным гормоном. Обычно он «везет» на себе жиры внутрь жировых клеток. Однако когда мышечные клетки остро нуждаются в питательных веществах, он меняет «специализацию». Он становится перевозчиком аминокислот и глюкозы.

    В отличие от жировых клеток мышечная ткань неохотно впускает внутрь себя инсулин. Однако после тренировки клетки мышц делают для этого гормона на 30 минут исключение. В течение получаса инсулин набивает мышцы питательными веществами, а если точнее, то «строительными» материалом. Итог? Мощная прибавка мышечной массы!

    После тренировки рекомендуется съесть сладкую белую булочку, отварную картофелину, несколько ложек джема, меда или выпить бутылку спортивного углеводного напитка.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Дробное питание — не диета, не лечебный курс, как может показаться. Это прием пищи (. )

    Дробное питание — не диета, не лечебный курс, как может показаться. Это прием пищи не по привычной схеме — завтрак, обед, ужин — а питание небольшими порциями пять-шесть раз в день.

    Таким образом, чтобы между приемами пищи проходило не более четырех часов.
    При этом изменять состав рациона можно только в сторону здорового питания. А ограничивать потребление какого-либо типа продуктов совершенно не требуется.

    Как это работает?
    Главная заслуга дробного питания — снижение суточного потребления калорий.
    Если между приемами пищи проходит значительное время, вырабатываются особые гормоны, стимулирующие аппетит.
    Чем больше времени прошло с последней трапезы, тем больше гормонов и тем сильнее аппетит. И, соответственно, тем больше захочется съесть при первой же возможности.
    Ведь человек обычно переедает не потому, что ему нужно все, что стоит на столе, а потому, что не может остановиться.
    Если же прием пищи будет чаще, гормоны аппетита не успеют выработаться, и набрасываться на еду не захочется. Тем временем постоянно сытый организм, по разным данным, требует примерно на 15 процентов калорий меньше, чем эпизодически голодный. Это еще одна комфортная особенность дробного питания, отличающая его от радикальных диет: ешь в целом меньше, но совершенно не голодаешь.
    Сплошная польза
    Дробное питание очень любят назначать врачи-гастроэнтерологи. И такая диета вполне успешно борется с гастритами, колитами и даже язвенной болезнью.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Гормоны радости, или Что надо съесть, чтобы быть счастливым | Я ЗДОРОВ!
    Есть два вещества, влияющих на наше (. )

    Гормоны радости, или Что надо съесть, чтобы быть счастливым | Я ЗДОРОВ!
    Есть два вещества, влияющих на наше настроение. Первое – серотонин, он снимает напряжение, влияет на сон и аппетит, вызывает удовольствие и повышает настроение. А недавно ученые обнаружили, что серотонин еще и защищает от рака! Его много в шоколаде, бананах, финиках… Но механизм высвобождения серотонина в нашем организме довольно сложен и капризен. По крайней мере, прямо пропорциональной зависимости между количеством съеденных шоколадок и силой полученного удовольствия нет.
    Второе вещество – эндорфины. Если у человека много эндорфинов, он всегда полон сил, энергии, оптимизма и чувствует себя абсолютно счастливым. Если мало, он становится апатичным и ему кажется, что он несчастнейший человек на свете. Эти биологически активные соединения (нейропептиды) вырабатываются клетками мозга и нервной системы. Их тоже причисляют к «гормонам счастья». Соединяясь с особыми рецепторами, они облегчают проведение нервного импульса, который «бежит» в «центр удовольствия». Возбуждение этого нервного центра дает нам чувство легкости, радости и бодрости.
    Где много серотонина

    Больше 3 мг/г — помидоры, слива, ананас, киви, грецкие орехи.
    От 1 до 3 мг/г — брокколи, баклажаны, маслины, шпинат, грейпфрут, дыня, инжир, авокадо.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Дробное питание
    Дробное питание — не диета, не лечебный курс, как может показаться. Это прием пищи не по (. )

    Дробное питание
    Дробное питание — не диета, не лечебный курс, как может показаться. Это прием пищи не по привычной схеме — завтрак, обед, ужин — а питание небольшими порциями пять-шесть раз в день.
    Таким образом, чтобы между приемами пищи проходило не более четырех часов.
    При этом изменять состав рациона можно только в сторону здорового питания. А ограничивать потребление какого-либо типа продуктов совершенно не требуется.
    Как это работает?
    Главная заслуга дробного питания — снижение суточного потребления калорий.
    Если между приемами пищи проходит значительное время, вырабатываются особые гормоны, стимулирующие аппетит.
    Чем больше времени прошло с последней трапезы, тем больше гормонов и тем сильнее аппетит. И, соответственно, тем больше захочется съесть при первой же возможности.
    Ведь человек обычно переедает не потому, что ему нужно все, что стоит на столе, а потому, что не может остановиться.
    Если же прием пищи будет чаще, гормоны аппетита не успеют выработаться, и набрасываться на еду не захочется. Тем временем постоянно сытый организм, по разным данным, требует примерно на 15 процентов калорий меньше, чем эпизодически голодный. Это еще одна комфортная особенность дробного питания, отличающая его от радикальных диет: ешь в целом меньше, но совершенно не голодаешь.
    Сплошная польза
    Дробное питание очень любят назначать врачи-гастроэнтерологи. И такая диета вполне успешно борется с гастритами, колитами и даже язвенной болезнью.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Восточные сладости — путь к долголетию.

    Самым знаменитым восточным лакомством принято считать (. )

    Восточные сладости — путь к долголетию.

    Самым знаменитым восточным лакомством принято считать рахат-лукум, который означает в переводе «сладость для горла». Приготовлением рахат-лукума занимаются на Востоке более 500 лет.

    Польза лукума:
    * способствует улучшению работы сердца, мозга;
    * при употреблении лукума происходит выделение гормона эндорфина, называемого «гормоном счастья», приносящего удовольствие;
    * повышается работоспособность, восстанавливается функция желудочно-кишечного тракта, укрепляется структура волос;
    * натуральный пчелиный мед и разнообразие применяемых орехов повышают половую функцию мужчин и женщин;
    * употребление лукума способствует усилению иммунитета;
    * лакрица, являющаяся неизменной составляющей при приготовлении, известна своими удивительными антисептическими свойствами.

    Многочисленные исследования, проведенные диетологами различных стран, доказали, что польза лукума, как и других восточных сладостей, значительно превосходит пользу от употребления разнообразной выпечки

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Лечение щитовидной железы без операции народными средствами.

    — Лечение щитовидной железы грецкими (. )

    Лечение щитовидной железы без операции народными средствами.

    — Лечение щитовидной железы грецкими орехами: 500 г зеленых орехов, разрезанных на четверти, залить 2 л спирта, настоять 1,5 месяца, время от времени перемешивая; процеженную настойку разбавить 500 мл сиропа из черной рябины и употреблять по 1 ч.л. 3 раза в день за 30 мин. до еды. Это средство рекомендуется при лечении диффузного токсического зоба.

    — Лечение щитовидной железы чистотелом: 1 измельченный цветок чистотела залить 500 мл молока, довести до кипения, полоскать горло теплым отваром. Также можно на протяжении 3 месяцев (летом) съедать по 2 листика чистотела. Поскольку чистотел – ядовитое растение, начинать лечение нужно с четверти листка, постепенно увеличивая дозу.

    — Лечение щитовидной железы пчелиным подмором: 1 стакан пчелиного подмора залить 500 мл водки, настоять 3 недели, пить по 1 ст.л. 3 раза в день за 30 мин. до еды.

    — Еще одно нетрадиционное средство — лечение щитовидной железы пиявками – дает возможность перераспределить кровяные потоки и таким образом уменьшить величину диффузного зоба. Но такая терапия требует профессиональной помощи.

    — Лечение щитовидной железы травами, плодами и другими средствами, бывает весьма эффективным, помогает избавиться от опасных гормональных заболеваний. Но все же не стоит забывать о врачебных консультациях. Результат любого лечения – это не просто удовлетворительное самочувствие. Чтобы болезнь не вернулась вновь, не пренебрегайте анализами, при помощи которых можно контролировать уровень гормонов и состояние организма при любых методах лечения щитовидной железы.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Локальное жиросжигание, или как убрать живот к лету.

    Жир в нашем теле в основном хранится в жировых (. )

    Локальное жиросжигание, или как убрать живот к лету.

    Жир в нашем теле в основном хранится в жировых клетках – липоцитах – в виде химического вещества под названием триглицерид. И для того, чтобы отдать его для каких-либо нужд организма (энергообеспечение, строительство клеточных оболочек, гормонов и т.п.), жировая клетка должна этот триглицерид расщепить на жирные кислоты и глицерин. Процесс называется липолиз. Жирные кислоты и глицерин выходят из жировой клетки в кровь и транспортируются к местам использования.
    Под катом так же умно написано, но по делу и понятно.

    Сигнал к тому, чтобы запустить липолиз и поделиться запасенными жирами жировая клетка получает от гормонов. Вспомним, что гормоны – биологически активные вещества, с помощью которых организм управляет работой своих клеток. Они выделяются специальными органами – железами – в кровь, вместе с которой и путешествуют по всему организму. Проплывая мимо клетки, в деятельность которой они должны вмешаться, гормон, подобно ключу, попадающему в замочную скважину, входит в контакт с рецептором и даёт клетке нужную команду. В нашем примере – команду к расщеплению жира.

    Теперь должно стать понятным, что задержать гормоны, циркулирующие в кровотоке, в каком-то конкретном месте, например, на животе или на бедрах, невозможно. Они будут контактировать и отдавать команды всем жировым клеткам организма.
    Что это за гормоны? В разных ситуациях – разные. Когда наш организм готовится к нагрузке (сражайся или беги) – это адреналин. Когда мы голодны и в крови низкий уровень сахара – глюкагон. Когда очень-очень голодны, да еще и переносим тяжелую физическую или психоэмоциональную нагрузку – кортизол. Ночью, для энергообеспечения строительных процессов – гормон роста (соматотропин). Ну и так далее. Эта способность отдавать команду к расщеплению жиров называется липолитической способностью.

    Хотя гормоны, обладающие липолитическими способностями, перемещаются по всему организму, жир в разных местах будет уходить неравномерно. Это будет зависеть от а) кровоснабжения тканей (их капилляризации) и б) от количества и активности клеточных рецепторов. Жировая ткань в местах, предусмотренных эволюцией для хранения жира (бедра, ягодицы, живот), будет запасать его активнее, а расставаться медленнее. В местах, где организму хранить и носить жир не очень удобно, запасаться жира будет меньше, а расщепляться он будет быстрее.

    Теперь еще одна важная вещь! Расщепление жира (липолиз) – это еще не похудение. Просто жир из жировой клетки переместился в кровь. И плавает там. Чтобы от него избавиться, нужно его «сжечь». Т.е. использовать как топливо для каких-либо целей. Например, для мышечной работы. Если жир как топливо останется невостребованным, он поплавает-поплавает по крови, и всосётся обратно в жировые клетки ( в лучшем случае), в худшем – создаст холестериновые бляшки в клетках стенок сосудов.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Похудение и витамины -Похудение — процесс сложный, и витамины в нем просто незаменимы. Чтобы похудение было (. )

    Похудение и витамины -Похудение — процесс сложный, и витамины в нем просто незаменимы. Чтобы похудение было эффективным и устойчивым, чтобы оно не вредило здоровью, обязательно приобретите и принимайте витамины.

    Итак, для эффективного похудения нам нужны такие витамины:

    1)Витамин С, или аскорбиновая кислота, снижает уровень холестерина в крови. Он также помогает прекратить глюкозу в энергию, необходимую для нашей жизнедеятельности. Еще одна важная функция витамина С: он участвует в образовании в организме гормона норадреналина, который имеет другое название — «гормон стресса». Норадреналин выделяется в стрессовых ситуациях и помогает организму воспринимать стресс более оптимистично. Витамином С богаты такие ягоды и фрукты как вишня, цитрусовые, киви, шиповник, сладкий перец.

    2) Витамины группы В (В2 — рибофлавин, В3 — ниацин и В6 — пиридоксин) способствуют высвобождению энергии жиров, белков и углеводов, помогают правильному функционированию щитовидной железы. Наверняка вам известно, что дисфункция щитовидной железы может стать причиной нарушения обмена веществ, отсюда — и лишний вес.
    Витамины группы В содержатся в зерновых культурах и листовых овощах.
    Еще один витамин этой группы — В5 (пантотеновая кислота) принимает участие в большинстве реакций обмена веществ, она помогает синтезу «хорошего» холестерина, гормонов, жирных кислот. Витамин В5 поступает в организм вместе с телячьей печенью, морепродуктами, яйцами, цветной капустой, говядиной, грибами, мясом птицы.
    К группе В относят также холин. Этот витамин можно назвать «витамином для мозга», поскольку он защищает клетки мозга и нервные клетки от склеивания . Он также помогает проникновению расщепляющего жиры гормона в жировые клетки. Холин содержится также в мясе, печени, молоке, бобовых, злаках, цветной капусте и свекле. TalkyLand

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Гормоны счастья, важны для здоровья.

    Гормоны в организме играют важнейшую роль – они им управляют. (. )

    Гормоны счастья, важны для здоровья.

    Гормоны в организме играют важнейшую роль – они им управляют. Да, «командует» всем нервная система, но вот добивается выполнения команд она при помощи гормонов. Определенный гормон вырабатывается в ответ на определенный сигнал, посланный мозгом, но такая связь работает в обе стороны, поэтому психическое состояние человека не в последнюю очередь зависит от этих сложных химических соединений. Те, кто утверждает, что счастье это химический процесс, не слишком далеки от истины.
    Гормонами счастья называют эндорфины. Когда удалось выделить эти вещества, выяснилось, что действие их на человека подобно главной наркотической составляющей опиума – морфину, поэтому эти гормоны так и назвали, эндорфинами, или внутренними морфинами. Сразу после их обнаружения казалось что проблемы человеческого несчастья решены раз и навсегда, стоит человеку ввести гормон счастья, как ему будет хорошо независимо от всего остального. Однако быстро выяснилось, что чисто химическое счастье невозможно – введенные извне эндорфины вызывают привыкание еще быстрее, чем морфин, требуется постоянное повышение дозировки для того, чтобы чувствовался эффект от их приема, кроме того, отмена эндорфинов вызывала жесточайшую депрессию, поскольку собственные гормоны счастья переставали вырабатываться.
    Так стало понятным, что если не счастье, то хотя бы удовольствие стимулировать можно, но не путем введения эндорфинов извне, а путем усиления их выработки организмом. Итак, что же способствует выработке эндорфинов? В первую очередь это все то, что приносит положительные эмоции – встреча с друзьями, подарки, поздравления с 8 марта, танцы и занятия спортом. И еда. Да, к сожалению или к счастью, но самый простой способ стимуляции выработки эндорфинов, это поесть чего-нибудь вкусненького. Желательно сладенького. Знакомая ситуация, не правда ли? Люди, склонные заедать свои проблемы, и оттого набирающие лишний вес, это люди, испытывающие нехватку эндорфинов и отчаянно пытающиеся ее восполнить. В этом основная причина диетических неудач – если просто отнять у человека привычный источник пополнения гормонов счастья, он может легко впасть в депрессию, пока не найдет для себя другой.
    К счастью, выработка эндорфинов стимулируется и другими вещами. Выброс серотонина, одного из основных эндорфинов, стимулирует холод – попробуйте заняться моржеванием, или хотя бы обливанием холодной водой по утрам, и вы легко убедитесь в этом сами. Еще один действенный способ активации гормонов счастья – секс. Но тут следует учесть, что так называемый «технический» секс, секс ради секса, способен вызвать лишь кратковременный и не слишком сильный выброс эндорфинов, а вот в сочетании с влюбленностью это может привести к настоящему эндорфинному фонтану.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Move Your Ass Все мы знаем, как необходим нам главный мужской гормон для накачки огромных мышц. И даже где-то (. )

    Move Your Ass Все мы знаем, как необходим нам главный мужской гормон для накачки огромных мышц. И даже где-то читали, а может и смотрели о том, что его можно увеличить не только медикаментозно (всяческие стероиды), но и с помощью режима и правильного питания. Вот вам список того, как увеличить тестостерон без вреда для здоровья!

    Наука давно уже установила, что недостаток сна негативно сказывается на выработке половых гормонов. Впрочем, как и его (сна) переизбыток. Рекомендуемое количество сна — 8-10 часов.

    Во время стресса, как вы уже, наверняка, знаете вырабатывается особый гормон — кортизол. Он запускает огромную цепь различны процессов в организме, чтобы помочь вам справится с стрессом, но… он входит в одну стеройдную группу вместе с тестостероном. И выработка одного гормона — мешает другому.

    Вообще женский пол неплохо поднимает тестостерон. При общении с красивой девушкой секреция мужского гормона повышается на 40%! И это не предел. Возьмите подругу с собой в тренажерный зал. И ей полезно и вам хорошо.

    Слишком частые тренировки могут негативно сказать не только на психологическом состоянии (сильное истощение), но и на гормональном уровне. Делайте перерывы между походами в зал для восстановления своих сил. Оптимальное количество — 3-4 тренировки в неделю.

    Уже давно доказано, что в жировых тканях происходит превращение мужского гормона в женский (эстрадиол) и это еще один повод добавить к своим упражнениям немного кардио.

    Рюмка спиртного практически отключает секрецию тестостерона. На следующий день все восстанавливается, но с каждым разом этот процесс затягивается. Если в ваших целях поднять свой уровень тестостерона, то исключите крепкий алкоголь.

    Побольше фильмов с перестрелками, гонками и сексом. Все это неплохо подстегивает наш организм и делает нас мужественнее. Знакомьтесь с новыми девушками, регулярно занимайтесь в тренажерном зале.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    На первом месте – злоупотребление сахаром. Если человек в течение короткого (. )

    На первом месте – злоупотребление сахаром. Если человек в течение короткого промежутка времени употребит с пищей порядка 100 граммов сахара, то согласно ряду статистических анализов, это на ближайшие 5-6 часов снизит иммунитет в 3 раза. Конечно, после этого работа иммунной системы снова придет в нормальное русло, однако в долгосрочной перспективе чрезмерное потребление сахара все же негативно сказывается на иммунитете.

    Недостаточное потребление воды. Отсутствие достаточного количества влаги в организме в целом снижает функциональные способности организма. Это достаточно серьезная проблема – от дегидратации в течение дня страдает практически каждый из нас, однако мало кто об этом догадывается.

    Сухая слизистая носа. Это может прозвучать довольно странно, но если у человека заложен нос, он в большей степени защищен от гриппа и простуды, чем когда его слизистая абсолютно сухая. Слизистая – это тоже часть иммунной системы, и фактически заложенность носа можно расценить как реакцию организма на локальную попытку агрессии микробов. Ведь на сухой слизистой бактериям легче осесть и размножиться.

