«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

Луиза Мишель («La Rouge Vierge de Monmartre») (1830-1905)

( «Красная дева Монмартра» — прозвище Луизы Мишель, героини Парижской Коммуны, возникло по аналогии с «Орлеанской девой»- прозвищем Жанны д’Арк (ок. 1412-1431). Побуждаемая патриотическими чувствами, Жанна д’Арк, молодая крестьянская девушка из местечка Домреми (север Франции), встала во главе французских войск, одержавших победы над англичанами во время Столетней войны (1337-1453).)

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами
Луиза Мишель

«Женщины и дети с 13 лет боролись во время Коммуны наряду с мужчинами. Иначе не может быть и при грядущих битвах за низвержение буржуазии».

(В. И. Ленин, Соч., т. 23, стр. 70.)

Во время Коммуны, её героической борьбы с внешними и внутренними врагами сотни женщин, исполненные энтузиазма, сражались в рядах Национальной гвардии, защищали баррикады, выносили раненых на своих плечах, жертвовали жизнью.

Уже в первые дни после провозглашения Коммуны группа парижанок обратилась к женщинам столицы с воззванием, в котором призывала их подняться с оружием на борьбу с врагом:

«Париж бомбардируют. Париж осаждают. Гражданки! Где наши дети, наши братья, наши мужья. Слышите гром пушек и звук трубы, зовущей в бой? К оружию! Отечество в опасности. Мы, гражданки Парижа, потомки женщин Великой революции, которые во имя народа и справедливости двинулись на Версаль и привели оттуда пленным Людовика XVI, мы, матери, жёны и сестры сынов французского народа, сможем ли мы дольше терпеть, чтобы. наши дети убивали друг друга ради каприза наших угнетателей, которые продали Париж иноземцам, а теперь хотят его гибели? Гражданки, решительный час настал. Пора покончить со старым миром. Мы хотим быть свободными! Поднимается не только Франция, все цивилизованные народы устремляют свои взоры на Париж, ожидая своей очереди, чтобы завоевать себе свободу. Гражданки! Объединимся, полные решимости, и постараемся обеспечить успех нашего дела! Будем готовы защищать наших братьев и отомстить за них! У ворот ли Парижа, на баррикадах или в предместьях — не всё ли равно? Будем готовы по данному сигналу соединить наши усилия с усилиями братьев. И если у них не хватит оружия и штыков — для нас ещё останутся мостовые, чтобы градом камней раздавить предателей!

Парижские женщины в дни Коммуны проявили поразительную отвагу и инициативу. Это о них, об этих тысячах незаметных героев и героинь, писал Маркс Л. Кугельману 12 апреля 1871 г.: «История не знает другого примера подобного героизма!» * .

* ( К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXVI, стр. 105.)

Одной из таких героинь Коммуны была знаменитая «Красная дева Монмартра» — Луиза Мишель.

В нескольких милях от местечка Домреми находится деревня Вронкур (департамент Верхней Марны) — место рождения Луизы Мишель. Луиза была дочерью простой крестьянки Марианны, прислуги адвоката Шарля Демаи, хозяина старого, полуразрушенного замка во Вронкуре. Луиза была «незаконнорождённой». По-видимому, отцом ребёнка был сын господина Демаи — Лоран, который поспешил вскоре после рождения девочки уехать и затем женился.

Шарль Демаи, у которого работала мать Луизы, был поклонником Вольтера, Руссо и философов-энциклопедистов XVIII в. Он чутко отнёсся к обиженной Марианне и ребёнку: взял маленькую Луизу к себе, чтобы воспитать её. Жена Шарля Демаи была образованной и передовой женщиной. Она изучала музыку и философию, писала стихи и стремилась передать свои знания Луизе. Супруги Демаи внушали ей любовь к трудящимся и обездоленным и горячее желание облегчить их участь. Луиза с жадностью слушала рассказы деда о революционных событиях 1793 г., участником которых он был (он работал в одной из комиссий Комитета общественного спасения).

«Мой дед то рассказывал мне о великих днях и битвах Первой республики, и голос его звучал неподдельной страстью, — вспоминает она. — То, полный иронии, подобно Вольтеру, или . весёлому и остроумному Мольеру, он толковал мне содержание разных книг, которые мы читали вдвоём. Мы заглядывали в далёкое прошлое человечества, заглядывали и в будущее, и порою я плакала, взволнованная живой картиной человеческого прогресса, . а он с влажными глазами клал руку мне на голову» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, Paris 1886, p. 20.)

Луиза рано начала читать; одновременно она училась музыке, рисованию. Девочку пленяла поэзия и красочная, художественная форма крестьянского фольклора. Не по летам развитая, Луиза быстро усвоила целый ряд предметов школьного курса, пользуясь учебниками своего кузена — школьника Жюля. Из поэтов наибольшей любовью Луизы пользовался Виктор Гюго, многие пьесы и стихи которого она знала наизусть. Нередко она устраивала со своими сверстниками своеобразные «спектакли».

«У нас во дворе за колодцем лежала груда хвороста. Из него мы обычно сооружали эшафот со ступеньками, помостом и двумя деревянными лестницами. Так мы инсценировали разные исторические события. Мы ставили драму, посвященную событиям 1793 г., и один за другим поднимались по ступенькам «эшафота», где провозглашали «Да здравствует республика!». Однажды, когда мы поднимались с пением на «эшафот», мой дед заметил, что подниматься туда надо молча, а, поднявшись наверх, надо «провозгласить тот принцип, во имя которого мы «умираем», что мы и делали впоследствии» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, Paris 1886, p. 25-26.)

Мечтательная и восторженная девочка рано решила, что революция — её призвание. Как она рассказывает в своих стихах, к ней однажды во сне явился образ Сен-Жюста, который сказал ей: «Слышишь голос, зовущий тебя? Час пробил, идём!».

Подобные настроения отражены в ряде юношеских стихотворений Луизы. В стихотворении «Клятва негров перед виселицей Джона Брауна» * Луиза восклицает: «Придите, братья, придите! Сейчас даже пытка — наслаждение, и даже виселица прекрасна. Кто среди нас не отдаст сто раз свою кровь за святое дело? Придите, великие сердца, придите, пылающие души! Придите все, кто умеет умирать!» ** .

* ( Браун, Джон (1800-1859) — борец за освобождение негров в США, подготовлял восстание негров-рабов, за что и был казнён.)

** ( Irma Boyer, La Vierge rouge. Louise Michel, Paris 1927, p. 24, 25.)

Свои детские стихи Луиза посылала Виктору Гюго, который очень приветливо отвечал ей, одобряя её первые опыты.

Но вот умер старик Демаи, а спустя пять лет скончалась его жена. Хозяевами в замке Вронкур стали Лоран Демаи и его жена, надменная, мелочная и злая мещанка. Она презирала «незаконнорождённую» Луизу и ненавидела её за то, что покойный Демаи оставил Луизе маленькое наследство. Луизу буквально вышвырнули из замка, где протекло её детстве и с которым были связаны самые дорогие её воспоминания. Опекун Луизы — нотариус Вуарон устроил её в Шомоне, главном городе департамента. Здесь Луиза училась на педагогических курсах, готовясь к званию учительницы.

Получив диплом, Луиза решила не поступать в государственную школу, так как не желала приносить присяги «узурпатору» Наполеону III, и уехала в январе 1853 г. в деревню Оделонкур (находившуюся очень близко от Вронкура, где жила её мать).

В 50-х годах в стране царил суровый режим. Все университеты и школы были поставлены под строжайший контроль реакционного духовенства и префектов. Естественно, что поведение смелой учительницы в Оделонкуре, открыто осуждавшей переворот и писавшей революционные стихи, обратило на себя внимание администрации. Луиза распространяла республиканские идеи среди своих учеников, крестьянских детей. Они часто вместе с учительницей пели в школе «Марсельезу». Однажды в церкви во время здравицы в честь императора все её ученики демонстративно вышли на улицу, шаркая своими маленькими сабо по плитам церковного пола.

В годы преподавания в школе Луиза Мишель продолжала свою литературную деятельность. Она писала статьи, фельетоны, направленные против режима Наполеона III. Однажды Луизу вызвали в Шомон к префекту для объяснения по поводу её фельетона, в котором цензор усмотрел оскорбление его величества императора и призыв к цареубийству. Однако ей удалось оправдаться.

В 1856 г. Луиза переехала в Париж, куда она давно уже стремилась, и поступила учительницей в женский пансион. В Париже Луиза Мишель вела скромную, строгую жизнь человека науки. Она задалась целью как можно скорее пополнить своё образование. Нередко отказывая себе в еде, она каждый свободный грош тратила на покупку книг, стремясь быть в курсе современной науки и литературы. Луиза самоучкой изучала философию и высшую математику, пыталась заниматься музыкальной композицией, писала фантастические оперы. Естествознание, химию и физику она изучала на вечерних курсах, помещавшихся на улице Отфейль и организованных обществом содействия начальному образованию. Эти курсы были тогда местом встреч республиканцев и революционно настроенной студенческой молодёжи. Именно там Луиза познакомилась с известными лидерами республиканской оппозиции — Жюлем Фавром, который был председателем этого общества, Жюлем Симоном и другими (в будущем — членами правительства Национальной обороны, палачами Коммуны). Луизе в её наивном преклонении перед всем «республиканским» казались тогда одинаково революционными и лицемер Фавр и искренний революционер-бланкист Теофиль Ферре, с которым она познакомилась в одном из клубов Латинского квартала. «Революционерка чувства», она в ту пору не видела разницы между различными партиями оппозиции. «Нас обволакивала, — писала она впоследствии, — светлая грёза о будущем, и виновник декабрьского переворота казался нам единственным препятствием на пути к свободе» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна (Из воспоминаний), М.-Л. 1926, стр. 21.)

В это время Луиза Мишель сотрудничала в разных республиканских газетах, писала стихи, отражавшие её революционно-демократические взгляды. «Привет людям будущего, с горячей и алой кровью, — писала она тогда, — в которых всё будет — справедливость, гармония, сила и свет!» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 102.)

Бланкисты своей проповедью немедленного революционного действия были близки и понятны Луизе Мишель. Подобно им она мечтала о завоевании «социальной республики» путём смелого нападения кучки заговорщиков и подобно им плохо разбиралась в тех конкретных социально-экономических и организационных мероприятиях, при помощи которых эта грядущая социальная республика должна быть построена после революции.

В последние годы Второй империи (1868-1870 гг.) Луиза нетерпеливо ожидала восстания против ненавистной империи. В начале 1870 г. был момент, когда казалось, что столкновение с правительством неизбежно, — похороны Виктора Нуара, убитого Пьером Бонапартом.

Луиза присутствовала в толпе, переодетая мужчиной. «. У меня был с собой кинжал, украденный у дяди в то время, когда я бредила Гармодием * , — пишет она. — . Бланкисты и большая часть революционеров, по крайней мере все монмартрские, были вооружены; в воздухе чувствовалось дыхание смерти, предвиделось близкое освобождение» ** . Но в этот день выступления не произошло, так как ясно было, что силы революционеров малы по сравнению с правительственными силами, заранее подготовившимися к нападению.

* ( Гармодий и Аристогитон — греческие юноши, покушавшиеся на убийство афинских тиранов Гиппия и Гиппарха.)

** ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 22-23.)

Когда началась франко-прусская война, шовинистически настроенная буржуазия и наёмники империи — так называемые «белоблузники» (которые должны были изображать «простой народ») организовывали в Париже ура-патриотические манифестации. Парижские рабочие и многочисленные представители Интернационала мужественно протестовали против войны, не нужной ни французскому, ни немецкому народам. В то время как по главным улицам Парижа шагали «белоблузники», совместно с полицейскими кричавшие: «В Берлин! В Берлин!», — из рабочих кварталов угрюмо двигались антивоенные манифестации рабочих, организованные членами Интернационала.

Все симпатии Луизы были на стороне рабочих: она понимала, что война нужна Наполеону III, чтобы укрепить свою власть. Спустя некоторое время в Париже узнали о неудачах французской армии; в Луизе крепнет убеждение, что только республика способна спасти Францию, «смыть с неё позор двадцати лет Империи» * . Слепо верит она своим друзьям-бланкистам и с глубоким сочувствием следит за их легкомысленной попыткой с ничтожными силами «произвести переворот».

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 30.)

14 августа 1870 г. группа бланкистов совершила нападение на казарму пожарных, помещавшуюся на бульваре Ла Виллет. Они надеялись, что им удастся провозгласить республику раньше, чем на фронте будет окончательно разгромлена армия, а вместе с нею и прогнившая Вторая империя. Эта неудачная попытка, никем не поддержанная, кончилась арестом двух бланкистов — Эда и Бридо, которых обвинили в содействии пруссакам. Луиза откликается на это событие прочувствованным стихотворением «Бодрствующие»:

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 163.)

Эд и Бридо были приговорены к смертной казни. Луиза Мишель развила огромную деятельность, чтобы их спасти.

По её просьбе историк Мишле написал на имя губернатора Парижа Трошю петицию с просьбой о помиловании, которая была покрыта тысячами подписей. С этой петицией Луиза и её приятельницы-республиканки (Адель Эскирос и Андрэ Лео) явились на приём к губернатору и проявили необычайную настойчивость, добиваясь личного свидания с ним. «Нас хотели вежливо выпроводить, но мы, усевшись на одной из скамеек, заявили, что мы пришли от имени парижского народа для передачи в собственные руки генерала Трошю бумаг, о содержании которых он должен быть поставлен в известность» * , — рассказывает Луиза.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 33.)

Их настойчивость возымела своё действие: они были приняты секретарём губернатора, который обещал сделать всё возможное и принял адрес под расписку. Действительно, казнь Эда и Бридо была отсрочена.

Спустя две недели Париж узнал о Седанской катастрофе. 4 сентября была провозглашена республика. Это спасло Эда и Бридо: все сидевшие в тюрьмах узники империи были освобождены. Они появляются на улицах Парижа, бледные от испытанных лишений и волнений. В их петлицы были воткнуты красные гвоздики — символ Республики.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами
Провозглашение республики 4 сентября 1870 г

Этому моменту посвящено стихотворение Луизы Мишель «Красные гвоздики»:

Луиза полна республиканских иллюзий. Она не разделяет мрачных мыслей и опасений более осторожных людей (например, Лефрансэ), которые разгадали манёвр либералов, заранее подготовившихся к захвату власти. Она горячо приветствует не только освобождённых Ферре, Эда и Бридо — искренних республиканцев-демократов, но и лживого Жюля Фавра. «. У дверей Ратуши Жюль Фавр сжал в своих широких объятиях. Риго, Ферре и меня, называя нас своими дорогими детьми», — вспоминает потом Луиза Мишель этот момент.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами
‘Вильгельм I и Жюль Фавр’ (Жюль Фавр умоляет спасти Францию от Коммуны) Вильгельм I: ‘Встаньте же, мужчины не плачут!’

Но розовым иллюзиям первых дней бескровной революции 4 сентября суждено было рано или поздно развеяться. Скоро Луиза увидала подлинное лицо членов «правительства национальной измены».

После свержения империи в массах были очень сильны патриотические, оборонческие настроения. У всех на уме было: «Спасти республику! Спасти Францию!». Катастрофическое положение на фронте приводило парижан в отчаяние. 18 сентября, рассказывает Луиза Мишель, «. некоторым из нас, по большей части женщинам, пришла в голову мысль вооружиться и идти напролом на выручку Страсбурга, — помочь ему или умереть вместе с ним.

И вот наша маленькая группа направилась к городской Ратуше с криками: «В Страсбург! В Страсбург! Добровольцы, на защиту Страсбурга!». Собралась значительная толпа.

На коленях статуи Страсбурга лежала открытая книга, и мы подошли к ней расписаться в нашем добровольном вступлении в армию» * . Но когда Луиза Мишель и Андрэ Лео в качестве делегаток явились в Ратушу просить оружия, их арестовали и выпустили только через несколько часов. В этот самый день Страсбург пал.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 44-45.)

Постепенно предательская политика правительства Национальной обороны становилась всё яснее. Наиболее преданные республике демократы и социалисты Парижа объединились в комитетах бдительности парижских округов и создали Центральный комитет 20 округов для контроля за действиями правительства и мэров.

«В наблюдательных комитетах собирались люди, безусловно преданные революции, которым не страшна была смерть. Там закалялось их мужество» * . Парижские женщины, в том числе и Луиза Мишель, приняли участие в работе этих комитетов.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 57.)

Луиза Мишель вошла в состав женского монмартрского комитета (их было два — женский и мужской комитеты), «Свои лучшие часы за дни осады, — пишет она, — я провела в монмартрском наблюдательном комитете и в клубе «Отечество в опасности»; там жили более быстрым темпом, чем в других местах, там радовались, чувствуя себя в напряжённой борьбе за свободу как в родной стихии» * . Луиза работала и в мужском комитете, где она имела возможность встречаться с русскими революционерами, о которых она отзывалась очень тепло, характеризуя их следующими словами: «Никогда я не видела столь прямых, простых и столь возвышенных натур, столь цельных личностей» ** .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 57.)

** ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 170.)

Луиза Мишель, как член монмартрского комитета, председательствовала в женском клубе, в здании мирового суда на улице Лашапелль. На её обязанности как председателя лежало самыми энергичными мерами отстаивать право собраний, изгоняя из зала вооружённых реакционеров, стремившихся сорвать заседание.

Она ухитрялась иногда в один и тот же вечер побывать и в клубе Революции, где председательствовал её друг и наставник в революционных делах — Теофиль Ферре.

Ферре был единственным человеком, к которому Луиза в течение всей своей жизни испытывала горячую привязанность, граничащую с любовью.

Личной жизни Луиза Мишель не знала. «В период величайшей борьбы мне необходимо было оставаться свободной» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 74.)

Луиза Мишель с добродушным юмором рассказывает, как во время её юности к ней сватались разные «чудаки-буржуа», «настоящие комедийные персонажи», предлагавшие всё своё состояние «достойной супруге», воспитанной согласно их принципам морали и общественного порядка. Луиза давала этим мещанам достойную отповедь. Несколько позже, в последние годы империи, на Луизе хотел жениться один молодой офицер императорской гвардии.

«Я согласна, — ответила она со спокойной, насмешливой улыбкой, — но при одном только условии: убейте императора».

Надо ли добавлять, что этот офицер поспешил ретироваться и больше не появлялся у Луизы.

Проблема женской эмансипации всегда сильно волновала Луизу. В детстве она глубоко страдала за свою обиженную мать, страдала морально как «незаконнорождённая» — неполноправный член буржуазного общества.

Она неоднократно говорила: «В этом проклятом обществе мы всюду наблюдаем страдания людей; но ничьё страдание не может сравниться со страданиями женщины!» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 107.)

Смелыми, меткими словами она бичует пошлую буржуазную мораль, буржуазную семью, буржуазную систему воспитания женщин, калечащую их, унижающую и делающую их рабынями домашнего очага. «Если равенство обоих полов будет, наконец, признано, в бастионе человеческой глупости будет пробита значительная брешь! — писала она. — . Мы, женщины, хотим знаний и свободы, а в великий час решающей битвы мы будем драться бок о бок с вами и сообща завоюем себе все человеческие права».

В своих «Воспоминаниях» и в «Коммуне» Луиза Мишель описывает самоотверженную деятельность женщин Парижа во время осады и позже, во время Коммуны. Она с восхищением говорит о том, как они устроили в фортах Парижа походные лазареты; организовали при мэриях мастерские, дешёвое питание в народных столовых «Marmite», созданных Варленом, Натали Лемель и другими общественными деятелями; участвовали в комитетах бдительности, вели бесплатную педагогическую работу в рабочей среде. Своим живым примером они наглядно опровергли ложный старозаветный предрассудок, который упорно отстаивали в 60-х годах XIX в. прудонисты, что будто «место женщины только у очага и в семье» и будто бы ни на что больше она не способна. «Среди самых непримиримых борцов, которые сражались с завоевателем и защищали Республику, эту зарю свободы, было немало женщин», — пишет Луиза Мишель в «Коммуне» и с негодованием восклицает: «Из женщин захотели образовать особую «касту», . нас не спрашивали, хотим ли мы этого, и нам не с кем было посоветоваться. Новый мир соединит нас с освобождённым человечеством, в котором каждое существо найдёт себе место» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 66.)

К моменту восстания 31 октября 1870 г. у Луизы Мишель и сотен тысяч подобных ей женщин открылись глаза. Луиза выступила теперь не только против лжереспубликанцев, захвативших власть, но и против буржуазной республики; она стояла за Коммуну. Вместе с женщинами Монмартрского клуба и другими патриотками Луиза решает участвовать в демонстрации 31 октября. «Мы уже не признавали этого правительства, которое даже не позволяло Парижу самому организовать свою оборону», — пишет Луиза, вспоминая этот момент своей жизни. В Ратуше Луизу и её подруг арестовали по обвинению в организации манифестации. При допросе она ответила, что была в Ратуше, чтобы разделить опасность с женщинами, не признающими правительства, что «сама она тоже его не признаёт» и что если она в другой раз явится в Ратушу по собственной инициативе, то она придёт с вооружённым народом * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 187.)

Только на следующий день друзьям Луизы — Ферре, Авронсару, Бюрло и Кристу удалось добиться освобождения Луизы. Они явились от имени комитета бдительности XVIII округа и пригрозили, что в случае отказа «весь рабочий Монмартр спустится с оружием вниз». Эта угроза подействовала. Монмартр был пугалом для буржуа, спекулянтов и т. п. Стоило бросить клич: «Монмартр спускается вниз!», как реакционеры тотчас же прятались в испуге в свои норы, оставляя на произвол судьбы свои склады продуктов.

Теперь для Луизы всё окончательно стало ясным: народ обманут, у власти снова стоят враги республики, враги демократии и народной свободы. Неужели это возвращается империя? — спрашивали наивные люди. «В действительности, она никогда не исчезала», — печально констатирует Луиза Мишель и в другом месте снова повторяет: «Да, это действительно была Империя. Переполненные тюрьмы, страх и доносы изо дня в день; поражения, которые в правительственных сообщениях превращались в победы» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 55.)

Во время выступления 22 января Луиза действовала ещё решительнее: она вышла на площадь Ратуши с оружием в руках. Когда бретонские мобили, охранявшие Ратушу, открыли по приказанию Шоде (либерального республиканца, помощника мэра) огонь по толпе, Луиза Мишель, защищаясь, стреляла вместе с другими своими товарищами. Она была глубоко возмущена предательским поступком «республиканцев», стоявших у власти, беспощадно расстреливавших почти безоружную толпу. Характерно следующее признание Луизы: в отличие от некоторых национальных гвардейцев, которые всё ещё не решались отвечать на выстрелы выстрелами и целились не в солдат, а в стены, она твёрдо решила, что не останется пассивной и нейтральной в завязывающейся гражданской войне. Луиза избрала себе раз навсегда место по эту сторону баррикад.

Это было первое её боевое крещение. Она с глубокой искренностью восклицает: «Защищая в первый раз своё дело оружием, так уходишь в борьбу, что, кажется, сам становишься взрывчатым веществом, снарядом» * . Рядом — с нею падали убитые и раненые. Ветераны революции 1848 г. спокойно, с невозмутимостью и бесстрашием отстреливались, стоя на баррикаде улицы Виктории. Пал сражённый пулей один из храбрейших защитников республики — бланкист Сапиа. Немногочисленным защитникам баррикад пришлось отступить.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 63.)

28 января правительство объявило о капитуляции Парижа и о заключении перемирия.

После событий 22 января Луиза Мишель проявляет ещё большую активность, чем до сих пор. Это уже не прежняя провинциальная учительница, пишущая безобидные республиканские стихи и способная в лучшем случае на какую-нибудь остроумную, вызывающую выходку по адресу бонапартистов. Теперь это та «Красная дева Монмартра», революционерка, общественница, какою её узнал весь мир в героические дни Коммуны. В клубах уже выступать нельзя (они закрыты по распоряжению правительства, окончательно снявшего с себя маску). Луиза, входя в состав 61-го батальона Национальной гвардии, вместе со всей рациональной гвардией готовится к энергичному отпору наступлению реакции. У неё, кроме ее скромного платья учительницы, есть два форменных костюма — национального гвардейца и линейного солдата регулярной армии. Она усиленно учится стрельбе. Преподаёт она в монмартрской школе, на улице Удо (Oudot), № 24, и занимает находящуюся при школе небольшую квартирку. С нею теперь живёт её мать, которая во время осады продала дом и виноградник в деревне Вронкур и окончательно переселилась к Луизе.

Луиза Мишель принимала активное участие в революции 18 марта. В это утро Луиза Мишель стояла на посту 61-го монмартрского батальона Национальной гвардии — на улице Розье, № 6. Одной из первых жертв нападения на Монмартр был часовой Тюрпен, которому Луиза немедленно сделала перевязку. По тревожным сигналам поднялось всё население Монмартра. «Сформировалась колонна. Монмартр просыпался. я возвращалась. но не одна, а с теми, кто шёл отбивать холмы.

Подымалась заря, звуки набата прорезывали воздух. Мы мечтали умереть за свободу.

Нас словно что-то поднимало над землёй. Пусть мы умрём, зато восстанет весь Париж. Бывают такие моменты, когда толпа становится авангардом человечества.

Холм был окутан белым светом, дивной зарёй освобождения» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 75.)

Но Луиза не останавливается — она спешит туда, куда зовёт её революционный долг. И вот — победа одержана; солдаты отказываются стрелять, приставили ружья к ноге. Немалую роль в этом сыграли отважные женщины Монмартра: они осаждали солдат, упрекали и молили их, бросившись вперёд; они грудью заслонили своих братьев-рабочих от пушек и митральез.

Победа! Восторженные крики, рабочие и солдаты братаются, обнимаются, бросают оружие. Великий, неповторимый миг!

Несмотря на полную победу народа 18 марта и бегство правительства в Версаль, некоторые более дальновидные революционеры (Домбровский, Дюваль и другие, в том числе и Луиза Мишель) не были спокойны и настаивали на немедленном наступлении на Версаль и разгроме этого гнезда реакции. Луиза предлагала даже лично отправиться в Версаль и собственной рукой убить Тьера, который казался ей главной и единственной причиной всех бедствий народа. «И я, которую обвиняют в беспредельной доброте, — восклицает она, — я, не бледнея, как снимают камень с рельс, отняла бы жизнь у этого карлика, которому суждено было пролить столько крови» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 88.)

Ферре напомнил ей, что расстрел генералов Леконта и Клемана Тома вызвал сильное волнение и недовольство в Париже. «Это новое убийство, — сказал он, — может приостановить всё движение». Луиза не верила этому, но вынуждена была согласиться, что Ферре, возможно, и прав. Рауль Риго также присоединился к его мнению. «Кроме того, — прибавили они, — вам и не добраться до Версаля» * . Эта насмешка подзадорила Луизу. Отказавшись от намерения совершить покушение на Тьера, она решила по крайней мере пробраться в Версаль. Переодевшись, она спокойно отправилась туда. Проникнув без всяких затруднений в Версальский парк, где раскинуты были палатки тогда ещё слабой и дезорганизованной армии Винуа, Луиза завела разговор с некоторыми солдатами и офицерами, агитируя их в пользу революции 18 марта. Ей удалось даже убедить кое-кого перейти на сторону Национальной гвардии. Под конец она благополучно ретировалась.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 88.)

Предположения Луизы и её товарищей оправдались: усилившаяся и окрепшая благодаря помощи Бисмарка версальская армия напала на революционный Париж. На первое нападение (2 апреля) возмущённые массы парижан ответили грандиозной, но, к сожалению, плохо организованной вылазкой 3 апреля. Луиза Мишель разделяла общее возмущение, общий порыв вооружённой народной массы. Она шла в рядах 61-го батальона, входившего в состав центральной колонны, во главе которой стоял генерал Эд.

С этого дня (3 апреля) и вплоть до падения Коммуны вся деятельность Луизы протекала на передовых позициях. Она дралась в рядах Национальной гвардии не хуже старых, закалённых в бою солдат и служила примером революционной храбрости, стойкости и самопожертвования. В статье «Героини революции», напечатанной в апреле 1871 г. в «Journal officiel», сообщалось:

«. В наши дни наблюдаются снова проявления женского героизма. В рядах Национальной гвардии сражается много женщин. В рядах 61-го батальона сражалась одна энергичная женщина. Она убила много жандармов и полицейских» * .

* ( «Journal officiel de la Commune», 10 avril 1871.)

Сама Луиза по присущей ей скромности очень неохотно писала о своих подвигах.

Луиза сражается в маршевых ротах как рядовой гвардеец. Вместе с тем она принимает деятельное участие в организации санитарной службы, много работает в походных лазаретах, в перевязочных отрядах. Она трудится без передышки, не спит по нескольку ночей, носит форму и грубые, забрызганные глиной и грязью солдатские сапоги, но всегда бодра. Она нередко появляется в самых опасных местах.

Одновременно с Луизой большую роль в санитарном обслуживании армии федератов сыграли её подруги — деятельницы Интернационала, маркитантки, члены комитетов бдительности. Они, и в том числе Луиза, появлялись там, где сыпался дождь пуль и рвались снаряды, и оказывали помощь пострадавшим. «Наши женщины, Фернандец, Данги и Мариани, устроили вместе со мной, — вспоминает Луиза Мишель, — летучий лазарет близ баррикады Пейронне. легко раненные оставались там, раненные тяжело переводились в другие госпитали, в зависимости от решения врачей; во всяком случае первая перевязка спасла жизнь не одному человеку» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 115.)

Иногда обстановка, в которой Луизе приходилось оказывать раненым медицинскую помощь, бывала очень сложной; в их действия часто вмешивались местные жители, прося оставить раненых на месте, в подвалах. Нередки были случаи предательства, когда раненые попадали в руки версальских солдат. Луиза описывает случай в Кламаре, где она с подругой своей Фернандец обнаружили в домике полевого сторожа нескольких раненых и решили забрать их из места, внушавшего им подозрение. «С большим трудом мы взвалили раненых на привезённые нами с собой больничные носилки. [и ушли], унося больных под градом снарядов» * , — пишет Луиза.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 111.)

К сожалению, Луиза Мишель не оставила нам сколько-нибудь связного и обстоятельного рассказа о своём личном участии в военной обороне Коммуны. Она лаконически сообщает лишь, что 5 мая перешла в Мон-Руж в армию Ла Сесилиа, а затем в Нейи — к Домбровскому: «Моими товарищами по оружию были поочерёдно: отряд «питомцев Коммуны» в От-Брюйере, артиллеристы Исси и Нейи, разведчики Монмартра» * . Она признаётся, что ни за что не хотела покинуть линию фронта, и, когда 61-й батальон сменился и пошёл отдыхать, она ходила в бой с другими ротами. Сравнительно подробней она упоминает лишь об одном своём подвиге.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 106.)

«Однажды ночью, когда мы стояли горсточкой на Кламарском вокзале, . [одним из бойцов] овладела навязчивая идея сдаться, во что бы то ни стало; сколько мы его ни убеждали, он стоял на своём.

— Ну, что же, если хотите, сдавайтесь, — сказала я ему; — я остаюсь здесь и взорву вокзал, если вы его сдадите.

Я уселась со свечой в руке на пороге комнаты, где были навалены снаряды, и провела таким образом всю ночь. На этот раз вокзал был удержан» * . Трус, о котором Луиза упоминает в этом рассказе, на следующее утро скрылся. Возможно, что это был версальский агент.

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 110-111.)

Луиза продолжает неутомимо и храбро сражаться в траншеях Кдамарского вокзала, непрерывно бомбардируемого версальцами. Она участвует в отчаянной стычке на Кламарском кладбище. Она много раз рискует своей жизнью. «Однажды ночью, — рассказывает она, — не знаю каким образом, нас в траншее около станции оказалось только двое: бывший зуав и я с двумя заряженными ружьями; такого караула было как-никак достаточно, чтобы вовремя предупредить товарищей. Прямо невероятное счастье, что в эту ночь станция не подверглась нападению.

Когда утром Лисбонн * пришёл с подкреплениями, он в одно и то же время был доволен и взбешён. » ** . «Кажется, я была не плохим солдатом», — заметила Луиза как-то. Что касается своей храбрости, то она всегда искренне её отрицала. «Нельзя же называть храбрым такого человека, который даже не думает об опасности; тогда в чём же моя заслуга?» — спрашивает она.

* ( Лисбонн, Максим (ум. в 1905 г.) — актёр, активный участник Парижской Коммуны. Республиканец-демократ, член ЦК Национальной гвардии, героически сражался с версальцами и заслужил прозвище «д’Артаньяк Коммуны». При подавлении Коммуны был тяжело ранен и приговорён версальским судом к пожизненной каторге. После амнистии 1880 г. возвратился во Францию.)

** ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 109.)

За всё время осады Парижа версальцами, вплоть до конца «кровавой недели», Луизе только дважды удалось побывать в Париже, да и то в продолжение всего нескольких часов. В первый раз Луиза отправилась в Ратушу с поручением от Ла Сесилиа. По дороге она была арестована национальными гвардейцами, принявшими её за переодетого мужчину, так как из-под платья выглядывали огромные мужские сапоги.

В другой раз Луиза Мишель встретилась у ворот Ратуши с группой проституток, которые в слезах жаловались ей, что их не допускают к уходу за ранеными. «. Не им ли, несчастным жертвам старого мира, принадлежало почётное право отдать свою жизнь за лучшее будущее! — восклицает Луиза. — У кого же, как не у них, было больше прав ухаживать за ранеными.

Я обещала им, что их справедливая просьба будет уважена. » И Луиза исполнила своё обещание. Сильно обрадованные женщины поклялись ей: «Мы никогда не заставим Коммуну краснеть за нас». Все они, за исключением одной (попавшей в тюрьму де-Шантье вместе с Луизой), были убиты во время кровавой майской недели.

Особенную доблесть парижские женщины проявили в последние дни Коммуны. До последнего дня майской кровавой недели они стойко сражались на баррикадах: «Проходят женщины с красными знамёнами впереди, — описывает Луиза последние минуты сопротивления на кладбище Пер-Лашез, — у них собственная баррикада на площади Бланш. Тут Елизавета Дмитриева, Лемель, Мальвина Пулен, Бланш Лефевр, Экскофон; Андре Лео была на баррикадах Батиньоля. Более 10 тысяч женщин, группами и поодиночке, сражались в майские дни за свободу». Из дошедших до нас сведений о русских, участвовавших в Коммуне, упомянем ещё об одной, героически погибшей на баррикадах Коммуны, — Анне Теофиловне Пустовойтовой, сражавшейся переодетой в мужской костюм под именем Антона Пустовойтова. На бруствере одной из последних баррикад Анна Теофиловна водрузила красное знамя с надписью: «Да здравствует пролетарская социалистическая республика и Парижская Коммуна!» Она поклялась не отдать знамя врагу — и пала смертью героя. На другой день газета «Cri du Peuple» писала: «Что оставила она по себе? Честное, доблестное имя, которое вечно будет служить примером для вступающих в жизнь юношей с пылкой душой и благородным сердцем!» * . Вместе со всеми бойцами Коммуны на передовых позициях сражалась Луиза Мишель. Незадолго до вторжения версальцев Домбровский послал нескольких федератов (в том числе и Луизу Мишель) на Монмартр, чтобы поторопить монмартрцев с организацией обороны. В мэрии XVIII округа собрались члены комитета бдительности, обсуждая создавшееся положение. Все они решили драться до последней капли крови и взорвать укрепления Монмартра в случае победы версальцев. В этот момент к дверям мэрии подошла группа федератов 61-го батальона. Увидев Луизу Мишель, они предлагают ей пойти вместе с ними в бой. «Пойдёмте, мы идём умирать, — говорят они Луизе, — вы были с нами в первый день, вы должны быть с нами и в последний».

* ( Ю. Овсянников, Русские в Парижской Коммуне, «Смена» № 6, 1953 г., стр. 15.)

И Луиза с обычной своей простотой и решимостью присоединяется к ним. Они располагаются на Монмартрском кладбище и с невероятным упорством и мужеством отстаивают каждую пядь земли. К сожалению, все их усилия оказались бесплодными, так как версальцы при содействии прусского командования обошли их с тыла, пройдя сквозь «нейтральную полосу».

Горсть защитников кладбища всё уменьшается, они падают один за другим; Луиза бежит в мэрию за подкреплением, приводит ещё 50 человек. Но скоро и эта горсть людей растаяла, осталось только несколько человек, которые отступили к баррикадам. Луиза по-прежнему полна самообладания. Она хладнокровно угощает чашкой кофе подругу, пришедшую с другой баррикады, обменивается с ней шутками и остротами.

Глубокой верой веет от её лаконического, но полного значения ответа проезжавшему мимо Домбровскому:

«- Мы погибли! — сказал он мне.

— Нет, — отвечала я ему.

Он протянул мне обе руки; это было последний раз, что я видела его живым.

Он был смертельно ранен в нескольких шагах от этого места. » * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 142.)

Наконец, на баррикаде Луизы осталось всего трое бойцов. Однако одолеть их версальцам удалось только хитростью. Чтобы обмануть их, версальцы переоделись в форму Национальной гвардии.

Луизе удалось бежать. Полная ярости и ненависти к версальским палачам, она продолжала призывать парижан к сопротивлению: «Огонь им навстречу, огонь! Зажигайте дома!» — кричала она.

Впоследствии Луиза Мишель энергично отрицала гнусную ложь версальцев о «женщинах-петролейщицах» («поджигательницах»), давшую им предлог расстреливать тысячи женщин без всякого суда и следствия. «Не было поджигательниц, — говорит она, — женщины дрались, как львицы, и только я одна кричала: «Жгите, жгите всё перед этими чудовищами!»» * .

* ( Луиза Мишель, Коммуна, стр. 147.)

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами
Расстрел ‘поджигательницы’

После подавления Коммуны Луиза ещё некоторое время была на свободе. Переодевшись, Луиза отправляется на улицу Удо, домой. У привратницы Луиза узнаёт, что версальцы приходили за нею и вместо неё увели её мать. Не медля ни минуты, Луиза направляется на пост версальцев и добивается её освобождения. Сама Луиза остаётся в тюрьме.

Нет слов, которыми можно было бы описать невыносимые страдания узников Сатори и других версальских тюрем. Их гноили в грязи, морили голодом, издевались над ними и пытали. Но Луиза и тут остаётся верной себе: в ответ на угрозы разъярённого кровожадного генерала Галифе, явившегося в бастион, Луиза рассмеялась ему прямо в лицо. Взбешённый Галифе приказал тут же расстрелять на глазах у арестованных коммунаров двух случайно попавшихся ему под руку коммерсантов, которые ничего общего с Коммуной не имели. С версальцами Луиза продолжала держаться презрительно и вызывающе. «. Все мы, люди 1871 г., умели встречать смерть и как бы кокетничали с нею», — говорит она.

В тюрьме Луиза с отвращением вспоминала о своих «республиканских иллюзиях»: те самые люди (Жюль Фавр, Жюль Симон и другие), которые клялись в «верности республике», добившись власти, стали самыми свирепыми контрреволюционерами. Луиза с горечью и стыдом вспоминала о памятном дне 4 сентября, Жюле Фавре, назвавшем тогда её, Риго и Ферре своими «дорогими детьми». Теперь, когда Фавр вдохновлял все версальские зверства и с ожесточением клеветал на героев-коммунаров, «дорогие дети», защищавшие с оружием в руках Коммуну, оказались в числе его жертв: Риго был изуродован до неузнаваемости и расстрелян, Луиза и Ферре томились в тюрьмах.

Луиза всячески старалась узнать об участи Теофиля Ферре. До неё дошли вести об его мужественном поведении на суде, о смертном приговоре. Она сильно волновалась за него. Ей удалось при содействии одной прачки обменяться с Ферре несколькими письмами, зашитыми в рукава его рубашки. Луиза послала ему «гвоздики», старательно сделанные из клочков красного шарфа, — символические «красные гвоздики», напоминавшие о предреволюционных надеждах и стремлениях, и присоединила к ним свои стихи. Вскоре она переслала ему ещё несколько своих стихотворений. В своих ответных письмах Ферре старался поднять её дух, убеждал, что победа республики и социализма во Франции неизбежна. Зная неукротимый характер Луизы, Ферре опасался, что она будет вести себя на суде вызывающе, что её приговорят к смерти. Стоя уже одной ногой в могиле, этот мужественный и стойкий человек убеждал её не рисковать своей жизнью. Луиза решила быть достойной своего друга. Она задавала себе вопрос: «Разве прилично нам, сражающимся за дело справедливости, за дело всего человечества, просить снисхождения у версальцев? Разве мыслимо, чтобы мы унизились, взывая к жалости бездушных палачей, которые уже казнили стольких страдальцев в Сатори? Нет! Принять от них смягчение участи — это значило бы частично пожертвовать своим достоинством!» * .

* ( Irtna Boyer, La Vierge rouge. Louise Michel, p. 95-96.)

За две недели до казни Ферре Луизу словно намеренно перевели в Аррасскую тюрьму, где она оставалась до 28 ноября (дня казни Ферре). Четыре дня спустя после его казни вне себя от гнева и отчаяния Луиза написала вызывающее письмо генералу Апперу, требуя, чтобы и её казнили. «Вам известно достаточно о моей деятельности, а поле Сатори находится недалеко. Вы все прекрасно знаете, что если я выйду отсюда живой, я буду мстить за мучеников. Да здравствует Коммуна!» Она сочинила и послала в адрес 3-го Военного трибунала сатирические, полные яда и гнева стихи, в которых предупреждала «лживых судей», «клику бандитов и полицейских крыс», что их ждёт суд истории.

16 декабря Луиза Мишель предстала, наконец, перед версальским судом. Прокурор всячески стремился в своём обвинительном акте сгустить краски, описывая её «преступления».

«Тесно связанная с членами Коммуны, обвиняемая Мишель заранее знала все их планы. Она помогала им всеми своими силами, своей волей, более того — часто пыталась их перещеголять. Она предложила отправиться в Версаль и убить президента республики. Таким образом, она не менее виновата, чем «гордый республиканец Ферре», которого она защищает столь странным образом. . Она разжигала страсти толпы, проповедовала войну без пощады» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 469.)

На вопросы председателя Луиза Мишель ответила: «Я не хочу защищаться, я не хочу, чтобы меня защищали. Я всем существом принадлежу социальной революции и принимаю полную ответственность за все свои поступки!».

Она смело заявила, что не поколебалась бы сама выстрелить в генералов Леконта и Тома, которые отдали приказ стрелять в народ, но в то же время она осуждала их расстрел, так как они были уже тогда лишены власти.

В ответ на обвинение Луиза Мишель в своей речи на суде заявила:

«Да, я участвовала в поджоге Парижа! Я хотела противопоставить вторжению версальцев барьер огня. У меня в этом не было сообщников, я действовала только по собственному почину. Говорят также, что я была сообщницей Коммуны. Конечно, потому что Коммуна стремилась к социальной революции, а социальная революция — самое заветное моё стремление. Я горжусь тем, что участвовала в создании Коммуны!». Луиза Мишель закончила свою речь следующими словами: «То, что я требую от вас, называющих себя военным судом и считающих себя моими судьями, — это Саторийское поле, где пали мои братья. По-видимому, всякое сердце, которое бьётся за свободу, имеет у вас одно только право — право на кусочек свинца. Я требую для себя этого права. Если вы оставите мне жизнь, я не перестану кричать о мщении, я буду призывать своих братьев отомстить убийцам из «Комиссии помилования».

— Я лишаю вас слова! — крикнул председатель суда.

— Я кончила, — сказала Луиза. — Если вы не трусы, убейте меня!»

Её приговорили к ссылке и содержанию в крепости. От апелляции она отказалась и, узнав о приговоре, с досадой сказала: «Я предпочла бы умереть. «

Вскоре её перевели в Оберивскую тюрьму.

24 августа 1873 г. Луиза Мишель и её товарищи коммунары и коммунарки отправились из Оберивского централа в далёкий путь.

Когда арестованные проезжали через Лангр, на дорогу из какой-то мастерской вышло несколько рабочих. Они приветствовали узников, и один из них, совсем седой, крикнул: «Да здравствует Коммуна!». Из Ла-Рошель арестантов отвезли на корабле «Комета» в Рошфор, и там они взошли на борт военного парусного фрегата «Виргиния», который должен был перевезти их через Атлантический океан на каторжные работы во французскую колонию — Новую Каледонию.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами
Осмотр рук пленных коммунаров

Новая Каледония — длинный и узкий вулканический, гористый остров, окружённый поясом коралловых рифов, расположен в Тихом океане, в 600 милях от Австралии. Луизе Мишель этот остров со своими семью голубоватыми холмами почему-то напоминал Рим. В глубине за холмами виднелась Золотая гора, вся в расщелинах, из которых проглядывала красная золотоносная почва. Политические заключённые — коммунары, отбывавшие там наказание, делились на три категории. Приговорённые к каторжным работам жили на острове Ну (недалеко от Нумеи, главного города Новой Каледонии). Там условия были положительно невыносимыми. Скованные двойной цепью, каторжники влачили тяжёлое ядро на ноге, подвергаясь самым жестоким издевательствам. В менее суровой обстановке содержались коммунары, жившие на полуострове Дюко (западная часть Новой Каледонии). На Сосновом острове жили только приговорённые к ссылке.

Когда корабль с новыми арестантами прибыл в Нумейскую губу, администрация каторги решила отделить женщин от мужчин и устроить первых несколько лучше — в женской исправительной колонии, под наблюдением монахинь. Луиза возмутилась и решительно заявила, что не согласится на какие бы то ни было привилегии для женщин. «Раз нас осудили наравне с мужчинами, то справедливо, чтобы мы и наказание несли наравне с ними. Мы сюда приехали не на дачу, я полагаю!» — резко заявила она начальнику в форме колониального офицера. Тот пожал плечами и сказал: «Как хотите. Я думал проявить к вам некоторую снисходительность, а вы. Правду говорили мне, что у всех этих петролейщиц упрямые головы. Но ничего! Мы вас вымуштруем, миленькие. Вот как? Вы не хотите никаких привилегий? Я это вам припомню!».

Тотчас всех арестованных выстроили в ряды, по-военному. Обращение с ними сразу изменилось в худшую сторону. Особенно грубо обращались с Луизой Мишель. Однако её требование было выполнено — всех их, мужчин и женщин, усадили в шлюпки и отвезли на полуостров Дюко, где они встретились со многими друзьями и товарищами по борьбе: старым ветераном Малезье, который 22 января 1871 г. дрался бок о бок с Луизой на площади Ратуши, Анри Рошфором и др. Они устроили новоприбывшим радушный приём и поочерёдно угощали их в своих жалких хижинах скромными «обедами». Лишённые самых необходимых продуктов, нередко не имевшие ни овощей, ни жиров, получавшие микроскопические количества мяса и хлеба, ссыльные перебивались с большим трудом. Нелегко было готовить пищу без керосина или угля, без масла, растительного или животного. Приходилось применять способ местных жителей (канаков) — жарить мясо на раскалённых камнях. Табаку и мыла не давали. По: мимо всех этих материальных лишений, ссыльные страдали морально — от зверского обращения начальства, от невыносимой тоски по родине среди этой дикой, безжизненной природы, столь непохожей на их родную Францию. Несмотря на всё это, коммунары держались стойко и мужественно; нередко обменивались шутками, горячо обсуждали всевозможные научные и политические вопросы, живо волновавшие их.

Закалённая натура Луизы Мишель героически переносила тяжёлые испытания.