    Стресс. Эмоции, которые мы испытываем в течения дня всегда отражаются выделением определенных гормонов в нашем организме. Если эмоции положительные, то речь идет о положительных гормонах, если же отрицательные – это гормоны стресса. Отрицательные гормоны подавляют активность клеток иммунной системы.

    Недосып кажется основной причиной абсолютно всех бед человека – когда он спит плохо или спит мало, то набирает вес, чаще страдает от болезней сердца, и как было установлено специалистами, имеет ослабленную иммунную систему. Во время сна наш иммунитет восстанавливает свои резервы, которые он растрачивает в дневное время на борьбу с бактериями и вирусами. Однако если сна мало, то и этих резервов будет не особенно много.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    10 продуктов против хандры:

    1). Овсянка — это источник тиамина и магния. Именно эти вещества влияют (. )

    10 продуктов против хандры:

    1). Овсянка — это источник тиамина и магния. Именно эти вещества влияют на перепады настроения и депрессию.

    2). Бананы. Бананы – это лидеры по содержанию алкалоида хармана, который вызывает восторг и эйфорию. В бананах так же много витамина В6, а он успокаивает нервную систему.

    3). Сыры. Аминокислоты фенилэтиламин, тирамин и триктамин регулируют синтез эндорфинов. Особенно много этих веществ в рокфоре.

    4). Миндаль. Миндаль содержит магний и витамин В2, которые провоцируют выработку серотонина, столь необходимого в борьбе с депрессией.

    5). Семечки. Семечки – это источник фолиевой кислоты, которая поддерживает в норме нервную систему.

    6). Морская капуста. Морская капуста богата пантотеновой кислотой, которая отвечает за нормальную работу надпочечников, вырабатывающих адреналин.

    7). Перец чили. Эта специя содержит капсацин — вещество, которое повышает тонус организма.

    8). Чёрный шоколад. В зёрнах какао содержится фенилэтиламин, который заставляет организм вырабатывать гормон счастья эндорфин. Так же какао бобы содержат магний, который укрепляет нервную систему.

    9). Лосось. Эта рыба богата омега-3-жирными кислотами, которые подавляют производство адреналина и кортизола — гормонов стресса и тревоги.

    10). Мясо индейки. Индейка — источник пантотеновой кислоты, которая участвует в выработке антистрессовых гормонов. В этом мясе также содержится аминокислота фенилаланин. Это вещество преобразуется в гормон допамин, который поднимает настроение и предотвращает развитие депрессии.

    Форум

    Мотивация к .

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Вт фев 02, 2016 1:02

    Немного о Кундалини:

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Вячеслав. » Вт фев 02, 2016 14:29

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Сб апр 23, 2016 15:35

    Имя их — легион. А жизнь — намного короче нашу жизнь.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Вс май 15, 2016 23:19

    ПОЧЕМУ ПРОДВИНУТАЯ МОЛОДЁЖЬ БОЛЬШЕ НЕ ПОКУПАЕТ АВТО И КВАРТИРЫ

    Традиционное мерило успеха — собственные квартира и автомобиль — уже не актуально. Все большее число молодых людей по всему миру не хотят их покупать.

    Многочисленные исследования западных специалистов показывают, что поколение так называемых «миллениалов», т.е. людей, которым сейчас до 30-35 лет, уже редко покупают дома, а еще реже — автомобили. На самом деле, они не делают сверхдорогих покупок вообще. Если не считать айфонов, разумеется.

    В Америке людей в возрасте до 35 лет вообще называют «поколением арендаторов». Почему так происходит? Некоторые социологи убеждены, что это из-за того, что на долю современной молодежи приходится слишком много финансовых катаклизмов. А потому люди просто боятся брать «серьезные» кредиты.

    Но даже не это главное. Дело в том, что поколение современных молодых людей отличается от поколения своих отцов другими ценностями.

    Современная молодежь пересматривает понятие успеха. Если ранее успешными людьми считались те, кто владел собственным жильем и автомобилем, то сейчас в особом почете те, кто вкладывал деньги в опыт и впечатления: путешественники, экстремалы, стартаперы.

    Молодые люди сознательно отказываются от покупки недвижимости и даже мебели, предпочитая арендовать их. Смысл — в том, что теперь люди хотят не зажиточности и стабильности, а гибкий график, финансовую и географическую независимость.

    Материальные вещи просто перестают интересовать людей. Зачем владеть автомобилем в США, если у вас есть Uber или Lyft? Это же, по сути, личный автомобиль с водителем. И пользоваться услугами Uber не дороже, чем владеть собственным авто.

    Зачем покупать дом в живописном месте и ездить туда отдыхать, если жилье можно найти через Airbnb в любом уголке планеты? Вам не придется ни переплачивать за аренду, ни покупать недвижимость в полюбившейся стране. То же самое и с недвижимостью в своем родном городе. Во-первых, вы не знаете, как долго будете жить там, где живете. Во-вторых, зачем брать ипотеку на 40 лет, если можно смириться с тем, что проведешь всю жизнь в арендованном жилье? В конце концов, работу вы, скорее всего, в перспективе ближайших нескольких лет поменяете, и если вы арендуете жилье, то ничто не мешает вам перебраться поближе к офису. Forbes сообщает, что современные молодые американцы меняют работу в среднем раз в три года.

    Сама концепция владения вещами более не актуальна.

    Обозреватель Atlantic Джеймс Гэмблин объясняет феномен так: «За последние десять лет психологи провели огромное количество исследований, доказывающих, что с точки зрения счастья и ощущения благополучия гораздо выгоднее тратить деньги на приобретение нового опыта, а не новых вещей. Это приносит больше радости».

    Эти тезисы подтверждает и журнал Psychological Science.

    Вот выдержки из статьи Гэмблина:

    «Оказывается, люди больше не хотят слушать истории о том, где вы там купили дом. Они хотят услышать, какой замечательный вы провели уик-энд». Амит Кумар, докторант Корнелльского университета.
    «Даже плохой опыт в конечном итоге становится отличной историей». Джеймс Гэмблин.
    «Социальное взаимодействие между людьми имеет определяющее значение в вопросе, будут они счастливы или нет. Так что вы должны говорить с другими людьми и иметь много друзей. Разумеется, другим будет приятнее слушать о том, как вы отправились в сумасшедшее путешествие или о том, как вы прожили год в дикой стране, а не о том, сколько квартир вы уже успели купить». Амир Кумар.

    Есть еще кое-что. Дело в том, что вещи, которыми мы владеем, особенно если они очень дорогие, заставляют нас беспокоиться об их состоянии. Купите автомобиль — и вы будете вздрагивать каждый раз, когда за окном сработала чья-то сигнализация. Купите дом, навезите в него дорогой техники — и вы будете бояться ограбления. Не говоря уже о том, что автомобили царапаются, бьются, а ультрадорогие телевизоры имеют обыкновение выходить из строя через год эксплуатации. Полученный же вами опыт никто у вас уже не заберет.

    Наши родители не имели возможности путешествовать так дешево и так часто, как мы. У них не было возможности развлекаться так, как сейчас развлекаемся мы. Им было не так просто начать новый бизнес, как нам. Поэтому они инвестировали в дома и машины, а мы так поступать уже не хотим. В конце концов, любая наша покупка, если это не дом или квартира, обесценится со временем. А если вспомнить про то, как быстро в кризис дешевеет недвижимость, то все становится еще очевиднее.

    Поэтому мы тоже рекомендуем вам вкладывать деньги в опыт: он не обесценится, и его невозможно украсть.

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Пн май 16, 2016 14:58

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Чт июн 23, 2016 19:16

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Саир » Вс июн 26, 2016 9:25

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Вс июн 26, 2016 21:02

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Рита С » Пн июн 27, 2016 0:06

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Вт июн 28, 2016 21:04

    на самом деле мы все здоровы. Просто нам нравится считать себя особенными, и потому придумываем себе проблемы. И этим сбиваем программы в организме. То есть чтобы оставаться здоровым, ничего не нужно делать — просто полюбить свое здоровье! И переключить свое внимание на более важные задачи в своей жизни, чем следить за работой организма. Зачем лезть в хорошо отлаженный механизм. Головой мы многое можем понять, но на практике, как только где что кольнуло, заболело, мы сразу забываем про все и начинаем любить свои болячки.

    Все проблемы от головы, и голову переписать сложно. Но можно!

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Пт июл 01, 2016 20:11

    У тебя есть все!

    У тебя есть ноги. С помощью ног можно:
    -бегать
    -прыгать
    -играть в баскетбол, волейбол и футбол
    -плавать
    -ходить
    -гулять
    -танцевать

    У тебя есть руки. С помощью рук можно:
    -писать
    -рисовать
    -лепить
    -шить
    -вязать
    -стричь
    -вытирать пыль
    -делать массаж
    -мыть окна
    -готовить торт
    -гладить
    -чесать
    -танцевать
    -раскрашивать

    У тебя есть глаза. С помощью глаз можно:
    -смотреть на мир
    -смотреть на любимого человека
    -смотреть на небо
    -смотреть на реку или море
    -смотреть на радугу
    -смотреть фильмы
    -рассматривать картины в музее
    -смотреть на веснушки пассажира в метро на скамейке напротив
    — читать книги про эмоции и про жизнь
    -смотреть в окошко иллюминатора, когда летишь в самолете
    — смотреть на детей, которые играют на детской площадке
    -смотреть видео-тренинг Ани Дегтяревой например) или Пьюселика

    У тебя есть уши. С помощью ушей можно:
    -слушать музыку. Рок, классику — любую музыку
    -слушать аудио тренинг Тони Робинса
    -слушать как ревет мотор машины, когда вдавливаешь педальку в пол
    -слушать сказки Терри Прачета на ночь
    -слушать песни любимых друзей в караоке
    — слушать истории бабушки о ее далекой юности и представлять тот, другой мир
    -слышать, как птицы издают все виды звуков в тропическом лесу где-нибудь на Бали
    -или слышать, как соседи ругаются, а потом мирятся где-то за стеной

    У тебя есть рот, язык и вкусовые рецепторы. Используя все это, можно:
    -наслаждаться тортом
    -наслаждаться супом
    -наслаждаться чистой родниковой водой
    -а еще можно говорить
    — а еще можно говорить мотивирующие речи
    -а еще можно целоваться и узнавать вкус губ любимого мужчины. каждый раз — узнавать заново, как в первый раз.

    Банально? Просто? Тебе все еще не хватает дворцов, заводов и пароходов? По данным МинТруда в России в 2015 году проживало около 12 миллионов инвалидов. 12 миллионов — это практически каждый одиннадцатый человек. Просто вдумайся в эти цифры.

    Среди них и те, которые никогда не видели ничего в своей жизни, и не увидят.
    Те, которые не слышат. Ни стрекота кузнечиков, ни музыки Моцарта, ни даже песен Басты или Касты.
    Те, которые мечтали бы бегать по утрам, но не могут — потому что у них нет ног или они парализованы. От рождения, или в результате травмы.

    Завтра, когда ты будешь жаловаться на жизнь, государство и родителей — прочти еще раз этот пост. И иди, смотри, слушай, вдыхай, пробуй, наслаждайся! Каждым мигом, каждым звуком. Каждым восходом и закатом, каждой нотой в музыке из колонок, ноутбуков, от уличных певцов. Ты можешь выучиться петь, танцевать, ты можешь научиться готовить любые блюда, ты можешь получить любой навык!

    У тебя есть все.
    Ты уже — самый богатый человек на земле.
    У тебя есть жизнь и все органы чувств, руки и ноги, чтобы жить ее с удовольствием!

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Ср июл 06, 2016 22:52

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Пт июл 15, 2016 17:45

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Пн июл 18, 2016 18:11

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Ср июл 20, 2016 17:11

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Re: Мотивация к .

    Сообщение Иван Славов » Вс июл 31, 2016 9:40

    Человек бежит по жизни,

    Отпуск, как привал.

    Старость, пенсия, одышка

    Жизнь большинства людей напоминает день сурка. Ранний подъем, стояние в пробках, восемь часов офисного рабства с перерывом на обед, снова пробки, вечера с пивом и телевизором или Интернетом, пьяная пятница, по выходным поход с семьей и детьми в торгово-развлекательный центр. Череда праздников из года в год, зимние каникулы, 14 и 23 февраля, 8 марта, майский отдых, День Победы, лето, отпуск, дни рождения, Новый год и все по новой.

    Социальные зомби живут по принципу «Потребляй, Размножайся, Живи ради Выходных» («Consume, Reproduce, Live for the Weekend!»). Или «Потребляй, работай, сдохни», если говорить грубее. Трудовые будни, затем досуг у монитора или в хмельной компании или в погоне за новой покупкой, порцией секса или дозой развлечений, а наутро снова работа, и так по кругу.

    Они живут в ожидании окончания школы, затем ВУЗа или техникума, затем свадьбы, и – перед тем, как провести остаток своих лет в ожидании пенсии и расчета по кредитно-ипотечным выплатам – когда родятся и подрастут дети, которые тоже будут ждать, когда закончится школа, потом ВУЗ/техникум, когда будет свадьба, выплатятся взносы по ипотеке, подрастут их дети, которые тоже будут жить по вышеназванному сценарию… Если только не захотят прервать такое существование движением к высокой цели.

    Мироздание большинства зиждется на трех китах – стремлении доминировать, половом удовлетворении и желании вкусно и сытно жить. Власть, секс и деньги – это «Святая Троица» современной несознаваемой религии, три крючка, не дающих слезть с «Матрицы», три паразита, качающих людскую энергию, «бензин» Системы. Эти три элемента, как три головы мифического змея, взаимосвязаны, взаимно запитаны и поддерживают друг друга. Усиление одного приводит к насыщению другого.

    В одной из статей (http://kastaned.livejournal.com/55438.html) в качестве антипримера мы описали Человека-Потреблядь, по собирательному образу и подобию которого живет подавляющее большинство белых людей. Противопоставить ему мы можем Человека-Созидателя, Человека-Производителя, Творца.

    Если суть жизни Человека-Потребляди – это работа, развлечения, размножение и потребление, то Человека-Созидателя характеризует, как следует из названия, создание нового и полезного, что улучшает, развивает и гармонизирует окружающий мир. Потреблядь – это человек массы, коих подавляющее большинство. Созидателей в разы меньше, но именно они приводят мир в движение. Потребляди ничего не решают сами, они следуют тенденциям. Созидатели – тенденции задают.

    Человек-Потреблядь только лишь берет, использует ценности. Он ищет кайф в потреблении (развлечения, секс, покупки и демонстрация понтов). Человек-Созидатель сам создает ценности, и испытывает кайф в создании чего-либо полезного.

    Человек-Потреблядь видит счастье путем достижения внешних целей – накопления богатства, приобретения имущества и т.п. Человек-Созидатель находит счастье в созидании.

    Человек-Потреблядь слушает общество с его программированием, живет в реальности, созданной ТВ и СМИ, думает так, как подскажут с экрана/монитора. Человек-Созидатель слушает прежде всего себя, имеет собственную сильную реальность, основанную на том, что он узнал и увидел сам.

    Уверенность, мироощущение и система ценностей Человека-Потребляди держится на реакциях окружающих и стоимости его имущества. То есть, я уверен в себе до тех пор, пока ко мне хорошо относятся окружающие, дают ли мне бабы (и какие), есть ли у меня квартира (и какая), есть ли у меня машина (и какая), насколько престижна моя работа, в одежду каких марок я одеваюсь, по какому устройству я разговариваю… и т.п.

    Уверенность, мироощущение и система ценностей Человека-Созидателя держится на том, кто он есть, что он умеет делать, что он делает, что он полезного сотворяет.

    То есть, внутренний стержень Человека-Созидателя основывается на уровне миссии, а уверенность Человека-Потребляди на уровне имущества и реакции окружающих, т.е. на преходящих ценностях. Если рухнет то, на что опираются эти ценности – то рухнет и уверенность.

    Человеку-Потребляди работа нужна для получения средств к существованию и развлечениям. Причем реализовывать себя и отождествлять свою личность он будет с тем, как он проводит досуг. У Человека-Созидателя работа (практически всегда) является реализацией его личной миссии.

    Смысл жизни Человека-Потребляди: работать – ради денег, деньги – ради развлечений и приобретения понтов, понты – ради получения секса и поднятия чувства собственного величия. Ну и воспроизвести на свет себе подобных. В чем смысл жизни Человека-Созидателя? Создать и оставить после себя то, что будет полезным и переживет его. Создать и оставить после себя то, что сделает мир лучше.

    Человек-Потреблядь измеряет свое достоинство величиной своего жилища, маркой своего автомобиля, смартфона, костюма. Достоинство Человека-Созидателя измеряется полезностью его дел – что он произвел, что он построил, что он сотворил, сколько реальной пользы он оказал своим делом.

    Иначе говоря, Человек-Потреблядь уважает себя за то, что он имеет, а Человек-Созидатель – за то, что он делает.

    По нашему убеждению, истинная самоценность – это не достижение внешних целей, это не марка автомобиля, не площадь жилища, не брендовые шмотки и модные девайсы, не сумма на банковском счете и не то, сколько женщин у тебя было. Истинная самоценность, которая останется после смерти человека – это плоды его созидательного труда.

    Избавление от Потреблядства как образа жизни и путь к Созиданию проходит как раз через осмысление социального программирования и, как следствие, через самопознание, обретение гармонии с самим собой, самодостаточность, и стремление к счастью. Счастье к человеку приходит тогда, когда он перестает гоняться за «идеалами» и навязанными ему целями, принимает самого себя и вещи, какие они есть и живет «в моменте».

    «Подлинное мужество состоит не в героических усилиях, направленных на достижение внешних целей, а в решимости пройти через ужасный опыт столкновения с самим собой. До тех пор, пока индивид не найдет свою истинную сущность в себе самом, любые попытки придать жизни смысл через манипуляции во внешнем мире и достижение внешних целей останутся бесплодным и в конечном счете обреченным на поражение донкихотством» — так выразился об этом психолог и философ Станислав Гроф.

    Здесь я не хочу, чтобы меня неправильно поняли. Я не утверждаю, что «деньги – это зло», «стяжательство – грех», надо отказаться от заработка, уйти в горы за просветлением, и быть бедным, зато праведным. Несомненно, деньги очень важны, так как дают относительную материальную свободу. Но зарабатывание денег – это не цель в глобальном смысле. Это обеспечение своей жизнедеятельности. В особенности, это касается случаев, когда за заработанными деньгами ничего не стоит, их добывают, чтобы просто спустить на развлечения и ненужные вещи. Скупка и накопление «статусного» имущества тоже не цель, это потреблядство.

    Человек, ставящий целью своей жизни как можно больше заработать и накупить дорогого имущества, рано или поздно окажется в ситуации, когда он поймет, что у него есть вещи, но нет смысла жизни. Что весь лоск, роскошь и гламур не может заменить ощущение счастья, радости, чувства, что он живет по-настоящему. Внешнее благополучие не означает внутреннего счастья, такой человек не будет чувствовать себя удовлетворенным, каким бы богатством он бы себя не окружил. Именно поэтому, многие топовые бизнесмены, политики и звезды шоу-бизнеса пытаются заглушить свой внутренний вакуум в алкоголе, наркотиках, светских вечеринках и сексуальных извращениях, о которых любят рассказывать СМИ, выдавая это «статусное» времяпровождение за признаки «красивой жизни».

    Говоря проще и короче, следует стремиться не к достижению успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл.

    Прекрасно, когда человеку удается совместить материальный достаток с внутренней удовлетворённостью. Но как раз для этого и нужно – игнорировать прессинг общества и искать себя. Как прийти к созиданию? Универсальных рецептов нет. Главное – слушать себя, искать, пусть даже методом проб и ошибок, свою нишу, и заниматься по жизни тем, что вы любите, что у вас лучше всего получается, и что приносит пользу людям.

    Не важно, что вы созидаете – проектируете или строите здания, пишете картины, музыку или книги, создаете иной творческий продукт, строите полезный бизнес, обучаете или даете консультации – не важно. Главное – с любовью создавать то, что вы любите и что у вас получается лучше всего. Если даже вы не выручаете с этого доход в денежной форме, все равно, жизнь со смыслом, с позитивной целью намного насыщеннее гонок потреблядей за новой дозой удовольствий, секса и понтов, содержательнее унылого существования обывателей. Эта жизнь, по сравнению с прежней, обретает совершенно иные, яркие краски.

    Тареев М. М. Протопресвитер И. Л. Янышев, как моралист

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

    † Протопресвитер И. Л. Янышев, как моралист.

    Почивший в июне т. г. протопресвитер И. Л. Янышев, оставивший по себе крупный след в административной истории русской церкви, известен и в науке,—главным образом, как бывший профессор нравственного богословия и автор трудов: Православно-христианское учение о нравственности 2 изд. 1906 г. (и Сущность христианства с нравственной точки зрения). Мы, профессора и преподаватели этой науки, гордились тем, что имели в своей среде этого блестящего оратора и талантливого писателя. И. Л. Янышев был для нас тем же, чем В. В. Болотов для церковных историков. Сам о. И. Л. Янышев считал именно это дело особенно близким своему сердцу, в него влагал свою душу. «Приняв на себя в 1869 году обязанность профессора С.-Петербургской Академии по кафедре Нравственного богословия, в то время далеко не пользовавшегося вниманием студентов», о. И. Л. Янышев мужественно взялся за разработку этой науки, в которой ему приходилось впервые уяснять многие основные понятия. Им «впервые в нашей литературе сделана попытка объяснить понятие о нравственности вообще, всем элементам, входящим в это универсальное понятие, дать более или менее ясное и точное определение, наметить их психологическую или же логическую связь и, таким путем выяснив нравственное достоинство и назначение человечес-

    кой природы, определить верховное блого человека, как оно осуществляется спасением именно во Христе». Его лекции быстро заинтересовали студентов и охотно посещались даже сторонними слушателями. Блестящие по внешнему изложению и ораторскому произношению, его чтения имели строго-научный характер. Он положил в их основу строго-определенные принципы, выраженные им с редкою логическою ясностью и проведенные чрез весь курс с значительною последовательностью и выдержанностью. Вся система от этого получала философский характер, и в ней каждая последующая часть предопределялась содержанием предшествующего и планом целого. Здесь было все «свое», «своеобразное», а вся система раскрывала особое, янышевское, мировоззрение, янышевское понимание христианства. Это было целым переворотом в науке, где никогда не было места творчеству, где шаблонные рубрики заполнялись традиционным содержанием, случайными отрывками чужих речей. На этот переворот мог решиться лишь смелый оригинальный ум, опирающийся на сердечную заинтересованность в предмете и на широкую европейскую образованность. Когда же «сделанный о. И. Л. Янышевым опыт разъяснения и определения» основных понятий науки «был, в форме диссертации, представлен в совет С.-Петербургской Духовной Академии на соискание ученой степени доктора богословия», то «ни совет Академии не признал возможным без разрешения Святейшего Синода, ни Святейший Синод не разрешил—напечатать его: так необычайными показались тогда его посильные разъяснения важнейших в учении о нравственности понятий». И само собою понятно, что оригинальность янышевского мировоззрения нимало не затрагивала догматических основ христианства, как это и было вскоре признано самим Синодом: она падала на ту область нравственно-личного отношения к христианству, которая неизбежно бывает субъективною, если только верующий или богослов не относится к нему вполне индифферентно. И по оставлении Академии, после уже напечатания своей системы, о. И. Л. Янышев до последних минут своей долгой жизни неустанно следил за литературой своего любимого предмета, «искал в ней оправдания или

    исправления тех особенностей, которые он позволил себе в своих лекциях и которые не совпадали с обычными приемами и воззрениями тогдашней богословской и не богословской литературы по данному предмету». Собранные им таким путем многочисленные заметки вошли, в качестве подстрочных примечаний, во второе издание его Православно-христианского учения о нравственности. Это поистине ученое curriculum vitae .

    Нравственно-богословская система протопресвитера И. Л. Янышева имеет не только формальные, чисто-научные достоинства, но и наполнена ценным содержанием общекультурного значения. Наши газетные публицисты, присяжные поклонники идеи культуры, обычно судят в рабской зависимости от вкусов толпы и от чужих авторитетов. У себя дома они признают культурную ценность лишь за такими именами, которые уже стали идолами публики,—и в воскурении фимиама пред такими идолами они не знают даже пределов приличия. По отношению к заграничным событиям, их суждения более объективны: в зависимости от западных критиков, которые уделяют достаточно внимания всем сторонам своей жизни, воздают должное всем деятелям, как бы ни скромна была сфера их действий, и наши публицисты знают о заграничных церковных деятелях, богословских течениях, именах духовных писателей. Но к своим параллельным явлениям, даже более ценным, чем заграничные собратья, они крайне невнимательны, свидетельствуя тем о своей интеллигентской беспочвенности. Гг. Философовы открыто заявляют, что они стоят спиной ко всей церковно-богословской области. «Нам нет дела и мы знать не хотим, какие там у вас идеалы, из-за чего вы волнуетесь, к чему стремитесь». Так могут говорить только духовные беспочвенники, не доросшие до идеи национальной полноты жизни. В культурной истории народа не могут быть quantité négligeable книги, которые читают тысячи священников, проповедующих миллионам граждан. Чрез эти каналы ценная мысль из книги переливается в самое сердце народа. Что же сеял на эту пиву покойный о. И Л. Янышев, что он вносил в культурную сокровищницу русского народа?

    Интимность религиозной жизни, свобода и ценность личности—вот первая возлюбленная идея покойного о. протопресвитера, раскрытая им талантливо, горячо и настойчиво. «Сущность нормально-нравственной жизни—читаем мы в книге о. И. Л. Янышева,—ее на земле относительное совершенство и блаженство—во всяком случае не во внешних обнаружениях, а в одушевляющем их внутреннем духовном строе. Достоинство внешних форм, чего бы они ни касались, церковной ли жизни или форм индивидуального быта, общественного и государственного устройства, всегда и везде условно. Наука нравственного богословия имеет своим прямым предметом не застывшие внешние формы, а живую внутреннюю жизнь, так как нравственность есть личное, субъективное дело каждого. Из этой субъективности для нас нет никакого выхода, но он и не нужен. Христианская истина так же широка, глубока и неизследима, как неизследимы глубины ума Божия, виновника этой истины. Каждый из нас усвояет эту истину по мере полученного им от Бога дара Духа Святого, который в свою очередь сообразуется с индивидуальными особенностями каждого. Более и более усвоять себе эту истину чувством и волею и уяснять разумом составляет задачу как каждого христианина неученого или ученого, так и целой церкви, как общества верующих. Вселенская церковь, обладая всею истиною всегда, не может однако же сказать, чтобы уже успела уяснить и определить ее для сознания верующих всесторонне и навсегда. Исследуйте писания—составляет задачу каждого в отдельности и всех вместе призванных к вере во Христа, разрешимую вполне только с разрешением всей задачи существования христианства на земле. Субъективизм и притом христианский не только неизбежен, но и обязателен для науки Нравственного богословия».

    Вот где объяснение того обстоятельства, что многие отнеслись подозрительно к диссертации о. И. Л. Янышева, ректора Академии. Нравственному богословию приходится между прочим иметь дело с областью чисто субъективного, живого, подвижного, вечно творческого. Это область личных переживаний, неугомонного искания, трепетного вопрошания,

    интимного опыта в области христианства. В христианстве есть жизнь, не жизнь природных потребностей, или эстетических переживаний, или народных интересов, или космического чувства, а интимная жизнь души, жизнь «сокровенного и молчаливого духа». Стороннему наблюдателю эта сердцевина христианства может остаться незаметной, и все христианство представится ему стройной системой застывших формул. Но в очах Божиих драгоценна эта внутренняя жизнь сокровенного духа. Субъективность личного творчества, неизбежная в области «Нравственного богословия», направляется в глубину исторического русла, как безусловно возможная и необходимая на всяком месте, где ни поставить живого человека; она не имеет даже тенденции выплескиваться за берега исторического русла церковной жизни, всецело довольствуясь историческим языком христианства, даже не глядя по сторонам. Но бывает иной индивидуализм, интеллектуалистический, гностический, как стремление изменить по личному произволу самую догматическую формулу христианства, уйти в сторону от исторического русла, отделиться от него сектантски, выдумать свой язык,—индивидуализм еретический. Между той и другою субъективностью психологически и существенно разница огромная. Субъективность второго рода дается движением духа по горизонтальной плоскости, движением поверхностным, для которого остается непонятным рост духа в глубину. Напротив, субъективность первого рода создается движением духа в направлении вертикальном; для нее нет никакой нужды в переступлении горизонтальных границ, для нее противно самое устремление духа в эту сторону, как для патриота отвратительно бегство за границу или усвоение чужих обычаев, она углубляет свое место подобно орлу, который с каждого пункта поднимается на одинаковую высоту. Однако по характеру личного почина и индивидуальной энергии эти два рода духовной деятельности соприкасаются, и для распознавания их требуется дар «различения духов». И вот опасение встретить в субъективности христианской мысли субъективность сектантскую, при недостатке дара различения духов в том или другом хранителе исторических печатей, создает соблазн подавления всякой субъективной глубины христианской жизни.

    Идеал административного спокойствия, в связи с греховным и малодушным quos ego , рисует картину полного уравнения, на которой не выдается никакое трепетание жизни 1).

    1) Протопресвитер И. Л. Янышев был у нас не единственным представителем идеи интимной непостижимости христианской жизни Ту же идею ясно выразили архиеп Иннокентий Херсонский и еп. Феофан (См. Основы христианства, т V. стр. 215—225). Однако все это исключения из «общего правила» наших богословов, совершенно не постигающих этой идеи и фанатически преследующих ее сторонников. И ныне мы все еще живем среди гипнотиков средневековой нетерпимости, яркий образчик которой в самые последние дни дал Прот. П. Я. Светлов в своем отзыве о моем богословствовании. (Христианское вероучение в апологетическом изложении т. 1, Киев 1910, стр. 330—335) Здесь мы читаем об «ужасе пред религиозным творчеством в том роде, предостерегающий образец которого» указывается в моем богословии, о невозможности «существования христианской науки без христианской веры» и вытекающей отсюда невозможности «считать Тареевых представителями христианского научно-богословского знания» и «смешивать богословскую науку просто на просто с тареевщиною» Здесь очень тонко выражается мысль, что, если бы высшая церковная власть истребила меня, это не было бы актом усиления цензуры богословской литературы, ибо тареевщина это есть декаденщина, ницшеанство, вообще—плод неверия, а не богословие Что же вызывает такой необузданный гнев грозного законоучителя Примененный мною принцип «религиозного творчества» в христианском знании. Но любопытно, что две-три страницы выше сам о. Светлов пишет: («католическим) перенесением свойства неизменности и неподвижности с объективного элемента знания на субъективный или богословствующий разум богословие, как паука, зачеркивается: в христианском знании этим отрицается место для индивидуального творчества и свободы мысли в области религиозного знания, и в ущерб подвижности, жизненности и разнообразию знания выдвигается на первое место единство в смысле мертвого однообразия. Особенно затрудняется при таких условиях существование тех отраслей богословского знания, где по самому существу дела неизбежно личность должна выступать на видное место (область систематического богословия, имеющего своею целью разработку и изъяснение положительного содержания христианской религии, выработку дельного христианского миросозерцания, уяснение и раскрытие христианского идеала жизни и звания)». Хорошо,—но почему же фактическое осуществление мною принципа религиозного творчества в построенной «системе религиозной мысли» объявляется ницшеанством и почему богословскому творчеству о Светлова должна быть обеспечена свобода от духовной цензуры, а ко мне должно быть применено вмешательство III Отделения? Чтобы оправдать такую чудовищную перемену фронта, такую двойную бухгалтерию, о. Светлов выставленный мною

    Протопресвитер И. Л. Янышев энергично обессиливает всякие софизмы, какими пытаются подавить христианскую

    принцип «религиозного творчества» квалифицирует как абсолютный индивидуализм, и представляет метод моего богословствования как «выражение разных внутренних переживаний», так что «в таком богословии не остается никакого места для объективного божественного элемента». Это истолкование о. Светловым моего богословского метода является нечистоплотной игрой, и произведенную им фальсификацию не трудно изобличить. В своей напечатанной системе я со всею ясностью и решительностью, какая только требуется существом дела, заявляю, что для богословия необходимы оба элемента—религиозно-субъективный и объективно-исторический, что религиозно-субъективный элемент имеет в богословии единственно значение внутреннего постижения данного исторически материала, что психологическое или религиозно-философское значение имеют всякие религиозные переживания, но богословское значение имеют только те религиозные переживания, которые протекают в определенном историческом русле. Я противополагаю метод личного творчества лишь одностороннему историзму. «Систематическое отдаление от предмета исследования на расстояние истории уместно лишь при внешне-научном обсуждении предмета, при познавании его исторического возрастания и исторических отношений, но оно никогда не даст понимания исторического явления, оно не уместно при вопросе о внутренней сущности явлений духовной жизни, духовного творчества Многие годы научного изучения не дадут этого понимания, если нет внутренней опоры для него. Зерно понимания всегда дано в опыте собственной духовной жизни Громадное значение исторической науки в том, что она в разнообразии явлений современного духовного опыта позволяет выделить явления ценные в историко-гносеологическом отношении, соответствующие историческому руслу, типические, правоверные, и явления не ценные в этом отношении, не типические, субъективные, сектантские; но при всем том, именно внутренний опыт, хотя бы и поставленный таким образом в определенное русло,—только естественный опыт дает внутреннее постижение исторического явления, исторического учения. Для богословия ценны чистая историко-критическая наука, без всякой тенденции создающая только внешнюю рамку учения, устанавливающая его слова, и религиозно-творческое построение его внутреннего смысла, между тем, как схоластическое богословие сводится к повторению и защите определенной формулы слов, определенной системы фактов. Если нам возразят, что таким образом в последнем результате лишь внешняя сторона религиозного учения доступна объективно историческому познанию, в вопросе же о внутреннем смысле его всегда остается возможность субъективной ограниченности, при которой нельзя отделить исторически-объективного от субъективно-творческого, мы ответим, что доселе не известно средств к устранению этой ограниченности (ср. приведенные в тексте слова о. И. Л. Янышева), мы только можем желать, чтобы эта субъективность не

    субъективность во имя внешней законности. Он не спорит против того, что в последнем основании не подле-

    была механическим внесением в старые слова позднейшего смысла, чтобы она не нарушала исторической перспективы внешней стороны религиозного учения и требований критической науки, чтобы она применялась только к внутренней сущности учения, чтобы она не выступала за границы исторических рамок.—Здесь мы вступаем в сферу вопроса об отношении предания и личного опыта, личного творчества. Религия существенно консервативна. Религия не выдумывается и в этом отношении совершенно противоположна философии; каждая истинная религия начинается словами: вы слышали, что сказано древним, начинается поклонением Богу отцов. В этом священнический консерватизм, священная стихия религии. Никто сам собою не приемлет чести быть священным Богу, это глубже, это от посвящения, от предания Но истинная религия не только священнически-консервативна, но и пророчески-прогрессивна, не только имеет элемент статический, но и динамический, не только стихийно-народна, но и лично-духовна. Священно-народная стихия составляет историческую основу, с которой религия идет в глубь личности. Глубина религии дается лишь в личном творчестве» (Основы христианства, II, 18—20) Ужели это не ясно?

    Утверждает еще о. Светлов, что у меня—ригоризм или ложный спиритуализм, естественно соединяющийся с презрением к мирской условности, а презрение это сказывается в предоставлении полной свободы для социальной жизни. Странный взгляд о. Светлова на предоставление свободы как на выражение презрения! Благодарю Бога, что он сохранил меня от такого рода абсурдов. Уверения о Светлова что я «настойчиво призываю к гордому самоуслаждению личною абсолютностью, с презрением к мирской условности», что по моему мнению «учение Христа само по себе, а жизнь—сама по себе» (ср Колокол № 855), что я «мистически прорицаю» о грядущем «слиянии плоти и духа»—все это бредовые измышления больной головы киевского апологета.