Крушение и разгром Коммуны 1871 г., первого в истории государства пролетарской диктатуры, вызвали у многих коммунаров чувства уныния, пессимизма и разочарования. Среди ссыльных в Новую Каледонию было много анархистов, с которыми Луиза Мишель вскоре сблизилась и подпала под их влияние. Анархисты (Элизэ Реклю, Шарль Малато, Жан Грав и другие) познакомили Луизу с теоретическим обоснованием своих взглядов. Анархизм причинял большой вред рабочему движению. Это было реакционное, враждебное пролетарскому научному социализму течение, фактически подчинявшее интересы пролетариата интересам мелкой буржуазии, буржуазной политике и отрицавшее революционную диктатуру пролетариата. В. И. Ленин указывал, что марксисты, «ставя своей целью полное уничтожение государства, признают эту цель осуществимой лишь после уничтожения классов социалистической революцией. «, анархисты же «хотят полного уничтожения государства с сегодня на завтра, не понимая условий осуществимости такого уничтожения». В отличие от марксистов анархисты «. отрицают использование государственной власти революционным пролетариатом, его революционную диктатуру». Марксисты «требуют подготовки пролетариата к революции путем использования современного государства; анархисты это отрицают» * . Анархизм, требующий «немедленного» уничтожения государства и отвергающий использование государственной власти революционным пролетариатом, в сущности является злейшим врагом социалистической революции. Будучи псевдосоциалистическим течением, в действительности анархизм ничего общего не имеет с социализмом и с классовой борьбой пролетариата. Анархисты — друзья Луизы утверждали, будто рабочий класс в случае своей победы над буржуазией должен отказаться от завоёванной власти, поскольку якобы «всякая власть развращает тех, кто пользуется ею».

* ( В. И. Ленин, Соч., т. 25, стр. 455.)

Будучи социалисткой по чувству, весьма незрелой в вопросах теории, Луиза Мишель до конца жизни не могла понять ошибочности и ложности анархизма. Увлёкшись революционной фразеологией, прикрывавшей реакционное существо анархизма, она впоследствии сосредоточила всю свою энергию на призыве к полному разрушению старого строя, к актам индивидуального террора и экспроприации отдельных капиталистов.

Спустя много лет, в 1883 г., представ перед судом по обвинению в принадлежности к анархистской организации, занимавшейся террористической деятельностью, Луиза Мишель произнесла речь. Открыто признаваясь в своём анархизме, к которому её толкнуло поражение Коммуны, она говорила: «Мы несли чёрное знамя потому, что это знамя забастовок, знамя голодных. Но могли ли мы избрать иное знамя? Ведь красное знамя осталось на кладбищах, — и мы сможем снова взять и поднять его только тогда, когда будем в состоянии его защитить».

«»Анархизм» Луизы Мишель не нуждается в особых опровержениях и принципиальной полемике; вряд ли она сама глубоко в него верила, — писала виднейшая деятельница германского и международного рабочего движения Клара Цеткин. — Луиза Мишель — революционерка чувства, социалистка по инстинкту. Она — самоотверженный народный трибун, пламенный певец. увлекающий людей прорицатель, предвещающий зарю прекрасного будущего».

Шли годы. Временами невыносимая тоска охватывала Луизу, и она начинала строит самые невероятные планы побега. Однажды во время страшного циклона она ворвалась в хижину ссыльного Перюссэ (бывшего капитана дальнего плавания) и в сильном возбуждении сообщила, что вследствие бури на рейде нет корабля, обычно сторожившего пленников. Она умоляла его сделать плот и отдаться воле стихии в надежде, что удастся добраться до ближайшей земли. Но старый моряк крайне скептически отнёсся к этому безумному плану, и Луиза ушла разочарованная.

Одно время (апрель 1875 г.) она вела переписку с женой члена Коммуны Растуля, жившей в Сиднее. План Луизы заключался в следующем: бежать ночью, после переклички, через горы, затем вброд добраться до Нумеи и оттуда отплыть на корабле, где должно быть заранее куплено место. Свои письма к Растуль Луиза вклеивала в дно несессера с нитками, но однажды, к своему ужасу, она обнаружила, что несессер и письмо перехвачены. Она была очень удивлена, что начальство ни единым словом не обмолвилось об этом её плане побега.

Только на шестой год с момента своего прибытия в Новую Каледонию Луиза Мишель получила разрешение переехать на жительство в «столицу» Нумею, где она открыла школу для детей горожан и детей ссыльных. Она преподавала живопись, музыку, скульптуру и другие предметы.

Она обучала также детей канаков (туземцев), которые уважали Луизу не только за то, что она учит их грамоте, но и за то, что она горячо сочувствовала их положению. Белые жители Нумеи относились к канакам с отвращением, распространяя слух, будто они людоеды. Французская администрация жестоко их угнетала. Дело дошло до восстания канаков (в 1878 г.). Как-то ночью Луиза услышала, что к ней в хижину стучатся. На её вопрос, кто там, ей ответили по-канакски: «Тайо» (друг). Луиза впустила пришедших, которые объяснили, что накануне боя со «злыми белыми» пришли попрощаться. Она разорвала на куски свой красный шарф времён Коммуны и раздала эти куски им на память.

Восстание канаков было потоплено в крови: каждый десятый был расстрелян.

Однажды Луиза, несмотря на предостережения местных жителей, решила навестить канаков в кокосовом лесу, где они жили. Канаки сначала встретили её с явным недоверием. Но она смело заговорила с вождём этой «трибы» и объяснила ему, что её сослали сюда не за уголовное преступление. «Во Франции, — сказала ему Луиза, — есть добрые и злые люди. Злые — это те, кто угнетает народ, работающий на богачей. Я вместе с многими моими друзьями хотела захватить власть у злых людей. — Значит, ты добрая? Значит, ты защитница всех несчастных? — сказал вождь канаков, выслушав краткий рассказ о героической борьбе Коммуны: — В таком случае, ты такой же воин, как мы! Ты боролась за своих братьев, но потерпела поражение, как наши несчастные канаки, пытавшиеся сопротивляться белым. Да, да. Злых всегда больше, чем добрых. Они всегда убивают, и они всегда правы. » * .

* ( Frangoise Moser, Une Heroine Louise Michel, Paris 1947, p. 154.)

К великому изумлению белых горожан, Луиза вернулась из лагеря «людоедов» целой и невредимой.

Несколько лет спустя наметилась перспектива близкой амнистии сосланных коммунаров. Но, верная революционным традициям, Луиза Мишель и не желала слышать о том, чтобы ходатайствовать о помиловании. 25 июля 1878 г. она отправила губернатору следующее, полное негодования письмо:

«Прошу Вашей защиты от оскорбительных выходок людей, которые, несмотря на моё категорическое запрещение, . публикуют от моего имени в газетах письма и ходатайства о помиловании. Я постоянно повторяю, что выйду отсюда только вместе со всеми ссыльными и каторжанами — коммунарами. Моя мать и мои близкие друзья с уважением относились к моим убеждениям. Даже мои противники никогда не осмеливались затрагивать мою честь! Пусть же эти мнимые друзья. оставят меня в покое и дадут мне спокойно ждать всеобщей амнистии!». 15 июля 1879 г. Луиза Мишель высказалась в таком же духе в своём письме к президенту республики.

Наконец была объявлена общая амнистия всем ссыльным коммунарам (1880), и Луиза Мишель получила возможность вернуться на родину.

С возвращением Луизы Мишель во Францию (1881) начался новый период её жизни и политической деятельности. Луиза сотрудничает в анархистской газете «Revolution Sociale» («Социальная революция»), не подозревая, что действительным редактором газеты был префект полиции Андрие.

В марте 1883 г. Луиза участвует в манифестации безработных, которая была организована анархистом Пуже. С криками «Хлеба — или пуль!» манифестанты прошли по богатым кварталам столицы; некоторые из участников врывались в булочные, утоляя свой голод. 21 июня 1883 г. Луиза Мишель, Пуже и прочие организаторы и участники манифестации предстали перед судом по обвинению в том, что они были «главарями и подстрекателями шайки, насильственно похитившей хлеб, принадлежавший булочникам Ожеро, Буше и Морисэ». Несмотря на заверения Луизы Мишель, что она не имела ничего общего с «ограблением» булочных (в котором, по-видимому, немалое участие приняли полицейские агенты — провокаторы), приговор был заранее предрешён: шесть лет тюрьмы.

Во время своего заточения в Клермонском централе Луиза Мишель много читала, наблюдала, писала. Её интересовал быт уголовных преступников, особенно женщин-проституток. Этой теме она посвятила ряд написанных ею в то время произведений («Мемуары», романы «Человеческие микробы», «Тюрьма» и другие). Луиза Мишель внимательно изучала психологию женщин-преступниц, пытаясь вскрыть социальные корни их преступлений. «Если женщины-арестантки и внушают порой отвращение, — писала Луиза, — то мне лично внушает отвращение буржуазное общество! Пусть сперва уничтожат эту клоаку. Когда очистят от навоза место под солнцем, никто тогда не будет погружать ноги в нечистоты. Посмотрите, юные девушки с нежными и чистыми голосами, — вот ваши сверстницы, с хриплой, отрывистой речью! Причиной этого то, что нельзя жить, как они живут, не одурманивая себя, чтобы забыться» * .

* ( L. Michel, Memoires ecrites par elle-meme, v. I, p. 421.)

В январе 1886 г. Луиза Мишель была освобождена. Узнав о помиловании, она не хотела покинуть тюрьмы, и директор пригрозил, что выведет её силой. «В глубине души, — писала Луиза в своих «Воспоминаниях», — я была взбешена необходимостью принять помилование, о котором вовсе не просила. Наконец, я подумала: в тюрьме я не приношу никакой пользы своей (то есть анархистской. — А. Л.) партии. Будучи на воле, я смогу возобновить свою пропаганду и принять некоторое участие в разрушении гнилого здания нашей власти».

Она действительно выполнила своё решение: до последних лет своей жизни она неустанно разъезжала по Франции, агитировала за свержение власти капитала, рассказывала о героизме женщин в дни борьбы Парижской Коммуны 1871 г. Во время посещения Гавра в январе 1888 г. некий Пьер Люка, бедняк-рабочий, совершил покушение на её жизнь, стреляя в неё из револьвера. Одна из пуль пробила шляпу Луизы Мишель, другая засела за ухом, в височной части. Раненая Луиза, узнав, что Люка был бессознательным оружием в руках подкупивших его реакционеров, приложила большие усилия, чтобы добиться его оправдания. Она обращалась с письмами ко многим влиятельным людям (в том числе к знаменитому психиатру Шарко), стремясь доказать, что Люка невменяем. Луиза наняла опытного адвоката и в конце концов добилась оправдания человека, который хотел её убить!

Зимой 1889 г. Луизу Мишель посетила в сопровождении американской корреспондентки Е. Бартенева, участница Парижской Коммуны, описавшая обстановку и самый облик революционерки.

«. Мы постучались. Нам ответил благозвучный и совсем молодой голос. Мы вошли. Перед нами у большого простого, некрашеного стола, заваленного рукописями и тетрадями, сидела женщина лет за пятьдесят, с короткими вьющимися, с сильной проседью каштановыми волосами. Правильный нос, старческий ввалившийся рот, небольшие прекрасные карие глаза и болезненный, красноватый цвет кожи на лице, приобретённый в Каледонии. На Луизе Мишель было старенькое ситцевое платье тёмного цвета и ветхий ватерпруф. Кроме большого стола, у которого она сидела и над которым были прибиты к стене три широкие некрашеные полки с книгами, бумагами и завёрнутым в бумагу куском сыра, в комнате был ещё стол, на котором сидели на шестах с перекладинами два попугая. и крошечная железная печка, у которой грелась сидевшая на стуле обезьянка во фланелевом платьице. На печке стоял жестяной кофейник. Кухни при квартире нет. Вся квартира состоит из трёх комнат. В одной из них, кажется, стоит кровать, другая — совершенно пустая.

— . О чём же вы хотели спросить меня? Спрашивайте, — дружелюбно и просто обратилась Луиза к корреспондентке американской газеты.

— . Как и когда возникли у вас те стремления, которыми вы руководились во всю свою последующую жизнь?

— О, — прервала её Луиза, — разве можно сказать, когда идея берёт своё начало и где её конец? Оставим это, право, это неинтересно. А вот что гораздо интереснее: есть у вас в Америке синдикаты женщин-работниц? Если нет, то скажите американкам — пусть они основывают такие союзы. За последнее время нам удалось сгруппировать в Париже несколько таких союзов. Это дело живое, оно пойдёт.

Американка записала, но, видимо, была недовольна тем, что Луиза Мишель уклонилась от ответа на её первый вопрос.

— Позвольте спросить вас, — сказала она, отрываясь от записной книжки, — чего собственно вы хотели в 1871 году?

Глаза Луизы засияли. Отвечая на вопрос, она, между прочим, сказала:

— Разве вы думаете, что человеку свойственно довольствоваться своею личною жизнью (sa petite vie personnelle)? Нет, он бы умер от скуки. Смотреть на себя, как на частицу общества, как на атом вселенной — это естественно. Напротив, совершенно противоестественно считать себя центром вселенной, центром общества.

. Все усилия американки заставить француженку говорить о себе оставались тщетными. Луиза находила, что это неинтересно. Эта старуха жила настоящим и будущим и упорно указывала на свои мемуары, как на совершенно достаточный источник биографических сведений.

— Я думаю, — откровенно вздохнув, заявила американка, — что в ваших мемуарах вы говорите обо всём, кроме вашей собственной личности.

Луиза улыбнулась. — Так сложилась моя жизнь, — ответила она. » * .

* ( «Русское богатство» № 8, 1893 г., стр. 134-142.)

В 1890 г. Луиза Мишель узнала, что правительство хочет объявить её умалишённой и заточить в психиатрическую больницу. Она бежала в Лондон. Там она продолжала поддерживать связь с анархистами.

До конца жизни Луиза Мишель оставалась преданной делу революции.

Луиза Мишель умерла 10 января 1905 г. в убогом номере марсельской гостиницы, в страшной нужде. В последние годы жизни она живо интересовалась русским революционным движением. Перед смертью она говорила анархисту Жиро: «Вот увидите: в стране Горького и Кропоткина произойдут грандиозные события. Я уже чувствую, как она поднимается, как она растёт, эта революция, которая сметёт царя и всех его великих князей, и славянскую бюрократию, и перевернёт вверх дном весь этот огромный «Мёртвый дом». И что будет самым удивительным, это — что и в Москве, и в Петербурге, и в Кронштадте, и в Севастополе солдаты будут заодно с народом. Тот унтер-офицер (она имела в виду унтер-офицера армии генерала Винуа — Вердагера, который в историческое утро 18 марта 1871 г. убедил свою роту приставить ружья к ногам — не стрелять в народ), — будет иметь много подражателей, можете быть в этом уверены!» * .

* ( E. Girault, La bonne Louise, Paris 1906, p. 217.)

Заслуги Луизы Мишель в период Коммуны 1871 г. велики и бесспорны. Несмотря на анархические заблуждения последних лет своей жизни, в нашей памяти она навсегда останется доблестной коммунаркой, отважно «штурмующей небо», «Красной девой Монмартра».

«Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (+ВИДЕО)

Читаем Евангелие от Матфея. 6: 1–8

Когда наше милосердие губительно для нас? Кого должна прославлять милостыня, и с какой целью она творится? Каких форм религиозности необходимо избегать православному человеку? Как молиться правильно? Как избегнуть язычества в молитве?

Мы продолжаем наши беседы на Евангелие от Матфея. И сегодня мы будем читать 6-ю главу, стих с 1-го по 8-й.

О милосердии
(Мф. 6: 1–4)

Первая тема сегодняшней беседы – христианское понимание милосердия. Прочитаем весь тот отрывок, который сегодня будем разбирать:

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6: 1–4).

Само слово «смотрите», которое мы встречаем в 1-м стихе данной главы, скорее означает «внимание!»: то есть всякий раз, когда Господь использовал слово «смотрите», Он требовал повышенного внимания к тому, что говорил. Здесь Господь Свою речь о милосердии именно и предваряет данным словом, что понуждает нас более внимательно отнестись к Его словам, этому Его наставлению.

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного» (Мф. 6: 1).

Этими словами Господь лишает всякого смысла любую нашу милостыню, которую мы творим напоказ. Но само греческое слово, которое переведено у нас как «милостыни», по мнению А.П. Лопухина, составителя «Православной толковой Библии», правильнее перевести как «праведность». И Господь наш Иисус Христос осуждает любое внешнее, сугубо показное проявление «праведности», о чем Он и будет говорить ниже, рассуждая о показном милосердии (благотворительности), показном посте и показной молитве. Дословный перевод 1-го стиха 6-й главы Евангелия от Матфея будет следующий: «Удерживайтесь же праведность вашу не творить перед людьми, чтобы сделаться видимыми им; если же нет, плату не имеете у Отца вашего, Который в Небесах». Как видим, здесь речь идет о людях, которые считают себя праведными и выставляют свою имитацию праведности напоказ; Христос предупреждает нас ни в коем случае так не поступать. Поэтому здесь слово «смотрите» иногда понимается и переводится как «удерживайтесь». Нам действительно необходимо сдерживать, удерживать подобные настроения в своей собственной душе.

Братия хвалили авве Антонию одного монаха. Когда этот монах пришел, Антоний, захотев испытать, переносит ли он оскорбление, и увидев, что не переносит, сказал ему: «Ты похож на село, которое на вид красиво, а по сути разграблено разбойниками» 1 .

Тот, кто кичится своей праведностью, заведомо честолюбив, и любой добрый поступок такого человека есть зло

Показная праведность есть уродливое явление в духовной жизни человека. Верующий не имеет права имитировать праведность, он должен по-настоящему стремиться идти путем праведности и благочестия. Есть три категории людей: верующие, лицемеры и безбожники. Самая худшая категория людей – это именно лицемеры. Они даже хуже безбожников, ибо последние хотя бы не лицемерят. Тот, кто кичится своей праведностью, заведомо честолюбив, а это означает, что для такового его добрые дела есть повод для самолюбования в своих собственных глазах и в глазах других людей. Религиозность в данном случае удобная ширма для подобного лицемера, ею он скрывает свое собственное самолюбие, сластолюбие и самолюбование от себя самого и от других людей. Любой добрый поступок такого человека есть в действительности зло и для него самого, и для других. Лучше бы было, если бы таковой бездействовал. В таком случае он не был бы лицемером и, пребывая в подобном состоянии, смог бы и догадаться о своем реальном порочном бытии 2 .

Итак, Христос учит нас: «Смотрите, не творите милостыни (то есть праведности. – прот. О.С.) вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного». Этими словами Сын Божий научает нас ничего не приписывать доброго себе самим. Как и сказано о всяком праведном и благом действии: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов» (Иак. 1: 17).

И мы читаем далее:

«Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою» (Мф. 6: 2).

Здесь и далее слово «милостыня» на языке греческом означает именно «благотворительность», в отличие от 1-го стиха данной главы, где слово «милостыня» правильнее понимать как «показная праведность».

Впрочем, на иврите «праведный» – цадик, а «благотворительность» – цидака.

Блаженный Феофилакт так истолковывает эти слова: «Говорит так не потому, будто лицемеры носили при себе трубы, но чтобы более опорочить их намерение, так как они желали, чтобы об их милостыне трубили. Лицемеры суть те, которые в сердце своем не то, чем показываются. Так, они кажутся милостивыми, но на самом деле не таковы. Они показываются милостивыми, чтоб видели их другие» 3 . Иными словами, эти люди не думали, как надо жить правильно в глазах Бога, они думали, как они будут выглядеть в глазах других людей. Они не ходили перед Богом, как это делали праведники Енох, Ной и Авраам. Они, напротив, ходили и величались перед людьми; они как бы трубили и орали перед собою: «Посмотрите, какие мы хорошие, какие мы религиозные и какие мы праведные». Христос не хотел Своих последователей видеть такими, как книжники и фарисеи, как иудейские архиереи и старцы. Он заботился о том, чтобы вся наша награда была бы не на земле, а на Небе. Ибо, как сказано, «сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6: 8). Тот, кто думает только о том, как другие люди смотрят на него, и творит добрые дела только напоказ, сам, оставаясь злым, сеет в плоть и пожинает тление; но тот, который в Боге богатеет, «от духа пожнет жизнь вечную» 4 .

Итак, иудеи, современные Иисусу Христу, были как ходящие медные трубы, которые ходили и трубили всем о своей праведности 5 . Они были, как сказано в Писании, «безводные облака, носимые ветром; осенние деревья, бесплодные, дважды умершие, исторгнутые» (Иуд. 1: 12). Иудеи отпали от истины благочестия и истины веры, но это не означает, что отпадение свойственно только этому народу. Апостол Павел говорил об иудеях и христианах: «Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя» (Рим. 11: 20–21).

Был у блаженного Онисифора Печерского духовный сын и друг, некто из черноризцев. Он лицемерно подражал житию этого святого: представлялся постником, притворялся целомудренным, втайне же ел и пил и худо препровождал лета жизни. И утаилось это от того духовного мужа, и никто из братий не узнал этого. Однажды, совсем здоровый, он умер без видимой причины. От его тела шел такой смрад, что никто не мог и приблизиться. Страх напал на всех. Насилу вытащили его, но отпевать не могли: положили тело особо и, встав поодаль, творили обычное пение; иные же затыкали ноздри. Схоронили, положили его внутри пещеры, и оттуда исходил такой смрад, что бессловесные твари отбегали от пещеры подальше. Много раз слышался и горький вопль, как будто кто-то мучил умершего брата. И явился святой Антоний пресвитеру Онисифору и с угрозами говорил ему: «Что это ты сделал? Зачем положил здесь такого скверного, многогрешного, какого еще никогда не было положено! Он осквернил это святое место». Очнувшись от видения, Онисифор пал ниц и молился Богу, говоря: «Господи! Для чего Ты сокрыл от меня дела этого человека?» И, приступив, Ангел сказал ему: «Это было в назидание всем согрешившим и нераскаянным, чтобы, видев это, покаялись» 6 .

Раскаянный грешник имеет надежду на спасение, а лицемер не имеет надежду на спасение, ибо сокрыл от других и от самого себя свое действительное состояние под личиною лживой «праведности».

И мы читаем далее:

«У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6: 3–4).

Милостыня (благотворительность) должна совершаться с намерением прославить не себя, но Бога. Под левой рукой святые отцы предлагают понимать тщеславие, а под правой – милосердие. Получается следующее прочтение данного стиха: «пусть твое тщеславие не знает, что творит твое милосердие». То есть христианам предлагается скрывать и от самих себя свое милосердие, не придавать ему никакого значения. Объясняя слова «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», блаженный Феофилакт пишет: «Не с преувеличением сказал так: если, то есть можно, скрой и от себя самого» 7 . Итак, если нам необходимо скрывать свое милосердие (благотворение) от себя самих, то тем более нельзя трубить о своей благотворительности перед другими людьми. Но как это сделать?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

Самая плохая форма благотворительности – это когда в глазах других людей дается нами милостыня человеку, который нас хорошо знает, а также и свидетели нашей благотворительности хорошо нас знают. Чуть лучше, когда мы даем милостыню человеку, который нас знает, но в присутствии людей, которые нас не знают. Еще лучше, когда никто – ни свидетели нашей благотворительности, ни сам человек, которому мы благотворим, – нас не знает. Но еще лучше – когда мы даем милостыню человеку, который нас не знает, один на один. И еще лучше, когда мы подаем нашу милостыню через другого человека, который нас знает. Но, без сравнения, более значимая милостыня – когда мы ее подаем через человека, которого мы не знаем и который нас не знает. Короче, лучше всего милостыню положить в церковный ящик и постараться побыстрее от него отбежать, пока нас никто не заметил.

В «Лавсаике» рассказывается о том, что пресвитеру Дорофею прислали 500 златниц и просили раздать их тамошним братьям. Но он, взяв три златницы, остальное переслал отшельнику Диоклу, мужу благочестивому и многознательному, сказав: «Брат Диокл умнее меня и с пользой может распорядиться ими, потому что лучше меня знает, кому действительно нужно оказать помощь, а мне довольно и этих» 8 .

Это самая дикая форма благотворительности – вывешивать имена благотворителей прямо на стенах храмов

Следовательно, самая дикая форма благотворительности – это когда вывешиваются имена благотворителей прямо на стенах наших христианских храмов. До такого даже иудеи не додумались. Именно о таковых Господь и сказал: «Не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного». Таковые хотят, чтобы их всегда прославляли, даже тогда, когда уже никто не помнит, как, зачем и для чего была потрачена эта жертва, это пожертвование. Я думаю, что подобные пожертвования грех и принимать на храм: они обожгут руку праведника. Сказано о нечестивых пожертвованиях: «Не вноси платы блудницы 9 и цены пса 10 в дом Господа Бога твоего ни по какому обету 11 , ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23: 18); и еще: «Серебро за жертву о преступлении и серебро за жертву о грехе не вносилось в дом Господень: священникам оно принадлежало 12 » (4 Цар. 12: 16). То есть нечестивые не могут жертвовать на храм Божий, они могут только отдавать на нужды священников и просить их: может быть, священники помолятся за них.

Один послушник получил наставление от своего наставника начать чтение молитвы в определенное время. Эта молитва имела значение очень для многих, которые специально на нее и собирались из разных дальних мест. Но, не дождавшись своего наставника и других людей, послушник начал эту общественную молитву не в свое время. Придя, наставник, может быть слишком резко и необдуманно, обличая его, сказал: «Теперь ты потерял надежду на вечную жизнь». От радости ослушник заплакал. Удивившись слезам радости, наставник спросил его: «Чему же ты радуешься? Ведь ты погубил свою душу». На что счастливый послушник ответил: «Да! Но теперь я смогу служить Господу своему совершенно бескорыстно».

Блаженный Иероним писал: «Тот – лицемер, кто, подавая милостыню, громко играет перед собой на трубе. Лицемер также и тот, кто, постясь, делает мрачным выражение лица своего, чтобы внешним видом показать пустоту своего желудка. Лицемер и тот, кто молится в местах собраний и на углах улиц, чтобы его видели люди. Из всего этого получается такое представление, что лицемеры – те, которые делают что-нибудь только с тем, чтобы прославляться (или заслужить почтение) со стороны людей. Мне кажется, что и тот, кто говорит брату своему: “Дай я выну сучок из глаза твоего” (Мф. 7: 4), делает это из тщеславия, чтобы самому показаться праведным. Посему и говорится ему от Господа: “Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза” (Мф. 7: 5). Итак, в очах Божиих награду получает не добродетель, а побуждение к ней (то есть то, с каким намерением она делалась. – прот. О.С.). И если ты немного уклонился от правого пути, то безразлично, идешь ли ты направо (то есть к Богу. – прот. О.С.) или налево (то есть к диаволу. – прот. О.С.), когда ты потерял истинный путь (то есть истинное намерение. – прот. О.С.)» 13 .

Итак, каждый христианин должен стремиться развивать в себе дух жертвенности и бескорыстия, что должно развить в каждом из нас дух непревозношения, смирения и любви. Без всего этого ни религиозность, ни какие другие наши добрые деяния не обладают никакой ценностью в глазах Бога. Возлюбить Бога означает удалиться от всякого зла. Возлюбить Бога означает прилепиться к Его святой воле и ни в чем не противиться ей, только тогда наша жизнь будет духовно богатой и по-настоящему счастливой. Преподобный авва Макарий учил: «Действительно, Господь наш богат и любит нас, а мы не хотим Его слушать, а враг наш, диавол, беден и ненавидит нас, а мы любим его скверны!» 14 . Итак, покорим себя учению Нагорной проповеди и отвергнем скверны диавола. Ибо путь диавола есть величайшая скверна для нас, и идущие по нему потерпят великий урон, ничего не приобретут и все – даже и самих себя – потеряют. Не будем приобретать для себя ад ценою Рая, тьму ценою Света; да осознаем, где для нас счастье и благо, а где вечная мука и духовная смерть. Сказано: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих» (Втор. 30: 19–20).

«Помолись Отцу твоему, Который втайне»
(Мф. 6: 5–8)

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

И мы читаем 6-ю главу далее:

«И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6: 5–6).

Осудив показную праведность и показную благотворительность, Христос осуждает внешнее, показное проявление религиозности (молитвы напоказ). Конечно, тогда не было телевидения и показные молитвы ограничивались только тем местом, где они и произносились, – «в синагогах и на углах улиц». Почему на углах улиц? Потому что если человек молится на углах улиц, то его могут видеть пешеходы с разных улиц. Почему показной считается и молитва в синагоге, ведь синагога тогда являлась домом молитвы? Дело в том, что определенная категория людей ходила в синагогу не для того, чтобы изучать Закон Божий и молиться, но, прежде всего, для того, чтобы делать все это напоказ. Блаженный Иероним поясняет: «Не Божию награду (искали эти люди. – прот. О.С.), но свою (то есть друг от друга. – прот. О.С.); ведь они прославлены от людей, ради которых они совершали добрые дела (упражнялись в добродетелях)» 15 .

В наше время молитва напоказ или религиозность напоказ стала обычным явлением. Особенно усердствуют в таком внешнем молитвенном благочестии политики разных мастей. Они любят, когда их показывают молящимися в храме, они так усердствуют в своих молитвах на телекамеру, что у верующих создается впечатление, что в обычной жизни эти лицемеры совсем и не молятся. «Религиозность» политика или его внешне уважительное отношение к Церкви превращается в разменную монету во всевозможных политических играх. Особенно активно такая религиозность проявляется у наших политиканов в период предвыборных баталий. Но что скрывается за всем этим, как не потребительское и спекулятивное отношение к нашим религиозным чувствам. Такая их внешняя «духовность» оскорбляет наши религиозные чувства, ибо ничего общего с христианством она не имеет.

Блаженный Феофилакт пишет о лицемерно молящихся: «И сих называет лицемерами, потому что и они только кажутся внимательными к Богу, а на самом деле внимательны к людям, от которых и получают мзду свою» 16 . Лицемер по-настоящему внимателен только к себе самому. Ибо, все делая напоказ, он делает для себя и во имя свое.

Святитель Иоанн Златоуст: «Бог везде смотрит на цель дел»

Поясняя, почему Христос как бы осуждает и общественною молитву, называя лицемерной молитву в синагоге, святитель Иоанн Златоуст уточняет: «Что же, спросишь ты, ужели не должно молиться в церкви? И очень даже, но только смотря потому, с каким намерением. Бог везде смотрит на цель дел. Если и в клеть войдешь и затворишь за собою дверь, а сделаешь это напоказ, то и затворенные двери не принесут тебе никакой пользы» 17 .

И своим аскетизмом, и добрыми делами мы можем только попытаться отблагодарить Бога за Его дар спасения

Итак, Господь не хочет, чтобы мы приписывали своим поступкам, особенно религиозным, какую-либо ценность в глазах Бога и ближних. Преподобный Симеон Новый Богослов писал: «…диавол сделался многоискусен в воевании с людьми и воюет с ними пятью кознями: еллинством, иудейством, ересями, противоправославным образом жизни и (неразумными) подвигами добрых деланий» 18 . О последнем заблуждении, об увлечении некоей значимостью своих собственных дел преподобный Симеон поясняет: «Опять и подвигами добрых дел и самоумерщвления ввергает он (диавол) подвижников в гордость, которая есть корень всякого зла, равно как и пристрастие к славе и чести людской. Этою прелестию гордыни, которая есть всех добродетелей истребительница, превращает (извращает. – прот. О.С.) он и в пропасть низвергает души бедных подвижников, живущих в преподобии и правде, и некоторых из них уговаривает показать ревность Божию не по разуму и строгость жизни нерассудительную. Через это он делает их тиранами самих себя, и они мучат себя всякими лишениями и злостраданиями, да славимы будут от человек, – что достойно крайних слез, потому что они лишаются за то и настоящих, и будущих благ. Пагубность, которой подвергаются все другие люди, о коих мы сказали, ничто в сравнении с потерями, какие несут сии люди» 19 . Соглашаясь с тем, что никакими собственными усилиями мы не можем искупить нашей прежней порочной жизни, преподобный Симеон восклицает: «…ибо противостояние и преодоление этого врага нашего никаким другим способом не бывает, как только единым Христом Господом» 20 . По мнению преподобного Симеона Нового Богослова, сами по себе наши добрые дела не обладают никакой спасительной силой, их назначение несколько иное. Преподобный Симеон пишет: «Эти последние суть средства для двух великих вещей – умилостивления и благодарения» 21 . То есть своим аскетизмом, равно как и своими добрыми делами, мы только можем попытаться отблагодарить Бога за тот дар спасения, который дан нам даром, независимо от наших добрых и злых дел; даром, чтобы никто не мог и хвалиться; или, умилостивив Бога своими духовными подвигами, сумеем только обратить Его внимание на нас. Итак, в деле нашего спасения слава принадлежит только Богу! И если мы хоть чем-то восхитим эту славу в деле нашего спасения, присвоим ее себе, тут мы все и потеряем. Симеон Новый Богослов пишет в своем 44-м слове: «Итак, те, которые творят показанные добродетели, просто лишь как добрые дела, а не для этих двух целей, то есть умилостивления и благодарения, – грешат и умирают грешниками» 22 .

Итак, если теперь кто-либо спросит вас: «Что вы сделали, собственно, для дела вашего спасения?» – ответьте им: «Ничего! Ибо все доброе, что мы имеем, мы приписываем не себе самим, но только Богу. Он один и есть Спас наш». Иными словами, наши дела нисколько не способствуют нашему обращению к Богу и нисколько не устраивают (духовно не обустраивают) нашу жизнь после примирения с Ним, мы спасаемся и преображаемся только через живую веру 23 в Иисуса Христа. Преподобный старец Амвросий Оптинский учил: «Все святые были грешниками и только во Христе стали тем, кем стали. Так и ты, душа моя, не смущайся, но веруй в Господа, Он и тебя спасет».

Преподобный Симеон и пишет: «Ибо если кто, после примирения с Богом, станет делать те дела (то есть добрые дела. – прот. О.С.) для того, чтоб примириться с Ним, то Бог отвращается от него и тяготится им» 24 .

Иудеи и мусульмане искренне стремятся примириться с Богом, идя путем человеческой праведности, а мы, христиане, – идя путем праведности Христовой. О чем апостол Павел и пишет: «…и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа и найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона (то есть от добрых дел. – прот. О.С.), но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере» (Флп. 3: 8–9). Только заслугами Христа мы можем стать чем-то в Боге и с Богом; и мы ничто и никто без Христа 25 .

Здесь вдумчивый читатель и слушатель может задать резонный вопрос: а чем такое понимание вопроса о нашем спасении отличается от протестантского? Отличие более чем существенное: протестанты не понимают, что такое освящение, и совершенно не понимают, что такое обожение. Православная Церковь учит, что оправдание, совершаемое во Христе, не просто есть прикрытие человеческой греховности (в таком случае уместнее было бы использовать слово прощение или милость), а именно такое состояние, когда оправданный фактически становится невиновным, так как изменяется и сама его внутренняя природа. Прежде содеянные грехи перестают просматриваться в человеке. Об этих грехах продолжают помнить только диавол и те жестокие люди, которые не допускают мысли о возможных исправлениях другого человека. Таковые могут верить только в возможность нравственного изменения самих себя. Ну а коль скоро они увидели ближнего во грехе, так всецело и отождествляют его со грехом и ничего, кроме явленного им греха ближнего, в нем и не видят. Лютер прямо учил, что человек никогда не сможет измениться в лучшую сторону.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

Но мы верим именно в возможность исцеления поврежденной человеческой природы, и мы знаем, что сие исцеление и происходит во Христе. Для сего Сын Божий и облекся в человеческую природу – для того, чтобы в Себе Самом исцелить каждого из нас. Те же, которые стремятся сами, силою своего автономного благочестия исцелить свою греховность, пусть зададут себе вопрос: каким бы искусным ни был врач, может ли он сам делать операцию на своем собственном сердце? Конечно, НЕТ!

Святые не придавали значения своим добрым делам, более того – исповедовали свои добрые дела как грехи

Профессор Алексей Ильич Осипов рассказывает в одной из своих лекций, что, когда ему довелось общаться с католиками на Западе, он обратил внимание на то, какое огромное значение они придают своим добрым делам, особенно в сфере благотворительности. Эти люди были просто переполнены напыщенностью от осознания собственной значимости и значимости той миссии, которую им поручали. Беседуя с католиками, Алексей Ильич сказал, что в Православии святые не придавали никакого позитивного значения своим добрым делам, и более того – исповедовали свои добрые дела как грехи. Когда католики это услышали, они поняли, что они только подходят к пониманию того, что есть христианство – христианство не в субъективно-клерикальном или доктринальном, а в фактическом понимании этого слова: христианство – это принадлежность Христу; христианин – значит Христов или уподобляющийся Христу. Сын Божий ничего не делал во имя Свое, он все делал во имя Отца Своего Небесного. Сказано: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5: 43). В этом слове Сына Божия мы видим, что отличает Христа и христиан от грядущего антихриста и его последователей. Сын Божий приходит во имя Отца Своего Небесного, христиане – во имя Христово; антихрист приходит даже не во имя отца своего диавола (антихрист ненавидит и боится своего отца), он приходит во имя свое, и антихристовы слуги приходят во имя свое. Как известно, у сатанистов самый великий и значимый праздник – это собственный день рождения. Мы, христиане, во всем должны являть противоположность духу антихриста.

Если Сам Сын Божий действовал во имя Отца Своего Небесного, то и Церковь Христова ничего не должна делать сама от себя, но все только во Христе и со Христом.

Читаем: «И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца» (Кол. 3: 17).

И там, где мы, христиане, в угоду политическим, материальным и каким-либо иным интересам поступаемся учением Святаго Евангелия, там мы и перестаем быть христианами и в нас начинает проступать образ того, который приидет во имя свое.

Должны мы, христиане, являть в своем благочестии противоположность и молитвенному благочестию иудеев. Как мы и прочитали о них и о нас: «Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою» – то есть вся их награда земное и тленное; «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» – смысл сих слов более чем очевиден: мы уже в этой жизни получаем и стремимся к награде Небесной.

Но мы читаем далее:

«А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6: 7–8).

По учению святых отцов, языческое многословие в молитве означает не знать меры в том, что мы просим у Бога. Или молиться так долго, что молитва для самого молящегося превращается в повод для самолюбования. В таком случае человек гордится сам собою. Известно, как в своих языческих «молитвах» преуспевают те же кришнаиты, из-за чего многие из них и впадают в бесовское самомнение.

Блаженный Феофилакт пишет: «Многоглаголание есть пустословие, когда, например, молимся о чем-либо земном – о власти, славе, богатстве. Итак, ты не будь пустословом и проси того, что достойно Господа Бога» 26 .

При языческом понимании молитвы количество поглощает качество

Языческое понимание молитвы – это когда количество поглощает качество. Блаженный Феофилакт пишет о нерадивых в благодати христианах, которые впали в подобное мантрическое отношение к молитве: «Не должно совершать молитв, составленных из многочисленных слов, а должно молиться не многими словами, но сердечно и непрестанно» 27 . Оказывается, непрестанная молитва – это не есть мантрическое бубнение одних и тех же слов, когда качество достигается количеством повторений. Сердечное непрестанное молитвенное умонастроение – это непрерывное проявление любовных чувств по отношению к Богу и ближнему; проявление любовных чувств не в смысле декларирования неких дружеских отношений и привязанности, но проявление любви, «которая есть совокупность совершенства» (Кол. 3: 14). Писание призывает нас заботиться иметь Бога в разуме (см.: Рим. 1: 21, 28); но это не означает, что в разуме, на рациональном уровне мы должны сохранять всю сумму теологических истин и доктрин. Нет! Иметь Бога в разуме означает всегда стремиться во всем исполнить Его святую волю, то есть всегда опасаться нарушить волю Любимого.

С другой стороны, мы не можем слишком много и слишком настойчиво просить у Бога чего-либо, ибо мы и не знаем, что в настоящий момент для нас необходимо. В Писании сказано: «Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными. Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией» (Рим. 8: 26–27). Подлинные наши нужды уже известны Богу прежде всякого нашего прошения у Него. Он, Сердцеведец, знает, что для нас действительно полезно, а что и опасно, и грех 28 .

Другая языческая крайность, с которой человек может столкнуться при неправильной организации своей молитвенной жизни, – это чрезмерная молитвенная экзальтация. О жрецах Ваала и их молитвах сказано в Библии: «И стали они кричать громким голосом, и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним. Прошел полдень, а они все еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения» (3 Цар. 18: 28–29). Экзальтация на молитве – это и есть особенность языческого понимания молитвы. Язычники кричат, потому что думают, что Бог может их и не услышать, занимаясь каким-нибудь Своим делом. В их понимании Бог реагирует на людей с громкими голосами и с хорошими подарками. Подобное представление о Боге слишком очеловечено и ни в коей мере не приближает человека к пониманию божественного Духа. Сказано: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1 Кор. 14: 32–33).

Мне приходилось наблюдать харизматические сектантские моления. Там духи настолько завладевали людьми, что те совершенно не могли никак контролировать себя. Некоторые падали на пол и пребывали в полном оцепенении, некоторые, лежа на полу, тряслись, их тела буквально крутило и подбрасывало. Это было полное духовное неустройство. И кто-то дерзает говорить, что это работа Духа Святаго! Какое духовное бесчувствие и какая слепота!

Но не надо думать, что подобные перекосы случаются только у еретиков. Есть проблемы, связанные с чувственностью и экзальтацией на молитве, и в православной среде. Очень многие неправильно молятся. И от этого впадают в состояние депрессии, близкое к состоянию прелести. Особенно этим страдают женщины, но иногда и некоторые мужчины. Это состояние близко к состоянию кликушества. Чтобы избежать подобного духовного заболевания, во время молитвы надо помнить о некоторых правилах.

Закрывать глаза во время молитв и представлять Христа, Божию Матерь или святых совершенно недопустимо

Первое. Прежде всего, нельзя во время молитвы что-то представлять – некие образы воображаемые. Некоторые закрывают глаза во время молитв и представляют Христа, Божию Матерь или святых. Это совершенно недопустимо. Ведь икона и существует для того, чтобы отсечь наше чувственное восприятие духовного мира и дать нам бесстрастные формы иной реальности. Канонически правильно написанная икона дает нам бесстрастный образ, который делает и наше восприятие объекта молитвы бесстрастным. В противном случае человек общается не со Христом, Божией Матерью или святым, а со своим собственным субъективным (чувственным) восприятием святыни. То же самое происходит, если мы молимся перед иконой, написанной в западной (реалистической) манере. К сожалению, многие храмы, особенно построенные в XVIII и XIX веках, наполнены списками с католических, чувственных картин. В свою очередь, латинские художники 29 , рисуя своих «Мадонн», часто просили женщин легкого поведения (проституток) позировать им. Эль Греко, и не только он, но и многие другие западные художники писали своих святых и «апостолов» с одержимых людей, прямо в психлечебнице. И то, что с этих латинских (католических) изображений делали образцы для росписи православных храмов, есть не что иное, как откровенное кощунство и попрание самого понятия ИКОНА. Икона – это список, который своим первоисточником всегда имеет духовное явление, открытое какому-нибудь святому человеку. А картина – это чувственная фантазия духовно незрелого человека. Можно только представить, в какой «духовный» мир она может открыть окно. Слава Богу, что, восстанавливая многие храмы, уже в наше время многие благочестивые настоятели отказались от латинской мазни и вернулись к традиционному церковному канону при написании фресок и икон. Без этого нормальная духовная (молитвенная) жизнь навряд ли возможна.

Пример для молитвенной практики – церковное клиросное чтение: оно бесстрастно, целомудренно и благочестиво

Второе. Следующее важное условие для нормальной молитвы – это отказ от истерической экзальтации. Давайте вспомним, каким сопутствующим текстом начинается утреннее правило. Сказано: «Посему постой мало молча, дондеже утишатся вся чувствия…» Утишить чувствование совершенно необходимо, иначе на молитве будет преобладать не духовное, а плотское чувство. Некоторые истерические особы любят рыдать на молитве или проявлять чрезмерную радость – и то, и другое недопустимо. Пусть примером для вашей молитвенной практики станет церковное клиросное чтение. Это чтение бесстрастно, целомудренно и благочестиво. Здесь отсутствует молитвенная экзальтация, близкая к чувственному оргазму. Если говорить о слезах, то Церковь учит, что есть дар слез, который дается немногим. В противном случае рыдания и плачь на молитве могут оказаться такой же чувственной экзальтацией, оскорбляющей своей плотской чувственностью Бога.

Другое дело – плачь о нераскаянных грехах, который, впрочем, неуместен после доброй исповеди. Писание учит нас: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 16–17). Видите, братия и сестры, здесь радость и молитва суть понятия близкие и даже тождественные. Обеспечить для себя такую тихую радость на молитве мы сможем через бесстрастие зрака и чувства. Апостол Павел однажды воскликнул: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4: 4). Впрочем, и в радости надо помнить о некоей мере. Сказано: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15). Но при всем при этом трудно мне представить православного человека хмурым и до истеричности несчастным. Наша вера есть вера Светлой (Святой) Руси, Руси благостной и тихой (то есть бесстрастной).

Третье. Важное условие в молитве – не молитесь с закрытыми глазами и про себя. Это опасно для новоначальных, ибо умная и непрерывная молитва есть удел совершенных и духовно развитых людей (и, как правило, из числа монашествующих). Самочинно берущих на себя подобное правило может постигнуть духовный недуг. Также есть совет не молиться по памяти при совершении правила. Ибо диавол может смутить нас, перепутав слова нашего молитвенного правила. И еще один совет о правильной молитве: если во время чтения молитвы вы поймали себя на том, что ваша мысль ушла куда-то в сторону, то начните эту молитву сначала – не все правило, а именно эту молитву. Если и после этого молитвенный настрой не восстановится, надо сосредоточить внимание на тексте, который перед вашими глазами. Может быть, еще раз перечитайте его. Обращайте внимание на то, где запятые, точки и как правильно ставить ударения в славянских словах. Славянский язык любите: его бесы боятся, а Ангелы любят.

При соблюдении всех необходимых условий на молитве молитва принесет нам и радость духовную, а с нею подлинное утешение и надежду на божественные Милосердие и Любовь.

Итак, любые перекосы в молитвенной жизни человека есть проявление неких языческих начал в человеческой душе; именно имея это в виду, Сын Божий, учит нас: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны». Лишнее на молитве – все то, что мешает молящемуся человеку с чистым сердцем общаться с Богом.

Сегодняшняя беседа предваряет и беседу о самой возвышенной и самой совершенной молитве – Молитве Господней «Отче наш…» О ней мы поговорим в следующий раз, если будем живы и Господь позволит.

Спаси вас Христос!

12 августа 2016 г.

1 См.: Древний патерик, или Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов.

2 Иногда меня спрашивают: есть ли такое состояние души, которое напрочь лишает человека надежды на спасение? Исследуя этот вопрос, я пришел к мысли, что единственно, кто точно не может спастись или о котором так можно сказать, это таковой, который сам почитает себя не грешником, а праведным. О любом, даже самом тяжелом грехе сказано: «Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам…» (Мф. 12: 31). Непростительным является только самомнение, когда со своею собственною «праведностью» грешник решился штурмовать Небеса. Таковой точно пойдет из Дома Божия неоправданным (ср.: Лк. 18: 14). Подобная дерзость граничит с хулою на Духа Святаго. Всякий раз, когда своими собственными усилиями мы пытаемся завоевать право на жизнь в Боге и с Богом, мы оскорбляем Божественное Милосердие. Правосудные Божественные приговоры моментально могут тогда прозвучать над нашей головою – и с чем мы тогда останемся? Давайте вновь и вновь вспомним то, с чего начинается корпус русского свода «Добротолюбия». Здесь сказано: «Целая жизнь человеческая весьма коротка в сравнении с будущими веками, и все наше – ничто пред жизнью вечной… Итак, если и все восемьдесят или даже сто лет пребудем мы в подвиге, то не равное ста годам время будем царствовать, но вместо ста лет будем царствовать во веки веков; притом, подвизавшись на земле, наследие получим не на земле, но на небесах имеем мы обетование; и еще – сложив тело тленным, мы воспримем его нетленным». Итак, те, которые за свои добрые дела ожидают вечного спасения, в безумии своем помыслили за земную, временную жизнь получить (купить) жизнь вечную; за жизнь на земле получить жизнь на Небесах; за жизнь в тленном теле получить Жизнь, лишенную всякого тления. Странная получается арифметика! Можно сказать, бессовестная, бесовская арифметика! Да если и все 100 лет своей жизни мы не спали бы, не ели, не грешили, а только творили бы дела праведности, то что бы мы получили по справедливости? 100 лет в раю, и все… Но во Христе мы за временное получаем – Вечное, за земное – Небесное, за тленное – нетленное, и кто-то продолжает утверждать, что все это он приобрел сам по себе и сам от себя. Безумие! Никакими своими добрыми делами мы не сможем приобрести и толики того, что уже в этой жизни получаем даром, по благодати, токмо верою в Иисуса Христа, и сие не от нас, но Божий Дар. А если Божий Дар, то нам нечем и хвалиться.