    А какими приемами пользуется о. Светлов, чтобы дискредитировать мое богословие—вот от чего, поистине, можно прийти в ужас! Он пишет о «богословии некоего М Тареева, бывшего профессора духовной академии». Удовлетворить свою пылающую ненависть хоть таким вымыслом; какой психоз! И далее, о. Светлов пишет, что мое богословие, им определенно квалифицированное, никому не нужно «за неизвестностью автора», хотя «Тареевы считаются представителями христианского научно-богословского знания», на что так негодует о Светлов. И, наконец, последний аргумент пускается в ход киевским апологетом; все зло тареевщины от немцев. «Пустословие, взятое напрокат у немцев», как еще раньше о. Светлова сказал авторитетный («бывший студент») сотрудник авторитетной «Жизни Волыни». (Все немец гадит, как говорит наш мужик при каждом общественном явлении, превышающем его разум). И это повторяется уже после

    жить сомнению объективное существование добра и зависимость от него нравственного чувства. Ведь если нет никакого безусловного основания вещей, нет никакого объективного нравственного закона, никакого предустановленного порядка жизни для целей добра, то и нравственное чувство есть не что иное, как лишь мимолетный феномен в жизни отдельных душ, лишь любопытный факт психической или даже физической антропологии. Он соглашается с тем, что нравственное богословие должно достоверность каждого факта самосознания и самонаблюдения или каждую философскую нравственную истину подтвердить объективным, церковью данным нам, авторитетом, именно: свидетельством положительного откровения, заключающегося как в священном Писания обоих заветов, так и в священном предании. О. И. Л. Янышев вполне принимает

    того, как сам немец авторитетно признал мои Основы христианства самостоятельным русским трудом. Я разумею отзыв, который дал о моем труде и Theologe Literaturzeitung (1909 № b) N. Bonwetsch. (Durchweg tritt zutage, wie Tarejew bestrebt ist, das eigentliche Wesen des Christentums in seiner Tiefe zu erfassen und es in selbständiger Weise als ein einheitliches Ganze vorzuführen Dies geschieht in fesselnder Sprache und oft glänzender Darstellung Seine Schrift ist ein Beweis, wie nicht nur auf exegetischem und historischem Gebiet, sondern auch systematischem die russische Theologie darnach ringt, hinter der Theologie der andern Kirchen nicht zurückzubleiben ). И даже католический журнал Slavorum litterae theologicae (1910 № 1), давая ( с добросовестным указанием мотивов приговора над моими книгами — того , что их автор contra ecclesiam catliolicam vehementer inflammatur, ejus doctrinam atheam appellat etc .) в общем резкий отзыв о моей системе ( modernismi Russici cl arum praebet exemplum ), ставя мне в упрек , что в ней ubique ultima «criticae» inventa pr o feruntur , однако не отрицает ее оригинальности (Licet non rara neque pauca systemata philosophiae christianae nostris temporibus lucem aspexerint, tamen hoc prof. Taréev opus, vel potius liaec opera, aliqui certe novi in hac re videntur exhibere) и , в явное противоречие с своим отзывом , льстит себя надеждою , что мои пламенные религиозные искания совпадают с сущностью католического христианства (nobis autem videtur scriptor, si doctrinam catholicam melius neque ex fontibus turbidis, cognoscere velit, fortasse id, quod tarn ardenter quaesivit, in ea intenturus esse, illam nempe caritatem vivam atque concentum vitae alienum ab ascetismo solinago et jejuno). При всей моей явной враждебности католицизму, католический рецензент не хотел бы выбросить из христианства то, чего я ищу. Как все это далеко ох пылающей ненависти и варварской нетерпимости русского законоучителя!

    и метафизическую и церковно-историческую объективность нравственного закона; тем не менее нравственный закон имеет субъективную сторону, составляющую его наиболее характерный момент. Несмотря на метафизическую и церковно-историческую объективность нравственного закона, мы должны признать также за несомненное, что в нас самих нравственное чувство сознается, как наше собственное, а не Божией или другой живущей в нас личности, т. е. сознается как наше субъективно-индивидуальное чувство, хоть в то же время и независимое от нашего произвола. Оно сознается только отдельными личностями и вводит в сознание такие факты, которые понятны только им, которые не могут быть даны никаким обучением, никаким посторонним внушением и без которых не понятны никакие внешние предписания нравственного закона, будет ли это закон, данный в божественном откровении, или в человеческих законодательствах. Чувство испытывается каждым только в себе и для себя, как свое собственное чувство; если оно порицает, осуждает, страшит ответственностью, то только того, в ком возбуждается, не спрашивая, испытывают ли другие то же в себе при известных действиях, и не изменяется в том случае, если другие не имеют его. Если оно изменяется, вместо мучительного делаясь одобрительным, успокаивающим, то и это изменение испытывает в себе только тот, в ком оно есть, и кто с своей стороны что-либо сделал для этого изменения. Таким образом нравственное чувство есть не только непосредственная и непроизвольная очевидность достоинства поступка, но и притом субъективно-индивидуальная. Каждому приходится, правда, говорить и с другими о своих внутренних нравственных состояниях, учить добру и учиться, и при этом более или менее взаимно понимать друг друга; но и при этом взаимном обмене мыслей у каждого в сердце оказывается нечто такое, что он не может вполне выразить другому и чего никто другой вполне усвоить себе не может, словом: есть предел, за которым в конце обмена мыслей каждый, подобно ап. Павлу (2 Кор. I, 12; Рим. IX, 1), вынужден сослаться на свидетельство своего чувства, как на последнее доказательство достоверности своих слов. Внешние влияния на

    детей и взрослых путем примера и обучения обыкновенно предупреждают первые зачатки сознательного нравственного саморазвития и не позволяют проследить переход сознания от первых возбуждений нравственного чувства до понимания различия между добром и злом, до понятий о них и далее до установления объективной нравственной нормы, общей и взаимно понятной для многих людей, которая потом, видоизменяясь, переходит от одного поколения к другому. Но мы не можем не сознавать, что условием этого перехода во всяком случае служит опять то же субъективно-индивидуальное обнаружение нравственного чувства. Ибо в деле нравственности нет и не может быть таких примеров, внушений, законов и преданий, которые могли бы влиять на нас только как нечто внешнее, не имея за себя свидетельства нашего чувства и собственного нашего внутреннего опыта, не находя в нем подтверждения себе; только эти собственные опыты и чувства составляют основу сочувствия нашего слову и примеру других и дозволяют им влиять на наши действия. Для нас понятно, что люди могут поступать так, что своими поступками вызывают наше полное одобрение, хотя бы у них и не было писанных законов; но мы никогда не можем понять, чтобы какой-бы то ни было закон или обычай мог принуждать нас к таким действиям, которые не имеют за себя в нашем собственном чувстве никакого свидетельства истины, так как без такого свидетельства закон есть мертвая буква, или же действует внешним принуждением, как сила физическая и в обоих случаях совершенно теряет характер нравственного.

    Легко понять, сколь важные следствия вытекают из этого нравственного субъективизма для гуманитарной педагогии и для человеческого управления. Очевидно, к человеческой личности всегда и во всяких условиях следует относиться с величайшим уважением и вниманием, ибо человеческая личность представляет из себя для других абсолют и именно нравственный абсолют, о который должно разбиться всякое насилие. Человеческая личность самобытна и ни в каком случае не может быть обращена в автомат или в средство для сторонних целей. То, что придает человеческой жизни и деятельности цен-

    ность, есть нравственная оценка, а нравственная оценка есть интимнейшая принадлежность человека: нравственно чувствовать может лишь он сам, поэтому он единственный творец объективных ценностей. Педагогия бывает воспитанием, а не дрессировкой лишь в том случае, если сам воспитанник своею доброю волею одухотворяет пример и наставление. Закон общественный лишь тогда становится человеческим законом, когда он санкционируется нравственным чувством самого человека, подчиняющегося законам. Без нравственного содействия человека никакое управление, никакое воспитание не может создать Божьего порядка. Но не только эти результаты твердо обосновываются этическою системою о. Янышева,— он идет далее того. И исполнен нравственный закон может быть каждым человеком индивидуально, по своему, не шаблонно, не по общей схеме.

    То, что в нравственном отношении всем свойственно и общеобязательно, каждый, по словам о. И. Л. Янышева, понимает и осуществляет только по мере тех талантов, которые ему даны в его индивидуальных духовных и телесных особенностях и в его положении в мире и среди других людей. Эти особенности дают каждому право то добро, которое для всех обязательно, осуществлять только ему свойственным образом, те многоразличные составные части, которые входят так сказать в общий состав добра, соединять и группировать по-своему. Кто пользуется этим правом прежде всего в отдельных нравственных задачах своей жизни, которые он понимает и исполняет по-своему, и при этом знает, почему он действует не так, как другие люди действуют в подобных же случаях, т. е. почему он считает для себя нравственно-обязательным такое действие, которому другие тоже нравственно добрые люди не следуют, в том возникает правило, его личный закон ни для кого другого не обязательный, но в его совести согласный и с этим общеобязательным законом. Иной может, напр., поставить себе за правило не давать милостыни нищенствующим детям, потому что он знает, какая чрез это происходит нравственная порча этих детей; а другой следует для себя совершенно противоположному правилу, помня заповедь:

    «просящему у тебя дай», и желая быть лучше обманутым десятью нищими, чем отказать одному действительно нуждающемуся. Никто из этих двух лиц не имеет права навязать свое правило другому, хотя каждый из них следует неодинаковому, но во всяком случае лучшему своему убеждению. То, что по отношению к отдельным нравственным задачам жизни может составить для меня только обязательное правило, то по отношению ко всему строю моих хотений и действий может составить мой отличительный нравственный характер. Высшее нравственное совершенство человечества состоит не в том, чтобы между личностями уничтожались нравственные различия, чтобы они сделались совершенно похожими друг на друга, чтобы нравственное общество чрез это сделалось безразличною массою, отдельное лицо только единицею, необходимою для суммы всего человечества, а напротив в том, чтобы дар, которым Творец одарил каждую личность, достиг в ней наивысшего развития и чрез то сделалось возможным истинное общество, т. е. действительное взаимное общение, взаимное восполнение друг друга теми особенностями, какими каждый обладает. Лучшим доказательством этого служит брачный союз. Счастье этого союза существенно обусловлено полярною противоположностью полов, обусловливающею различие и нравственных их характеров. С другой стороны, в каждом из этих индивидуальных образований добро, как целое, должно составлять их содержание. Целое добро содержится не в совокупности только лиц, не в нравственном обществе только, так что, напр., если я обладаю только одною добродетелью, то могу спокойно положиться на то, что другие обладают другими мне недостающими качествами. И в капле росы, и на широкой поверхности океана, и на всем необъятном диске какой-нибудь планеты отражается не одинокий какой-либо луч солнца, а целое солнце; так и нравственный характер каждой личности, какими бы крупными или малыми индивидуальными талантами она ни обладала, заключает в себе все добро, представляя его только своеобразно, применительно к особенностям духовно-телесной организации известной личности и ее положения среди внешней природы и других людей.

    Та точка зрения, с которой о. И. Л. Янышев смотрел на нравственный закон, давала ему возможность окончательно изгнать из нравственно-богословской системы ту схоластику, которая здесь царила до него. Это обнаруживается в решении им вопросов о евангельских советах, о collisio officiorum и о ἀδιάφορα .

    В православно-христианском нравоучении, по мысли о. И. Л. Янышева, не имеют места понятия ни о таком нравственном совершенстве, которое, не будучи обязательно ни для кого, только будто бы советуется некоторым, ни о каких-либо сверхдолжных делах или заслугах, приобретаемых теми, которые берут на себя подвиги, будто бы необязательные для всех. Если же в Слове Божием действительно встречаются заповеди, обращенные к отдельным лицам или советы христианскому обществу, вызываемые особенными обстоятельствами этого общества, заповеди и советы, требующие от этих именно лиц или от этого общества высшего для них совершенства, то эти заповеди и советы отнюдь не могут считаться ни необязательными для этих именно лиц и общества, ни превышающими общеобязательное для всех нравственное совершенство. Юноша, которому Христос повелел продать имение, не исполнив Его заповеди, оказался вне царствия Божия, к которому призваны все христиане. Тот, кто может вместить, т. е. принять на себя известный подвиг, тот и обязан принять его на себя для царствия Божия. Не принимая его, он грешит, лишается царствия Божия, равно как и приняв не выступает за пределы для всех обязательного высшего нравственного совершенства. В частности, иноческие обеты отречения своей воли, нищеты и безбрачия, приемлемые православною церковью от своих членов, оправдываются исключительно покаянными мотивами и предпринимаются не в гордых видах достижения нравственного превосходства над прочими христианами, а как наиболее пригодный для известных лиц и приспособленный к их индивидуальным особенностям вид той же богоугодной жизни, того же высшего нравственного совершенства, которые обязательны для всякого христианина на всяком месте и во всякое время его земного странствования.

    Так о. И. Л. Янышев решает вопрос о евангельских

    советах. Столь же ясное решение дает он и вопросу о collisio officiorum . Одно и то же требование нравственного закона одним и тем же лицом в различных возрастах, положениях и случаях жизни, и тем более различными лицами сознается и осуществляется в виде бесконечно разнообразных обязанностей. Если же так, то, судя принципиально и строго, не существует никаких условий к тому, чтобы обязанности могли столкнуться между собою, т. е. чтобы одна из них могла когда-либо препятствовать исполнению другой или чтобы нельзя было исполнить какую-либо обязанность без одновременного нарушения другой.

    Столь же последовательно и решительно о. И. Л. Янышев, и по третьему вопросу, заявляет, что нет в жизни ничего такого, что бы, хотя и не запрещалось законом, однако же было дозволено всякому и при всех обстоятельствах жизни. .

    Такова первая идея, внесенная о. И. Л. Янышевым в сокровищницу русской культуры. Другою идеей, которой он придавал столь же важное значение, была идея жизненности христианской нравственности. Он был первым у нас богословом, который приписывал христианской нравственности значение прежде всего для жизни, для здешней жизни, а не только для загробного спасения, который понимал христианство как живую силу, освящающую всю полноту жизни, а не как систему отвлеченных правил, не приложимых к жизни.

    Все содержание нравственного закона о. И. Л. Янышев сводит к двум правилам. Господствуй, как разумно-свободная власть, над телесными потребностями природы твоей, а чрез тело и над внешнею природою, т. е. обладай и пользуйся ими, а чрез то совершенствуй непрестанно духовные силы твои—вот первое требование нравственного закона. Исполнение этого правила сопровождается, с одной стороны, известными субъективными благами, или добродетелями, с другой стороны, постоянными изменениями в теле, а чрез тело и во внешнем мире, отвечающими как психическим и органическим, так и духовным

    потребностям человеческой природы,—иначе сказать, внешними земными благами. Субъективные блага, или добродетели, соответствующие этому требованию нравственного закона, суть блага и добродетели аскетические. Что же такое аскетизм? Это власть над материальным и над всеми психическими образованиями, возникающими по возбуждению отвне независимо от свободы человека, утверждающаяся на постоянном самосознании и самоопределении духа, на его развитии и проявлении в материи. О. И. Л. Янышев не останавливается на этом определении аскетизма. Он дает далее квалифицирующие его разъяснения. Так как жизнь тела, пишет он, является необходимым орудием духовной жизни; так как эта жизнь тела, его здоровье и продолжительность зависит от знания и соблюдения законов органической жизни, так как, наконец, эти законы органической жизни находятся в неразрывной связи с законами планетной жизни вообще и знание и соблюдение первых есть вместе знание и соблюдение последних; то из удовлетворения нравственного требования владеть и пользоваться телом, а чрез тело и внешнею природою, свободно создаются следующие добродетели, или субъективные блага человеческого духа, во-первых: мудрость, понимаемая как богатство знания своей собственной психической и внешней природы и неотделимого от него эстетического образования, соединенное с умением и готовностью применять это знание и образование к развитию своей духовной и органической жизни и к обладанию и пользованию внешней природою; во-вторых, действительное постоянное стремление как к приобретению знания и эстетического образования, так и к применению их к деятельности, или трудолюбие; в-третьих, необходимая по законам органической природы для деятельности духа и для жизни тела готовность сдерживать слепые инстинкты последнего по отношению к требованиям как растительного, так и животного организма, или воздержание-, и наконец всегдашняя готовность предпочитать самым делом жизни и здоровью тела и всем материальным интересам интересы духовные или требования нравственного закона, коль скоро последние несовместимы с первыми, или: мужество, понимаемое то в положительном смысле, как храбрость, то в отри-

    цательном, как терпение или перенесение всякого рода лишений. Все же эти аскетические добродетели, вместе взятые, сосредоточиваются в одной, которую в отличие от самолюбия или себялюбия, составляющего настроение, противное второму основному требованию нравственного закона, можно назвать самоуважением.

    Вот что о. И. Л. Янышев понимает под аскетизмом. В понятие этого аскетизма не входит преднамеренное сокращение жизни, сужение ее пределов, обесцвечивание ее, жертвование ею. Напротив, это аскетизм, который требуется законами самой жизни, составляет необходимое условие ее процветания, представляет собою одно из звеньев общего совершенствования человека. Это не есть специфически-аскетическое мировоззрение, но такой же аскетизм мы встречаем и в древне-языческом и в новейшем философско-натуралистическом мировоззрении. Соответственно этому понимает о. И. Л. Янышев и объективные или внешние блага, вытекающие из первого нравственного требования. В зависимости от власти духа над природою и от всех аскетических добродетелей, как необходимое условие и вместе результат их развития, находятся все те движения, изменения и состояния в теле человека и внешней природе, которые производятся свободною волею человека для удовлетворения его духовных и психо-физических потребностей и которые потому составляют его внешнее или объективное благо. Отпечатлевая в себе нравственное настроение личности и удовлетворяя ее потребностям, объективные блага хотя составляют для нее внешний. материальный мир, тем не менее служат выражением и в то же время условием ее свободной деятельности и потому могут называться объективными, внешними или земными нравственными благами. Таковы: 1) нормальное развитие физического организма или тела, здоровье и продолжительность его жизни, 2) определенное призвание в жизни человека на земле и среди других людей или, что то же, та сфера деятельности, в которой дух человека находится призванным развивать своп силы и приобретать свои субъективные блага; 3) собственность или имущество во всех его видах, как необходимое условие духовно-органической жизни человека и как результат труда, к которому он

    призван в жизни; 4) все земные радости или удовольствия, соединенные с приобретением и обладанием внешних благ и составляющие нечто внешнее или дополнительное по отношению к той духовной радости, в которой сознается удовлетворение собственного нравственного чувства; наконец 5) весь мир, насколько он усвояется человеком, насколько человек сам влияет на него и насколько в том и другом случае он служит орудием духовного развития и источником разнообразных радостей человека. Все эти блага, добавляет о. I. и Янышев, суть не только внешние, но и вместе нравственные, поколику они, с одной стороны, составляют необходимые условия, с другой—естественный результат аскетических добродетелей. Где есть эти блага, там непременно есть и соответствующие им добродетели 1).

    Мысль о. И. Л. Янышева вполне прозрачна: благочестие на все полезно и приуготовляет человеку блага не только будущей жизни, но и земные блага. Последние он считал и необходимым условием, и необходимым результатом нравственной деятельности, которой они придают плоть и кровь. Раскрытие второго требования нравственного закона еще ярче выражает эту мысль.

    Второе требование нравственного закона о. И. Л. Янышев так формулирует: «соединяйте вместе ваши силы и разделяйте между собою труды и радости всестороннего духовного развития чрез обладание и пользование природою в таких правовых формах общежития, которые соответствуют как тождеству вашей духовно-телесной природы,

    1) О И. Л. Янышев ограничивает последнюю мысль свою «Нельзя сказать наоборот, т е. нельзя сказать, что где есть аскетические добродетели, там непременно есть и соответствующие им внешние блага». И эго потому, что все эти блага составляют результат деятельности не отдельных личностей, но целых обществ и находятся притом в высшем распоряжении Промысла Эта оговорка сущности дела нисколько не изменяет. В другом месте у о. И. Л. Янышева встречается совершенно противоположное замечание: «Счастье может быть тюль ко же необходимым следствием и наградою добродетели, сколько и противонравственным мотивом свободных действии человека. Это замечание противоречит тезису «где есть внешние блага, там непременно есть и соответствующие им добродетели» и над ним автор не задумывался. Его системе органически близок именно этот тезис

    так и индивидуальным особенностям каждого из вас; короче: любите друг друга и в вашей любви будьте справедливы друг к другу». Автор настойчиво выражает ту идею, что нравственность облекается и должна облекаться в правовые формы. Между нравственным законом и положительным правом о. И. Л. Янышев готов поставить знак почти полного равенства. Только нравственною потребностью можно объяснить существование и развитие положительного права в исторических народах, живших и живущих вне откровенного законодательства, ибо всякий положительный закон есть не что иное, как сознанная и примененная к данным условиям жизни нравственная потребность человека в его отношении к другим людям. Как в физическом организме человека нервная система есть органическая связь, соединяющая все его части между собою и с целым и служащая посредником их взаимодействия, так и в практической жизни отдельных личностей и всего общества право совершает подобное органически-нравственное отправление. И далее—если положительное право можно сравнить с нервною системою общественного организма, то нравственную потребность права и справедливости должно сравнить с силою, действующею в этих нервах. Насколько эта сила развита и проникла в нервы, т. е. насколько развиты нравственное чувство, его сознание, или закон, и сила к его осуществлению в законодательной власти, настолько развивается и осуществляется в обществе и положительное право. Вот почему и с нравственной точки зрения не подлежит сомнению положение юридической науки, что все, что предписывается и запрещается правом, в то же время требуется и запрещается нравственностью. Если же вместе с тем неоспоримо и другое положение юридической науки, что не все то, что предписывается или запрещается нравственностью, предписывается или запрещается правом, то это не то означает, что право дозволяет что-либо не нравственное, а только или то, что развитие положительного законодательства не соответствует нравственному развитию общества, или то, что ненравственное терпится, попускается положительным правом по нравственной грубости членов общества. Но за этим изъятием, в последнем итоге—

    положительное законодательство есть выражение нравственного закона в отношении человека к другим людям; отделять право от последнего значит отделять букву от ее смысла, жизнь от ее силы. Отсюда нравственная деятельность человека поставляется в неразрывную связь с общественностью, воплощающею правовое сознание, а человек, как нравственный деятель, включается в общественные союзы, семейный, народный, государственный и т. д. Правда, доколе нравственное сознание человека не развито и доколе он сознательно так или иначе не определяет себя в отношении к другим личностям, эти союзы не могут иметь для него значения нравственных и потому составляют для него блого естественное, но не нравственное. Тем не менее развитие нравственного чувства, а с ним нравственного закона и свободы возможно для него не иначе, как в этих союзах. Развиваясь же под влиянием этих союзов, нравственная природа отдельного человека находит в них свое удовлетворение или неудовлетворение, и по мере такого или другого своего развития в свою очередь влияет на эти союзы, на их нравы и положительное законодательство и стремится найти в них свое полное удовлетворение. Таким образом, общественные союзы во всяком случае составляют объективные нравственные блага, возвышающиеся в своем достоинстве по мере удовлетворения потребностям нравственной человеческой природы.

    Итак, нравственность, по системе о. И. Л. Янышева, скрываясь с формальной стороны в субъективно-индивидуальной области, обнимает в своем содержании всю полноту жизни—тело, природу и общество. Каждое явление объективной жизни, вопросы семейные, экономические, политические, все освещается совестью, все входит в круг ее ведения. Нравственный прогресс опирается на все разнообразие объективной культуры и совершенно не мыслим вне отношения к ней. Нравственность это не отрешенная от жизни духовно-аскетическая сфера, это вся жизнь, построяемая по известным нормам. В реальных отношениях жизни складываются формы, в которые выливается нравственная деятельность и без которых она оказывается пустою тенью, призраком, голым понятием. Жизнепонимание о. И. Л. Яны-

    шева было, выражаясь терминологией Джемса, жизнепониманием «душевного здоровья», наивно-оптимистическим мировоззрением «однажды рожденных». Нравственное совершенно для него реализовалось в конкретных формациях объективной культуры, телесной, семейной, научной, художественной, общественной и политической жизни. Для него не было перерыва в переходе от интимнейших движений совести к запросам ежедневной жизни, от внутреннего горения любви к внешним отношениям. Для него не было разделения между областями юридической и нравственной: и семейную жизнь, и государственную он признает «не юридическими только формами, но и нравственными». Не только отношения мужа к жене, родителей к детям, господ к слугам и наоборот, но и отношения членов государства друг к другу и к самой власти государственной рассматривались им не только как юридические, но и как чисто-нравственные. О. И. Л. Янышев стоял на той точке зрения, для которой определенная нравственность дает особые формы брачной и государственной жизни,—так можно говорить о христианской форме брака, о христианской форме государственного правления. И мы не можем не пожалеть, что план его системы остался не выполнен: он не написал третьей части, в которой предполагалось дать учение о том, как христианское настроение выражается в формах внешней христианской жизни. В предисловии ко второму изданию он указал для себя извинение в том, что достоинство внешних форм всегда и везде условно 1). Но этот отзыв о внешних формах

    1) И еще на одной из последних страниц он пишет: «Не трудно установить программу для измерения успехов в каких-либо технических искусствах и в науках, сообщающих точные, положительные знания. Подобная программа невозможна для измерения роста нравственной жизни вообще и нравственно-религиозной в частности. На какой бы степени своего нравственного развития ни стоял человек, он является нравственно-совершенным всякий раз, когда делает все то, что только может сделать, находясь на этой степени; добро есть все нравственно доброе настроение; где бы и в чем бы оно ни выразилось,— оно везде есть все, всецелое дело, весь дух человека, и открыто только для него самого, для этого духа и для Сердцеведца-Бога Внешние поступки, так видные для других людей, сами по себе никогда не могут служить мерилом добра; ибо внешнее несоизмеримо с внутренним».

    жизни не гармонирует со второю идеей его нравственно-богословской системы. И во всяком случае было бы крайне интересно видеть, как острый и просвещенный ум о. И. Л. Янышева решил бы вопрос о формах внешней христианской жизни, вопрос, исключительно трудный и даже, прямо скажем, не разрешимый, как вопрос о квадратуре круга. Эта неразрешимость уже преднамечается различием двух основных идей системы о. И. Л. Янышева—идеи субъективного характера нравственности и идеи ее жизненности. Ибо ведь не само собою понятно совпадение того ряда мыслей, что значение внешних форм условно, что нравственное достоинство скрывается в настроении, что нравственный закон каждым исполняется по-своему, индивидуально, и другого ряда мыслей, что нравственному настроению должны соответствовать объективные блага, что нравственность опирается на внешние формы жизни и в них воплощается, что христианское настроение выражается в формах внешней христианской жизни. Если бы автор приступил к написанию третьей части намеченного им плана, пред ним открылся бы этот антагонизм двух основных идей его труда и навел бы его на глубокие размышления, может быть, на пересмотр всей системы. И кто знает, не делал ли он попыток к этому? Он пишет: «учения о том, как это настроение выражается в формах внешней христианской жизни, что должно было составить содержание третьей части,—перемена моей службы и другие обстоятельства не дозволили мне докончить». Правдоподобно ли, если под «другими обстоятельствами» не разуметь того, которое мы предполагаем,—правдоподобно ли это объяснение? Легко ли согласиться с тем, что талантливому автору, любившему свою тему, не выпало благоприятного времени для написания 50—100 страниц в течение столь многих десятков лет?

    М. Тареев

    Секс с перерывами: как отсутствие интимной жизни влияет на твой организм?

    Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

    Протопресвитер И. Л. Янышев, как моралист.

    Указав на крупные достоинства нравственно-богословской системы о. И. Л. Янышева, мы погрешили бы против своего чувства глубочайшего уважения к его памяти, если бы наряду с этим не отметили тех задач, которые нам завещал покойный моралист, оставив их не решенными. Что его нравственно-богословская система оканчивается вопросом, на который должны ответить последующие работники в этой области, это бесспорно, даже не разумея под этим отсутствие третьей части начертанного плана. В своем основном содержании его система обходится без некоторых звеньев, и это легко заметить, окидывая взглядом весь план этой системы.

    Мы имеем в «Православно-христианском учении о нравственности» две части: часть первая—о нравственности вообще и часть вторая—о нравственности христианской. Указанные нами две основные идеи системы о. И. Л. Янышева, т. е. основная характеристика нравственного закона и его содержания, помещаются им в первой части. Это значит, что по содержанию своему христианская нравственность не отличается от языческой, есть та же самая общечеловеческая нравственность, имеющая основание в человеческой природе и в условиях жизни человеческого общества. Эта мысль с совершенною ясностью сознается автором. В первой части «речь идет не о христианской (в частности) нравственности». Он не забывает, что в виде первого правила нравственного закона в «Православно-христиан-

    ское учение о нравственности» вводятся «четыре языческие добродетели: мудрость, справедливость, мужество и воздержание, которые не только нашли место в книге премудрости Соломона, в писаниях многих древних отцов и подвижников, как восточных так и западных, но и как главные нравственные христианские добродетели поставлены вслед за религиозными обязанностями и в христианском Духе объяснены в Православном Исповедании восточной церкви. То же самое мы наблюдаем и во втором правиле нравственного закона. «Помимо аскетических добродетелей, выводимых из отношения души к телу и планетному миру, только две главных добродетели находит и Филон», по мысли которого «долг к Богу выполняется в святости и благочестии, а долг к человеку — в человеколюбии и справедливости, из которых каждая добродетель имеет свои подразделения». «Вот вся суть и вместе план системы нравственного Богословия», добавляет о. И. Л. Янышев. Как странно: вся суть христианского нравственного учения предначертана Филоном, объединившим иудейское богословие с языческой философией, как будто евангелие оказывается излишним! И далее: «нравственный закон Моисеев, как божественный, есть совершенный закон,—слово Божие признает существование нравственных предписаний, тожественных с предписаниями Моисеева закона и следовательно также более или менее совершенных, и у язычников». И еще: «не говоря о давно известных в нашей литературе восточных не христианских и западных дохристианских нравоучениях, можно указать на замечательную этику японцев-язычников, охарактеризованную в фельетоне Нового Времени. Трудно представить более высокий идеал нравственно-совершенного человека. Эта заметка, добавляет о. И. Л. Янышев, относится не к формальной, а к материальной стороне нравственности и ее содержанию». «Нравственный закон, исполненный жизнью Спасителя мира, есть тот же самый закон, который Богом дан был чрез Моисея и который написан в сердце человека». Вообще «религиозные отношения суть не что иное, как вид нравственных, именно вид отношений человеческого духа к другим личностям и отличается от других видов тех же от-

    ношений не по сущности своего внутреннего содержания, ибо правда и любовь составляют содержание и религиозных отношений, а по свойствам того существа, на которое обращены любовь и правда». Автор пытается, однако дать понятие о христианской нравственности. «Именно по мере высоты нравственных свойств личности, с которою человек находится в отношениях любви и правды, она в силу этой любви и правды делается для него более и более образцом, идеалом, чертами которого он измеряет свое нравственное сознание и достоинство, и вместе авторитетом, слова и действия которого становятся для него не только предметом его невольного доверия и подражания, но и свободно принятым правилом мысли и жизни. Коль скоро же таким идеалом и авторитетом, по особенному воздействию на человека Божественной благодати, является божественная личность—сам Бог, Творец, Искупитель и Освятитель человека и мира, каким Он явился в ветхозаветном Откровении, особенно же в лице Христа Спасителя, то явления и откровения такой личности в обширном смысле сего слова, т. е. как проявления в творении мира и промышлении о нем и как слова и дела в пророчествах и чудесах, во всей земной жизни Спасителя и судьбах Его церкви, становятся для человека безусловною нормою как в понимании своей собственной природы и всего внешнего мира, так и во всей жизни. Понимая же нравственность на основании свидетельства не собственного нравственного сознания только, но и божественного Откровения или точнее: хотя и на основании собственного нравственного сознания, но просвещенного божественным Откровением, человек понимает ее уже не с естественной собственно — человеческой точки зрения, а с откровенной, религиозной, божественной и, если содержание этого откровения получило характер догматических истин, с догматической. Только с такой точки зрения, с точки зрения Откровения, влияющего на наше нравственное самосознание и понимаемого притом по руководству православной церкви, можем мы говорить о нравственности христианской».

    Этого пункта в нравственно-богословской системе о. И. Л. Янышева нельзя не признать крайне слабым.—и сла-

    бость его изобличается уже подозрительною неопределенностью выражений, тяжестью мысли. Что хочет сказать автор? Нравственные понятия в христианстве те же, что и в язычестве, но там они вырабатываются человеческим умом, а здесь предлагаются человеку с внешним авторитетом и в догматической форме. Составляют ли эти обстоятельства преимущество христианской нравственности, очевидное и для язычников? Не наоборот ли? Ведь уже заявлено, что язычники имели «столь высокий идеал нравственного совершенства, выше которого и представить нельзя»,—какая же после этого нужда в образце нравственности, который христиане имеют в лице Христа? О. И. Л. Янышев хочет устранить это затруднение. «Некоторое знание человеком (т. е. вне христианства) требований нравственного закона и сообразные с ним внешние действия не свидетельствуют еще о совершенно добром нравственном настроении или добродетели, которая одна есть истинное нравственное благо. И бесы знают до известной степени волю Божию, иногда не могут не повиноваться Его велениям; тем не менее они служат представителями крайней степени нравственного извращения». Но не слишком ли поспешно выплыла эта аналогия бесовства, которая прилична была бы лишь в устах того, для кого вся языческая добродетель была обманом, «позлащенным пороком»? Малая степень нравственного совершенства уж во всяком случае не то же, что бесовская вера. Да потом: как же говорить о «некотором знании», если «трудно представить более высокий идеал нравственного совершенства» в сравнении с языческим идеалом? Правда, мы встречаем характерную вставку. Мы читаем: «трудно представить более высокий идеал нравственно (но не религиозно-нравственного) совершенного человека». Однако, что это за изъятие, если сама религия, по воззрению о. И. Л. Янышева, есть только «вид нравственного»?

    И вот последнее усилие отстоять христианское учение о нравственности. «То понятие о нравственности вообще, которое изложено нами в первой части, есть, правда, в сущности христианское понятие, подтверждалось учением слова Божия и церкви, но это совпадение нашего понятия о

    нравственности с религиозным и догматическим учением о ней было так сказать внешнее, случайное; оно показывает только, что и свидетельства собственного, развивающегося в недрах христианства, нравственного самосознания вполне согласуются с откровенным учением, что истинное откровение и высшие потребности человеческой природы взаимно себя объясняют, подтверждают и восполняют; но не говорит ничего о религиозном основании и религиозной стороне человеческой нравственности, не объясняет ее христианского характера. Теперь же, прилагая к понятию нравственность предикат христианская, мы сосредоточиваем наше внимание на тех моментах внутреннейшей человеческой жизни, в которых человеческая естественная нравственная потребность впервые подвергается влиянию иной, независимой от человека я высшей его нравственной же силы, именуемой в богословии спасительною благодатью; вступая на тот пункт систематического богословия, в котором нравоучение совпадает с вероучением, мы обязываемся строго ограничить свой взгляд па предмет пределами, указываемыми христианско-православным догматическим учением о нравственной природе человека, его падении и искуплении. Где нет действия спасительной божественной благодати на человека и воздействия на нее воли самого человека, там нет ни спасения, ни Спасителя, ни истинной христианской нравственности; где же это действие и воздействие и спасение понимаются не православно, там не может быть и православного нравоучения Отношение между Богом и человеком составляет предмет богословия вообще; восстановление этого отношения, нарушенного свободною волею человека, называемое спасением его во Христе, составляет предмет собственно христианского богословия; своеобразное понимание дела этого спасения, поколику оно зависит не только от Бога, но и от самого человека, составляет сущность отличия православного не только вероучения, но и нравоучения от инославных. Посему существенную задачу второй части нравственного богословия составляет объяснение понятий о спасении человека на основании слова Божия пучения церкви в связи с вышеизложенным понятием о нравственности вообще. Решением этой задачи объясняются

    как характер христианской нравственности, так и условия возникновения и роста христианской нравственной жизни». По этому плану и написана вторая часть «Православно- христианского учения о нравственности». Этой точкой зрения указывается важное отличие христианства от язычества: при одинаковых нравственных понятиях отличие язычника от христианина в том, что первый, по силе греха, потерял возможность без божественной помощи быть истинно нравственным, а второму по заслугам Христа возвращена возможность добродетельной и блаженной жизни. Конечно, это отличие язычника от христианина составляет предмет догматического богословия и сам о. И. Л. Янышев признает совпадение в этом пункте нравоучения с вероучением; однако это есть лить формальный недостаток нравственно-богословской системы его, которым можно вполне пренебречь. Впрочем, ничем нельзя оправдать того метода нравственно-богословского учения, при котором нравственное богословие не только заимствует из догматического, но и ограничивает все свое содержание лишь этим заимствованием из догматического богословия. А это так и случилось с нравственно-богословской системой о. И. Л. Янышева. И смотрите, что вышло. Тогда как в первом отделе нравственность общечеловеческая не только обсуждается, как понятие, но и анализируется как факт, имеющий свое содержание, здесь не только автор говорит об ней, но и она сама говорит читателю своим содержанием, здесь не только дается учение о нравственности, но и излагается нравственное учение; во втором отделе христианская нравственность только обсуждается, а не излагается, здесь мы всюду слышим голос автора, изощренно рассуждающего о христианской благодати, но не слышим голоса самой христианской нравственности, голоса самого христианства и, прежде всего, евангельского голоса. С переходом от первого отдела ко второму живое суждение о факте живой жизни, близком сердцу автора и читателя, резко сменяется давно надоевшей схоластикой. Здесь проходит перед нами ряд отвлеченных понятий о нравственном состоянии падшего человечества, о видах благодати, об объективном спасении человека, — о том, что было и бывает с христианином не по его воле, и мы

    получаем такое впечатление, что христианская жизнь внутреннего содержания не имеет никакого. Но это неправда. Христианская нравственность имеет свое собственное, специфическое содержание, которым с избытком наполняется сознание христианина. Это—богосыновняя любовь, вера, праведность, вечная жизнь, свободная и блаженная. Христианская абсолютная любовь не та же любовь, которую знала языческая мораль, христианская богосыновняя вера имеет специфические черты, своеобразна христианская праведность, своеобразна христианская свобода, христианское блаженство 1). Но ничего из этого, ни одной йоты не вошло в Нравственное богословие о. И. Л. Янышева, которое в этом отношении разделяет участь всех других наших нравственно-богословских систем. Какой рок тяготеет над этой наукой! Она имеет, одна из всех богословских наук, своим прямым предметом христианскую жизнь с ее внутренней стороны, как она открывается христианскому самосознанию, переживается христианским сердцем. И что же? Христианское содержание духовной жизни системам нравственного богословия столь же чуждо, как чуждо оно, напр., всей старообрядческой литературе. Наши моралисты как будто несут в руках запечатанный конверт, в который не могут заглянуть. О чем-то говорят, как будто о нужном—«свидетельства Слова Божия о господстве зла в духовной человеческой природе после падения», «двоякого рода недоумения, возбуждаемые догматическим учением о благодати, как спасительной силе» и т. д. Но где же то слово, которым Христос жег сердца людей, где евангелие, благая весть? Хоть одно евангельское слово! Нет его. О. И. Л. Янышев решительно заявляет, что нравственный закон не имеет христианского содержания, что нет христианского нравственного учения. Можно схоластически рассуждать о христианстве, но ничего христианство не говорит человеческому сердцу. Трагедия богословской науки: для нее утеряна христианская грамота!