Действительная арифметика еще более печальна. 35% нашей жизни мы проводим во сне; 10% всех дней нашей жизни мы взрослеем; 15% – учимся у других и занимаемся самообразованием; 20% нашего времени мы тратим на добывание хлеба насущного; 15% нашего времени мы либо грешим, либо ничего не делаем; и хорошо, если 5% от всего времени нашей жизни наберется на то, когда мы молимся, посещаем храм, читаем слово Божие, творим дела милосердия. Да что обманывать самих себя! У нас и полгода не наберется за всю нашу жизнь нормального нашего состояния. Мы и в храме грешим умом, и на молитве рассеянны, и в посте, в говении злостраждем. Здесь уместно вспомнить следующий разговор Христа Спасителя с Его апостолами: «Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф. 19: 25–26). Итак, сами по себе мы ни на что не способны, мы можем быть чем-то только во Христе и со Христом, ибо невозможное для человеков возможно для Бога. Те, которые этого не понимают и надеются своими земными деяниями заработать доступ в Царство Небесное, оскорбляют Бога надеждою на свою собственную праведность, которая, впрочем, в глазах Бога не есть праведность, как и сказано: «Все мы сделались – как нечистый, и вся праведность наша – как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас» (Ис. 64: 6). Только осознание своей собственной греховности, вы слышите, осознание греховности может привести нас всех к покаянию, а значит, и примирить с Богом чрез Христа и во Христе, как и сказано: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (Тит 3: 5).

3 См.: Феофилакт, блаженный. Толкование на Евангелие от Матфея.

4 Итак, никто не может считать себя праведным и достигшим совершенства. Известно, что и сами святые отцы исповедовались в своих добрых делах – то есть исповедовались в том, чем мы, грешные, хвалимся и кичимся. Но давайте зададим себе вопрос: а можем ли мы сами кого-либо считать праведным и святым? В абсолютном (автономном) смысле – никого! Святой свят не своею, оторванной от Бога «святостью», но исполнен святостью Духа Святого, она, если он стяжает ее, и освящает его, и делает его святым. Точно так же обстоит дело и с праведностью. Праведным человек может являться, только поскольку Господь уделил ему, человеку, иметь возможность исполнить Закон Божий. Причем праведность человеческая, в отличие от праведности и святости Бога, имеет и еще одно существенное отличие: праведник является таковым только по сравнению с людьми своего поколения. О праведном Ное сказано: «Вот житие Ноя: Ной был человек праведный и непорочный в роде своем; Ной ходил пред Богом» (Быт. 6: 9). Эти слова означают, что, если бы Ной жил в другое время, возможно, он и не считался бы праведным. Поэтому и сказано: «праведный и непорочный в роде своем». В этом смысле праведник – это лучший человек своего времени, лучший в своей религиозной общине. Но при этом в глазах Бога все наши самые лучшие и самые худшие поступки – как амплитуда движения крыла одного и того же комара. Богу, прежде всего, угодно наше намерение следовать Его святой воле, и в этом важное преимущество и разность между людьми плотскими и духовными.

Итак, чем-то мы можем быть только в Боге и с Богом, и мы ничто без Него. О Ное мы прочитали: «Ной ходил пред Богом», это значит – ходил с Богом, а самостоятельно перемещаться по стезе праведности и не мог. И мы знаем, что однажды произошло с Ноем, когда он чуть-чуть отошел от Бога. Об Иоанне Крестителе сказано: «Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его» (Мф. 11: 11). «Меньший в Царстве Небесном» означает: каждый из нас, крещенный в христианстве. Ибо любой ветхозаветный святой и праведный мог иметь духа святости на себе, а каждый крещенный и миропомазанный новозаветный человек имеет Духа Святаго, обитающего в нем самом. Итак, мы не понимаем, каких вершин мы достигаем во Христе, и не догадываемся, что без Христа мы ничто, «медь звенящая или кимвал звучащий».

5 У иудеев того времени, действительно, было принято зазывать нуждающихся в благотворении дудением в шафар.

6 См.: Киево-Печерский патерик.

7 См.: Феофилакт, блаженный. Толкование на Евангелие от Матфея.

10 Суммы, заплаченной за гомосексуальный акт.

11 То есть со стороны проститутки и продажного мужчины.

12 То есть тем, которые соглашались молиться за таковых.

13 См.: Иероним Стридонский, блаженный. Толкование Евангелия.

14 См.: Древний патерик, или Достопамятные сказания о подвижничестве святых и блаженных отцов. № 24.

15 См.: Иероним Стридонский, блаженный. Толкование Евангелия.

16 См.: Феофилакт, блаженный. Толкование на Евангелие от Матфея.

17 См.: Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 7. С. 219.

18 См.: Симеон Новый Богослов, преподобный. Слово 4. 1.

19 См.: Симеон Новый Богослов, преподобный. Слово 44. 1.

21 См.: Симеон Новый Богослов, преподобный. Слово 44. 2.

23 То есть действующей любовью. Когда не дела порождают веру, но вера показывает дела.

24 См.: Симеон Новый Богослов, преподобный. Слово 44. 2.

25 Мне приходилось беседовать и с мусульманами, и с иудеями о спасении от дел. Я спрашивал: неужели они соблюдают все предписания талмуда или шариата? Смутившись, они вынуждены были признать, что и половины, и четверти из всех этих законов и постановлений не исполнили. Я спросил их: так на что же вы надеетесь? Иудей сказал, что в Судный День (Йом Кипур) он крутит над головою жертвенного петуха; мусульманин сказал, что надеется на паломничество в Мекку. Мне стало страшно за этих людей: их надежда на примирение с Богом основывается на вере в искупительную смерть птицы (в случае с иудеем) и на паломническое путешествие к древним камням (в случае с мусульманами). Но как помогут им их жертвы и их камни? Христианское Писание категорично по этому вопросу. Сказано: «Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними» (Евр. 10: 1). Никакие бараны в Курбан-байрам и петухи в Судный День не очищают от грехов ни иудеев, ни мусульман. Находясь под тенью «моген Довид» (звезды Давида) и полумесяца, они не смогут в тени иудаизма и ислама постичь совершенно Волю Создателя. Истинной религией может считаться только та, которая может принести Богу самую великую Жертву умилостивления. Такая Жертва одна – это жертва Крови Сына Божия и Господа нашего Иисуса Христа. Только сия жертва и избавляет нас от всякого греха, и только здесь различие между всеми религиями, коих есть только две: религия дел (Закона) и религия Благодати (Евангелия). Никто и никогда, идя путем человеческой праведности, не достиг никакого совершенства. Сказано: «А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? Потому что искали не в вере, а в делах закона. Ибо преткнулись о камень преткновения, как написано: вот, полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна; но всякий, верующий в Него, не постыдится» (Рим. 9: 31–33). Камень преткновения для всех человеческих религиозных систем – это Иисус Христос. Об этот Камень и разбивается вся их законническая и беззаконническая теология. Христианская религия – это единственная религия, которая не идеализирует человеческую праведность и выносит ей однозначный приговор. Христианство – это религия, которая говорит о человеке то, что он есть на самом деле, и без всяких прикрас. Христианская религия – это единственная религия, которая имеет свой собственный ответ Богу, и наш ответ Богу это – ИИСУС ХРИСТОС. Как и сказано: «Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4: 11–12).

26 См.: Феофилакт, блаженный. Толкование на Евангелие от Матфея.

28 Одна женщина очень страдала, что ее любимый сын заболел. Она молила Бога дать ее маленькому сыну выздоровление. Ночью она забылась во сне прямо у икон, где она и молилась. Во сне она увидела, как ее сын поправился, стал здоровым и счастливым. Она видела во сне, как он рос, учился, становился юношей, и все было у него хорошо. Но также ей приснилось, как он, возмужав, оказался в дурной компании, стал выпивать, воровать и убивать людей. Потом ей приснилось, что его арестовали и приговорили к смерти. Она видела, как его уже ведут по коридору на казнь, и тогда в ужасе она закричала: «Нет! Я не хочу этого ему!» Женщина проснулась и увидела ребенка по-прежнему в тяжелом болезненном состоянии. Теперь она с облегчением воскликнула после ночного кошмара: «Господи! Да будет на все не моя, но Твоя святая воля!»

29 Джотто ди Бондоне (1266–1337) еще работал в иконографической манере с соблюдением «обратной перспективы». Но при нем наметился и отход от византийской православной иконописной традиции.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

Предисловие

За год с небольшим до кончины, в мае 1981 года, о. Серафима пригласили выступить с лекцией в Университете штата Калифорния в Санта-Круз, перед слушателями курса сравнительной истории религии под названием «Религии мира в США».

Санта-Круз издавна был центром общеамериканского движения духовных поисков, пережившего наивысший подъем в конце 60-х — начале 70-х годов и продолжавшегося до 80-х; так что опыта у юных слушателей о. Серафима было хоть отбавляй. В те годы в Санта-Круз славились разного рода гуру, обещавшие всем подряд просвещение и поражавшие своими чудесами: Раджниш, Муктанандра, Шри Чинмой, и множество других. Но немало искателей, оставляя побоку гуру с их наукой, напрямую приобщались к религиозным переживаниям посредством галюциногенных наркотиков. Иные же, разочаровавшись духовной нищетой западной культуры, искали высшее бытие в тибетском буддизме, цзен-буддизме, или же в современных формах шаманизма американских индейцев. Были, впрочем, и такие, кто стремились найти истину в своем родном христианском наследии. Однако современное западное христианство, утратившее живую связь с древними корнями и духовными метафизическими основами, оставляло известное чувство неполноценности по сравнению с адаптированными на массового потребителя восточными религиями, где, как говорится, за метафизикой в карман лезть не нужно.

На таком перекрестке духовных дорог и появился о. Серафим, принеся нечто совершенно новое, прежде неведомое большинству слушателей. Он говорил о христианстве, до сего дня влияющем (хоть и неявно) на всю Западную культуру; но как непохоже оно было на то безжизненное, поверхностное американское христианство, которое многие оставили позади в своих поисках. О. Серафим черпал от полного, незамутненного откровения Христовой истины, сохраненной для нас боговдохновенными наставниками на протяжении двадцати столетий. Сколь же многие из тех, кто отвернулись от христианства из-за его «дурной репутации», безоговорочно обратились бы к нему, узнай они всю правду!

Некогда и сам о. Серафим, подобно нынешним своим слушателям, был молодым американским идеалистом-правдоискателем. Воспитанный в протестантстве, он отверг религию своей юности и погрузился в изучение культурного наследия Востока, в частности древне-китайского языка, имея целью перевод священных текстов. Но душа человеческая, как он понял впоследствии, по природе своей стремится к живому Богу; итак, почти против собственной воли, его снова повлекло ко всепобеждающей правде Христа. Вероятно, однако, обращения не произошло бы, не узнай он о Православной Церкви, в то время практически неведомой Западу. Он убедился, что это та самая Церковь, которую основал Христос и Его апостолы, сохранившая в полноте и неповреждённости древнее христианское учение. Но не в этом свидетельстве истории был ключ к обращению будущего о. Серафима: ведь и другие религии хранят верность своим историческим корням. Прежде всего, Православие насытило его жажду правды: здесь он испытал живительное воздействие Божией благодати, здесь открылся ему необъятный простор для духовного роста, и здесь же обнаружил он те метафизические принципы, благодаря которым мир представился его пытливому разуму связным и согласным целым.

Если прежде о. Серафим посвятил свою жизнь поиску истины, то теперь, найдя ее, он столь же беззаветно посвятил себя служению ей. Вместе с еще одним православным единомышленником, они основали в Сан-Франциско миссионерское братство, книжный магазин и журнал «Православное Слово». Через несколько лет, желая избегнуть мирской суеты и искать Господа в уединении, братство обосновалось в горах Северной Калифорнии, где и продолжало свою миссионерскую издательскую деятельность. Здесь, в пустыне, в монашестве, прошли оставшиеся 13 лет недолгой жизни о. Серафима, жизни, которую смело можно назвать чудом нашего времени. Глубочайшую внутреннюю перемену произвело в нем непрестанное участие в круге церковных богослужений, тщательное изучение безсмертных творений Отцов Церкви и следование их наставлениям. Он приобрел способность мыслить, чувствовать и верить, как мыслили, чувствовали и верили Святые Отцы, и в конце концов уподобился им, став Святым Отцом наших дней, одним из тех немногих, кто хранит подлинное Слово Божие и возвещает его современному миру.

Таков был человек, сидевший перед группой студентов в Санта-Круз. Пронзительно глядящие глаза, длинная борода, черная ряса — выглядел он столь же необычайно, как и любой гуру, кумир молодежи. Но он вовсе не ставил себе целью произвести внешнее впечатление: путь правды к его слушателям лежал через глубины их душ.

О.Серафим прекрасно знал степень духовного обнищания своих современников, знал, что они легче отзываются на какое-либо сверхъестественное «явление», на некое по сути чувственное, но по видимости духовное переживание. Потому-то и строилась репутация учителей и религиозных групп среди молодых искателей на чудесах и чудесных «результатах»; тем и объясняется распространение в их среде галюциногенных препаратов, оккультных экспериментов и «харизматических» собраний. О.Серафим хотел бы донести до них, что подобный неразборчивый псевдо-духовный интерес ко всему подряд, что бы ни выходило за рамки повседневности, еще не достаточное основание для духовного поиска. Честный человек будет искать истину во всей её полноте (как некогда и сам он), и не остановится на полпути, в обманчивом самоудовлетворении.

Известно, что в жизни своей о.Серафим был свидетелем многих чудес. Один из его наставников, блаженной памяти архиепископ Иоанн (Максимович) был чудотворцем наподобие первых Апостолов. Но рассказ о нем мог служить лишь как средство к дальнейшему движению вглубь. Задача его, без сомнения, была — воззвать людей ко Христу, к истинной Цели их стремлений. И, несмотря на всю скованность духа в современном западном мире, обращение происходит по существу так же, как и сотни лет тому назад.

Обращение происходит, когда что-то трогается в человеческом сердце, и оно возгорается от соприкосновения с Богооткровенной истиной. Но для этого человеку предстоит обнаружить ея отсутствие и испытать страдания от жажды истины. Эта духовная жажда на материально пресыщенном Западе обычно подавлена и заглушена физическими удовольствиями и развлечениями. Напротив, в странах бедных и порабощенных духовная жажда особенно велика и остра, и такие страны способны дать урок возрождения веры свободному миру. Но могут ли жители его, привыкшие к своему «раю для дураков», понять и пережить происходящее за его пределами, за Железным Занавесом? О.Серафим надеялся, что да, могут, твердо зная, что нет иного пути ко Христу, кроме как через Голгофу, где Он был распят.

Обращаясь к слушателям, о.Серафим стремился показать им, что духовной жизнью нельзя «интересоваться» и «увлекаться»: она есть поле битвы, в которой очищается душа. Для многих это было ново: кому бы в наше время пришло в голову привлекать к себе последователей непрестанной борьбой и страданиями? Таков, однако, был путь Самого Христа, заповеданный Им для всего человечества. И некоторые из слушавших лекцию о.Серафима, взяв крест свой, последовали этим узким путем.

К сожалению, если судить по вопросам, заданным после лекции, большинство студентов упустило её суть. О.Серафим говорил о самых основаниях христианской жизни, о том, что значит обратиться в сердце своем, и переродиться во Христе. Поиск Истины он назвал «делом жизни и смерти». А вопросы слушателей, казалось, были вызваны всего лишь праздным любопытством. Они допытывались его мнения о тех или иных христианских исповеданиях, о том, где присутствует Святой Дух, а где — нет, о «тысячах мелких отличий» между Православием и латинством, и пр., — словно желая «оценить» услышанное вместо того, чтобы внять ему. Но, что замечательно, о.Серафим отвечал на все их вопросы, по апостольскому слову, в любви по истине, как и на протяжение всей своей лекции, направляя их разум к духовному мировосприятию.
(Монах Дамаскин)

Когда Бог Открывается Сердцу

1. Поиск

Почему мы изучаем религию? По целому ряду причин, но вполне серьезная из них лишь одна: мы хотим найти нечто более глубокое, чем окружающая нас повседневность, столь зыбкая и непостоянная, исчезающая без следа, не оставляющая в душе нашей счастия, — словом, найти иную, подлинную реальность. Прикоснуться к ней — стремление всякой неподдельной религии. Я хочу рассказать вам о том, как достигает этого Православие, каким образом раскрывается здесь духовная реальность.

Поиски реальности — опасное занятие. Вам, наверное, приходится слышать о молодых людях, буквально сгорающих в погоне за нею, и в итоге либо гибнущих, либо влачащих жалкое существование, похоронив свои интеллектуальные и душевные возможности. Вспоминаю старого друга, еще с давней поры моих собственных исканий: тогда, 25 лет назад, Олдас Хаксли как раз обнаружил некую «духовность» в наркотике ЛСД и многих увлек за собою. Мой друг, типичный искатель религиозной истины, — можно было бы встретить его в такой аудитории, как ваша — сказал мне однажды: «Что бы там ни говорили о наркотиках, согласись: лучше уж они, лучше все, что угодно, только бы не наша привычная американская жизнь, то есть духовная смерть». Я не согласился; уже тогда я стал замечать два направления духовной жизни. Одно ведет вверх, поднимая нас над тленом повседневности, другое же — вниз, к самой настоящей духовной, равно как и физической, смерти. Мой друг пошел своим путем, и к тридцати годам превратился в форменную развалину: рассудок его помутился, о поисках реальности нечего было и думать.

Подобные примеры легко найти среди тех, кто увлекается экстра-сенсорными или «вне-телесными» экспериментами, кто пережил близкую встречу с НЛО, и пр.; массовое самоубийство 1980 года в Джоунстауне — еще одно напоминание об опасностях религиозного поиска. В нашей православной литературе за 2000 лет описано немало поучительных случаев такого рода. Я приведу вам пример из жизни преподобного Никиты Киево-Печерского, жившего в России почти тысячу лет тому назад:

«Увлекаемый ревностию, преподобный Никита просил игумена благословить его на подвиг в затворе. Игумен — был тогда игуменом преподобный Никон — возбранил ему, говоря: «сын мой! неполезно тебе, молодому, быть в праздности. Лучше жить с братиею; служа им, ты не погубишь мзды своей. Ты сам знаешь, как Исаакий пещерник был прельщен бесами в затворе; он погиб бы, если бы не особенная благодать Божия, за молитвы преподобных отцев наших Антония и Феодосия, не спасла его.

Никита отвечал: «Я никак не прельщусь чем-нибудь подобным, но желаю крепко стать против бесовских козней, и молить человеколюбца Бога, чтоб Он и меня сподобил дара чудотворения, как Исаакия затворника, который и поныне совершает многие чудеса». Игумен опять сказал: «Желание твое выше твоей силы; блюди, чтобы вознесшись, не ниспасть. Я, напротив того, повелеваю тебе служить братии, и ты получишь венец от Бога за твое послушание». Никита, увлекаемый сильнейшею ревностию к затворническому житию, нисколько не хотел внимать тому, что говорил ему игумен. Он исполнил задуманное: заключил себя в затворе, и пребывал в нем, молясь и никуда не выходя.

По прошествии некоторого времени, в час молитвы, он услышал голос, который молился вместе с ним, и обонял необыкновенное благоухание. Обольстившись, он сказал сам себе: если бы это не был ангел, то он не молился бы со мною, и не было бы слышно обоняние Святого Духа. Затем Никита стал прилежно молиться, говоря: «Господи! Явись мне Сам разумно, да вижу Тебя».

Тогда был к нему глас: «Ты молод! не явлюсь к тебе, чтобы ты, вознесшись, не ниспал».
Затворник со слезами отвечал: «Господи! я никак не прельщусь, потому что игумен научил меня не внимать бесовской прелести, а сделаю все, что ты мне ни прикажешь».

Тогда душепагубный змей, прияв над ним власть, сказал: «Невозможно человеку, находящемуся во плоти, видеть меня, но вот! я посылаю ангела моего, чтобы пребывал с тобою: ты исполняй его волю».

С этими словами предстал пред затворника бес в виде ангела. Никита пал к ногам его, поклоняясь ему, как ангелу. Бес сказал: «Отселе ты уже не молись, но читай книги, через что вступишь в непрестанную беседу с Богом, и получишь возможность преподавать душеполезное слово приходящим к тебе, а я буду непрестанно молить Творца всех о твоем спасении».

Затворник, поверив этим словам, обольстился еще более: он перестал молиться, занялся чтением, видел беса непрестанно молящимся, радовался, что ангел молится за него. Потом он начал много беседовать с приходящими из Писания, и пророчествовать подобно Палестинскому затворнику.

О нем пошла слава между мирскими людьми и при великокняжеском дворе. Собственно, он не пророчествовал, а сказывал приходящим, будучи извещаем соприсутствовавшим бесом, где положено украденное, где что случилось в дальнем месте. Так он дал знать великому князю Изяславу о убиении Новгородского князя Глеба, и совет послать в Новгород на княжение великокняжеского сына. Этого достаточно было для мирян, чтоб провозгласить затворника пророком. Замечено, что миряне, и самые монахи, не имеющие духовного разсуждения, почти всегда увлекаются обманщиками, лицемерами, и находящимися в бесовской прелести, признают их за святых и благодатных.

Никто не мог сравняться с Никитою в знании Ветхого Завета; но он не терпел Нового Завета, никогда не заимствовал своей беседы из Евангелия и Апостольских посланий, не позволял, чтобы кто из посетителей его напомнил что-либо из Новаго Завета. По этому странному направлению его учения отцы Киево-Печерского монастыря уразумели, что он прельщен бесом. Тогда в монастыре было много святых иноков, украшенных благодатными дарами. Они молитвою своею отогнали беса от Никиты; Никита перестал видеть его. Отцы вывели Никиту из затвора, и спрашивали, чтоб он сказал им что-нибудь из Ветхого Завета; но он с клятвою утверждал, что никогда не читал этих книг, которые прежде знал наизусть. Оказалось, что он забыл даже читать от впечатления, произведенного бесовскою прелестию, и едва, с большим трудом, снова выучили его чтению. Молитвами святых Отцов приведенный в себя, он познал и исповедал свой грех, оплакал его горькими слезами, достиг высокой меры святости и дара чудотворения смиренным житием посреди братства. Впоследствии св. Никита был хиротонисан во Епископа Новгородского».
(Св. Игнатий Брянчанинов. Приношение современному монашеству. Издание Св.-Троицкого монастыря, 1983, с.45-48)

История эта вызывает вопрос: как избежать заблуждений и ловушек на пути религиозного поиска? Ответ однозначен: пускаться в путь следует не ради тех или иных ощущений, способных обмануть нас, а лишь ради самой истины. Вопрос этот возникает перед каждым, кто всерьез изучает религию, и ответить на него — дело жизни и смерти.

Нашу Православную веру, в противоположность западным исповеданиям, часто называют «мистической»; достижимая в ней духовная реальность знаменуется сверхъестественными явлениями, выходя за всякие рамки земной логики и опыта. Нет нужды обращаться к древним источникам за примерами: перед нашими глазами протекала полная мистики жизнь современного чудотворца, архиепископа Иоанна (Максимовича), занимавшего Сан-Францисскую кафедру совсем недалеко отсюда, и скончавшегося всего 15 лет тому назад. Владыку Иоанна видели в неземном сиянии, видели в воздухе во время молитвы; он обладал дарами ясновидения и исцеления. Но само по себе это еще мало что значит: мастера ложных чудес легко делают то же самое. Откуда мы знаем, что ему была открыта истина?

2. Откровение

В любом учебнике православного богословия вы найдете, что для обретения истины усилия самого человека недостаточны. Можно читать Священное Писание, или любую другую духовную литературу, ничего при этом не понимая. Вот история Св. Апостола Филиппа и ефиопского евнуха из книги Деяний Апостольских:

«Филиппу Ангел Господень сказал: встань и иди на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста. Он встал и пошел. И вот, муж Ефиоплянин, евнух, вельможа Кандакии, царицы Ефиопской, хранитель всех сокровищ её, приезжавший в Иерусалим для поклонения, возвращался и, сидя на колеснице своей, читал пророка Исаию.

Дух сказал Филиппу: подойди и пристань к сей колеснице. Филипп подошел и, услышав что он читает пророка Исаию, сказал: разумеешь ли, что читаешь? Он сказал: как могу разуметь, если кто не наставит меня. И попросил Филиппа взойти и сесть с ним. А место из Писания, которое он читал, было это: «Как овца веден Он был на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не открывает уст своих. В уничижении Его суд Его совершился, но род Его кто разъяснит? ибо вземлется от земли жизнь Его».

Евнух же сказал Филиппу: прошу тебя сказать, о ком пророк говорит это: о себе ли, или о ком другом? Филипп открыл уста свои и, начав от этого писания, благовествовал ему об Иисусе. Между тем, продолжая путь, они приехали к воде, и евнух сказал: вот, вода; что препятствует мне креститься? Филипп же сказал ему: если веруешь от всего сердца, можно. Он сказал в ответ: верую, что Иисус Христос есть Сын Божий. И приказал остановить колесницу; и сошли оба в воду, Филипп и евнух, и крестил его. Когда же они вышли из воды, Дух Святой сошел на евнуха; а Филиппа восхитил Ангел Господень, и евнух уже не видел его, и продолжал путь, радуясь». (Деян. 8, 26-39)

Здесь мы видим несколько сверхъестественных, мистических элементов: ангел указывает Филиппу путь (хотя для евнуха это и была просто случайная встреча на пустынной дороге), и потом, после крещения, Дух Божий уносит Филиппа прочь. Но вовсе не они привели Ефиоплянина к решению креститься и стать христианином. Не чудеса подействовали на него, а нечто в его собственном сердце. Хотя чудеса, бывает, и помогают обрести веру, они не могут служить её основанием. В той же книге Деяний Апостольских мы читаем рассказ про Симона Волхва, желавшего за деньги быть принятым в Церковь и получить впечатляющие и чудесные Дары Святого Духа. Ведь Симон был колдуном, высоко оплачиваемым «специалистом»; сверхъестественные же явления, от которых зависели его престиж и прибыль, происходили все более в христианской, а не в языческой среде. Как известно из книги Деяний, Апостол Петр отказал Симону; нам на память осталось слово «симония» — тщетная попытка приобрести за деньги Божию благодать.

Совсем не то случилось с Ефиоплянином, когда он слушал Филиппа: что-то переменилось у него в самом сердце. Мы читаем, что он уверовал, то есть, сердце его оттаяло от услышанной им истины. Слова Писания имеют большую силу: сопровождаемые верным объяснением, они способны раскрыть в человеке нечто доселе скрытое, если сердце его готово. Как видно, ефиопский вельможа воспринял Христа всей душою; не чудеса преобразили его, а сама Христова истина, ради которой Господь и сошел на землю.

То же самое находим и в другом месте Нового Завета, как двое из учеников Иисуса шли по дороге в Еммаус. (Лк. 24) Это было в самый день Его Воскресения, и Христос шел с ними вместе, расспрашивая о причине их тревоги. Те были крайне удивлены, встретив едва ли не единственного, кто бы не знал о последних событиях в Иерусалиме. Они рассказали Ему о знаменитом пророке, который был накануне казнен, а теперь как будто бы воскрес, — но они сами не знали, чему верить. Тогда Господь, взывая к их сердцам, стал объяснять им смысл ветхозаветных пророчеств о судьбе Мессии. Никаких чудесных знамений при этом не происходило, и никто Его не узнавал. Когда же они дошли до Еммауса, Он хотел было идти дальше, и так бы и ушел неузнанный, если бы ученики — просто чтобы помочь страннику в пути — не предложили Ему остаться на ночлег. И лишь когда Он сел с ними ужинать и, как на Тайной Вечере, преломил хлеб, глаза их открылись, они увидели, что это Сам Христос, — и в этот момент Он исчез. Тогда они стали вспоминать: все время, пока Он шел рядом с ними, что-то горело в их сердцах. Потому ученики и узнали Воплощенного Бога; растаять же в воздухе способен и колдун. Так что вовсе не только и не столько чудеса открывают человеку Бога, сколько горение сердца, готового ко встрече, как у двух путников по дороге в Еммаус.

Это мы и называем откровением, когда Сам Бог, или кто-либо, исполненный Его Духа, или же слово Его истины, достигает человеческого сердца и трогает его. Такова была сила, данная Апостолам по Воскресении Христа; они обошли практически весь мир в тогдашних пределах — на восток до Индии и, быть может, Китая, на север до России, населенной тогда скифами, на запад до Британии, на юг до Абиссинии — проповедуя Евангелие всем народам.

То же самое остается и по сей день, пусть мы и утратили прежнюю чувствительность, легкость и простоту сердца, прежнюю отзывчивость к правде. Если вспомнить Владыку Иоанна, он приводил людей к вере не столько чудесами, сколько воздействием на их сердца. Вот случай еще со времен войны, когда Владыка был епископом Шанхайским; о нем рассказала наша давняя знакомая, покойная ныне, доктор-логопед, по имени Анна. Согласно её словам, Владыка Иоанн очень строго постился, в результате чего во время постов нижняя челюсть у него теряла подвижность, и речь его становилась крайне неразборчивой. Перед войной Анна занималась с Владыкой, чтоб научить его говорить яснее. Он приходил в установленное время, и по окончании урока всегда оставлял ей американскую двадцатидолларовую бумажку. Во время войны, получив тяжелое ранение, Анна умирала во французской больнице в Шанхае. Стояла поздняя ночь; снаружи бушевала гроза, и связи с городом не было. Но она упорно думала об одном. Доктора сказали ей, что все кончено, и вот, была лишь одна надежда: придет Владыка, причастит ее Святых Тайн, и спасет. Она умоляла разыскать его, но это было совершенно невозможно. Телефоны не работали из-за грозы, и больница, по правилам военного времени, была заперта на ночь; ей только и оставалось что взывать впустую: «Помогите! Владыка Иоанн, пожалуйста, помогите!» Всем было ясно, что это чистейший бред. Но вдруг, в самую грозу, двери распахнулись и вошел Владыка Иоанн со Святыми Дарами. Излишне говорить о ея радости; Владыка успокоил ее, исповедал, причастил Святых Тайн, и ушел.

Проспав после этого восемнадцать часов, Анна проснулась и почувствовала себя здоровой. «Спасибо, Владыка Иоанн навестил меня», — сказала она сестрам. «Какой Владыка Иоанн?» — изумились те, — «вчера всю ночь больница была на замке». Сосед по койке сказал, что в самом деле приходил кто-то, но ей все равно не поверили. Анна засомневалась: уж не привиделось ли ей? Но когда стали перестилать ей постель, нашли под подушкой американскую двадцатидолларовую бумажку. «Ну вот», — торжествовала Анна, — «говорила ведь я вам, что он приходил!»

Как он узнал? Каким образом добрался до неё, не имея мыслимой возможности даже услышать о ней? Не ошибемся, если скажем, что ему это было открыто; немало было случаев, когда такия вещи открывались Владыке Иоанну. Но каким образом? и почему именно ему? Вроде бы, одним истина открывается, а другим — нет: почему так? Что, разве есть у нас специальный орган для восприятия откровений от Бога? Пожалуй, что и есть; только обычно мы заглушаем и подавляем его. Орган этот — любящее сердце. В Священном Писании вы читали, что Бог есть любовь, и знаете, что христианство — это религия любви (быть может, глядя на псевдо-христианство и псевдо-христиан, вы и не согласитесь с этим; тем не менее, так оно и есть, по отношению ко христианству подлинному и неповрежденному). Сам Христос сказал Своим ученикам, что по их любви будут отличать их люди.

Спросите любого, кто знал Владыку Иоанна: что притягивало к нему окружающих? что продожает притягивать к нему тех, кто никогда о нем прежде не слышал? Вам скажут одно: избыток любви, самоотверженной, жертвенной любви к Богу и к людям. Потому-то и открывалось ему скрытое для других и недоступное разуму. Сам Владыка учил, что сколько бы «мистическаго» ни содержали жития Святых или творения Отцов Церкви, Православие требует от нас постоянной собранности и трезвости, готовности откликнуться на каждую житейскую ситуацию. Откликаясь и отворяя в себе сердце, человек узнает Бога.

Истина открывается любящему сердцу, пусть даже Господь и вынужден смирять, сокрушать его, чтобы дать ему чуткость. Так было, к примеру, с Апостолом Павлом, некогда гонителем и душителем Церкви. Но Богу равно ведомы настоящее, прошедшее и будущее наших сердец, и Он находит время для внезапной встречи.

А на другом полюсе лежит холодный расчет: чем мне интересен данный человек? что можно извлечь из него? В религии это оборачивается подлогом и шарлатанством всех видов, ставшими почти что нормой религиозной жизни сегодняшнего дня: одно увлечение сменяется другим, и все спешат вдогонку за модой, на ходу рассчитывая, как лучше приспособиться к ея прихотям. Правда лежит куда глубже.

3. Страдание

В прошлом году у меня вышел долгий разговор со случайным попутчиком в поезде (на самом-то деле, ничего чисто случайного не бывает), сообщившим мне, что он изучает русский язык. Этот американский юноша прошел в своих религиозных поисках целый ряд группировок и сект, называвших себя христианскими, и не обнаружил ничего, кроме подделки и лицемерия. Совсем было разочаровавшись в религии, он вдруг узнал, что в России люди страдают за веру. «Где страдания», — решил он, — «там, наверное, и есть настоящая религия, а не фальшивка, как тут у нас в Америке». И вот, он взялся учить русский, чтобы отправиться в Россию и найти настоящих христиан.

Можете себе представить, как поразили меня, священника Русской Зарубежной Церкви, его слова! Ведь он не имел понятия о Православии, ни разу не видел православной службы, не слышал православной проповеди. Мы долго говорили с ним о религии, и я убедился, что он был прав: не что иное как страдание способно дать начало подлинной вере, в то время как наше благополучие порождает фальшь.

Один из великих православных богословов 4-го века Св. Григорий Назианский (он же Григорий Богослов) назвал нашу веру «Страждущим Православием». И в самом деле, так оно и было с самого начала и по сей день. Первые последователи Распятого Бога подвергались гонениям и пыткам. Почти все Апостолы приняли мученическую смерть: Петра распяли вниз головой, Андрея — на косом кресте. Христиане первых трех столетий прятались в катакомбах и переносили немыслимые страдания. Православные службы, которые мы и сегодня служим почти так же, сформировались именно тогда, в катакомбах, в атмосфере непрестанного ожидания смерти. Потом настала эпоха борьбы за чистоту веры, когда многие пытались своим авторитетным мнением заменить открытое свыше учение Господа Иисуса Христа. Вслед за тем православные страны подверглись нападению арабов, турок и других нехристианских племен, и, наконец, в наши дни -коммунизма. Коммунизм, воздвигший небывало жестокие гонения на религию, в первую очередь поразил именно православные народы Восточной Европы. Как видите, наша вера — поистине вера страждущая; и в самом этом страдании содержится нечто, что открывает сердца людей для Бога.

О чем же говорить нам сегодня страждущее русское Православие, та самая страдающая вера, которую искал мой юный попутчик? Есть ли там любящие сердца, которым открывается истина? По логике вещей — нет. Ведь коммунизм держит Россию мертвой хваткой вот уже 60 лет, с самаго начала поставив себе целью «искоренить» религию. И к концу 30-х годов, когда почти все церкви в стране были закрыты, дело было как будто сделано. Если бы из-за вторжения Гитлера от русского народа вместо коммунистической идеологии не потребовался бы патриотизм и боевой дух, Церковь бы полностью загнали в катакомбы. И пусть сегодня положение несколько лучше, жизнь верующих по-прежнему крайне трудна. Гонения возобновились в 60-х годах, при Хрущеве, когда вновь было закрыто три из каждых четырех действующих церквей. В данный момент, если не считать центров международного туризма (в Москве или в Ленинграде, скажем, открыто несколько десятков храмов), крупные областные центры церквей почти не имеют. Чтобы крестить ребенка подчас приходится ехать за сотни миль.

Расскажу вам о том, как Господь сегодня открывается страдающим христианам России. Все вы конечно слышали про Александра Солженицына, крупнейшего русского писателя и мыслителя: в 1975 году его выслали из своей страны за то, что он говорил о ней правду.

Биография его ничем не примечательна. Ровесник революции, он не вынес из детства никаких «пережитков прошлого». Он вырос без отца, убитого еще на 1-й Мировой войне; учился математике в университете; служил в армии во 2-ю Мировую войну и попал с советскими войсками в Германию. В 1945 году он был арестован за неуважительные замечания об «усатом» (то есть, о Сталине) в частных письмах, и приговорен к восьми годам лагерей. По окончании срока, в 1953 году, он был отправлен в ссылку (уже не в заключение, но еще и не на свободу) в южный Казахстан, где начинается пустыня. Там у него обнаружили рак; он лежал в больнице почти без шансов выжить, но выздоровел (позже он описал это в своем романе «Раковый корпус»). В ссылке Солженицын преподавал математику и физику, и в тайне ото всех писал романы и повести.

Когда умер Сталин и началась кратковременная «оттепель», Солженицын был освобожден, и в 1961 году вышла его первая книга. Коммунисты быстро поняли, что его диссидентство превышает допустимые нормы, и перестали его публиковать. Но он стал печататься за границей, причиняя тем самым массу неудобств для властей, особенно после присуждения ему в 1970 году Нобелевской премии, за получением которой ему не разрешено было ехать. В конце концов, дав пару дней на сборы, его насильственно вывезли в Западную Германию.
Сейчас Солженицын живет в Вермонте и продолжает писать. Снова и снова обращается он к Западу с очень важным вопросом: о смысле атеистического эксперимента в России. На этот эксперимент он смотрит не столько под политическим, сколько под практическим и даже под духовным углом зрения. Можно сказать, что Солженицын олицетворяет русское православное возрождение наших дней: 60 лет, как и вся Россия, терпел он страдания, и выстоял, вынеся из них твердую веру и ценнейший для всего мира опыт. Его монументальный труд «Архипелаг Гулаг» необходимо прочесть каждому, кто желает понять, как насаждалось безбожие в России, как воздействует оно на душу человека.

Без ожесточения пишет Солженицын о своем лагерном прошлом и остальных испытаниях: он вышел из них победителем, потому что в нем возникла вера. Он убеждается, что безбожие вовсе не есть какая-то исключительно русская черта; напротив, это общее состояние души как таковой. Лишь только приходит мысль, что атеизм прав, и что Бога нет, как тотчас же — по Достоевскому — все становится позволено: любой эксперимент с чем бы то ни было, любое новое увлечение, новый взгляд, любая новая общественная система.

Солженицын показывает нам, что стоит утвердиться безбожию и возникнуть идее об искоренении всякой религии (на чем и держится идеология коммунизма), как без концлагерей уже не обойтись. Если вера под запретом, а люди продолжают искать ее, то надо ведь как-то избавляться от нарушителей. Раз безбожие основано на злом начале в человеческой природе, то и атеистический эксперимент естественным образом принимает форму ГУЛага.

Но главное — не в этом. Главное, я должен рассказать вам, что произошло с Солженициным в заключении: ведь именно здесь открылся ему Бог. ГУЛаг, обнаруживая в людях зло, вместе с тем дает начало духовному возрождению человека. Поэтому нынешнее духовное возрождение России несравненно глубже по своему существу, чем всевозможные религиозные «обновления» на Западе. Сам Солженицын описывает свой приход к вере следующим образом:

«Согнутой моей, едва не подломившейся спиной дано было мне вынести из тюремных лет этот опыт: как человек становится злым, и как добрым. В упоении молодыми успехами я ощущал себя непогрешимым и оттого был жесток (он служил в офицерском звании. — и. С.) В переизбытке власти я был убийца и насильник. В самые злые моменты я был уверен, что делаю хорошо, оснащен был самыми стройными доводами. На гниющей тюремной соломке ощутил я в себе первое шевеление добра».

Так сердце его смягчается, делается чутким, способным воспринять откровение истины:
«Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло проходит не между государствами, не между классами, не между партиями — она проходит через каждое человеческое сердце — и через все человеческие сердца. Даже в сердце, объятом злом, она удерживает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце — неискорененный уголок зла». (А.Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. ИМКА-пресс, т.2, с.602-603)

Насколько это наблюдение глубже всего того, что мы можем извлечь из нашего собственного жизненного опыта в западном мире! Глубже, потому что в основе его — страдание, неотъемлемая часть земной жизни и начало жизни духовной: ведь Сам Христос явился на страдания и крестную смерть. Всерьез осознать это дано тому, кто страдал и терпел вместе с Россией. Здесь-то и есть корень русского христианского возрождения.

4. Возрождение

Теперь расскажу вам о русском человеке менее известном, по имени Юрий Машков, который тоже пишет о своем обращении к Богу, к вере, о том, как Бог открылся ему через страдание.
Три года назад он был выслан из России, попал в Америку, и в прошлом году, сорока с небольшим лет от роду, умер от рака. Всего через три месяца по приезде, в 1978 году, его пригласили выступить на русской конференции в Нью-Джерси. Обращаясь к слушателям, он признался, что вплоть до последнего момента не знал, о чем будет говорить:

«Я растерялся; мне казалось, что мне нечего сказать вам. Первую половину жизни я учился, а вторую сидел по тюрьмам и политическим концлагерям ГУЛага. В самом деле, что я могу сказать людям, шире образованным, более сведущим, и даже лучше информированным о событиях в Советском Союзе, чем я?»

Уже здесь мы видим разницу между двумя мирами. Пусть многие на Западе обращаются в Православие и имеют богатую теоретическую подготовку: но они не испытали страданий, не знают, почем фунт лиха. А Юрий знает, и отнюдь не из книг, не понаслышке.

«Поэтому я решил не готовить выступления заранее, а просто рассказать, что Бог на душу положит. И вот, пока наша превосходная машина мчалась из Бриджпорта по восхитительному шоссе среди великолепия природы, я понял: моя духовно-мучительная жизнь в коммунистическом «раю», мой путь от атеизма и марксизма к православной вере. и есть та единственно-ценная информация, которая может представлять для вас интерес. Моя жизнь интересна лишь постольку, поскольку она — капля в море русского религиозного и национального возрождения.

Я родился в кровавом 1937 году в деревне Клишева, в 45 км от Москвы. Отец, кузнец по профессии, пропал на войне, и я его не помню; мама, разнорабочая, к религии относилась, по-моему, равнодушно. Бабушка, правда, была верующей (у большинства русских есть такая верующая мама или бабушка, иной раз возвращающая к Богу всю семью — и. С.), но она не имела в моих глазах никакого авторитета, так как была совершенно неграмотна. Меня, конечно, в детстве крестили, но в школьные годы я крестик снял, и до 25 лет был убежденным атеистом. По окончании 7-летней школы мне посчастливилось поступить в Московское Высшее Художественно-промышленное училище, и я проучился там пять лет из семи. Таким образом, внешне моя жизнь начиналась весьма удачно. Со временем я должен был получить диплом художника и работать в любимой области».

Это типичная советская школьная биография. К учебе в Советском Союзе отношение весьма серьезное: поступил, сдал экзамены — получай «путевку в жизнь» и доступ ко многим материальным благам; провалился — отправляйся мести улицы.

«Но скучная советская жизнь и духовная неудовлетворенность не давали мне покоя, и в конце 1955 года, когда мне шел 19-й год, случилось событие, внешне незаметное, которое, однако, перевернуло мою жизнь и привело меня сюда. Это событие произошло в моей душе: я понял, в каком обществе я живу. Наперекор всей оголтелой советской пропаганде я понял, что живу в режиме абсолютного бесправия и абсолютной жестокости. К этому выводу в то время приходили очень многие студенты, и со временем у меня появились единомышленники, которые, как и я, считали своим долгом сообщить народу о своем открытии и как-то противодействовать торжествующему злу. (В этом, конечно, проявилась волна юношеского идеализма, позже накатившая и на Запад. — и. С.) Но КГБ очень внимательно следит за всеми гражданами СССР, и когда мы 7 ноября 1958 года собрались на организационное собрание для решения вопроса о подпольном самиздате, шестерых и нас арестовали, и всем нераскаивающимся дали высшую меру наказания за антисоветскую пропаганду — по 7 лет концлагерей. Так начался новый путь в моей жизни».

Заметим, что до сих пор речь не идет ни о каком религиозном обращении. Юрий был просто молодым идеалистом, когда его вдруг схватили и бросили в ГУЛаг.

«Все мы тогда были атеистами и марксистами «еврокоммунистического» толка, то есть мы верили, что марксизм сам по себе верное учение, ведущее народ к светлому будущему, в царство свободы и справедливости, а московские злодеи почему-то не хотят осуществлять это учение в жизни. И вот, в концлагере такое представление у всех у нас совершенно и навсегда умерло».

Не буду вдаваться в коммунистическую философию; отмечу только, что утратив свои прежние убеждения, Юрий дошел до отчаяния. Если когда-то ему было внушено, что коммунизм — это альтруистическое учение, несущее всем счастье и мир, то теперь на практике он убедился, что это ложь. И тогда в его душе наметился некий сдвиг.

«Я хочу немного раскрыть процесс духовного возрождения, чтобы вы увидели, с какой неизбежностью он происходит в русских людях. Ведь не только я и мои единомышленники прошли духовный путь от марксизма к религиозной вере. Это типичное явление для советских политлагерей.

Так что же происходит с русскими людьми? Процесс духовного возрождения имеет два этапа. Сначала мы распознаем сущность марксизма и освобождаемся от всяких иллюзий на его счет. При глубоком и вдумчивом анализе мы узнаем, что марксизм по своей сути есть законченное учение тоталитаризма, то есть абсолютного коммунистического рабства, и любая компартия в любой стране, взявшаяся осуществить марксистскую программу, вынуждена будет повторить все то, что сделали и делают московские коммунисты, либо должна отказаться от марксизма и самоликвидироваться. Поняв эту, в общем-то простую истину, мы теряем ту идеологическую почву, на которой мы противостояли марксистскому рабству. Мы попадаем в духовный вакуум, который влечет за собой кризис еще более глубокий. А после освобождения из лагеря (то есть по окончании семилетнего срока — и. С.) перспектива для нас такова, что не дай Бог и врагу: либо опять садиться в лагерь и сидеть там до конца жизни, либо погибнуть в психушке, либо быть убитым чекистами без суда и следствия.

И в этой обстановке духовного кризиса и безъисходности, перед русским человеком неизбежно всплывает главный вопрос мировоззрения: а для чего, собственно говоря, жить, если нет никакого спасения? И когда наступает этот страшный момент, каждый из нас чувствует, что смерть воистину схватила его за горло: если не наступит какого-то духовного взлета, то жизни конец, потому что без Бога не только «все позволено», но жизнь, как таковая, не имеет никакой ценности и никакого смысла.

Я наблюдал в лагере, как люди сходили с ума и кончали самоубийством. Я и сам ясно чувствовал, что если, в конце концов, я приду к твердому и окончательному убеждению, что Бога нет, то я просто буду обязан покончить самоубийством, поскольку разумному существу стыдно и унизительно тянуть бессмысленную и мучительную канитель. Таким образом, на втором этапе духовного возрождения мы узнаем, что атеизм, продуманный до своего логического конца, неизбежно приводит человека к гибели, потому что это — законченное учение безнравственности, зла и смерти.

И мне тоже подготавливался трагический исход (самоубийство или сумасшествие), если бы, на мое счастье, 1 сентября 1962 года не произошло в моей жизни величайшее чудо. Никаких событий в тот день не происходило, никаких внушений со стороны не было, — я в одиночестве размышлял над своей проблемой: «быть или не быть?» К этому времени я уже до конца осознал спасительность веры в Бога, я очень хотел верить в Него, — но я не мог себя обманывать: веры не было.

И вдруг наступила секунда, когда я как бы впервые прозрел (как бы открылась дверь из темной комнаты на солнечную улицу), — и в следующую секунду я уже точно знал, что Бог есть, и что Бог — Иисус Христос Православия, а не какой-нибудь индусский, буддистский, или прочий бог. Я называю этот момент величайшим чудом потому, что это точное знание пришло ко мне не через разум (я это знаю точно), а каким-то иным путем, и рационально объяснить этот момент я не могу. Таким вот чудом началась моя новая духовная жизнь, которая помогла мне выдержать еще 13 лет лагерной и тюремной жизни, вынужденную эмиграцию и, надеюсь, поможет выдержать все трудности эмигрантской жизни.