    Третий подотдел второй части своей нравственно-богословской системы о. И. Л. Янышев посвящает вопросу о процессе или возрастании христианской жизни. Что обсужде-

    1) См Основы христианства, особ т. II .

    ние этого вопроса не может дать христианского содержания Нравственному богословию, я об этом уже говорил в другом месте 1); и в обсуждении этого вопроса автор неизбежно должен смотреть на христианскую жизнь со стороны, а не изнутри. Нам не было бы повода входить в ближайшее рассмотрение этого подотдела, если бы не одно случайное обстоятельство: этот подотдел о И. Л. Янышев излагает по известным книгам еп. Феофана Затворника и, этим путем, вносит в свою нравственно-богословскую систему специфически-аскетические суждения. Мы уже видели, как он рассуждает об аскетизме в первой части. И во второй части автор делает следующее характерное для него подстрочное примечание. «На том, истинно-святом и блаженном, полном света, неизреченной любви и духовного наслаждения, состоянии, в каком находится оправданный и освященный в момент таинственного (в Крещении и Миропомазании) непосредственного общения с Божеством,—обыкновенно останавливаются, как на цели всех своих подвигов, аскеты — мистики. Если смотреть на монашеский аскетизм, как на подвиги покаяния, то такая цель аскетизма весьма понятна и согласна с Словом Божиим; но и тогда остается невыясненным: возможно ли и зачем должно продолжаться вышеописанное блаженное на земле состояние, коль скоро оно, само по себе, составляет всю суть блаженства и вечной загробной жизни, а на земле не имеет ничем отзываться ни в отношении к материальному миру, ни в отношении к ближним. Все земное в этом блаженном состоянии,— по сознанию преп. Макария Египетского,—является не только нежелательным, но даже враждебным этому состоянию». Между тем, следуя еп. Феофану, в третьем подотделе второй части о. И. Л Янышев пишет: «Положенное в человеке начало христианской религиозной жизни есть вместе с тем и совершившееся фактически начало земного спасения его. Но это начало жизни или спасения, как и всякое начало, зародыш или семя, требует своего продолжения, развития и совершенствования среди данных условий земной жизни. Такое развитие и совершенствование ведя и состав

    1) Основы христианства, т. V.

    ляет для возрожденного основную задачу всей его земной жизни, ибо: 1) зародыш или семя новой жизни в возрожденном есть зародыш, возникший в ветхом духовном организме человека, есть семя, всеянное среди терния, есть искра, отовсюду еще закрываемая пеплом; ото есть только обновление я человека, восстановленная энергия его самоопределения, светящийся центр его личности, тогда как все орудные силы этой личности, т. е. душевные и телесные силы, издавна приобвыкшие и потому наклонные к злой деятельности, еще не приучены к деятельности доброй и вся внешняя окружающая их обстановка может ежеминутно возбуждать в них эти старые, злые привычки, может запутать христианина. 2) И самые благодатные действия в человеке, какие явно и действительно испытывает оправдываемый и освящаемый, как чистоту своего нравственного чувства, как живую энергию в последовании за Христом, как блаженство богообщения, хотя по учению великих подвижников христианской церкви никогда не оставляют христианина, но отнюдь не остаются для него столь же ощутительными и явными, какими они были в момент его возрождения. Напротив, дав возрожденному вкусить всю сладость жизни в Боге, благодать скрывает от него свое присутствие в нем, оставляя его действовать как бы одного, среди трудов, недоумений и даже падений, и только по прошествии более или менее долгого периода испытания вселяется в него явно, действенно, ощутимо. Получив однажды возможность или силу побеждать живущее в себе зло и созидать в себе нравственно — добрые качества, христианин призывается к собственным подвигам, к аскетизму, понимаемому уже не в смысле власти над собою и своим телом вообще, как мы видели в первой части нравственного богословия, а в смысле подвигов своего христианского самоусовершенствования или самовоспитания по всем сторонам религиозно — нравственной жизни, призывается к тому, чтобы самодеятельно создать в себе и потому сделать неотъемлемым от себя то царствие Божие, которое-он испытал в себе во время возрождения и которое теперь опять как бы скрылось от него». И еще: «Вся жизнь возрожденного есть непрестанное говение: он не только находится в состоянии самособран-

    ности зрения нового мира, в чувствах и расположениях покаянной веры, но и прилежит чтению и слышанию Слова Божия, общественному и домашнему богослужению, соблюдает все заставы церкви и при всем этом всякий простительный грех, т. е. невольные движения злых помыслов и пожеланий, возникающие в нем вопреки инициативе его собственного я, исповедует как Богу ежедневно среди молитвы, так и при первом случае своему духовному руководителю или другому единомысленному с собою христианину; короче: возрожденный так устрояет всю свою жизнь, что она становится непрестанным говением». И т. д.

    Итак, о. И. Л. Янышев вносит в свою нравственно-богословскую систему аскетику еп. Феофана и усвояет тот аскетизм в духе преп. Макария Египетского, против которого он прямо высказывается и который во всяком случае не гармонирует с первою частью системы. Получаются два аскетизма. Для автора возникала важная задача примирить их между собою,—как часть сюда вошло бы и примирение двух основных идей первой части его системы. Но он уклонился от этой задачи. Присоединив к своей системе специфическую аскетику, хотя и механически—путем изложения аскетики еп. Феофана, автор оставляет в читателе крайнее недоумение. Если продлить линию аскетизма, как основную задачу всей жизни возрожденного, как непрестанное говение, то совпадет ли эта линия с линией языческого аскетизма как обладания и пользования телом и природой? Конечно, нет. Эту задачу — задачу примирения жизни с христианством, иначе сказать, жизненного понимания христианства—о. И. Л. Янышев завещал младшим поколениям 1).

    1) О. И. Л. Янышев писал в своей книге: «В статье г. М. М. Тареева Цель и смысл жизни говорится: ««христианин не может быть в мире иначе, как аскетом и юродивым»». Без аскетизма духовная жизнь, конечно, невозможна: жизнь духа на земле, в теле, есть непрестанное пользование и обладание им. но к чему же тут юродство? А между тем на следующей странице мимоходом тем же автором ясно высказывается и такая, вполне здравая мысль: ««призвание христианина—проявить духовную божественную жизнь в полноте естественной жизни»» —Требование полноты естественной жизни у меня высказывается не случайно, но это один из фундаментальных камней моей системы. И юродство (=эксцентричность, неизбежная у религиозных натур, по

    Это задача—так понять христианство, чтобы оно давало место всей полноте жизни, и так понять этику жизни, чтобы в самых ее недрах умещалось христианство; это задача—создать такую систему мировоззрения, которая обнимала бы ничем не урезанную полноту жизни и ничем не ослабленную высоту христианства, в которой не пришлось бы ни жертвовать христианским содержанием во имя жизненности нравственного закона, ограничивая его языческими правилами, ни жертвовать жизнью ради христианства, аскетически подавляя «все земное». Такую задачу с живым сознанием всей ее сложности и ее неизмеримой важности—взял на себя я в своих Основах христианства. Так как моя система, удовлетворяя всем запросам природно-исторической жизни и всей высоте евангельского христианства, направляется против односторонностей как гуманитарной, так и безжизненной интерпретации христианства, то, естественно, она вызывает против себя защитников этих старых концепций 1). О. И. Л. Янышев, лишь механически приклеивший к своей системе феофановскую аскетику, «для которой все земное нежелательно и даже враждебно», всею душою своею прилепился к гуманитарному содержанию нравственного закона. И, конечно, исключительно с этой одной стороны он мог взглянуть и на мою систему. Поставляя все чуждое своей концепции под один флаг безжизненного аскетизма, который «не имеет ничем отзываться ни в отношении к

    терминологии Джемса) у меня понимается (равно пост и молитва) так, что нимало не мешает, а даже способствует полноте естественной жизни, й если, с другой стороны, мне возражают, что я в трактате об этих предметах не высказываю всего святоотеческого учения, то верно, что я избегаю крайнего выражения аскетизма, а беру из него лишь то, что гармонирует с полнотой естественной жизни. О. И. Л. Янышев, напрасно возражая против моего «юродства», сам однако усвояет феофановский подвижнический аскетизм, непримиримый с полнотой естественной жизни.

    1) Так всегда и сыплются на меня совместно противоположные, взаимно исключающие друг друга, обвинения—со стороны одних в крайнем аскетизме и со стороны других в антиаскетизме. Хотя бы призадумались мои критики над этим вопиющим самопротиворечием, хотя бы сговорились они между собою, если не хотят продумать мою систему в ее собственных принципах и собственном методе!

    материальному миру, ни в отношении к ближним», он под эту же рубрику подвел и мое мировоззрение, сосредоточив все свое внимание на выдержанной в нем «евангельской высоте». Однобокостью своего суждения он вполне подошел к сторонникам противного мировоззрения, которые «все земное считают враждебным христианству» и которые признали мое мировоззрение мирским, сосредоточив все свое внимание на выдержанной в нем полноте естественной жизни 1); но как выразилось это суж-

    1) В недавно выпущенной книжке еп. Стефана К вопросу о системе православного христианского нравоучения я еще и еще раз упоминаюсь и крайне уничижаюсь в качестве противника аскетизма «Враждебными аскетизму явились не только представители материализма, особенно социализма, позитивизма и индеферентизма (чит. индифферентизма), но даже и идеализма и, наконец, некоторые у нас представители православного богословия (проф. М. Тареев)» (стр. 157, также 221).

    Уничижает меня еп. Стефан, во-первых, тем, что, обозревая все системы нравственного богословия и даже «ученые работы, которые, хотя и не дают нам прямых данных к решению вопроса о построении системы православного нравоучения, однако могут дать не мало ценного материала для построения и содержания существенных отделов таковой системы», даже не упоминает моих работ, хотя другой епископ засвидетельствовал ( in malam partem ) в Колоколе (№ 866), что «проф. М. М Тареев читает тот предмет, который главным образом и трактуется в его знаменитых четырех томах — именно нравственное богословие», и хотя в 5 томе содержится обширная статья «Церковность, как предмет нравственного богословия» по специальному вопросу, которым занимается еп. Стефан.

    Но за то (и это во-вторых) еп. Стефан внимательно останавливается на моей полемике с г. Зариным, которого, само собою разумеется, преосвященный автор берет под свое покровительство. Таким образом еп. Стефан уведомляет читателей, что «проф. Тареев отмечается г. Зариным, как противник традиционного аскетизма и как выражающий православное учение в некоторых случаях, в частности в мыслях об аскетизме и других, с ним тесно связанных, предметах, не точно и не вполне определенно. Проф. Тареев (в своем ответе) прежде всего старается изобличить г. Зарина в недобросовестном отношении к пособиям как вообще, так в частности и у него, проф. Тареева. Г Зарин, обвиняя последнего в неправославии по вопросу об аскетизме, в то же время будто бы (!?) заимствует у него, не показывая источников, точные и определенные православные представления об аскетизме . В пространном ответе на таковую безжалостно жестокую критику проф. Тареева г. Зарин всячески оправдывается от взводимых на него обвинений и старается доказать при этом что критика проф. Тареева, как вызванная личным раздражением и

    дение о. И. Л. Янышева о моей системе, в этом открылся его высокий характер. Вопреки газетным сообщениям, ко-

    озлоблением в виду неблагоприятного о нем отзыва в рассматриваемом исследовании, не имеет характера беспристрастного и объективного, и что проф. Тареев сам на себе оправдал данный им приговор о нашей богословской критике, как о мелочной и придирчивой» (221—222) Так еп. Стефан представляет дело читателю. Я позволю себе указать преосвященному автору на уклонение его от фактической правды.

    Мое обвинение, предъявленное г. Зарину, выражено категорически. «Г. Зарин, утверждая, что у меня нет определенного и точного, даже общего, представления об аскетизме и других, с ним тесно связанных предметах, что у меня нет точного выражения православного учения и что я несамостоятелен в том немногом, что у меня есть хорошего, на самом деле обретает у меня точные и определённые, православные представления об аскетизме, которыми и пользуется в виде и в размерах широкого плагиата».

    Таково мое обвинение. Едва-ли найдется хоть один добросовестный человек в мире, который признал бы это обвинение мелочным. Нет, это одно из таких обвинений, под тяжестью которых «избегают выходить из дому, встречаться с знакомыми». Против этого г. Зарин не будет спорить.

    Придирчиво ли это обвинение? Пусть на это ответит, прежде всего, сам г. Зарин. Итак, о моем православии.

    Называя меня не православным по вопросу об аскетизме, г. Зарин, после, в ответе на мою критику, пишет: (в сочинениях проф. М. М. Тареева) «действительно дано определенное и правильное, хотя только общее, понятие о значении и основных принадлежностях христианского аскетизма,—и я могу только пожалеть, что изложение (их) не вошло в мой обзор» (Хр. Чт. 1908 г. дек. стр. 1697). И это не ясно сказано? Этим дело еще не кончается? Еп. Стефан все еще находит возможным говорить, ссылаясь на г Зарина, о моем неправославии по вопросу об аскетизме?! Да это значит видя не видеть, слыша не слышать! Теперь о плагиаторском отношении г. Зарина к моим сочинениям. Факт плагиата доказан мною с математической наглядностью; о позднейшем мнении г. Зарина здесь даже излишне спрашивать. Однако ж, что в своем ответе говорит г. Зарин? Он признает факт плагиата: «это сходство или заимствование из указанных сочинений проф. М. М. Тареева, действительно, должно было бы у меня быть отмеченным» Хр. Чт. 1909, февр. стр. 300). Ясно! И, однако еп. Стефан находит возможным говорить о будто бы заимствованиях. Фактическая правда—ведь это минимальное требование порядочности!

    «Г. Зарин всячески оправдывается» К сожалению это правда. Он не имел мужества ограничиться приведенными основными признаниями, решающими весь наш спор Он поддался малодушию прибегнуть ко всяческим оправданиям. Как жалки эти оправдания! Он, видите-ли, не процитировал своих заимствований из сочинения Искушения Богочело

    торые рисуют критику о. И. Л. Янышева с несимпатичной инквизиторской стороны, отзыв о. И. Л. Янышева о

    века, потому что «его смущало неудобство самого названия сочинения»! Если, г. читатель, вам не нравится кошелек вашего соседа, то смело заимствуйте его содержание: такова совесть г. Зарина. У него есть и другие аргументы. Он вообще полагает свою славу в обилии цитат, след. неуказание цитат из моих сочинений могло быть только случайным. Но, г. Зарин, умолчание о каком-нибудь одном авторе при намеренном обилии иных указаний — это довольно обычное явление: так О. Конт упорно умалчивает о С. Симоне, только о С. Симоне, так Ницше умалчивает о Штирнере, только о Штирнере! Все это так понятно. Г. Зарин в своем ответе придает особое значение тому обстоятельству, что он не знал моего сочинения Цель и смысл жизни. Он «встретил указание на него во втором издании «Лекций» о. протопресвитера И. Л. Янышева, о чем и заявил определенно на стр. 386 в Addenda et corrigenda к 1 ой книге, но, к сожалению, и само это издание о. протопресвитера (он) приобрел и имел возможность прочитать, когда (его) сочинение уже печаталось одновременно в двух типографиях». Но г. Зарин этими уверениями лишь морочит публику и обнаруживает крайнюю недобросовестность. Сочинение Цель и смысл жизни не менее трех раз упоминается в Философии евангельской истории, где из него делаются выдержки на тех именно страницах, которые г. Зарин рассматривает в своем обзоре. И еще г. Зарин уверяет, что он «не прикидывается»! Далее он разыгрывает пред читателями недоумение в виду моей обидчивости на то, что он процитировал Искушения Христа во 2 издании и не назвал вместе с тем и первого издания. Явная придирчивость с моей стороны! А Искушения Христа во 2 изд. могли дать г. Зарину, без его знакомства с соч. Цель и смысл жизни, лишь отдельные мысли. Издавна же он знаком лишь с одним соч. Искушения Богочеловека в 1 изд. (о котором я утверждал, что из него г. Зарин более всего почерпнул), которое, в виду опять-таки незнакомства его с трактатом Цель и смысл жизни, не могло-де повлиять на его систему. Но г Зарин скрывает от читателей своего ответа взаимное отношение моих сочинений. Мой первый труд Искушения Богочеловека представляет собою уже всю систему моей христианской философии, и можно поставить знак равенства между этим трудом и Основами христианства. Все мои последующие сочинения, вошедшие в Основы христианства, представляют лишь дальнейшую разработку данных уже в нем тезисов Уничижение Христа—это раскрытие и обоснование мыслей третьей главы Искушения Богочеловека. Философия евангельской истории предначертана во второй половине четвертой главы. Особенно же и ближайшим образом содержание Искушений Богочеловека поделено между двумя позднейшими сочинениями (соединенными в 3 томе): Цель и смысл жизни и Искушения Христа (2 и 3 изд.), так что последнее воспроизводит лишь незначительную (2 изд. 198 стр.) и наиболее специальную часть Искушений Богаче

    ноем богословствовании есть не что иное, как ученый отзыв, а не ряд анафематствований. Называя «книги профес-

    ловека (456 стр.)—без того содержания, которое отошло в сочинения Уничижение Христа, Философия евангельской истории и (что действительно особенно важно) Цель и смысл жизни. Но с мыслями последнего сочинения, если даже предположить (невероятное), что его не имел под руками г. Зарин, он мог ознакомиться из того же не названного им (самого обширного моего сочинения) Искушения Богочеловека. Так что как ни повернуть дело, «сходные мысля» у г Зарина с соч. Цель и смысл жизни, в чем он сам признается, объясняются «вполне естественно». Искушения Богочеловека, о своем давнишнем знакомстве с которыми теперь вынужден сознаться г. Зарин и о которых я сказал, что «из Искушении Богочеловека г. Зарин заимствует более, чем из других моих книг»,—могли именно повлиять на него систематически, так что каждая из последующих моих книг ложилась уже на подготовленную почву. Напрасно г. Зарин поднимает вопрос о том, можно ли было плагиатировать Искушения Богочеловека до выхода в свет последующих моих сочинений. Ответ на этот вопрос уже дан в советских протоколах М. Д. А за 1899 год стр. 131.—

    И еще оправдывается г Зарин. В каждой инкриминируемой выдержке можно различать содержание и формулировку, слововыражевие. К содержанию заимствованных мест г. Зарин мог бы и сам прийти, а выразить одну и ту же мысль можно множеством способов о чем же толковать? Самый факт заимствования это—пустое. Да кроме того, продолжает г. Зарин, если не обращать внимания на большие выдержки, то, ведь, остаются небольшие выдержки в 3—4 строки: есть о чем говорить! Нет, г. Зарин, ни психология, ни софистика, ни даже математика не поможет вам устранить ужасного факта (и дай Бог, чтобы это был единственный случай в истории нашего богословия), факта, который остается во всей своей грозной наготе при минимальных из приведенных мною и признанных самим г Зариным доказательств: г. Зарин, обвиняя меня в недостатке православного взгляда на аскетизм на основании не относящихся к вопросу статей, в то же самое время пользовался другими моими сочинениями, в которых дается определенное н правильное понятие об аскетизме, так что теперь уже оказывается, что у нас обоих «излагается одно и то же учение» (Хр. Чт. 1908, дек. стр. 1697)! Для наличности этого позорнейшего факта совершенно безразлично, в четыре или пять строк инкриминируемая выдержка.