И этот «момент веры», это величайшее чудо переживают сейчас в России тысячи людей, и не только в концлагерях и тюрьмах. Ведь Игорь Огурцов, создатель социал-христианского Союза, уверовал не в лагере, а в университете. Религиозное возрождение — типичное явление для нынешней России. Все духовно-живое неизбежно возвращается к Богу. И совершенно очевидно, что такое спасительное чудо, наперекор всей могучей коммунистической политике, может совершить только всемогущий Бог, не оставивший наш народ в страшных страданиях и в полной, казалось бы, беззащитности от многочисленных врагов. » («Русское Возрождение», 1978, вып.4, с.12-17)

5. Заключение

Пример Юрия Машкова самым наглядным образом показывает нам, как Бог открывается человеку. Что-то должно для этого перемениться в сердце, и хотя страдание способствует такой перемене, готового рецепта не существует. Вспомним хотя бы о тех, кто переносил страдания, но тем не менее не обратился к вере: множество таких случаев описано в России за последние 60 лет. По-английски вышла замечательная книжка «Мои показания». Ее автор — простой русский человек по фамилии Марченко — не выдержал атмосферы советской лжи, этого зловещего ощущения, что каждый тебя обманывает. В результате он стал говорить правду и попал в лагеря. Его, как водится, допрашивали и убеждали: «Знаете-ка что, с вашими идеями вы не долго пробудете на свободе даже если вас выпустят. Почему бы вам не стать как все?» «Не могу,» — отвечал он, — «я честный человек!» Он пришел к выводу что только верующие могут быть счастлив в лагере: «Мы страдаем ради Христа,» — говорят они, и принимают как должное что бы ни случилось. «Но я-то не могу как они,» — объясняет Марченко, — «я ведь в Христа не верю». Ему оставалось только копить злобу на тюремщиков. На свободу он вышел ожесточенным, думая как бы расправиться со всеми своими угнетателями. Он ждал, что его вот-вот возьмут, и в самом деле, уже написав книгу, снова был арестован.

В этом случае, как видно, сердце не поддалось, осталось твердо. Конечно, сердце устроено непросто, и когда-нибудь он тоже, наверное, переменится. Но из свидетельства Марченко явствует, что нельзя бросать человека в лагерь с намерением сделать из него христианина. Кто-то станет христианином, а кто-то — нет. Однако если истина открывается человеку, это не сопровождается ничем внешне примечательным: посреди нужды и страдания внезапно растворяется окно в другой мир. Чем сильнее нужда и острее страдание, чем отчаяннее душа жаждет Бога, тем скорей Он даст о Себе знать, придет нам на помощь и выручит.

Стало быть, не поразительных явлений и не чудес нам надо искать. Повествование о св. Никите, которое я прочел вам, предупреждает, что это самый опасный и обманчивый путь. А на верном пути — тот, кто смиряет сердце и терпит страдание, зная: есть где-то высшая правда, способная не только утолить боль сердца, но и перенести его совсем в другое измерение.

Этот путь от страдания к высшей реальности напоминаем нам о земной жизни Христа: он взошел на Голгофу, на страшную и позорную смерть, а затем, совершенно неожиданно даже для ближайших своих учеников, воскрес из мертвых, вознесся на небеса, ниспослал им Святого Духа, и основал Свою Святую Церковь.

Вот, собственно говоря, и все, что я хотел рассказать вам об откровении истины в Православии. Готов ответить на ваши вопросы и замечания.

6. Вопросы и ответы

Вопрос : Если бесы выглядят и говорят как ангелы, то как определить, где правда?
Ответ : Очень хороший вопрос. Прежде всего, требуется смирение; нужно просить правды у Бога, а не искать «высоких ощущений». Больше того, нужно стать православным и овладеть учением о христианской жизни. Только ведь и это не гарантия: православные тоже обманываются.

Немало советов можно найти у Отцов Церкви. Если, к примеру, вы увидите явление светлаго ангела, рекомендуется не доверять ему. Господь не осудит вас, если Он в самом деле пожелал явиться вам, а вы Его не узнали: если нужно, Он всегда найдет способ известить вас. Напротив, Он будет рад вашей осторожности и бдительности на случай обмана.

Те же, кто преуспели в духовной жизни, кто имеет опыт в этом деле, могут вести себя по-другому. Вот пример из жизни пр.Антония Великаго, которого непрестанно осаждали бесы. Когда его спросили, как он отличает бесов от ангелов, он сказал: «Если является мне ангел, я чувствую мир в душе; когда же я вижу беса, пусть даже на вид он как ангел, я чувствую тревогу». Но для начинающих, конечно, это крайне опасно: не имея опыта, можно быть в полнейшем мире и с бесами.

Вкратце ответ на ваш вопрос таков: требуется освоить учение Православной Церкви. Читая о таких событиях, как случилось с пр. Никитой, и о многих других, и набираясь знаний о бесовских обманах и нападениях, можно научиться распознавать их с перваго взгляда.

Вопрос : Расскажите, пожалуйста, что Православие говорит о Святом Дух, а также о взгляде на неправославные христианские Таинства: присутствует ли в них Святой Дух?

Ответ : Святой Дух был ниспослан Господом Иисусом Христом в день Пятидесятницы, на 50-ый день после Воскресения и на 10-й после Вознесения, и останется в Церкви до конца времен. Эта Церковь, основанная Самим Христом, — одна.

В наше время бывают случаи, когда эту Церковь пытаются найти по историческим данным. Вот, например, как возникла церковь в Уганде. В 20-х годах в одной англиканской семинарии два студента из Уганды обнаружили, что их учат не совсем так, как написано у древних Отцов Церкви. Тогда они решили, что, наверное, римский католицизм — это и есть древняя Церковь. В поисках «истинной древней Церкви» (как они ее называли) студенты перешли в римско-католическую семинарию; но и там их стали учить не тому, что учили Св. Отцы. Они начали сомневаться: «если правду можно так легко менять, то нет, наверное, больше Христовой правды?» Тогда они впервые услышали о Православии, но прежде чем найти его, им пришлось немало преодолеть.

Сначала им попался какой-то жулик, называвший себя православным. Они получали от него нечто под названием Таинств, пока один грек не заметил, что тот «немного чудной». Тогда они разобрались в чем дело, раскаялись, и начали искать заново. Первый православный епископ у них на пути тоже оказался не на высоте: «Ну, что вы,» — сказал он, — «не беспокойтесь, все церкви одинаковые. Возвращайтесь-ка лучше в свою, англиканскую». Но даже и такое их не остановило, и в конце концов они разыскали православного епископа, который учил тому что нужно, и приняли Православие. Сейчас Церковь распространяется в Уганде, Кении, Заире, Танзании и в других странах Африки. У нас даже есть замечательные звукозаписи их служб: они взяли греческий Византийский распев, не стали его никак менять, а просто переложили его на слова своего языка. Звучит очень строго, возвышенно, с местным африканским колоритом. Византийский распев они переняли в точности так же, как в свое время греки — древне-еврейские песнопения.

Итак, исторические данные позволили африканским семинаристам придти к выводу, что существует единственная Церковь, восходящая непосредственно ко Христу и сохранившая древнее учение, и эта Церковь — Православная. История также сохранила свидетельство об уклонении других церквей, прежде всего — римского католицизма, когда в ХI веке назрел вопрос о положении римского папы в Церкви. Папа отказался от православного решения и отделил тем самым весь Запад.

Святой Дух живет сегодня в Православной Церкви. Большинство же западных протестантских исповеданий утратило и даже само понятие Таинств: стоит ли искать благодати Святого Духа там, где ее никто и не ждет? Разумеется, в римско-католической и некоторых других церквах понятие о Таинствах сохранилось. Мне думается так, что подлинные Таинства, установленные Самим Христом, есть только в Православной Церкви. А о тех, кто находится вне нее, и искренне надеется на нечто под именем Таинств, я судить не берусь: Господь волен над ними, Он Сам решет, что и когда дать каждой отдельной душе. Может быть, они всего лишь испытывают психологический эффект, а может быть и более того — кто знает? Божья воля.
Но Православие донесло до нынешнего дня все, что установлено Богом для Церкви. По историческим сведениям можно убедиться, что мы точно следуем практике древней Церкви. Например, апостол Филипп крестил Ефиоплянина без сомнения в точности так же, как мы: троекратным погружением во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Потому-то Православная Церковь и заслужила репутацию «несовременной»: наша задача — не перенимать современные порядки, а сохранять древние, доставшиеся нам от Христа, Апостолов и Святых Отцов.

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать о том, как Православие относится к не-христианским вероисповеданиям?

Ответ : Христос пришел в мир чтобы просветить человечество. Конечно существуют другие подлинные религии — отнюдь не бесовские культы — где душа всерьез пытается нащупать путь к Богу. До тех пор, пока людям не известен Христос, ничего против этих религий не скажешь; но до цели они не доведут. Ведь цель, вечная жизнь и Царство Божие, открыта для нас пришествием Бога во плоти. Так что полнота истины — в христианстве; элементы истины можно найти и в других религиях, но сколько бы в них мудрости ни было, неба они не отворяют. Небо отворилось людям лишь тогда, когда сшедший на землю Христос сказал разбойнику: «Ныне же будешь со Мною в раю».

Вопрос: Значит, тем, кому не известен Христос, недоступна истина?

Ответ : Тем, кто никогда не слышал о Нем? — они в Божьей воле. Ведь люди ветхозаветных времен тоже не могли знать о Христе, и Он сошел в преисподнюю, чтобы воззвать к ним. Также и Иоанн Предтеча, по преданию, сошел в преисподнюю еще прежде того и возвестил, что Христос придет и освободит всех, кто стремится к свободе и вере. Так что Господь способен открыть истину непросвещенным, — то есть, не отвергнувшим Евангелие, а просто никогда о нем не слышавшим.

Ну, а на тех, кто слышал откровение и принял его, ложится особая ответственность. Если кто-то, приняв слово Божие, не соблюдает его в жизни, — дела его плохи, гораздо хуже чем какого-нибудь шамана.

Вопрос: Вот что интересует меня, да наверное и многих других тоже: в чем сходство и различие, к примеру, между Русской Православной и Римско-Католической церквами? Есть ведь расхождения по множеству вопросов, скажем, о Троице, или о том, можно ли священникам жениться, — словом, тысячи мелких отличий.

Ответ : В самом деле, есть множество мелких отличий. Но одно отличие, я думаю, главное; расскажу о нем, продолжая начатый разговор о Святом Духе. Церковь в том и состоит, чтоб давать благодать людям; на Западе же, когда Рим откололся от Церкви, благодать эту по существу утратили. Людям, возможно, удается находить ее тут и там, но в целом Западная Церковь лишилась притока благодати. Современный римский католицизм представляется мне попыткой заменить утраченную благодать усилиями человеческого разума. Поэтому и пришлось объявить папу «непогрешимым»: иначе не ответишь на вопрос о том, где правда.

Иногда приходиться слышать такие суждения о Православной Церкви: «Это у вас невозможно найти правду. Вы говорите, что мнение папы или епископа, кто бы он ни был, для вас не закон; нет у вас также и безоговорочной веры в Писание, как у протестантов, которые ищут в нем абсолютную истину. Если возникает вопрос или спор, за кем последнее слово?» «За Святым Духом,» — отвечаем мы, — «Он всегда укажет правду». Обычно это происходит, когда епископы собираются на собор; но бывали, впрочем, и еретические соборы. Вы думаете, дело безнадежное? Нет, Святой Дух правит Церковью и никогда не оставит ее без помощи.

Если же в этом возникают сомнения, приходиться изобретать что-нибудь вроде непогрешимости Библии или непогрешимости папы. Или, как у римских католиков, превращать православное учение в некий сборник правил, где все предусмотрено: нарушил такой-то параграф — ступай исповедайся, получай такое-то взыскание, и снова полный порядок. Отсюда пошла идея индульгенций, формального и извращенного покаяния; ничего общего с Православием это не имеет. Покаяние такой силы, как у разбойника на кресте, способно спасти в то же мгновение.

Православие постоянно заботится о духовной связи человеческой души с Богом. Все Таинства, все учение Церкви служат средствами исправления души в глазах Творца; в этом суть нашей веры. Что же касается римской церкви, то вплоть до последних лет, когда там вообще начался полный развал, она делала упор на следование правилам и на формальном «исправлении» вместо благодати Святого Духа.

Вопрос : Не могли бы Вы рассказать подробнее об Англиканской церкви? Ведь все, что Вы говорили о римско-католической вере в непогрешимость папы и о протестантской вере в непогрешимость Библии, относится и к ней. Как мне кажется, она пытается найти равновесие между этими двумя убеждениями; но Вы, наверное, скажете, что с исторической точки зрения она отступила от древней Церкви.

Ответ: Да, многие англикане в самом деле пытаются что-то найти, но это попытки с недостаточными средствами. Когда идешь к Богу, невозможно «продумать концепцию» или «выработать систему»: нужен живой источник Его благодати. Стало быть, им не обойтись без Церкви.

Вопрос : Хранит ли Православная Церковь посты и старинные обычаи, связанные с Великим Постом?

Ответ: Да, разумеется, есть учение о постах, как и в древности. Оно сохраняется с очень давних пор. Из «Учения двенадцати Апостолов» мы знаем, что еще в I веке по Р.Х. было принято поститься в среду и в пятницу.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, вкратце содержание Вашей вчерашней беседы об Апокалипсисе.

Ответ : Я говорил о том, как различить среди окружающих явлений признаки надвигающегося конца, и о том, как должны относиться к этому христиане. Вместо того, чтоб подсчитывать годы и гадать, кто есть «Царь Севера» и кто — «Царь Юга», нужно взглянуть глубже. Во всех посланиях первых Апостолов мы читаем о необходимости помнить, что Христос — при дверях, о духовной готовности ко встрече с Ним. Если мы непрестанно в ожидании Христа, если мы готовимся к Его духовному явлению, — и в нашей земной жизни через благодать, и по смерти, — тогда вопрос о моменте Его физического прихода в этот мир в конце времен уже не погонит нас вместе с какой-нибудь модной сектой на вершину горы, чтоб там Его дожидаться. День и час неведомы нам; наше дело — духовная готовность.

Однако сейчас мы видим вокруг себя столько «апокалиптических» явлений, что в них имеет смысл разобраться. Хотя день и час нам неизвестны, Господь напоминает о примере смоковницы: если на ней появились листья — значит, лето близко. И наблюдая, как создается основа для всемирного правительства, как проповедуется Евангелие всем народам Земли, как во множестве зарождаются и распространяются лживые духовные течения, мы убеждаемся, что наступают времена грандиозных событий, в итоге которых вероятно придет конец.

И если мы хотим быть готовы к этим событиям, нам нужно много чему научиться у заключенных ГУЛага. Что бы с нами ни случилось, — пусть хоть сам Антихрист бросит нас за колючую проволоку, — мы не погибнем, если с нами Христос. Мученичество всегда было для людей образцом и духовным источником; и даже в наше время есть мученики, с которых мы можем брать пример.

Послесловие

Так закончилась беседа о. Серафима. Через полтора года, умирающий лежал он на больничной койке. Острые страдания, причиняемые его смертельным недугом, приблизили, приоткрыли ему тот небесный удел, к которому он долго готовился и стремился. Господь Бог, некогда утоливший его мучительную жажду высшей Правды, теперь снова невидимо утешал его.

Не в силах говорить, отец Серафим смотрел вверх, и слезы катились у него из глаз. Один раз он хотел было сказать своему брату-иноку о чем-то, что открылось ему в ту минуту испытания, но умирающее его тело отказалось ему служить. Когда душа его отлетела прочь, его лицо стало светлым и спокойным, а губы сами собою сложились в мягкую улыбку. Видевшие его на смертном одре свидетельствуют об этой мирной радости, дарованной богопослушному и смиренному сердцу.

Аще зерно пшенично не умрет падши в землю, то едино пребывает, аще ли умрет, мног плод сотворит. Со смертью о.Серафима было посеяно зерно, непрестанно приносящее плоды богоискателям Запада. По мере публикации его работ к нему пришло широкое признание. Он был не только и не столько православным богословом, одним из многих ученых толкователей тех или иных сторон христианства. Он был живой связью между нашим бесприютным современником и полнотою истины. Чтоб узнать истину, говорил он, не нужны никакие возвышенные состояния; нужно только любящее сердце, сокрушенное и смиренное страданиями. Слово о. Серафима несет в себе эту искру любви, искру горения ради истины и Христа.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

* Иеромонах Серафим, в миру Юджин Роуз, рос в типичной американской протестантской семье. Ещё в детстве он обращал на себя внимание учителей своей чрезвычайной одаренностью.

С отличием окончил школу и в 1952 году поступает в колледж в Помоне, недалеко от Лос-Анджелеса. К тому времени Юджина перестает удовлетворять тот вариант христианства, который предлагает протестантизм.

По окончании колледжа в 1956 году, Юджин поступил в Академию по изучению Азии в Сан-Франциско, а ещё через полтора года в Калифорнийский университет в Беркли. Курс сравнительной религии при академии давал возможность попробовать себя в различных духовных школах: в индуизме, буддизме, иудаизме, суфизме и др. Юджин изучил их все, ища, как он сам говорил, «прежде всего истину», причем каждую религию он изучал на ее родном языке. Например, конфуцианские тексты он читал на древнекитайском языке. В университете за работу о древних наречиях китайского языка он получил степень магистра. Один из академических друзей Юджина, специализировавшийся на восточном христианстве, однажды посоветовал ему посетить православное богослужение. Это произошло в Великую Пятницу на Страстной неделе в Православном Соборе Сан-Франциско. И после этого он начал посещать православные богослужения, учить русский язык, читать книги о Православии. Вскоре он начал писать. В 1961 году, завершив подготовку диссертации на звание бакалавра, и, несмотря на то, что в университете ему прочили блестящую карьеру, он решает оставить учебу на время, необходимое для написания книги-исследования духовного состояния современного человека. Задуманная вещь требовала отдачи всех его душевных сил и энергии. Отказавшись от преподавания в университете, он выбирает для заработка самую грязную, неквалифицированную работу уборщика, дворника, предпочитая любой физический труд умственному, чтобы не мешать ходу своих мыслей. В том же 1961 году Юджин серьезно заболел. Врачи нашли его болезнь неизлечимой и предсказывали близкую смерть. Физические страдания усугублялись мыслью о том, что он не успел свершить своего предназначения. Он горячо молился Богородице и выздоровел.

У него появились русские православные друзья. Моногое из того, что узнал от них о святых местах русской Америки было для Юджина открытием. Он окончательно осознал, что хочет стать православным, и в феврале 1962 года был принят в лоно Православной Церкви.

Юджин много времени проводил в храме, посещая все утренние и вечерние службы, с особенным благоговением взирая на архиепископа Иоанна (Максимовича), о котором было известно, что он ведет аскетическую жизнь и имеет дар чудотворения. Владыка Иоанн предложил ему читать на клиросе. Юджин быстро освоился со сложными церковнославянскими текстами. Когда же Владыка Иоанн учредил в Сан-Франциско теологическую школу, Юджин, отучившись три года, закончил курс с отличием, несмотря на то, что лекции читались на русском языке. По благословению архиепископа Иоанна Юджин пишет статьи в местный православный бюллетень «Православный вестник».

Ближайший друг Юджина, выпускник Джорданвильской духовной семинарии Глеб Подмошенский (будущий игумен Герман), понимая, каким редким даром обладает Юджин, предлагает ему организовать братство, которое продолжит дело Православной миссии в Америке, начатой ещё монахом Валаамского монастыря Германом Аляскинским, и назвать братство в его честь. Работа должна была начаться с открытия книжной лавки. В то время в Америке ещё не было книжных магазинов, продававших православную литературу. Вскоре рядом с собором в Сан-Франциско открылась книжная лавка «Православные книги и иконы», ставшая настоящим центром православия в Америке. Через Братство многие американцы пришли к вере.

Братьям все чаще приходила мысль о монашестве. Особенно привлекал их подвиг пустынножительства. Им хотелось отбросить всякую мирскую суету, хотелось жизни, наполненной тишиной и молитвой, жизни среди дикой природы в единении с Богом. В июле 1967 года был начат поиск места для устройства скита. Вскоре найден был участок земли на холме, поросшем лесом, в нескольких милях от небольшого городка Платина в Северной Калифорнии (сейчас здесь находится монастырь преп. Германа Аляскинского). В 1969 году, в праздник Успения Божией Матери братья совершили переезд в свою пустыньку, где в течение года работали в тишине и молчании, продолжая выпускать «Православное слово» и другие издания. В октябре 1970 года они были пострижены в монашество — Юджин — с именем Серафима, в честь Серафима Саровского, а Глеб — с именем Германа, в честь новопрославленного Германа Аляскинского. Благодаря ежедневным Богослужениям, постоянному изучению духовной литературы и отделенности от мира, отец Серафим приобретал все более глубокий духовный опыт. Изучая святоотеческие писания, он успешно передавал дух их в своих работах, окормляя тем самым тысячи читателей. В в 1977 году отцы Серафим и Герман были рукоположены во священники. В 1982 году, накануне праздника Преображения Господня, отец Серафим произнес свою последнюю проповедь.

По смирению он никогда не жаловался на состояние здоровья и, заболев, молча удалился в келью для молитвы. Тем не менее братья скоро поняли, что он серьезно болен, и поместили его в ближайшую больницу. После операции врачи предупредили о возможном летальном исходе. 20 августа (2 сентября) 1982 года отец Серафим отошел ко Господу. Ему было 48 лет.

Книги, написанные отцом Серафимом за годы подвижнической жизни, оказали огромное влияние на развитие Православия в Америке. Они стали духовной классикой XX века.

Книга II

Глава 1. Ложному богу и Богу истинному посвящены две книги трактата. Впрочем, истинного Бога следовало бы скорее почитать, чем исследовать

1. Благодаря случаю, приведшему к преобразованию этой небольшой работы (со слов о том, что с ней случилось, мы начали первую книгу), мы получили возможность, пересматривая направленное против Маркиона дело, касающееся двух богов, уделить каждому из них посвященный ему том 279 в соответствии с разделением материала, устанавливая, что одного бога вообще нет, и утверждая, что другой по справедливости является Богом, поскольку так было угодно понтийцу: одного – ввести, другого – исключить. Ибо он не мог создать ложь, не разрушая истину. Он счел необходимым подкапывать одно, чтобы соорудить то, что хотел. Подобным образом строит тот, у кого нет собственного материала для строительства. 2. Следовало же свести все обсуждение к тезису, что не является богом тот, кто добавляется к Творцу, чтобы после отвержения ложного бога при помощи надежных критериев, устанавливающих единственность и совершенство божественной природы, прекратить всяческое исследование истинного Бога. Насколько очевидно Его существование (и это при том, что о существовании другого бога ничего не известно), настолько подобает принимать Его без возражений, каким бы Он ни был – скорее достойным поклонения, чем осуждения, скорее подлежащим умилостивлению, чем анализу [или вызывающим страх Своей суровостью]. 280 3. Ибо что для человека нужнее, чем почитание истинного Бога, на Которого он, так сказать, натолкнулся, поскольку другого бога не было?

Глава 2. Еретики, не познав Бога, обвиняют Его; их мудрость – безумие пред Богом, ибо им, не получившим Духа, не дано постигнуть то, что Божье. Адамов грех как первая ересь

1. Однако теперь беспокойство причиняется Всемогущему Богу, Господу и Создателю Вселенной. Я считаю Его таковым потому, что Он известен с самого начала, что Он никогда не скрывался, что сиял всегда, даже до Ромула, не говоря уже о Тиберии. Разве только одним еретикам Он был неизвестен, что беспокоят Его, предполагая существование другого бога, поскольку Toгo, о существовании Которого хорошо известно, они могут скорее порицать, чем отрицать, на основании приговора своего чувства взвешивая Бога подобно тому, как слепой или страдающий глазной болезнью потому склонен предположить существование другого солнца, более мягкого и целебного, что не видит то, на которое смотрит. 2. Солнце, о, человек, – единственное, которое управляет этим миром. И хотя ты так не считаешь, оно – наилучшее и полезное; и хотя оно для тебя слишком яркое и жестокое или даже нечистое и запятнанное, оно соответствует своему предназначению. Если ты не в силах постигнуть это предназначение, ты не сможешь вынести лучи и любого иного солнца, если бы оно было, особенно, лучами большего солнца. 3. Ведь ты, плохо видящий «низшего» Бога, как устоишь перед высшим? Не лучше ли тебе пощадить свою немощь и перестать тянуться к опасности, поскольку у тебя есть Бог явный и несомненный и благодаря этому обстоятельству видимый настолько, насколько нужно? Ведь тебе следует прежде всего заметить, что Он есть Тот, Которого ты не знаешь, разве лишь отчасти, насколько Он пожелал. Но Бога ты не отрицаешь, как знающий Его, а как незнающий, подвергаешь анализу; даже обвиняешь Его, словно знающий, хотя если бы ты знал Его, то не обвинял бы и даже не исследовал бы. Давая Ему имя, ты отрицаешь то, что стоит за этим именем, т. е. величие, (которое называется Богом,] 281 не признавая это величие таковым, которое, если бы человек его знал всесторонне, не являлось бы величием. 4. Сам , уже [апостол,] 282 зная наперед сердца еретиков, говорит: Кто познал мысль Господа и кто был у Него советником? Или с кем Он советовался? Или кто показал Ему путь разумения и знания? 283 Ему вторит и апостол: О, бездна богатства и мудрости Божьей! Как неисследимы суды Его, – конечно, Бога-Судии, – и как неисследимы пути Его, 284 – конечно, пути разумения и знания, которые Ему никто не показал, разве только цензоры божественности, говорящие: «Так Бог поступать не должен» и «скорее Он должен поступать так», словно кто-либо знал, что есть в Боге, кроме Духа Божьего. 285 5. Имея же духа мира сего, не постигая мудростью Бога в мудрости Божьей, 286 они стали казаться самим себе более сведущими, чем Бог, ибо как мудрость мира есть глупость у Бога, так и мудрость Бога есть юродство у мира. Но мы знаем, что юродивое Бога мудрее людей и немощное Бога сильнее людей. 287 6. Таким образом, Бог тогда оказывается наиболее великим, когда Он ничтожен в глазах человека, и тогда Он особенно добр, когда не благ с человеческой точки зрения, и тогда исключительно единственен, когда для человека Он двоится или становится еще более многочисленным. И если человек, будучи изначально наделен душой, 288 не принимая то, что есть дух, счел глупостью Божий закон, поскольку пренебрег его выполнением, и потому из-за отсутствия веры даже то, что, казалось, имел, у него было отнято, 289 – благодать рая и близость с Богом, благодаря Которому он мог бы познавать всё Божье, если бы оставался в Его подчинении, – что удивительного, если, будучи возвращенным к веществу, из которого он был взят, и исторгнутый на каторгу обрабатывания земли, в самом пригибающемся и склоненном к земле труде дух мира, воспринятый от нее, он передал всему своему роду, по крайней мере, наделенному лишь душой и еретическому, не принимающему то, что принадлежит Богу? 7. Или кто поколеблется объявить ересью сам этот Адамов грех, который Адам совершил, предпочтя свою, а не Божью волю? Разве только Адам никогда не говорил своему Создателю 290 : «Не разумно Ты меня вылепил»? 291 Он исповедовал свое грехопадение и не сокрыл свою соблазнительницу. Остался лишь необразованным еретиком. Ослушался, однако, не хулил Творца и не порицал Создателя, Которого с самого начала счел и благим, и наилучшим и сам, пожалуй, сделал Его Судией. [С самого начала.] 292

Глава 3. Благость Творца существовала изначально

1. Итак, следует, чтобы мы, приступая к исследованию, касающемуся известного Бога, когда речь идет о том, при каких обстоятельствах Он стал известен, начинали с Его дел, которые являются более ранними, чем человек, чтобы Его благость, ставшая известной одновременно с Ним Самим, а затем установленной и определенной, внушала нам некое чувство понимания того, каким образом произошло последующее распределение вещей. 2. Ученики Маркиона, рассматривая доброту нашего Бога, могут признать ее достойной на тех же основаниях, на которых мы показываем ее как недостойную в их боге. Само то, что служит материалом для Его познания, Он не у другого нашел, но из Своего сделал для Себя. Первое, в чем проявляется доброта Творца, заключается в том, что Бог не пожелал скрываться вечно, т. е. Он пожелал, чтобы существовало нечто, которому Он как Бог стал бы известен. 3. В самом деле, что является таким же благом, как познание Бога и наслаждение Богом? Ведь даже если еще не обнаружилось, что это – благо, ибо еще не было никого, которому бы оно открылось, Бог знал наперед, какому благу предстоит явиться, и поэтому предоставил Своей высшей доброте, исполнительнице грядущего блага, не внезапно обнаружившейся, относящейся не к случайному или вызванному чем-либо возбуждению, как если бы ее начало было возводимо к тому времени, когда она стала действовать. 4. Ведь если она сама назначила тот исходный момент, в который стала действовать, то она не имела начала, когда сотворила его. Когда же начало ею было положено, 293 также было порождено исчисление времен, поскольку для их различения и обозначения были расположены созвездия и небесные светила. Ибо говорит: Будут для времен, месяцев и лет. 294 Следовательно, не существовало времени до появления времени у той, которая создала время, как и начало отсутствовало до своего появления у сотворившей его. 5. Итак, будучи лишенной и установления начала, и меры времени, благость Творца будет оцениваться как бесконечная и беспредельная в веках и не сможет считаться внезапно появившейся, случайной или чем-либо вызванной, не имея в своем прошлом того момента, с которого отсчитывался бы ее возраст, т. е. не имея чего-нибудь, относящегося к понятию времени. Она должна мыслиться как вечная, неотъемлемая от Бога и постоянная и из-за этого достойная Его, пристыжающая уже по одной этой причине благость Маркионова бога, уступающую в древности не только началам и временам, но и самой злобе Творца, если только злоба могла осуществляться благостью.

Глава 4. Благость Творца приготовила для человека прекрасное обиталище, создала человека, поселила его в раю, дала ему помощника, предписала закон и предостерегла от его нарушения

1. После же того, как благость Самого Бога позаботилась о человеке, дав ему познание Бога, она добавила также к этому своему служению глашатая то, что сначала изобрела жилище для человека – некую [впоследствии] 295 великую громаду, 296 а впоследствии – и еще большую, 297 чтобы в великой, словно в менее значительной, он подготавливался и возрастал, и, таким образом, продвигался от Божьего блага (т. е. от великого) к наивысшему Его благу (т. е. к большему обиталищу). Приставила к благому делу наилучшего служителя – свое Слово: Излило, – говорит, – сердце Мое Слово наилучшее. 298 2. Пусть Маркион из этого познает первый наилучший плод, и притом от наилучшего дерева. 299 Совершенно невежественный крестьянин, он привил плохое дерево на хорошее. 300 Но не приживется черенок богохульства, засохнет вместе со своим умельцем, и таким образом будет подтверждена природа доброго дерева. Посмотри на главное: каковые плоды принесло Слово: И сказал Бог: Да будет, и стало, и увидел Бог, что хорошо 301 – не как тот, кто не знает блага, пока не увидит его, но, увидев, Он, потому что сотворенное Им было благом, прославил, подтвердил и завершил благость дел тем, что удостоил их осмотра. 3. Он и благословлял то, что хорошо сделал так, чтобы тебе оказался представленным весь Бог: благой и в словах, и в делах. Проклятий Слово еще не знало, ибо не знало и злодеяний. Рассмотрим обстоятельства, которые также и этого потребовали от Бога. Мир пока состоял из одного лишь добра, достаточно показывая, сколько блага было уготовано тому, для которого все это было приготовлено. Действительно, кто иной был бы достоин жить среди Божьих дел, если не образ и подобие Самого Бога? 302 4. Этот образ также создала благость, и притом более деятельная, не повелевающим словом, но дружеской рукою, предпослав этому все же ласковое слово: Сделаем человека по образу и подобию Нашему. 303 Благость сказала; благость вылепила человека из глины в столь величественную телесную сущность, воздвигнутую из одного вещества, но обладающую столь многочисленными свойствами. Благость вдохнула душою, не мертвой, но живою; 304 благость дала ему власть пользоваться всем, управлять всем и также нарекать всему имена. 305 Благость дала человеку еще и утехи, дабы, хотя и владея и всем миром, он пребывал в более приятной области его, будучи перенесенным в райский сад 306 – уже тогда из мира в Церковь. И эта же благость предусмотрела и помощника ему, чтобы у него не было ничего, кроме блага. 5. Ибо не хорошо, – говорит, – человеку быть одному. 307 Знала, что пол Марии, и впоследствии Церкви, окажет ему помощь. 308 Но и тот закон, который ты обвиняешь, который извращаешь в спорах, доброта дала, заботясь о человеке, чтобы тот, будучи привержен Богу, казался скорее свободным, чем покинутым, приравненным к своим слугам, прочим живым существам, независимым от Бога и свободным от опеки; чтобы лишь один человек мог гордиться тем, что он единственный удостоился получить от Бога закон, и чтобы он, разумное живое существо, способное понимать и знать, сдерживался разумной свободой, подчинившись Тому, Кто подчинил ему всё. 6. Благость равным образом дала и обоснование для соблюдения этого закона: В тот день, в который вы будете есть, смертью умрете. 309 Весьма доброжелательно показала результат, к которому приведет нарушение, дабы незнание об опасности не способствовал о пренебрежению послушанием. Далее, если сначала появилась причина для установления закона, то за ней последовала причина для его соблюдения, чтобы за нарушение назначалось наказание; впрочем, ранее Сказавший о нем не желал, чтобы оно воспоследовало. 310 Признай благость нашего Бога, пока хотя бы до этого момента, из Его благих деяний, из благословений, из снисхождения, из предусмотрительности, из законов и предостережений благих и дружеских.

Глава 5. Опровержение довода маркионитов, говорящих, что Бог, допустивший грехопадение, не является благим, предвидящим и могущественным: дела Бога доказывают Его благость, величие и способность предвидеть; причина же грехопадения – в свободе воли человека

1. С этого момента уже все † вопросы, о, собаки, 311 выгоняемые апостолом за двери, 312 лающие на Бога истины. Вот – кости доказательств, которые вы обгладываете: «Если Бог – благой, предвидящий будущее и могущий отвращать зло, почему Он допустил, что человек, являющийся к тому же Его образом и подобием, мало того, Его сущностью (благодаря происходящей от Него душе), будучи обманутым дьяволом, отпал от послушания закону в смерть. 2. Ведь если Он, не желая, чтобы таковое произошло, является благим и, не пребывая в неведении относительно грядущих событий, предвидящим, и, будучи в состоянии предотвратить их, могущественным, то никаким образом не произошло бы то, что при этих трех условиях существования божественного величия произойти не может. Если же сие произошло, становится очевидным противоположное: Бога не следует считать ни благим, ни предвидящим, ни могущественным; ибо насколько невозможно, чтобы что-либо такое произошло, если бы Бог был таковым, т. е. благим, предвидящим и могущественным, настолько очевидно, что таковое произошло потому, что Бог не таков». 3. Отвечая на это, нужно прежде всего доказать наличие у Творца этих качеств, которые подвергаются сомнению; я говорю о благости, предвидении и могуществе. Я не буду задерживаться на этом пункте, следуя за указанием Самого Христа осуществлять проверку с учетом дел. 313 Дела Творца подтверждают и то, и другое: и благость Его, ибо они, как мы показали, благи, и могущество, ибо они столь впечатляющи, и притом созданы из ничего. Действительно, если бы они были созданы из некоего вещества, как утверждают некоторые, 314 все равно были бы созданными из ничего, поскольку были не тем, чем являются. 4. Короче говоря, как деяния велики потому, что благи, так и Бог могущественен потому, что всё принадлежит Ему, из чего следует, что Он всемогущ. Что же сказать мне о предвидении, у которого имеется столько же свидетелей, скольких людей оно сделало пророками? Однако для чего объявлять о предвидении Творца всех вещей, Который 315 Вселенную 316 предвидел, во всяком случае, упорядочивая ее, и упорядочивал, предвидя? В том числе, Он предвидел и нарушение закона, относительно которого, если бы не знал заранее, не сделал бы предостережения, угрожая смертью. 5. Итак, если Бог обладал этими способностями, из-за которых ничего дурное не могло и не должно было случиться с человеком, но, тем не менее, случилось, нам следует рассмотреть и состояние человека: не из-за него ли случилось то, что не могло случиться из-за Бога. Я нахожу человека созданным Богом свободным, могущим самостоятельно принимать решения и распоряжаться собою, и не обнаруживаю в нем более никакого более заметного образа и подобия Божьего, чем образ этого Его права. Ведь ни лицом, ни очертаниями тела, столь различными в человеческом роде, человек не копирует единообразного Бога. Но в этой сущности, которую он принял от Самого Бога, т. е. в душе, у него был запечатлен образ Бога, гарантирующего ему свободу и возможность 317 выбора. Это его право подтвердил также закон, установленный тогда Богом. 7. Ведь закон устанавливается не для того, кто не властен над послушанием закону, да и угроза смерти не назначалась бы за нарушение, если бы пренебрежение законом не приписывалось свободе выбора. Так и в последующих законах Творца, предлагающего человеку благо и зло, жизнь и смерть, 318 ты обнаружишь, что весь курс обучения через заповеди преподан призывающим, угрожающим и ободряющим Богом лишь свободному и вольному выбрать послушание или сопротивление человеку.

Глава 6. Свобода воли была дана человеку для того, чтобы сделать его подлинным образом Божьим. Только имея возможность выбора, человек получает право собственности на благо. Воздаяние нельзя назначить тому, кто совершает нечто по необходимости

1. Но с этого момента уже ясно, что мы для того утверждаем полную власть человека над своим выбором, чтобы, если что-либо случилось, случившееся вменялось в вину ему, а не Богу; а дабы ты отныне уже не возражал, что человек не должен был быть так устроен, если его свободе и возможности выбирать предстояло оказаться пагубными для него, я прежде всего буду отстаивать, что человек должен был быть устроен именно так, чтобы тем лучше доказать, что он устроен так и устроен достойно Бога, поскольку лучшей оказывается та причина, по которой он оказался устроен именно так. Доброта Бога и Его разумность будет покровительствовать также и этому устройству, во всем согласуясь в нашем Боге между собой. 2. Ведь разумность без доброты не является разумностью, а доброта без разумности не добра. По-иному разве только, пожалуй, у неразумно благого, как мы показали, Маркионова бога. Следовало, чтобы Бог был познан. Это, разумеется – добро и разумно. Следовало, чтобы существовало нечто достойное, чтобы познать Бога. Что можно подыскать столь же достойное, как образ и подобие Божье? 3. И это, без сомнения, – добро и разумно. Итак, следовало, чтобы образ и подобие Бога было устроено так, чтобы у него была свобода принимать решения и распоряжаться собою, чтобы в нем само это – свобода и возможность выбора – рассматривалось как образ и подобие Божье. Для этого человеку была придана такая сущность, которая обладала бы этой способностью, – дыхание Божье, конечно, свободное и распоряжающееся собою. Да и как вообще могло бы быть, чтобы человек, владеющий всем миром, не царствовал бы над ним посредством, прежде всего, власти над своей душой, был бы господином других, но слугой самого себя? 319 4. Ты можешь познать и благость Божью из Его благоволения, и разумность из устройства . Пусть в данный момент лишь благость будет считаться тем, что преподнесло человеку столь великий дар, т. е. свободу воли; разумность пусть отстаивает для себя другое: такой образ действий. Действительно, только Бог – благ по природе. Ибо у Того, у Кого есть какое-либо не имеющее в Нем начала , оно есть не по установлению, но по природе. Человек же, который своим существованием целиком и полностью обязан тому, что ему было установлено от Бога, имея начало, вместе с началом получил облик, в котором существует, и, таким образом, не по природе склонен к добру, но по установлению, не имея способность быть добрым как свою собственную, поскольку он не по природе склонен к добру, но по установлению, в соответствии с Тем, Кто устанавливает благо, т. е. в соответствии с Создателем благ. 5. Следовательно, чтобы у человека предоставленное ему Богом благо стало принадлежащим ему и чтобы у него появилось уже право собственности на благо, и в известной мере – его природа, при установлении ему были определены, словно весовщик 320 предоставленного Богом блага, свобода и власть распоряжаться собой, которая позволяет человеку уже по доброй воле творить благо как свое собственное, – ибо этого требовал и принцип благости, которую следует выказывать добровольно, т. е. осуществляя свободу воли, беспристрастную и не угождающую установлению, – чтобы, таким образом, человек становился благим, если оказывался благим в соответствии с данным ему установлением, но по своей воле, словно бы по природному праву собственности, чтобы точно также и злу (ведь Бог, разумеется, предвидел и его) человек противостоял как более сильный, а именно будучи свободным и властным над самим собой, ибо, если бы он был лишен этого права и творил благо не добровольно, но по необходимости, он стал бы пригодным также и для зла из-за немощи своего рабского состояния, таким же точно слугой зла, как и блага. 6. Итак, полная свобода выбора предоставлена человеку в обоих случаях, чтобы он, будучи господином над самим собой, уверенно встречал и благо, добровольно служа ему, и зло, добровольно избегая его, поскольку было необходимо, чтобы человек, находящийся под Божьим судом и в других ситуациях, являл его справедливым в отношении того, что заслужил своим выбором, разумеется, свободным. 7. Впрочем, ни за добро, ни за зло не назначается воздаяние тому, кто оказался добрым или злым по необходимости, а не по своей воле. Для этого и закон установлен, не исключающий, но испытывающий свободу в добровольном пребывании в послушании и в добровольном совершении преступления: так при обоих исходах обнаружилась свобода выбора. Следовательно, если и благость, и разумность Божья обнаруживается в связи с врученной человеку свободой выбора, то не следу
ет, упустив из виду основное определение благости и разумности, которое необходимо дать в самом начале обсуждения, затем на основании произошедшего заключать, что Бог не так должен был устроить потому, что в результате вышло иначе, чем приличествовало Богу, но, рассмотрев, что Он должен был именно так устроить , и оставив в целости то, что рассмотрено, нужно исследовать остальное. 8. Впрочем, людям, внезапно раздосадованным грехопадением человека и не рассмотревшим предварительно его состояние, легко то, что случилось, вменить в вину Творцу, поскольку они не рассмотрели Его намерение. Наконец, и благость Бога, подвергнутая рассмотрению с самого начала деяний, будет убеждать, что ничего злого не может произойти от Бога, и свобода человека по размышлении явит виновной в том, что сама совершила, скорее саму себя.

Глава 7. Бог, будучи верным тому, что однажды установил, не мог ограничивать свободу человека. Сделай Он так, Маркион первым обвинил бы Его в непостоянстве

1. В соответствии с этим определением всё сохранено у Бога: и природа благости, и разумность установления и предвидения, и изобилие могущества. Однако ты должен потребовать от Бога величайшую непреклонность и исключительную надежность во всяком Его установлении, чтобы прекратить исследовать, может ли произойти нечто против воли Бога. Ведь отстаивая непреклонность и верность Бога, которые должны касаться Его благих 321 и разумных установлений, ты не удивишься, что Бог не противится тому, осуществления чего Он не желал, дабы сохранить то, что желал. 2. Ибо если Он однажды 322 предоставил человеку свободу выбора и власть, и сделал это достойным для Себя образом, как мы показали, то, конечно, Он самим авторитетом установления предоставил возможность пользования ими, пользования, насколько это находится в Его ведении, в соответствии с Ним Самим, т. е. в соответствии с Богом, т. е. на благо, – ибо кто предоставил бы нечто против себя? – насколько же это находится в ведении человека, в соответствии с побуждениями его свободы – ибо кто не дает тому, которому однажды дал нечто в пользование, распоряжаться этим сообразно своей натуре и по своему усмотрению? Следствием этого было то, что Бог отказался от свободы воздействовать на свободу, которая была однажды вручена Им человеку, т. е. что Он стал удерживать в Самом Себе Свое предвидение и могущество, посредством которых мог бы не допустить 323 , чтобы человек, начав использовать свою свободу во вред, попал в беду. 3. Ибо, если бы Он воспрепятствовал этому, то отнял бы свободу воли, которую предоставил в соответствии с разумностью и благостью. Допустим даже, что Он воспрепятствовал, допустим, отнял свободу воли, отзывая от древа , не допуская самого обманщика-змея к общению с женщиной: разве не воскликнул бы Маркион: «О, Господин ветреный, неверный, ненадежный, отменяющий то, что Сам установил! Почему Он предоставил свободу выбора, если потом воспрепятствовал ее осуществлению? Почему воспрепятствовал, если предоставил? Пусть выберет, где Себя Самого порицать за ошибку: при установлении или при отмене». 4. Разве не показался бы Он тогда, когда противодействовал, более обманувшимся из-за незнания будущего? Кто не сказал бы, что Он был снисходительным, словно не знавший об исходе? Но если Он знал, что человек использует Его установление во вред, то что может быть более достойным Бога, чем непреклонность, чем верность любым Своим установлениям? Пусть это будет на совести человека, если он плохо обошелся с тем, что получил в лучшем виде. Пусть сам человек будет виновным в нарушении закона, которому он не пожелал повиноваться, а не Бог. Или Законодатель Сам нарушил закон, не позволяя исполниться Своему предписанию? 324 5. Это обвинение с полным правом мог бы бросить Творцу, если бы Тот предвидением и могуществом, как ты требуешь, противодействовал человеческой свободе воли; теперь бормочи себе о Творце, проявившем в Своих установлениях, как разумных и благих, и непреклонность, [и терпение], 325 и верность.

Глава 8. Человек был способен устоять перед соблазном дьявола. Сейчас свобода воли делает человека победителем над его кознями

1. Ведь Бог сначала лишь к жизни вызвал человека, 326 чтобы не к правильной жизни, т. е. правильной с точки зрения Бога и Его Закона. Итак, Он предоставил ему возможность жить, сделав его живой душою, поручил же жить правильно, побудив повиноваться Закону. Таким образом, Бог, Который 327 ныне желает возвратить 328 человека к жизни, предпочитая раскаяние грешника его смерти, 329 показывает, что человек был предназначен 330 не для смерти. 2. Следовательно, как Бог дал человеку способность жить, так человек обрек себя на смерть; и это произошло не из-за немощи и не из-за незнания, так что ничего не должно вменяться в вину Творцу. В самом деле, даже если соблазнивший был ангелом, то соблазненный был свободным и способным распоряжаться собой, а образ и подобие Божье сильнее ангела, дыхание же Божье благороднее вещественного духа, из которого состоят ангелы: Он творит, – говорит , – духов ангелами и служителями – пламя огня 331 ибо Бог не подчинил бы вселенную власти человека, недостаточно сильного, чтобы управлять, и не превосходящего ангелов, которым ничего такого не подчинил. 3. Так и бремя Закона, если Закон тяжел, Он не взвалил бы на не могущего его вынести, и тому, которого считал подлежащим извинению из-за слабости, не выносил бы смертный приговор. Наконец, не из-за предоставления свободы и власти над выбором Он сотворил бы человека немощным, но, скорее, из-за их отсутствия. Тем более, что того же самого человека, ту же самую сущность души, тот же самый статус Адама те же самые свобода выбора и власть принимать решения делают победителями над тем же самым дьяволом, когда осуществляются в повиновении 332 законам.