    Еп. Стефан подчеркивает заявление г. Зарина, что вся моя критика его книг есть плод личного раздражения. Вот с чем я вполне согласен и чего никак не скрываю: если бы гг. Зарины не делали покушений на мою репутацию и на мою литературную собственность, я никогда не вспомнил бы их имени. Моя полемика с гг. Зариным, Басовым, Лаврским etc., которою я занимаюсь чуть не в каждой кн.

    сора Тареева—плод больших его трудов и замечательной даровитости—серьезным вкладом в нашу богослов-

    Б. Вест., всегда бывает лишь самозащитой, апологией. И если я в ответе г. Зарину придал своей самозащите широкую постановку я от обороны перехожу к нападению, к рассмотрению всего сочинения г. плагиатора-Зарина, то к этому меня вынуждало самое свойство его преступления. Ведь не поступаю же я так по отношению к о. Светлову, у которого выходка против меня есть лишь эпизод, вставка в его книге. Насколько объективно-доказательны мои обвинения, это другое дело, но чувства мои по отношению к г Зарину—это чувства обиженного или оскорбленного к обидчику. Г. Зарин пишет: «лицо, заинтересованное, обиженное или оскорбленное кем-либо, нигде—по здравым юридическим нормам не может быть вместе и судиею, не может произносить окончательного приговора над человеком, который есть или считается обидчиком». Но как же эти функции разделить в отношении к такому преступлению, как некрасивый поступок г. Зарина? Ведь я высказываю суждение лишь о проступке г. Зарина против меня, а не вообще о его нравственной жизни. В заключение г. Зарин усвояет себе (из одной журнальной статьи) следующий жалобный плач «люди гораздо более жестоки, чем звери, и обыкновенно чем цивилизованнее человек, тем утонченнее его жестокость. Правда, у нас нет плетей и кнута, но раны от плетей и кнута заживут. А в культурных странах обоих полушарий широко практикуется пытка, состоящая в опозорении личности. Ваш религиозный, политический, ученый противник или просто враг не станет поджигать ваш дом, или подстерегать за углом с ножом в руках. Нет, он постарается опозорить вас в печати. Он будет о вас утверждать, что вы—человек глупый, бессовестный и будет делать более или менее ясные намеки на то, что вы совершили ряд преступлений». Сильно сказано. Но как же это г. Зарин успел забыть в столь короткое время, что ведь наше дело началось с покушения г. Зарина на мое имя и мою литературную собственность. Ведь это он сделал более или менее ясные намеки на мое неправославие (и в такое критическое для меня время), он попытался опозорить меня! Теперь же он получает лишь то, что заслужил. В своем позоре виновен он сам.

    Г. Зарин пишет (Хр. Чт. 1909 янв. 99—100): «. Нужно сказать, что первоначально только этою заметкой и ограничивался весь мой параграф обзора богословских воззрений проф. М. М. Тареева. Потом, познакомившись с его статьями: «Дух и плоть», я представил их посильный разбор. Дело шло исторически-естественно. Но проф. М. М Тарееву хочется все у меня представить в превратном виде: ему всюду видится хитро задуманный и ловко проведенный маневр». Если у меня лично не было ни повода, ни побуждения, ни желания «кивать» каким-то «сферам» на «подозрительность» православия проф. М. М. Тареева, то и объективно моими суждениями,—уверен,—никто не воспользовался, не воспользуется и но мог бы воспользоваться.. Только чем-то другим на-

    скую литературу» 1), о. И. Л. Янышев «тем не менее» признает «требующим пересмотра и изменения или исправления—все мировоззрение профессора Тареева и все его учение о божественной, духовной жизни христианина» 2).

    пуганное воображение может рисовать такие фантасмагорические картины. Но я то,—согласитесь,—здесь не причем. Просто подвернулся в такой час». Когда г. Зарин писал эти строки, он писал ложь,—и он знал, что пишет ложь. Я имею документальные доказательства, что г. Зарин лично относился ко мне «восторженно», но он «не смог или не сумел побороть объективных обстоятельств и влияний»,—«ему было поставлено в обязанность» разнести меня,—и «самый ответ на (мою) критику» г. Зарин написал по стороннему «требованию». Эти документы я опубликую по первому желанию г. Зарина

    1) Сравните этот великодушный отзыв о. И. Л. Янышева с трафаретными напевами всех этих Светловых, Зариных, Давыдовых, Скворцовых, им же имя легион, чтобы оценить всю нравственную высоту, на которой устоял, среди окружавшей его атмосферы, покойный о. протопресвитер.

    2) Эта рецензия покойного о. протопресвитера для меня является нимало не удивительною. Я сам, в недавнем ответе г. Зарину, утверждая невозможность совпадения моих мыслей с понятиями о. И. Л. Янышева, писал: «вообще моя система ни в чем существенном не совпадает с системою о. протопресвитера Янышева» (Бог. Вест. 1908, июнь 315). Теперь то же самое свидетельствует о. И. Л. Янышев.

    Однако я должен засвидетельствовать о своем давнишнем знакомстве с трудом о И. Л. Янышева. Г. Зарин, обладающий редкою способностью искажать все, к чему только прикасается, что неизбежно при его изумительной графомании, перетолковывает мои слова: «о. протопресвитер Янышев, книгу которого я теперь, по указанию г. Зарина, внимательно прочитал, посвящает мне» и пр. (ib. стр. 333) в том смысле, что я не был знаком с трудом о. протопресвитера И. Л. Янышева. «Проф. М. М Тареев, повествует г. Зарин, даже и не читал никогда раньше до самого последнего времени сочинения о. И. Л Янышева, как он свидетельствует в настоящем библиографическом очерке» (Хр. Чт. 1909 февр. 294). «Профессор утверждает, твердит еще г. Зарин ( i b. 295—2961, что он даже и не читал никогда книги о. И. Л. Янышева». «Проф. М. М. Тареев признается, что он прочитал книгу о. протопресвитера лишь теперь, да и то по моему указанию», повторяет еще раз г Зарин (Хр. Чт. 1908 нояб. 1538). Но я не мог сказать того, что приписывает мне г. Зарин, так как книга о. И. Л. Янышева в 1 изд. цитируется у меня в сочинении Искушения Христа (2 изд. ) на стр. 9 и 148. Добавлю еще, что мы в академии к экзамену по Нравственному богословию готовились по книге о. И. Л. Янышева. Я ведь и не сказал, что «не читал никогда раньше», «не читал никогда» книги его, что «прочитал ее лишь те-

    Как истинный ученый, он берет основную мою идею, на которой и останавливается, за исключением некоторых замечаний частного характера. Чтобы понять основной смысл отзыва о. И. Л. Янышева, нужно предварительно ознакомиться с его собственною нравственно-богословскою системою: все его основные замечания предопределяются чертами его мировоззрения. Я могу пожалеть, что эти замечания дошли до меня не в общелитературной форме, которая оставила бы место для плодотворной полемики, ныне уже не уместной. Однако я почитаю себя особенно счастливым, имея возможность заявить, что все пожелания и требования о. И. Л. Янышева являются для меня вполне удобоприемлемыми и, в сущности, уже выполненными в самой моей системе. Раскрывая это в нижеследующих строках, я надеюсь тем выполнить последний свой долг пред памятью покойного о. протопресвитера.

    § 1. Называется ли у меня, на стр. 368 первого тома Основ христианства, Святый Дух или Дух Божий «стихийным» и притом перерождающимся в свободный «Дух Христов», так что, будто, можно говорить о вещественности Духа и изменяемости Неизменяемого Бога?

    Нет. На означенной странице у меня идет речь лишь о стихийных дарованиях Духа, и стихийным духом, перерождающимся в свободный дух Христов, называется не Дух Божий (третье Лицо Святые Троицы), а дух Божий (действие Духа в человеке). Терминология моя находит оправдание в 1 Кор. XII—XIV; Гал. IV; Кол. II и Евр. V, 12.

    § 2. Отвергаю ли я, на стр. 132 третьего тома, действие Духа Божия во пророках, говоря, что «благодатное действие Св. Духа стало возможным вследствие нравственного подвига Христа, после Его прославления—воскресения из мертвых и отшествия к Отцу, и осуществляется чрез церковь,

    перь». Внимательно прочитать книгу, особенно во 2 изд. особенно по какому-нибудь указанию, с какой-нибудь определенною целью, это не значит, что книга не читана в I издании, вообще—раньше. Ведь сам г. Зарин, говоря, «прочитав внимательно—и не раз—собрание сочинений профессора, могу твердо заявить» (Хр. Чт. 1909, февр. 303) разве хочет этим сказать, что он не читал этих сочинений раньше, в первых изданиях?

    которая есть тело Христа»—вопреки, будто, тому, что «Дух Христов», по словам апостола (1 Петр. I, 11), присущ был ветхозаветным пророкам?

    Я не отвергаю действия Св. Духа в ветхозаветных пророках. О важном значении ветхозаветного пророчества я говорю во II томе, стр. 81 след., где можно читать, что «пророчество выражает самую сущность религии Иеговы, как религии теистической — не стихийно-языческой, а разумно-человеческой, богочеловеческой». Но я полагаю различие между благодатно-церковным действием Св. Духа, с одной стороны, и действием Св. Духа в творении мира и в промышлении о нем, действием Его в пророках и даже действием Его в земной жизни Христа—Иоан. V II, 39; XVI, 7. В частности, о различии пророческого и новозаветного откровения я пишу на стр. 158 т. I: «пророческое откровение было обращено исключительно к человеческому разуму, тогда как во Христе самая Его человеческая жизнь была богооткровением».

    Присоединяя сюда бесспорную догматическую истину, что «благодать даруется нам туне ради заслуг Иисуса Христа» (митр. Макарий), я и получаю право сказать, что «благодатное действие Св. Духа стало возможным вследствие нравственного подвига Христа». И что всего примечательнее, указанное место из 1 посл. ап. Петра подтверждает именно мои слова, так как «пророки предсказывали о назначенной нам благодати» и «сущий в них Дух Христов» открыл им, что «не им самим, а нам служило то, что ныне проповедано нам» (1 Петр. I, 10—12). Ср. также г. II, стр. 322—323.

    § 3. Словами: «в евангельской системе не имеет места идея жертвенного искупления греха» (т. II, стр. 320)—отвергаю ли я церковное учение об искупительной жертве Христа?

    Нет. На тех же страницах II тома я пишу: «Что Христос пожертвовал Своею жизнью для спасения человека, что Он, претерпев уничижение и смерть от руки грешников, взял на Себя немощи и болезни грешников, понес их грехи. все это внушается каждою строкою евангелия (II, 315 ср. I, 340). И всему этому не противоречит фраза на стр. 320, так как здесь все ударение падает на

    слово идея, и фраза имеет тот смысл, что в евангельском учении об искупительной жертве Христа не имеет места договорно-юридическая идея жертвенного искупления. Это именно и выясняется на тех строках 320 страницы, которые предшествуют этой фразе. Аналогично этому, в том же томе, ниже (стр. 333 след.), раскрывается мысль, что в евангельском учении о царстве Божием нет места для идеи царства Божия, т. е. для теократической идеи, для идеи народного богоизбранничества, — что евангельское учение о царстве Божием наполняется всем евангельским содержанием, и «было бы явным заблуждением—думать, что из понятия царства Божия можно дедуктивно извлечь какое бы то ни было евангельское содержание».

    Вообще в таких случаях речь идет о тонкостях терминологии, которыми нисколько не затрагивается существенное содержание христианской догматики.

    § 4. Утверждаю ли я на стр. 351 т. II, что церкви не дано власти отлучать кого-либо?

    Нет. На стр. 138—139 тома III отлучение недостойных я признаю не только правом, но даже долгом церкви. «Церковь должна строго следить, чтобы все ее члены были рожденными от Бога, и извергать из своей среды всякого, кто, именуясь братом, живет как язычник». Этому я нисколько не противоречу на стр. 351 т. II, где я только излагаю евангельскую притчу о плевелах. II к этому изложению я на той же странице присоединяю следующее примечание, которым устраняется всякое возможное недоумение: «Другое внушается задачею церкви быть солью и светом для мира, прославить в его глазах Отца Небесного добрыми делами. В виду этой задачи церковь должна следить за своей репутацией, охранять свой определенный вид, отсекать от себя все стороннее, все прикрывающее ее, стирающее ее пограничные линии, обезличивающее ее в глазах внешних. И очевидно, во имя этой задачи она должна извергать из своей среды всякое лицемерие, всех пристающих к ней по каким-нибудь корыстным побуждениям, прикрывающих ее именем достижение земных интересов. Но это совсем не то, что вырывание плевел».

    § 5. Держусь ли я дуалистического взгляда на отношение

    божественного к человеческому, духовного к плотскому? В частности—а) утверждаю ли я, что духовное само по себе божественно (все духовное отожествляю с божественным) и что, напротив, все земное само по себе ничтожно, низменно, даже злостно (т. III, стр. 68)? б) лишаю ли я природу человека, именно как человека, ее собственной духовной сущности—однажды навсегда напечатленного в ней образа Божия, так как я естественному нравственному закону не решаюсь, в виду его утилитарной стороны, земного характера, приписать «исключительно божественное происхождение»? в) забываю ли я о том, что радостями и благами земной жизни, как бы они ни были законны и священны, христианин может пользоваться, оставаясь в то же время истинным христианином?

    Отнюдь нет! а) Говорить, что духовное само по себе божественно, отожествлять все духовное с божественным— противно моей системе. Метод моей мысли, разъясняемый на страницах Основ христианства почти с надоедливой настойчивостью (см. особ, т. I, 344 след. т. II, 46 след. т. IV , 95 сл. 44 след.), в том, что я не начинаю с психологи- чески-духовного, т. е. с духовного в смысле бесплотного, духовного в отличие от чувственного, сводя к нему божественное, отожествляя с ним божественное, но я начинаю с божественного, именуя его духовным. «Евреи не знали духовности в смысле бесплотности. Духовностью они называли живую силу, жизнь и силу, бодрость, крепость. Поэтому Бог, живый, крепкий, всемогущий, противополагается миру как дух плоти» (II, 46). Я даже в понятии не разделяю божественного и духовного, так чтобы можно было их отожествлять,—то и другое для меня с самого начала едино, и именно я не понятие божественного наполняю содержанием духовного, но понятие духовного наполняю содержанием божественного. Я утверждаю, что «все духовное в сущности божественно» так как (непосредственно добавляю я) только божественное может быть духовным. Я не мог бы сказать, что «духовное как предикат божественного составляет его противоположность человеческому», я мог лишь сказать, что «духовное как предикат божественного сильнее всего выражает его противоположность «человеческому»—низменному, уничиженному» (I, 344).

    Поэтому обо мне именно нельзя сказать, что «у меня все духовное отожествляется с божественным и в то же время противополагается человеческому». Я все время говорю не о психологической духовности, а о духовности религиозной, божественной, абсолютной,—отожествляю понятия духовности и абсолютности. И когда в каком-нибудь отношении божественная духовность совпадает с психологическою, я это прямо отмечаю. Напр. II, 255: «в этом отношении божественность духовкой жизни оказывается и психологическою духовностью»..

    Не отожествляя божественного с духовным, я и земное не представляю как само по себе злостное. Такого выражения ни на стр. 68 т. III, ни в других местах у меня нет и быть не может. Я говорю, что собственная природа мира есть ничтожество, что сам по себе человек ничтожен, но фактически мир есть явление божественной жизни в ничтожестве (III, 60), и человек фактически есть носитель жизни в ничтожестве (III, 63). «Приобретение Богу славы в ничтожестве—вот цель мировой и человеческой жизни. Эта цель неизбежно достигается в данной действительности. Во всех явлениях мировой жизни обнаруживается Божия слава» (ib.) и т. д. Отсюда—«первое, что внушается человеку идеей славы Божией, есть долг жизни. Человек создан для жизни на этой земле, и потому он должен жить всею полнотой своего естества, созданного Богом» (65 и т. д.). Я не мог бы назвать природной жизни злом, потому что неутомимо разъясняю, что «сама по себе, рассматриваемая объективно, в своих формах, плоть не оценивается с христианской точки зрения—и не осуждается, и не имеет положительного религиозного значения. Плоть— царство природы, безразличное в религиозном отношении, подобно как физиология и техника безразличны в этическом отношении» (IV, 129) и т. д. «В естественном отношении физическая и мирская жизнь составляет область воли Божией, как эта последняя проявляется в законах природы. С этой стороны она есть благо, но это благо внешнее, душевное, которое входит в сердце извне и не имеет нравственных свойств, не подлежит нравственной оценке. Здесь нет ничего нечистого, но ничего нет и святого» (И, 259) и т. д. Этический облик естественная

    жизнь получает лишь с того момента, как она вступает в отношение к вечной жизни, к духовному благу. Поэтому на мирскую жизнь евангелие смотрит двояко—с естественной точки зрения и в отношении ее к вечной жизни. Евангельский Бог имеет два аспекта, являясь и Богом природных даров, естественного промысла, и Богом любви, требующей самоотречения, но евангелие не знает дуализма (258 след.) и т. д.