Глава 9. Грех дыхания Божьего, т. е. человека, не может быть вмененным в вину Богу: образ всегда лишен силы оригинала. Также и существование смерти – на совести человека

1. «Как бы там ни было, – говоришь ты, – однако, сущность Творца оказывается восприимчивой к греху, поскольку дыхание Божье, т. е. душа, в человеке согрешило, и порочность части не может не быть отнесенной ко всему источнику». Отвечая на это, нужно будет истолковать природу души. Прежде всего, не следует упускать из вида то, что́ обозначает греческое Писание, говоря о дыхании, а не о духе. 333 2. Ведь некоторые переводчики с греческого, не заметив различия между словами и не обратив внимания на их особые значения, ставят дух вместо дыхания 334 и дают еретикам возможность порочить грехом Дух Божий, т. е. Самого Бога. И вопрос уже не раз обсуждался. Итак, уразумей, что дыхание 335 меньше, чем дух, 336 будучи его веянием, 337 и хотя исходит от духа, духом, однако, не является. Ибо и дуновение 338 слабее, чем ветер, и хотя дуновение – от ветра, оно, однако, не ветер. [Дуновение] 339 дыхание можно даже называть образом духа. 3. В самом деле, по этой причине и человек – образ Бога, т. е. Духа, ибо Бог есть Дух. 340 Следовательно, дыхание – образ Духа. Далее, образ не будет полностью совпадать с оригиналом. Ведь одно – соответствовать оригиналу, другое – быть самим оригиналом. Так же и дыхание, поскольку оно является образом Духа, не может так обустроить образ Божий 341 , чтобы из-за того, что оригинал, т. е. Дух, т. е. – Бог, лишен греха, также и образ, т. е. дыхание, 342 не был быдолжен допускать грех. 4. В этом образ будет меньше, чем оригинал, и дыхание – ниже духа, имея, конечно, те черты Бога, благодаря которым обладает бессмертием, [душа –] 343 свободой и властью принимать рёшения, большей частью – даром предвидения, разумом, способностью понимать и знать, однако и в этом остается образом и не приобретает саму силу Божества; не приобретает и чистоту от греха, ибо это подходит одному лишь Богу, т. е. оригиналу, и это единственное не доступно образу. 5. Ведь как образ, хотя и отображает все черты оригинала, однако лишен самой его силы, не имея движения, так и душа, образ Духа, не смогла отобразить лишь Его силу, т. е. счастье безгрешности. Иначе это была бы не душа, но Дух, и не человек, получивший душу, но Бог. 6. И вообще не всё, принадлежащее Богу, будет считаться Богом, так что ты не можешь требовать, чтобы из-за того, что дыхание – Божье, оно было Богом, т. е. свободным от греха. Ведь и ты, если дуешь в флейту, не делаешь ее человеком, хотя и дуешь из своей души, как и Бог – из Своего Духа. Наконец, когда Писание ясно возвещает, что Бог дунул в лицо человека и человек стал живой душой, 344 а не животворящим духом, оно отделяет ее от Создателя. 7. Ведь неизбежно, чтобы дело было иным, чем мастер, т. е. ниже мастера. Ибо и кувшин, изготовленный горшечником, сам не станет горшечником; так и дыхание, произведенное Духом, из-за этого не станет Духом. Смотри, сам тот факт, что дыхание было названо душой, не перешло из состояния дыхания в некое худшее качество? «Следовательно, – говоришь, – ты придал душе немощь, которую прежде у нее отрицал». Конечно, когда ты требуешь, чтобы она была равной Богу, т. е. безгрешной, я говорю о ее слабости; когда же она оказывается противопоставленной ангелу, я утверждаю, что неизбежно более сильным будет господин вселенной, которому и ангелы служат, 345 которому также предстоит судить их, 346 если устоит в Божьем законе, чего он не пожелал в самом начале. 8. Итак, дыхание Божье могло совершить это преступление; могло, но не было должно. Оно имело такую возможность из-за слабости своей сущности, будучи дыханием, а не Духом, но у него не было такой необходимости, поскольку была власть над выбором, как у свободного, а не раба; кроме того, ему помогало предписание не грешить под угрозой смерти, которым подкреплялась слабость сущности и указывался путь для свободы выбора. Итак, нет оснований считать, что душа согрешила из-за того, что у нее есть нечто общее с Богом, т. е. дыхание, а не из-за того, что было присоединено к сущности, т. е. свобода выбора, разумно дарованное Богом, человеком же осуществленное по своему усмотрению. 9. Если дело обстоит таким образом, то любое Божье установление освобождается от упреков. Ибо свобода выбора свою вину передает не Тому, Кем была предоставлена, но тому, кем была использована не так, как следовало. Какое же зло ты припишешьТворцу? Если речь идет о грехе человека, то не будет Божьим то, что принадлежит человеку, и не должен считаться виновником греха Тот, Кто оказывается запрещающим его и даже осуждающим. Если речь идет о смерти, то и наличие смерти внушит ненависть как к ее виновнику не к Тому, Кто угрожал ею, но к
тому, кто презрел угрозу. Ведь, презрев, он создал ту, которая, конечно, не появилась бы, если бы он не презрел ее.

Глава 10. Бог, создавший ангела, соблазнившего впоследствии человека, благим, но обладающим свободной волей, не виновен в грехопадении. Человек, будучи свободным, одолеет дьявола

1. Но если вместо человека ты обвинишь в наличии зла дьявола как подстрекателя к греху, чтобы таким способом свалить вину и на Творца, – Который творит, – , 347 – ангелами духов, 348 – как на создателя дьявола, тогда то, кем его создал Бог, т. е. ангелом, будет принадлежать Тому, Кто создал; тем, кем его Бог не создавал, т. е. дьяволом, т. е. обвинителем, 349 он будет как сам себя создавший, возведя обвинение на Бога, и притом ложное, во-первых, в том, что Бог запретил им есть от всякого дерева, 350 затем в том, что они не умрут, если съедят, 351 в-третьих, в том, что Бог из зависти отказал им в божественности. 352 2. Откуда, стало быть, происходит злоба, породившая ложь и обман по отношению к людям и дурную молву по отношению к Творцу? Разумеется, не от Бога, Который по образцу благих дел создал благим и 353 ангела. Кроме того, он объявляется мудрейшим до своего превращения в дьявола, 354 если только мудрость – не зло. И если ты откроешь пророчество Иезекииля, легко заметишь, что тот ангел был настолько благ по установлению, насколько порочен по своей воле. 3. Ведь под именем князя Сора (Тира) подразумевается дьявол: И было ко мне слово Господа, гласящее: Сыне человеческий, начни плач о князе Сора и скажи: Это говорит Господь: Ты – то, в чем распечатывается подобие, т. е. ты снял печать с непорочности образа и подобия, венец красоты, – это сказано ему как самому выдающемуся из ангелов, как архангелу, как мудрейшему из всех; – ты рожден среди утех рая Бога твоего – там, где Бог создал ангелов во втором акте творения 355 в образе животных 356 – ты был облачен в драгоценные камни: сардоникс, топаз, смарагд, карбункул, сапфир, яшму, линкурий, агат, аметист, хризолит, берилл, оникс; и золотом ты наполнил свои склады и свои сокровищницы. С того дня, как ты был создан, Я поставил тебя вместе с Херувимом на святой горе Божьей; ты находился среди огненных камней. Ты был безупречным в дни твои с того дня, как ты был создан, доколе не обнаружился вред от тебя: от обширности своего предпринимательства ты наполнил свои кладовые и согрешил, 357 – и остальное, которое, очевидно, относится к поношению ангела, а не собственно к тому князю, потому что никто из людей не был рожден в Божьем раю, даже сам Адам, который туда, скорее, был перенесен; 358 и никто не был поставлен вместе с Херувимом на святой горе Божьей, т. е. на небесной вершине, о падении сатаны с которой свидетельствует Господь; 359 и никто не пребывал среди огненных камней, среди сверкающих лучей пылающих созвездий, откуда Сатана также был низвержен подобно молнии. 360 4. Но в лице грешного человека клеймится сам виновник зла, прежде безупречный со дня своего создания, созданный Богом для добра, словно благим Создателем безупречных созданий, 361 и украшенный всей ангельской славой, и рядом с Богом поставленный как благой у Благого, впоследствии же по своей собственной вине отклонившийся к злу. До того момента, – говорит , – когда открылся вред от тебя, 362 – вменяя ему в вину тот ущерб, который он причинил человеку, оторвав его от послушания Богу. 5. И согрешил он с того момента, как посеял грех, и в результате сего с тех пор стал заниматься расширением предпринимательства, 363 т. е. увеличением степени грехов своей злобы, являясь как дух не менее наделенным свободой выбора . Ведь Бог ничто лишенное такого рода свободы не расположил бы столь близко к Себе. Однако, заранее осудив его, Он засвидетельствовал, что тот из-за собственного влечения к добровольно зачатой злобе отклонился от образца Его установления, и проявил разумность Своей благости предоставлением возможности 364 осуществляться делам того, с тем же намерением откладывая уничтожение дьявола, с каким и восстановление человека. 6. Ибо Он дал время для состязания, чтобы и человек при помощи той же самой свободы воли сокрушил врага, из-за которой ему поддался, подтверждая свою, а не Божью вину, и вследствие этого достойным образом через победу вновь обрел спасение, и дьявол, окончательно побежденный тем, которого он прежде сокрушил, был бы наказан суровее, и чтобы Бог с большей очевидностью явился благим, ожидая возвращения человека, ставшего более славным из жизни в рай с позволением срывать плоды с древа жизни.

Глава 11. Благость Божья первична, суровость – вторична; справедливость, являющаяся благом настолько, насколько несправедливость – злом

1. Итак, до грехопадения человека Бог с самого начала явился только благим; затем – Судией суровым 365 и, как утверждают маркиониты, свирепым. 366 Сразу женщина осуждается на роды в муках и на рабство у мужа; 367 но ранее при благословении она услышала лишь ничем не омраченные слова об увеличении человеческого рода: Плодитесь и размножайтесь; 368 и была она предназначена помогать мужу, 369 а не быть его рабой. Сразу и земля проклинается, 370 но прежде она была благословлена; сразу появляются терния и волчцы, 371 но прежде были травы, злаки и плодовые деревья; сразу – пот и труд для добывания хлеба, 372 но прежде – со всякого древа пища без усилий 373 и гарантированное питание. 374 2. С того момента человек – к земле, но ранее – из земли; отныне – к смерти, но ранее – к жизни; отныне он – в кожаных одеждах, 375 но прежде был нагим и не смущался. Таким образом, благость Бога первична в соответствии с природой, Его суровость вторична и имеет свою причину. Первая – неотъемлемая, вторая – случайная; первая – собственная, вторая – принятая; первая – исходящая, вторая – присоединенная. Ведь природная благость не могла бытьбездеятельной, а при наличии причины для суровости нельзя было ее избегать и скрывать. Первую – Бог обнаружил Сам по Себе, вторую – из-за сложившихся обстоятельств. 3. Начни теперь обвинять звание судьи как причастное злу, ведь ты потому измыслил иного бога, целиком благого, что не можешь представить бога-судью. Хотя и твоего бога мы показываем как судью; а если не как судью, то, без сомнения, как порочного и пустого установителя порядка, сохранность которого ничем не обеспечена, т. е. не гарантирована судом. Одобряя бога, не являющегося судьей, ты не устраняешь Бога-Судию: тебе, без сомнения, придется обвинять саму справедливость, которая поставляет судий, дерзни † причислить ее к разряду зол, т. е. несправедливость приписать благости. 4. Ведь тогда справедливость становится злом, если несправедливость – благом. Далее, если ты принужден объявить несправедливость чем-то наихудшим, этим самым ты оказываешься вынужденным признать справедливость чем-то наилучшим. Ибо все, что враждебно злу, есть благо, как и все, что враждебно благу, есть зло. Следовательно, насколько несправедливость является злом, настолько справедливость – благом. И она должна рассматриваться не только как разновидность благости, но и как ее защита, ибо благость, если не управляется справедливостью, чтобы быть справедливой, не будет благостью, если будет несправедливой. 376 Ибо ничто не является благим, что несправедливо, благое же всё, что справедливо.

Глава 12. Благость Творца и Его справедливость присущи Ему изначально

1. Итак, если общность и согласие благости и справедливости не допускает их разделения, то каким образом ты сможешь установить отличие между двумя богами в их разделении, разобщая Бога благого и Бога справедливого? Там находится благо, где справедливость. Вообще, с самого начала Творец был столь же благ, сколь и справедлив. И то, и другое Его качества проявились одновременно. Божья благость создала мир, упорядочила его Божья справедливость, которая, когда решила, что он должен быть сотворен из благого, приняла это решение по совету благости. 2. Делом справедливости является то, что провозглашено разделение между светом и тьмой, 377 между днем и ночью, 378 между небом и землей, между водой верхней и нижней, 379 между собранием морей и глыбой суши, 380 между светилами большими и меньшими, дневными и ночными, 381 между мужчиной и женщиной, между деревом познания [смерти] 382 и жизни, 383 между миром и раем, между животными, рождающимися в воде, и животными, рождающимися на суше. Как благость всё замыслила, так справедливость распределила. 3. Всё в целом по этому приговору было расположено и упорядочено. Всякое положение, облик, действие, движение, состояние, возникновение и гибель отдельных элементов суть решения Творца, дабы ты не полагал, что Его следует считать Судией с того момента, как возникло зло, и таким образом не порочил справедливость, связывая ее со злом. Так мы показали, что она явилась вместе с создательницей всего – благостью, что и она, обнаружившаяся в Господе как судья Его деяний, должна считаться присущей Богу, т. е. природной, а не случайной.

Глава 13. Карательные действия Божьей справедливости преследуют благую цель: удержать человека от греха. Справедливость являет Бога и Отцом, и Господом

1. Но, когда впоследствии зло вырвалось на свободу, и Божья благость с этого момента начала сталкиваться со своим противником, та же самая Божья справедливость получила также и другое дело – дело управления благостью уже в соответствии с сопротивлением, чтобы эта благость, ограничив свою свободу, из-за которой Бог естественно благ, распределялась бы в соответствии с заслугами каждого, являясь достойным, отказывая недостойным, отнимаясь у неблагодарных и, таким образом, мстя всем противникам. 2. Таким образом, все это дело справедливости заключается в попечении о благости: то, что она, подвергнув суду, приговаривает, что, приговорив, наказывает, что, как ты говоришь, она свирепствует, – всё это содействует благу, а не злу. Говоря кратко, страх перед судом способствует благу, а не злу. Ведь благо, уже испытывающее затруднения из-за своего соперника, не могло навязывать само себя. Ведь даже если оно и способно это делать, оно, однако, как беззащитное перед противником, может сохраняться только под защитой некоей силы устрашения, которая заставляла бы искать и беречь благо даже тех, которые этого не желают. 3. Впрочем, при стольких соблазнах зла, обрушивающихся на благо, кто стремился бы к тому, чем можно безнаказанно пренебрегать? Кто берег бы то, что без риска можно потерять? Ты читаешь , что путь зла широк и весьма многие идут по нему: 384 разве все не перешли бы на него, если бы там не было ничего пугающего? Мы боимся ужасных угроз Творца, но, однако, с трудом можем оторваться от зла. А что было бы, если бы ничего не угрожало? Ты называешь злом ту справедливость, которая не благоприятствует злу? Ты отказываешь быть благой той, что заботится о благе? Каким должен быть Бог, чтобы угодить тебе? Каким полезно быть Богу, чтобы ты остался доволен? Таким, под властью которого грехи радовались бы? Таким, над которым насмехался бы дьявол? 4. Неужели ты счел бы благим того бога, который был бы способен сделать человека более плохим, гарантировав ему безнаказанность? Кто является творцом блага, если не тот, кто также и блюститель его? Соответственно, кто будет чужд злу, если не тот, кто ему враг? Кто будет врагом, если не завоеватель? Кто будет завоевателем, если не каратель? Таким образом, Бог целиком благ, поскольку Он во всем на стороне блага. Так, Он является всемогущим, ибо Он может поддерживать и поражать. Меньшее могущество – только помогать, ибо в этом случае исключена возможность делать что-либо иное. Какова у меня будет степень уверенности в получении блага от того, кто может творить лишь благо? Каким образом я буду стремиться к награде за непорочность, если не буду учитывать возмездие за порочность? 5. Я неизбежно буду сомневаться, воздаст ли и противоположной стороне тот, кто не способен воздать каждой из двух. Справедливость в высшей степени будет и полнотой самой божественной природы, являя Бога совершенным и Отцом, и Господом: Отцом – благодаря снисходительности, Господом – благодаря установлению порядка; Отцом – благодаря власти ласковой, Господом – благодаря власти суровой; Отцом, Которого следует с благоговением любить, Господом, Которого следует по необходимости бояться; любить, поскольку Он предпочитает милосердие жертве, 385 бояться, поскольку Он не желает греха; любить, поскольку Он предпочитает раскаяние грешника его смерти, 386 бояться, поскольку Он противится еще не раскаявшимся грешникам. Поэтому Закон устанавливает два предписания: Люби Бога 387 и Бойся Бога. 388 Одно касается подчиняющегося, второе – ослушника.

Глава 14. Зло греха и «зло» кары имеют разные источники. «Зло» кары, будучи справедливым, не является злом

1. Всегда и во всем тебе встречается один и тот же Бог: поражающий, но и исцеляющий; умерщвляющий, но и оживляющий; унижающий, но и возвышающий; производящий зло, но и творящий мир, так что и здесь мне придется возражать еретикам. Ведь они говорят: «Он Сам заявляет о Себе как о создателе зла, говоря: Я – Tom, Кто производит зло 389 ». 2. Ибо они, схватившись за общность наименования, из-за которой происходит смешение двух видов зла, ибо злом называются и грехи, и наказания, желают, чтобы Он мыслился создателем зла без разбора, дабы объявить Его виновником также и злобы. Мы же, обращая внимание на различие обоих видов, разделяя зло греха и зло наказания, зло вины и зло кары, определяем, что у каждой части зла имеется свой виновник: дьявол – у зла, связанного с грехом и виной, Бог же Творец – у зла, связанного с наказанием и карой, чтобы та часть приписывалась злобе, эта – справедливости, производящей зло суда против зла греха. 3. Следовательно, Творец заявляет о том зле, творить которое подобает судье. Оно является злом для тех, которым воздается, однако само по себе оно благо, поскольку является справедливым, защищает благо, враждебно грехам и на этом основании достойно Бога. или докажи, что это зло несправедливо, чтобы доказать его принадлежность к злобе, т. е. что оно – зло несправедливости, ибо если оно будет принадлежать справедливости, то уже не будет злом, но благом, а злом только для тех, у которых вместо зла осуждается непосредственно благо. 4. Утверждай в таком случае, что человек, по своей воле презревший божественный закон, несправедливо понес то, быть лишенным чего он не пожелал; 390 что злоба прежнего века несправедливо была побита ливнями, 391 а затем и огнем; 392 что Египет, отвратительнейший, суеверный, более того, гонитель народа-пришельца, несправедливо был поражен десятью казнями! 393 Бог ожесточает сердце фараона, 394 но заслужил быть предоставленным погибели тот, кто уже отрицал Бога, 395 кто надменно столько раз прогонял послов, 396 кто уже увеличивал трудовую повинность народа; 397 наконец, будучи египтянином, фараон давно был виноват перед Богом в языческом идолопоклонстве, почитая скорее ибиса и крокодила, чем живого Бога. Истреблял Бог и сам народ, но за его неблагодарность. 398 Насылал на детей медведей, но за их непочтительность к пророку. 399 Дерзость поколения, которому подобает стыдливость, должна была быть наказана.

Глава 15. Объяснение слов Творца о наказании детей за грехи отцов

1. Итак, рассмотри сначала справедливость Судии: если ее разумность подтвердится, тогда и суровость, и то, в чем она проявляется, будет признано разумным и справедливым. А чтобы нам не задерживаться при исследовании многих предметов, приведите также [определенные] 400 возражения, чтобы оспорить приговоры; оправдайте грехи, чтобы обвинить суды! Не порицайте Судию, но обличайте Его как злого судью! Ведь если Он и взыскивал с сыновей грехи отцов, 401 то применение этого лекарства требовало жестокосердие народа, чтобы люди, хотя бы заботясь о своих потомках, соблюдали божественный закон. Ибо кто не заботится о спасении сыновей больше, чем о своем? 2. Но если и благословение, данное отцам, предназначалось также их семени, без какой-либо его предшествующей заслуги, почему и вине отцов также не распространяться на сыновей, [как милость, так и немилость] чтобы на весь род переходила и милость, и немилость? 402 При этом не отменяется то, чему надлежало быть установлено впоследствии: что не будут говорить, будто отцы ели кислый виноград, a у детей на зубах оскомина, 403 т. е. ни отец не примет грех сына, ни сын – грех отца, но каждый будет отвечать за свой грех, чтобы, когда исчезнет жестокосердие народа, справедливость, обуздав жесткость закона, судила уже не род, но лица. 3. Хотя, если ты принимаешь истинное Евангелие, ты поймешь, к кому относится приговор Воздающего детям за грехи отцов, а именно к тем, которым предстояло самим себе по своей собственной воле вынести этот приговор: Кровь Его – на головы наши и наших детей? Итак, Божье провидение определило человеку 404 то, что было услышано прежде.

Глава 16. Гнев Бога неотделим от Его справедливости. Его чувства отличаются от человеческих

1. Стало быть, и суровость – благая, поскольку справедливая, если Судия благ, т. е. справедлив. Равным образом и прочее, посредством которого осуществляется благое дело благой суровости, является благим – будь то гнев, ревность или свирепость. Ведь все они неотъемлемы от суровости, как и суровость неотъемлема от справедливости. [Дерзость поколения, которому подобает стыдливость, должна была быть наказана.] 405 И тогда не смогут попрекать судью тем, что ему принадлежит, если оно лишено вины, как и сам судья. Что будет, если ты скажешь, что врач должен существовать, металлические же его инструменты, которые рассекают, прижигают, отрезают и сжимают, обвинишь? 2. Ибо без орудий своего ремесла врач существовать не может. Обвиняй плохо рассекающего, некстати отрезающего, опрометчиво прижигающего – и лишь в этом случае порицай инструменты как плохих служителей. Ведь получается то же самое, когда ты допускаешь, что Бог является Судией, а те движения и чувства, которыми Он судит, отвергаешь. Мы узнаём о Боге от пророков и от Христа, а не от философов и Эпикура. 3. Верующие, что Бог пребывал даже на земле и принял уничижение человеческого облика ради спасения человека, мы далеки от мысли тех, которые отрицают, что Бог имеет о чем-либо попечение. Отсюда еретики заимствуют положение такого рода: если Бог гневается или ревнует, или превозносится, или огорчается, то, следовательно, Он и придет в упадок, и умрет. К счастью, христиане верят, что Бог умер и, однако, живет во веки веков. 4. Глупейшими из людей являются те, которые на основании человеческих дел судят о божественном, чтобы, поскольку в человеке страсти такого рода связываются с его падшей природой, приписывать подобное состояние и Богу. Различай сущности и наделяй каждую свойственными ей чувствами, которые отличаются настолько, насколько этого требуют сущности, даже если кажется, что у этих чувств одинаковые названия – ведь мы читаем и о деснице, 406 и об очах, 407 и о ногах Божьих, 408 и, однако, они не будут сравниваться с человеческими из-за общности наименования; сколь велико будет различие между божественным и человеческим телом 409 при одних и тех же названиях членов, столь же велико будет различие между духом божественным и человеческим даже при одних и тех же наименованиях чувств, которые столь же ущербными делает ущербность человеческой сущности, сколь совершенными их делает в Боге совершенство сущности божественной. Ты, очевидно, признаёшь Творца Богом. 5. Конечно, – говоришь ты. Следовательно, каким образом ты можешь предполагать, что в Боге имеется что-то человеческое, а не одно лишь божественное? Того Бога, Которого ты не отрицаешь, ты признаешь нечеловеческим, так как, признавая Его Богом, ты предрешил этим, что Он лишен всех человеческих свойств. Далее, если ты равным образом признаёшь, что человек был претворен дыханием Бога в душу живую, а не Бог создан человеком, то будет весьма нелепо, что ты скорее в Боге помещаешь человеческое, чем в человеке – божественное и скорее облекаешь Бога в образ человека, чем человека – в образ Бога. 6. И, следовательно, Божий образ должен считаться проявляющимся в человеке так: человеческий дух имеет те же самые движения и чувства, которые и Бог, хотя и не такие, какие Бог; ведь в соответствии с их сущностью и состоянием отличаются и результаты. Наконец, противоположные им чувства , я имею в виду мягкость, терпение и милосердие и сам их источник – благость, почему ты считаешь божественными? Мы, однако, и ими не владеем в совершенстве, ибо только Бог совершенен. Так и ранее упомянутые виды душевных волнений, я подразумеваю гнев и раздражение, мы испытываем не столь счастливо, ибо лишь Бог счастлив благодаря обладанию нетлением. 7. Ведь Он будет гневаться, но не*, 410 будет раздражаться, но не будет подвергаться испытанию, будет двигаться, но не будет опрокидываться. Он неизбежно использует всё ради всего, столько чувств, сколько причин для них: и гнев из-за преступных, и негодование из-за неблагодарных, и ревность из-за надменных, и все остальное, что препятствует злым. Так и милосердие из-за заблудших, и терпение из-за [не] 411 озирающихся назад, 412 и благожелательность из-за заслуживающих ее, и все остальное, что нужно добрым. Все это Он претерпевает характерным для Него способом, которым Ему подобает претерпевать это; из-за Него человек это же претерпевает, также характерным для себя способом.

Глава 17. Примеры Божьего милосердия в Ветхом Завете

1. Эти вещи, будучи таким образом рассмотренными, показывают, что все проявления Бога-Судии осуществляют и, говоря более правильнее, защищают Его вселенскую высшую благость, которую свободную от присущих судье чувств и безукоризненную в своем состоянии маркиониты не желают признавать в одном и том же Боге, посылающем дождь на добрых и злых и заставляющего Свое солнце всходить над справедливыми и несправедливыми, 413 чего иной бог вообще не делает. Ведь даже если Маркион и дерзнул изъять из Евангелия это свидетельство Христа о Творце, сам мир покрыт подтверждающими это письменами, и об этом читает совесть каждого. 2. И само это терпение Творца будет в осуждение Маркиону, то терпение, которое ожидает больше раскаяния грешника, чем его смерти и предпочитает милосердие жертве, 414 отвращая уже предназначенную ниневитянам гибель 415 и продлевая по слезам Езекии его жизнь 416 и возвращая царскую власть вавилонскому тирану после его покаяния. 417 Я имею в виду то милосердие, которое и Саулова сына, которому предстояло по обету умереть, возвратило народу, 418 и с Давида, исповедавшего грех против дома Урии, сняло вину, 419 и сам Израиль столько раз восстанавливало, сколько осуждало, столько раз ободряло, сколько бранило. 3. Итак, глядя на Него не только как на Судию, обратись к тем примерам, которые являют Его как самого благого. Замечая, когда Он мстит, рассматривай, когда Он проявляет снисхождение. Уравновесь Его строгость мягкостью. Когда ты обнаружишь в Творце и то и другое, ты найдешь в Нем и то, из-за чего веришь в иного бога. Обратись, наконец, к рассмотрению Его учений, наставлений, заповедей и советов. Ты, вероятно, скажешь, что это все определяется и человеческими законами. Но Моисей и Бог были прежде всех Ликургов и Солонов. Всё последующее берет для себя у изначального. 4. Однако не от твоего бога мой Творец научился предписывать: Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства, не желай чужого, чти отца и мать 420 и люби ближнего своего как самого себя? 421 К этим основополагающим распоряжениям относительно невинности и стыдливости, справедливости и сыновней преданности примыкают также предписания человечности: когда в седьмой год рабы отпускаются на волю, 422 когда в это же время люди воздерживаются от обработки поля, уступая место нуждающимся, 423 424 даже у быка молотящего ослабляется узда рта для вознаграждения за выполняемый труд, 425 дабы тем легче человечность, испытанная на животных, совершенствовалась для человеческого утешения.

Глава 18. Объяснение законов Творца о возмездии, о нечистых животных и некошерной пище, о скрупулезных церемониях

1. Но какое благо закона я буду скорее защищать, если не то, которое ересь жаждет ниспровергнуть? 426 Как, например, предписание возмездия, что по силе равно преступлению, требующее око за око, зуб за зуб 427 и ушиб за ушиб. 428 Ведь это предписание не означает разрешение взаимно совершать несправедливость, но заботится всецело об обуздании насилия, чтобы пока, поскольку народу весьма жестокосердному и неверному по отношению к Богу казалось долгим или даже невероятным ожидать отмщающей защиты от Бога, о которой позднее должно было быть объявлено через пророка: Мне отмщение, Я отомщу, – говорит Господь, 429 –совершение не справедливости сдерживалось страхом перед сразу наступающей расплатой, и позволение возмездия стало запрещением подстрекательства, дабы так положить конец находящемуся в безопасности от себя самого 430 насилию, когда при разрешенном втором устрашается первое, а при устрашенном первом и второе не совершается, ибо вообще страх перед возмездием легче вызывается в предвкушении такого же страдания. Ведь ничего не бывает горше, чем испытывать то же самое, что сделал другим. 2. И если Закон устраняет из рациона определенную пищу или объявляет нечистыми некоторых животных, 431 которые ранее были благословлены, 432 уразумей в этом совет упражняться в воздержании и познай узду, наложенную на то обжорство, которое, когда вкушался хлеб ангелов, возжелало египетских огурцов и тыкв. 433 Познай равным образом и предусмотрительность в отношении спутников обжорства, т. е. похоти и роскошества, которые хладеют 434 при сдерживании чревоугодия, – ведь народ ел и пил и встал играть. 435 Точно также, чтобы уменьшить частично жажду денег там, где ее оправдывают необходимостью иметь средства пропитания, подавляется честолюбивое желание дорогой пищи. Наконец, чтобы человеку легче было настроиться на пост в Боге, он приучался к необильной и неизысканной еде, дабы впредь не желать ничего слишком утонченного. 436 3. Конечно, Творца следует осуждать за то, что Он отнял пищу у Своего народа, а не у более неблагодарных маркионитов. Также бремена жертвоприношений и хлопотную скрупулезность обрядов и приношений пусть никто не порицает, словно бы для Самого Себя возжелал это Бог, Который столь явно восклицает: К чему Мне множество ваших жертвоприношений? 437 и кто потребовал это от рук ваших? 438 Но пусть человек почувствует ту Божью неусыпность, с которой Он народ, склонный к идолопоклонству и нарушению Закона, пожелал привязать к Своей религии подобными церемониями, которыми осуществляется суеверие сего века, чтобы оторвать их от этого суеверия, повелевая совершать церемонии для Него, словно желающего, дабы народ не согрешал изготовлением идолов.

Глава 19. Закон Творца дан для совершенствования веры народа. В этом же направлении трудились Его пророки, обучая благим делам

1. Но и в самих делах жизни и человеческого общения дома и вне дома Закон все упорядочил вплоть до заботы о посуде, 439 чтобы, повсюду наталкиваясь на предписанный Законом порядок, люди ни на одно мгновение не забывали о Боге. Ибо что может сделать человека счастливым, если не воля его в Законе Господа и в 440 Законе Господа он будет размышлять днем и ночью? 441 Этот закон установила не жестокость его Автора, но разумность высшей благости, укрощающей скорее жесткость народа и обтесывающей неопытную в послушании веру трудными церемониями: я не буду затрагивать ничего из тайных значений Закона, а именно, Закона духовного и пророческого и во всех почти элементах символического. 2. Ибо теперь достаточно и того, что он просто привязывал человека к Богу, чтобы никто, кроме не желающих угождать Богу, не мог его порицать. Для содействия этому благому делу Закона, а не его бремени, та же самая Божья благость направила также пророков, обучавших тому, что достойно Бога: устранить порочность из души, научиться творить добро, искать суда, судить в пользу сироты и справедливо поступать со вдовой, 442 любить расследования, 443 избегать общения с порочными, отпустить невредимой пострадавшую, 444 отвергнуть не справедливую запись, 445 отломить хлеб голодному и не имеющего кровли ввести в свой дом, если увидишь нагого – прикрыть , и не презирать домочадцев твоего семени, 446 удерживать язык и уста от зла, дабы не лукавили, уклоняться от зла и творить благо, искать мира и следовать за ним, 447 гневаться – и не согрешать, 448 т. е. в гневе не упорствовать и не свирепствовать, не ходить на совет нечестивых, не стоять на пути грешников и не сидеть на седалище развратителей. 449 Но где? 3. Смотри, как хорошо и приятно жить братьям вместе, 450 размышляя днем и ночью в Законе Господа, 451 ибо лучше полагаться на Господа, чем на человека, и надеяться на Бога, чем на человека. 452 Ибо какова у Бога награда для человека? И будет словно дерево, посаженное возле источника вод, которое даст свой плод во время свое, и лист его не упадет, и все, что будет делать, удастся ему. 453 А невинный и чистый сердцем, который не будет употреблять всуе имя Божье и ложно клясться ближнему своему, тот примет благословение от Господа и милосердие от Бога, Спасителя своего. 454 4. Ведь очи Господа над боящимися Его, уповающими на милосердие Его, чтобы Он освободил их души от смерти – разумеется, вечной – и чтобы насытил их в голоде, 455 – разумеется, жизни вечной. Ибо много тягот у праведных, и от всех освободит их Господь. 456 Славна в очах Господа смерть святых Его? 457 Господь будет беречь все кости их, и они не сокрушатся, 458 Избавит Господь души рабов Своих. 459 Эти немногие цитаты мы привели из столь великого количества Писаний Творца, и, думаю, уже нет недостатка для предоставления свидетельства о Боге как о наилучшем, что достаточно подтверждают и заповеди благости и обетования.

Глава 20. Оправдание Творца, велевшего евреям взять у египтян золотые и серебряные сосуды

1. Но ведь сии каракатицы, 460 условно обозначая которых, Закон также и этот вид рыбы запретил употреблять в пишу, 461 когда чувствуют, что их выставляют на позор, начинают от этого извергать мрак богохульства и таким образом рассеивают уже сконцентрированное внимание всякого, 462 распространяя и утверждая то, что затемняет сияющую благость Творца. 463 Но и в этом мраке мы будем преследовать порочность и извлечем на свет изобретения тьмы, вменяющие в вину Творцу, пожалуй, более всего тот ущерб и похищение золота и серебра, которое было Им поручено евреям в отношении египтян. 464 2. Что ж, о, злосчастный еретик, я вызываю тебя самого в качестве третейского судьи, разберись прежде в том и другом народе, и лишь тогда ты сможешь судить о Виновнике предписания. Египтяне требуют у евреев вернуть назад золотые и серебряные сосуды. Евреи, со своей стороны, выдвигают встречный иск, доказывая, что им ради тех же самых предков, по тому же самому свидетельству Писания, причитается плата за тот рабский труд: за изготовление кирпичей и за строительство городов и поместий. 465 3. Что решишь ты, избравший себе наилучшего бога? Что евреям нужно признать ущерб, или что египтянам – возмещения? Ведь говорят, что так вели дело посланцы обеих сторон: египетские, требующие назад сосуды, еврейские же, настаивающие на вознаграждении за их труды. И все-таки последние с ущербом для себя отказались от этих трудов у египтян: 466 сегодня, вопреки маркионитам, евреи утверждают большее, отрицая, что для возмещения достаточно того золота и серебра, даже работы шестисот тысяч человек в течение стольких лет оценивать по одной монете в день. 4. Какая часть более многочисленна: та, что требует возвращения сосудов, или та, что живет в поместьях и городах? 467 Что значительнее: жалоба египтян или услуга евреев? Если бы евреи, свободные люди, пригнанные на рабский труд; лишь начали против египтян дело, касающееся причиненных обид, если бы они лишь показали их секретарю со своих скамей свои спины, изуродованные позорящей жестокостью плетей, объявили бы, 468 что не немногими чашками и мисками весьма немногих богачей, но всем повсюду и их состоянием, 469 и взносами всех жителей следует возместить ущерб, нанесенный евреям. Итак, если дело евреев правое, правое также и дело, т. е. поручение Творца, Который и египтян, не догадывающихся об этом, сделал благодарными, и Свой народ в трудное время исхода некоторым утешением тайного возмещения снабдил. Разумеется, Он повелел требовать меньше . Ведь египтяне должны были вернуть евреям также их сыновей.

Глава 21. Объяснение «противоречия» Творца: запрет труда в субботу касается только человеческих дел, обнесение ковчега вокруг Иерихона – дело божественное

1. Так и в остальном ты упрекаешь Его как изменчивого и непостоянного за противоречия Его предписаний, запрещающего работать в субботу 470 и приказывающего обносить ковчег в течение восьми дней, т. е. также и в субботу, во время осады города Иерихона. 471 Ты не рассматриваешь внимательно закон о субботе, запрещающий дела человеческие, но не божественные. Ибо Он говорит: Шесть дней работай и делай все дела свои, седьмой же день – суббота Господу Богу твоему; не делай в нее никакое дело. 472 Какое? Конечно, твое. Из этого следует, что Он изымает из субботы те дела, которые Он прежде назначил для шести дней, а именно дела твои, т. е. человеческие и повседневные. 2. Обнесение же ковчега не может считаться делом ни повседневным, ни человеческим, но необыкновенным, священным и в силу самого тогдашнего Божьего предписания – божественным. Что́ оно означает, я рассказал бы, если бы не было слишком долго объяснять образы, которые ты , возможно, не признаёшь, всех проявлений Творца. Но более чем достаточно, если вы опровергаетесь на основании одних лишь фактов простотой истины, а не при попытках удовлетворить любопытство; так как и в данном случае имеется четкое определение субботы, запрещающей человеческие, а не божественные дела. Поэтому тот, кто в субботу тогда собирал дрова, 473 был предан смерти. 474 Ведь он делал свое дело, которое было запрещено Законом. Те же, которые в субботу носили ковчег, делали это безнаказанно. Ведь они совершали не свое, но Божье дело по повелению Его Самого.

Глава 22. Объяснение кажущихся противоречий между запретом изготавливать изображения и повелением сделать медного змея; между установлением жертвоприношений и отвержением их

1. Точно так же, запрещая изготовление подобия всего, что есть на небе, на земле и в воде, Он объясняет и причины, [ограничивающие средства идолопоклонства]. 475 Ведь Он добавляет: Не поклоняйтесь им и не служите им. 476 Изображение же медного змея, которое впоследствии Господь велел Моисею изготовить, относится не к тому, что подпадает под определение идолопоклонства, но к исцелению тех, которые страдали от змей. 477 При этом я ничего не говорю об образе этого целительного средства. Так и золотые Херувимы и Серафимы 478 для придания ковчегу символизма, будучи, несомненно, простым украшением. 2. У них, предназначенных для высокого, были совершенно иные причины, чем требования идолопоклонства, из-за которого запрещается изготовление изображения; они, очевидно, не противодействуют закону, запрещающему изображение, не имея того свойства изображений, из-за которого они запрещаются. Мы сказали о согласном с разумом установлении жертвоприношений, 479 а именно о том, которое отрывает от идолов, Богу, те обряды, которые если Он и отверг снова, говоря: Зачем Мне множество ваших жертвоприношений? – желал, чтобы было понятно, что не для Себя лично Он их требовал. Ведь Я не буду пить, – говорит, – кровь быков, 480 – ибо и в другом месте заявляет: Вечный Бог не испытывает ни голода, ни жажды. 481 3. Ведь даже если Он снизошел к приношениям Авеля 482 и охотно вдыхал всесожжения Ноя, 483 то в чем приятность от бараньих внутренностей или от чада пылающих жертв? Но простая и боящаяся Бога душа тех, которые приносили Ему в жертву то, что получали от Него – и из пищи, и из приятного благовония, – приобретала милость перед лицом Бога, требующего не того, что совершалось, но того, ради чего совершалось, а именно, из-за почитания Бога. Если зависимый человек богачу или царю, который ни в чем не нуждается, принесет, однако, какой-нибудь ничтожный подарок, то расстроит ли богача и царя количество и качество приношения или порадует выражение преданности? 4. Но если подданный принесет ему дары или по своей воле, или по распоряжению и будет справлять празднество в честь царя, однако будет делать это неискренне, не от чистого сердца и не с полной покорностью также и в остальных делах, 484 то разве последствием этого не будет, что царь тот или богач воскликнет: «К чему мне множество даров твоих?» 485 *** 486 Я пресыщен, 487 и торжества, и праздничные дни, и ваши субботы говоря 488 , которые люди, справляя в соответствии со своими желаниями, а не в соответствии со своим благоговейным отношением к Богу, сделали уже своими, а не Божьими. Так Он показал, что отвержение того, что Он предписал совершать, является подчиненным определенным условиям и разумным.

Глава 23. Объяснение изменения отношения Творца к людям в разные моменты их жизни

1. А если вы желаете также в отношении лиц рассматривать Его или изменчивым, когда Он осуждает тех, кого ранее одобрял, или лишенным предвидения, когда одобряет тех, которые в дальнейшем подлежали осуждению, словно бы Он или порицал свои прежние решения, или игнорировал будущие; однако ничто так не соответствует и благому, и судье, как отвергать или выбирать в соответствии с их заслугами на данный момент. Он выбирает Саула, 489 но еще не презревшего пророка Самуила. 490 Он отвергает Соломона, но уже попавшего в зависимость от иноземных женщин и подчинившегося идолам моавитян и сидонян. 491 2. Что должен был сделать Творец, чтобы не быть объектом нападок маркионитов? Поступавших до сих пор хорошо заранее осудить за последующие грехи? Но не подобало благому Богу заранее осуждать тех, которые еще не заслужили этого. Неужели Он также не должен был отвергать грешащих теперь ради их прежних благих деяний? Но не подобало справедливому Судие прощать прежнему благу, уже потерявшему силу, преступления. Или кто из людей настолько чужд греху, чтобы Бог всегда избирал его, никогда не могущего быть отвергнутым Им? 3. Или кто из людей настолько чужд доброму делу, чтобы Бог всегда отвергал его, не могущего быть избранным Им? Покажи всегда остающегося добрым, – и такой человек никогда не будет отвергнут; покажи всегда остающегося злым, – и он никогда не будет избран. Впрочем, если *** 492 человек одним и тем же (т. е. неизменным), оказываясь в то или иное время то добрым, то злым, то он в том и в другом качестве вознаграждается Богом, Который является и Благим, и Судией, не изменяющим приговоры из-за Своей изменчивости или непредусмотрительности, но распределяющим воздаяние за каждый момент времени, на основании основательного и имеющего в виду будущее разбора.

Глава 24. О раскаянии Бога

1. Так и раскаяние у Него ты превратно истолковываешь, словно бы Он раскаивался точно так же из-за Своей переменчивости или неспособности предвидеть, или даже из-за воспоминания о совершенном Им грехе, поскольку Он сказал: Я раскаялся в том, что сделал Саула царем; 493 ты считаешь, что раскаяние a priori подразумевает признание некоего злого дела или ошибки. Но это не всегда так. Ведь бывает и в благих делах признание в раскаянии для выражения упрека и порицания тому, кто в ответ на благодеяние показал себя неблагодарным. 2. Так и тогда в отношении обвинения 494 личности Саула Творцом, Который не ошибся, когда Саула поставил на царство и возвеличил Святым Духом; ибо являвшегося до сих пор лучшим Он избрал вполне заслуженно: Какого, – говорит, – не было среди сынов Израилевых. 495 Но Он не пребывал в неведении относительно того, что произойдет. Ведь никто не поддержит тебя, приписывающего отсутствие предвидения Тому Богу, Которого, не отказывая Ему в божественности, ты признаёшь предвидящим. Ведь Он обладает этим неотъемлемым свойством божественности. Но Творец, как я сказал, обвиняет дурное деяние Саула, заявляя о Своем раскаянии, что при отсутствии греха в отношении избрания Саула следует понимать скорее как упрек, чем как самообвинение. «Вот, – говоришь ты, – я нахожу самообвинение в том, что касается ниневитян, в словах книги Ионы: И раскаялся Господь в бедствиях (malitia), о которых сказал, что сделает их им, и не сделал. 496 Как и сам Иона говорит Богу: Из-за этого я заранее бежал в Фарсис, ибо знал, что Ты – милосердный и сострадательный, терпеливый и многомилостивый, раскаивающийся в бедствиях». 497 3. Итак, хорошо, что он начал с определения Бога как наидобрейшего, т. е. терпеливейшего по отношению к злым и изобилующего милосердием и состраданием к признающим и оплакивающим свои грехи, как тогдашние ниневитяне. Ведь если наидобрейшим является таковой, то ты должен будешь прежде признать относительно Него, 498 что соприкосновение со злом (malitia) не соответствует таковому, т. е. наидобрейшему. И так как Маркион утверждает, что дерево доброе не может приносить также и плохие плоды, но, однако, ***, 499 называет злом (malitia), каковое наидобрейший не приемлет, то не существует ли некоего истолкования этих зол (malitiae), способных соприкасаться с наидобрейшим? Существует. 4. Мы как раз утверждаем, что в данном случае речь идет не о том зле (malitia), которое относится к природе Творца как злого (malus), но о том, что относится к могуществу Его как Судии, в соответствии с которым Он возвестил: Я – Tom, что творит зло (mala), 500 и: Вот, Я напущу на вас зло. 501 – не греховное, но карающее, дурную молву о котором мы достаточно опровергли, что оно соответствует Судие. Как зло, хотя и называется злом, не порицается в судье и этим своим именем не показывает судью как злого, так нужно будет понимать теперь и это зло, которое, будучи оцениваемым как то судейское зло, вместе с ним подобает Судие. 5. Ведь и у греков слово «злоба» (malitia) иногда используется для обозначения потрясений и огорчений, а не злобности, 502 как и в этом отрывке. И даже если Творец, как и творение, 503 раскаивался в тех бедствиях (malitia), а именно – подлежащих отвержению и рассмотрению впредь как проступок, то и тогда ничего преступного нельзя будет вменить в вину Творцу, Который город, погрязший в несправедливостях, по достоинству и по заслугам осудил на разрушение. 6. Таким образом, поскольку Он справедливо назначил , поступая так не со зла, Он назначил ее по справедливости, а не по злобности (malitia). Но называет само наказание злом (malitia) из-за того, пусть и заслуженного зла, которое приносит само страдание. «Следовательно, – скажешь ты, – если ты оправдываешь зло (malitia) под именем справедливости, так как Он справедливо обрек на гибель ниневитян, то все равно подлежит обвинению Тот, Кто раскаялся в справедливом деле, в котором, разумеется, каяться не следует». Я скажу, что, конечно, не в справедливом деянии раскается Бог, и нам еще предстоит узнать, что есть раскаяние Божье. Ведь если человек раскаивается по большей части при воспоминании о грехе, а иногда из-за неблагодарности в ответ на какое-нибудь доброе дело, то из этого не следует, что точно так же раскаивается и Бог. 7. Ибо поскольку Бог не совершает зло и не осуждает благо, постольку в Нем нет места раскаянию в добре или зле. Ведь и это для тебя удостоверяет то же самое Писание словами Самуила Саулу: Вырвал Господь царство Израиля из руки твоей сегодня и отдаст его ближнему твоему, лучшему, чем ты; и будет разорван Изра
иль на две части; и не обратится , и не раскается, ибо Он не склонен, подобно человеку, к раскаянию. 504 8. Итак, это определение устанавливает иной во всех отношениях вид божественного раскаяния, которое, в отличие от человеческого, не может быть объяснено ни отсутствием предвидения, ни легкомыслием, ни каким-либо осуждением доброго или злого дела. Каков же будет характер божественного раскаяния? Это уже ясно, если ты не будешь соотносить его с человеческими обстоятельствами. Ведь его нельзя понять иначе, чем как простое изменение прежнего решения, которое может произойти даже без осуждения этого решения; может произойти даже у человека, не говоря уже о Боге, любое решение Которого лишено вины. Ведь и в греческом языке слово, обозначающее раскаяние, происходит не от признания греха, но от изменения ума, 505 которое, как мы показываем, у Бога происходит в зависимости от столкновения между собой различных обстоятельств.

Глава 25. О «незнании» Бога

1. Теперь уже, чтобы мне избавиться от всего подобного этому, я приступлю к объяснению и очищению прочей, как вы считаете, ничтожности, слабости и несообразности . «Восклицает Бог: Адам, где ты? 506 Надо думать, не зная, где тот; и, услышав в качестве оправдания слова о стыде перед наготой, 507 спрашивает, не вкушал ли тот от дерева, 508 конечно, сомневаясь в этом». Разумеется, Он не сомневался, был ли совершен грех, и не пребывал в неведении относительно места нахождения Адама. В самом деле, следовало, чтобы тот, укрывшийся при осознании греха, будучи вызванным, вышел перед лицом Господа не только из-за того, что его зовут по имени, но как уже укоряемый в совершенном. 509 2. Ведь не обычным образом, т. е. с вопросительной интонацией, следует читать: Адам, где ты? – но настойчиво, с ударением, обвиняюще: Адам, где ты! То есть: «Ты погиб»; то есть: «Тебя здесь уже нет», дабы этот возглас был понят в результате как выражение порицания и скорби. Впрочем, некая часть рая смогла, надо думать, скрыться от глаз Того, Кто обхватывает рукою весь мир, словно гнездо, 510 Чей престол – небо, а земля – подножье Его ног, 511 так чтобы Ему не был виден Адам, где бы тот ни находился, 512 до Божьего обращения к нему, как в тот момент, когда он прятался, так и в тот момент, когда он вкушал от заповедного древа! 3. Заяц 513 или воришка не сокроется от сторожа твоего виноградника или сада, и от Бога, считай, лучше видящего с более высокого места, не может ускользнуть ничего из лежащего внизу. Глупец, что ты воротишь нос от столь важного подтверждения Божьего величия и данного людям поучения. Бог вопрошает, словно сомневающийся, дабы, подтверждая и здесь, что человек волен в принятии решения, дать ему возможность в ситуации, когда можно отрицать вину или признаться, добровольно исповедать грех – и этим облегчить его. Так и у Каина Он выведывал, где же его брат, 514 словно бы еще не слышал вопиющую из земли кровь Авеля, 515 [но] 516 чтобы и Каин имел возможность благодаря той же власти над принятием решения добровольно отрицать грех и этим усугубить его и чтобы так и нам были предоставлены примеры того, что лучше исповедовать грехи, чем отрицать их, дабы уже с тех пор брало начало евангельское учение: От уст своих оправдаешься и от уст своих будешь осужден. 517 4. Ведь даже если Адам в соответствии с установленным законом был отдан во власть смерти, ему была сохранена надежда, поскольку Господь сказал: Вот, Адам стал как один из Нас, 518 – имея в виду будущее причастие человека к божественности. Что же далее следует? И теперь как бы не простер он когда-либо руку и не взял от древа жизни и не стал жить вечно. 519 Вставляя «и теперь», слово, свидетельствующее о настоящем времени, Он показывает, что дал временное и касающееся лишь текущего момента продление жизни. И поэтому Он не проклял 520 самого Адама, ни Еву как претендентов на восстановление, как облегчивших свою вину признанием, Каина же и проклял, 521 и желающему смертью смыть грех воспретил умирать до времени 522 как отягченному сверх содеянного также отрицанием этого. В этом и будет заключаться незнание нашего Бога, видимость которого будет создаваться для того, чтобы согрешающий человек не пребывал в неве́дении относительно того, что́ ему следует делать. 6. А сходя к Содому и Гоморре, Он говорит: Посмотрю, поступают ли они согласно с доходящим до Меня воплем, или нет, дабы знать. 523 И здесь вроде бы надо думать, Он сомневается из-за неведения и желает узнать. Не нужно ли здесь подразумевать интонацию, с которой обращаются к народу, выражающую под видом исследования не сомнение, но угрозу? И если ты смеешься над сошествием Бога, словно бы Он не мог иначе осуществить суд, если бы не спустился, смотри, как бы тебе не поразить также и своего бога. Ведь и он спустился, чтобы осуществить то, что хотел.

Глава 26. О Божьих клятве и просьбе

1. «Но и клянется Бог». Неужели богом Маркиона? «Нет, – говорит, – гораздо бессмысленнее: – Самим Собой 524 ». А что бы ты хотел, 525 чтобы Он делал, если другого бога не существовало в сознании Его, клянущегося именно в том, что совершенно нет иного, кроме Него? Что же, ты уличаешь Его как клянущегося ложно или попусту? Но не может казаться клянущимся ложно Тот, Кто не знал, по вашим словам, о существовании другого бога. Ведь, истинно клянясь в том, что́ Он знал, Он не давал ложной клятвы. Но и пустой не была Его клятва в том, что не существует другого бога. 2. Ведь Он клялся бы попусту в том случае, если бы не существовало верующих в других богов: тогда – почитателей идолов, теперь же – еретиков. Следовательно, Он клянется Самим Собой, дабы, по крайней мере, клянущемуся Богу ты поверил, что иного бога нет вообще. Также и ты, Маркион, вынудил Бога сделать это, ведь уже тогда Он предвидел тебя. Соответственно, если в обетованиях или угрозах Он и клянется, добиваясь веры, которую трудно было внушить в самом начале, то нет ничего недостойного Бога в том, чтобы вызвать веру в Бога. 3. Достаточно ничтожным в самой Своей дикости Бог и тогда, когда, разгневавшись на народ из-за освящения тельца, просит у Своего слуги Моисея: Позволь Мне, и, охваченный гневом, Я уничтожу их и претворю тебя в народ великий. 526 На этом основании вы обыкновенно утверждаете, что Моисей, отвращающий гнев и даже препятствующий ему, добрее своего Бога. Ведь он говорит: Да не сделаешь этого, или и меня вместе с ними уничтожь 527 . 4. Вы вместе с народом достойны жалости, не признавая, что под видом Моисея изображен Христос, Ходатай перед Отцом и полагающий душу Свою за спасение народа. Но в данный момент довольно и того, что народ был помилован лично ради Моисея. Чтобы слуга мог просить это (т. е. спасение народа) у Господа, Господь попросил то (т. е. уничтожение народа) у него. Ведь для того Он сказал слуге: Позволь Мне, и уничтожу их, – дабы тот, прося и предлагая себя в жертву, не позволил, и дабы ты благодаря этому узнал, сколь многое позволено у Бога верующему и пророку.

Глава 27. Бог-Творец невидим, непостижим; Сын Божий видим и доступен; то, что, по мнению маркионитов, достойно Бога, принадлежит Творцу, то, что недостойно – Сыну

1. Теперь уже, чтобы мне разобраться одним махом и с остальным, всё, что вы еще подбираете для ниспровержения Творца как ничтожное, немощное и недостойное, я объясню просто и доходчиво: Бог не мог бы войти в общение с людьми, если бы не воспринял человеческие чувства и аффекты, посредством которых силу Своего величия, не терпящую, конечно, человеческой посредственности, умерил смирением, недостойным Его, но необходимым человеку, и таким образом уже достойным Бога, ибо нет ничего столь достойного Бога, как спасение человека. 2. Об этом я много бы рассуждал, если бы говорил с язычниками, – хотя и спор с еретиками не сильно отличен, – но поскольку вы сами уже обладаете верой в то, что Бог пребывал в человеческом облике и обладал прочим, что присуще человеческому состоянию, то вы, конечно, не будете настаивать на дальнейшем доказательстве того, что Бог Сам Себя уподобил человеку, и оказываетесь обличаемыми вашей же верой. Ведь если бог, и притом высший, столь сильным уничижением низринул вершину своего величия, что подчинился смерти, и смерти крестной, 528 то почему вы не считаете, что и нашему Богу подобает нечто ничтожное, однако, более терпимое , чем иудейские оскорбления, поперечина креста и погребение? 3. Не есть ли это такое ничтожество, которое отныне должно будет сразу показывать, что Христос, подверженный человеческим страстям, принадлежит Тому Богу, Чьи человеческие проявления порицаются вами? Ведь мы исповедуем, что Христос всегда действовал во имя Бога Отца, будучи с самого начала в общении, в связи с патриархами и пророками, 529 Сын Творца, Его Слово, Которого, из Самого Себя выводя, Тот сделал Сыном 530 и затем поставил над всяким Своим установлением и волей, немного умаляя Его перед ангелами, 531 как у Него написано. 4. Через это умаление Он был назначен Отцом также для того, что вы порицаете как человеческое, будучи изучающим уже с самого начала [уже с тех пор человека] 532 , чем Ему предстояло стать в конце. Он Тот, Который нисходит, Тот, Который спрашивает, Тот, Который просит, Тот, Который клянется. Впрочем, наше общее Евангелие будет свидетельствовать о том, что Отец никому не видим, словами Христа: Никто не познал Отца, кроме Сына. 533 5. Ведь это Он возвестил в Ветхом Завете: Бога никто не увидит, чтобы не умереть после этого, 534 – определяя Отца как невидимого, во власти и в имени Которого Он Сам был Бог, Который являлся как Сын Божий. Но и в лице Христа у нас Христос принимается, 535 поэтому и таким образом Он является нашим. 6. Следовательно, все, что вы требуете как достойное Бога, имеется в Отце – невидимом, недоступном, миролюбивом и, так сказать, «Боге философов»; а все, что вы порицаете как недостойное, будет приписано Сыну – и видимому, и слышимому, и доступному, посреднику между Отцом и служителю Его, соединившему в Себе человека и Бога, в добродетелях – Бога, в слабостях – человека, чтобы столько добавить к человеку, сколько Он взял у Бога. 7. Вообще, все, что является, по вашему мнению, бесчестьем моего Бога, является таинством человеческого спасения. Бог стал поступать , 536 чтобы научить человека действовать по-божественному. Бог оказался ничтожным, чтобы человек стал величайшим. Ты, презирая такового Бога, не знаю, действительно ли веришь в распятого Бога? Итак, сколь же непомерной оказывается ваша извращенность при столкновении с обоими способами проявления Творца? 8. Вы указываете на Него как на Судию, и суровость Судии, сообразно заслугам дел, * 537 соответствующую, браните как свирепость; вы требуете, чтобы Бог был наидобрейшим, и Его мягкость, соответствующую доброте, действующую смиренно, сообразно способностям человеческой посредственности, хулите как ничтожность. Он не устраивает вас ни как великий и ни как малый, ни как судья, ни как друг. А что если то же самое окажется и в вашем боге? Мы уже показали в посвященной ему книге, что он является судьей, а если судьей, то неизбежно суровым, а если суровым, значит и свирепым, если только свирепым.

Глава 28. Сопоставление «грехов» Творца и Маркионова бога

1. Теперь о ничтожности и злобности и о прочем бесчестии я и сам против Маркиона составлю соперничающие антитезисы. Если мой Бог не знал, что выше Его есть другой бог, то и твой совершенно не знал о существовании другого Бога ниже его. Ибо что 538 говорит знаменитый Гераклит Темный? Один и тот же путь вверх и вниз. 539 Далее, если бы он не пребывал о Нем в неведении, он с самого начала стал бы Ему противодействовать. Грех и смерть и самого виновника греха – дьявола и все зло, существование которого допустил мой Бог, допустил и твой, который допустил, чтобы Тот допускал. Наш Бог изменяет Свои решения. Так же поступает и ваш. Ведь тот, который так поздно обратил свой взор к человеческому роду, изменил то решение, по которому столько времени не взирал на него. 2. Раскаивается в чем-либо наш Бог. 540 Но и ваш также. Ибо тем, что он, в конце концов, обратился к спасению человека, он осуществил раскаяние в прежнем пренебрежении, раскаяние, которое следует за дурным деянием. Более того, дурным деянием будет считаться пренебрежение человеческим спасением, исправленное лишь раскаянием со стороны вашего бога. Наш Бог поручил кражу, 541 но кражу золота и серебра. Насколько же человек дороже золота и серебра, настолько коварнее ваш бог, который похищает человека у его Господина и Создателя. Наш Бог требует око за око, 542 но и ваш бог, запрещая воздаяние, делает несправедливость чаще повторяемой. Ибо кто не ударит вновь, не получив ответный удар? Наш Бог не знал тех, которых избрал. Стало быть, и ваш также. Ведь он не избрал бы Иуду-предателя, если бы заранее знал, . Если ты говоришь, что Творец где-то солгал, то гораздо большая ложь есть в твоем Христе, тело которого не было истинным. Многих погубила жестокость моего Бога. 3. Также и твой бог тех, которых не спасает, обрекает на гибель. Мой Бог повелел, чтобы некто был убит. Твой пожелал, чтобы был умерщвлен он сам, не меньший человекоубийца в отношении себя самого, чем в отношении того, кем он захотел быть умерщвленным. Я докажу Маркиону, что его бог убил многих. Ведь он сделал человекоубийцей , 543 конечно, предназначенный гибели, если только [народ] 544 ничем не согрешил против Христа. Но сила истины обычно проявляется и в немногих . Лжи будут необходимы многие.

Глава 29. Антитезисы Маркиона и антитезисы (противопоставления) Творца

1. Впрочем, я непосредственно разбил бы также сами «Антитезисы» Маркиона, если бы в более доскональном их опровержении нуждалась защита Творца как являющегося столь же благим, сколь и Судией, в соответствии с примерами той и другой сферы, подобающими, как мы показали, Богу. И если обе сферы – сфера благости и сфера справедливости – образуют достойную полноту Божества, являющегося всемогущим, я могу при помощи немногих пока слов отразить «Антитезисы», стремящиеся на основании качеств характеров или законов, или деяний отделять и таким образом отчуждать Христа от Творца, как наидобрейшего – от Судии, как мягкого – от свирепого, как спасающего – от губительного. 2. Ведь «Антитезисы», скорее, соединяют Их, наделяя Их теми различиями, что соответствуют Богу. Отними Маркионово название, замысел и предназначение самого этого труда, и *, 545 что он не предоставляет ничего другого, кроме изображения одного и того же Бога, наидобрейшего и Судии, ибо и то и другое сходится в одном единственном Боге. Ведь и само стремление противопоставить в этих примерах Христа Творцу приводит скорее к их объединению. 3. Ибо настолько слитной была божественная сущность, 546 благая и суровая, что 547 на тех же самых примерах и почти в таких же проявлениях, в которых ранее выказывала суровость, пожелала показать и свою благость, 548 ибо изменение во времени не должно удивлять, если впоследствии Бог, Который прежде был более строг к неукрощенному, оказывается более мягким к укрощенному. Таким образом, при помощи «Антитезисов» легче может быть показано, что порядок Творца Христом был скорее преображен, чем отвергнут, и скорее восстановлен, чем отменен, особенно когда ты отделяешь своего бога от всякого неприятного волнения и, стало быть, от соперничества с Творцом. 4. Ведь если дело обстоит так, как «Антитезисы» могут изображать Его соперничающим с отдельными идеями Творца? Следовательно, с их помощью я признаю в Нем (т. е. Маркионовом Христе) моего Бога-ревнителя, Который с полным правом в самом начале позаботился об укреплении Своих творений и о достижении ими совершенства, прибегая к благому, поскольку оно разумное, соперничеству. Его антитезисы (т. е. противопоставления) признает также сам Его мир, гармонично составленный из противоположных элементов, в соответствии, однако, с высшей разумностью. Вследствие чего, о, отличающийся безрассудством Маркион, ты должен был показать одного – бога света, а другого – бога тьмы, чтобы тебе легче было убеждать в существовании одного – бога благости и другого – бога суровости. Впрочем, антитезисы (противопоставления) будут принадлежать Тому же, в Чьем мире они находятся.

Кройманн замечает, что Тертуллиан, создавая третий труд, из одной своей ранее написанной книги создал две (I и II). При этом он добавил слова, которые сейчас находятся в конце первой книги (Tert. Adv. Marc., I,29, 9) и в начале второй (Tert. Adv. Marc., II, 1, 1).

Интерполяция, по мнению ван дер Флита (van der Vliet).

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

19 1 Когда Иисус закончил Свою речь, Он ушел из Галилеи и направился в земли Иудеи за Иорданом. (2) Следом за Ним пошли толпы народу, и Он исцелил их.

3 К Нему пришли фарисеи и, желая испытать Его, спросили:

— Может ли по Закону мужчина развестись с женой по любой причине?

4 — А разве вы не читали, что Творец в самом начале «создал мужчину и женщину? — ответил Иисус. — (5) Поэтому оставит человек отца и мать и привяжется к жене, и станут двое одной плотью». (6) Итак, их уже не два человека, а одно существо. То, что соединил Бог, пусть человек не разлучает.

7 — А как же тогда Моисей велел, «разводясь с женой, дать ей разводное свидетельство»? — говорят они.

8 — Моисей позволил вам разводиться с женами из-за вашей тупости и упрямства, — говорит им Иисус. — А вначале было не так. (9) Я говорю вам: тот, кто разведется с женой по любой причине, кроме ее измены, и женится на другой, согрешит, нарушив верность.

10 — Если мужчина должен так относиться к женитьбе, тогда лучше не жениться! — говорят Ему ученики.

11 — Не все могут принять то, что Я сказал, а только те, кому это дано, — ответил Он. — (12) Есть разные причины, по которым люди не могут жениться: одни такими родились, других, как, например, евнухов, такими сделали люди, а есть и такие, которые не женятся ради Царства Небес. Тот, кто может принять, пусть примет!

13 В то время к Иисусу принесли детей, чтобы Он возложил на них руки и помолился. А ученики их бранили.

14 — Пусть дети приходят ко Мне, не мешайте им! — сказал им Иисус. — Царство Небес принадлежит таким, как они.

15 И, возложив на них руки, Он ушел оттуда.

16 Пришел однажды к Нему человек и спросил:

— Учитель, что я должен сделать доброго, чтобы получить вечную жизнь?

17 — Что ты спрашиваешь Меня о добром? Один Бог добр, — ответил ему Иисус. — А если хочешь войти в Жизнь, соблюдай заповеди.

18 — Какие? — спрашивает тот.

— «Не убивай, не нарушай супружескую верность, не кради, не давай ложных показаний», (19) «почитай отца и мать» и «люби ближнего, как самого себя».

20 — Я все их исполняю, — отвечает юноша. — Чего мне еще недостает?

21 — Если хочешь быть совершенным, ступай, продай всё свое имущество и раздай бедным. Тогда богатство будет у тебя на небе. А потом приходи и следуй за Мной, — сказал Иисус.

22 Юноша, услышав эти слова, ушел опечаленный: он был очень богат.

23 А Иисус сказал Своим ученикам:

— Верно вам говорю, трудно богатому войти в Царство Небес. (24) Повторяю,

легче верблюду пройти сквозь игольное ушко,
чем в Царство Бога войти богачу.

25 Ученики, услышав это, страшно удивились.

— Кто же тогда может спастись? — спросили они.

26 Иисус, пристально посмотрев на них, сказал:

— Для человека это невозможно, но для Бога всё возможно.

27 Тогда обратился к Иисусу Петр.

— А вот мы оставили всё и последовали за Тобой, — сказал он. — Что нам будет за это?

28 — Верно вам говорю, — ответил Иисус, — в новом Веке, когда Сын человеческий воссядет на престоле Небесной славы, тогда и вы, последовавшие за Мной, сядете на двенадцати престолах, чтобы править двенадцатью племенами Израиля. (29) Всякий, кто оставит дома, братьев, сестер, отца, мать, детей или поля ради Меня, получит во сто крат больше и обретет вечную жизнь.

30 Но многие, кто сейчас первые, станут последними, а последние — первыми.

20 Ведь Царство Небес можно сравнить вот с чем: один хозяин пошел рано утром нанимать работников в свой виноградник. (2) Сговорившись с работниками о том, что он заплатит им за день одну серебряную монету, он послал их в виноградник. (3) Придя в девять часов утра на рыночную площадь, он увидел, что там стоят еще люди без дела. (4) Он сказал им: «Ступайте и вы в виноградник. Я заплачу вам, что будет причитаться». (5) Они пошли. И в двенадцать часов, и в три часа дня он делал то же самое. (6) И уже около пяти часов он еще раз пришел на площадь, увидел стоявших там людей и говорит им: «Что вы стоите весь день без дела?» — (7) «Никто нас не нанял», — отвечают они. Он говорит им: «Ступайте и вы в виноградник». (8) Когда настал вечер, хозяин говорит своему управляющему: «Созови работников и расплатись с ними. Начни с тех, кого наняли последними, и закончи первыми». (9) Пришли нанятые в пять часов вечера, и каждый получил по серебряной монете. (10) Первые, придя, решили, что они получат больше. Но и они получили по денарию. (11) И, получив, стали негодовать на хозяина: (12) «Эти последние час один проработали, ты же приравнял их к нам, а мы ведь целый день надрывались под палящим солнцем». (13) Но он ответил одному из них: «Я тебя не обидел, приятель. Разве ты сговорился со мной не за один денарий? (14) Получай свое и уходи. А я хочу и этому, последнему, дать столько же, сколько тебе. (15) Разве я не вправе поступать со своими деньгами, как хочу? Или тебе завидно, что я щедр?»

16 Так последние станут первыми, а первые — последними.

17 Иисус, направляясь в Иерусалим, отвел в пути двенадцать учеников в сторону и сказал им одним:

18 — Вот мы идем в Иерусалим. Сына человеческого выдадут старшим священникам и учителям Закона. Его приговорят к смерти (19) и отдадут язычникам на глумление, бичевание и распятие, но на третий день Бог поднимет Его из мертвых.

20 Потом подошла к Нему мать Иакова и Иоанна, сыновей Зеведея, со своими сыновьями и поклонилась Ему: она хотела Его о чём-то попросить.

21 — Чего ты хочешь? — спросил Иисус.

— Обещай, что эти два моих сына сядут один по правую руку от Тебя, а другой по левую, когда Ты будешь Царем, — сказала она.

22 — Вы не знаете, чего просите, — ответил Иисус. — Можете выпить чашу, которую Мне предстоит выпить?

— Можем, — говорят они.

23 — Чашу Мою вы выпьете,
а сесть по правую руку от Меня или по левую —
дать это не в Моей власти:
там сядут те, кому предназначено Моим Отцом.

24 Когда остальные десять услышали это, они стали возмущаться братьями. (25) Но Иисус, подозвав их, сказал:

— Вы знаете, что у язычников первые люди господствуют над ними и великие ими полностью распоряжаются.

26 Но у вас пусть будет не так!
Пусть тот, кто хочет быть у вас главным,
будет вам слугой,
27 а кто хочет быть среди вас первым,
пусть будет вашим рабом.
28 Ведь Сын человеческий не для того пришел,
чтобы Ему служили,
а чтобы служить и отдать Свою жизнь
как выкуп за множество жизней.

29 Когда они покидали Иерихон, следом за ними шла большая толпа. (30) А там, у дороги, сидели двое слепых. Они услышали, что мимо идет Иисус, и закричали:

— Господь! Сын Давида! Сжалься над нами!

31 Толпа сердилась и требовала, чтобы они замолчали, но они кричали еще громче:

— Господь! Сын Давида! Сжалься над нами!

32 Иисус остановился и подозвал их.

33 — Чего вы хотите? Что для вас сделать? — спросил Он.

— Господь, пусть откроются наши глаза! — говорят они.

34 Иисус, сжалившись над ними, прикоснулся к их глазам, и они тут же снова стали видеть и пошли за Ним следом.

21 1 Когда они подходили к Иерусалиму и пришли в Вифагию, к Масличной горе, Иисус послал двух учеников.

2 — Отправляйтесь в деревню напротив, — сказал Он им. — Вы сразу же увидите ослицу на привязи и с ней молодого осла. Отвяжите их и ведите ко Мне. (3) А если кто-то скажет вам что-нибудь, отвечайте: «Они нужны Господу». И он тотчас позволит их увести.

4 Это произошло, чтобы исполнилось сказанное устами пророка:

5 «Скажите дочери Сиона:
«Вот Царь твой к тебе направляется.
Он кроток нравом, восседает на осле,
на молодом осле, сыне ослицы вьючной»».

6 Ученики пошли и, сделав все так, как велел им Иисус, (7) привели ослицу и осленка, положили на них одежды и усадили Иисуса. (8) Огромная толпа устилала дорогу своей одеждой, другие же ломали ветви с деревьев и устилали ими путь. (9) Толпы людей, шедшие впереди Не го и сзади, кричали:

— Осанна Сыну Давида!
Да будет благословен Идущий во имя Господа!
Осанна
в небесах!

10 Когда Иисус входил в Иерусалим, весь город был в волнении.

— Кто это такой? — спрашивали люди.

11 — Это пророк Иисус из Назарета, что в Галилее, — отвечала толпа.

12 Иисус пришел в Храм и выгнал оттуда всех, кто продавал и покупал в Храме, опрокинул столы менял и скамьи торгующих голубями. (13) Иисус сказал им:

— В Писании говорится:

«Дом Мой будет назван домом молитвы»,

а вы превратили его в разбойничий притон!

14 В Храме подошли к Нему слепые и хромые, и Он их исцелил. (15) Старшие священники и учителя Закона, видя удивительные дела, которые Он совершал, и детей, кричащих в Храме: «Осанна Сыну Давида!» — возмутились (16) и сказали Ему:

— Ты слышишь, что они говорят?!

— Да, — отвечает им Иисус. — Разве вы не читали:

«Та хвала для Тебя совершенна,
что исходит из уст детей и грудных младенцев»?

17 Покинув их, Иисус ушел из города в Вифанию и ночь провел там. (18) Утром, направляясь в город, Иисус почувствовал голод. (19) Увидев смоковницу у дороги, Он подо шел к ней, но ничего на ней не нашел, кроме листвы, и сказал ей:

— Так пусть никогда не будет на тебе плодов!

И смоковница вмиг засохла.

20 Ученики, увидев это, изумились.

— Почему это смоковница вмиг засохла? — спросили они.

21 — Верно вам говорю, — ответил Иисус, — если есть у вас вера и не будет сомнений, то сделаете не только то, что Я сделал со смоковницей, но даже если скажете этой горе: «Поднимись и бросься в море!» — так и будет. (22) И всё, о чём ни попросите в молитве, получите, если будете верить.

23 Когда Иисус вошел в Храм и стал там учить, к Нему подошли старшие священники и старейшины и спросили:

— По какому праву Ты так поступаешь? Кто Тебе дал такое право?

24 — И Я вам задам один вопрос, — сказал им Иисус. — Если вы Мне ответите, то и Я скажу вам, по какому праву так поступаю. (25) Омовение Иоанна от кого было? От Бога или от людей?

Они стали рассуждать между собой так: «Если скажем «От Бога», тогда Он спросит: «А почему вы ему не поверили?» (26) Сказать «От людей»? Страшно народа, ведь все считают Иоанна пророком». (27) И они ответили Иисусу:

— Тогда и Я не скажу вам, по какому праву так поступаю, — ответил Иисус. — (28) А что вы скажете вот по какому поводу?

У одного человека было два сына. Подойдя к первому, он сказал: «Сынок, ступай поработай сегодня в винограднике». (29) Тот ответил: «Не хочу», но потом раскаялся и пошел. (30) Отец, подойдя к другому сыну, сказал то же самое. Тот ответил: «Иду, господин мой» — и не пошел. (31) Кто из них выполнил волю отца?

— Первый, — отвечают они.

— Поверьте, — говорит им Иисус, — скорее сборщики податей и продажные женщины войдут в Царство Бога, чем вы! (32) Ведь Иоанн пришел указать вам верный путь, но вы ему не поверили. А сборщики податей и продажные женщины поверили ему. Вы это видели и всё равно не раскаялись и не поверили ему.

33 Теперь послушайте другую притчу:

Был один человек — землевладелец,
он насадил виноградник,
обнес его оградой,
вырыл яму для давильни,
построил сторожевую башню
и отдал внаем виноградарям,
а сам уехал в чужие края.
34 Вот настала пора —
послал он слуг к виноградарям
получить свой доход с виноградника.
35 Но виноградари, схватив его слуг,
одного избили, другого убили,
а третьего забросали камнями.
36 Снова послал других слуг — уже больше числом,
но и с ними поступили так же.
37 Наконец он сына послал к ним, подумав:
«Сына моего постыдятся».
38 Но виноградари, сына увидев, сказали друг другу:
«Это наследник!
Давайте убьем его и нашим будет наследство!»
39 Они схватили его, вытащили из виноградника
и убили.
40 Когда вернется хозяин виноградника,
что сделает он виноградарям этим?

41 — Казнит злодеев лютой смертью, а виноградник передаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему доход в положенный срок, — отвечают они.

42 — А вы не читали в Писаниях, — говорит им Иисус:

«Камень, который отбросили строители,
стал краеугольным камнем.
Это сделано Господом —

диво, которое было на наших глазах»?

43 Потому Я и говорю вам, что будет отнято у вас Царство Бога и отдано народу, который приносит доход. (44)

45 Старшие священники и фарисеи, услышав Его притчи, поняли, что Он говорит о них. (46) Они хотели было схватить Иисуса, но побоялись народа, который считал Его пророком.

22 Иисус рассказал им еще одну притчу:

2 — Чему подобно Царство Небес? Вот представьте себе: царь устроил свадебный пир для своего сына. (3) Он послал слуг позвать тех, кого хотел пригласить на свадьбу, но они не захотели прийти. (4) Он снова послал других слуг, велев сказать приглашенным: «Мой пир уже готов, быки мои и прочий откормленный скот уже зарезаны, всё готово. Приходите на пир». (5) Но гости пренебрегли приглашением и разошлись по своим делам: один на поле, другой к себе в лавку, (6) а остальные, схватив его слуг, истязали их и убили. (7) Царь разгневался. Послав войска, он велел казнить тех убийц, а город их сжечь. (8) А потом говорит своим слугам: «Пир готов, а гости оказались недостойны. (9) Ступайте же на перекрестки дорог и всех, кого встретите, зовите на пир». (10) Слуги вышли на улицы и привели всех, кого встретили: и добрых людей, и дурных. Весь пиршественный зал заполнился гостями. (11) Когда царь вышел взглянуть на гостей, он увидел человека, одетого не в праздничную одежду. (12) Он говорит ему: «Приятель, ты почему явился сюда не в праздничной одежде?» Тот молчал. (13) Тогда царь сказал служителям: «Свяжите его по рукам и ногам и выбросьте вон, во тьму, где будет плач и зубовный скрежет».

14 Потому что много званых, но мало избранных.

15 Фарисеи ушли и сговорились, как им поймать Иисуса на слове. (16) Они подослали к Нему своих учеников с иродианами.

— Учитель, — говорят те, — мы знаем, что Ты человек прямой, что Ты прямо и ясно учишь жить так, как велит Бог, потому что никого не боишься и никому не угождаешь. (17) Скажи нам, как по-Твоему: позволительно платить подать цезарю или нет?

18 Иисус, разгадав их злой умысел, ответил:

— Что вы Меня испытываете, лицемеры? (19) Покажите монету, которой платится подать.

Они принесли Ему денарий.

20 — Чье здесь изображение и чье имя? — спрашивает их Иисус.

21 — Цезаря, — отвечают они.

— Стало быть, цезарево отдайте цезарю, а Божье — Богу, — говорит им тогда Иисус.

22 Услышав эти слова, они изумились и, оставив Его, ушли.

23 В тот же день пришли к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения мертвых. Они задали Ему такой вопрос:

24 — Учитель, — сказали они, — Моисей нам сказал: «Если умрет у кого-нибудь бездетным брат, пусть женится брат на его жене, чтобы дать брату потомство».

25 Было у нас семь братьев. Первый женился и умер бездетным, оставив жену своему брату. (26) Так же и второй, и третий, и все семеро. (27) А после них умерла и женщина. (28) После воскресения женой которого из них она будет? Ведь мужьями ей были все семеро!

29 — Вы заблуждаетесь, потому что не знаете ни Писаний, ни Божьей силы, — ответил им Иисус. — (30) Когда Бог воскрешает мертвых, они уже не женятся и не выходят замуж. Они подобны ангелам на небе. (31) А что касается воскресения мертвых, разве вы не читали того, что сказал вам Бог? (32) Он сказал: «Я — Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова». Но Бог — Он Бог не мертвых, а живых.

33 Народ, слушая Его, дивился Его учению.

34 Фарисеи, узнав, что Иисус вынудил умолкнуть саддукеев, собрались все вместе. (35) Один из них, учитель Закона, решив поймать Его на слове, спросил:

36 — Учитель, какая заповедь в Законе самая великая?

37 — «Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем, всей душой и всеми своими помыслами», — ответил Иисус. — (38) Вот первая и величайшая заповедь. (39) И вторая такая же: «Люби ближнего, как самого себя». (40) Весь Закон и Пророки стоят на этих двух заповедях.

41 Иисус спросил фарисеев, которые собрались вокруг Него:

42 — Что вы думаете о Помазаннике? Чей Он потомок?

— Давида, — отвечают они.

43 — Так почему же Давид, движимый Духом Божьим, называет Его Господином?

44 «Сказал Господь моему Господину:
«Сиди по правую руку Мою,

пока не повергну Твоих врагов к Твоим ногам»».

45 Так вот, раз Давид называет Его Господином, какой же Он ему потомок?

46 И никто не смог ничего возразить Ему на это. С тех пор ни один человек не решался задавать Ему вопросы.

23 Потом Иисус обратился к народу и к Своим ученикам:

2 — Учителя Закона и фарисеи по праву сели на Моисеево место. (3) Поэтому слушайтесь их и во всем поступайте так, как они вам велят, но делам их не подражайте, потому что сами они не исполняют того, чему учат. (4) Они громоздят ношу на ношу и взваливают их на плечи людей, а сами и палец о палец не ударят. (5) А если что и делают, то лишь для того, чтобы это видели люди. Потому-то они, когда молятся, надевают на лоб и на руку коробочки шире, чем у других, и кисти на одежде у них длиннее. (6) Они любят на пиру сидеть на почетных местах и в первом ряду в синагогах (7) и чтобы их почтительно приветствовали на площадях, а люди звали их: «Учитель».

8 А вас пусть не зовут «учитель»,
потому что вы все братья друг другу
и у вас один лишь Учитель.
9 И «отцом» никого на земле не зовите —
у вас лишь один Небесный Отец.
10 И пусть не зовут вас «наставниками»,
потому что у вас один лишь Наставник —
Помазанник Божий.
11 А кто из вас самый главный,
пусть будет слугой вам.
12 Всякий, кто возвышает себя,
будет унижен,
а кто принижает себя,
тот возвысится.

13 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы запираете от людей Царство Небес
и сами не входите,
и тех, кто хочет войти, не впускаете. (14)

15 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы пересекаете моря и сушу,
чтобы добыть одного обращенного,
а обратив, делаете из него человека
вдвое больше достойного ада, чем сами.

16 Горе вам, слепые поводыри!
Вы учите:
«Если кто поклянется Храмом,
тот клятвой не связан,
а кто поклянется золотом Храма,
тот обязан исполнить».
17 Слепые глупцы!
Что важнее:
золото или Храм, освящающий золото?

18 И еще говорите:
«Кто поклянется жертвенником,
тот клятвой не связан,
но кто поклянется даром на жертвеннике,
тот обязан исполнить клятву».
19 Слепцы!
Что важнее:
дар или жертвенник, освящающий дар?!
20 Тот, кто клянется жертвенником,
клянется и тем, что на нём.
21 И тот, кто клянется Храмом,
клянется и Тем, кто живет в нём.
22 И тот, кто клянется небом,
клянется престолом Бога
и Тем, кто на нем восседает.

23 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы платите десятину с мяты, укропа и тмина,
а самое важное в Законе:
справедливость, милосердие и верность —
отбрасываете!
А делать надо это, и о другом не забывая!

24 Слепые поводыри!
Вы отцеживаете комара,
но проглатываете верблюда!

25 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы чистите снаружи чашу и блюдо,
а внутри они наполнены тем,
что вы в своей алчности награбили!
26 Слепой фарисей!
Вычисти сначала внутренность чаши,
тогда и снаружи она будет чиста!

27 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы как побеленные гробницы:
снаружи они кажутся красивыми,
а внутри полны мертвых костей
и всяческой мерзости!
28 Так и вы:
снаружи вы кажетесь людям праведниками,
а внутри полны лицемерия и порока.

29 Горе вам, учителя Закона и фарисеи!
Святоши!
Вы строите гробницы для пророков
и украшаете надгробия праведников.
30 Вы говорите:
«Если бы мы жили во времена наших отцов,
мы не были бы повинны в крови пророков».
31 Вы сами свидетельствуете против себя:
вы — сыновья тех, кто убивал пророков.
32 Так завершайте то, что начали ваши отцы!
33 Вы, змеи и отродье змеиное!
Не избежать вам осуждения и ада!
34 Слушайте!
Я посылаю к вам пророков, мудрецов и учителей.
Одних вы убьете и распнете,
других будете бичевать в синагогах
и гнать из города в город.
35 Так вот, на вас падет кара
за кровь всех праведников,
пролитую на земле от сотворения мира:
от невинного Авеля
до Захарии, сына Берахии,
которого вы убили между жертвенником
и святилищем.
36 Да, говорю вам:
на это поколение падет кара за всё!

37 Иерусалим! Иерусалим,
убивающий пророков и побивающий камнями
тех, кто послан к нему!
Сколько раз Мне хотелось собрать
весь народ твой вокруг себя,
как собирает наседка выводок под крылья,
но вы не захотели!
38 И вот «ваш Дом оставлен и пуст!»
39 Говорю вам, вы не увидите Меня до тех пор,
пока не скажете:
«Благословен Идущий во имя Господа!»

24 1 Иисус уже покидал Храм, когда Его ученики подошли к Нему, чтобы показать Ему храмовые строения.

2 — Вы видите всё это? — спросил их Иисус. — Так знайте, здесь не останется камня на камне. Всё будет разрушено!

3 Когда Он сидел на Масличной горе один, подошли к Нему ученики и спросили:

— Скажи нам, когда это будет? И каким будет знак, по которому мы узнаем о Твоем возвращении и о конце этого мира?

— Смотрите, чтобы вас не ввели в обман!
5 Многие будут приходить под Моим именем
и говорить:
«Я — Помазанник Божий!» —
и многих введут в обман.
6 Вы услышите о ближних и дальних войнах —
смотрите, не пугайтесь!
Так и должно быть,
но это еще не конец.
7 Восстанет народ на народ
и царство на царство,
будет голод и землетрясения во многих местах,
8 но всё это только родовые схватки.
9 Будут тогда вас мучить и убивать,
и все народы из-за Меня вас будут ненавидеть.
10 Многие тогда откажутся от веры
и будут друг друга предавать и ненавидеть.
11 Много лжепророков явятся в те времена
и многих введут в обман.
12 Из-за того что умножится зло,
у многих остынет любовь.
13 Но кто выдержит до конца,
будет спасен.
14 Но прежде по всей вселенной
возвестят эту Весть о Царстве,
чтобы услышали ее все народы —
и только тогда наступит конец.
15 Когда увидите «кощунственную мерзость»,
стоящую в «месте святом»,
о которой сказал пророк Даниил
(пусть тот, кто читает, поймет!),
16 тогда те, кто в Иудее, пусть бегут в горы,
17 кто на крыше, пусть ни за чем не спускается в дом,
18 кто будет в поле, пусть домой не идет за плащом.
19 Горе беременным и кормящим грудью в те дни!
20 Молитесь, чтобы бегство ваше
не зимой было и не в субботу.
21 Будет в то время великая скорбь,
какой не было со дня сотворения мира,
доныне не было и не будет!
22 И если бы не были сокращены те дни,
не спаслось бы ничто живое.
Но ради избранных будут сокращены те дни.
23 Если вам скажут тогда:
«Смотри, вот Помазанник!» или «Вон Он!» —
не верьте!
24 Потому что явятся лжепомазанники и лжепророки,
явят великие знаки и чудеса,
чтобы, если удастся, ввести в обман
даже избранных.
25 Слышите, Я всё вам сказал заранее.
26 Так вот, если скажут:
«Смотри, Он в пустыне!» —
не ходите туда,
или: «Смотри, Он скрывается здесь, в этом доме» —
не верьте.
27 Словно молния, что рассекает
всё небо с востока до запада, —
таким будет возвращение Сына человеческого.
28 Где будет труп, туда соберутся стервятники.

29 И тотчас, после скорби тех дней

«солнце померкнет,
луна не даст света,
звёзды падут с небес
и сотрясутся небесные силы».

30 Тогда появится на небе знак Сына человеческого,
и зарыдают в отчаянии все народы земли,
увидев, что Сын человеческий
идет на облаках небесных

с великой силою и славою.
31 Он пошлет Своих ангелов с могучей трубой
с четырех концов света —
от края небес и до края небес —
собрать Своих избранных.
32 Пусть вам примером будет смоковница:
когда ветвь ее набухает и распускаются листья,
знаете вы, что близко лето.
33 Так и вы:
увидев всё это, знайте:
Он близко, у самых дверей!
34 Верно вам говорю:
поколение это еще не сменится,
как всё уже сбудется.
35 Небо и земля пройдут бесследно,
но слова Мои не пройдут!

36 А о дне том и часе не знает никто:
ни ангелы на небесах, ни Сын —
знает один Отец.
37 Как было в дни Ноя, так будет в те дни,
когда возвратится Сын человеческий.
38 В те дни, до потопа, люди ели и пили,
женились и выходили замуж —
и так до самого дня,
когда Ной вошел в ковчег.
39 Они ни о чём не догадывались,
пока не пришел потоп и всех их не погубил.
Так будет и в дни,
когда возвратится Сын человеческий.
40 Тогда двое будут в поле —
и один будет взят, а другого оставят,
41 две женщины будут молоть на одной мельнице —
одну возьмут, а другую оставят.
42 Так смотрите же, не смыкайте глаз!
Ведь вам неизвестно,
в какой день придет Господин ваш.
43 Знайте, если бы хозяину дома было известно,
в какой час ночи придет вор,
он не спал бы и не дал бы вору забраться в дом.
44 Поэтому будьте и вы готовы:
в час, когда вы не ждете,
придет Сын человеческий.

45 Будьте такими, как верный и разумный управитель, которого хозяин может смело поставить над всей прислугой и поручить ему в положенное время выдавать их паек. (46) Счастлив тот слуга, которого хозяин, вернувшись, застанет за делом. (47) Говорю вам, он отдаст ему под начало всё свое имущество. (48) Но если негодный слуга тот скажет в душе: «Не скоро вернется хозяин», (49) и начнет бить других слуг, а сам есть и пьянствовать с дружками, (50) хозяин того слуги вернется в день, когда тот не ждет его, и в час, о котором не ведает, (51) и, наказав его люто, станет обращаться с ним как с человеком двуличным — и будет он рыдать и скрежетать зубами.

25 1 Потому что вот чему будет подобно тогда Царство Небес. Представьте себе: десять девушек с факелами в руках вышли встречать жениха. (2) Пять из них были глупыми, а пять — умными. (3) Глупые, взяв факелы, не захватили с собой масла. (4) А умные взяли вместе с факелами и кувшинчики с маслом. (5) Жених задерживался, и девушки стали дремать и уснули. (6) В полночь раздался крик: «Жених идет, выходите встречать его!» (7) Тут все девушки проснулись и поправили факелы, чтобы лучше горели. (8) Глупые сказали умным: «Дайте нам масла, у нас гаснут факелы». (9) Но умные ответили: «У нас не хватит масла и для себя и для вас. Лучше сходите в лавку и купите». (10) Но в то время, когда они пошли покупать, пришел жених. Девушки, которые были готовы, пошли с женихом на свадебный пир, и дверь за ними закрылась. (11) Потом пришли и остальные девушки. «Господин, господин, открой нам!» — сказали они. (12) «Нет, — ответил он. — Я вас знать не знаю».

13 Так будьте всегда начеку, ведь вы не знаете ни дня, ни часа.

14 И еще представьте себе: один человек, уезжая в чужие края, созвал своих слуг и оставил на них свое имущество. (15) Одному он дал пять тысяч золотых, другому две тысячи и третьему тысячу — каждому по силам, а сам уехал. (16) Тот, кто получил пять тысяч, тотчас пустил их в дело и нажил еще пять тысяч. (17) Получивший две тоже нажил еще две. (18) А получивший одну тысячу пошел и закопал деньги своего господина в землю. (19) Прошло много времени, и вот возвращается хозяин слуг и требует у них отчета. (20) Получивший пять тысяч пришел и принес еще пять. «Господин мой, — сказал он, — ты дал мне пять тысяч, смотри, я нажил еще пять». (21) Хозяин сказал ему: «Хорошо, ты добрый и верный слуга. Ты был верен в малом деле, я поручу тебе большое. Иди на мой пир». (22) Пришел и второй — с двумя тысячами — и сказал: «Господин мой, ты дал мне две тысячи, а я нажил еще две». (23) Хозяин ему сказал: «Хорошо, ты добрый и верный слуга, ты был верен в малом деле, я поручу тебе большое. Иди на мой пир». (24) Пришел тот, кто получил одну тысячу: «Господин мой, — сказал он, — я знаю, что ты человек безжалостный: жнешь там, где не сеял, и собираешь там, где не рассыпал. (25) Я боялся тебя и зарыл твои деньги в землю. Вот они, держи свои деньги». (26) Тогда господин ему ответил: «Негодный и ленивый слуга! Ты знал, что я жну там, где не сеял, и собираю там, где не рассыпал. (27) Так тебе надо было положить мои деньги в банк, тогда, вернувшись, я получил бы свое с процентами. (28) Заберите у него эту тысячу и отдайте тому, у кого десять тысяч.

29 Тому, у кого есть, дастся еще, и будет у него избыток, а у кого нет, у того и то, что есть, отнимется.

30 А негодного этого слугу выбросьте вон, во тьму, где будет плач и зубовный скрежет».

31 Когда придет Сын человеческий в славе
и с Ним все Его ангелы,
Он сядет тогда на царский престол
32 и приведут к Нему все народы.
Он разделит всех людей на две части,
как пастух отделяет овец от коз.
33 Он поставит овец по правую руку,
а по левую руку — коз.
34 И скажет тогда Царь стоящим по правую руку:
«Идите сюда, благословенные Моим Отцом!
Владейте предназначенным вам
со дня сотворения мира.
35 Потому что Я голоден был —
и вы Меня накормили,
жаждал — и вы Меня напоили,
был чужестранцем — и вы Меня приютили,
36 был наг — и вы Меня одели,
был болен — и вы ходили за Мной,
был в тюрьме — и вы Меня навестили».
37 Тогда ответят праведники:
«Господь, когда мы видели Тебя голодным —
и накормили,
жаждущим — и напоили?
38 Когда видели Тебя чужестранцем — и приютили,
нагим — и одели?
39 Когда видели Тебя больным — и ходили за Тобой
и когда навестили Тебя в тюрьме?»
40 И скажет им Царь в ответ:
«Говорю вам, всё, что вы сделали
для одного из самых малых братьев Моих,
вы сделали для Меня».

41 А потом Он скажет тем, кто по левую руку:
«Прочь от Меня, проклятые!
Ступайте в вечный огонь,
предназначенный дьяволу и его ангелам!
42 Потому что Я голоден был —
и вы Меня не накормили,
жаждал — и вы Меня не напоили,
43 был чужестранцем — и вы Меня не приютили,
нагим — и вы Меня не одели,
больным был и в тюрьме —
и вы не позаботились обо Мне».
44 Тогда скажут и они:
«Господь, когда мы видели Тебя голодным,
жаждущим, чужестранцем, нагим,
больным, в тюрьме —
и не помогли Тебе?»
45 И тогда Он ответит им:
«Верно вам говорю, чего вы не сделали
для одного из самых малых,
того и для Меня не сделали».
46 И пойдут они на вечную муку,
а праведные — в вечную жизнь.

26 Когда Иисус закончил эту речь, Он сказал ученикам:

2 — Вы знаете, что через два дня Пасха. Сына человеческого предадут и распнут на кресте.

3 Тогда же старшие священники и старейшины народа Израиля собрались во дворце первосвященника по имени Кайафа (4) и сговорились тайком схватить Иисуса и убить. (5) «Но только не в праздник, — говорили они, — как бы не было смуты в народе».

6 Когда Иисус был в Вифании в доме прокаженного Симона, (7) к Нему во время обеда подошла женщина с алебастровым сосудом, полным драгоценного благовонного масла, и возлила благовония Ему на голову.

8 Ученики, увидев это, стали возмущаться:

— К чему такая трата благовоний? — говорили они. — (9) Ведь это масло можно было продать за большие деньги и раздать бедным!

10 Иисус, заметив их недовольство, сказал:

— Что вы к ней пристали? Эта женщина сделала для Меня доброе дело! (11) Бедные всегда будут с вами, а Я не всегда буду с вами. (12) Она, вылив на Мое тело благовония, этим приготовила его к погребению. (13) Верно вам говорю, во всём мире, всюду, где возвестят эту Радостную Весть, вспомнят о ней и расскажут о том, что она сделала.

14 Тогда один из двенадцати, тот, кого звали Иуда Искариот, пошел к старшим священникам (15) и сказал: «Что вы дадите мне, если я выдам вам Иисуса?» Они отсчитали ему тридцать серебряных монет. (16) С этих пор он стал искать удобного случая, чтобы выдать Иисуса.