    б) Не отожествляя духовного с божественным, не наполняя понятие божественного содержанием духовного, я не лишаю человека его собственной нравственной сущности, относя ее к душе (а не к духу). И это настолько несомненно, что я говорю даже о моральной автономии человека (IV, 66 след.). «Плотская жизнь, во всей полноте своего развития, имеет в себе этические основы» (IV, 124). Если я при этом не решаюсь приписать естественному нравственному закону «исключительно божественное происхождение» (И.), то этим именно я и подтверждаю факт нравственной автономии. Усвояя естественной нравственности утилитарную сторону, я тем самым не порицаю ее, а только характеризую ее. Я настолько далек от порицания естественной нравственности, как одной из сторон природной жизни, что, даже приписывая людям естественную злость (согласно с Мф. VII, 11; Лук. XI, 13), я под этою естественною злостью разумею состояние натуральной нравственности, утилитарного общежития, и говорю, что это природное состояние не дает человеку благ религиозной жизни, не приводит его к похвале и благодарности, но вместе с тем оно не вменяется человеку в вину» (II, 282. 283). Я не отрицаю того, что и естественная нравственность от Бога, не говорю, что «будто в сфере природы можно быть без религии, без Бога» (IV, 420),—«в естественном отношении физическая и мирская жизнь составляет область воли Божией, как эта последняя проявляется в законах природы» (II, 258—9): я только отличаю откровение Божие в природе и истории, в душевной нравственности, от Его новозаветного откровения в Сыне—в абсолютно-духовной, христианской жизни. С точки зрения последней, лишь духовно-абсолютное может быть названо религиозным. Обсуждая все, входящие в мой кругозор, предметы с

    христианской точки зрения, я употребляю понятие религии именно в этом смысле духовной абсолютности, причем всегда предполагается возможность и более широкого понимания религии, возможность двоякой точки зрения. «Евангельский Бог имеет два аспекта». Связи между этими двумя областями я не порываю, так как настойчиво утверждаю, что «постепенные акты творения мира и человека были последовательными ступенями откровения божественной жизни в ничтожестве и каждая низшая ступень творения служила условием высшего откровения божественной жизни в новой форме. Но творением человека не закончилась постепенность откровения божественной жизни в мире: высшею формою откровения божественной жизни в мире, в которой Божество является тем, что Оно есть Само в Себе (Иоан. IV, 24; I Иоан. IV, 8),—служит духовная жизнь. Духовная жизнь есть новое творение Божие, но не безусловное; это есть новая форма откровения божественной жизни в том же ничтожестве, обусловленная со стороны последнего акта первобытного творения, т. е. человека. Она могла явиться только тогда, когда к ней стал подготовлен человек» (III, 67. 68). Под этим условием духовной жизни я разумею всю полноту естественного развития, всю полноту культуры (IV, 94—95; 128 и др.). Однако в моменте перехода человека от естественно-культурной жизни к духовному совершенству я ставлю самоотречение человека, его сознание своего природного ничтожества, отречение от своего природного достоинства, послушание Богу и упование на Него (III, 68; 78 след.). II этот тезис в моей системе является простым выводом из взгляда на христианство, как на новое откровение, новое творение (И, 185). Основательно (а не по недоразумению) можно возражать против этого тезиса лишь под углом натуралистически-эволюционного взгляда на христианство, как на естественный продукт мирской культуры. Но сего да не будет! И что у меня этот тезис не разрывает связи между духовною и природною жизнью, это видно из того, что я снова говорю о реализации духовной жизни в «мире, который создан из ничтожества. Отсюда связь духовной жизни с злостраданиями; отсюда основной характер христианства—в соединении духовного совершенства с внешним уничижением

    и духовного блаженства с внешними страданиями» (III, 68 и др. мн.).

    Для подтверждения своего воззрения по этим вопросам я мог бы представить обширные библейско-святоотеческие доказательства. Но я оказываюсь в столь счастливом положении, что могу ограничиться простою выпиской из учебника догматического богословия—(митр. Макария), где мы читаем: «Говоря, что человек, обратившийся к христианству, не может сам собою творить добрых дел без помощи благодати Божией, мы разумеем добро духовное, которое заповедуется законом евангельским, соделывает человека духовным и служит его вечному спасению,—разумеем дела веры христианской, достойные веры во Христа. Но не отвергаем, что человек, как до обращения, так и по обращении к закону евангельскому, может и сам собою в некоторой степени исполнять требования естественного закона, не изгладившегося в его совести, и след. творить добро естественное (Рим. II, 14. 15), пользуясь остатком своих сил умственных и нравственных, поврежденных падением, однако ж не уничтоженных,—творить добро, которое, как ни слабо оно и незначительно, ни в каком случае не должно быть названо злом, и след., хотя не в состоянии служить к нашему спасению, но не может служить к нашему осуждению. Мысли эти обстоятельно излагают первосвятители востока в 14 члене своего послания о православной вере».

    в) Уже из сказанного следует, что христианин может наслаждаться благами жизни. Раскрытию этой мысли я посвящаю целый отдел во II томе, где пишу: «по евангельскому учению все естественно-гуманитарное разрешается человеку, все естественные блага ему дозволяются, все ему позволено, как говорит апостол, потому что все блага даруются единым Отцом Небесным, так что нет никакого естественного предела наслаждения ими» (II, 260 след.) и т. д. Этому же вопросу я посвящаю и весь IV том, где раскрываю учение о христианской свободе.

    § 6. Говоря, что «абсолютность формы и любовь, как содержание—в этом единственно христианство», что оно в «абсолютной божественной любви» (II, 182),—не приписываю ли я христианину такую абсолютность, т, е. неограни-

    ченность, какой православная церковь не усвояет ни бесплотным силам, ни прославленным святым Божиим?

    Нет. Основная идея моего труда, раскрываемая специально в III томе, в том, что религиозное благо невыразимо в терминах естественного совершенства, что естественное абсолютное совершенство недоступно человеку н самое стремление к личному обладанию бесконечным совершенством есть зло. Христианская же абсолютность — это, во-первых, духовная абсолютность, а не естественная (ср. IV, 95 след.), во-вторых, она есть дар Божий, а не плод естественного совершенствования, в-третьих, она сочетается с природною ограниченностью. «Богодарованность духовного совершенства и блаженства и соединение духовного совершенства с видимым уничижением и блаженства с внешними страданиями—вот что составляет самое характерное в христианстве с внешней стороны, т. е. помимо содержания самой духовной жизни» (Ш, 58) и т. д. Духовная жизнь это не природа человека; нет, духовная жизнь есть божественная жизнь в человеке» (Ш, 88). Не я живу, но живет во мне Христос. Конечно, для такой, привитой человеку абсолютности, умещающейся в его природной ограниченности, должен быть выход, как для пара—клапан. Такой выход дается в свободной смерти, в самоотречении. «Благо вечной жизни, или абсолютность богосыновней любви, имеет предопределенную сцепленность со смертью, которую неизбежно побеждает. Подставьте к какой-угодно стороне евангельского принципа неустранимую длительность существования, обязательный обход смерти, добавьте к какому-нибудь евангельскому требованию оговорку «не до смерти», и для вас все евангельские слова будут звучать фальшью и лицемерием. В системе евангельского учения только один пункт занимается идеей смерти, но он предполагается всеми остальными пунктами. Ученик Христа только однажды может «положить душу свою» за людей, но готовность к смертной жертве составляет необходимое предположение всей христианской жизни. Любовь и вечная жизнь—это на языке евангелия то же, что любовь и смерть: евангельская любовь есть любовь до смерти и вечная жизнь в победе над смертью» (II, 275. 276).

    § 7. «Если человеческое «я» оказывается столь пассивным в процессе божественной духовной жизни христианина, а с другой стороны—если все тленное, земное, преходящее имеет значение для него лишь в том смысле, что служит объектом отрицания, злостраданий, самоотвержения, движение же всей природно-исторической жизни мира (мною) везде предоставляется ее собственным естественным законам, то в чем же проявляется творчество абсолютной свободы и беспредельной любви отдельного христианина к человечеству? и каким именно творчеством он достигает цели жизни?»

    На это я даю в своих книгах определенный и ясный ответ. Христианство состоит:

    1) в интимном переживании личностью божественно-духовной жизни, которое столь же пассивно, сколь и активно, столь же свободно, сколь и непроизвольно, как пассивно и вместе активно, свободно и непроизвольно всякое вдохновенное творчество (см. т. II passim).

    2) в действии на природу и мир благодатью, хотя это действие благодати невидимо, скажется лишь в конце времен (II, 189. 855; Ш, 128 сл. 284 сл. V , 230).

    3) в личном аскетизме, ибо в борьбе с лично-сознательною безнравственностью христианство представляет из себя незаменимую воспитательную силу, хотя личным аскетизмом природно-общественная жизнь не затрагивается в своей сущности (II, 210; Ш, 93—107; IV, 175; V, 231).

    4) в свободе естественно-природной жизни, в полноте культурного развития (IV passim, V, 231 след.).

    и 5) в церковности (V, 234).

    Все, что может быть сказано основательно о содержании христианской жизни и действительно сказано когда- ибо и кем-либо, умещается в этих формулах.

    Моею системою воспринимается содержание церковности, которая необходимо нарастает на христианском корне, хотя я и называю ее вторичною и производною формою христианской жизни (II, 347—8; V, 234 сл.).

    Вся полнота культуры примиряется в моей системе с абсолютностью лично-христианской жизни и освящается последнею, хотя я и говорю, что христианство не в плоти, не в ее границах, не в ее формах (IV, 130 и др.).

    Вся нравственная сила христианства умещается в моей системе, хотя я и говорю, что христианство в своей сущности глубже нравственности.

    В моей системе находится достаточно простора для всей метафизики благодати, но глубочайшую сущность христианства я усматриваю все же не в этой стороне христианства.

    Сущность христианства в интимном переживании личностью божественно-духовной жизни. Это—христианская мистика, тайна личной жизни христианина. С полною ясностью и определенностью и с полною мотивированностью я заявляю, что эта сокровенность христианской жизни невыразима, что существо этого дела каждый узнает только из собственного опыта ( V , 215 след.). Подобно тому, как биология, изучая явления жизни, не можем ответить на вопрос, что такое жизнь; так и религиозная философия, изучая диалектику духовной жизни и ее отношения, находит свой предел в личной сокровенности духовной жизни. Дело богословской науки не исчерпать эту тайну, а обосновать самую идею христианской мистики, интимность и свободу личного христианства (см. особ. т. II, стр. 165 след.), а также указать пути сочетания личного христианства с формами природно-исторической жизни 1). Более, чем на

    1) Пользуясь всеми средствами к раскрытию своей идеи, не упуская случая сослаться на поясняющие аналогии, я с удовольствием указываю здесь на статью известного П. Новгородцева Общественный идеал в свете современных исканий в последней (103) книжке Вопросов философии и психологии. В вопросе об общественном идеале—в этой важнейшей проблеме морали—в последние дни «занимается заря нового дня». «Старые построения не удовлетворяют нас более; мы ищем и ждем новых решений и слов. Но что же произошло? В чем изменила социальная философия свои взгляды? Откуда бесконечность перспектив? Откуда удивительная сложность общественных проблем? Чтобы сразу назвать ту причину, которую я считаю главной и основной, я скажу, что пред нами совершается крушение одной очень старой веры,—веры в возможность земного рая В этой идее прежняя общественная философия видела свой высший предел, на этом она утверждала силу своих предсказаний и твердость надежд. И вот теперь эта идея отнимается у нее: отнимается ясная цель исканий, теряется из вида близкий, доступный берег». Во вторую половину XIX века был изжит политический энтузиазм, связанный с политическими движениями Франции конца Х VIII века, 30-го и 48-го годов XIX: пере-

    кого-либо, я могу здесь опереться на самого о. И. Л. Янышева, на его знаменитый тезис, что нравственный закон

    стали верить в чудодейственную силу политических перемен, в их способность приносить с собой райское царство правды и добра. На смену политического идеала выдвинулся идеал социальный—в социализме и анархизме, к которым перешел религиозно-общественный энтузиазм. Но проходит и этот энтузиазм, а вместе с этим падает вообще идея земного рая, которая по существу стоит в противоречии со всеми новыми данными и научной теория, и моральной философии. Прежде всего, идея устойчивого райского блаженства, которого люди здесь на земле должны достигнуть, коренным образом противоречить эволюционному миросозерцанию наших дней. Не странно ли в самом деле предполагать, что непрерывно до сих пор совершавшееся движение остановится вдруг у врат земного рая, который почему-то выпадет на долю одного из следующих за нами поколений. Не странно ли думать, что прекратится и стихнет борьба сил и страстей, замолкнут ненависть и вражда, чтобы уступить место вечному миру. Но есть и другие основания, по которым мы должны бросить старую веру в земной рай. Когда мы анализируем утопию земного рая, мы видим, что она отправлялась от мысли дать человеку безусловное и полное удовлетворение. От идеальной общественной организации здесь ожидают не только умиротворения людей, по также и устроения их духовной жизни, спасения их от самопротиворечий и внутреннего разлада, от соблазнов и грехов мира. Задача ставится так, чтобы найти форму устройства, при которой человек чувствовал бы себя в полной гармонии с общественной средой, в безусловном и благодатном слиянии с ней. Но самая постановка этой задачи предполагает, что между личностью и обществом может установиться полная гармония, что между ними возможно безусловное совпадение и единство. Эта идея о гармонии личности со средой и была неразлучной спутницей утопии земного рая, и здесь-ю искания наших дней резко обрывают старую традицию. Из бурь и тревог XIX века личность вышла с новым взглядом на свое призвание и свое существо. Х VIII век дал ей декларацию неотчуждаемых прав, а XIX нечто большее,—сознание незаменимой, неповторяющейся, своеобразной индивидуальности. Личность вышла из этого века с чувством своей неудовлетворенной тоски, с жаждой высшего идеала, с мыслью о своем противоречии с обществом. Да, это надо признать: не гармонию, а антиномию личного и общественного начал раскрывают нам искания наших дней. С разных сторон и в различных выражениях выдвигается положение, что между личностью и обществом нет и не может быть полного совпадения, а есть напротив известное несоответствие, которого нет возможности сгладить или устранить. И потому какие бы совершенные формы ни придумали будущие поколения, никогда не найдут они средства вполне удовлетворить личность, а тем более спасти ее от сознания своего несовершенства. И понятно, что личность перестает

    каждым исполняется по-своему. Но у о. И. Л. Янышева этот тезис остался простым постулатом, так как необходимая субъективность нравственного закона не может осуществиться, если содержанием нравственного закона обнимается условно — общественная жизнь. Субъективность религиозно-нравственного, и именно христианского, начала впервые осуществляется (систематически проводится) лишь в моей системе, благодаря учению о разнородности сфер лично религиозной и природно-общественной. Вследствие этого условность природно-общественной области не является тяжестью для личности, определяясь своими собственными законами; но это вместе с тем не есть лишь отрицательная свобода личности, так как одними лишь природно-историческими законами определяются формы общественной жизни, а человек-христианин всегда и во всем остается человеком-христианином, с полною свободою

    верить в абсолютное значение политики, в спасительное действие общественных форм. Она начинает сознавать, что эти формы могут дать только часть того, что ей надо, и как бы ни ослепляли о те ее легкостью и удобствами жизни, богатством и роскошью учреждений, чудесами и эффектами техники, утолить внутренний голод души, взыскующей града, они не в состоянии.—А что же общественный идеал? Не потускнел ли он, не потерпел ли при свете новых откровений индивидуализма? Нет ли тут отказа от всяких действий и надежд в мире общественном? Нет ли здесь проповеди личного самоудовлетворения? На это мы можем ответить самым определенным и категорическим отрицанием. Ведь даже и те, кто странным образом противополагает задачи духовной жизни внешним формам общежития, не исключают общественного созидания. Еще менее могут забывать его те, кому знакома простая истина, столь настойчиво выдвигаемая современной наукой, что внешние формы общежития в известном смысле составляют часть нашей духовной жизни, ее результат и символ. Движение наших дней приводит не к забвению политики ради мора ли, а только к требованию их необходимого разграничения. Общественные учреждения не составляют для человека абсолютной цели, но они являются, однако, необходимым и незаменимым средством для того, чтобы идти вперед, по пути нравственного прогресса. Воздадите кесарево кесарю, а Божие Богу,—этот вечный завет Остается в сипе а для наших дней Это—признание самостоятельности как дел душевных, так и дел политических; каждая область имеет свои пути и задачи, и каждая должна сохранить свое значение для человека Развивая это положение, было бы нетрудно показать, что политический реализм вполне уживается с самым высоким моральным идеализмом

    личного поведения и в положительном отношении к реальной жизни.

    § 8. Стоя во всем строе своих мыслей о божественной духовной жизни преимущественно на точке зрения Четвероевангелия, не прихожу ли я к некоторому несогласию с учением и современною практикою православной церкви, в частности, по вопросам о клятве, войне, национальности, о союзе церкви с государством?

    Когда я говорю, что внешняя чистота, одежда и пища не оцениваются в христианстве религиозно (II, 225—227), то это не значит, что христианин не должен умываться, одеваться и питаться: это значит лишь, что нет христианского умывания, христианской одежды и пищи и что христианин моется, одевается и питается, как человек, а не как специфически христианин,—по требованию гигиены, климата и физиологии. Так, равным образом, понимая евангельские заповеди абсолютно и в то же время не признавая за ними общественно-обязательного значения, я с совершенною определенностью говорю, что «формы общественной жизни должны нормироваться условно и соразмеряться с земными интересами, верующий же во всех своих отношениях поступает по божественному, т. е абсолютно, религиозное действие личности должно быть абсолютным» (II, 212—213). В частности я лишь говорю, что религиозная война, религиозный патриотизм (идея народного богоизбранничества), есть абсурд с христианской точки зрения, хотя евангелие не против патриотизма, как естественного блага (ib. 217). Я лишь говорю, что формы природно-общественной жизни не могут быть выведены из сущности христианства, хотя они вытекают из природно-исторической необходимости. Восстановляя чистое, евангельское христианство, как нейтральное в природно-общественном отношении, я не забываю того, что в христианстве наряду с этою первичною сущностью оказывается производная, вторичная форма церковной жизни и что в этой последней форме христианство становится природно-историческою силою. «Только церковь, а не лично-духовное христианство, освящает природу и мир, является общественно-историческою силою, связывает христианство с природой и историей и восстановляет существенный пробел в си-

    стеме религиозного смысла жизни» (III, 131 и вообще 130— 131). Я вполне признаю историческое значение государственно- правового положения церкви. Истинное понимание сущности христианства в этом случае является указанием того пути, в каком должно развиваться отношение церкви к государству. «Правовое отношение церкви к государству, устремляясь выше временных интересов, должно быть символом отношений божественного к человеческому, вечного к временному, внутреннего к внешнему» (III, 138).

    Человеку не дано двойного зрения; вложив все свое внимание в свое собственное дело, он уже не может стать на иную точку зрения. Вполне естественно, что о. И. Л. Янышев остался чуждым тому шагу, который сделала социальная философия в последние десятилетия. Но назад смотреть легче, чем вперед, и на нас уже лежит определенная обязанность—оценить тот вклад, который внес в сокровищницу русской нравственной философии покойный о. протопресвитер. За ним навсегда останется честь первого настойчивого проповедника двух идей—свободы личного религиозного начала и жизненности христианства. Они не приведены в православно-христианском учении о нравственности в надлежащую систему, остались изолированными элементами, но элементарное раскрытие этих идей сделано о. И. Л. Янышевым мастерски.

    Для нас эти элементы уже подразумеваются сами собою, они наше наследственное достояние, но мы не должны забывать, что раскрытие этих идей в те времена, когда о. И. Л. Янышев был профессором Нравственного богословия, было с его стороны научным подвигом.

    Покойный о. протопресвитер Иоанн Леонтьевич Янышев был крупной ученой силой!

Нет комментариев

    Оставить комментарий