17 В первый день праздника Пресных Хлебов ученики подошли к Иисусу и спросили:

— Где нам приготовить для Тебя пасхального ягненка?

18 — Ступайте в город к такому-то и скажите ему: «Учитель говорит: «Час Мой близок. У тебя Я отпраздную Пасху со Своими учениками»», — ответил Он.

19 Ученики сделали то, что велел им Иисус. Они приготовили пасхального ягненка. (20) Когда наступил вечер, Он сел за стол вместе с двенадцатью Своими учениками.

21 Когда они ели, Иисус сказал:

— Верно вам говорю, один из вас предаст Меня.

22 Они сильно опечалились и стали один за другим спрашивать:

— Но ведь не я же, Господь?

23 Но Он сказал им:

— Меня предаст человек, опустивший руку в одно блюдо со Мной! (24) Да, Сын человеческий уходит, как о том говорится в Писании. Но горе тому человеку, который предаст Сына человеческого. Лучше было бы не родиться вовсе тому человеку!

25 Тогда Иуда, предатель, спросил у Него:

— Но ведь не я же, Рабби?

— Это ты говоришь! — отвечает ему Иисус.

26 Когда они ели, Иисус, взяв хлеб и произнеся над ним молитву благодарения, разломил и дал Своим ученикам, сказав:

— Возьмите, ешьте, это Мое тело.

27 Взяв чашу и произнеся молитву благодарения, Он подал им ее, сказав:

28 — Пейте все из нее, это Моя кровь, кровь Нового Договора, которая проливается за стольких людей ради прощения грехов. (29) Говорю вам: отныне Мне уже не пить вино — плод виноградной лозы, — вплоть до того дня, когда Я буду пить с вами новое вино в Царстве Моего Отца.

30 Пропев псалом, они отправились на Масличную гору.

31 Тогда говорит им Иисус:

— Все вы отступитесь от Меня этой ночью, как сказано в Писании:

«Сражу пастуха —
и овцы стада разбегутся».

32 Но после того как Я встану из мертвых, вы найдете Меня в Галилее.

33 Но Петр сказал Ему:

— Даже если все от Тебя отступятся, я — никогда!

34 — Верно тебе говорю, — говорит ему Иисус, — этой же ночью, прежде чем пропоет петух, ты трижды от Меня отречешься.

35 — Даже если придется с Тобой умереть, не отрекусь от Тебя! — говорит Петр.

Так говорили и остальные ученики.

36 Тем временем Иисус приходит с ними в одно место, оно называется Гефсимания. Он говорит ученикам:

— Посидите здесь, а Я отойду помолюсь.

37 Он взял с собой Петра и двух сыновей Зеведея. Ужас и тоска охватили Иисуса. (38) И Он говорит им тогда:

— Душа Моя томится смертельно, побудьте здесь, бодрствуйте со Мною!

39 Отойдя немного, Он бросился ничком на землю и стал молиться:

— Отец*, если только можно, избавь Меня от этой чаши! Но пусть будет не так, как хочу Я, а как Ты.

40 Он подошел к ученикам и застал их спящими.

— Вот как, — говорит Он Петру, — вы даже часа одного не смогли бодрствовать со Мною? (41) Не спите, молитесь, чтобы устоять в испытании. Дух отважен, но бессильна плоть!

42 И снова, во второй раз Он отошел и стал молиться:

— Отец, если нельзя Меня избавить от этой чаши и должен Я выпить ее, пусть воля Твоя исполнится!

43 Вернувшись, Он снова застал их спящими: у них слипались глаза. (44) Покинув их, Он снова отошел и молил ся в третий раз — теми же словами. (45) Потом Он возвращается к ученикам и говорит им:

— А вы всё спите, отдыхаете. Настал час: вот, Сына человеческого отдают в руки грешников. (46) Вставайте, идем! Смотрите, предатель уже близко.

47 И тут, когда Он еще говорил, появился Иуда, один из Двенадцати, и с ним большая толпа с мечами и кольями, посланная старшими священниками и старейшинами. (48) Предатель заранее условился с ними о знаке, сказав: «Кого я поцелую, тот и есть Иисус. Берите Его».

49 Он направился прямо к Иисусу.

— Приветствую Тебя, Рабби! — сказал он и крепко поцеловал Его.

50 Но Иисус сказал ему:

— Так вот для чего ты пришел, приятель?

Тогда Иисуса схватили и взяли под стражу.

51 И тут один из учеников Иисуса выхватил меч и, ударив слугу первосвященника, отсек ему ухо.

52 Иисус говорит ему:

— Вложи меч в ножны! Всякий, кто берется за меч, от меча и погибнет. (53) Или ты думаешь, Я не мог попросить Моего Отца? Он бы тут же послал Мне двенадцать ангельских воинств, а то и больше! (54) Но как в таком случае исполниться Писаниям? Ведь всё это должно произойти!

55 И сказал тогда Иисус толпе:

— Вы пришли за Мной с мечами и кольями, как будто Я разбойник! Каждый день Я сидел в Храме и учил, и вы Меня не забирали. (56) Но всё это произошло для того, чтобы исполнились писания пророков.

Тогда все ученики покинули Его и убежали.

57 Толпа, взявшая Иисуса, привела Его к первосвященнику Кайафе, где уже собрались учителя Закона и старейшины.

58 А Петр шел за Ним поодаль до двора первосвященника, вошел внутрь и сел со слугами, чтобы посмотреть, чем всё кончится.

59 Старшие священники и весь Совет добивались против Иисуса ложных показаний, чтобы вынести Ему смертный приговор. (60) Но хотя многие выступали как лжесвидетели, им это не удалось. Наконец выступили свидетелями двое. (61) Они сказали:

— Этот человек говорил: «Я могу разрушить Храм Божий и в три дня заново выстроить».

62 Первосвященник встал и спросил Иисуса:

— Молчишь? Тебе нечего возразить на обвинения, которые они против Тебя выдвигают?

63 Но Иисус молчал.

Тогда первосвященник сказал Ему:

— Именем Бога Живого заклинаю Тебя, скажи нам, Ты — Помазанник, Сын Бога?

64 — Это ты сказал, — говорит ему Иисус. — И больше того, Я говорю вам:

Отныне увидите Сына человеческого
сидящим по правую руку Всемогущего
и идущим по облакам небесным.

65 Тогда первосвященник разодрал на себе одежды и сказал:

— Кощунство! Зачем нам нужны еще свидетели? Вы сами только что слышали кощунство! (66) Каким будет ваше решение?

— Виновен и должен умереть, — ответили они.

67 Потом они стали плевать Ему в лицо, бить по щекам и, избивая, (68) говорили:

— Эй, Помазанник, скажи-ка нам, кто Тебя ударил!

69 А Петр сидел снаружи, во дворе. К нему подошла служанка.

— Ты тоже был с Иисусом Галилеянином, — сказала она.

70 Но Петр в присутствии всех отрицал это:

— Я не знаю, о чём ты говоришь.

71 Когда он отошел к воротам, его увидела другая служанка. Она говорит тем, кто там стоял:

— Вот этот был с Иисусом Назореем.

72 И снова Петр клятвенно отрицал это:

— Не знаю я этого человека!

73 Вскоре подошли к нему стоявшие там люди.

— А ты и правда из тех, — сказали они. — Слышно по говору.

74 И Петр снова клялся и божился:

— Не знаю я этого человека!

И в этот миг запел петух.

75 Вспомнил Петр слова, сказанные Иисусом: «Прежде чем пропоет петух, ты трижды от Меня отречешься». И, выйдя, горько заплакал.

27 Рано утром все старшие священники и старейшины собрались вместе, чтобы вынести Иисусу смерт ный приговор. (2) Связав Его, они отвели и передали Его римскому наместнику Пилату.

3 Когда Иуда, предатель, узнал, что Иисус приговорен к смерти, он раскаялся и вернул тридцать серебряных монет старшим священникам и старейшинам (4) со словами:

— Согрешил я, предал невинного.

— Что нам до того? — ответили они. — Это твое дело.

5 Иуда швырнул деньги в святилище, ушел и повесился.

6 Старшие священники, взяв деньги, сказали:

— Эти деньги нельзя класть в сокровищницу. На них кровь.

7 Посовещавшись, они решили купить на них поле горшечника, чтобы хоронить там чужеземцев. (8) Поэтому поле это стало называться Полем Крови и зовется так поныне.

9 Так исполнилось сказанное устами пророка Иеремии:

«И взяли они тридцать сребреников,
цену, которую дал за Него народ Израиля,
10 и отдали их за поле горшечника,
как велел мне Господь».

11 Иисус предстал перед наместником.

— Ты «еврейский царь»? — спросил Его наместник.

— Так говоришь ты, — ответил Иисус.

12 Но когда старшие священники и старейшины стали обвинять Его, Иисус ничего не отвечал им.

13 — Ты что, не слышишь? — говорит Ему тогда Пилат. — Смотри, сколько против Тебя обвинений!

14 Но Иисус не сказал ни слова в ответ, чем очень удивил наместника.

15 По случаю праздника наместник обычно освобождал одного из заключенных, за которого просил народ. (16) Был тогда один узник, пользовавшийся громкой славой, звали его Иисус Бар-Абба. (17) Когда собрались люди, Пилат спросил у них:

— Кого хотите, чтобы я вам освободил: Иисуса Бар-Аббу или Иисуса, которого называют Помазанником?

18 Пилат ведь знал, что Его выдали из зависти.

19 Когда он сидел на судейском возвышении, его жена велела ему передать: «Ничего не делай этому невинному! Этой ночью Он мне снился, и я очень из-за Него страдала».

20 Тем временем старшие священники и старейшины подбили толпу требовать свободы для Бар-Аббы, а для Иисуса — казни.

21 Наместник спросил их:

— Кого вы хотите? Кого из двух мне освободить?

— Бар-Аббу, — ответили они.

22 — А как поступить с Иисусом, которого называют Помазанником? — говорит Пилат.

— На крест Его! — отвечают все.

23 — Но что дурного Он сделал? — спрашивает он.

— На крест Его! — еще громче закричали они.

24 Пилат, видя, что ничего не помогает, а может даже начаться смута, велел принести воды и вымыл руки перед народом.

— Я неповинен в смерти этого человека. Вам отвечать! — сказал он.

25 — Пусть вина будет на нас и на детях наших! — ответил весь народ.

26 Тогда Пилат освободил Бар-Аббу, а Иисуса велел бичевать, а потом распять на кресте.

27 Тогда воины наместника увели Иисуса во дворец, в помещение для солдат. Вокруг Него собрался весь отряд.

28 Они сняли с Иисуса одежду и надели на Него красный плащ, (29) сплели венок из колючек и возложили Ему на голову, вложили в правую руку палку и, встав перед Ним на колени, насмешливо приветствовали Его: «Да здравствует еврейский царь!» (30) А потом они плевали в Него и били по голове палкой. (31) Наглумившись, они сня ли с Него плащ, надели на Него Его одежду и повели на казнь.

32 Когда они выходили, им встретился человек из Кирены по имени Симон. Его заставили нести крест Иисуса.

33 Придя на место, которое называлось Голгофа, что значит «Череп», (34) они дали Ему вина, смешанного с горечью. Но Он, попробовав, не захотел пить. (35) Распяв Его, они, бросив жребий, разделили между собой Его одежду (36) и уселись стеречь Его. (37) Над Его головой поместили табличку с указанием вины:

ЭТО ИИСУС, ЕВРЕЙСКИЙ ЦАРЬ

38 Вместе с Ним были распяты два преступника, один справа, а другой слева от Него.

39 Прохожие качали головами и бранили Его.

40 — Ну что, разрушил Храм и в три дня построил?! — говорили они. — Спаси себя, если Ты — Сын Бога! Сойди с креста!

41 Так же насмехались над Ним и старшие священники с учителями Закона и старейшинами:

42 — Других спасал, а себя спасти не может! И Он Царь Израиля! Пусть теперь сойдет с креста — тогда поверим Ему! (43) Он вверился Богу, вот пусть Бог и спасет Его, если Он Ему дорог. Ведь Он называл себя Сыном Бога.

44 Такими же словами поносили Его и преступники, распятые с Ним.

45 В полдень по всей земле настала тьма до трех часов дня. (46) А около трех часов Иисус вскрикнул громким голосом:

— Эли, Эли, льма швактани?

В переводе это значит: «Боже Мой, Боже Мой! Почему Ты Меня оставил?»

47 Некоторые из стоявших там, услышав Его, сказали:

48 И один тут же подбежал, намочил губку в кислом питье и, насадив ее на палку, стал Его поить.

49 — Перестань! — говорили остальные. — Давай посмотрим, придет Илья спасти Его или нет?

50 Иисус, еще раз вскрикнув громким голосом, испустил дух.

51 И завеса в Храме разодралась надвое, сверху донизу. Земля содрогнулась, раскололись скалы, (52) отворились гробницы, и много умерших из народа Божьего, воскреснув, (53) вышло из могил. А позже, после того как Он встал из мертвых, они вступили в святой город, и их видели многие.

54 Центурион и его воины, охранявшие Иисуса, увидев землетрясение и прочие события, очень испугались.

— Этот человек был воистину Сыном Бога, — говорили они.

55 Было там много и женщин, смотревших издали. Они сопровождали Иисуса из Галилеи и заботились о Нём.

56 Среди них были Мария Магдалина, Мария, мать Иакова и Иосифа, и мать сыновей Зеведея.

57 Вечером пришел богатый человек из Аримафеи по имени Иосиф, он тоже был учеником Иисуса. (58) Придя к Пилату, он попросил тело Иисуса. Пилат распорядился выдать ему тело. (59) Иосиф, взяв тело, завернул его в чистое льняное полотно (60) и похоронил в своей новой гробнице, которую недавно высек в скале. Привалив ко входу в гробницу большой камень, он ушел.

61 А Мария Магдалина и другая Мария сидели напротив гробницы.

62 На следующий день — это была суббота — пришли к Пилату старшие священники и фарисеи.

63 — Господин наш, мы вспомнили, что этот обманщик при жизни говорил: «Через три дня Я встану из мертвых», — сказали они. — (64) Дай приказ охранять гробни цу до послезавтрашнего дня, а то Его ученики придут и выкрадут тело, а потом будут говорить народу: «Он встал из мертвых». И эта последняя ложь будет хуже первой.

65 — Вот вам стража, — ответил Пилат. — Ступайте и охраняйте гробницу, как сами знаете.

66 Они пошли и стали охранять гробницу, опечатав камень и приставив стражу.

28 Минула суббота, и на рассвете следующего дня Мария Магдалина и другая Мария пошли навестить гробницу.

2 И вдруг произошло сильное землетрясение. Это ангел Господень спустился с неба и, подойдя к гробнице, отвалил камень и сел на него. (3) Лик его был подобен молнии, а одежды белы как снег. (4) Стражники задрожали и помертвели от ужаса.

5 Ангел сказал женщинам:

— А вы не бойтесь! Я знаю, вы ищете Иисуса, распятого. (6) Его здесь нет. Он воскрес, как и говорил вам. Идите сюда, посмотрите, вот здесь Он лежал. (7) Ступайте же скорей и скажите Его ученикам: «Он воскрес из мертвых, вы найдете Его в Галилее. Там вы Его увидите». Помните, что я вам сказал.

8 Те торопливо покинули гробницу и, полные страха и великой радости, побежали рассказать Его ученикам.

9 И вдруг сам Иисус предстал перед ними!

— Мир вам! — сказал Он.

Подбежав к Нему, они упали перед Ним ниц и обняли Его ноги.

10 — Не бойтесь! — говорит им Иисус. — Ступайте, скажите Моим братьям, пусть идут в Галилею. Там они Меня увидят.

11 Когда женщины ушли, несколько человек из стражи отправились и сообщили старшим священникам обо всём, что произошло. (12) Те, собравшись и посоветовавшись со старейшинами, дали воинам много денег (13) и сказали им:

— Говорите, что Его ученики ночью пришли и выкрали тело, когда вы спали. (14) А если дело дойдет до наместника, не беспокойтесь, мы сумеем его убедить, и у вас не будет неприятностей.

15 Те, взяв деньги, поступили так, как им было велено. И молва эта широко разошлась среди евреев, жива она и по сей день.

16 А одиннадцать учеников отправились в Галилею, на гору, куда велел им прийти Иисус. (17) Увидев Его, они упали перед Ним на колени, хотя некоторые и засомневались.

18 Иисус подошел и заговорил с ними. Он сказал:

19 — Мне дана вся власть на небе и на земле. Итак, ступайте и сделайте все народы учениками Моими. Крестите их во имя Отца, Сына и Святого Духа (20) и научите всё соблюдать, что Я вам повелел. И знайте: Я с вами всегда, до конца мира.

19.1 за Иорданом — эта область называлась Переей, через нее обычно шли в Иерусалим паломники, не желавшие проходить через Самарию.

19.3 Закон Моисея разрешал развод, но среди учителей Закона шли споры о причине, делавшей развод возможным. Консервативная школа Шаммая считала, что развод допустим лишь в случае, если жена нарушила супружескую верность, а школа Гиллеля утверждала, что муж имеет право развестись с женой по любой причине. Ср. Мк 10.3, где слова «по любой причине» отсутствуют.

19.6 человек — т.е. муж, так как брак и развод в древних обществах были чисто семейными установлениями, не нуждавшимися в религиозном освящении.

19.7 Право на развод имел только муж. См. прим. к 5.31.

19.9 согрешит, нарушив верность — слова Иисуса звучали неслыханно ново, так как считалось, что муж может быть виноват лишь перед другим мужчиной, если вступит в связь с его женой, но он не нарушал супружескую верность, изменяя собственной жене. Ср. Мк 10.11, где слова «по любой причине, кроме ее измены» отсутствуют. В некоторых рукописях стих заканчивается словами: «и кто женится на разведенной, нарушает верность». См. также прим. к 5.32.

19.11 кому это дано — дар безбрачия дается Богом, но не всем, а только некоторым (ср. 1Кор 7.7).

19.16 Учитель — в некоторых рукописях: «Добрый Учитель». Получить вечную жизнь — то же, что «войти в Царство Бога».

19.17 Что ты спрашиваешь Меня о добром? — в некоторых рукописях: «Что ты называешь Меня добрым?» Кроме того, в ряде рукописей есть также слова: «Никто не добр, кроме одного только Бога».

19.20 Очень многие были уверены, что люди способны исполнять Закон Моисея, не нарушая его даже в мелочах (см. Лк 1.6; Флп 3.6). В ответе юноши нет гордыни, так как он сам не удовлетворен и чувствует, что для спасения ему необходимо еще что-то. Исполняю — в некоторых рукописях: «исполняю с юности».

19.24 легче верблюду. — верблюд — самое крупное животное на Ближнем Востоке. Вероятно, это пословичное выражение; в Вавилонском Талмуде сохранилось похожее выражение, но там говорится о слоне.

19.25 Удивление учеников вызвано столь резким отношением к богатству, в котором обычно видели доказательство Божьего благоволения к человеку.

19.29 мать — в некоторых рукописях: «мать, жену».

20.2 одну серебряную монету — дословно: «один денарий». Такова была средняя плата за один рабочий день.

20.16 В некоторых рукописях имеются также слова: «Ведь много званых, но мало избранных».

20.19 Под язычниками имеются в виду римляне, правившие тогда Иудеей.

20.21 Самые могущественные и знатные люди сидели справа и слева от царя.

20.22 В Писаниях чаша иногда символизирует страдание. Выражение «пить чашу или пить из чаши» значит «страдать». Предстоит выпить? — в некоторых рукописях далее следуют слова: «или погрузиться в пучину, в которой Я омываюсь?»

20.23 выпьете — в некоторых рукописях далее следуют слова: «и в пучине, в которой Я омываюсь, омоетесь».

20.28 за множество жизней — дословно: «за многих». В еврейском языке слово «многие» употребляется в инклюзивном смысле — «очень большое количество», а не в эксклюзивном, как в европейских языках, где у него есть дополнительный оттенок: «но не все». Господь здесь впервые говорит не только о необходимости Своей смерти, но и о ее цели.

21.1 Масличная гора (дословно: «гора олив»), или Елеонская гора, расположена на востоке от Иерусалима. Согласно Зах 14.4, в День Суда Бог будет стоять на этой горе.

21.3 Господу — возможен другой перевод: «их хозяину».

21.7 Даже богатые паломники входили в Иерусалим пешком. То, что Иисус въезжает верхом, означало, что в город прибыл Царь. На ослах ездили и цари, так как лошади в те времена были не рабочими, а боевыми животными.

21.8 Так в древности встречали знаменитых людей.

21.9 Слово осанна первоначально значило «спасай нас», но со временем стало возгласом хвалы Богу. Сын Давида — см. прим. к 9.27.

21.12 Иерусалимский Храм состоял из нескольких дворов и святилища (собственно Храма), в которое разрешалось входить одним только священникам. События, о которых рассказывается здесь, происходят во дворе Храма, который назывался «Двором язычников». Там продавалось всё необходимое для жертвоприношений: вино, масло, соль, а также животные (быки, овцы и голуби). Животные продавались в Храме для удобства жертвователей: они могли купить «непорочное», т.е. без каких-либо недостатков животное, а не гнать его через всю страну. Негодование Иисуса обращено не только на продавцов, но и на покупателей. Все те, кто думает, что Бога можно задобрить жертвой, названы «разбойниками». В этом же дворе менялись римские и греческие деньги на специальную тирийскую монету, которой платился храмовый налог (см. прим. к 17.24). Налог должен был быть уплачен к 1 нисана. Деньги можно было поменять и раньше в нескольких городах страны, а за две недели до Пасхи скамьи менял устанавливались во дворе Храма. Храм — в некоторых рукописях: «Храм Божий».

21.13 домом молитвы — единственным местом, где язычники могли помолиться Богу Израиля, был Двор язычников.

21.21 скажете этой горе — ср. выражение «передвигать горы», которое означало сделать что-либо невозможное, например, «передвигателями гор» назывались учителя, сумевшие объяснить самые трудные и непонятные места в Писании. Этой горе — т.е. горе Сион, на которой располагался Храм.

21.23 в Храм — т.е. во Двор язычников. В колоннадах этого двора видные учителя, в том числе и Иисус, вели беседы с народом и наставляли своих учеников. Старшие священники и старейшины — члены Совета (см. прим. к 5.22). Старейшины — см. прим. к 16.21. Так поступаешь — речь идет об изгнании торговцев.

21.27 Иисус не уходит от ответа; смысл Его слов, вероятно, таков: если Иоанн, Его предтеча, не был признан, такая же судьба постигнет Того, кого предтеча возвестил.

21.31 сборщики податей — см. прим. к 5.46. Скорее сборщики податей. войдут в Царство Бога, чем вы — возможен перевод: «сборщики податей. раньше вас войдут в Царство Бога».

21.33 в чужие края — в I в. много земель в Галилее принадлежало богачам, жившим за границей.

21.37-38 Хозяин, вероятно, думал, что арендаторы отказывались иметь дело с его слугами, потому что считали их самозванцами. В полномочиях же сына они не должны были усомниться. Арендаторы, увидев сына, решили, что старый хозяин умер и сын явился, чтобы в качестве наследника вступить во владение имением. По закону права на выморочное имение мог заявить первый, кто объявит его своим и обнесет оградой.

21.(44) В ряде рукописей есть ст. 44: «Всякий, кто споткнется об этот камень, разобьется, а на кого упадет этот камень, того раздавит».

22.4 Непосредственно перед пиром было принято посылать вторичное приглашение гостям.

22.11-13 Вероятно, это другая притча, которая была присоединена к первой. Ср. еврейскую притчу (около 80 г.), в которой говорится о царе, приславшем гостям приглашение на пир, но не указавшем время его начала. Мудрые люди нарядились и стали ждать, а глупые, сочтя, что пир начнется нескоро, ушли по делам. Внезапно гостей позвали, и те, кто был одет не в праздничную одежду, не были допущены в пиршественный зал. Ср. также Откр 19.8, где свадебная одежда толкуется как праведные дела, а также 1 Енох 10.4-5, где Бог повелел ангелу Рафаэлю связать демона Азазела «по рукам и ногам и бросить его в тьму»; в другом апокалиптическом произведении говорится, что Азазел лишился своего небесного одеяния, которое было передано Аврааму.

22.15 поймать на слове — вопрос этот представлял собой ловушку, так как любой ответ был бы опасен для Иисуса: если Он скажет «да», Он потеряет популярность у народа, видевшего в подушной подати, которую нужно было платить Риму, национальное унижение. Если Он скажет «нет», Его можно было бы выдать римским властям как мятежника, подбивающего народ к отпадению от Рима.

22.16 Иродиане — сторонники Ирода Великого и его сына Ирода Антипы (см. прим. к 14.1), желавшие, чтобы Ирод Антипа стал царем в Иерусалиме.

22.17 Необходимость платить подушную подать римским завоевателям воспринималась как тяжелая и унизительная обязанность и была причиной нескольких восстаний евреев. Цезарь — титул римских императоров.

22.19-20 денарий — римская серебряная монета, которой платилась подать. На ней изображен римский цезарь, т.е. император в лавровом венке; на этой монете была надпись: «Тиберий Цезарь, Август, Сын Божественного Августа, Великий Понтифекс» (т.е. Первосвященник).

22.21 По представлениям того времени, человеку, имевшему право на чеканку монеты, принадлежали все отчеканенные монеты. Все денарии, на которых изображен император и стоит его имя, в конечном счете принадлежат ему. Повеление отдать «цезарево цезарю» означает, что человек обязан быть лояльным гражданином и выполнять все требования государства, в котором он живет, но до тех пор, пока эти требования не вступают в противоречие с требованиями Бога.

22.30 ангелам — в некоторых рукописях: «ангелам Божьим».

22.32 По мнению саддукеев, введение Моисеем левиратного брака, обеспечивающего умершего законными наследниками, доказывает, что Моисей не верил в воскресение. В древности люди считали, что смерть кладет конец связи между Богом и человеком. Но если Бог называет Себя Богом Авраама, Богом Иакова и Богом Иакова, т.е. давно умерших праотцев народа Израиля, значит, они для Бога живы и связь эта не разорвана.

22.38-39 Под первой понималась та заповедь, из которой вытекали другие. Учителя Закона того времени пытались свести все 613 заповедей к нескольким или даже к одной (Талмуд говорит, что Давид сводил все заповеди к одиннадцати, Исайя к шести, Михей к трем, Амос и Аввакум к одной).

22.45 По древним представлениям, тот, кто старше, всегда важнее того, кто младше, а отец (предок) всегда важнее сына (потомка). Не Давид, а его потомок должен был бы называть своего предка господином. Вряд ли здесь речь идет о том, что Иисус отвергает Свое происхождение от Давида. Скорее всего Он выступает против широко распространенных в среде народа взглядов на Мессию как на земного победоносного царя. Он не будет продолжать дело Давида, укрепляя мощь державы.

23.2 сели на Моисеево место — т.е. являются последователями Моисея и имеют право учить. Кроме того, здесь возможен намекна специальное сиденье в синагогах, которое называлось «Моисеевым местом» и с которого произносилась проповедь, по крайней мере, в позднейшие времена.

23.4 Ноша фарисеев была тяжела потому, что они обязывали людей в повседневной жизни соблюдать законы ритуальной чистоты, которая требовалась только от священников; они не принимали в расчет справедливость, милосердие и верность (см. 23.23) и не помогали людям, в отличие от Иисуса (11.30 и 28.20), нести эту ношу. Палец о палец не ударят — их слова расходятся с делами. Эти слова можно понять и по-другому: они не помогают другим нести эту ношу (ср. Гал 6.2).

23.5 В знак исполнения заповеди (Исх 13.9) евреи во время молитвы надевали на лоб и на левую руку маленькие кожаные коробочки, которые по-еврейски назывались «тефилл`им», а по-гречески «филакт`ерии». Они содержали в себе отрывки из Книги Исхода и Второзакония. Кроме того, благочестивые люди должны были нашивать на края верхней одежды кисти. Фарисеи, вероятно, увеличивали размеры этих коробочек и носили их весь день, а не только во время молитвы, а также имели более длинные, чем у остальных, кисти на одежде.

23.6 Места в первом ряду были расположены на возвышении, люди сидели на них лицом к собранию.

23.9 Возможен также перевод: «И «отцом» никого из вас на земле не зовите». Традиционно отцами назывались наиболее уважаемые учителя Закона.

23.13 Святоши — см. прим. к 6.2. Не впускаете — возлагая на них слишком тяжелые бремена (23.4) или препятствуя христианам нести Радостную Весть о Христе.

23.(14) В некоторых рукописях имеется ст. 14: «Горе вам, учителя Закона и фарисеи! Святоши! Вы пожираете дом`а вдов, а потом напоказ долго молитесь! Вас ждет самое суровое наказание!»

23.15 Обращенный — язычник, уверовавший в единого Бога и соблюдавший Закон Моисея.

23.16-22 Типичный пример казуистики. Об отношении Иисуса к клятвам см. 5.33-37.

23.19 Слепцы — в некоторых рукописях: «Глупые и слепые люди».

23.23 Разрешалось есть лишь ту пищу, с которой была уплачена десятина. В Законе Моисея не упомянуты пряные травы, что говорит о сверхщепетильности фарисеев.

23.24 Комар и верблюд считались нечистыми.

23.25 в своей алчности — в некоторых рукописях: «в грехе» или «в неправедности».

23.26 чаши — в некоторых рукописях: «чаши и блюда».

23.27 Гробницы обычно белили, чтобы люди могли их заметить и случайно к ним не прикоснуться, потому что прикосновение к трупу или к гробнице делало человека ритуально нечистым.

23.35 Бытие, первая книга Священного Писания ВЗ, повествует об убийстве Авеля — первом убийстве на земле, а в книге, которая в еврейской Библии считается последней, т.е. 2 Паралипоменон, рассказывается об убийстве пророка Захарии.

23.38 Домом назывался иерусалимский Храм. Дом оставлен и пуст — в некоторых рукописях: «Дом вам оставлен пустым».

24.1 Храм был гигантских размеров, он был построен из громадных плит белого мрамора (по словам Иосифа Флавия, некоторые из них были объемом 22,5х2,5х3 м и 12,5х4х6 м), обложенных золотыми пластинами.

24.3 Вероятно, Иисус возвращался из Иерусалима в Вифанию, расположенную на склоне Масличной горы, откуда открывался замечательный вид на храмовую гору с Храмом на ее вершине.

24.6 о ближних и дальних войнах — возможен перевод: «о войнах или дойдут до вас слухи о войнах».

24.7 голод — в некоторых рукописях: «голод и мор».

24.8 родовые схватки — по представлениям, широко распространенным в Израиле, перед наступлением грядущего Века вся вселенная будет переживать страшные катаклизмы, которые часто сравнивались с родовыми муками.

24.13 кто выдержит до конца — т.е. тот, кто будет готов отдать даже свою жизнь. Но можно понять и в другом смысле: «кто выдержит до наступления Конца».

24.15 кощунственную мерзость — дословно: «мерзость запустения». Пророк Даниил назвал мерзостью алтарь Зевса, воздвигнутый Антиохом Эпифаном в 168 г. до н.э., что осквернило Храм и привело к «запустению», т.е. к прекращению в нем богослужений. Возможно, здесь пророчество об осквернении Храма в 70 г., когда воины Тита внесли в Храм римские штандарты и принесли им жертву (ср. 2Фес 2.3-4). В месте святом — т.е. в Храме.

24.17 В Палестине дома обычно имели плоскую крышу, на которую вела наружная лестница. На крыше люди проводили много времени, а в жаркое время спали там.

24.20 Зима — сезон дождей, когда разливались реки и русла пересохших летом ручьев заполнялись водой и превращались в бурные потоки, что делало передвижение затруднительным. В субботу разрешалось путешествовать на расстояние около одного километра.

24.24 О том, что лжепророки способны совершать чудеса, см. Втор 13.1-2; Откр 13.13-15.

24.28 Возможно, это пословичное выражение, смысл которого: а) когда совершается что-либо важное, об этом тотчас становится известно; б) когда случается что-либо плохое, туда тут же сходятся поглазеть зеваки. Слово, переведенное как стервятники, дословно значит «орлы» и может также относиться к римской армии, штандарты которой украшались серебряными орлами.

24.29 В древности люди думали, что звезды — это некие духовные силы.

24.30 знак Сына человеческого — существуют различные толкования: а) этот знак есть Он сам и Его возвращение; б) знак креста; в) знамя — сигнал для начала последней битвы между Богом и силами тьмы (в ВЗ звук трубы возвещал начало войны и назывался знаком, или знаменем (ср. Ис 62.10).

24.32 Смоковница, в отличие от многих вечнозеленых деревьев Палестины, роняет на зиму листья.

24.33 Он близко — возможны другие переводы: «время почти что настало» и «Царство Бога уже близко».

24.36 ни Сын — в некоторых рукописях этих слов нет.

24.37 Когда Бог уничтожил потопом всё живое на земле, Он спас Ноя с его семьей.

24.42 день — в некоторых рукописях: «час».

24.43 забраться в дом – дословно: «прокопать дом». См. прим. к 6.19.

24.51 наказав его люто – дословно: «разрубив его надвое»; это может означать: а) действительную казнь; б) изгнание; в) жестокое избиение (ср. Лк 12.47-48).

25.1 По обычаю жених отправлялся за невестой в дом ее родителей. Молодые девушки, подружки невесты, должны были сопровождать их в дом родителей жениха, где и проходили свадебные торжества. Жениха – в некоторых рукописях: «и невесту».

25.3 Факел представлял собой палку с намотанными на нее промасленными тряпками. Но это может быть и обычная глиняная или металлическая масляная лампа.

25.13 ни часа – в некоторых рукописях: «ни часа, когда вернется Сын человеческий».

25.15 пять тысяч, две тысячи, одна тысяча золотых – дословно: «пять талантов, два таланта, один талант». Это была очень большая сумма денег: талант весил от 26 до 60 кг золота или серебра. Хотя не сказано, чт`о слуги должны были делать с деньгами, из притчи подразумевается, что они должны были пустить их в дело (ср. Лк 19.13).

25.18 закопал – считалось, что это самый надежный способ уберечь деньги от воров. Первый и второй слуги рисковали и могли потерять деньги хозяина, а третий, с человеческой точки зрения, поступил наиболее благоразумно.

25.24 жнешь там, где не сеял, и собираешь там, где не рассыпал – вероятно, это синонимический параллелизм, где вторая часть повторяет первую, лишь заменив слова синонимами: жнешь = собираешь (урожай), сеял = рассыпал (семена). Слуга знал заранее, что хозяин не просто хотел получить свое, но с прибылью.

25.32 В Палестине днем овцы и козы паслись в одном стаде, но на ночь их разделяли.

25.33 В библейские времена овцы обычно были белыми, а козы черными. В раввинистической литературе, а также у Платона и Вергилия на последнем суде праведные стоят справа, а грешные – слева.

25.35-36 Здесь перечислены традиционные дела милосердия. Эта притча поразительно похожа на мидраш на Пс 118 (117). Похожий текст есть и в египетской Книге Мертвых.

26.2 Пасха — самый важный праздник, знаменующий освобождение израильтян из египетского рабства; он празднуется 15 нисана (март–апрель).

26.3 старшие священники и старейшины — т.е. члены Совета (см. прим. к 5.22). Евангелист не упоминает фарисеев, которые, возможно, не принимали участия в допросе Иисуса. Во дворце — возможен перевод: «во дворе». Кайафа был первосвященником с 18 по 36/37 гг.

26.5 не в праздник — греческое слово «хеорт`е» («праздник») может означать также толпу паломников, пришедших на праздник.

26.6 прокаженного — так как прокаженный был ритуально нечист и не мог принимать гостей, предполагается, что Симон болел проказой, но был исцелен или же заболел позже.

26.7 Благовонное масло — буквально: «мирра», или смирна. Так называлось ароматическое масло, добываемое из камеди дерева, произраставшего в южной Аравии. Оно использовалось для благовоний, им также умащали тела покойников.

26.12 По обычаю, тела умерших умащались благовонными маслами.

26.15 тридцать серебряных монет — вероятно, это тирийские шекели. В ВЗ это цена за раба (Исх 21.32).

26.17 Праздник Пресных Хлебов — первоначально весенний сельскохозяйственный праздник, продолжавшийся семь дней и следовавший сразу же за Пасхой; позже был переосмыслен как праздник в память об исходе из Египта и практически слился с Пасхой. Пасхального ягненка — буквально: «Пасху». В те времена этим словом назывался как сам праздник, так и главное блюдо пасхальной трапезы — ягненок или козленок, запеченный с горькими травами.

26.18 Предыдущие ночи Иисус проводил в Вифании, но пасхальная трапеза должна была совершаться в Иерусалиме. Хотя на время праздника, из-за огромного стечения паломников, пределы Иерусалима расширялись и включали в себя пригороды, но трапеза должна была проходить в самом Иерусалиме.

26.20 Когда наступил вечер — пасхальная трапеза начиналась вечером, с восходом первой звезды. Сел за стол — буквально: «возлег»; обычно евреи ели сидя, но во время пиров они заимствовали эллинистический обычай — есть, лежа на специальных обеденных ложах. Этот обычай стал обязательным для Пасхи, он был символом свободы, так как только свободные люди ели лежа. Люди лежали на левом боку, опираясь на левую руку, правая же рука была свободна.

26.23 опустивший руку в одно блюдо — во время пасхального ужина обмакивали горькие травы в особый соус «хар`осет». Так как на Востоке совместная трапеза была знаком дружбы и полного доверия, предательство того, с кем человек сидел за одним столом, было особенно мерзким преступлением.

26.25 Это ты говоришь — здесь это утверждение.

26.26 взяв хлеб — обычно трапеза начиналась с того, что разламывался хлеб, но во время пасхальной хлеб разламывался позже, в середине трапезы. Произнеся молитву благодарения — см. прим. к 14.19.

26.27 Взяв чашу — это была третья из четырех чаш вина, которые выпивались во время пасхальной трапезы, — так называемая «чаша благословения» (ср. 1Кор 10.16).

26.28 Новый Договор, или Союз (Завет) — его заключает Бог со всеми, кто верит в Его Сына, вместо старого, который был заключен Им с народом Израиля на горе Синай. Все договоры в древности всегда скреплялись принесением в жертву животного, кровью которого затем окроплялись участники договора. При заключении Нового Договора этой жертвой является сам Господь Иисус, отныне Его тело и кровь (т.е. Его жизнь) навеки скрепляют Новый Союз между Богом и теми, кто поверил в Его Сына. За стольких людей — дословно: «за многих»; см. прим. к 20.28.

26.29 Из этих слов Иисуса можно сделать вывод, что Он сам не участвовал в пасхальной трапезе, так как объявил пост до конца Своей жизни (ср. Лк 22.15). Вероятно, пост носит заместительный характер, будучи формой молитвы за тех, кто отверг Его. Он мог также значить, что Иисус приготовляет себя к жертвоприношению. Пасха знаменовала собой освобождение евреев из египетского плена, но окончательное освобождение от власти всех темных сил, от греха и смерти наступит с установлением Новой Пасхи — Царства Бога.

26.30 Пропев псалом — после пасхальной трапезы ее участники пели вторую часть так называемого египетского халлеля — Пс 113–118 (112–117).

26.32 вы найдете Меня в Галилее — возможно иное понимание: «Я поведу вас в Галилею».

26.36 Гефсимания расположена на склоне Масличной горы. Так как пасхальную ночь следовало проводить в Иерусалиме, на время праздника пределы Иерусалима расширялись, включая пригороды. Вифания не входила в этот «большой» Иерусалим, поэтому Иисус не возвращается туда, Гефсимания же входила.

26.41 Дух отважен, но бессильна плоть — под «духом», вероятно, имеется в виду желание учеников разделить Его участь, а под «плотью» — их человеческую слабость, которая этому препятствует. Если же это Дух Божий, то он противопоставлен слабой и греховной человеческой природе.

26.45 А вы всё спите, отдыхаете? — возможно иное понимание: «Так спите и дальше, отдыхайте!»

26.48 Близкие люди при встрече целовали друг друга в щеку.

26.50 Так вот для чего ты пришел. — возможен перевод: «Делай то, за чем пришел». Каждый день — вероятно, Иисус провел в Иерусалиме больше, чем пять дней, как об этом говорит церковный календарь.

26.60 По Закону Моисея для того, чтобы приговорить человека к смерти, необходимо было не менее двух свидетелей обвинения, давших одинаковые показания.

26.64 Это ты сказал — скорее всего это не отрицание, а косвенное утверждение.

26.65-66 Человек, услышав кощунство, обязан был в знак скорби разодрать на себе одежду (ср. Деян 14.14). Называть себя Мессией не было кощунством (известно, что в Израиле были люди, объявлявшие себя мессиями, и самый известный из них Бар-Кохба, в 135 г. поднявший второе восстание против Рима и официально объявленный мессией самым выдающим рабби того времени Акивой). Кощунство, по мнению первосвященника, заключалось в том, что Иисус утверждал, что Он будет сидеть по правую руку Бога и судить мир (согласно 1 Книге Еноха, именно Сын человеческий будет Судьей), в том числе Своих нынешних судей.

26.73 Слышно по говору — у галилеян был характерный акцент.

27.2 По еврейскому судопроизводству судебные заседания нельзя было проводить ночью. Если человека приговаривали к смертной казни, необходимо было не раньше, чем через сутки, провести еще одно судебное заседание для того, чтобы обвиняемый мог представить доказательства своей невиновности. Суд над Иисусом проводился с нарушением всех норм, это скорее судебная расправа. Пилату — в некоторых рукописях: «Понтию Пилату». Понтий Пилат был префектом, т.е. римским наместником Иудеи с 26 по 36/37 гг. I в. Евреи передали Иисуса римлянам потому, что не имели права выносить смертный приговор по религиозным обвинениям без утверждения римского наместника, или потому, что решили расправиться с Иисусом руками римлян, ложно обвинив Его в политическом преступлении — подготовке мятежа против Рима.

27.4 предал невинного — дословно: «предал невинную кровь»; это традиционное библейское выражение (см. Втор 27.25)

27.5 швырнул в святилище — либо в сокровищницу, откуда им были получены эти деньги, либо в само святилище, что осквернило Храм и стало предвестием его разрушения. Повесился — есть еще два рассказа о смерти Иуды: в Деян 1.18-19, где сказано, что Иуда свалился вниз и у него вывалились внутренности, и у Аполлинария Лаодикийского, который приводит слова Папия о том, что Иуда, страшно распухший и изъеденный червями, попал под повозку и был ею раздавлен.

27.9 Иеремии — на самом деле эти слова принадлежат пророку Захарии (11.12-13).

27.11 Пилат хочет узнать, не объявил ли себя Иисус независимым от Рима царем, что было бы изменой императору. Еврейский царь — так обращаются к Иисусу язычники; евреи называли Мессию Царем Израиля. Так говоришь ты — см. прим. к 26.64.

27.12 Содержание обвинений неизвестно, но, согласно Лк 23.2, Его обвиняли в том, что Он запрещает платить подати императору и объявил себя царем. Эти обвинения ложны.

27.14 не сказал ни слова — см. Ис 42.2; 53.7.

27.16 Бар-Абба (арам. сын отца) — это, скорее всего, прозвище, а не имя. Он, вероятно, был повстанцем, ведшим партизанскую войну с римлянами, и был очень популярен среди народа. Иисус Бар-Абба — в некоторых рукописях: «Бар-Абба» (так же и в ст. 17).

27.19 Римляне относились к снам очень серьезно.

27.24 Пилат вымыл руки в знак того, что невиновен в смерти Иисуса, но это говорит лишь о его лицемерии и трусости и не снимает с него вины, так как он не послушался Божественного откровения, данного во сне его жене. Я неповинен в смерти этого человека — дословно: «Я неповинен в этой крови». Некоторые рукописи добавляют: «в крови этого невинного».

27.25 Пусть вина — дословно: «Пусть кровь Его».

27.26 велел бичевать — бичевание было частью наказания: перед распятием осужденного бичевали кожаными бичами с вшитыми в них кусочками кости или металла, иногда разрывавшими тело до костей.

27.28-29 плащ — красный солдатский плащ должен был изображать царские одежды. Сплели венок из колючек — вероятно, из веток одного из видов пальмы с очень длинными иглами, напоминавшими солнечные лучи — в таких венцах изображались императоры на монетах. Палка должна была изображать скипетр. Воины устроили для себя развлечение, издеваясь над Иисусом. Подобные сцены хорошо известны в древнем мире.

27.32 Иисус, вероятно, настолько ослабел после бичевания, что был не всилах нести перекладину от креста (см. тж. прим. к 10:38). [В ред. изд. РБО, 2006]

27.33 Голгофа (арам. Гулгулта, евр. Гулг`олет) — этот холм назывался Черепом, вероятно, потому, что по форме он напоминал человеческий череп.

27.34 с горечью — дословно: «с желчью». Тем самым евангелист указывает на исполнение слов Писания (Пс 69.21 (68.22). В то время осужденным на казнь давали питье с каким-то наркотическим веществом, притуплявшим боль. Иисус отказался пить, вероятно желая сохранить ясное сознание.

27.35 Распяв — распростертые руки приговоренного прибивались или привязывались к перекладине креста, а затем перекладина с телом поднималась вверх и прикреплялась к столбу. Приговоренного к распятию раздевали, оставляя лишь набедренную повязку. Его одежда принадлежала палачам.

27.36 стеречь — так как казнь была очень продолжительной, кресты охранялись, чтобы казнимого не сняли и не спасли.

27.37 Такова была практика римлян — вешать над головой казнимого табличку с указанием причины казни.

27.38 два преступника — дословно: «два разбойника», это были, вероятно, мятежники, сообщники Бар-Аббы.

27.42 И Он Царь Израиля! Пусть. — в некоторых рукописях: «Если Он Царь Израиля, пусть. «

27.45 В полдень. до трех часов дня — дословно: «В шестом часу. до девятого часа». Настала тьма — это не естественное затмение, так как было полнолуние.

27.46 Начальные слова псалма произнесены Иисусом на арамейском языке, на котором обычно говорили в Палестине в I в.

27.47 Имя Илья звучит по-арамейски как «Эл`и», что значит «Боже мой». Зовет Илью — по народным представлениям, Илья был помощником и заступником, приходившим на помощь людям в трудные минуты.

27.48 в кислом питье — дословно: «в уксусе». Вероятно, имеется в виду «поска» — напиток из воды с уксусом или кислым вином и яиц, хорошо утолявший жажду. Солдаты обычно всегда носили его с собой.

27.51 В Храме было две завесы: одна у входа в святилище, другая же отделяла святилище от Святого Святых. Здесь скорее всего имеется в виду вторая завеса.

27.57 По еврейским обычаям тело умершего должно было быть похоронено в тот же день, тем более что вечером в пятницу начиналась суббота, когда нельзя было хоронить. Кроме того, согласно Втор 21.22-23, тело повешенного на деревянном столбе (а распятие есть одна из форм повешения) должно было быть снято и погребено в тот же день.

27.58 попросил тело Иисуса — для этого нужно было обладать большим мужеством, так как римляне обычно оставляли тела казненных на крестах до полного разложения, чтобы еще больше устрашить остальных. К тому же Пилат был известен своим упрямством и жестокостью.

27.59 По обычаю, тело умершего плотно обматывали длинными полосами льняной ткани.

27.60 Мертвых часто хоронили в гробницах, высеченных в скалах; к входу такой гробницы приваливали тяжелый камень.

27.64 Под первой ложью они имели в виду утверждение Иисуса, что Он — Помазанник Божий.

27.65 Вот вам стража — возможно иное понимание: «У вас есть стража».

28.6 Он лежал — в некоторых рукописях: «Господь лежал».

28.9 В некоторых рукописях стих начинается словами: «И когда они шли, чтобы рассказать Его ученикам, вдруг. » Обняли Его ноги — вероятно, в знак мольбы. Кроме того, по древним представлениям, у призраков не было ног, и ученики могли убедиться, что перед ними не призрак (ср. Лк 24.37-43; Ин 20.26-29).

28.13 убедить — т. е. все уладить. Возможно, речь идет о взятке (согласно Филону, Пилат был взяточником).

28.20 Некоторые рукописи заканчивают текст Евангелия словом «аминь».

*26.39 Слово «Отец» в изданиях «Радостной вести» (и «Современного русского перевода» 2011 г.) здесь опущено, что, видимо, может быть объяснено только ошибкой. В греч. оригинале дословно — «Отец мой», как и в ст. 42 (прим. редактора сайта «ХП») .

19.1-9 Мк 10.1-12 19.4 Быт 1.27; 5.2 19.5 Быт 2.24 19.7 Втор 24.1-4; Мф 5.31 19.9 Мф 5.32; Лк 16.18; 1Кор 7.10-11
19.13-15
Мк 10.13-16; Лк 18.15-17 19.16-30 Мк 10.17-31; Лк 18.18-30 19.18 Исх 20.13-16; Втор 5.17-20
19.19
Исх 20.12; Втор 5.16; Лев 19.18 19.28 Мф 25.31; Лк 22.30 19.30 Мф 20.16; Лк 13.30
20.8
Лев 19.13; Втор 24.15 20.16 Мф 19.30; Мк 10.31; Лк 13.30 20.17-19 Мк 10.32-34; Лк 18.31-33 20.20-28 Мк 10.35-45
20.25-27
Мк 10.42-45; Лк 22.25-26
20.26-27
Мф 23.11; Мк 9.35 20.29-34 Мк 10.46-52; Лк 18.35-43
21.1-11
Мк 11.1-10; Лк 19.28-38; Ин 12.12-15 21.5 Зах 9.9 21.9 Пс 118(117).25-26 21.12-17 Мк 11.15-19; Лк 19.45-48; Ин 2.13-16
21.13
Ис 56.7; Иер 7.11 21.16 Пс 8.3 21.18-22 Мк 11.12-14, 20-24 21.21 Мф 17.20; 1Кор 13.2 21.23-27 Мк 11.27-33; Лк 20.1-8
21.32
Лк 7.29-30 21.33-46 Мк 12.1-12; Лк 20.9-19 21.33 Ис 5.1-2 21.42 Пс 118(117)
22.1-14
Лк 14.15-24 22.13 Мф 8.12; 25.30; Лк 13.28 22.15-22 Мк 12.13-17; Лк 20.20-26 22.23-33 Мк 12.18-27; Лк 20.27-39 22.23 Деян 23.8
22.24
Втор 25.5 22.32 Исх 3.6 22.35-40 Мк 12.28-34; Лк 10.25-28 22.37 Втор 6.5 22.39 Лев 19.18 22.41-45 Мк 12.35-37; Лк 20.41-44
22.44
Пс 110 (109).1
23.1-7
Мк 12.38-40; Лк 11.43, 46; 20.45-46 23.5 Мф 6.1; Втор 6.8; Числ 15.38 23.11 Мф 20.26-27; Мк 9.35; 10.43-44; Лк 22.26
23.12
Лк 14.11; 18.14 23.13 Лк 11.52 23.(14) Мк 12.40; Лк 20.47 23.22 Ис 66.1; Мф 5.34 23.23 Лев 27.30 23.25-26 Лк 11.39-41
23.27-28
Лк 11.44 23.27 Деян 23.3 23.29-32 Лк 11.47-48 23.33 Мф 3.7; 12.34; Лк 3.7
23.34-36
Лк 11.49-51 23.35 Быт 4.8; 2Пар 24.20-21 23.37-39 Лк 13.34-35 23.38 Иер 22.5 23.39 Пс 118 (117).26
24.1-2
Мк 13.1-2; Лк 21.5-6 24.3-14 Мк 13.3-13; Лк 21.7-19 24.9 Мф 10.17,22-23; Ин 16.2 24.13 Мф 10.22 24.14 Мф 28.19; Мк 10.18
24.26-27
Лк 17.23-24 24.28 Лк 17.37 24.29-31 Мк 13.24-27; Лк 21.25-27 24.29 Ис 13.10; 34.4; Иез 32.7; Иоиль 2.10,31; 3.15; Откр 6.12-13
24.30 Дан 7.13; Зах 12.10-14; Откр 1.7 24.32-35 Мк 13.28-31; Лк 21.29-33 24.36 Мк 13.32 24.37-39 Лк 17.26-27,30 24.37 Быт 6.5-8
24.39 Быт 7.6-24 24.40-41 Лк 17.34-36 24.42-44 Мк 13.33-37 24.43-44 Лк 12.39-40 24.45-51 Лк 12.42-48
25.1-13
Лк 12.35-36 25.11-12 Лк 13.25, 27 25.12 Мф 7.23 25.14-30 Лк 19.12-27 25.32 Иез 34.17 25.35-36 Ис 58.7
25.40
Притч 19.17 25.46 Дан 12.2 26.7 Лк 7.37-38 26.11 Втор 15.11 26.14-16 Мк 14.10-11; Лк 22.3-6
26.15 Зах 11.12-13 26.17-25 Мк 14.12-21; Лк 22.7-13,21-23; Ин 13.21-30 26.23 Пс 41. 9 (40.10)
26.26-29
Мк 14.22-25; Лк 22.15-20; 1Кор 11.23-25 26.28 Исх 24.8; Иер 31.31-34 26.30 Мк 14.26
26.31-35
Мк 14.27-31; Лк 22.31-34; Ин 13.36-38 26.31 Зах 13.7 26.32 Мф 28.16; Мк 14.28; 16.7; Ин 21 26.36-46 Мк 14.32-42; Лк 22.39-46
26.47-56 Мк 14.43-50; Лк 22.47-53; Ин 18.3-11 26.55 Лк 19.47; 21.37 26.57-68 Мк 14.53-65; Лк 22.54-55,63-71; Ин 18.13-14,19-24
26.61
Ин 2.19 26.64 Дан 7.13
26.65-66 Лев 24.16 26.67 Ис 50.6 26.69-75 Мк 14.66-72; Лк 22.56-62; Ин 18.15-18, 25-27 27.1-2 Мк 15.1; Лк 23.1-2; Ин 18.28-32
27.3-8
Деян 1.18-19 27.9-10 Зах 11.12-13 27.11-14 Мк 15.2-5; Лк 23.3-5; Ин 18.33-38 27.15-26 Мк 15.6-15; Лк 23.13-25; Ин 18.38-40; 19.4-16
27.24 Втор 21.6-9 27.27-31 Мк 15.16-20; Ин 19.1-3 27.32-44 Мк 15.21-32; Лк 23.26-43; Ин 19.16-25 27.34 Пс 69.21 (68.22)
27.35
Пс 22.7 (21.8); 109 (108).25 27.40 Мф 26.61; Мк 14.58; Ин 2.19 27.43 Пс 22.8 (21.9) 27.45-51 Мк 15.33-38; Лк 23.44-46; Ин 19.28-30
27.46 Пс 22.1 (21.2) 27.48 Пс 69.21 (68.22) 27.51 Исх 26.31-33 27.54-56 Мк 15.39-41; Лк 23.47-49 27.55-56 Лк 8.2-3
27.57-61
Мк 15.42-47; Лк 23.50-56; Ин 19.38-42 27.63 Мф 16.21; 17.23; 20.19; Мк 8.31; 9.31; 10.33-34; Лк 9.22; 18.31-33
28.1-8
Мк 16.1-8; Лк 24.1-10; Ин 20.1-10 28.9-10 Ин 20.11-17 28.16 Мф 26.32; Мк 14.28 28.17 Лк 24.36-37 28.19-20 Лк 24.47; Деян 1.8

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

В эту субботу читают главы Тазриа – Мецора

Рав Бенцион Зильбер

Может ли еврей выращивать некошерных животных на продажу?

Отвечает Рав Яков Шуб

Самый хороший человек за всю историю человечества

Катастрофа и вера

В Песах вышли на свободу. А дальше — что, пустыня?

Отвечает Рав Меир Мучник

Иудаизм и евреи

Опечатка? Выделите и нажмите Ctrl+Enter

Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru
после каждого процитированного материала

Просмотр вами страниц сайта означает автоматическое согласие с нашей
Политикой конфиденциальности и условиями хранения и обработки персональных данных
Ссылку на ее актуальную версию всегда можно найти в футере сайта
Согласен

Мы просим евреев не пользоваться нашим сайтом в Шаббат и Еврейские праздники

[Бельгия продвинулась] на пути легализации детской эвтаназии

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

Два комитета верхней палаты парламента (Сената) Бельгии поддержали поправки к закону об эвтаназии, согласно которым право на добровольный уход из жизни должно быть предоставлено несовершеннолетним гражданам страны, сообщает CNN.

На состоявшемся 27 ноября совместном заседании членов комитетов Сената по социальным делам и юстиции за законопроект проголосовали 13 законодателей, против — четверо. Теперь поправки будут представлены полному составу Сената. Если законопроект не найдет поддержки у сенаторов, то на этом его обсуждение будет завершено. В противном случае законопроект должен будет еще пройти этап дебатов в нижней палате парламента — палате представителей, а затем, в случае положительных итогов голосования, поступить на подпись королю Бельгии Филиппу 1, после чего поправки примут силу закона.

Законопроект был внесен в парламент страны в декабре 2012 года бельгийской Социалистической партией. В нем указывается, что право на эвтаназию должно быть предоставлено больным неизлечимыми заболеваниями и понимающим свое положение несовершеннолетним, страдания которых невозможно облегчить. В 2002 году Бельгия стала второй страной мира, после Нидерландов, легализовавшей эвтаназию, но действующий закон распространяется только на граждан страны старше 18 лет. В Нидерландах с 2002 года разрешено детям старше 12 лет с согласия родителей просить об эвтаназии, однако за этот период такой путь выбрали только пять детей.

Проект расширения закона об эвтаназии вызвал дебаты в бельгийском обществе. Так, в ноябре поддержку законопроекта выступили 16 педиатров, написавших открытое письмо в две ведущие национальные газеты. Они считают, что практика эвтаназии для детей и так существует, но в «серой зоне», поэтому необходимо ее легализовать. В то же время критики поправок сомневаются, могут ли дети принять информированное решение о добровольном уходе из жизни.

В настоящее время эвтаназия легализована в пяти странах Европы — Нидерландах, Люксембурге, Бельгии, Франции и Швейцарии.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

2. Аллах — нет божества, кроме Него, Живого, Поддерживающего жизнь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

3. Он ниспослал тебе Писание с истиной в подтверждение того, что было до него. Он ниспослал Таурат (Тору) и Инджил (Евангелие),

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

4. которые прежде были руководством для людей. Он также ниспослал Различение (Коран). Воистину, тем, кто не верует в знамения Аллаха, уготованы тяжкие мучения, ведь Аллах — Могущественный, Способный на возмездие.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

5. Воистину, ничто не скроется от Аллаха ни на земле, ни на небесах.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

6. Он — Тот, Кто придает вам в утробах такой облик, какой пожелает. Нет божества, кроме Него, Могущественного, Мудрого.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

7. Он — Тот, Кто ниспослал тебе Писание, в котором есть ясно изложенные аяты, составляющие мать Писания, а также другие аяты, являющиеся иносказательными. Те, чьи сердца уклоняются в сторону, следуют за иносказательными аятами, желая посеять смуту и добиться толкования, хотя толкования этого не знает никто, кроме Аллаха. А обладающие основательными знаниями говорят: «Мы уверовали в него. Все это — от нашего Господа». Но поминают назидание только обладающие разумом.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

8. Господь наш! Не уклоняй наши сердца в сторону после того, как Ты наставил нас на прямой путь, и даруй нам милость от Себя, ведь Ты — Дарующий!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

9. Господь наш! Ты соберешь людей в день, в котором нет сомнения. Воистину, Аллах не нарушает обещания.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

10. Ни богатство, ни дети ничем не помогут перед Аллахом тем, кто не уверовал. Они являются растопкой для Огня.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

11. Таким же образом вели себя сородичи Фараона и те, которые жили до них. Они сочли ложью Наши знамения, и Аллах схватил их за грехи, ведь Аллах суров в наказании.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

12. Скажи тем, которые не уверовали: «Вы будете побеждены и собраны в Геенне. Как же скверно это ложе!»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

13. Знамением для вас стали две армии при Бадре: одна армия сражалась на пути Аллаха, другая же состояла из неверующих. Своими глазами они увидели, что неверующие вдвое превышают их числом. Аллах оказывает поддержку тому, кому пожелает. Воистину, в этом есть назидание для обладающих зрением.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

14. Приукрашена для людей любовь к удовольствиям, доставляемым женщинами, сыновьями, накопленными кантарами золота и серебра, прекрасными конями, скотиной и нивами. Таково преходящее удовольствие мирской жизни, но у Аллаха есть лучшее место возвращения.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

15. Скажи: «Рассказать ли вам о том, что лучше этого? Для тех, кто богобоязнен, у Господа есть Райские сады, в которых текут реки, и в которых они пребудут вечно, а также очищенные супруги и довольство от Аллаха». Аллах видит рабов,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

16. которые говорят: «Господь наш! Воистину, мы уверовали. Прости же нам наши грехи и защити нас от мучений в Огне».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

17. Они терпеливы, правдивы, смиренны, делают пожертвования и просят прощения перед рассветом.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

18. Аллах засвидетельствовал, что нет божества, кроме Него, а также ангелы и обладающие знанием. Он поддерживает справедливость. Нет божества, кроме Него, Могущественного, Мудрого.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

19. Воистину, религией у Аллаха является ислам. Те, кому было даровано Писание, впали в разногласия только после того, как к ним явилось знание, по причине зависти и несправедливого отношения друг к другу. Если кто не уверовал в знамения Аллаха, то ведь Аллах скор на рассчет.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

20. Если они станут препираться с тобой, то скажи: «Я подчинил свой лик Аллаху вместе с теми, кто последовал за мной». Скажи тем, кому даровано Писание, а также необразованным людям: «Обратились ли вы в ислам?» Если они обратятся в ислам, то последуют прямым путем. Если же они отвернутся, то ведь на тебя возложена только передача откровения. Аллах видит рабов.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

21. Тех, которые не веруют в знамения Аллаха, и убивают пророков, не имея на это никакого права, и убивают тех из людей, которые повелевают поступать справедливо, обрадуй мучительными страданиями.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

22. Их деяния окажутся тщетными в этом мире и в Последней жизни, и не будет у них помощников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

23. Разве ты не видел, что тех, кому была дарована часть Писания, призывают к Писанию Аллаха, дабы оно рассудило между ними, но часть из них отворачивается с отвращением?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

24. Это — потому, что они говорят: «Огонь коснется нас лишь на считанные дни!» Их обольстило в их религии то, что они измышляли.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

25. А что произойдет, когда Мы соберем их в тот день, в котором нет сомнения, когда каждая душа сполна получит то, что она приобрела, и когда с ними не поступят несправедливо?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

26. Скажи: «О Аллах, Владыка царства! Ты даруешь власть, кому пожелаешь, и отнимаешь власть, у кого пожелаешь. Ты возвеличиваешь, кого пожелаешь, и унижаешь, кого пожелаешь. Все благо — в Твоей Руке. Воистину, Ты способен на всякую вещь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

27. Ты удлиняешь день за счет ночи и удлиняешь ночь за счет дня. Ты выводишь живое из мертвого и выводишь мертвое из живого. Ты даруешь удел безо всякого счета, кому пожелаешь».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

28. Верующие не должны считать неверующих своими помощниками и друзьями вместо верующих. А кто поступает таким образом, тот не имеет никакого отношения к Аллаху, за исключением тех случаев, когда вы действительно опасаетесь их. Аллах предостерегает вас от Самого Себя, и к Аллаху предстоит прибытие.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

29. Скажи: «Скроете ли вы то, что у вас в груди, или обнародуете, Аллах все равно знает об этом. Он знает о том, что на небесах и на земле. Аллах способен на всякую вещь».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

30. В тот день, когда каждая душа увидит все добро и зло, которое она совершила, ей захочется, чтобы между ней и между ее злодеяниями было огромное расстояние. Аллах предостерегает вас от Самого Себя. Аллах сострадателен к рабам.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

31. Скажи: «Если вы любите Аллаха, то следуйте за мной, и тогда Аллах возлюбит вас и простит вам ваши грехи, ведь Аллах — Прощающий, Милосердный».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

32. Скажи: «Повинуйтесь Аллаху и Посланнику». Если же они отвратятся, то ведь Аллах не любит неверующих.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

33. Воистину, Аллах избрал над мирами Адама, Нуха (Ноя), род Ибрахима (Авраама) и род Имрана.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

34. Одни из них были потомками других. Аллах — Слышащий, Знающий.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

35. Вот сказала жена Имрана: «Господи! Я дала обет посвятить Тебе одному того, кто находится в моей утробе. Прими же от меня, ведь Ты — Слышащий, Знающий».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

36. Когда она родила ее, то сказала: «Господи! Я родила девочку, — но Аллаху было лучше знать, кого она родила. — А ведь мальчик не подобен девочке. Я назвала ее Марьям (Марией) и прошу Тебя защитить ее и ее потомство от сатаны изгнанного и побиваемого».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

37. Господь принял ее прекрасным образом, вырастил ее достойным образом и поручил ее Закарийи (Захарие). Каждый раз, когда Закарийа (Захария) входил к ней в молельню, он находил возле нее пропитание. Он сказал: «О Марьям (Мария)! Откуда у тебя это?» Она ответила: «Это — от Аллаха, ведь Аллах дарует пропитание безо всякого счета, кому пожелает».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

38. Тогда Закарийа (Захария) воззвал к своему Господу, сказав: «Господи! Одари меня прекрасным потомством от Себя, ведь Ты внимаешь мольбе».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

39. Когда он стоял на молитве в молельне, ангелы воззвали к нему: «Аллах радует тебя вестью о Йахйе (Иоанне), который подтвердит Слово от Аллаха и будет господином, воздержанным мужем и пророком из числа праведников».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

40. Он сказал: «Господи! Как может у меня родиться сын, если старость уже настигла меня и жена моя бесплодна?» Он (Аллах) сказал: «Так Аллах вершит, что пожелает!»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

41. Он сказал: «Господи! Покажи мне знамение». Он (Аллах) сказал: «Твое знамение будет в том, что ты будешь три дня разговаривать с людьми только знаками. Много поминай своего Господа и славь Его перед закатом и утром».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

42. Вот сказали ангелы: «О Марьям (Мария)! Воистину, Аллах избрал тебя, очистил и возвысил над женщинами миров.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

43. О Марьям (Мария)! Будь смиренной перед Господом твоим, падай ниц и кланяйся вместе с теми, кто кланяется».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

44. Это — часть рассказов о сокровенном, которое Мы сообщаем тебе в откровении. Ты не был с ними, когда они бросали свои письменные трости, чтобы решить, кто из них будет опекать Марьям (Марию). Ты не был с ними, когда они препирались.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

45. Вот сказали ангелы: «О Марьям (Мария)! Воистину, Аллах радует тебя вестью о слове от Него, имя которому — Мессия Иса (Иисус), сын Марьям (Марии). Он будет почитаем в этом мире и в Последней жизни и будет одним из приближенных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

46. Он будет разговаривать с людьми в колыбели и взрослым и станет одним из праведников».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

47. Она сказала: «Господи! Как я могу иметь сына, если меня не касался ни один мужчина». Он сказал: «Так Аллах творит, что пожелает! Когда Он принимает решение, то Ему стоит лишь сказать: “Будь!” — как это сбывается.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

48. Он научит его Писанию и мудрости, Таурату (Торе) и Инджилу (Евангелию).

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

49. Он сделает его посланником к сынам Исраила (Израиля): “Я принес вам знамение от вашего Господа. Я сотворю вам из глины подобие птицы, подую на него, и оно станет птицей с позволения Аллаха. Я исцелю слепого (или лишенного зрения от рождения; или обладающего слабым зрением) и прокаженного и оживлю мертвых с позволения Аллаха. Я поведаю вам о том, что вы едите и что припасаете в своих домах. Воистину, в этом есть знамение для вас, если только вы являетесь верующими.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

50. Я пришел, чтобы подтвердить истинность того, что было в Таурате (Торе) до меня, и чтобы разрешить вам часть того, что было вам запрещено. Я принес вам знамение от вашего Господа. Бойтесь же Аллаха и повинуйтесь мне.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

51. Воистину, Аллах — мой Господь и ваш Господь. Поклоняйтесь же Ему, ибо таков прямой путь!”»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

52. Когда Иса (Иисус) почувствовал их неверие, он сказал: «Кто будет моим помощником на пути к Аллаху?» Апостолы сказали: «Мы — помощники Аллаха. Мы уверовали в Аллаха. Будь же свидетелем того, что мы являемся мусульманами!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

53. Господь наш! Мы уверовали в то, что Ты ниспослал, и последовали за посланником. Запиши же нас в число свидетельствующих».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

54. Они (неверующие) хитрили, и Аллах хитрил, а ведь Аллах — Наилучший из хитрецов.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

55. Вот сказал Аллах: «О Иса (Иисус)! Я упокою тебя и вознесу тебя к Себе. Я очищу тебя от тех, кто не уверовал, а тех, которые последовали за тобой, возвышу до самого Дня воскресения над теми, которые не уверовали. Затем вам предстоит вернуться ко Мне, и Я рассужу между вами в том, в чем вы разошлись во мнениях.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

56. Тех, которые не уверовали, Я подвергну тяжким мучениям в этом мире и в Последней жизни, и не будет у них помощников».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

57. Тех же, которые уверовали и вершили добрые дела, Он одарит вознаграждением сполна. Воистину, Аллах не любит беззаконников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

58. Это и есть то, что Мы читаем тебе из аятов и мудрого Напоминания.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

59. Воистину, Иса (Иисус) перед Аллахом подобен Адаму. Он сотворил его из праха, а затем сказал ему: «Будь!» — и тот возник.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

60. Истина — от твоего Господа. Посему не будь в числе сомневающихся.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

61. Тому, кто станет препираться с тобой относительно него после того, что к тебе явилось из знания, скажи: «Давайте призовем наших сыновей и ваших сыновей, наших женщин и ваших женщин, нас самих и вас самих, а затем помолимся и призовем проклятие Аллаха на лжецов!»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

62. Воистину, это — правдивый рассказ. Нет иного божества, кроме Аллаха, и, воистину, Аллах — Могущественный, Мудрый.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

63. Если же они отвернутся, то ведь Аллаху известно о тех, кто распространяет нечестие.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

64. Скажи: «О люди Писания! Давайте придем к единому слову для нас и для вас, о том, что мы не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, не будем приобщать к Нему никаких сотоварищей и не будем считать друг друга господами наряду с Аллахом». Если же они отвернутся, то скажите: «Свидетельствуйте, что мы являемся мусульманами».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

65. О люди Писания! Почему вы препираетесь относительно Ибрахима (Авраама), ведь Таурат (Тора) и Инджил (Евангелие) были ниспосланы только после него. Неужели вы не разумеете?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

66. Вы были людьми, которые препирались относительно того, что им известно. Почему же теперь вы препираетесь относительно того, что вам неизвестно? Аллах знает, а вы не знаете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

67. Ибрахим (Авраам) не был ни иудеем, ни христианином. Он был единобожником, мусульманином и не был из числа многобожников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

68. Воистину, самыми близкими к Ибрахиму (Аврааму) людьми являются те, которые последовали за ним, а также этот Пророк (Мухаммад) и верующие. Аллах же является Покровителем верующих.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

69. Часть людей Писания желает ввести вас в заблуждение. Однако они вводят в заблуждение только самих себя и не ощущают этого.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

70. О люди Писания! Почему вы не веруете в знамения Аллаха, хотя сами свидетельствуете?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

71. О люди Писания! Почему вы облекаете истину ложью и скрываете истину, хотя сами знаете об этом?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

72. Часть людей Писания говорит: «Уверуйте в то, что ниспослано верующим, в начале дня и перестаньте верить в конце его. Быть может, они обратятся вспять.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

73. Верьте только тем, кто последовал вашей религии, дабы никто не получил то, что получили вы, и не препирался с вами перед вашим Господом». Скажи: «Воистину, верным руководством является руководство Аллаха». Скажи: «Воистину, милость находится в Руке Аллаха. Он дарует ее, кому пожелает. Воистину, Аллах — Объемлющий, Знающий».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

74. Он избирает для Своей милости, кого пожелает. Аллах обладает великой милостью.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

75. Среди людей Писания есть такой, который вернет тебе целый кантар, если ты доверишь его ему, но есть средь них и такой, который, если ты доверишь ему всего один динар, не вернет его тебе, пока ты не встанешь у него над душой. Они поступают таким образом, потому что говорят: «На нас не будет греха из-за этих невежд». Они сознательно возводят навет на Аллаха.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

76. О нет! Если кто выполняет обязательство и боится Аллаха, то ведь Аллах любит богобоязненных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

77. Воистину, тем, которые продают завет с Аллахом и свои клятвы за ничтожную цену, нет доли в Последней жизни. Аллах не станет говорить с ними, не посмотрит на них в День воскресения и не очистит их. Им уготованы мучительные страдания.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

78. Среди них есть такие, которые искажают Писание своими языками, чтобы вы приняли за Писание то, что не относится к Писанию. Они говорят: «Это — от Аллаха». А ведь это вовсе не от Аллаха! Они сознательно возводят навет на Аллаха.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

79. Если Аллах даровал человеку Писание, власть (знание или умение принимать решения) и пророчество, то ему не подобает говорить людям: «Будьте рабами мне, а не Аллаху». Напротив, будьте духовными наставниками, поскольку вы обучаете Писанию и изучаете его.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

80. Ему также не подобает приказывать вам признавать ангелов и пророков своими господами. Разве он станет приказывать вам совершить неверие после того, как вы стали мусульманами?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

81. Вот Аллах взял завет c пророков: «Я одарю вас из Писания и мудрости. Если же после этого к вам явится Посланник, подтверждающий истинность того, что есть у вас, то вы непременно уверуете в него и поможете ему». Он сказал: «Согласны ли вы и принимаете ли Мой завет?» Они ответили: «Мы согласны». Он сказал: «Будьте же свидетелями, и Я буду свидетельствовать вместе с вами».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

82. Те же, которые отвернутся после этого, являются нечестивцами.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

83. Неужели они ищут иной религии, помимо религии Аллаха, в то время, как Ему покорились все, кто на небесах и на земле, по своей воле или по принуждению, и к Нему они будут возвращены.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

84. Скажи: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано нам, и в то, что было ниспослано Ибрахиму (Аврааму), Исмаилу (Измаилу), Исхаку (Исааку), Йакубу (Иакову) и коленам (двенадцати сыновьям Йакуба) и в то, что было даровано Мусе (Моисею), Исе (Иисусу) и пророкам от их Господа. Мы не делаем различий между ними, и Ему одному мы покоряемся».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

85. От того, кто ищет иную религию помимо ислама, это никогда не будет принято, и в Последней жизни он окажется среди потерпевших урон.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

86. Как же Аллах наставит на прямой путь людей, которые стали неверующими после того, как уверовали и засвидетельствовали правдивость Посланника, и после того, как к ним явились ясные знамения? Аллах не ведет прямым путем несправедливых людей.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

87. Их воздаянием является проклятие Аллаха, ангелов и всех людей.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

88. Они пребудут в нем вечно! Их мучения не будут облегчены, и они не получат отсрочки,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

89. кроме тех, которые раскаялись после этого и исправили содеянное. Воистину, Аллах — Прощающий, Милосердный.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

90. Воистину, от тех, которые стали неверующими после того, как уверовали, а потом приумножили свое неверие, не будет принято их раскаяние. Они и есть заблудшие.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

91. Воистину, от тех, которые не уверовали и умерли неверующими, не будет принято даже золото размером с землю, если кто-нибудь из них попытается откупиться этим. Им уготованы мучительные страдания, и не будет у них помощников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

92. Вы не обретете благочестия, пока не будете расходовать из того, что вы любите, и что бы вы ни расходовали, Аллах ведает об этом.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

93. Любая пища была дозволена сынам Исраила (Израиля), кроме той, которую Исраил (Израиль) запретил самому себе до ниспослания Таурата (Торы). Скажи: «Принесите Таурат (Тору) и прочтите его, если вы говорите правду».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

94. Те же, которые станут возводить навет на Аллаха после этого, являются беззаконниками.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

95. Скажи: «Аллах изрек истину. Следуйте же религии Ибрахима (Авраама), поскольку он был единобожником и не был многобожником».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

96. Воистину, первым домом, который был воздвигнут для людей, является тот, который находится в Бекке (Мекке). Он был воздвигнут как благословение и руководство для миров.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

97. В нем есть ясные знамения — место Ибрахима (Авраама). Кто войдет в него, окажется в безопасности. Люди обязаны перед Аллахом совершить хадж к Дому (Каабе), если они способны проделать этот путь. Если же кто не уверует, то ведь Аллах не нуждается в мирах.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

98. Скажи: «О люди Писания! Почему вы не веруете в знамения Аллаха, в то время, как Аллах наблюдает за тем, что вы совершаете?»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

99. Скажи: «О люди Писания! Почему вы сбиваете верующих с пути Аллаха, пытаясь исказить его, будучи свидетелями правдивости Мухаммада и истинности ислама? Аллах не находится в неведении относительно того, что вы совершаете».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

100. О те, которые уверовали! Если вы покоритесь некоторым из тех, кому было даровано Писание, то они обратят вас в неверующих после того, как вы уверовали.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

101. Как вы можете не веровать в то время, как вам читают знамения Аллаха, а Его Посланник находится среди вас? Кто крепко держится за Аллаха, тот действительно наставлен на прямой путь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

102. О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха должным образом и умирайте не иначе, как будучи мусульманами!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

103. Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не распадайтесь. Помните о милости, которую Аллах оказал вам, когда вы были врагами, а Он сплотил ваши сердца, и по Его милости вы стали братьями. Вы были на краю Огненной пропасти, и Он спас вас от нее. Так Аллах разъясняет вам Свои знамения, — быть может, вы последуете прямым путем.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

104. Пусть среди вас будет группа людей, которые будут призывать к добру, повелевать одобряемое и запрещать предосудительное. Именно они окажутся преуспевшими.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

105. Не походите на тех, которые разделились и впали в разногласия после того, как к ним явились ясные знамения. Именно им уготованы великие мучения

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

106. в тот день, когда одни лица побелеют, а другие лица почернеют. Тем, чьи лица почернеют, будет сказано: «Неужели вы стали неверующими после того, как уверовали? Вкусите же мучения за то, что вы не верили!»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

107. Те же, чьи лица побелеют, окажутся в милости Аллаха. Они пребудут там вечно.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

108. Таковы аяты Аллаха, которые Мы читаем тебе во истине. Аллах не желает поступать с мирами несправедливо.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

109. Аллаху принадлежит то, что на небесах и на земле, и к Аллаху возвращаются дела.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

110. Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества, повелевая совершать одобряемое, удерживая от предосудительного и веруя в Аллаха. Если бы люди Писания уверовали, то это было бы лучше для них. Среди них есть верующие, но большинство их являются нечестивцами.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

111. Они не причинят вам никакого вреда, кроме досаждения. Если же они станут сражаться с вами, то повернутся к вам спиной, после чего им не будет оказана помощь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

112. Где бы их ни застали, их постигает унижение, если только они не окажутся под покровительством Аллаха и покровительством людей. Они попали под гнев Аллаха, и их постигла бедность. Это — за то, что они не веровали в знамения Аллаха и несправедливо убивали пророков. Это — за то, что они ослушались и преступали границы дозволенного.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

113. Не все они одинаковы. Среди людей Писания есть праведные люди, которые читают аяты Аллаха по ночам, падая ниц.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

114. Они веруют в Аллаха и в Последний день, велят творить одобряемое, запрещают предосудительное и торопятся совершать добрые дела. Они являются одними из праведников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

115. Какой бы добрый поступок они ни совершили, ничто не будет отвергнуто от них. Аллах знает богобоязненных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

116. Ни имущество, ни дети ничем не помогут перед Аллахом тем, которые не уверовали. Они будут обитателями Огня и пребудут там вечно.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

117. То, что они расходуют в этой мирской жизни, подобно морозному (или завывающему; или огненному) ветру, который поразил ниву людей, поступивших несправедливо по отношению к себе, а затем погубил ее. Аллах не был несправедлив к ним — они сами поступали несправедливо по отношению к себе.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

118. О те, которые уверовали! Не берите своими помощниками тех, кто не из вас. Они не упускают случая навредить вам и радуются вашим трудностям. Ненависть уже проявилась у них на устах, но в их сердцах кроется еще большая ненависть. Мы уже разъяснили вам знамения, если вы только разумеете!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

119. Вот вы любите их, а они вас не любят. И вы верите во все Писания. Когда они встречаются с вами, то говорят: «Мы уверовали». Когда же остаются одни, то кусают кончики пальцев от злобы к вам. Скажи: «Умрите от своей злобы! Аллаху известно о том, что в груди».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

120. Если с вами случается доброе, это огорчает их; если же вас постигает несчастье, они радуются. Но если вы будете терпеливы и богобоязненны, то их козни не причинят вам никакого вреда. Воистину, Аллах объемлет все, что они совершают.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

121. Вот ты покинул свою семью рано утром, чтобы расставить верующих по местам для сражения при Ухуде. Аллах — Слышащий, Знающий.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

122. Когда два отряда среди вас готовы были пасть духом, Аллах был их Покровителем. Пусть же на Аллаха уповают верующие!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

123. Аллах уже оказал вам поддержку при Бадре, когда вы были слабы. Бойтесь же Аллаха, — быть может, вы будете благодарны.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

124. Вот ты сказал верующим: «Разве вам не достаточно того, что ваш Господь ниспосылает вам в помощь три тысячи ангелов?»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

125. Конечно! Если же вы будете терпеливы и богобоязненны, и если враги нападут на вас прямо сейчас, то ваш Господь поможет вам пятью тысячами меченых ангелов.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

126. Аллах сделал это всего лишь благой вестью для вас и дабы ваши сердца утешились благодаря этому, поскольку победа приходит только от Могущественного и Мудрого Аллаха,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

127. и дабы отсечь от неверующих одну часть или разгромить их так, чтобы они вернулись разочарованными.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

128. Тебя это не касается. Либо Аллах примет их покаяния, либо накажет их, ведь они являются беззаконниками.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

129. Аллаху принадлежит то, что на небесах, и то, что на земле. Он прощает, кого пожелает, и подвергает мучениям, кого пожелает. Аллах — Прощающий, Милосердный.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

130. О те, которые уверовали! Не пожирайте лихву в многократно умноженном размере и бойтесь Аллаха, — быть может, вы преуспеете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

131. Бойтесь Огня, который уготован неверующим.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

132. Повинуйтесь Аллаху и Посланнику, — быть может, вы будете помилованы.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

133. Стремитесь к прощению вашего Господа и Раю, ширина которого равна небесам и земле, уготованному для богобоязненных,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

134. которые делают пожертвования в радости и в горе, сдерживают гнев и прощают людей. Воистину, Аллах любит творящих добро.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

135. Тем же, которые, совершив мерзкий поступок или несправедливо поступив против самих себя, помянули Аллаха и попросили прощения за свои грехи, — ведь кто прощает грехи, кроме Аллаха? — и тем, которые сознательно не упорствуют в том, что они совершили,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

136. воздаянием будут прощение от их Господа и Райские сады, в которых текут реки и в которых они пребудут вечно. Как же прекрасно воздаяние тружеников!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

137. До вас также случалось подобное (люди подвергались искушению, подобному тому, которому верующие подверглись во время сражения при Ухуде). Постранствуйте по земле и посмотрите, каким был конец тех, кто считал лжецами посланников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

138. Это есть разъяснение людям, верное руководство и назидание для богобоязненных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

139. Не слабейте и не печальтесь, в то время, как вы будете на высоте, если вы действительно являетесь верующими.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

140. Если вам нанесена рана, то ведь подобная рана уже была нанесена и тем людям. Мы чередуем дни (счастье и несчастье) для людей, чтобы Аллах узнал уверовавших и избрал среди вас павших мучеников, ведь Аллах не любит беззаконников,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

141. и чтобы Аллах очистил уверовавших и уничтожил неверующих.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

142. Или вы полагали, что войдете в Рай, пока Аллах не узнал тех из вас, кто сражался и кто был терпелив?

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

143. Вы действительно желали смерти, пока не встретились с ней. Теперь вы увидели ее воочию.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

144. Мухаммад является всего лишь Посланником. До него тоже были посланники. Неужели, если он умрет или будет убит, вы обратитесь вспять? Кто обратится вспять, тот ничуть не навредит Аллаху. Аллах же вознаградит благодарных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

145. Ни одна душа не умирает, кроме как с дозволения Аллаха, в предписанный срок. Тому, кто желает вознаграждения в этом мире, Мы дадим его, и тому, кто желает вознаграждения в Последней жизни, Мы дадим его. Мы вознаградим благодарных.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

146. Сколько было пророков, рядом с которыми сражалось много набожных верующих! Они не пали духом от того, что постигло их на пути Аллаха, не проявили слабости и не смирились. Аллах любит терпеливых.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

147. Они не произносили ничего, кроме слов: «Господь наш! Прости нам наши грехи и излишества, которые мы допустили в нашем деле, утверди наши стопы и даруй нам победу над людьми неверующими».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

148. Аллах даровал им вознаграждение в этом мире и прекрасное вознаграждение в Последней жизни. Аллах любит творящих добро.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

149. О те, которые уверовали! Если вы подчинитесь неверующим, то они обратят вас вспять, и вы вернетесь потерпевшими убыток.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

150. О нет! Аллах является вашим Покровителем. Он — Наилучший из помощников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

151. Мы вселим ужас в сердца неверующих за то, что они приобщали к Аллаху сотоварищей, о которых Он не ниспослал никакого доказательства. Их пристанищем будет Огонь. Как же скверна обитель беззаконников!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

152. Аллах исполнил данное вам обещание, когда вы убивали их с Его дозволения, пока вы не пали духом, не стали спорить относительно приказа и не ослушались после того, как Он показал вам то, что вы любите. Среди вас есть такие, которые желают этот мир, и такие, которые желают Последнюю жизнь. После этого Он заставил вас бежать от них, чтобы испытать вас. Он уже простил вас, ведь Аллах снисходителен к верующим.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

153. Вот вы бросились бежать, не оглядываясь друг на друга, тогда как Посланник призывал вас, находясь в последних (ближайших к противнику) рядах, и Аллах воздал вам печалью за печаль, чтобы вы не скорбили о том, что было вами упущено, и о том, что поразило вас. Аллаху известно о том, что вы совершаете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

154. После печали Он ниспослал вам успокоение — дремоту, охватившую некоторых из вас. Другие же были озабочены размышлениями о себе. Они несправедливо думали об Аллахе, как это делали во времена невежества, говоря: «Есть ли для нас в этом деле какое-либо участие?» Скажи: «Дела целиком принадлежат Аллаху». Они скрывают в своих душах то, чего не открывают тебе, говоря: «Если бы у нас было какое-либо участие в этом деле, то мы не были бы убиты здесь». Скажи: «Даже если бы вы остались в своих домах, то те, кому была предначертана гибель, непременно вышли бы к месту, где им суждено было полечь, и Аллах испытал бы то, что в вашей груди, и очистил бы то, что в ваших сердцах. Аллаху известно о том, что в груди».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

155. Тех из вас, которые повернули назад в тот день, когда встретились два войска при Ухуде, сатана заставил поскользнуться по причине некоторых их поступков. Аллах уже простил их, ведь Аллах — Прощающий, Выдержанный.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

156. О те, которые уверовали! Не будьте похожи на неверующих, которые сказали о своих братьях, когда они странствовали по земле или участвовали в походе: «Если бы они были рядом с нами, то не умерли бы и не были бы убиты», — дабы Аллах сделал это причиной скорби в их сердцах. Аллах оживляет и умерщвляет, и Аллах видит то, что вы совершаете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

157. Если вы будете убиты на пути Аллаха или умрете, то прощение от Аллаха и милость окажутся лучше того, что они накапливают.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

158. Если вы умрете или будете убиты, то вы непременно будете собраны к Аллаху.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

159. По милости Аллаха ты был мягок по отношению к ним. Если бы ты был грубым и жестокосердным, то они непременно покинули бы тебя. Извини же их, попроси для них прощения и советуйся с ними о делах. Когда же ты примешь решение, то уповай на Аллаха, ведь Аллах любит уповающих.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

160. Если Аллах окажет вам поддержку, то никто не одолеет вас. Если же Он лишит вас поддержки, то кто же поможет вам вместо Него? Пусть же на Аллаха уповают верующие.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

161. Пророку не подобает незаконно присваивать трофеи. Тот, кто незаконно присваивает трофеи, придет в День воскресения с тем, что он присвоил. Затем каждая душа сполна получит то, что она заработала, и с ними не поступят несправедливо.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

162. Разве тот, кто последовал за довольством Аллаха, подобен тому, кто попал под гнев Аллаха и чьим пристанищем будет Геенна?! Как же скверно это место прибытия!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

163. Они займут разные ступени перед Аллахом, ведь Аллах видит то, что они совершают.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

164. Аллах уже оказал милость верующим, когда отправил к ним Пророка из них самих, который читает им Его аяты, очищает их и обучает их Писанию и мудрости, хотя прежде они находились в очевидном заблуждении.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

165. Когда несчастье постигло вас после того, как вы причинили им вдвое большее несчастье, вы сказали: «Откуда все это?» Скажи: «От вас самих». Воистину, Аллах способен на всякую вещь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

166. То, что постигло вас в тот день, когда встретились две армии при Ухуде, произошло с дозволения Аллаха для того, чтобы Он узнал верующих

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

167. и узнал лицемеров. Им было сказано: «Придите и сразитесь на пути Аллаха или хотя бы защитите самих себя». Они сказали: «Если бы мы знали, что сражение состоится, то мы непременно последовали бы за вами». В тот день они были ближе к неверию, чем к вере. Они произносят своими устами то, чего нет в их сердцах, но Аллаху лучше знать о том, что они утаивают.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

168. Они являются теми, которые сказали своим братьям в то время, как сами отсиживались дома: «Если бы они послушались нас, то не были бы убиты». Скажи: «Отвратите смерть от себя, если вы говорите правду».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

169. Никоим образом не считай мертвыми тех, которые были убиты на пути Аллаха. Нет, они живы и получают удел у своего Господа,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

170. радуясь тому, что Аллах даровал им по Своей милости, и ликуя от того, что их последователи, которые еще не присоединились к ним, не познают страха и не будут опечалены.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

171. Они радуются милости Аллаха и щедрости и тому, что Аллах не теряет награды верующих,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

172. которые ответили Аллаху и Посланнику после того, как им нанесли ранение. Тем из них, которые вершили добро и были богобоязненны, уготована великая награда.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

173. Люди сказали им: «Народ собрался против вас. Побойтесь же их». Однако это лишь приумножило их веру, и они сказали: «Нам достаточно Аллаха, и как прекрасен этот Попечитель и Хранитель!»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

174. Они вернулись с милостью от Аллаха и щедротами. Зло не коснулось их, и они последовали за довольством Аллаха. Воистину, Аллах обладает великой милостью.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

175. Это всего лишь сатана пугает вас своими помощниками. Не бойтесь их, а бойтесь Меня, если вы являетесь верующими.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

176. Пусть не печалят тебя те, которые спешат к неверию. Они ничем не навредят Аллаху. Аллах желает лишить их доли в Последней жизни, и им уготованы великие мучения.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

177. Те, которые купили неверие за веру, не причинят никакого вреда Аллаху, и им уготованы мучительные страдания.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

178. Пусть неверующие не думают, что предоставленная Нами отсрочка является благом для них. Мы предоставляем им отсрочку для того, чтобы они приумножили свои грехи. Им уготованы унизительные мучения.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

179. Аллах не оставит верующих в том положении, в котором вы находитесь, пока не отличит скверного от благого. Аллах не откроет вам сокровенное знание, однако Аллах избирает среди Своих посланников того, кого пожелает. Уверуйте же в Аллаха и Его посланников, ведь если вы уверуете и будете богобоязненны, то получите великую награду.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

180. Пусть не думают те, которые скупятся расходовать то, что Аллах даровал им по Своей милости, что поступать таким образом лучше для них. Напротив, это хуже для них. В День воскресения их шеи будут обернуты тем, что они жалели. Аллаху принадлежит наследие небес и земли, и Аллах ведает о том, что вы совершаете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

181. Аллах услышал слова тех, которые сказали: «Аллах беден, а мы богаты». Мы запишем то, что они сказали, и то, как несправедливо они убивали пророков, и скажем: «Вкусите мучения от обжигающего Огня.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

182. Это — за то, что приготовили ваши руки, ведь Аллах не поступает несправедливо с рабами».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

183. Они сказали: «Аллах взял с нас обещание не верить ни одному посланнику, пока он не явится к нам с жертвой, которую будет пожирать огонь». Скажи: «До меня к вам приходили посланники с ясными знамениями и с тем, о чем вы говорите. Почему же вы убили их, если вы говорите правду?»

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

184. Если они сочтут тебя лжецом, то ведь лжецами считали многих посланников до тебя, которые принесли ясные знамения, книги и озаряющее Писание.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

185. Каждая душа вкусит смерть, но только в День воскресения вы получите вашу плату сполна. Кто будет удален от Огня и введен в Рай, тот обретет успех, а земная жизнь — всего лишь наслаждение обольщением.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

186. Вы непременно будете испытаны своим имуществом и самими собой, и вы непременно услышите от тех, кому было даровано Писание до вас, и от многобожников много неприятных слов. Но если вы будете терпеливы и богобоязненны, то ведь в этих делах надлежит проявлять решимость.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

187. Вот Аллах взял завет с тех, кому было даровано Писание: «Вы обязательно будете разъяснять его людям и не будете скрывать его». Но они бросили его за спины и продали его за ничтожную цену. Как же скверно то, что они приобретают!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

188. Не думай же, что те, которые радуются своим поступкам и любят, чтобы их хвалили за то, чего они не совершали, спасутся от мучений. Им уготованы мучительные страдания.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

189. Аллаху принадлежит власть над небесами и землей, и Аллах способен на всякую вещь.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

190. Воистину, в сотворении небес и земли, а также в смене ночи и дня заключены знамения для обладающих разумом,

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

191. которые поминают Аллаха стоя, сидя и на боку и размышляют о сотворении небес и земли: «Господь наш! Ты не сотворил это понапрасну. Пречист Ты! Защити же нас от мучений в Огне.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

192. Господь наш! Тот, кого Ты ввергнешь в Огонь, будет опозорен, и не будет у беззаконников помощников.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

193. Господь наш! Мы услышали глашатая (Мухаммада), который призывал к вере: «Уверуйте в вашего Господа», — и мы уверовали. Господь наш! Прости нам наши грехи, отпусти нам наши прегрешения и упокой нас вместе с благочестивыми.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

194. Господь наш! Даруй нам то, что Ты обещал нам через Своих посланников, и не позорь нас в День воскресения, ведь Ты не нарушаешь обещаний».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

195. Господь их ответил им: «Я не погублю деяния, совершенные любым из вас, будь то мужчина или женщина. Одни из вас произошли от других. А тем, которые переселились или были изгнаны из своих жилищ, были подвергнуты мучениям на Моем пути, сражались и были убиты, Я непременно прощу их злодеяния и введу их в Райские сады, в которых текут реки. Такой будет награда от Аллаха, а ведь у Аллаха — наилучшая награда».

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

196. Пусть не обольщает тебя свобода действий на земле тех, кто не уверовал.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

197. Это — всего лишь недолгое (или небольшое) удовольствие, а затем их пристанищем будет Геенна. Как же скверно это ложе!

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

198. Но для тех, которые боятся своего Господа, уготованы Райские сады, в которых текут реки. Они пребудут там вечно. Таково угощение от Аллаха, и то, что у Аллаха, будет лучше для благочестивых.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

199. Воистину, среди людей Писания есть такие, которые веруют в Аллаха и в то, что было ниспослано вам и что было ниспослано им, будучи смиренными перед Аллахом и не продавая знамения Аллаха за ничтожную цену. Их награда ожидает их у их Господа. Воистину, Аллах скор в расчете.

«Вы ее приговорили к еще большим страданиям»: не будьте лицемерами

200. О те, которые уверовали! Будьте терпеливы, запасайтесь терпением, несите службу на заставах и бойтесь Аллаха, — быть может, вы преуспеете.

Нет комментариев

    Оставить комментарий